NERV

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » NERV » Произведения Анатолия Логинова » Jeronimo! (Клич американских парашютистов)


Jeronimo! (Клич американских парашютистов)

Сообщений 91 страница 100 из 147

91

A.F. - и зачем это? ГГ все равно про это не знает, а что ТОГДА выпускалось, я уже написал.

0

92

Еще восточнее, в Москве, уже начался рабочий день. Сидящие в кабинетах здания, построенного для общества страхования людей, сотрудники из иной организации, страхующей государство, трудились, не покладая рук. В кабинете, расположенном на одном из этажей «самого высокого в мире здания», из окон которого, поговаривали, легко можно увидеть Магадан, разговаривали двое. Первый, щеголяя истинно офицерской выправкой, стоял у стола, на котором лежало две толстые папки. Второй, вертя в руке пенсне, расположился полубоком к нему у окна, в котором словно пытался увидеть что-то кроме серого, затянутого свинцовыми тучами неба.
- Уверен? – переспросил стоящий у окна. – Мне сегодня докладывать… - он многозначительно промолчал.
- Абсолютно уверенным во всем может быть только господь бог, - позволил себе шутку первый собеседник. – А его, как известно науке, не существуют. Но все эксперты в один голос говорят, что оба письма написаны одним и тем же человеком. При этом большинство фактов, приведенных в первом письме, подтвердились. Проверка имеющихся в этом – продолжается. Время… Поэтому, Лаврентий Павлович, я могу гарантировать, что изложенное в послании является достоверным, пусть даже и с точки зрения тех людей или того человека, который составлял этот текст.
- Он или они могут считать, что правы, - надев пенсне, стоящий у окна развернулся к собеседнику и шагнул к столу. – Хорошо. Оставь документы у меня, получишь после доклада у Миши. Иди, работай…, - проводив подчиненного, хозяин кабинета прошелся вдоль стола, задумчиво поглядывая, словно в нерешительности, на лежащие на нем документы…
Тем временем в городке наступила относительная тишина. Немцам казалось, что город стал основым объектом атаки огромной армии парашютистов, а местным жителям - что они побывали в самой гуще сражения. В действительности около тридцати американцев опустились на город и еще полсотни привел Том. Но этого оказалось достаточно, чтобы вызвать панику среди солдат гарнизона, насчитывавшего больше двух сотен человек и три броневика. Решив, что город удержать невозможно, немцы отступили на восток, стремясь соединится с основными силами.
Томпсон провел мучительные полчаса, ежеминутно ожидая новой атаки или какой-нибудь иной каверзы от неприятеля. Затем все-таки решился отправить на разведку Ковбоя с его бесшабашной тройкой.  Две пары десантников осторожно прошли по улицам, старясь держаться в тени домов и вернулись. С докладом, что в городе тихо и боеспособных немцев не наблюдается. В это же время в Ле-Мане, в штабе седьмой армии, получили донесение от командира корпуса генерала Маркса: «Связь с Сен-Мер-Эглиз потеряна...» Было четыре тридцать утра.
Том приказал снять оборону в захваченных домах и выдвигаться к восточной окраине городка и занять там оборону. Собирались как раз у собора. Том заметил, что метрах в двадцати от того места, где он стоял, на дереве болтался мертвый парашютист вниз головой с открытыми глазами. Он уже хотел приказать снять убитого, когда со стороны собора раздались крики, заставив всех насторожиться и приготовиться к стрельбе. Но тут же, разглядев, что это Дикси с напарником, все успокоились. Южанин с другом притащили раненого парашютиста.
- Господин лейтенант, сэр! Разрешите доложить, - осклабился рядовой. – Парень висел на стропах прямо под крышей церкви, сэр.
- Жив? – удивился Томпсон.
- Так точно, сэр. Ступню повредил, а в остальном – целехонек, сэр.
«Вот что значит – вовремя проведенная воспитательная работа, - мысленно усмехнулся Том, - субординацию вспомнил», - впрочем, мысль была явно несвоевременной, и он переключился на раненого: - Кто такой?
- Рядовой Джон Стил, сэр. При приземлении парашют обернулся вокруг звонницы сэр. Кошмар. Я висел, как мишень, слышал вопли и крики. Видел немцев и американцев, стреляющих друг в друга на площади и прилегающих улицах. С ужасом заметил, как выпущенные из пулемета трассирующие пули пролетают рядом. Попытался обрезать ремни, но нож выскользнул из руки и упал на площадь. Пришлось притвориться мертвым, сэр.
Рядовой, отходя от шока, готов был рассказывать о своих переживаниях снова и снова, но тратить драгоценное время на выслушивание рассказа лейтенант не хотел.
- Все хорошо, Стил, - попытался успокоить он бормочущего раненого. Подумал и решил оставить здесь всех раненых, которых оказалось пятеро, с одним ручным пулеметом.
- Займите тот же дом, где мы сидели, - приказал он, - и дожидайтесь наших. По мере возможности приберите оружие джерри и их раненых.  Мы будем оборонять город с востока, у дороги. Если что – придем на помощь.
Взвод, уже привычно построившись цепочками, с охранением, которое должно было пойти по боковым улочкам, двинулся к окраине. Убитый, о котором Томпсон почти забыл, так и остался висеть на дереве. Правда, как успел он заметить, кто-то уже расстегнул подсумки и забрал патроны. Местные жители из-за ставень закрытых окон наблюдали, как по пустынным улицам города осторожно передвигаются цепочки парашютистов. Церковный колокол уже молчал, а на колокольне по-прежнему  болтался парашют. Мерцающие огни углей, образовавшихся в развалинах полусгоревшей ратуши, подсвечивали красноватым светом деревья на площади. Тишину, царившую в городе, нарушал только мерный топот парашютных ботинок по мостовым.
. Спустя полчаса в город вошел сводный отряд из состава их родного пятьсот пятого полка. Подполковник Эдвард Краузе ожидал встретить серьезное сопротивление, но, кроме раненых и убитых в бою с взводом Томпсона, в городе не осталось солдат немецкого гарнизона. Парашютисты Краузе использовали создавшуюся ситуацию: заняли важнейшие здания, установили на дорогах блок-посты и пулеметные точки, перерезали телефонную и телеграфную связь.
Присланный подполковником посыльный застал лейтенант за организацией обороны. Вместе со всеми он орудовал саперной лопаткой, прикрикивая на непонятливых: «Лучше пролить литр пота, чем литр крови!». Тем временем десантники Краузе маленькими группами, передвигаясь, как тени, от двери к двери, прочесывали улицы и переулки городка. А сам Краузе вынул из кармана американский флаг. Флаг был изрядно потрепан - это полотнище полк водрузил над Неаполем. Подполковник обещал своим десантникам, что к утру дня «D» флаг будет поднят над Сен-Мер-Эглиз. Он подошел к зданию мэрии и лично прикрепил его к чудом уцелевшему флагштоку. Торжественной церемонии не было. На площади погибших парашютистов бой был уже закончен. Звездно-полосатый символ висел в первом французском городе, который освободили американцы. Ближе к полудню в город добрались капеллан и хирург. В школе мадам Анжелы Левро, неподалеку от зданий, в которых воевал взвод Тома, развернули госпиталь. И прибывшие занялись своим военным делом, в котором форма и звания не имели значения: они были с ранеными и умирающими немцами и американцами.

+5

93

Логинов написал(а):

Второй, вертя в руке пенсне, расположился полубоком

Слово предлагаю заменить на синоним, ибо оно грубоватое и в тексте выглядит инородно. Насчёт слова"полубоком" - можно и так оставить, но я чаще встречал выражение "в пол-оборота"

Логинов написал(а):

Том приказал снять оборону в захваченных домах и выдвигаться к восточной окраине городка и занять там оборону.

Повтор

Логинов написал(а):

. Спустя полчаса в город вошел сводный отряд

Точка в начале предложения лишняя

+1

94

Тем временем в городке Сен-Мер-Эглиз наступила относительная тишина. Немцам казалось, что город стал основым объектом атаки огромной армии парашютистов, а местным жителям - что они побывали в самой гуще сражения. В действительности около тридцати американцев опустились на город и еще полсотни привел Том. Но этого оказалось достаточно, чтобы вызвать панику среди солдат гарнизона, насчитывавшего больше двух сотен человек и три броневика. Решив, что город удержать невозможно, немцы отступили на восток, стремясь соединится с основными силами.
Томпсон провел мучительные полчаса, ежеминутно ожидая новой атаки или какой-нибудь иной каверзы от неприятеля. Затем все-таки решился отправить на разведку Ковбоя с его бесшабашной тройкой.  Две пары десантников осторожно прошли по улицам, старясь держаться в тени домов и вернулись. С докладом, что в городе тихо и боеспособных немцев не наблюдается. В это же время в Ле-Мане, в штабе седьмой армии, получили донесение от командира корпуса генерала Маркса: «Связь с Сен-Мер-Эглиз потеряна...» Было четыре тридцать утра.
Том приказал снять оборону в захваченных домах и выдвигаться к восточной окраине городка и окопаться там. Собирались как раз у собора. Том заметил, что метрах в двадцати от того места, где он стоял, на дереве болтался мертвый парашютист вниз головой с открытыми глазами. Он уже хотел приказать снять убитого, когда со стороны собора раздались крики, заставив всех насторожиться и приготовиться к стрельбе. Но тут же, разглядев, что это Дикси с напарником, все успокоились. Южанин с другом притащили раненого парашютиста.
- Господин лейтенант, сэр! Разрешите доложить, - осклабился рядовой. – Парень висел на стропах прямо под крышей церкви, сэр.
- Жив? – удивился Томпсон.
- Так точно, сэр. Ступню повредил, а в остальном – целехонек, сэр.
«Вот что значит – вовремя проведенная воспитательная работа, - мысленно усмехнулся Том, - субординацию вспомнил», - впрочем, мысль была явно несвоевременной, и он переключился на раненого: - Кто такой?
- Рядовой Джон Стил, сэр. При приземлении парашют обернулся вокруг звонницы сэр. Кошмар. Я висел, как мишень, слышал вопли и крики. Видел немцев и американцев, стреляющих друг в друга на площади и прилегающих улицах. С ужасом заметил, как выпущенные из пулемета трассирующие пули пролетают рядом. Попытался обрезать ремни, но нож выскользнул из руки и упал на площадь. Пришлось притвориться мертвым, сэр.
Рядовой, отходя от шока, готов был рассказывать о своих переживаниях снова и снова, но тратить драгоценное время на выслушивание рассказа лейтенант не хотел.
- Все хорошо, Стил, - попытался успокоить он бормочущего раненого. Подумал и решил оставить здесь всех раненых, которых оказалось пятеро, с одним ручным пулеметом.
- Займите тот же дом, где мы сидели, - приказал он, - и дожидайтесь наших. По мере возможности приберите оружие джерри и их раненых.  Мы будем оборонять город с востока, у дороги. Если что – придем на помощь.
Взвод, уже привычно построившись цепочками, с охранением, которое должно было пойти по боковым улочкам, двинулся к окраине. Убитый, о котором Томпсон почти забыл, так и остался висеть на дереве. Правда, как успел он заметить, кто-то уже расстегнул подсумки и забрал патроны. Местные жители из-за ставень закрытых окон наблюдали, как по пустынным улицам города осторожно передвигаются цепочки парашютистов. Церковный колокол уже молчал, а на колокольне по-прежнему  болтался парашют. Мерцающие огни углей, образовавшихся в развалинах полусгоревшей ратуши, подсвечивали красноватым светом деревья на площади. Тишину, царившую в Сен-Мер-Эглиз, нарушал только мерный топот парашютных ботинок по мостовым.
Спустя полчаса в городок вошел сводный отряд из состава их родного пятьсот пятого полка. Подполковник Эдвард Краузе ожидал встретить серьезное сопротивление, но, кроме раненых и убитых в бою с взводом Томпсона, в городе не осталось солдат немецкого гарнизона. Парашютисты Краузе использовали создавшуюся ситуацию: заняли важнейшие здания, установили на дорогах блок-посты и пулеметные точки, перерезали телефонную и телеграфную связь.
Присланный подполковником посыльный застал лейтенанта за организацией обороны. Вместе со всеми он орудовал саперной лопаткой, прикрикивая на непонятливых: «Лучше пролить литр пота, чем литр крови!».
Тем временем десантники Краузе маленькими группами, передвигаясь, как тени, от двери к двери, прочесывали улицы и переулки городка. А сам Краузе вынул из кармана американский флаг. Флаг был изрядно потрепан - это полотнище полк водрузил над Неаполем. Подполковник обещал своим десантникам, что к утру дня «D» флаг будет поднят над Сен-Мер-Эглиз. Он подошел к зданию мэрии и лично прикрепил его к чудом уцелевшему флагштоку. Торжественной церемонии не было. На площади погибших парашютистов бой был уже закончен. Звездно-полосатый символ висел в первом французском городе, который освободили американцы. Ближе к полудню в город добрались капеллан и хирург. В школе мадам Анжелы Левро, неподалеку от зданий, в которых воевал взвод Тома, развернули госпиталь. И прибывшие занялись своим военным делом, в котором форма и звания не имели значения: они были с ранеными и умирающими немцами и американцами.
- Ну, и где здесь война, лейтенант? – спросил у прибывшего с докладом Тома Эдвард.
- Вам придется выдвинуться из города на пару миль восточнее, господин подполковник, - усмехнулся Том. – Здесь мы успели почистить до вашего прибытия. Сэр.
- Вижу, - улыбнулся в ответ Краузе. – Жадные вы ребята, ничего на нашу долю не оставили.
- Так уж получилось, - развел руками Томпсон.
- Здорово получилось, лейтенант, - похвалил подполковник. – Теперь наша задача удержать город. Перейдем к делу. Где вы заняли оборону?... - и он достал из «грузового» кармана униформы сложенную карту и расстелил прямо на крыльце дома, у которого происходила встреча. Том кратко описал местоположение и укрепления, сооруженные взводом. Отметив на карте его позиции, подполковник некоторое время что-то обдумывал, потом окрикнул офицера, исполняющего обязанности начштаба.
- Джигс, выдели лейтенанту еще один взвод с парой базук, - после чего неожиданно спросил Тома, - Найдешь специалиста по стрельбе из немецкой противотанковой пушки?
- Это какой, сэр? «Дверной колотушки», - уточнил Томпсон. Краузе кивнул. – Есть такой, сэр. Сержант Ковбой… то есть, виноват, сэр, сержант Джон Уэйн. Стрелял из такой во время высадки на Сицилии, сэр. Уверен, что подбил два броневика, сэр.
- Уверен? Тогда забирай себе и эту пушку, - заметил подполковник. – К ней две дюжины снарядов и еще какая-то странная дурра, вроде ракеты. И тягач. Вести сможешь? – Дождавшись утвердительного кивка, Эдвард приказал - Джигс, выдели посыльного, пусть проводит лейтенанта к трофейной пушке.
Пушка оказалась совсем маленькой, словно игрушечной и абсолютно не походила на те немецкие тридцатисемимиллиметровки, которые Том видел раньше.

+6

95

Логинов написал(а):

странная дурра, вроде ракеты. И тягач. Вести сможешь? – Дождавшись утвердительного кивка, Эдвард приказал - Джигс, выдели посыльного,

Дура.
Пропущена запятая после "приказал", ибо после идёт прямая речь

+1

96

Логинов написал(а):

Пушка оказалась совсем маленькой, словно игрушечной и абсолютно не походила на те немецкие тридцатисемимиллиметровки, которые Том видел раньше.


Это что же? Антикварный "Эрликон Антитанк" или "Панцербюше 41", который 2,8 см PzB 41?

0

97

A.F. написал(а):

Это что же? Антикварный "Эрликон Антитанк" или "Панцербюше 41"

Проще надо смотреть на мир. Это же Франция и полно французских 25 мм ПТО.

0

98

- Ну, и где здесь война, лейтенант? – спросил у прибывшего с докладом Тома Эдвард.
- Вам придется выдвинуться из города на пару миль восточнее, господин подполковник, - усмехнулся Том. – Здесь мы успели почистить до вашего прибытия. Сэр.
- Вижу, - улыбнулся в ответ Краузе. – Жадные вы ребята, ничего на нашу долю не оставили.
- Так уж получилось, - развел руками Томпсон.
- Здорово получилось, лейтенант, - похвалил подполковник. – Теперь наша задача удержать город. Перейдем к делу. Где вы заняли оборону?... - и он достал из «грузового» кармана униформы сложенную карту и расстелил прямо на крыльце дома, у которого происходила встреча. Том кратко описал местоположение и укрепления, сооруженные взводом. Отметив на карте его позиции, подполковник некоторое время что-то обдумывал, потом окрикнул офицера, исполняющего обязанности начштаба.
- Джигс, выдели лейтенанту еще один взвод с парой базук, - после чего неожиданно спросил Тома, - Найдешь специалиста по стрельбе из немецкой противотанковой пушки?
- Это какой, сэр? «Дверной колотушки»? - Уточнил Томпсон. Краузе кивнул. – Есть такой, сэр. Сержант Ковбой… то есть, виноват, сэр, сержант Джон Уэйн. Стрелял из такой во время высадки на Сицилии, сэр. Уверен, что подбил два броневика, сэр.
- Уверен? Тогда забирай себе и эту пушку, - заметил подполковник. – К ней две дюжины снарядов и еще какая-то странная дура, вроде ракеты. И тягач. Вести сможешь? – Дождавшись утвердительного кивка, Эдвард приказал - Джигс, выдели посыльного, пусть проводит лейтенанта к трофейной пушке.
Пушка оказалась совсем маленькой, словно игрушечной и абсолютно не походила на те немецкие тридцатисемимиллиметровки, которые Том видел раньше. А неведомая штуковина, которая лежала в кузове тягача, оказалась, если Том не ошибся, обычной надкалиберной гранатой к той самой немецкой ПАК-три-семь. А вот боеприпасы были, судя по маркировке на укупорках, как раз французскими, калибром двадцать пять миллиметров и явно подходили к найденной пушке. Загадка, ломать голову над которой ему совершенно не хотелось. На войне бывает и не такое. Поэтому, подцепив с помощью посыльного и пары проходивших мимо солдат пушку к тягачу, Томпсон попытался завести машину. Не удалось. Пришлось потратить с четверть часа на поиски неисправности. Оказалось, просто засорился карбюратор. Прочистив его кусочком мягкой проволоки, Том завел тягач и не спеша двинулся по узким улочкам на запад. Чуть позднее он догнал взвод, направленный в его подчинение. Остановился, познакомился с взводным сержантом, Чаком Барнхаузом, заодно исполнявшим обязанности командира взвода. Загрузил в кузов мешки и базуки, подсадил взводного в кабину и поехал дальше.
Когда он подъехал к позициям, занятым его подчиненными, солнце уже поднялось высоко. Выяснив у Ковбоя, что в его отсутствие в округе было тихо, Том отдал «француженку» в его заботливые руки. Потом на местности показал Чаку, где разместить его взвод. Покончив с неотложными делами, он наконец решил поужинать и пообедать одновременно. Достав из мешка «рацион К», Том открыл банку консервов, в которой оказались бобы с телятиной. И начал быстро ее опустошать, заедая крекерами с сыром. И тут откуда-то издалека раздался звук работающего мотора, причем, кажется не одного. Странный, не похожий на обычные звуки автомобильных или рев танковых моторов. Том бросил недоеденную банку и острожно высунулся из окопа. На поле было пусто, однако шум все нарастал.
Сначала на опушке леса появился танк. Медленно, громыхая, двигался он через поле по направлению к городку. За ним показались еще два. Это были не «Пантеры» и не «Тигры», а какая-то старая, французского производства рухлядь. Они изредка постреливали из пулеметов, продолжая неотвратимо двигаться вперед. Окопы молчали, ожидая команды Томпсона, однако со стороны позиций второго взвода началась беспорядочная ружейно-пулеметная стрельба. К несказанному удивлению и облегчению десантников, передовой танк неожиданно остановился. Том крикнул, приказывая передать Ковбою. – Открыть огонь. Послание еще шло от одного парашютиста к другому, когда звонко щелкнул пушечный выстрел. Танк дернулся вперед и застыл. Из его башни поднимался дымок. Парашютисты весело острили, «как ребята на футболе, когда их команда выигрывает», - отстраненно подумал Том. Два других танка развернулись в обратную сторону и заковылял в лес, продолжая поливать окраину города из пулеметов. Однако радость оборонявшихся американцев при виде бегства танков оказалась преждевременной. Буквально через пару минут противник обрушил на них довольно точный минометный огонь, в первую очередь на позиции второго взвода.
Взводу Томпсона, сидящему в окопах, обстрел был не слишком страшен, а вот со стороны, где укрылись десантники Чака раздались многочисленные крики от боли и призывы о помощи.
«Говорил же сержу,- сердито подумал Том,- про необоснованные надежды на то, что защитят изгороди и стены деревянных сарайчиков. Они так и не поняли необходимости немедленно окапываться, черт побери!» Впрочем, ему быстро стало не до размышлений. Под прикрытием минометного огня из леса выскочило не меньше полусотни пехотинцев и оба уцелевших танка. На этот раз со стороны второго взвода раздались только редкие винтовочные выстрелы и немцы, приободрившись, с напором побежали вперед.
- Огня не открывать, пока первые не добегут до подбитого танка, - передал по цепочке лейтенант. Немцы бежали, изредка постреливая на бегу и явно не ожидая сильного сопротивления. Минометы смолкли и лишь пулеметы танков продолжали тянуть свою песню, когда Том крикнул. – Огонь! – одновременно выжимая спусковой крючок своего карабина. В несколько секунд он парой очередей опустошил магазин, стараясь при этом наблюдать за происходящим на поле. Немцы, потеряв от неожиданно плотного огня до половины атакующих, сейчас медленно, огрызаясь ответными выстрелами отползали к лесу. Один танк застыл прямо напротив окопа Томпсона, второй, башня которого дымила не хуже, чем у первого подбитого в бою, ковылял  опушке. Минометы джерри молчали несколько мгновений, затем начали редкий обстрел.
Под прикрытием минометного огня уцелевшие немцы ускользнули в лес. И наступила неожиданная тишина. Даже минометы, словно испугавшись произошедшего, замолчали.
- Вот сволочи, поесть не дали, - огорчился Том, обнаружив, что весь бой топтался по разбросанному в окопе пайку.

+4

99

Логинов написал(а):

Проще надо смотреть на мир. Это же Франция и полно французских 25 мм ПТО.


Какая гадость (с)   http://read.amahrov.ru/smile/smile.gif

Это оно?

http://www.williammaloney.com/aviation/AAFTankMuseum/AntiTankGuns/OtherAntiTankGuns/images/04AntiTankGun.jpg

Отредактировано A.F. (21-03-2016 04:08:35)

0

100

A.F. написал(а):

Это оно?

Угу. Причем у нее только болванки, осколочных нет...

0


Вы здесь » NERV » Произведения Анатолия Логинова » Jeronimo! (Клич американских парашютистов)