NERV

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » NERV » Произведения Анатолия Логинова » Jeronimo! (Клич американских парашютистов)


Jeronimo! (Клич американских парашютистов)

Сообщений 161 страница 170 из 198

161

Прыгать ночью для Томпсона и его подчиненных было привычней, чем пить мохито на отдыхе. Однако лица большинства сидящих на скамейках «Летающего ящика», различимые в тусклом свете дежурного освещения,  выглядели искаженными отнюдь не мужеством. Пожалуй, самыми невозмутимыми были сам Том и прикомандированный в качестве проводника и переводчика кореец. Тот вообще сидел с лицом Будды, словно спал с открытыми глазами.
Но вот утомительный полет подошел к концу. Выпускающий техник подошел к двери. Несколько движений и  дверь открылась. После команды «Встать!» все «призраки» вскочили и выстроились в шеренгу. Вспыхнула зеленая лампочка, выпускающий выкрикивал раз за разом «Пошел!», после чего диверсант резко выбрасывал тело вперед, падая вниз в горизонтальном положении. Наконец все парашютисты вывалились в открытый зев люка, за которым раскинулась пугающая, но в тоже время манящая темнота ночи, освещаемая лишь редкими, но яркими звездами.
Приземление ночью на незнакомой местности, это приключение похлеще, чем войти в клетку со львом. Но даже времени на переживание у приземлившихся «призраков» не было. Том, потирая ушибленные места и мысленно матерясь на шести языках сразу, собрал и закидал парашют в удачно подвернувшуюся яму, завалил его землей и, держа наготове карабин, двинулся к месту сбора. Ориентируясь по звездам и компасу, он вышел к небольшой роще буквально через четверть часа. Там его уже ждали проводник и трое из десятка «призраков». Остальные подтянулись в течение ближайшего часа. Последним приковылял Стрелок, ухитрившийся подвернуть ногу при приземлении.
Том негромко приказал Вождю, исполнявшему в группе роль медика, осмотреть ногу, а остальным – готовиться к маршу. Тот несколько минут повозился с конечностью Стрелка, в полутьме на ощупь определяя, что произошло. Затем туго перетянул лодыжку извлеченным из рюкзака специальным бинтом и дал техасцу проглотить какую-то таблетку.
- Ничего страшного. Выдержит, - доложил он Томпсону.
- Тогда – пошли, - скомандовал Том и группа, вытянувшись колонной, пошла вперед. Конечно, двигаться ночью по незнакомой местности – захватывающий аттракцион, мало уступающий «русским горкам» (в России известны как «американские  горки»). Только неоднократные тренировки помогали «призракам» держать темп, который сдерживал лишь не столь тренированный проводник. Пришлось сделать небольшую перестановку и самый сильный из группы, техасец «Браво» вынужден теперь фактически волочь корейца на себе. Но они все же двигались и двигались достаточно быстро. Впереди – «Вождь» с помощником, сыном охотника из аляскинской глубинки. Оба успевают «обнюхивать» дорогу и способны почуять, как не раз убедился Томпсон, засаду в любой темноте и на любой местности. Оба вооружены «Скорпионами» сорок пятого калибра с интегрированными глушителями для бесшумной стрельбы. Кроме того, «Аляска» взял с собой карабин «Бэби Гаранд» М3, а Джо -  пистолет-пулемет «Стерлинг» под парабеллумовский патрон. Так что при неожиданном столкновении они могут, как попытаться «решить проблему» тихо, так и выдать по неожидающему такого противнику ливень огня. За ними, где-то в двух десятках шагов «индейской цепочкой» движется основная группа. Все готовы открыть огонь, но в тоже время никто не рвется этого делать. Это только в голливудских фильмах разведчики стреляют в любой ситуации по всему, ч то движется. В жизни открывший огонь разведчик дважды идиот – он уже не сможет выполнить задание и скорее всего уже вернется домой только «под флагом» (в армии США гроб с телом военнослужащего накрывают флагом). Поэтому, хотя стволы пяти «Беби Гарандов», одной автоматической винтовки «Браунинга», четырех «Скорпионов», снайперскогого «Спрингфильда» и четырех «Стерлингов» у каждого «призрака» под рукой, все мысленно молятся: «Пронеси, Господи». Судя по результатам, искренние беззвучные молитвы достигли цели, они не встретили ни одного дозора или засады до самых полей вокруг небольшого городка или большой деревни.
Вот тут группу чуть не накрыли. «Вождь» уловил что-то в темноте и успел бесшумно, не громыхнув ничем из навешанного на на него снаряжения, рухнул на земле. Уловив неведомым органом чувств  его движение, через мгновение упали на землю и остальные. Причем у кого-то что-то все же звякнуло и американцы застыли в мучительном ожидании, похожие в своих комбинезонах на кучки выброшенной земли. Тут же послышались голоса, кто-то негромко обсуждал что-то по-корейски. «Патруль…, - мысль словно боялась демаскировать Тома, проскочив и тут же исчезнув.- Болтают, идиоты». Но дальше разговоров дело не пошло,  патрульные, посветив фонариками в поле (и став великолепными мишенями), но ничего не заметив, пошли дальше.
К утру... (продолжение в следующем номере :-))

+2

162

Небольшой вбоквел:
Оружейная драма
или как англичане получили свой автомат, а американцы – как обычно, «Армалайт» (он же – М.16 Юджина Стонера).

После окончания Второй мировой войны англичане вдруг осознали, что их комплекс стрелкового оружия полностью устарел. Основным оружием пехоты были магазинные винтовки «Энфилд» SMLE №4 (и ее новейшая модель – карабин №5) и весьма примитивные, хотя и относительно дешевые, пистолеты-пулеметы «СТЭН» различных модификаций. В это же время, опыт войны показывал, что немецкое автоматическое оружие под промежуточный патрон в боях оказалось весьма эффективным. Да и основной вероятный противник, как докладывала разведка, вел активные разработки оружия под такой патрон (что и подтвердилось принятием на вооружение в 1949 году автомата АК). В итоге было решено создать единый образец оружия, способный заменить одновременно и винтовку, и пистолет-пулемет. Патрон, начало работ над которым относится к 1944 году, разрабатывался из-за недостаточного финансирования до конца 40-х годов и окончательно был принят в 1949 году. Новый патрон имел калибр 7,0 мм (в английском обозначении .280), гильзу без закраины и остроконечную оболочечную пулю. В том же году под этот патрон начали разрабатываться несколько образцов оружия – самозарядная винтовка, автомат (штурмовая винтовка) и единый (легкий) пулемет. Новым патроном заинтересовались и союзники по Европейскому Оборонительному Союзу – бельгийцы и итальянцы, а также доминионы Канада и ЮАС. Бельгийцы адаптировали под него разрабатываемую с конца 40-х автоматическую винтовку, получившую наименование FN FAL (Fusil Automatique Leger – легкое автоматическое ружье). В Англии же Королевский Оружейный Завод в Энфилде создал футуристического вида автомат EM-2 (системы, получившей в нашей реальности наименование «буллпап», в этой «кент» в честь главы проекта подполковника Кент-Лемона), принятый на вооружение в 1951 году вместе с новым патроном.
Автомат Enfield Rifle, Automatic, caliber .280, №9 Mk.1 весом без патронов 3,41 кг и длиной 889 мм, стрелял 9,08-граммовой пулей с начальной скоростью 745 м/с патрона 7х43. Емкость магазина – 20 патронов, темп стрельбы – 450 выстрелов в минуту, одиночным огнем – до 30 выстрелов, автоматическим – до 90-95 выстрелов в минуту. Прицельная дальность – 600 ярдов (примерно 550 метров). Автомат начал поступать на вооружение в 1952-53-м годах, к 1960 году им были вооружены все регулярные части британской армии. По отзывам экспертов того времени, автомат отличала удачная и удобная в обращении конструкция, высокая надежность в любых условиях и отличные баллистические характеристики патрона. (В нашей реальности этот автомат также приняли на вооружение в 1951-м. Отзывы о нем - тоже подлинные. Но американцы в то время продавили в качестве единого патрона НАТО свой Т65 калибра 7,62х51. Англичанам пришлось вместо автомата, не поддающегося переделке под этот патрон, выбрать винтовку FN FAL. Кстати, она действительно имела вариант по патрон 7х43 мм).
Патрон 7,0х43, рекомендованный в качестве единого для образованного в 1947 году Европейского Оборонительного Союза – Англия, Франция, Бельгия, Италия, Норвегия, Дания, Люксембург, Нидерланды, Норвегия), заинтересовал и конструкторов оружейного отдела Ай-Би-Эм, а через них – и конкурентов из концерна «Кольт». Так патрон, получивший обозначение Т.60, caliber .28, появился на оружейном рынке в США. Практически одновременно с его появлением началась Корейская война, в ходе которой выявилась устарелость существующего комплекса вооружения пехоты. Основной системой, состоявшей на вооружении была сохранившаяся со времен Второй Мировой без изменений самозарядная винтовка «Гаранд» M1, калибра 7,62х63 мм, вспомогательными – автоматические карабины М2 и М3 «Бэби Гаранд»(7,62х33) и пистолеты-пулеметы М3 и М3А1 (под патрон 45-го калибра). Первая отличалась большим весом, недостаточной скорострельностью и надежностью, а вторые – малой эффективной дальностью стрельбы. Патрон 7,62х33, кроме того, имел слабое останавливающее действие и низкую скорость легкой пули.  А пистолетный патрон калибра 11,43 мм был эффективен на расстоянии не более 75 м. Поэтому был обвялен конкурс на новую автоматическую винтовку пониженного калибра, способную заменить винтовку и карабин, а возможно – и пистолет-пулемет, и имеющую эффективную дальность стрельбы не менее 400 м.
В конкурсе участвовало несколько образцов, от переделанного под патрон 7,62х51 варианта винтовки «Гаранд» с новой системой подачи патронов из 20 зарядного магазина, до автомата Энфилда. Однако выиграл конкурс мало кому известный в то время конструктор из фирмы «Армалайт» Ю. Стонер. Неплохой оружейник, он также хорошо ориентировался в коридорах власти и оружейных корпораций.
Созданной им еще в 1954 году винтовкой AR.10 под патрон 7,62х63 он сумел заинтересовать как производственников, так и генералов.  К этому времени США присоединились к преобразованному в Северо-Атлантический Альянс  ЕОС и патрон .28, выпускаемый серийно американскими фирмами, стал основным претендентом на принятие на вооружение (принят в 1959 году, как патрон М66. В нашей реальности американцы приняли в 1951 г. патрон Т65, он же 7,62 мм NATO и в 1959 – самозарядную тяжелую винтовку M.14 под этот патрон. Поэтому буквально через 3 года им пришлось перевооружаться на новую винтовку). Несколько конкурсов закончились принятием на вооружение в 1959 году модификации винтовки AR.10 под патрон 7х43 – AR.15, под наименованием – «автоматическая винтовка М.14». Основным производителем винтовки стала фирма «Кольт». Винтовка имела штампованную из алюминиевого сплава ствольную коробку, автоматика работала на основе отвода пороховых газов прямо на затворную раму. Пластмассовый приклад располагался на линии оси канала ствола, что уменьшало «подскок» оружия от отдачи  при выстреле. Прицельные диоптрические приспособления размещались на ручке для переноски.
Последующая эксплуатация выявила низкую надежность винтовки – механизм ее оказался чувствительным к загрязнению и запылению, в патронах пришлось менять порох на специальные малодымные сорта. Однако в целом эффективность винтовки была вполне удовлетворительной, а после ряда доработок она сохранилась на вооружении американской армии, хотя во Вьетнаме многие американские пехотинцы предпочитали вместо нее брать на задания трофейный автомат АК-47. ( Достоинства и недостатки соответствуют реальным для винтовки М.16, для которой винтовка AR.15, только калибра .223/5,56 мм, а не .28, была прототипом. Так что и в этой реальности американцы воюют с винтовками, больше подходящими для парадов).
Винтовка AR.15/M.14 имеет вес 3,6 кг без магазина, длину 991 мм, начальную скорость пули 700 м/с, темп стрельбы 600 выстр./мин., скорострельность одиночным огнем 35-40 выстрелов, автоматическим – до 100 выстрелов в минуту, и прицельную дальность - 550 метров. Разработаны 2 типа магазинов – на 20 и на 30 патронов.
Основной вероятный противник – СССР к 1944 году отработал на основе довоенных разработок и немецких трофейных патронов свой вариант промежуточного патрона 7, 62х41, а после доработок, уменьшивших длину гильзы за счет удлинения пули – 7,62х39 мм (соответствует реалу). Под этот патрон Симонов разработал самозарядный карабин СКС-45, а Калашников – автомат АК(АК-47), в 1959 году замененный модернизированным образцом АКМ (АК-60). Ручной пулемет конструкции Дегтярева РПД -44 в 60-м году попытались заменить на унифицированный с АК пулемет РПК. Однако в результате было признано, что РПД более эффективен в качестве оружия поддержки и на вооружении были приняты оба образца. Причем РПД использовался в основном в частях постоянной готовности, где служили сверхсрочники, а РПК – в десанте и частях резерва.
АК-47 и АК-60 стреляли 7,9 гр. пулей с начальной скоростью 710 и 715 м/с соответственно. Вес автоматов без патронов 3,6 и 2,93 кг, темп стрельбы – 600 выстр./мин., боевая скорострельность 40-100 выстр./мин. Магазин на 30 патронов. Прицельная дальность 800 м.

Отредактировано Логинов (09-04-2018 14:10:16)

+2

163

вот и Джеронимо издали :-)
   https://fantlab.ru/edition220204

+4

164

Логинов написал(а):

вот и Джеронимо издали

Поздравляю! :)

+1

165

Страна утреннего кровопролития
Мы платим по долгам иной войны
Не ведая, чем эта обернется.
Не нам искать могильной тишины,
Нам нынче выжить, видимо, придется…
Алькор «Долг»

Томпсон вышел из сборно-щитового домика, а по русским понятиям – обычного барака и, спустившись с крыльца, молча вытащил пачку «Лаки». Обычно он не курил, но сейчас требовалось чем-то занять себя. Да, у настоящего «призрака», к тому же бывшего парашютиста, прошедшего Второй фронт, нервы должны быть как у Супермена. Так думают многие, но, увы, они ошибаются. Нервничают все, только одни показывают свою слабость открыто, а другие стараются ее замаскировать. Сейчас же выдержка изменила даже вроде бы ко всему привыкшему Тому-Толику.
«Добив» сигарету в несколько глубоких затяжек, при этом уставившись на часового так, что тот невольно вытянулся в стойку «смирно», Томпсон наконец немного успокоился. Выбросил окурок, развернулся и неторопливо пошел по  натоптанной тропинке между штабных домиков к жилищу, в котором разместилась его группа.
«Страна утренней свежести, с ума сойти… Страна утреннего кровопролития… Нет, ну надо же. Все облажались, от войсковой разведки и штабов, до резидентуры АНБ в Корее. И теперь «гениальный Джеронимо», искупая свои ошибки, должен найти выход из положения и не погубить свою группу. Черт побери! Ну неужели никто не видел, что эти два диктатора никакие не «капиталисты» и «коммунисты», а обычные националисты? Готовые ввергнуть весь мир в атомную бойню, лишь бы установить свое господство в Корее. Использующие лозунги демократии и коммунизма для выколачивания преференций и материальных благ. И да, как только ослаб контроль за ними – у нас сменился президент, в СССР Сталин ушел «на пенсию» - они сразу начали войну. И как оказалось, коммунисты готовы к ней лучше. Точь в точь как ТАМ, судя по воспоминаниям. Дивизии и бригады северокорейцев с многочисленными танками Т-34-85, поддержанные огнем пятидюймовых гаубиц и многоствольных ракетных систем, буквально разорвали фронт южнокорейцев с их легкими танками и бронеавтомобилями, и продвинулись до Пусана. Кажется, ТАМ было то же… - Томпсон машинально ответил на приветствие встретившегося солдата и приостановился, рассматривая сидящих у дверей соратников. – А потом в полном объеме вмешались наши, а за ними - китайцы. И пошло мочилово!..».
- «Вулф», «Текс», за мной, - сидевшие «призраки» поднялись и вслед за Томом вошли в барак.
- Итак, парни, - Том остановился у висевшей на стене мелкомасштабной карты Кореи. – Нам поставлена задача…
- Выиграть войну, - пошутил его заместитель, «призрак» Джон П. МакКлоски с позывным «Горец». Невысокий, рыжий, подвижный ирландец, с типичным, как считал Том, для обитателей «Зеленого Острова» взрывным характером. В то же время способный, если необходимо, неподвижно высидеть в засаде целый день.
- Угадал, Горец. Там где облажались местные узкоглазые, наша армия, флот и авиация,  и даже гребанные «кожаные затылки» из морской пехоты, мы должны победить. Одни за всех… Наша местная резидентура установила где находится объединенная ставка красных. И нам предстоит подобраться к ней, обеспечить прорыв наших бомберов из ВВС, которые снесут все на земле до основания. Заодно, пользуясь возникшей паникой, мы должны прихватить какого-нибудь знатного «языка». Можно даже самого Ким Ир Сена или Пен Дэ Хуая .
- Наши боссы совсем обалдели? – не выдержал даже всегда невозмутимый индеец Джо «Вождь» Брэнд, гордящийся тем, что он прямой потомок вождя Джозефа, одного из участников резни при Литл-Бигхорн .
- Сэр, а откуда сведения и насколько они точны? - спросил у Тома Алекс Берг, новенький, еще не притершийся к группе стрелок. Бывший морпех, из Техаса, фанат стрельбы и снайпер. С позывным, как можно сразу догадаться, Стрелок.- От Френка Уизнера ? – Томпсон усмехнулся. А этот техасец не так-то прост, как кажется.
- «Велосипедиста»?! – возмутился Горец. – Я скорее поверю дядюшке Джо (Сталину), чем ему!
- От местной резидентуры, ты прав, Стрелок. Но подтверждено военной разведкой, а также радиоперехватами интенсивных сообщений из того района. И даже ВВС ухитрились что-то снять со своих птичек, хотя район плотно опекается русскими МиГами, - Томпсону не понравился критический настрой его «призраков» и он постарался его сбить. – Перейдем к делу, парни.
Обсуждение, однако, прошло в деловом ключе. Продумали несколько вариантов, но все упиралось в эвакуацию. Это не прыжок с парашютом в заранее выбранный квадрат, тут намного сложнее. Посадить самолет где-то в тылу врага… может и возможно, но для этого надо иметь очень хорошего проводника, чтоб знал местность как свою квартиру. Иначе поиски подходящей площадки среди этой мешанины скал, лесов, долин, деревень и ищущих диверсантов войск, могут закончиться для группы весьма печально. Идти к побережью и эвакуироваться морем – вариант хороший, но до побережья надо дойти. Так ничего окончательно не решили, остановившись пока на варианте пешего марша к морю. А потом разошлись – обедать и готовиться, ведь до начала операции оставалось всего двое суток.
Из столовой офицерского состава Том решил зайти в оперативный отдел, ознакомиться с ситуацией на фронтах. Но у самого штаба он вдруг увидел смутно знакомую фигуру. Подошел ближе… и очень удивился, потому что гражданский, расслышав шаги, повернулся и замер.
- Том? «Автомат» Томпсон? Ты? – теперь все сомнения исчезли. Том сдала несколько быстрых шагов идущему навстречу гражданскому.
- Джоди, пропащий! Привет, старина!
Несколько минут они обменивались довольно бестолковыми фразами, потом выяснилось, что Дивайна ждут в штабе. Так что друзья договорились встретится через час в баре «Зеленый Эрин», который недавно открыл один предприимчивый корейский коммерсант в соседнем городишке.
- Повалялся по госпиталям, хотели списать вчистую. Мне, сам понимаешь, обратно в безработные не хотелось. Уговорил отправить на бесплатные курсы авиамехаников. В военную авиацию все же не взяли, - Джордж прервался, сделал пару глотков из кружки. – Устроился техником в отделение фирмы Сикорского, они там как раз геликоптеры начали разрабатывать. Заодно курс колледжа прошел, мне один из их инженеров помог. После работал и учился… Вот так и жил. А сейчас представитель Сикорского при армии  в Корее. Привез несколько новейших моделей на испытания в боевых условиях. Вот только, похоже, так  и уеду безрезультатно. Боевых задач для них нет. Заодно шишки из штаба боятся, что новейшая техника к коммунистам попадет, - он опять припал к кружке.
- Подожди. Геликоптеры, говоришь…, - обрадовался Том. – Черт побери, как вовремя мы встретились, - он улыбнулся, глядя в недоумевающее лицо Джоди. – Твои «летуны на кофемолках» ночью летать умеют?
- Шутишь, или обидеть хочешь? – похоже, Дивайн готов был обидеться всерьез. – Лучшие испытатели от ВВС и фирмы. Да они в любую летную погоду над любой местностью пролетят и точно в заказанном тобой месте приземлятся.
- Ну, тогда у меня есть для них работа, - еще раз усмехнулся Том, салютуя кружкой. – «Небольшая и денежная».
И после небольшого, но весьма плодотворного совещания у Тома в комнате друзья отправились в штаб…
Прыгать ночью для Томпсона и его подчиненных было привычней, чем пить мохито на отдыхе. Однако лица большинства сидящих на скамейках «Летающего ящика», различимые в тусклом свете дежурного освещения,  выглядели искаженными отнюдь не мужеством. Пожалуй, самыми невозмутимыми были сам Том и прикомандированный в качестве проводника и переводчика кореец. Тот вообще сидел с лицом Будды, словно спал с открытыми глазами.
Но вот утомительный полет подошел к концу. Выпускающий техник подошел к двери. Несколько движений и  дверь открылась. После команды «Встать!» все «призраки» вскочили и выстроились в шеренгу. Вспыхнула зеленая лампочка, выпускающий выкрикивал раз за разом «Пошел!», после чего диверсант резко выбрасывал тело вперед, падая вниз в горизонтальном положении. Наконец все парашютисты вывалились в открытый зев люка, за которым раскинулась пугающая, но в тоже время манящая темнота ночи, освещаемая лишь редкими, но яркими звездами.
Приземление ночью на незнакомой местности, это приключение похлеще, чем войти в клетку со львом. Но даже времени на переживание у приземлившихся «призраков» не было. Том, потирая ушибленные места и мысленно матерясь на шести языках сразу, собрал и закидал парашют в удачно подвернувшуюся яму, завалил его землей и, держа наготове карабин, двинулся к месту сбора. Ориентируясь по звездам и компасу, он вышел к небольшой роще буквально через четверть часа. Там его уже ждали проводник и трое из десятка «призраков». Остальные подтянулись в течение ближайшего часа. Последним приковылял Стрелок, ухитрившийся подвернуть ногу при приземлении.
Том негромко приказал «Вождю», исполнявшему в группе роль медика, осмотреть ногу, а остальным – готовиться к маршу. Тот несколько минут повозился с конечностью Стрелка, в полутьме на ощупь определяя, что произошло. Затем туго перетянул лодыжку извлеченным из рюкзака специальным бинтом и дал техасцу проглотить какую-то таблетку.
- Ничего страшного. Выдержит, - доложил он Томпсону.
- Тогда – пошли, - скомандовал Том и группа, вытянувшись колонной, пошла вперед. Конечно, двигаться ночью по незнакомой местности – захватывающий аттракцион, мало уступающий «русским горкам» (в России известны как «американские  горки»). Только неоднократные тренировки помогали «призракам» держать темп, который сдерживал лишь не столь тренированный проводник. Пришлось сделать небольшую перестановку и самый сильный из группы, техасец «Браво» вынужден теперь фактически волочь корейца на себе. Но они все же двигались и двигались достаточно быстро. Впереди – «Вождь» с помощником, сыном охотника из аляскинской глубинки. Оба успевают «обнюхивать» дорогу и способны почуять, как не раз убедился Томпсон, засаду в любой темноте и на любой местности. Оба вооружены «Скорпионами» сорок пятого калибра с интегрированными глушителями для бесшумной стрельбы. Кроме того, «Аляска» взял с собой карабин «Бэби Гаранд» М3, а Джо - пистолет-пулемет «Стерлинг» под парабеллумовский патрон. Так что при неожиданном столкновении они могут, как попытаться «решить проблему» тихо, так и выдать по неожидающему такого противнику ливень огня. За ними, где-то в двух десятках шагов «индейской цепочкой» движется основная группа. Все готовы открыть огонь, но в тоже время никто не рвется этого делать. Это только в голливудских фильмах разведчики стреляют в любой ситуации по всему, ч то движется. В жизни открывший огонь разведчик дважды идиот – он уже не сможет выполнить задание и скорее всего уже вернется домой только «под флагом» (в армии США гроб с телом военнослужащего накрывают флагом). Поэтому, хотя стволы пяти «Беби Гарандов», одной автоматической винтовки «Браунинга», четырех «Скорпионов», снайперскогого «Спрингфильда» и четырех «Стерлингов» у каждого «призрака» под рукой, все мысленно молятся: «Пронеси, Господи». Судя по результатам, искренние беззвучные молитвы достигли цели, они не встретили ни одного дозора или засады до самых полей вокруг небольшого городка или большой деревни.
Вот тут группу чуть не накрыли. «Вождь» уловил что-то в темноте и успел бесшумно, не громыхнув ничем из навешанного на на него снаряжения, рухнул на земле. Уловив неведомым органом чувств  его движение, через мгновение упали на землю и остальные. Причем у кого-то что-то все же звякнуло и американцы застыли в мучительном ожидании, похожие в своих комбинезонах на кучки выброшенной земли. Тут же послышались голоса, кто-то негромко обсуждал что-то по-корейски. «Патруль…, - мысль словно боялась демаскировать Тома, проскочив и тут же исчезнув.- Болтают, идиоты». Но дальше разговоров дело не пошло,  патрульные, посветив фонариками в поле (и став великолепными мишенями), но ничего не заметив, пошли дальше.
К утру они, несмотря на все трудности пути, добрались до развалин какой-то кумирни или небольшого храма. Скорее кумирни, по площади руины оказались очень маленькими, гораздо меньше, чем Том ожидал по аэрофотоснимкам. Группа с трудом разместилась среди поросших мохом камней и сгнивших, но иногда сохранивших свои очертания, досок.
- Эй, Ким, - неугомонный Горец, быстро подкрепившись пеммиканом и глотнув воды, спросил у сидевшего рядом  проводника,- этот домик тоже наши разнесли? Очень уж все запущено…
- Но, это до вы, китайсы, прошлым веком - лаконично ответил кореец на своем корявом английском.
- Не болтать, - скомандовал Томпсон.- Горец, тебе особенно. Всем, кроме меня – отдыхать. Через два часа меня сменит Вулф, затем Текс… - распределив смены и убедившись, что все задремали, расположившись среди развалин, Том осторожно высунулся наружу и попробовал рассмотреть что-нибудь при свете выглянувшей из-за туч луны. Что в общем-то, как он и предполагал, оказалось бессмысленной и бесполезной идеей, но зато помогло отгонять сонливость.
День пролетел спокойно и незаметно. Точка отдыха была выбрана правильно, никого из неожиданно усиленных патрулей старые развалины не заинтересовали. И до вечера единственным врагом «призраков» были комары, неожиданно огромные и кусачие. Отчего они облюбовали эти старые развалины, Тому было все равно. Жалко было крови, которую эти маленькие летающие вампиры попили из «призраков» немало.
К концу дня все озверели, даже старавшийся казаться невозмутимым, как Будда, кореец. И наступление темноты, позволившей наконец покинуть это место, все приняли с радостью. Две пары разведчиков отправились к засеченным за день зенитным батареям. Остальные же, сбросив защитные комбинезоны и оставшись в форме северокорейской армии. Помятой, конечно, но вполне «идентичной натуральной», как пошутил Томпсон.
И опять перед ними тянулись темные, освещаемые тусклым светом звезд, тропы. Но теперь они шли практически в открытую, надеясь на форму. Большим был риск, что кто-то из заметивших их может углядеть необычное для северокорейцев оружие Двигались «призраки» внешне неторопливо-спокойно, но в действительности достаточно быстро, чтобы успеть к назначенному времени. Что им, надо признать и удалось. Они вышли к одному из постов секунда в секунду. Солдат, заметивший приближающуюся группу, успел их даже окрикнуть. И точно в это же время с неба донесся слитный гул сотен моторов. Под этот шум и тревожные крики «Вождь» успел сблизиться с часовым и уложить его на месте ударом ножа.
А потом началась бомбежка. А точнее – филиал ада на земле. Земля содрогалась от взрывов пятисотфунтовых и тысячефунтовых бомб (500 и 1000 фунтов – соответственно 227 и 454 килограмма). Щели, в которые успели спрятаться «призраки», как будто готовы были завалиться в любую минуту. А пару раз окопчик от близких разрывов тряхнуло так, что Тому показалось, что он сейчас взлетит в воздух. В голове гудело,  ноги и руки жили своей жизнью, то подтягиваясь вплотную к телу, то дергаясь самопроизвольно. Еще немного и… резко все закончилось. Наступила звенящая в ушах тишина.
Том подскочил, вместе с ним вскочил и прятавшийся в той же щели Вождь.
- Вперед! – крикнул Томпсон по-русски, констатируя, что даже сам себя он слышит словно сквозь подушку. Однако его услышали и остальные. Не только «Вождь», но и остальные выскочили из щелей и собрались в рваную цепочку прямо перед Томом. Все, кроме корейского проводника и «Горца». На месте их щели дымилась черная, окруженная выброшенной землей воронка, рядом с которой валялся покореженный .
- Вперед! – повторил «Джеронимо» и побежал в центр гарнизона. Бежавшая группа людей никого из уцелевших и успевших выбраться из укрытий не заинтересовала, хватало работы и без этого. Огибая горящие и дымящиеся развалины, «призраки» добежали до места, на котором, по разведывательным данным, находилось укрытие для командного состава и увидели лишь груду дымящихся бревен. На разборку которой потребовалось бы часа за два, если не больше. Не успел Том выругаться, даже про себя, как «Вождь» махнул рукой и крикнул что-то.
Обернувшись к нему, «призраки» увидели открытую дверцу другого бомбоубежища, из которой выходил невысокий, полноватый кореец со знаками различия капитана в петлицах. Увидев странных, явно не корейских солдат, капитан схватился за кобуру. Но первым успел «Вождь», выпустивший в корейца очередь.
- Нашумели, черт побери, - выругался Томпсон, одновременно подавая рукой сигнал «Штурм». В открытую дверцу полетела граната с невыдернутой чекой. Вслед за ней в убежище, невысокое и тесноватое, влетели, пригнувшись «Аляска» и «Вождь» Приглушенно прозвучали несколько выстрелов. Потом из дверей медленно вылез «Вождь», волочивший за гимнастерку ходощавого корейца с полковничьими петлицами. Встретившись взглядом с Томом, он молча качнул головой.
- Уходим! – опять по-русски скомандовал «Джеронимо». Пока «Вождь» и «Стрелок» связывали оглоушенного корейца, Том и «Текс» заскочили в бомбоубежище, быстро осмотрели помещение, захватили все бумаги и стоявшие у входа носилки.
И начался сумасшедший бег обратно. С носилками на которых лежал укрытый одеялом пленный. Пятерка готовых ко всему «призраков», чудом выскочивших с территории корейского гарнизона, против целой страны.  И бегущих, несмотря на накапливающуюся усталость, дальше и дальше.
Их спасло несколько сложившихся удачно факторов. Заброшенных групп было несколько и большинство уцелевших отходило к морю. Туда и отправились основные силы погони. Там и местные кречтьяне были предупреждены и ждали диверсантов. А группа «Джеронимо» сделав финт и обозначив отход к берегу, вернулась назад, к заранее оговоренной точке эвакуации. Помогли и примененные ими мины-ловушки - растяжки из имевшихся гранат и те две пары, что наводили авиацию на зенитки…
Из 12 человек группы вертолеты, прилетевшие на вторые сутки ожидания, эвакуировали семерых и одного пленного корейского штабного – полковника из оперативного отдела. Но и этот успех не помог америкнцам и южанам – корейско-китайские войска нанесли удар с задержкой всего на сутки по сравнению с ранее известным сроком. Оставноить же наступление удалось только сбросив на наступающих две атомные бомбы...

Отредактировано Логинов (26-05-2018 23:55:30)

+5

166

Чем дальше в лес…

Зеленые береты, зеленые холмы
Пока горит планета –
В большом порядке мы
Из книги «Джин Грин – неприкасаемый»

Чем дальше в лес, тем толще партизаны
Шуточная поговорка

Том смотрел в окно, за которым открывалась панорама рисового поля, каждый крестьянин на котором мог оказаться, а скорее всего и был на самом деле, вьетконговцем. И опять вспомнил о Корее.
- Зато в Северной Корее нас никто не смог тыкнуть в задницу измазанными в дерьме кольями, – грубо заметил он.
Старший военный советник при вьетнамском командующем округом, полковник Трэйн слегка нахмурился, услышав его солдатский жаргон, но ответил уже более миролюбиво.
– Я практически не сомневаюсь в том, что вы с Корни быстро найдете общий язык. Насколько я помню, в ходе той операции вы применили несколько трюков, которые не описаны ни в одном учебнике по спецподготовке.
Его заместитель, похоже, посчитал это намеком и тут же вставил фразу насчет того, что на следующий день в Фанчау отправляется «Грузовой вагон» (транспортный самолет С119 «Флаинг бокскар»), который доставит в группу нового переводчика взамен убитого двумя днями ранее и полтонны снаряжения.
- Вы вполне могли бы им воспользоваться, - заметил Трэйн. - Кстати, как долго вы намерены там находиться?
- Пока не знаю. А может, полковник, я дам вам знать об этом по рации?
- Отлично. Но учтите, что, если попадете в серьезный переплет, я всегда смогу организовать вашу эвакуацию.
- Об этом не может быть и речи!
Трэйн в упор посмотрел на Томпсона, который спокойно выдержал его взгляд. Полковник пожал плечами.
- Ну что ж, как вам будет угодно. И все же я не вполне...
- Никаких проблем не будет. Уверяю, я не потерял формы после Кореи, а мой напарник проходил службу как раз в рейнджерах.
- Хорошо. Но еще одно, – посчитал нужным предупредить Трэйн. -  Корни пребывает в расстроенных чувствах
Том кивнул. - Наслышан. Из-за того, что по распоряжению командира вьетнамской дивизии генерала Хо мы перевели из его лагеря две группы «хоа-хао»?
- Вы знаете, что такое «хоа-хао»?
- Кажется, это довольно крутые  и хорошо подготовленные парни, так?
- Именно. Все они - выходцы из дельты Меконга, принадлежат к одной религиозной секте и немного отличаются от остальных вьетнамцев этнически. Генералу Хо не понравилось, что две группы «хоа-хао» будут сражаться вместе…
- Я корреспондент, а не политик, сэр, - с подчеркнутым холодком в голосе заметил Томпсон.
- Мы тоже стараемся не вмешиваться в политику, - запальчиво произнес Трэйн, - и чем руководствовался генерал Хо, принимая это решение, меня совершенно не интересует.
«Зато это может интересовать Корни, когда он находится у камбоджийской границы, можно сказать, в самом центре вьетконговской территории, и внезапно лишается двух групп своих самых умелых и толковых бойцов», - мысленно продолжил его Том. - Обещаю вам с повышенной осмотрительностью относиться к каждому своему слову,-  произнес он вслух.
- Будем надеяться, - завершил разговор полковник. Это прозвучало почти как угроза, но Томпсон лишь примиряюще улыбнулся.
На следующий день старенький Си-119, натужно треща моторами и подпрыгивая на грунте во время разбега, унес «журналистов», переводчика и сопровождающего груз сержанта-снабженца в небо. Том отчего-то опять вспомнил Корею.
Его раздумья прервал переводчик, спросивший.
- Извините, сэр. Вас откомандировали в Фанчау?
Томпсон отрицательно покачал головой, нисколько не удивившись. В самом деле, на нем и его фотографе - форма войск специального назначения: легкий камуфлированный комбинезон для джунглей, а голову украшал зеленый берет армейских рейнджеров. Что еще мог подумать вьетнамец?
- В Фанчау я пробуду неделю или около того. Я писатель. Точнее, журналист. Вы меня понимаете?
Лицо переводчика неожиданно просияло.
- Журналист, понимаю. Да. А для какого журнала вы пишете? – спросил он с надеждой в голосе. – «Тайм»? «Ньюсуик»? «Лайф»? Или «Кольерс»? - и не мог скрыть своего разочарования, когда узнал, что всего лишь «Старс энд Страйпс»
Самолет подлетел к Фанчау и начал делать «коробочку», заходя на аэродром. Наконец внизу показалась жалкого вида грязная полоса приземления, и шасси самолета коснулось земли. При посадке Том успел рассмотреть в иллюминатор гористую местность на близкой границе с Камбоджей.  Самолет остановился и, подхватив свои вещи пассажиры потянулись к отрываемой бортовым техником дверце. Спустившись по лесенке на землю, Томпсон обнаружил, что вокруг мельтешат бойцы вьетнамских ударных групп в характерной униформе и кепках.  Заметив среди них зеленый берет американского сержанта, Том подошел к нему и представился. Он подтвердил, что слышал журналистах, однако, к удивлению, заявил, что сегодня их никто не ждал.
- Радио, сэр. Ловится с трудом, – пояснил сержант. – Но старик все равно будет рад вас видеть. Он все спрашивал, когда же вы прибудете. Эй, куда! – разговаривая с Томом, сержант успевал следить  и за разгрузкой самолета, наводя относительный порядок. Вьеты, на взгляд Тома, неплохо понимали его короткие приказы и весьма выразительную жестикуляцию.
- Простите, сэр. Вам на вон тот джип, - извинился сержант. – Том вас довезет до лагеря. Оружие у вас есть? В рюкзаках? Неосторожно. Достаньте и зарядите – сегодня у нас была стычка недалеко от лагеря. Патруль за ними выслали, но все возможно.
Со взлетно-посадочной полосы были видны приземистые белые постройки с темными крышами, возвышавшиеся над глинобитными стенами Фанчау, и стальная пожарная каланча. За ними к западу маячили каменистые холмы, раскинувшиеся по обе стороны от вьетнамо-камбоджийской границы. К северу виднелись холмы и густые джунгли из относительно невысокого кустарника; местность к югу от него оставалась открытой и голой. Взлетно-посадочная полоса пролегала примерно в миле к востоку от лагеря.
Стоявший «под парами» джип немедленно тронулся, как только Том и Саймон в него забрались. При этом водитель иронически посмотрел на пистолеты-пулеметы, висящие на груди пассажиров, и их береты, но промолчал.

+5

167

Со взлетно-посадочной полосы были видны приземистые белые постройки с темными крышами, возвышавшиеся над глинобитными стенами Фан Чау, и стальная пожарная каланча. За ними к западу маячили каменистые холмы, раскинувшиеся по обе стороны от вьетнамо-камбоджийской границы. К северу от Фан Чау также располагались холмы и густые джунгли из относительно невысокого кустарника; местность к югу от него оставалась открытой и голой. Взлетно-посадочная полоса пролегала примерно в миле к востоку от лагеря. Стоявший «под парами» джип немедленно тронулся, как только Том и Саймон в него забрались. При этом водитель иронически посмотрел на пистолеты-пулеметы, висящие на груди пассажиров, и их береты, но промолчал. Джип тронулся и через десяток минут.  Когда он подъехал к прямоугольному форту, окруженному глинобитными стенами, мешками с песком, боевыми расчетами пулеметчиков и рядами колючей проволоки, Томпсон увидел нескольких человек, которые разматывали новые катушки с проволокой
- Это новый лагерь?
- Да, сэр, – ответил водитель. – Старый, находившийся по соседству с Фанчау, совсем другой - со всех сторон окружен холмами. Мы называли его маленьким Дьен-Бьен-Фу. Здесь же неплохой обзор, да и с гор вьетконговским минометам нас тоже не достать.
- Насколько я слышал, вы вовремя подсуетились и покинули старый французский лагерь.
- Мы тоже так считаем. Там бы они нас запросто накрыли. Зато когда достроим этот, то сможем устоять против кого угодно.
- Много еще работы осталось?
- Не очень, сэр. Надеюсь, что пару дней Ви-Си (от англ VC. Так кратко называли бойцов армии Национального Фронта Освобождения Южного Вьенама – от Viet Сong (Вьетконг) сокращение от слов «вьетнам конг шан» - вьетнамский коммунист) не атакуют…
- Стоит ждать атаки? – спросил Саймон.
- Да, сегодня утром уже прощупывали. Четверо разведчиков столкнулись с патрулем. Обычно мы не попадаем в засаду так близко от лагеря, так что возможно все.
- Понятно, - кивнул Саймон и тут джип остановился рядом с бетонной постройкой под деревянной крышей.
Понадобилось несколько секунд, чтобы глаза начали привыкать к прохладному полумраку, разительно отличавшемуся от жаркого и яркого солнечного света. Навстречу им двинулась могучая фигура капитана Лемуэля Кортни. На его худощавом, приветливом лице появилась широкая улыбка, а голубые глаза чуть прищурились.
Обхватив своей громадной лапищей ладонь Тома, он представился и поприветствовал его, а затем и Саймона с прибытием в Фанчау. - Ну и ну, - прогудел он, - выбрали же вы времечко, чтобы прибыть к нам. Сейчас у нас довольно опасно.
- А что случилось? – встревоженно спросил Том.
- Черт-те что, вот что я вам скажу! Эти вьетнамские генералы совсем очумели! Вата в головах вместо мозгов. Позавчера их узкоглазый желтокожий командующий взял да и увел двести пятьдесят моих отборных молодцев – и что, вы думаете, сделали американские генералы? А ничего - они продолжают играть в политику, тогда как мой лагерь остался почти оголенным.
- Не понял, Стив, о чем вы говорите?
- Я говорю о двухстах пятидесяти парнях «хоа-хао». Отборные были вояки. И вот сейчас генералу Хо взбрело в голову, что не следует позволять им воевать вместе друг с другом. Потому как они, дескать, могут сговориться со своим полковником и совершить очередной переворот. В итоге он лишил меня лучшего ударного подразделения во всей дельте Меконга. Идиот безголовый! А наши…Зато у нас стало еще больше вьетнамских "боевиков", про которых точно даже не скажешь, на чьей стороне они воюют – на нашей или вьетконговской. Так что лучше вам будет вернуться назад - он махнул рукой и повернулся к взводному сержанту, которого представил как Бергсона.
- Он вам расскажет последние новости.
- По данным разведки, на протяжении последних нескольких недель во всех окрестных вьетнамских деревнях спешно изготовляют лестницы и деревянные гробы, а это верный признак того, что они что-то затевают, причем в самом ближайшем будущем. Лестницы предназначены для преодоления колючей проволоки и минных полей, а затем для переноски убитых и раненых. Вьетнамцы лучше воюют, когда знают, что в случае гибели их похоронят в хороших деревянных гробах. Они видят гробы, и от этого повышается их моральный дух.
- Мы же к атаке пока не готовы, – добавил Кортни, – и потому она, судя по всему, произойдет в самом ближайшем будущем. Поэтому сейчас лейтенант Вилкат договаривается с ККК.
- С кем? – удивился Том. – Ку-Клукс-Клан здесь?
- Нет, - усмехнулся Лэм, - это не наши южные «друзья» из Вирджинии. Так называются камбоджийские бандиты, действующие на этой территории. Настоящие сукины сын, но очень любят деньги. И оружие. Иногда даже нападают на наши патрули, чтобы его добыть. А Вилкас предложит им и то, и другое, натравив их на Вьетконг.
- Получится? И как к этому отнесутся в Сайгоне?
- Будем надеяться, пожал плечами Кортни. –  что Сайгон промолчит. Я ведь покупаю этих «клановцев», а не нападаю сам или подчиненными арвинами,- усмехнулся он. - И еще… Раз уж вы прибыли к нам, смените ваши «пукалки» на что-то посолиднее Всякое бывает. Бергсон, обеспечь.
Распрощавшись, журналисты вышли вместе с сержантом наружу. Миновав несколько железобетонных бараков под деревянными и соломенными крышами они наконец остановились перед одним из задний. Стоящий при нем часовой появлении отдал честь сержанту и с любопытством осмотрев новеньких, молча пропусти их внутрь. Войдя, Томпсон заметил, что кроме наружной соломенной крыши, барак имел внутреннюю железобетонную, превращавшую его в неуязвимый для легкого оружия блокгауз. А само содержимое помещения могло свести с ума любого любителя оружия. На нескольких стеллажах лежали обильно смазанные русские и французские винтовки, несколько пистолетов-пулеметов МАС-38 и ППШ. Дальше в тусклом свете лампочек виднелись несколько пулеметов и даже английский взводный миномет.
– Трофеи, -  пояснил Бергсон и провел их в угол, где оружие уже лежало на стеллажах в ящиках. – А это наш «горячий резерв», - ответил он на немой вопрос спутников. – Выбирайте – «Спрингфилд», М1, «Бэби»… есть даже английский «номер девять» и пара довоенных «Томпсонов». Ну и пистолеты с гранатами, конечно.
«Журналисты» вооружились. Саймон взял привычный «Бэби Гаранд» в десантном варианте, а тОм, подумав, решил попробовать английский автомат.Сержант ыдал им еще по паре новеньких, недавно принятых на вооружение противопехотнхы «ананасок», очень напоминающих русские Ф1, только со съемным осколочным чехлом, и по пистолету Браунинга.
Расписавшись в получении и увешанные оружием и снаряжением, словно рождественские елки, журналисты отправились в отведенный им кубрик в стоящей в центре лагеря казарме «зеленых беретов». Куда к их немалой радости кто-то из посыльных уже принес их вещи.
Ночь прошла спокойно. Как и следующий день, посвященный интервью с рейнджерами и вьетнамцами, фотографированию лагеря и прочей журналистcкой работе.
К вечеру в лагерь вернулся лейтенант Вилкат вместе с патрулем и взводом спецназа арвинов.

+5

168

Опрос:
http://samlib.ru/editors/l/loginow_a_a/opros-2.shtml

0

169

Логинов написал(а):

Опрос:

Отписался: либо попадунство в Николашу, либо Третья Мировая.
Удачи, вдохновений чудных, здоровья и времени записывать нашёптыванья муз.

+1

170

Логинов написал(а):

ыдал


Выдал

+1


Вы здесь » NERV » Произведения Анатолия Логинова » Jeronimo! (Клич американских парашютистов)