NERV

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » NERV » Произведения Анатолия Логинова » Jeronimo! (Клич американских парашютистов)


Jeronimo! (Клич американских парашютистов)

Сообщений 71 страница 80 из 147

71

Немного еще раз изменил разговор в кафе
«Какая актриса пропадала», - усмехнулся про себя Том. - Но я думаю, что тебе надо будет взять псевдоним, - сказал он, едва похвальный спич закончился и Норма решила промочить горло глоточком кока-колы. - Была у меня знакомая актриса, которую звали Мэрилин. Тебе это имя очень подходит, - предложил он, смеясь про себя удачной шутке.
- Точно. Псевдоним вам не помешает, милая моя... племянница, - подмигнув, добил собеседников Отто.
- Мэрилин, - внешне спокойно повторила Норма, словно пробуя имя на вкус. - Неплохо. Но как-то слишком длинно... Лучше – Мэри. Но, «дядя», - иронически улыбаясь, она ухитрилась так произнести это слово, что скобки почувствовал бы даже поляк , - фамилию тоже надо поменять. Может в честь мамы? Надо подумать.
- Надеюсь, не Пикфорд , - пошутил Толик и быстро уклонился от замахнувшейся на него девушки.

---
И продолжение:
Самая длинная ночь

И опять мерно гудели двигатели, унося в ночь самолеты. Волна за волной «Скайтрейны», (они же «Дакоты» или «Бешенные Дуги», Си-47) неслись в ночном небе от берегов Англии к «крепости Европа». Англо-американские войска решились наконец поддержать своего союзника полностью и открыть второй фронт. Впрочем, как подозревало большинство населения  и руководство этого самого союзника – просто потому, что иначе война могла закончиться и без участия англо-американцев. Потому что русские армии уже пересекли границу СССР и двигались на запад, к границам нацисткой Германии.
Впрочем, Тому, сидящему на жесткой скамейке рядом с дверью, из которой ощутимо дуло, было не до высокой политики. Да и до низкой, признаться, тоже.  В открытую дверь он видел, что все пространство, которое мог охватить взгляд, было заполнено массой транспортных самолетов. Великолепный вид, внушавший безграничную уверенность сидящим внутри десантникам в скорой и безусловной победе. Только вот в отличие от них, Толик помнил о высоких потерях при высадке и длительных позиционных боях. И ему очень хотелось выжить.
Стараясь отвлечься от мрачных мыслей о предстоящих боях, он вспоминал обучение на курсах офицеров. Хотя, если подумать и вспоминать-то было нечего. Три с половиной месяца по двенадцать-пятнадцать часов в сутки на учебу и тренировки, один выходной в неделю, в который лично Том изучал пропущенные или плохо усвоенные материалы – и никаких приключений. «Даже мафия, казалось, забыла обо всех претензиях к нему. Так что всё строго по классику: «Учиться, учиться и учиться», - Томас невольно улыбнулся, представив себе, чтобы сказал их преподаватель тактики на эту цитату. – «Были, конечно, и пара встреч с «инженером ноль-ноль-семь», то есть Джеймсом Бондом из Ай-Би-эМ. Но это не развлечение, это тоже работа. Отчисления от патентов никогда не помешают… Единственное развлечение – письма от Нормы. Вот кому явно повезло, попала в свою стихию. Снимается уже во втором фильме… Она даже согласилась в конце концов принять предложенное им имя. Вот только с учетом фамилии получается очень интересное совпадение... Неужели это просто совпадение?» - он еще обдумывал со всех сторон неожиданно пришедшую в голову мысль, когда внизу вспыхнули огоньки.
– Зенитки с островов! – наклонившись, крикнул ему в ухо выпускающий, передав полученное от летчиков сообщение. Впрочем, никто, кроме Томпсона и экипажа, на этот обстрел внимания не обратил, так как весьма интенсивный огонь немецкой артиллерии оказался очень неточным. Снаряды рвались где-то в стороне и ниже летящей армады.
Том отвернулся от дверей, оглядел внутренности «железной птицы». В общем, все было нормально, парашютисты, похожие в надетом на них снаряжении на беременных медведей, сидели сравнительно спокойно. Кое-кто пытался дремать, прикрыв глаза, остальные сидели, толи молясь про себя, толи что-то вспоминая. Сидящий рядом с взводным сержантом молоденький десантник явно и сильно нервничал. Настолько, что Томсон постарался взглядом указать на него Ковбою. Да, новоиспеченный второй лейтенант Томпсон получил во взвод «опытного, обстрелянного сержанта, способного держать солдат в руках». Так решил комбат, еще не зная, кого ставят на должность.
Что сказал Джон соседу, Том узнал, конечно, позже. Пока же он увидел как Уэйн наклонился к уху соседа и, скаля зубы, проорал что-то.
-  Боишься, салага? - сказал сержант. Солдатик вздрогнул и прокричал в ответ. -  А ты думал, сардж? Это вон они, - он кивнул в сторону мешков со снаряжением, лежащих рядом с десантниками, - ничего не боятся. А нам положено Богом. А кстати - может ты, сардж, знаешь, как от страха верней всего избавиться?
  – Да очень просто, салага. Надо побольше страху на немца нагнать. Чтоб на тебя не осталось, - проорал, по-прежнему скалясь вместо улыбки, Джон и они заржали, немного нервно.
Тем временем самолеты пересекли линию французского побережья, пролетели мимо смутно различимого внизу из-за затемнения городка и неожиданно влетели в густой туман. Все это время зенитная артиллерия немцев молчала, но Том смутно подозревал, что это ничего не значит и к моменту высадки все переменится.
Туман, а вернее облако, было настолько густым, что выглянув в дверь, Том не увидел даже крыльев самолета. Если бы высота была ниже, его можно было принять за поставленную немцами завесу. Сколько не вглядывался Томпсон, ни земли, ни других самолетов ему разглядеть не удалось. Казалось, что кроме одного единственного самолета и сидящих в нем десантников, в мире больше никого не осталось. Толик даже подумал, не попадут ли они еще куда-нибудь, провалившись во времени и пространстве. Но самолет продолжал лететь, плавно снижаясь, и вскоре облака начали рассеиваться. Сразу же вокруг начали рваться снаряды зениток. В самолет даже попал целый снаряд калибром не меньше тридцати семи миллиметров, который прошил фюзеляж насквозь, не взорвавшись и не нанеся большого вреда машине, причем всего в дюйме от головы Джона. Спасаясь от обстрела, летчик резко развернул самолет в сторону, окончательно запутав Тома. Он не видел ни знакомых ориентиров, ни других самолетов, только к северу от курса полета мелькало что-то похожее на широкую реку.
Из зоны артиллерийского огня самолет выскочил, но сразу же попал под пулеметный. Звук от пуль, бьющих о корпус, напоминал звук от попадания гальки по железной крыше. Самолет снижался и одновременно с этим усиливался обстрел, но никто из парашютистов и экипажа пока не был ранен.
Самолет снизился еще больше и пилот дал сигнал на выброску. Все зашевелились, поднимаясь и закрепляя карабины вытяжных систем на тросе под потолком. Земля продолжала поливать их сильным ружейно-пулеметным огнем, но бояться у Тома уже не хватало сил. Секунды на три он задержался, чтобы перед прыжком взглянуть на местность, а потом скомандовал высадку и первым выскочил из самолета. Привычный отсчет и рывок основного парашюта позволяли надеяться, что все закончится хорошо, хотя трассирующие пули, летящие рядом, стремились убить надежду. Некоторые из них пробивали шелк парашюта, и он ощущал это по натяжению строп. Одна из очередей пробила мешок, который болтался ниже. Невероятно, но ни одна пуля не задела его, зато в мешке получилась такая дыра, что он позднее долго удивлялся, почему из него все не вывалилось. На лету отстегнув от снаряжения свой «Бэби Гаранд», он дал несколько коротких очередей вниз, не столько стараясь в кого-то попасть, сколько для собственного успокоения.
Приземлился он среди стоящих ровными рядами деревьев, кажется, в каком-то саду. Том погасил парашют, скинул «упряжь». Собирать купол времени не было, как, впрочем, не было и смысла. Если немцы еще не поняли про десант – то к утру узнают точно. Между деревьями, заставив его перехватить карабин на изготовку, бродили какие-то темные силуэты,  животные. После нескольких мгновений паники, вглядевшись при свете луны, он узнал коров. Не обращая внимания ни на грохот стрельбы, ни на валящихся с неба людей, они меланхолично щипали траву и жевали свою жвачку.
Из-за деревьев выскочили несколько силуэтов.
- Кто идет? Кока? – окликнул Том, присев и наведя на них карабин.
- Кола, сэр, - ответил первый, в котором лейтенант с облегчением узнал Ковбоя.
- Свои, свои, - подтвердили двое его спутников.
- Сэр, вы в порядке? – приблизившись, уточнил Джон.
- Само собой, сардж. Ты как?
- Тоже в норме, сэр. Со мной Миллер и Джон. Я успел заметить какой-то городок в полумиле на юг. Похоже, там идет бой. Будем двигаться туда?
- Конечно, Джон. Только сначала соберем взвод.

+6

72

Логинов написал(а):

Кое-кто пытался дремать, прикрыв глаза, остальные сидели, толи молясь про себя, толи что-то вспоминая.

Раздельно.

+1

73

Логинов написал(а):

решились наконец поддержать

"наконец" - забыты выделяющие слово запятые:
"решились, наконец, поддержать"

Логинов написал(а):

Хотя, если подумать и вспоминать-то было нечего

"если подумать" - забыта вторая выделяющая запятая:
"Хотя, если подумать, и вспоминать-то было нечего"

Логинов написал(а):

увидел как Уэйн наклонился

Забыта запятая:
"увидел, как Уэйн наклонился"

Логинов написал(а):

представив себе, чтобы сказал их преподаватель

"Что бы" - здесь раздельно:
"представив себе, что бы сказал их преподаватель"

+1

74

Может пригодиться Русский институт армии США

http://mikle97.livejournal.com/46787.html

0

75

Даже и не подозревал, что выкладка и обсуждение "Джеронимо" есть и здесь, а не только на Самиздате. Кстати, продолжение в первую очередь выкладывается здесь или на Самиздате?

Отредактировано Tractor Hodic (05-01-2016 05:35:22)

0

76

Гаррольд написал(а):

Может пригодиться Русский институт армии США
http://mikle97.livejournal.com/46787.html

Мда, такой Институт + не секретность = моё небольшое сомнение в профессионализме постле-сталинских руководителей, хм...

0

77

Приземлился он среди стоящих ровными рядами деревьев, кажется, в каком-то саду. Том погасил парашют, скинул «упряжь». Собирать купол времени не было, как, впрочем, не было и смысла. Если немцы еще не поняли про десант – то к утру узнают точно. Между деревьями, заставив его перехватить карабин наизготовку, бродили какие-то темные силуэты,  животные. После нескольких мгновений паники, вглядевшись при свете луны, он узнал коров. Не обращая внимания ни на грохот стрельбы, ни на валящихся с неба людей, они меланхолично щипали траву и жевали свою жвачку.
Из-за деревьев выскочили несколько силуэтов.
- Кто идет? Кока? – окликнул Том, присев и наведя на них карабин.
- Кола, сэр, - ответил первый, в котором лейтенант с облегчением узнал Ковбоя.
- Свои, свои, - подтвердили двое его спутников.
- Сэр, вы в порядке? – приблизившись, уточнил Джон.
- Само собой, сардж. Ты как?
- Тоже в норме, сэр. Со мной Миллер и Джон. Я успел заметить какой-то городок в полумиле на юг. Похоже, там идет бой. Будем двигаться туда?
- Конечно, Джон. Только сначала соберем взвод.
Обвешавшись снаряжением, они дружно устремились на юг, откуда доносились отдаленные звуки перестрелки, перемежаемые колокольным звоном.
- Кто-то точно в городок попал, - заметил на бегу Ковбой.
- Похоже, - согласился Том. – Джон, осмотри-ка вон ту канаву. Мне кажется, или там кто-то…, - лейтенант еще не успел закончить фразу, как из канавы выскочили, словно чертики из табакерки, два смутно различимых силуэта. Обмен кодовыми словами завершился благополучно и к группе Томпсона присоединились еще два бойца.
Из сада  вышел уже больше взвода. К тому же рядовому Миллеру повезло найти один из сброшенных с их самолета контейнеров с «базукой» и боекомплектом к ней. Получив такой весомый аргумент, в дополнение к почти полусотне солдат, Том раздумывал, а не войти ли в город, в котором все еще продолжалась стрельба.
Тучи окончательно разбежались, полностью очистив небо. И в ярком лунно-звездном свете, поднявшись на небольшой холмик, который в этих местах вполне мог сыграть роль стратегической возвышенности, лейтенант и его подчиненные увидели небольшой уютный городок, утопающий в зелени. Отсвечивали камни мощеных улиц и черепица крыш невысоких домов, на некоторых из которых выделялись темными пятнами написанные краской лозунги или вывески, а может и реклама. На ближайшей  к американцем окраине, у обочины шоссе, приютились заправочная станция, и несколько задний, похожие на автомобильную мастерскую с гаражом. В центре города, скорее всего на центральной площади, что-то горело, оттуда же доносились выстрелы, то редкие одиночные, то истерично-захлебывающиеся очереди. Словно немцы отстреливались от кого-то внезапно появившегося с неба.
- Лейтенант, это же они наших добивают, кто к ним спустился…, сэр! – возбужденно воскликнул кто-то из солдат.
- Так точно, сэр, я только что видел нечто похожее на парашют, в том районе, - более спокойно доложил Ковбой.
- Тихо!  Слушай мою команду! – Том, подумав, решил отправить в городок разведку. – Ковбой, возьми троих и вперед. Пройдете по улице до ближайшего удобного для обороны участка. Смотрите, конечно,  как там джерри. Все как на учениях. Займешь оборону в подходящем месте, пришлешь посыльного. Мы за тобой, так что внимательней там. Особенно посматривай за возможными немецкими постами в домах.
- Есть, господин лейтенант, сэр! – официально, словно на плацу ответил Джон и, захватив с собой троих, исчез в ночной полутьме.

+7

78

Логинов написал(а):

Из сада  вышел уже больше взвода.

Вышло

+1

79

Том коротко довел порядок движения двум сержантам, те постарались объяснить все рядовым и после небольшой задержки, вызванной естественно возникающим в таких случаях беспорядком, взвод двинулся вперед.  Шли, держась поближе к стенам домов и настороженно поводя стволами, двумя цепочками по сторонам улице, прижимаясь к стенам домов. Том шел первым в левой цепочке, фактически возглавляя движение. Посыльный от Уэйна встретился им довольно быстро. Это был внешне тощий, а на самом деле свитый из мускулов, крутой ублюдок из «белого отребья» по кличке Дикси (Южанин, как правило сторонник рабовладельческой Конфедерации. Белым отребьем на Юге называли часть белого населения, живущего в нищете, не намного лучше, чем негры), нарушитель дисциплины и проклятие сержантов в мирные дни. Но в боевых условиях он словно преображался. Война для таких как он, заметил как-то Ковбой – дом родной, такие в боевых условиях чувствуют себя лучше, чем в родной хижине. Заметив идущих навстречу десантников, он притормозил свой бег. Но быстро сориентировался и через несколько минут уже докладывал Томпсону на своем гнусавом, с протяжными гласными, типично южном говоре о занятом на окраине площади доме.
- Хозяева? Их мы в одной из комнат, подальше от огня, заперли, сээр. Да, джерри пока на площади толпятся…
Они двинулись скорым шагом, почти бегом, по-прежнему стараясь соблюдать тишину. Поэтому, когда из незаметного на первый взгляд проулка неожиданно выскочил, словно чертик из табакерки, вражеский патруль, немцы не успели ничего понять. Том, столкнувшийся нос к носу к первым из немцев, не раздумывая, ударил прикладом своего карабина ему под подбородок. Хрустнуло негромко. Солдат в фельдграу упал на спину с грохотом, способным, как показалось лейтенанту, разбудить весь город. И застыл на тротуаре. С головой, вывернутой неестественным образом.
Второго, почему-то несшего на плече пулемет, успокоил Дикси. В прыжке выхватив из ножен свой нештатный тесак, он успел схватить немца за плечо. Несколько раз блеснул в свете Луны направляемый опытной рукой клинок. Брызнула темная, почти черная кровь. С гротом упал на камни мостовой пулемет. Все застыли, держа пальцы на спусковых крючках, готовые немедленно открыть огонь.
- Что  смотришь, мальчик-янки? Хватай хабар, – обернувшись, с азартом в голосе прошипел Дикси. И тут же исправился, продолжая впрочем, как ни в чем не бывало, вытирать нож об одежду убитого. – Виноват, господин лейтенант, сэр. Мне кажется, нам надо спешить.
- Еще раз забудешься…, - оскалился на него Толик и выразительно повел стволом, заодно отметив, что приклад «его конструкции» отлично перенес столкновение с челюстями нацика. – МакГроу ко мне, - бросил он назад, в цепочку стоящих за ним солдат. Через несколько мгновений рядом почти бесшумно нарисовался Алекс МакГроу – штатный пулеметчик из взвода, так и не нашедший контейнер со своим «Браунингом».
- Немецкий пулемет знаешь? – для проформы уточнил Том. Алекс молча кивнул и наклонился к валяющемуся MG34.
- Дикси, помоги ему собрать трофеи. И смотри мне, без мародерки, - скомандовал Том. – Взвод, за мной, бегом! – судя по рассказу посыльного до занятого Ковбоем здания и, следовательно, до площади, на которой толпился немецкий гарнизон, совcем недалеко. Поэтому, решил Том, скорость сейчас стала важнее скрытности. «Успеть занять позицию, -  билась в голове мысль. – И рассредоточится, черт побери! Не лезть же всей толпой в один дом!»
- Свенсон! – второй сержант, попавший под начало Тома нагнал его через пару секунд. – Бери свое отделение и займи соседний дом, - Томпсон на бегу махнул рукой, показав на дом с другой стороны улицы. – И быстро, быстро, тюлени беременные! Когда нас обнаружат, вы уже должны быть на позициях! – закончив, Том сплюнул на бегу тягучую, словно простоявший несколько лет в банке мед, слюну и попытался восстановить дыхание.
Впрочем, сильно отстать от обогнавшей его тройки бойцов он просто не успел. Прямо перед ними нарисовалась гостеприимно открытая входная дверь…
Немцы, закончив свои дела на площади, уже начали строиться, когда на них совершенно неожиданно обрушился шквал огня. Американские парашютисты стреляли из окон двух домов, с чердака и даже из окошка полуподвала. Два ручника, трофейный «машингевеер», карабины М1А2, бьющие очередями и самозарядные «гаранды» косили разбегающихся немцев на открытой всем ветрам площади, словно траву. Некоторые пытались укрыться за командирской легковушкой, кто-то рванул к полуразрушенному зданию напротив, кто-то – даже с собору. Но добежать удалось редким счастливчикам. А укрывшимся за машиной Миллер быстро объяснил, как они ошиблись. Выскочив вдвоем с Джоном на улицу, он успел два раза выстрелить из базуки. Первым выстрелом промахнувшись, он попал в уцелевшую дверь недовыгоревшего здания. Зато вторым поджег машину, убив парочку из спрятавшихся за ней джерри. Третьего выстрела из базуки Миллер сделать не успел, какой-то сверхметкий и сверхумелый немец ухитрился попасть ему прямо в лицо. Джон, не растерявшись, втащил в дом и базуку и напарника. Но помочь ему уже было невозможно. И первый из убитых американцев в этом бою лежал на полу прихожей, пачкая кровью паркет, когда Том с четверкой солдат спустился со второго этажа.
- Джон? Ты как? – сидевший рядом с трупом в полном ступоре Джон Байерли не понравился лейтенанту, но больше вокруг никого не было. А отпускать никого из четверки ветеранов не хотелось. Итак пятерых, пусть и с одним БАРом (ручной пулемет), могло оказаться недостаточно.
- Нор..нормально, лейтенант… сэр, - солдат встал. И хотя выглядел он не слишком хорошо, другого выбора не было.
- Метнись через улицу. Найди Свенсона - «Шведа». Знаешь? – Джон утвердительно кивнул. – Отлично. Передай – пусть займет круговую оборону, перекроет все входы и выходы в дом. Не забывайте про черный ход. Запомнил?
- Да, сэр, - ответил боец уже бодрее.
- Что тогда застыл? Вперед!
Джон поправил каску и рывком выскочил в дверь. Томпсон проследил, как он, петляя на бегу, проскочил в дверь дома напротив. - Отлично! – и повернулся к соей четверке.
- Кто-нибудь видел,  где здесь черный ход?
- Я видел… сэр, - отозвался один из них. – Пойдемте.
Они проскочили узким коридорчиком к небольшой двери. Пригнувшись, Том приоткрыл дверку и осторожно выглянул на улицу. Площади видно не было, а вот за ближайшим домом, кажется, что-то мелькало.
- По одному выходим и занимаем позиции вдоль улицы! – приказал Том.
Они успели буквально в последнюю минуту. Едва пулеметчик залег за крыльцом соседнего дома, в конце улицы появились неясные силуэты. Их становилось все больше и вот немцы устремились вперед, не заметив укрытых десантников.
- Огонь! – команда Тома слегка запоздала, первая очередь ручного пулемета уже свалила нескольких «серых» на брусчатку. Громко закричал раненый, его крик глушили резкие хлопки выстрелов винтовок и стрекот очередей «Бэби гарандов».
Уцелевшие немцы поспешно отползали за угол. Том сменил опустошенный магазин, вставил новый и несколькими выстрелами прикончил оравшего раненого и спрятавшегося за ним стрелка. Больше по этой улице немцы не атаковали, а Тома сменил Ковбой.
Зато, едва Томпсон поднялся на второй этаж, с той стороны площади выехало что-то вооруженное и явно бронированное. В неверном предрассветном сумраке очертания машины искажались, но громоздкий силуэт и большое количество колес недвусмысленно намекали на тяжелый германский броневик. Вооружение такой машины, как вспомнил лейтенант, включало как минимум двадцатимиллиметровую автоматическую пушку.
Кто-то выстрелил в броневик трассирующей пулей и Том проводил взглядом гаснущую в небе ниточку рикошета.
«Вот и все, - мелькнула обреченная мысль. – Сейчас он подойдет поближе и расфигачит оба дома из своей пушчонки. А базука осталась внизу…»
Громыхнуло где-то внизу. Томпсон успел заметить, или ему показалось, что-то быстро пролетевшее к бронированному восьмиколесному монстру. Грохнуло, и из всех щелей бронеавтомобиля потянулся различимый даже в полутьме черный густой дым. Кто-то из экипажа попытался выскочить сверху из башни, но тут же получил несколько пуль и застыл, наполовину высунувшись, поверх брони.
А тем временем поднималось солнце и вслед за ним в городок пришло утро.
Пока Том-Толик воевал, Берхтесгаден мирно спал. День обещал быть жарким и душным. Окружающие Берхтесгаден горы были покрыты низкими облаками. В Оберзальцберге (горном имении Гитлера) все было спокойно. «Верховный главнокомандующий и фюрер германского народа спокойно спал, иногда двигая челюстями, словно пережевывая очередной коврик.
В нескольких милях от имения, в штабе Гитлера наступило еще одно обычное утро. Генерал-полковник Альфред Йодль, начальник оперативного управления OKW, в шесть утра был уже на ногах. Сейчас у него был легкий завтрак (чашка кофе, сваренное всмятку яйцо и тонкий ломтик хлеба). За завтраком в своем звуконепроницаемом кабинете он знакомился с пришедшими за ночь новостями. В Италии все было по-прежнему плохо. Рим был захвачен двадцать четыре часа назад. Из СССР новостей не было. Хотя наблюдение за событиями на Восточном театре военных действий не входило в сферу обязанностей Йодля, он уже давно интересовался ими и давал фюреру «советы» о ведении войны с Советским Союзом. Летнее наступление Советской армии могло начаться со дня на день. Но в это утро на Восточном фронте все было спокойно. Адъютант Йодля принес несколько сообщений из штаба Рундштедта о высадке союзников в Нормандии, но Йодль, ознакомившись с ними, решил, что там ничего серьезного пока не происходит. В данный момент его главной заботой была Италия…

+6

80

Логинов написал(а):

двумя цепочками по сторонам улице

Может, "улицы"?

Логинов написал(а):

огня, заперли, сээр

сэр

Логинов написал(а):

кто-то – даже с собору

К

Логинов написал(а):

стрекот очередей «Бэби гарандов».

А о каком именно карабине идёт речь? Если М-1, то очередями он стрелять не мог, а М-2 появился только в 1944 году.

Спасибо за проду!

Отредактировано Silver Ursus (24-02-2016 00:14:17)

+1


Вы здесь » NERV » Произведения Анатолия Логинова » Jeronimo! (Клич американских парашютистов)