NERV

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » NERV » Произведения Анатолия Логинова » Jeronimo! (Клич американских парашютистов)


Jeronimo! (Клич американских парашютистов)

Сообщений 151 страница 159 из 159

151

phantom - призрак, ghost - привидение, дух, spirit - дух, душа, привидение genie - дух, джинн

Отредактировано Логинов (26-10-2017 05:03:05)

0

152

Шпион, вернувшийся с отдыха

Шпионы там, шпионы здесь,
Без них ни встать, без них ни сесть,
Вздохнёт француз
- известно кардиналу.
Вот в птицу метишься - шпион,
С девицей встретишься – шпион…
Ю. Ряшенцев

Чем нравились Тому-Толику современные аэропорты, это простотой попадания на рейс. Никаких тебе досмотров и проверок, приехал, купил заранее забронированный билет и садись на самолет. При несмотря на то Мэдиссон и был столицей штата, его аэропорт по пафосности уступал даже какому-нибудь провинциальному российскому начала двадцать первого века. Зато загрузка его была, пожалуй, не ниже, чем в любом из знаменитых московских аэровокзалов. Сотни людей заполняли все пространство небольшого аэропорта, теснились у стоек с надписями авиакомпаний и двигались в разных направлениях. Покачав головой и подумав, что долгое сидение в глуши не пошло ему на пользу, Том решительно вклинился в это броуновское движение. Чтобы добраться до стойки, несущей надпись «Браниф», ему понадобилось, пожалуй, не меньше времени, чем на дорогу от остановки до здания аэровокзала.
Симпатичная девица с явной примесью индейской крови, сидевшая за стойкой, быстро оформила билет и предупредила, что посадка на рейс до Балтимора почти закончена и «мистеру Томпсону необходимо сразу пройти к выходу А». При этом она, привстав, любезно показала Тому, куда ему именно идти. Заставив того мысленно усмехнуться, так как ему вспомнился один трудно переводимый анекдот из запасов Толика. Но времени до вылета оставалось действительно очень мало, поэтому, отбросив все ненужные воспоминания, он поспешил к выходу А.
Чуть позднее он уже сидел в кресле «Электры» и с неожиданно нахлынувшей ностальгией следил за вращающимися винтами. Перелет показался Тому совсем недолгим, а в аэропорту его уже ждала персональная машина с водителем-капралом. Чему, надо признаться, Томпсон удивился и к штаб квартире Агенства приехал в весьма, как говорил его бывший начальник, «амбивалентном» настроении.
Штаб-квартира National Security Agency (Агенство национальной безопасности) - шутники с легкой руки Тома (о чем, впрочем, мало кто знает) называли его No Such Agency (Агенство, которого нет) - находилась на бывшей армейской базе Форт-Мид, удачно расположенной на двести девяносто пятой дороге, между городом Балтимор и Вашингтоном. База имела собственную электростанцию, телевизионную и радиостанции, свою полицию, три библиотеки, детский сад для детей сотрудников, кучу кафетериев и баров. Все это укрывалось за тремя рядами колючей проволоки, охранявшейся тщательней, чем Форт-Нокс (где, как известно, хранится золотой запас США.) Заборы высотой в пару человеческих ростов из колючки оснащались датчиками, а средний забор еще время от времени, особенно ночью, держали под током.
В штаб-квартире агентства, куда и прибыл Том, работали несколько тысяч человек. На улицах этого своеобразного городка можно было встретить и полевого агента («призрака», на жаргоне АНБ) и аналитика («духа»), а иногда даже и резидента («привидение»). Ну и кроме штаб-квартиры с жилым городком, АНБ имело свой полигон, пару стрельбищ, дирижабельный ангар и вертолетную площадку. Авиация агентства включала с десяток вертолетов Пясецкого, Сикорского и даже несколько новейших «Чинуков» от «Боинг Вертол». А два дирижабля, перестроенных из снятых с вооружения морских ZPG-3W, предназначались для длительного патрулирования вдоль границ стран «коммунистического блока» и ведения радиотехнической и радиолокационной разведки.
Несколько часов в дороге пролетели незаметно и неразговорчивый капрал, за всю дорогу не произнесший и десятка слов, подъехал вплотную к чек-пойнту «Эс» (контрольно-пропускной пункт). Помог Тому вытащить чемоданчик и, четко отдав честь, попросил разрешения убыть. Машина, взревев мотором, умчалась, а Томпсон, вздохнув, поднялся по нескольким ступенькам к двери.
Открыв дверь, он оказался в небольшом коридоре, который просматривала висевшая под потолком на мощном подвесе громоздкая кинокамера. Коридор слегка изгибался вправо и за поворотом гостя уже ждали охранники в форме охранной фирмы «Гостбастерс» (Ghostbusters – охотники на привидений. Автор очень любил смотреть эти мультики вместе с детьми).
- У вас дела в Форт-Миде, сэр? –  прогудел один из них, протягивая руку за документами, в то время как второй контролировал малейшее движение Томпсона.
- Меня пригласили написать для них лимерики,- спокойно пошутил Том, доставая и передавая поверяющему свое старое удостоверение личности. Он ожидал, что сейчас начнется длительная проверка, особенно с учетом того, что удостоверение не продлялось уже два года. Но случилось вообще неожиданное. Охранник только взглянув в удостоверение, вытянулся по стойке смирно и забасил.
- Вас ждут, сэр. Прошу, - отступил в сторону, открывая проход. Второй точь-точь в точь повторил, словно в зеркале, движения первого. Выходя на улицу, Том услышал, как обладатель баса пояснил напарнику тем что он принимал за шепот.
- Это ж сам Джеронимо!
- Точно?! – второй, похоже от удивления, ответил во весь голос.
- Да, мне говорил…
«Интересно, что это тут обо мне такое рассказывают? – удивился Том, не расслышав окончание разговора. Обернулся, но увидел лишь захлопнувшуюся дверь. – Чрезвычайно интересно… Надо будет Сэма расспросить подробней».
- Мистер Томпсон? – вопрос раздался из-за спины и Том еще раз мысленно отметил, что он явно потерял форму за время спокойной жизни, не услышав шагов.
- Да, это я, - повернувшись, он увидел юношу лет восемнадцати-двадцати, в обычном костюме клерка из небогатой конторы, только без галстука.
- Я Джон Салливан, сэр - представился собеседник, - провожу вас к мистеру Кошену. Пойдемте, сэр.
- Пошагали, согласился Том и стараясь попадать в ногу, чисто ради развлечения, пошел за своим «Вергилием». Вот только для посещения рая или семи кругов ада, ему было пока не ясно, даже несмотря на звонок самого босса.
Шли недолго – главный городок форта был построен очень компактно, несмотря на то, что здания были в основном одно – и двухэтажные. Впрочем, ни дял кого не было особым секретом, что в большинстве из них очень часто главное располагалось на каком-нибудь минус пятом этаже. По дороге, как ни внимательно всматривался Том в прохожих, никого из знакомых ему увидеть не удалось.
В здание, построенное в колониальном стиле, к которому они подошли, вел всего один вход, похожий, на взгляд Томпсона на вход в провинциальный банк. Да и внутри все напоминало какое-то провинциальное учреждение, муниципалитет или что-то в этом роде, не перестраивавшийся с начала девятнадцатого века. Вот только отсутствие привычных табличек на дверях и пол, покрытый неплохим паркетом, несколько нарушали складывающийся образ.
Провожатый провел его на второй этаж, не постучавшись, открыл дверь.
- Прошу, сэр.
Оказалось, это приемная. Не слишком большая, но вполне пристойная, в которой разместились пара небольших столов, за одним из которых сидела секретарша и что-то вроде дивана.
- Мисс Манницент, - сказал, одновременно представляя секретаршу, провожатый, - это мистер Томпсон к мистеру Кошену.
- Проходите, сэр, - оторвавшись от пишущей машинки, на которой она что-то печатала со скоростью телетайпа, мисс показала в направлении второй двери, - вас ждут, сэр.
Томпсон вошел один, провожатый остался в предбаннике. Кабинет был обставлен строго и дорого – дерево, мебель в стиле восемнадцатого века и стулья – чиппендейл, часы из красного дерева на стене. Стол, буквой Т, для совещаний, книжный шкаф, с полок которого выглядывали строгие корешки с надписями золоченными буквами.
Хозяин кабинета, сидевший за столом, встал и даже сделал пару шагов навстречу Тому.
- Ну, вот и Том, - констатировал он, крепко пожимая руку. – Что будешь? Кофе, колу или что-нибудь покурепче?
- Здравствуй, Сэм, - официальным ответил Том. – И зачем я тебе понадобился, босс? А пить – виски с содовой, на два пальца. Ты же  меня поддержишь?
- Обижаешь, - улыбнулся Сэмуэль Кошен, и тут же нажал на кнопку звонка. После чего в кабинет буквально просочилась мисс Манницент, с подносиком, на котором стояло два стакана с  виски и сифон с содовой. Кошен жестом предложил Томпсону разбавить напиток, потом добавил содовой себе.
- Для чего ты мне нужен? А сам не догадываешься? – по-еврейски, вопрос на вопрос спросил Сэм, сделав первый глоток и дождавшись, пока отопьет Томпсон.
- Нет, - усмехнулся Том, - что из-за Вьетнама, это ясно. Но почему и зачем я? И вообще – в данном случае нужнее будет авиакрыло «Баффов» (B.U.F.F. – большой уродливый летающий член – прозвище самолета Б-52).
- Понимаешь, Том, не может же Эл-Би-Джей (прозвище президента Джонсона по первым буквам имен и фамилии), как «кандидат мира», приказать бомбить Северный Вьетнам. Проще сразу отдать власть «Бешеному Барри» (Барри Голдуотер, кандидат в президенты, ярый антикоммунист). Народ не одобрит «второй Кореи», да и «свинский провал» (высадка десанта контрреволюционеров в Заливе Свиней на Кубе) Айка все еще хорошо помнят, и не только у нас…
- Эйзенхауэра спасла смена администрации. А что спасет Президента? Барри не упустит момента..., - Том отставил в сторону стакан.
- Уже упустил. В то время, пока ты сюда добирался, Эл-Би-Джей получил в Конгрессе добро на любые действия. И сейчас выступает на пресс-конференции, обещая, что обязательно примет все меры, чтобы наказать коммунистический Вьетнам и не допустить войны.
- И рыбку съесть и на елку залезть. А у него получится?
- Не знаю, как ему, а нам придется делать и то, и то. Иначе сам понимаешь…
- Да, иначе нас не просто разгонят, а скорее всего, арестуют и осудят как «агентов комми». Если Бешеный придет к власти, то его сторонники скоро начнут арестовывать сами себя за антиамериканское поведение. Как сталинисты в России. Но все равно не пойму, причем тут я?
- А мне, и большому боссу, - Сэм показал стаканом куда-то вверх, - нужен свежий взгляд на ситуацию. И я назвал ему именно тебя.
- Хочешь сказать, эта «палубная обезьяна» (прозвище моряков в США) что-то соображает в оценке ситуации, - удивился Том и сделал сразу пару глотков.
- Ну, наш «Старый Билли» не совсем разведчик, скорее менеджер. Но понять, в чем может скрываться яма с дерьмом он вполне способен. Напомню, что он все-таки заставил летать «Поларисы», которые вообще отказывались стартовать. И именно поэтому Эл-Би-Джей перебросил его на разведку, вместо республиканца Маккоуна.
(В текущей реальности с 61 по 65 год Директором Центральной Разведки, возглавлявшим все разведсообщество США, был республиканец Джон МакКоун, сменивший на этом посту Аллена Даллеса. А 65 году его сменил вице-адмирал Уильям Рейборн, до того заведовавший программой создания ракет «Поларис». В реалиях этого мира автор посчитал возможным что МакКоун возглавлял разведку в президенство Эйзенхауэра и ушел при президенте Джонсоне.)
- И что должен делать? – сдался, наконец Том.
- Возглавишь Специальную Группу АНБ в Южном Вьетнаме. Твоя задача, Томми, собрать как можно больше реальных сведений о том, что в этой чертовой недореспублике происходит. А то вояки кричат, что без наших войск там все рухнет уже к началу следующего года. А такое не допустит никто.
- Подожди-ка Сэм. Насколько я помню, в этих джунглях не получится использовать тяжелую технику. Или опять Эй-Бамб (A-Bomb – атомная бомба), как в Корее?
- Бомб там и так хватает, - раздраженно отмахнулся Кошен.- Вояки перебросили туда несколько эскадрилий Б-57 и прочего летающего железа. Но помогает это мало. И нашим парням из ГСП (групп стратегической поддержки) там тяжело приходится. Так что бросай тянуть время, получай допуск и готовь группу. Милли даст тебе все документы и объяснит где кабинет и твоя комната в гостинице.
- И сколько…? – Том отставил в сторону недопитый бокал и встал.
- Пять дней. Потом – в Сайгон, - Сэмюэль тоже встал и поставил бокал. Протянул руку на прощание… и тут Том вдруг спросил его.
- А что это за бурление вокруг меня? – и рассказал об услышанном на контрольно-пропускном пункте.
- А это, - ничуть не удивился Сэм. – Это у нас сейчас на КПП проходят стажировку курсанты из пополнения ГСП. А им как раз на днях рассказывали рассекреченные подробности твоего рейда в Корее. Совпадение и ничего больше, Том.
- Понял, - Том, хотя и не поверил в такие совпадения, но пока не мог вычислить истинную цель всего этого спектакля. Поэтому сделал вид, что полностью согласен с  объяснением босса.

+3

153

Оказалось, это приемная. Не слишком большая, но вполне пристойная, в которой разместились что-то вроде дивана и пара небольших столов, за одним из которых сидела секретарша.
- Мисс Манницент, - сказал, одновременно представляя секретаршу, провожатый, - это мистер Томпсон к мистеру Кошену.
- Проходите, сэр, - оторвавшись от пишущей машинки, на которой она что-то печатала со скоростью телетайпа, мисс показала в направлении второй двери, - вас ждут, сэр.
Томпсон вошел один, провожатый остался в предбаннике. Кабинет был обставлен строго и дорого – дерево, мебель в стиле восемнадцатого века и стулья – чиппендейл, часы из красного дерева на стене. Стол, буквой Т, для совещаний, книжный шкаф, с полок которого выглядывали строгие корешки с надписями золоченными буквами.
Хозяин кабинета, сидевший за столом, встал и даже сделал пару шагов навстречу Тому.
- Ну, вот и Том, - констатировал он, крепко пожимая руку. – Что будешь? Кофе, колу или что-нибудь покрепче?
- Здравствуй, Сэмуэль, - официальным ответил Том. – И зачем я тебе понадобился, босс? А пить – виски с содовой, на два пальца. Ты же  меня поддержишь?
- Обижаешь, - улыбнулся Сэмуэль Кошен, и тут же нажал на кнопку звонка. После чего в кабинет буквально просочилась мисс Манницент, с подносиком, на котором стояло два стакана с  виски и сифон с содовой. Кошен жестом предложил Томпсону разбавить напиток, потом добавил содовой себе.
- Для чего ты мне нужен? А сам не догадываешься? – по-еврейски, вопрос на вопрос спросил Сэм, сделав первый глоток и дождавшись, пока отопьет Томпсон.
- Нет, - усмехнулся Том, - что из-за Вьетнама, это ясно. Но почему и зачем я? И вообще – в данном случае нужнее будет авиакрыло «Баффов» .
- Понимаешь, Том, не может же Эл-Би-Джей (прозвище президента Джонсона по первым буквам имен и фамилии), как «кандидат мира», приказать бомбить Северный Вьетнам. Проще сразу отдать власть «Бешеному Барри» . Народ не одобрит «второй Кореи», да и «свинский провал» (высадка десанта контрреволюционеров в Заливе Свиней на Кубе) Айка все еще хорошо помнят, и не только у нас…
- Эйзенхауэра спасла смена администрации. А что спасет Президента? Барри не упустит момента..., - Том отставил в сторону стакан.
- Уже упустил. В то время, пока ты сюда добирался, Эл-Би-Джей получил в Конгрессе добро на любые действия. И сейчас выступает на пресс-конференции, обещая, что обязательно примет все меры, чтобы наказать коммунистический Вьетнам и не допустить войны.
- И рыбку съесть, и на елку залезть. А у него получится?
- Не знаю, как ему, а нам придется делать и то, и то. Иначе сам понимаешь…
- Да, иначе нас не просто разгонят, а скорее всего, арестуют и осудят как «агентов комми». Если Бешеный придет к власти, то его сторонники скоро начнут арестовывать сами себя за антиамериканское поведение. Как сталинисты в России. Но все равно не пойму, причем тут я?
- А мне, и большому боссу, - Сэм показал стаканом куда-то вверх, - нужен свежий взгляд на ситуацию. И я назвал ему именно тебя.
- Хочешь сказать, эта «палубная обезьяна» (прозвище моряков в США) что-то соображает в оценке ситуации? - удивился Том и сделал сразу пару глотков.
- Ну, наш «Старый Билли» не совсем разведчик, скорее менеджер. Но понять, в чем может скрываться яма с дерьмом, он вполне способен. Напомню, что он все-таки заставил летать «Поларисы», которые вообще отказывались стартовать. И именно поэтому Эл-Би-Джей перебросил его на разведку, вместо республиканца Маккоуна.
- И что я должен делать? – сдался, наконец Том.
- Возглавишь Специальную Группу АНБ в Южном Вьетнаме. Твоя задача, Томми, собрать как можно больше реальных сведений о том, что в этой чертовой недореспублике происходит. Причем с самого низа и самых достоверных. А то вояки кричат, что без наших войск там все рухнет уже к началу следующего года. Понятно, что такого не может допустить никто.
- Подожди-ка Сэм. Насколько я помню, в этих джунглях не получится использовать тяжелую технику. Или опять «Эй-Бамб », как в Корее?
- Бомб там и так хватает, без атомной, - раздраженно отмахнулся Кошен.- Вояки перебросили туда несколько эскадрилий Б-57 и прочего летающего железа. Но помогает это мало. И нашим парням из ГСП (групп стратегической поддержки) там тяжело приходится. Так что бросай тянуть время, получай допуск и готовь группу. Милли даст тебе все документы и объяснит, где кабинет и твоя комната в гостинице.
- И сколько…? – Том отставил в сторону недопитый бокал и встал.
- Пять дней. Потом – в Сайгон, - Сэмуэль тоже встал и поставил бокал. Протянул руку на прощание… и тут Том вдруг спросил его.
- А что это за бурление вокруг меня? – и рассказал об услышанном на контрольно-пропускном пункте.
- Ах, это, - ничуть не удивился Сэм. – Это у нас сейчас на КПП проходят стажировку курсанты из пополнения ГСП. А им как раз на днях рассказывали рассекреченные подробности твоего рейда в Корее. Совпадение и ничего больше, Том.
- Понял, - Том, хотя и не поверил в такие совпадения, но пока не мог вычислить истинную цель всего этого спектакля. Поэтому сделал вид, что полностью поверил в  объяснения босса.
Мисс Минницент оказалась весьма любезной, очевидно уже узнала откуда-то о давней совместной службе посетителя с ее боссом. Поэтому документы уже были все не только оформлены, но и отмечены, где необходимо. Том получил кучу бумаг, пропуск с красной полосой, позволяющий посещать любой сектор форта, за исключением сверхсекретных лабораторий, накладную на склад и книжечку-путеводитель. А в нагрузку ко всему этому – сопровождающего, того же самого Джона. С его помощью Том быстро получил все необходимое, включая несколько толстенных томов секретной документации, которую тут же спрятал в сейф в выделенном кабинете, два пистолета – штатный Кольт и привычный Браунинг «Хай пауэр», и кучу прочего армейского и шпионского барахла. И, распихав это все по номеру в гостиннице и кабинету, приступил к изучению документов о положении дел во Вьетнаме.

Салют, Кохинхина! (французское название дельты Меконга и прилегающих, самых южных областей Вьетнама)

Кто-то, кто-то на борту самолета
Взял и все бомболюки открыл
Кто-то, где-то, посередине лета
Взял и зеленые джунгли напалмом залил…
Доброе утро, Вьетнам!
Здесь все позволено нам!
К. Михайлов (Строри)

Боинг-707 аккуратно развернулся и затормозил. В ВИП-салон на самой грани слышимости донесся затухающий гул двигателей и сидящие в креслах «призраки» зашевелились, словно по команде.
- Дамы и господа, наш самолет совершил посадку в аэропорту Таншоннят, - объявил командир экипажа – Прошу всех оставаться на своих местах, пока стюардессы не пригласят вас на выход.
- Спокойно, леди и джентльмены, - Том привстал и оглядел свою команду. – Мы еще только приземлились. Ждем. Напоминаю… Джон и Джек – на вас кофры. Эндрю  и Саймон – багаж. Лиз, вы никуда от меня не отходите. Нас должны ждать, поэтому никаких самостоятельных поездок и самостоятельных разведок. Стив, тебя касается в первую очередь…
- Есть, сэр! – шутливо вытянулся, сидя в кресле, Стив Джобс. И тут же проворчал себе под нос, негромко, но отчетливо. – Ну вот, опять я…
«Даже не однофамилец, но такой же умник. Стивен Б.Н. Джоплин, с позывным, ставшим на эту поездку фамилией. Хороший добытчик фактов и аналитик в одном лице, только вот с дисциплиной у него…, - Томпсон, конечно, предпочел бы старую команду, времен Кореи... Однако иных уж нет, а иные – на задании. Но за неимением графини, как известно, и горничная становится лобстером. Только нервы тоже не железные, отчего Том и повторил инструктаж. – Где же стюард… а, вот и она».
Стюардесса Минни, симпатичная, длинноногая и подтянутая девчонка лет девятнадцати мило улыбнулась и предложила «господам туристам» проследовать к трапу. Что они и проделали, весело прощаясь, а кое-кто и заигрывая на ходу с Минни и сразу окунаясь в душную, пропитанную влагой и знакомыми и незнакомыми запахами атмосферу аэропорта.
- Сайгон, леди и джентльмены, - вдохнув эту адскую смесь, отметил Том.
– Точно, такой гадости у нас в Штатах не бывает, - проворчал Стив негромко, и совсем тихо, чтобы не услышала идущая первой Лиз, добавил несколько грязных выражений.

+4

154

Салют, Кохинхина!
 
  Жизнь вынуждает человека ко множеству добровольных поступков.
  Станислав Ежи Лец
 
 
  Боинг-707 аккуратно развернулся и затормозил. В ВИП-салон на самой грани слышимости донесся затухающий гул двигателей и сидящие в креслах "призраки" зашевелились, словно по команде.
  - Дамы и господа, наш самолет совершил посадку в аэропорту Таншоннят, - объявил командир экипажа - Прошу всех оставаться на своих местах, пока стюардессы не пригласят вас на выход.
  - Спокойно, леди и джентльмены, - Том привстал и оглядел свою команду. - Мы еще только приземлились. Ждем. Напоминаю... Джон и Джек - на вас кофры. Эндрю и Саймон - багаж. Лиз, вы никуда от меня не отходите. Нас должны ждать, поэтому никаких самостоятельных поездок и самостоятельных разведок. Стив, тебя касается в первую очередь...
  - Есть, сэр! - шутливо вытянулся, сидя в кресле, Стив Джобс. И тут же проворчал себе под нос, негромко, но отчетливо. - Ну вот, опять я...
  "Даже не однофамилец, но такой же умник. Стивен Б.Н. Джоплин, с позывным, ставшим на эту поездку фамилией. Хороший добытчик фактов и аналитик в одном лице, только вот с дисциплиной у него..., - Томпсон, конечно, предпочел бы старую команду, времен Кореи... Однако иных уж нет, а иные - на задании. Но за неимением графини, как известно, и горничная становится лобстером. Только нервы тоже не железные, отчего Том и повторил инструктаж. - Где же стюард... а, вот и она".
  Стюардесса Минни, симпатичная, длинноногая и подтянутая девчонка лет девятнадцати мило улыбнулась и предложила "господам туристам" проследовать к трапу. Что они и проделали, весело прощаясь, а кое-кто и заигрывая на ходу с Минни, и сразу окунаясь в душную, пропитанную влагой и знакомыми, а также незнакомыми запахами атмосферу аэропорта.
  - Сайгон, леди и джентльмены, - вдохнув эту адскую смесь, отметил Том.
  - Точно, такой гадости у нас в Штатах не бывает, - проворчал Стив негромко, и совсем тихо, чтобы не услышала идущая первой Лиз, добавил несколько грязных выражений. Том молча показал ему кулак.
  Их уже ждал прямо у трапа невысокий худощавый вьетнамец с плакатом "Азия-тур". Он представился, назвавшись на неплохом английском Данг Ка Тханем, и предложил пройти к стоящим прямо у здания аэропорта новеньким и блестящим "шевроле".
  - Э... Данг, а как же пограничный контроль? - удивился неугомонный Стив.
  - Извините, господа, - поклонился Данг, - я осмелился решить все эти вопросы самостоятельно. Лелею надежду, вчто вы оплатите эти накладные расходы.
  - Несомненно, мистер Тхань, - ответил Том.- А с багажом...
  - Мистер Томпсон, извините, багаж вам доставят прямо в гостиницу, только дайте мне квитанцию, - еще раз поклонился Тхань.
  - Понятно, - за разговором они подошли к машинам и Том, галантно приоткрыв дверь, помог сесть Лиз в первую из них. - Тогда так. Держи квитанцию, с тобой пойдет Саймон и присмотрит, чтобы грузили аккуратно, там у нас хрупкие вещи - пояснил он на всякий случай свои действия поскучневшему Тханю. Принято, не принято - неважно. Главное, чтобы никто не смог досмотреть багаж.
  - Поехали, - забравшись в "шевроле", приказал Томпсон и машина, плавно тронувшись, выехала за услужливо открытые ворота.
  Сайгон поражал сочетанием интенсивного чисто восточного дорожного движения из старых, преимущественно французских, автомобилей, рикш, велосипедистов, прохожих в национальных одеждах с рекламами самых современных радио и телевизоров, преимущественно американских фирм, авиакомпаний и девушек в модных нарядах, которые были бы вполне уместны на парижских бульварах и нью-йоркских авеню. Фасады домов чисто европейской архитектуры отличались не меньшим разнообразием, от блестящих, словно только что отремонтированных, до обшарпанных как в Гарлеме.
  Автомобили, пропихиваясь сквозь царящий на улицах хаос, к удивлению Тома, довольно быстро доставили их до внушительного здания колониального стиля.
  - Хотель "Континенталь", сэ-э, - на скверном английском объявил шофер, полуобернувшись и тут же ловко выскочил из машины, открыв дверь Тому. Несколько минут суеты у машин, затем стоящий у стойки метрдотель отправил их с сопровождающими по номерам, оказавшимся на одном, втором этаже.
  Через час, разобравшись с вещами и приняв душ, которым, к удивлению приезжих, были оборудованы все номера, все они собрались в номере Томпсона.
  - Итак, леди и джентльмены, - Том осмотрел сидящих. Группа подобралась интересная.
  Вот справа на самом крайнем стуле сидит единственная в группе агентесса. Элизабет Мортон, она же - Лиззи, настоящая фамилия Чикконе. Англо-канадо-итальянка с примесью индейской крови. Красавица, спортсменка... и никто не знает, кроме читавших ее полное досье, что она в свое время бежала из дома и несколько месяцев провела в банде. Два доказанных убийства, попадание в полицию, после чего девочкой с правильной речью заинтересовался местный фэбээровец, подрабатывавший вербовкой потенциальных агентов для АНБ. Реабилитационный центр, школа "призраков"... и теперь миледи Винтер может удавиться от зависти.
  Рядом с ней - Джон Мортон, "муж". Полевой агент Джон Донован. Прошел Корею, потом Иран, Куба, Гондурас, Никарагуа. Признан одним из наиболее подготовленных охранников для собирающих информацию в сложных условиях агентов. Внешне - ничего особенно, типичный бизнесмен с Востока.
  Стивен Джобс сидит за ним вместе со своими напарниками - Гарольдом "Ге" Керро и Теодором "Тео" Пайлом, двойкой ярко выраженных выпускников "Лиги плюща", самых престижных учебных заведений Америки. Все трое в соответствующем их статусу "прикиде", как стало модно говорить в последнее время. Мозговой центр группы, так сказать. Их задача - анализ на основе данных от остальных агентов и личных впечатлений. В отличие от многих начальников и аналитиков, считавших, что для качественной оценки ситуации достаточно только документов, Том, а вслед за ним и Стив, считали личные впечатления о ситуации для аналитика просто необходимыми.
  Ну и силовая часть группы - четверка Джон Касперски и Джек Рейвен, Эндрю Фельтон и Саймон Морли. Отличные стрелки и рукопашники, при этом умеющие думать головой и собирать информацию. Но их задача, в первую очередь, силовая защита. Они уже распаковали багаж и сейчас тренированный взгляд Тома мог заметить кобуры скрытого ношения под свободными рубашками.
  Вот и вся группа, если не считать самого Тома. Немного, если учесть объем предстоящей работы - создать объективную картину происходящего. И очень много, если вспомнить, что здесь вообще-то война.
  - Здесь война, леди и джентльмены. Причем самая жестокая из войн - партизанская гражданская. Война без линии фронта. Поэтому - не расслабляемся, "призраки". Сегодня - отдых, с завтрашнего дня начинаем работу. Все - как решили раньше. На Лиз и Джоне - Сайгон и высшее командование, Джон и Джек их прикрывают. Джобс с парнями - наши советники и общий анализ по имеющейся информации. Ну, а моя группа готовится к "поездке на курорт" сразу после экскурсий по Сайгону. Все свободны, - Томпсон проводил взглядом выходивших из номера агентов и мысленно выругался. Ему всегда было жалко Труффальдино из комедийного советского фильма. А снова оказаться самому в роли "слуги двух господ" было... некомфортно. "Отвык в своем захолустье, расслабился, - укорил сам себя Том. - Мирные люди, тихие задания, Эмми под боком..." - впрочем, в глубине души он всегда знал, что эта идиллия ненадолго.
   Продолжение главы следует...
 
  Вот такой еще непонятно куда пристроить отрывок написался сегодня:
  В 1945-1946 году ВВС армии и флота сократились с более чем 2 миллионов человек до менее трехсот тысяч. Президент Дуглас, делавший ставку на продолжение политики Рузвельта, урезал военные расходы и сокращал вооруженные силы до минимально-достаточных, по его мнению, пределов. В результате численность превратившихся в 1947 году в третий род войск ВВС все пятидесятые годы колебалась около трехсот тысяч, причем постепенно нарастая. В итоге к 1952 году в ВВС служили 339 246 человек, входивших в командования - Бомбардировочное, Тактическое, ПВО, материально-технического обеспечения, исследований и испытания новой техники и служб, таких как военная авиационная транспортная, безопасности ВВС и других. Кроме этих, организационных командований, имелись и оперативно-тактические - командования континентальной части США, Северо-Западное, в Европе, на Аляске, на Тихом Океане. Кроме регулярных ВВС, имелся Постоянный резерв, численностью до 17500 человек и ВВС Национальной Гвардии, численностью 35556 человек и 22 авиакрыла.
  В боевом составе насчитывалось 48 авиакрыльев, каждое из боевой авиагруппы и частей обеспечения, в том числе 2 тяжелобомбардировочных, 9 среднебомбардировочных, 3 - легких бомбардировщиков, 3 - всепогодных перехватчиков, 20 - тактических истребительных и истребителей сопровождения, 4 - стратегических разведчиков и 4 - тактических разведчиков и 3 - ПВО. Кроме этого, в составе ВВС числилось 9 транспортных авиакрыльев, из них 3 - тяжелых и несколько экспериментальных и специальных авиаэскадрилий.
  Авиация США в 1945 году была оснащена самой современной техникой в огромных количествах. Но сокращение после войны коснулось и самолетов. Были уничтожены тысячи самолетов, контракты на поставки самолетов ликвидированы. Но исследовательские работы в области авиации и создание новых самолётов продолжались. Активно велись работы по освоению реактивных двигателей, дополнительный импульс этому придали захваченные в Германии образцы немецких реактивных самолётов, результаты немецких исследований и сами немецкие инженеры, перевезённые за океан.
  8 августа 1946 года совершил первый полёт экспериментальный тяжелый межконтинентальный шестимоторный бомбардировщик XB-36. До этого самым мощным американским бомбардировщиком был четырехмоторный B-29, серийное производство которого началось в сентябре 1943 года. Часть B-29 была переделана в носители атомных бомб, но ввиду недостаточной грузоподъёмности на этих машинах пришлось сокращать оборонительное вооружение. В результате было принято решение о модернизации самолета. Модифицированный бомбардировщик B-29 получил название B-50 и совершил свой первый полёт 25 июня 1947 года. Эпоха поршневых бомбардировщиков подходила к концу, и американские конструкторы уже работали над реактивными машинами. Новый экспериментальный реактивный бомбардировщик фирмы Boeing XB-47 взлетел 17 декабря 1947 года. Первые серийные B-47 стали поступать в ВВС в середине 1951 года. Пока продолжалась работа по созданию межконтинентального бомбардировщика для стратегического авиационного командования, появились новые реактивные истребители. Истребитель Локхид F-80, испытывавшийся впервые еще в 1944 г., начал поступать на вооружение первых авиаэскадрилий. 28 февраля было объявлено о создании истребителя Рипаблик F-84 "Тандерджет", а 17 мая совершил полет первый экспериментальный реактивный бомбардировщик Дуглас ХВ-43. 17 марта 1947 года начались испытания нового реактивного тактического бомбардировщика XB-45. Одновременно был рассекречен новый дальний истребитель-перехватчик фирмы McDonnel, имевший на флоте обозначение F2H-1, а в ВВС - F-85. Кроме того, начались секретные испытания нового истребителя со стреловидным крылом, в 1952 году поступившего на вооружение под индексом F-86.
  Однако наряду с самыми современными самолетами, на вооружение продолжали оставаться самые удачные образцы времен Второй мировой войны, такие как истребитель F-51 "Мустанг", истребитель дальнего сопровождения F-82 "Твин Мустанг", тактический бомбардировщик B-26 "Инвэйдер", тактический разведчик RF-38 "Лайтнинг", в основном в резервных частях и в ВВС Национальной гвардии..
  К 1952 году на вооружении регулярных ВВС было до 5000 самолетов, в том числе 160 B/RB-36 "Писмейкер", 52 B-47 "Стратоджет", 473 B/RB-29 и-50 "Суперфортресс", 106 B-45 "Торнадо", 120 B-26 "Инвэйдер", 228 F-85 "Бэнши", 650 F-80 "Шутинг Стар", 550 F-84 "Тандерджет", 380 F-82 "Твин Мустанг", 300 RT33, RB45C (33), RF-85, транспортные самолеты C-97, C-54, С-47, С-119, С-99, заправщики KC-29M, KC-97. В крыльях ПВО имелось до 30 батарей зенитных ракет "Найк-Аякс" и большое количество батарей 127 мм стационарных зенитных пушек (снятых со списываемых кораблей ВМФ и переданных ВВС орудий 5"/38 Mark12).
  Количество атомных авиабомб к 1952 году составляло всего 303 единицы, в том числе 9 единиц урановых бомб Мк8 мощностью 500 кт.
  Резкое увеличение ВВС США началось после Корейской войны.
  Основной соперник США - СССР, также уделял развитию сил ВВС и ПВО огромное внимание. При послевоеннйо демобилизации согласно указания Сталина наименьшему сокращению подвергались танковые войска, ВВС и Войска ПВО. Но и они к началу 47 года были очень сильно сокращены. Однако в том же году были созданы отдельные ВВС и Войска ПВО страны. Численность ВВС находилась в районе четырехсот тысяч человек, так же как и войск ПВО. К 1952 г при штатной численности вооруженных сил в 2576 тысяч человек, ВВС насчитывали 400000, а войска ПВО 412000 человек.
  ВВС включали дальнюю, фронтовую и военно-транспортную авиацию, а с 1951 года - ракетные войска дальнего действия (В 1957 году ВВС переименованы в Воздушно-Космические Силы, а в ракетные войска ДД - в ракетные войска стратегического назначения). В ПВО страны входили радиотехнические войска, истребительная авиация и зенитные войска.
  На вооружении ВВС и ПВО с 1946 года начали поступать реактивные истребители первого поколения МиГ-9 и Як-15, а с 1948 года - истребители МиГ-15, Як-23 и Ла-15. В 1949 году приняты на вооружение всепогодные истребители-перехватчики Ла-200, а затем Як-25 и Як-27.
  Вторым направлением совершенствования вооружения ВВС стало развитие дальнебомбардировочной авиации. К 1945 г. в ее составе было всего лишь 32 устаревших тяжелых бомбардировщика Пе-8, из которых 5 было переоборудовано в носители первых ядерных бомб. С 1944 г КБ Туполева на основе попавших в СССР во время налетов на Японию бомбардировщиков "Суперфортресс" разрабатывало тяжелый дальний бомбардировщик Б-4, с 1948 года принятый на вооружение как Ту-4. На его базе к 50 году был разработан межконтинентальный бомбардировщик Ту-8 ("85"). С 1948 года Туполевское КБ разрабатывает новый реактивный бомбардировщик Ту-16, который с мая 1953 года поступил на вооружение. Пока ОКБ Туполева занималось дальними бомбардировщиками, в КБ Ильюшина разработали сначала опытный реактивный фронтовой бомбардировщик Ил-22, а затем - Ил-28, принятый на вооружение 8 августа 1949 года.
  Одновременно разрабатывались управляемые ракеты нескольких классов, в том числе так называемого "дальнего действия" и зенитные. Первые баллистические ракеты Р-1 и Р-2, созданные в 1945-46 годах были скорее экспериментальными образцами, однако с их созданием началось освоение нового вида вооружений. В сухопутных войсках и ВВС были созданы т.н. "дивизии и бригады особого назначения", которые занимались практическими вопросами эксплуатации и использования ракетного оружия. С созданием в 1951 году ракеты Р-5 началось развертывание боевых бригад в составе ВВС. К 1953 году имелось 2 такие бригады- 72-я и 85-я инженерные бригады РВГК в составе сухопутных войск и 14-я и гвардейская бомбардировочная дивизия РВГК в ВВС.
  С 1947 года шла разработка и зенитно-ракетных комплексов для войск ПВО. С 1949 года на основе этих работ началось создание сразу двух комплексов - стационарной "Системы-25" и подвижной "Системы-75". К 1951 году была отработана ракета и система наведения для С-25 "Беркут" и 1951 г. .начат ввод в строй оборонительного района вокруг Москвы.
  К 1952 году в ВВС насчитывалось до 6500 самолетов, в том числе 22 Ту-8, 450 Ту-4, 1700 Ил-10 и Ил-10М, 1280 Ил-28, 2200 истребителей МиГ-15, МиГ-17, Ла-15, Ла-11,Як-23, до 840 транспортных самолетов Ли-2, Ил-12, Ил-14, Ту-4Д, 12 пусковых установок БРСД Р-5.
  Ядерных бомб на это же время было 35 штук, в том числе 6 РДС-2, 1 РДС-3, и 2 боеголовки для опытных ракет Р-5 варианта М
  В ПВО имелось до 2200 истребителей МиГ-17ПФ, Ла-200А, Як-25 и Як-27, до 7000 зенитно-артиллерийских орудий калибров 23, 57, 100, 130 и 152 мм, 12-28 действующих пусковых установок С-25 (из 56 комплексов по 4-6 ПУ).

+4

155

Салют, Кохинхина! 

Жизнь вынуждает человека ко множеству добровольных поступков.
Станислав Ежи Лец

Боинг-707 аккуратно развернулся и затормозил. В ВИП-салон на самой грани слышимости донесся затухающий гул двигателей и сидящие в креслах «призраки» зашевелились, словно по команде.
- Дамы и господа, наш самолет совершил посадку в аэропорту Таншоннят, - объявил командир экипажа – Прошу всех оставаться на своих местах, пока стюардессы не пригласят вас на выход.
- Спокойно, леди и джентльмены, - Том привстал и оглядел свою команду. – Мы еще только приземлились. Ждем. Напоминаю… Джон и Джек – на вас кофры. Эндрю  и Саймон – багаж. Лиз, вы никуда от меня не отходите. Нас должны ждать, поэтому никаких самостоятельных поездок и самостоятельных разведок. Стив, тебя касается в первую очередь…
- Есть, сэр! – шутливо вытянулся, сидя в кресле, Стив Джобс. И тут же проворчал себе под нос, негромко, но отчетливо. – Ну вот, опять я…
«Даже не однофамилец, но такой же умник. Стивен Б.Н. Джоплин, с позывным, ставшим на эту поездку фамилией. Хороший добытчик фактов и аналитик в одном лице, только вот с дисциплиной у него…, - Томпсон, конечно, предпочел бы старую команду, времен Кореи... Однако иных уж нет, а иные – на задании. Но за неимением графини, как известно, и горничная становится лобстером. Только нервы тоже не железные, отчего Том и повторил инструктаж. – Где же стюард… а, вот и она».
Стюардесса Минни, симпатичная, длинноногая и подтянутая девчонка лет девятнадцати мило улыбнулась и предложила «господам туристам» проследовать к трапу. Что они и проделали, весело прощаясь, а кое-кто и заигрывая на ходу с Минни, и сразу окунаясь в душную, пропитанную влагой и знакомыми, а также незнакомыми запахами атмосферу аэропорта.
- Сайгон, леди и джентльмены, - вдохнув эту адскую смесь, отметил Том.
– Точно, такой гадости у нас в Штатах не бывает, - проворчал Стив негромко, и совсем тихо, чтобы не услышала идущая первой Лиз, добавил несколько грязных выражений. Том молча показал ему кулак.
Их уже ждал прямо у трапа невысокий худощавый вьетнамец с плакатом «Азия-тур». Он представился, назвавшись на неплохом английском Данг Ка Тханем, и предложил пройти к стоящим прямо у здания аэропорта новеньким и блестящим «шевроле».
- Э… Данг, а как же пограничный контроль? – удивился неугомонный Стив.
- Извините, господа, - поклонился Данг, - я осмелился решить все эти вопросы самостоятельно.  Лелею надежду, что вы оплатите эти накладные расходы.
- Несомненно, мистер Тхань, -  ответил Том.- А с багажом…
- Мистер Томпсон, извините, багаж вам доставят прямо в гостиницу, только  дайте мне квитанцию, - еще раз поклонился Тхань.
- Понятно, - за разговором они подошли к машинам и Том, галантно приоткрыв дверь, помог сесть Лиз в первую из них. – Тогда так. Держи квитанцию, с тобой пойдет Саймон и присмотрит, чтобы грузили аккуратно, там у нас хрупкие вещи, - пояснил он на всякий случай свои действия поскучневшему Тханю. Принято так, не принято – неважно. Главное, чтобы никто не смог досмотреть багаж.
- Поехали, - забравшись в «шевроле», приказал Томпсон и машина, плавно тронувшись, выехала за услужливо открытые ворота.
Сайгон поражал сочетанием интенсивного чисто восточного дорожного движения из старых, преимущественно французских, автомобилей, рикш, велосипедистов, прохожих в национальных одеждах, с рекламами самых современных радио и телевизоров, преимущественно американских фирм, авиакомпаний и девушек в модных нарядах, которые были бы вполне уместны на парижских бульварах и нью-йоркских авеню. Фасады домов чисто европейской архитектуры отличались не меньшим разнообразием, от блестящих, словно только что отремонтированных, до обшарпанных как в Гарлеме.
Автомобили, пропихиваясь сквозь царящий на улицах хаос, к удивлению Тома, довольно быстро доставили их до внушительного здания колониального стиля.
- Хотель «Континенталь», сэ-э, - на скверном английском объявил шофер, полуобернувшись и тут же ловко выскочил из машины, открыв дверь Тому. Несколько минут суеты у машин, затем стоящий у стойки метрдотель отправил их с сопровождающими по номерам, оказавшимся на одном, втором этаже.
Через час, разобравшись с вещами и приняв душ, которым, к удивлению приезжих, были оборудованы все номера, все они собрались в номере Томпсона.
- Итак, леди и джентльмены, - Том осмотрел сидящих. Группа подобралась интересная.
Вот справа на самом крайнем стуле сидит единственная в группе агентесса. Элизабет Мортон, она же – Лиззи, настоящая фамилия Чикконе. Англо-канадо-итальянка с примесью индейской крови. Красавица, спортсменка… и никто не знает, кроме читавших ее полное досье, что она в свое время бежала из дома и несколько месяцев провела в банде. Два доказанных убийства, попадание в полицию, после чего девочкой с правильной речью заинтересовался местный фэбээровец, подрабатывавший вербовкой потенциальных агентов для АНБ. Реабилитационный центр, школа «призраков»… и теперь миледи Винтер может удавиться от зависти.
Рядом с ней – Джон Мортон, «муж». Полевой агент Джон Донован. Прошел Корею, потом Иран, Куба, Гондурас, Никарагуа. Признан одним из наиболее подготовленных охранников для собирающих информацию в сложных условиях агентов. Внешне – ничего особенно, типичный бизнесмен с Востока США.
Стивен Джобс сидит за ним вместе со своими напарниками – Гарольдом «Ге» Керро и Теодором «Тео» Пайлом, двойкой ярко выраженных выпускников «Лиги плюща», самых престижных учебных заведений Америки. Все трое в соответствующем их статусу «прикиде», как стало модно говорить в последнее время. Мозговой центр группы, так сказать. Их задача – анализ на основе данных от остальных агентов и личных впечатлений. В отличие от многих начальников и аналитиков, считавших, что для качественной оценки ситуации достаточно только документов, Том, а вслед за ним и Стив, считали личные впечатления о ситуации для аналитика просто необходимыми.
Ну и силовая часть группы – четверка Джон Касперски и Джек Рейвен, Эндрю Фельтон и Саймон Морли. Отличные стрелки и рукопашники, при этом умеющие думать головой и собирать информацию. Но их задача, в первую очередь, силовая защита. Они уже распаковали багаж и сейчас тренированный взгляд Тома мог заметить кобуры скрытого ношения под свободными рубашками.
Вот и вся группа, если не считать самого Тома. Немного, если учесть объем предстоящей работы – создать объективную картину происходящего. И очень много, если вспомнить, что здесь вообще-то война. С напоминания об этом Том и решил начать.
- Здесь война, леди и джентльмены. Причем самая жестокая из войн – партизанская гражданская. Война без линии фронта. Поэтому – не расслабляемся, «призраки». Сегодня – отдых, с завтрашнего дня начинаем работу. Все -  как решили раньше. На Лиз и Джоне – Сайгон и высшее командование, Джон и Джек их прикрывают. Джобс с парнями – наши советники и общий анализ по имеющейся информации. Ну, а моя группа готовится к «поездке на курорт»  сразу после экскурсий по Сайгону. Все свободны, - Томпсон проводил взглядом выходивших из номера агентов и мысленно выругался. Ему всегда было жалко Труффальдино из комедийного советского фильма. А снова оказаться самому в роли «слуги двух господ» было… некомфортно. «Отвык в своем захолустье, расслабился, - укорил сам себя Том. – Мирные люди, тихие задания, Эмми под боком…» - впрочем, в глубине души он всегда знал, что эта идиллия ненадолго.
Наутро они все отправились на экскурсию по Сайгону. Первое впечатление оказалось верным, город действительно напоминал «маленьким Парижем», по крайней мере в центре. Там стоял даже натуральный Нотр-Дам. «Нотр-Дам де Сайгон, - усмехнулся про себя Томпсон. – И даже Оперный Театр, черт побери!»
Перед оперным театром - широкая дорога, глядя на которую легко представить, как к парадному входу подъезжали красивые автомобили и из них выходили французские дамы и кавалеры. Но все это великолепие, включая еще президентский дворец, мэрию и центральный почтамт сосредотачивалось в центре города. А по настоянию Тома их машины проехали и по окраинам. Не по всем, конечно, иначе  экскурсия заняла бы не один день. Но и этой краткий визит на изнанку города наглядно показал, как заметил Стив, что все не так просто в этом «датском королевстве» (намек на слова из диалога Гамлета – Прогнило что-то в Датском королевстве). Город оказался расколот на две части: одна тесно застроена лачугами, которые, будто не уместившись на земле, скатились «экзотичными», нищими кварталами сампанов в реку; другая, которую обычно видели туристы - раскинула свои роскошные особняки и многоэтажные гостиницы в центре.
А еще через день группа Тома отправилась в короткую экскурсию по  Меконгу. Плыли на местной джонке, слегка облагороженной и приспособленной для проживания туристов. На реке они встречали такие же джонки, только в отличие от их плавсредства, напоминающие плавающие птице-овощные рынки. Как объяснил Тхань, это были мелкие торговцы, снабжавшие деревни по реке всякими продуктами. Группа Тома тоже немного поторговали – закупили фруктов и зелени для личного пользования. Потом посетили несколько деревень на берегах реки и вернулись обратно. Впечатления были ожидаемы. Хижины, стоящие скученно на берегу, почти впритык одна к другой, на расчищенных от джунглей участках берега. Их крыши из высохших пальмовых листьев, поблекших на солнце, белели на фоне яркой зелени джунглей. А внутри тех жилищ, в которые им удалось заглянуть, похоже ничего не менялось века с семнадцатого, если не раньше. Удивительно, но за время поездки им не встретилось ни одного военного катера или берегового поста, хотя Тханг признал, что кроме обычных грузов по реке везли много контрабанды, включая оружие и наркотики. Но, как понял Томпсон, местное начальство имело долю в бизнесе и не мешало свободному передвижению лодок по реке. То, что этим путем могли пользоваться и вьетконговцы – никого не волновало.
В целом, экскурсия оказалась интересной, но в целом мало что изменила в предварительных выводах Специальной Группы АНБ, отправленных в Вашингтон: «В том, что касается способности правительства контролировать сельские районы, около сорока процентов территории фактически принадлежит Вьетконгу или находится под их влиянием. В двадцати двух из сорока трех провинций страны Вьетконг контролирует от пятидесяти и более процентов территории. У большинства групп населения отмечаются признаки апатии. 3. За последние три месяца ухудшение положения правительства сделалось особенно заметным».
Но, как обычно, прочтенных мельком и цитируемых только в пунктах, подтверждающих мнение цитирующего.
В итоге победило мнение, основанное на одном из выводов Ге: «Не потеряйте Вьетнам, но смотрите, не ввяжитесь в большую войну в Азии и не используйте оружия, сил и стратегических походов (например, не бомбите плотины в Северном Вьетнаме и не вводите войск на территорию этой страны), способных вовлечь в активные действия Россию и Китай». При этом все его поддерживающие не вспоминали продолжения, сформулированного Стивом и Ге совместно: «Но эти три принципа фактически загоняют нашу стратегию в ловушку, заставляющую прибегать к полумерам в отношении Вьетнама и загоняющую ее в тупик из которого нет простого выхода…»

Как начинаются войны

Кто-то, кто-то на борту самолета
Взял и все бомболюки открыл
Кто-то, где-то, посередине лета
Взял и зеленые джунгли напалмом залил…
Доброе утро, Вьетнам!
Здесь все позволено нам!
К. Михайлов (Строри)

Военная авиация, как заметил Том, развивалась после войны намного медленнее, чем в его «воспоминаниях о будущем». Поэтому наряду с реактивными сверх- и дозвуковыми самолетами летали и боевые винтовые машины прошлой эпохи, как хорошо знакомый ему по Корейской штурмовик А1 «Скайрейдер», сейчас разбегающийся по только что восстановленной взлетной полосе, и даже дирижабли*. Дирижаблей в Бьен-хоа не наблюдалось, но американские и южно-вьетнамские «Скайрейдеры» на стоянках присутствовали, как и американские реактивные тактические бомбардировщики Б-57 «Канберра». Правда последние, в первую очередь стоящие на краю аэродрома, выглядели не слишком хорошо после вчерашнего обстрела…

(*Томпсон ошибается. Развитие военной авиации в нашей реальности  в некоторых областях действительно происходило несколько более быстрыми темпами, но не только винтовые самолеты с поршневыми двигателями типа «Скайрейдера», но даже и «Мустанги» времен второй мировой сохранялись на вооружении, например, в той же Латинской Америке, до семидесятых годов. К тому же в реальности Тома более быстрее развивались зенитно-ракетные комплексы и перехватчики ПВО)

+2

156

Логинов написал(а):

более быстрее

более быстро или быстрее

+1

157

Как начинаются войны

Кто-то, кто-то на борту самолета
Взял и все бомболюки открыл
Кто-то, где-то, посередине лета
Взял и зеленые джунгли напалмом залил…
Доброе утро, Вьетнам!
Здесь все позволено нам!
К. Михайлов (Строри)

Военная авиация, как заметил Том, развивалась после войны намного медленнее, чем в его «воспоминаниях о будущем». Поэтому наряду с реактивными сверх- и дозвуковыми самолетами летали и боевые винтовые машины прошлой эпохи. Такие, как этот хорошо знакомый ему по Корейской штурмовик А-1 «Скайрейдер», сейчас разбегающийся по только что восстановленной взлетной полосе, и даже дирижабли*. Дирижаблей в Бьен-хоа не наблюдалось, но американские и южно-вьетнамские «Скайрейдеры» на стоянках присутствовали, как и американские реактивные тактические бомбардировщики Б-57 «Канберра». Правда последние, в первую очередь стоящие на краю аэродрома, выглядели не слишком хорошо после вчерашнего обстрела. Пять из них вообще, по словам сопровождающего группу журналистов представителя армии, восстановлению не подлежала. К этим потерям надо было добавить десяток погибших, в том числе четыре американца и пару уничтоженных «Скарейдеров» и несколько вспомогательных аэродромных машин. В общем, налет на базу, стоящую совсем недалеко от столицы - Сайгона, вьетконговцам удался.
Журналисты, среди которых затесались и Том с Саймоном, галдели и щелкали фотоаппаратами. Том с деловым видом заносил непонятные значки в блокнот, параллельно оценивая ситуацию и разглядывая, как арвины, облепив, словно муравьи, покореженный штурмовик с уныло опущенным крылом и половиной хвостового оперения, толкают его в сторону от стоянки.
«Профессиональный налет. Очень профессиональный. Подтащили на подходящую поляну пару пусковых на четыре направляющих для неуправляемых ракет каждая. Успели дать три залпа, затем бросили заминированные пусковые и растворились в джунглях. Подоспевшая охрана обстреляла пустышки, а при попытке выйти на поляну и захватить установки потеряла полдюжины убитыми и столько же ранеными. А установки, судя по описаниям и остаткам лафетов, не заводские. Самоделки, но выполнены на высоком уровне и хорошо, профессионально пристреляны. Да и ракеты… не старые «катюши», а что-то новенькое. Компактное и дальнобойное, из новых русских разработок. Вывод – Вьетконг получил не только оружие, но и инструкторов из Бакбо. А скорее всего – целые подразделения. Слишком профессионально для партизан. Придется это озвучить в докладе, - Том не знал, одобрят ли такое решение в Центре. Но полагал, что не ошибается. Да, война во Вьетнаме стоила американцам и вьетнамцам большой крови. Но она, по мнению Толика, стала альтернативой возможной Третьей Мировой и во многом предопределила кризис в Америке семидесятых. «Если бы только в Центре ТОГДА смогли воспользоваться этими возможностями… Старичье чертово из цека...» - с неизменно внимательным выражением лица Том слушал объяснения капитана, поясняющего что днем ранее с этой базы «Канберры» нанесли удар пятисотфунтовыми бомбами по выявленным на севере республики базам «террористов». Уточнять район представитель военных, моложавый подтянутый капитан, похожий на артиста Кларка Гейбла, благоразумно не стал.
«А вьетнамцы сразу же отреагировали. Причем стреляли именно по стоянкам бомберов. Связь у них налажена, - отметил Том, пока Саймон фотографировал один из «летающих памятников Британской Империи», посеченный осколками взорвашейся рядом ракеты. – Точно «памятник», теперь уже не летающий, - подумал он, невольно вспомнив историю появления этой машины на вооружении ВВС. – Англичане всегда любили давать своим бомбардировщикам имена крупных городов Империи, словно подчеркивая ее масштаб и мощь. Реактивный бомбардировщик с большой скоростью, высотой и дальностью полета англичане задумали еще во время войны, на основе опыта использования скоростных легких «Москито». Однако пока машину проектировали, собирали и готовили к первому вылету, вместо империи уже появилось Содружество. Так вот и стало название бомбардировщика своеобразным воспоминанием  о былом величии Острова. Ну, а когда в Корее выявилось, что имеющиеся у нас бомбардировщики никуда не годятся, начались попытки срочно исправить положение. Истратили ни одну сотню тысяч долларов, но все что выходило у наших фирм, годилось только для показа на полигонах. И стоило, как кабриолет для короля. Хорошо, что среди высших чинов в штабе ВВС нашлись умные люди и фирма «Мартин» получила возможность выпускать лицензионный, слегка измененный вариант «англичанки». А ведь эта машина во многих странах будет летать до конца века», - размышления Тома прервал армеец, предложивший пройти в столовую и освежиться чем-нибудь холодным. Журналисты, изнывавшие под солнечными лучами, оживились и загалдели еще сильнее, словно стая вспугнутых кошкой ворон. Пока группа шла к столовой, Томпсон успел заметить взлетевшую девятку южновьетнамских «Скайрейдеров», увешанных, словно рождественская елка, бомбами и ракетами и поднявшуюся возле исправных Б-57 суету.

(*Томпсон ошибается. Развитие военной авиации в нашей реальности  в некоторых областях действительно происходило несколько более быстрыми темпами, но не только винтовые самолеты с поршневыми двигателями типа «Скайрейдера», но даже и «Мустанги» времен второй мировой сохранялись на вооружении, например, в той же Латинской Америке, до семидесятых годов. К тому же в реальности Тома более быстрее развивались зенитно-ракетные комплексы и перехватчики ПВО, а несколько медленнее – сверхзвуковая авиация.)
* (от ARVN – Армия Республики Южный Вьетнам по-английски)

Отредактировано Логинов (07-01-2018 21:02:20)

+4

158

Авторская редакция первой книги с фотоиллюстрациями доступна в правильном магазине.
Обложка
http://s9.uploads.ru/t/eFEDS.jpg

+3

159

. Журналисты, изнывавшие под солнечными лучами, оживились и загалдели еще сильнее, словно стая вспугнутых кошкой ворон. Пока группа шла к столовой, Томпсон успел заметить взлетевшую девятку южновьетнамских «Скайрейдеров», увешанных, словно рождественская елка, бомбами и ракетами, и поднявшуюся возле исправных Б-57 суету.
В сборно-щитовом здании столовой работало сразу два кондиционера, создавая прохладу, приятно бодрящую после душной, почти как в финской бане, жары на улице. Журналисты, оживившись, загалдели и устремились к столикам, на которых стояли покрытые капельками росы бутылки пива и кока-колы. Том, опередив группу журналистов из южных штатов, первым уселся за стол, стоящий около окна. Отсюда открывался отличный вид на стоянки «Канберр» и рулежные дорожки, по которым к ним уже подвозили прицепы с бомбами и ракетами. Явно готовился «удар возмездия». Но куда? Этого, естественно, Томпсон не знал и даже не мог выбрать самый вероятный вариант. Поэтому он и не стал волноваться, взял бутылку колы и не торопясь, сделал пару глотков, продолжая одновременно следить за работами на аэродроме, слушать, о чем рассказывает офицер по связи с прессой, и думать.
«Да, французы, потеряв Северный Вьетнам и пытаясь сохранить хотя бы Южный, сделали ставку на «императора» Бао Дая. Но у того была хотя бы видимость легитимности, на юге многие не хотели жить под коммунистической властью… Свергнувший его Нго Динь Дьем был уже нелигитимен и быстро начал конфликтовать со всеми, от армейских чинов, французов, католиков до буддистов. И тогда Америке пришлось делать ставку на армейцев. Как ни боролся Дьем с возможной угрозой, ослабляя командование армии, а тем самым (парадокс) и саму армию и ее возможности разбить партизан, ничего не помогло. Военный переворот генералам удался, но он же окончательно разрушил всю систему власти. Теперь без прямой поддержки США ни одно правительство Южного Вьетнама существовать не может. В общем, типичная попытка бежать вверх по лестнице, ведущей вниз… н никого, пожалуй, убедить в этом не получится. Разве что лично Эл-Би-Джея. Военным нужна «маленькая победоносная война», промышленникам -  тоже, чтобы не допустить уменьшения военного бюджета. И только президент, с его идеями «общества процветания», на которое нужны немалые средства, пока сдерживает их аппетиты, - за окном, тем временем, творилось что-то настолько интересное, что Том даже не заметил, как прибывший из штаба посыльный увел капитана. – Черт побери, они же подвешивают бомбы по минимуму, - после Кореи Том некоторое время работал в отделе, занимавшемся авиацией и в таких нюансах разбирался, не зря прикомандированные летуны его хвалили, - это же… они собрались бомбить Северный Вьетнам?». Он развернулся и жестом подозвал Саймона. Тот подошел, посмотрел в окно. Понятливо кивнув, незаметно, чтобы не обратили внимание конкуренты, настроил висящий на груди фотоаппарат и пару раз щелкнул затвором. Предосторожность сработала, никто не среагировал. Помогло и то, что оставшиеся одни, журналисты разгалделись, словно школьники без учителя. Очень, по мнению Тома, напоминая стаю воробьев, дерущихся за хлебные крошки.
Шум нарастал, пока его не начало глушить рычание прогреваемых авиационных двигателей сразу дюжины бомбардировщиков. Чуть позднее журналисты практически молча сгрудились возле окон, наблюдая за выруливающими одна за другой тройками бомбардировщиков. От рева двигателей стены сборно-щитовой конструкции дрожали и казалось, что здание может сложится внутрь в любую минуту. Неслышно в этой какофонии звуков щелкали затворы фотоаппаратов. Последний бомбардировщик ушел в небо, журналисты начали расходиться, громко и шумно обсуждая увиденное, когда в дверях появился офицер по связи с прессой. Оглядев притхшую толпу, капитан громко объявил:
- Джентльмены, мне поручено сообщить вам, что американские вооруженные силы начали операцию по наказанию коммунистического Северного Вьетнама за вторжение в демократический Южный Вьетнам и поддержку антиправительственных сил. В настоящее время бомбардировщики нашей базы отправились за «линию …» чтобы уничтожить одну из баз подготовки сил Вьетконга на территории Северного Вьетнама.
Журналисты, на пару секунд онемев, тут же забросали капитана вопросами, на которые он отвечал стандартным: «На данный момент времени комментариев по этому вопросу не будет». Остановить импровизированную пресс-конференцию офицеру удалось только неожиданным сообщением, что командование базы предоставляет возможность всем журналистам связаться с редакциями, для чего выделено отделение связистов, сейчас устанавливающее соответствующее оборудование в соседнем здании.
Том, дождавшись, когда основной поток стремящихся быстрее передать сенсационное известие коллег схлынет, подошел к авиатору и спросил, глядя ему в лицо. - Капитан, а вам не кажется, что все это сильно напоминает Корею? – наблюдая, как с лица офицера медленно сползает торжествующая улыбка.

Страна утреннего кровопролития

Томпсон вышел из сборно-щитового домика, а по русским понятиям – просто барака и, спустившись с крыльца, молча вытащил пачку «Лаки». Обычно он не курил, но сейчас требовалось чем-то занять себя. Да, у настоящего «призрака», к тому же бывшего парашютиста, прошедшего Второй фронт, нервы должны быть как у Супермена. Так думают многие, но увы они ошибаются.

+6


Вы здесь » NERV » Произведения Анатолия Логинова » Jeronimo! (Клич американских парашютистов)