NERV

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » NERV » Произведения Анатолия Логинова » Jeronimo! (Клич американских парашютистов)


Jeronimo! (Клич американских парашютистов)

Сообщений 11 страница 20 из 145

11

Денис написал(а):

Это какая нужна память, чтобы все так сразу вспомнить ))) Да и по разговорам далее, сильно было похоже что он и про охоту на ведьм и холодную войну дописал.

Нормальная память. Обычный человек при некотором усилии вспоминает многое. Да, по ХВ и американскую охоту на коммунистов в США он тоже написал, что помнил. А учился он в советской школе. Там учили хорошо.

Денис написал(а):

А вот совет использовать ОДАБ с урановой смолкой (отходы) он не дал?

Нет конечно. Про ОДАБ он вообще ни слова не написал - ибо не знает точно, как они работают. А вот про снаряды с ураном - много писали после войны с Югославией.

Отредактировано Логинов (14-04-2015 03:27:03)

0

12

Логинов написал(а):

Нет конечно. Про ОДАБ он вообще ни слова не написал - ибо не знает точно, как они работают. А вот про снаряды с ураном - много писали после войны с Югославией.

Ясно, просто очень часто встречаю советы иммитировать ядреное оружие таким способом, и что такая иммитация всего в 3-4 раза слабее будет первых бомб, а сделать легко, распыляй разные вещества в воздухе и подрывай... Пока не бабахнет... спирт.. ацетон.. бензин... пары... водород... мол химики зная что так можно, за год сделают мега бомбу ))

0

13

Денис написал(а):

а сделать легко, распыляй разные вещества в воздухе и подрывай... Пока не бабахнет... спирт.. ацетон.. бензин... пары... водород... мол химики зная что так можно, за год сделают мега бомбу ))

Ерунда. Для нормального подрыва ОДАБ нужны очень хорошие и выскоточные взрыватели.

0

14

После разговора о текущих делах, Сталин, поднявшись, привычно прошелся вдоль стола и вдруг спросил вице-президента.
- Скажите, а как вы видите наши будущие, послевоенные отношения?
- Я, - слегка растерялся от неожиданности Генри, - думаю, что мы можем сохранить накопленный нашими странами дружеский потенциал, - после чего слегка замявшись, добавил.- Полагаю, что наше и ваше общество будет идти в сторону конвергенции, усваивая лучшие черты американского образа жизни, европейского социализма, в частности шведского  вашего коммунизма.
- Вы думаете, что такое…, - Сталин подошел к столу и взяв в руки трубку, принялся ее методично набивать табаком, доставая из лежащей рядом пачки папиросы и ломая их. Уоллес с с интересом наблюдал за этим действом. – такой гибрид возможен? – набив трубку, продолжил Сталин. – Это же все равно, что скрестить ужа и ежа.
- Ужа и ежа, как я думаю, скрестить невозможно, - улыбнулся Генри, - а человеческое общество, по-моему, куда более гибко устроено, чем системы размножения разных видов животных.
- Интересная мысль, - жестом предложив собеседнику закуривать, Сталин разжег трубку и на несколько секунд окутался клубами дыма. – А не получится результат таким же, как от скрещения этих двух зверей?
- А что может получится…? – удивился Уоллес.
- Как шутят наши солдаты – полтора метра колючей проволоки, - улыбнулся Сталин в усы.
Дружный смех окончательно разрядил обстановку в кабинете и дискуссия о том, считать ли шведский эксперимент социализмом, или все-таки разновидностью обычного капитализма, прошла в самой дружественной манере. Сталин, лукаво улыбаясь в усы, пытался доказывать, что никакого социализма социал-демократы построить не могут, а являются всего лишь слугами капитала, пытающимися приглушить недовольство рабочего класса. В ответ Уоллес неожиданно припомнил  высказывание Ленина, что социализм есть капиталистическая монополия, поставленная на службу  всему народу. От неожиданности Иосиф Виссарионович даже не сразу нашел ответ. Генри с победоносным видом усмехнулся, глядя, как его собеседник в тщетной попытке «сохранить лицо» делает вид, что занят внезапно потухшей трубкой.
Беседа продлилась дольше запланированных полутора часов, но Поскребышев, наблюдая за Хозяином, сделал вывод, что это его нисколько не расстроило, скорее наоборот. И нисколько не удивился, когда через секретариат прошло указание в соответствующий отдел об оказании негласной политической поддержки недавнему собеседнику Сталина.
Том тем временем наслаждался неожиданным отдыхом, пусть и слегка подпорченным болью ран и необходимостью выполнять лечебные предписания. Судно, выйдя из порта, безостановочно прошло прямо до Гибралтара. Там, прямо на рейде, команда «Сан-Клементе» пополнила запас мазута. Короткими гудками попрощавшись с берегами Европы, пароход взял курс на Америку…
Атлантика была удивительно спокойной. Ни шторма, ни завалящего урагана. Воруг, куда ни кинешь взгляд, стелилась тронутая легкой рябью волн гладь океана, на поверхности которой играли солнечные зайчики. Вся картина дышала таким умиротворением, что не верилось, что где-то может быть по другому. Атлантический океан словно решил отдохнуть от обычных буйств, предоставив эту возможность людям. Которые не преминули ей воспользоваться – недалеко от курса санитарного транспорта проходил очередной конвой, попавший в зубы «мальчиков Деница». Хмурый радист сообщил Тому по секрету, что из конвоя, идущего в Африку, уцелела едва половина.
Не верилось, что где-то совсем недалеко от них пароходы пытаются ускользнуть от мчащихся к ним стальных сигар, а те, кому не повезло, зарываются в такие же беззаботные волны, покрытые пятнами мазута и головами плавающих людей.
Толик, узнав о том, что пароход совершенно не собирается идти на помощь тонущим, сначала удивился. Узнав, что таким кораблям вообще запрещено приближаться к конвоям и джае останавливаться для того, чтобы подобрать потерпевших кораблекрушения, удивился еще больше. Как-то не увязывалась такая политика с привычным стереотипом «американцы всегда спасают своих».
Потом Он прошелся по шлюпочной палубе и долго стоял, вдыхая и выдыхая отдающий солью воздух и пытаясь успокоиться. Изнутри медленно поднималось тошнотворное ощущение полного абсурда и понимания абсолютной чуждости этому миру. Всё, к чему он привык, здесь еще не существовало. Даже его родители еще не  могли даже встретится, представляя из себя натуральных младенцев. Никого из родственников и друзей, даже тех с которыми он давно потерял связь здесь не было. А те, кто были никогда бы не признали в незнакомом американце своего родича. Хотелось взвыть или прыгнуть за борт, до того было плохо. А ведь впереди еще два года войны, потом Холодная война… мир дважды окажется на грани ядерного апокалипсиса. И только разрушение его родной страны на время отодвинет третью мировую. И все это ему придется пережить… Пусть он и сделал попытку изменить будущее, но насколько удачную, ему останется неизвестным возможно до самой смерти…

+7

15

Урра! Продолжение! Спасибо!   http://read.amahrov.ru/smile/yahoo.gif

0

16

Большое спасибо за новый кусок текста, хорошо что произведение не заморожено

0

17

Атлантика была удивительно спокойной. Ни шторма, ни завалящего урагана. Воруг, куда ни кинешь взгляд, стелилась тронутая легкой рябью волн гладь океана, на поверхности которой играли солнечные зайчики. Вся картина дышала таким умиротворением, что не верилось, что где-то может быть по другому. Атлантический океан словно решил отдохнуть от обычных буйств, предоставив эту возможность людям. Которые не преминули ей воспользоваться – недалеко от курса санитарного транспорта проходил очередной конвой, попавший в зубы «мальчиков Деница». Хмурый радист сообщил Тому по секрету, что из конвоя, идущего в Африку, уцелела едва половина.
Не верилось, что где-то совсем недалеко от них пароходы пытаются ускользнуть от мчащихся к ним стальных сигар, а те, кому не повезло, зарываются в такие же баззаботные волны, покрытые пятнами мазута и головами плавающих людей.
Толик, узнав о том, что пароход совершенно не собирается идти на помощь тонущим, сначала удивился. Узнав, что таким кораблям вообще запрещено приближаться к конвоям и даже останавливаться для того, чтобы подобрать потерпевших кораблекрушения, удивился еще больше. Как-то не увязывалась такая политика с привычным стереотипом «американцы всегда спасают своих».
Потом он прошелся по шлюпочной палубе и долго стоял, вдыхая и выдыхая отдающий солью воздух и пытаясь успокоиться. Изнутри медленно поднималось тошнотоворное ощущение полного абсурда и понимания абсолютной чуждости этому миру. Всё, к чему он привык, здесь еще не существовало. Даже его родители еще не  могли даже встретится, представляя из себя натуральных младенцев. Никого из родственников и друзей, даже тех с которыми он давно потерял связь здесь не было. А те, кто были никогда бы не признали в незнакомом американце своего родича. Хотелось взвыть или прыгнуть за борт, до того ему стало плохо. А ведь впереди еще два года войны, потом Холодная война… мир дважды окажется на грани ядерного апокалипсиса и только разрушение его родной страны на время отодвинет третью мировую. И все это ему придется пережить…
Пусть он и сделал попытку изменить будущее, но насколько удачную, ему останется неизвестным возможно до самой смерти. Но если раньше ему было не до всех этих переживаний, война и выживание просто не оставляли времени задуматься о чем то постороннем, то сейчас он был ничем не занят. Даже раны практически зажили и не напоминали о себе. Вот и появилось время на то, что обычно проходило мимо сознания, но видимо постепенно откладывалось где-то внутри.
Неизвестно, чем бы закончился этот приступ черной меланхолии, столь неожиданно навалившийся на попаданца, если бы не тот же радист, Майкл МакГрат. Непонятно как нашедший Тома на той же шлюпочной палубе Майкл сразу заметил, что с ним творится что-то неладное.
- Эй, Том, ты что? Баньши услышал? – с ходу начал тормошить застывшего с непонятным видом  побледневшего приятеля радист (еще бы, вместе уже пару бутылок великолепного ирландского раздавили). – Может, тебе к врачу?
- Иди к черту, Майкл, - очнулся Том. – Скажи еще, что мне срочно пары уколов в задницу не хватает.
- Ха-ха-ха, - зашелся МакГрат. – Вот скажи мне еще раз, что ты не ирландец. Пьешь, как ирландец, шутишь тоже. Но мне все равно не нравится твой вид. Пошли, у меня как раз в каюту одна леди, в стеклянном платье, в гости зашла. И я с вахты сменился. Раз не хочешь уколоться – остается принять внутрь.
- Пошли, - согласился Толик.
В каюте МакГрата, как всегда, царил потрясающий, прямо-таки идеальный немецкий орднунг (порядок). Только сегодня Тому не до традиционных шуток по этому поводу. Что Майкл сразу заметил и тут же, без долгих разговоров вытащил из тумбочки стаканы и бутылку «Джек Дэниэлс».
- Выпьем, - разлив «на полпальца», предложил он. И был очень удивлен, когда Толик отобрав у него бутылку, долил себе стакан «под ободок»
- Будем! – предложил он. Майкл, забыв про свою порцию,  проводил удивленным взглядом исчезающий в горле Томпсона напиток. И лишь когда тот со стуком поставил стакан точно в углубление на столике, спохватившись, в два глотка добил свой, даже забыв добавить воды. Естественно, закашлялся. - Ну ты престидижитатор, Томми, - покачал он головой, одновременно стараясь восстановить дыхание. – Не ожидал. Можешь...
- Не просто можешь, а мОжешь! – пошутил Том, чувствуя, как изнутри поднимается теплая, смывающая сплин волна.
- Не, все равно не понимаю, с чего ты так расстроился? Такое награждение… я бы радовался, а ты словно на похороны собрался, - разливая по второй порции и одновременно доставая откуда-то из-под стола несколько бананов, заметил Майкл.
- Какое, черт тебя побери, награждение? – непритворно удивился Том, принимая стакан.
- Твое, - удивленно глядя на Томпсона, ответил радист. – Ты что не знаешь еще? – и рассказал о полученной радиограмме. Потом, под постепенно «испарявшееся» из  бутылки виски долго объяснял поплывшему от первой дозы Тому какой он герой и как им гордится он ирландец Майкл МакГрат, потомок одного из лучших стрелков ирландской бригады Мигера

Отредактировано Логинов (05-05-2015 03:53:04)

+6

18

спохватившись, в два глотка добил сво - свою

+1

19

Небольшой отрывок из будущего :-)))
 
  Клерк министерства обороны, встретивший Тома прямо у дверей, был сама прирожденная любезность. Казалось, он сейчас прямо тут за столом помрет от радости лицезреть героя войны, награжденного самим Президентом. Именно этот приторно-сладкий вид чиновника сразу заставил Тома насторожиться.
  - Мистер Томпсон, для вас у нас имеется отличное предложение. Мы включаем вас в группу ветеранов и направляем в агитационную поездку по стране. Сроки пока не определены, но не позднее чем через неделю.
  Том посмотрел на истекающего сладкой патокой клерка и неожиданно даже для себя самого ответил.
  - Нет.
  Клерк даже привстал из-за стола и сейчас смотрел на сержанта так, словно увидел перед собой сумасшедшего.
  - Извините, я что-то плохо расслышал вас. Вы отказываетесь от нашего предложения?
  - Отказываюсь, - мрачно глядя на чиновника подтвердил Том. - У меня еще куча должников по ту линию фронта, с которыми я еще не рассчитался за своих парней.
  Видимо это объяснение для собеседника было вполне приемлемым и понятным.
  - Что ж. Тогда я попрошу вас подождать. Доложу о вашем решении боссу, - успокоился он. И вышел, оставив Тома сидеть в пустом кабинете. Причем сержант успел заметить, как на лице чиновника промелькнуло выражение, которое его второе Я грубо перевело как: 'Ну, ты и лох!'
  Появился клерк довольно быстро, но не один - в сопровождении полковника. Толик сразу вспомнил старый анекдот, про места где есть: ' Товарищ полковник', просто: ' Полковник' и 'Эй ты, полковник!'.' Похоже, военное министерство всех стран ничем в этом смысле не отличаются', - подумал он, вставая и принимая стойку 'смирно'.
  - Ага, вот и наш герой, - полковник с явным удовольствием осмотрел бравого подтянутого парашютиста, - ну что же. Джим доложил мне о вашем благородном решении. Очень хорошо. Но на фронт вы сразу не попадете, ибо у нас имеется рекомендация командира дивизии о направлении вас на офицерские курсы. Думаю, в этом случае вы не будете возражать?
  - Никак нет, господин полковник, сэр! - в лучших армейских традициях ответил Том.
  - Вот и славно. Служите. И разрешите пожать вам руку - чуть не прослезился полковник.

+7

20

Смущает мнение о Кольте 1911 как о неточном. Сам я из пистолетов не стрелок, но многие считают именно его лучшим.

0


Вы здесь » NERV » Произведения Анатолия Логинова » Jeronimo! (Клич американских парашютистов)