NERV

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » NERV » Стартовый стол » Кровавые Крылья Надежды [Worm\MTG]


Кровавые Крылья Надежды [Worm\MTG]

Сообщений 31 страница 40 из 54

31

Денни ехал на велосипеде по городу, наслаждаясь утренней прохладой. Цель его поездки была не так уж далеко от дома, но к чему торопиться, если в этом нет нужды?  Сейчас он мог спокойно проехаться по улицам и в очередной раз прочувствовать на себе результаты собственных трудов. Что ни говори, но столь предметная демонстрация того что все было не зря приятно греет душу, даже если это просто относительно чистые и спокойные улицы.
Да, спокойные… сколько же сил и крови было потрачено и продолжает тратиться чтобы они оставались такими. А ведь стоит только дальше углубиться в район доков и, подобный ему, одинокий горожанин, решивший выйти ни велосипедную прогулку как минимум рискует лишиться этого самого велосипеда.
Когда все это только начиналось он и не думал что им удастся достичь таки успехов и то, что город в те времена с каждым днем все больше походил на поле боя уверенности совершенно не добавляла. Сначала воина банд, потом полное закрытие порта из-за затонувшего в бухте танкера и безработица, а позже еще и эпидемия, охватившая контейнерный городок, стихийно возникший на опустевших складах. Тогда многие лишились жизни и еще большее количество людей просто опустили руки, спиваясь или закидываясь наркотикам.
Но постепенно, шаг за шагом, профсоюзу докеров, который неожиданно остался без доков, удалось стать силой с которой приходилось считаться. О многом из того что тогда приходилось делать вспоминать до сих пор тяжело, а уж если хоть о трети из этого прознает полиция то ему и всей остальной верхушке союза светит целый букет из обвинений и сроков.
Тем не менее они все вместе сделали то что было необходимо для того чтобы у их семей было будущее и теперь жалеть об этом значит не уважать тех кто погиб под пулями банд или от суперсил злодеев.
Денни свернул за угол и, кивком поприветствовав группу дюжих ребят с нашивками профсоюза на  рукавах, поехал дальше. Эти парни были частью одной из многих групп, что патрулировали район, следя за порядком и отлавливая разную шваль забредавшую сюда из других частей города. Сейчас это обычно была в основанном та братия, которую телевизионщики обзывали Бродяги, чуть ли не причисляя к единой организации, хотя в реальности это была еле организованная масса в конец опустившихся людей, которой еле-еле управляли несколько местных злодеев. Ну, точнее «управляли» когда не цапались между собой. Ребятки из АПП и Империи 88 по большей части к докерам не лезли предпочитая устраивать разборки друг с другом, тем не менее случалось всякое и следовало всегда быть наготове. Неожиданный рейд одной из этих групп мог обойтись им очень дорого.
Положение профсоюза на местной сцене было шатким, но прочным, как бы странно это не звучало. Когда главная волна анархии двухтысячных начала сходить на нет, им удалось удачно вклиниться в структуру городского ЖКХ, так что сейчас у них всех была официальная занятость в сфере которая была чертовски необходима администрации, даже несмотря на излишнюю самостоятельность союза и «предполагаемые» связи с криминалом. Так что от излишнего внимания копов у которых было много других дел они были более-менее прикрыты, хотя тут еще играли роль периодические взятки нужным людям. Ну что уж тут поделаешь, это издержки загнивающей системы.
Что же до криминального сектора частью которого докерам пришлось стать, чтобы не быть затоптанными еще в самом начале… ну, давайте просто скажем, что неплохой процент городской проституции и игорного бизнеса, ради которых в Броктон приезжала большая часть туристов тасующихся на Бульваре, принадлежал профсоюзу.  Но вот к самым дурнопахнущим вещам, вроде тяжелых наркотиков или торговли людьми, они предпочитали не соваться и жестко одергивали некоторых инициативных деятелей, иногда летально. Более того, последнее докеры довили везде, где только могли, не рискуя вызвать настоящую бойню, частенько просто передовая обнаруженную информацию СКП и копам. В конце концов, некоторые моральные принципы должны оставаться незыблемы даже в такие времена.
Проехав вдоль высокой металлической ограды, Денни остановился перед открытыми воротами путь, через которые сейчас перекрывал шлагбаум и подошел к окошку охраны.
– Привет Джош, – поприветствовал он мужчину на вахте. – Смотрю, сегодня тебе опять досталась самое нудное дело, да?
– Здравствуйте мистер Эберт, – откликнулся тот, одновременно внося в журнал посещений новую пометку. – Дело то может и скучное, но спокойное, по-моему, в наше беспокойное время подобное на вес золота.
– Эх, не могу с тобой не согласиться, – понимающе кивнул Денни. – Курт на месте?
– Да, он уже пару часов в офисе и никуда не отлучался, – ответил охранник.
– Хорошо, ну тогда зайду к нему, бывай солдат, – хмыкнул Эберт.
– Окей бывать, бос, – фыркнул охранник, отдав шутливый салют двумя пальцами.
Оставив свое средство передвижения за углом КПП, Денни направился к трехэтажному зданию, которое находилось в центре огороженной площади. В прошлом в этом месте находилась пожарная часть, но во время беспорядков здание сильно пострадало, и персонал был переведен на новое место, а документы на имущество начали долгое путешествие по несметных бумажных кипах городских крючкотворов, и блуждали там, пока не попали в руки одного его знакомого. Воспользовавшись случаем, профсоюз приобрел эту территорию, чтобы организовать на ней свое новый офис. Все же их старая точка находилась слишком глубоко на ныне дикой территории доков, а от сюда было намного удобнее рассылать патрули по району, в котором жила большая часть членов профсаюза.
Хотя последнее было скорее вынужденным веяньем нового времени. В прежние дни, люди профсоюза обитали по всей территории северной части города, в даун-тауне и на юге их было куда меньше, но события двухтысячных и повальная безработица, внесли в это свои коррективы. Кто-то лишился дома из-за долгов, другие потеряли все во время очередной стычки между бандами, а иные сами решили переехать в более безопасное место. Тогда-то профсоюз и начал организовывать свой маленький квартал-анклав, в котором возможно было обеспечить сносную безопасность. А эта старая пожарная часть находилась как раз по центру этого города в городе.
Поднявшись на второй этаж, Денни прошел по коридору и открыл дверь кабинета, в котором обитал один из его ближайших друзей. Просторное помещение заливал свет из окна на правой стене, под окном находился мягкий диван на противоположной стене, от которого висел включенный телевизор, по которому что-то беззвучно трещали телеведущие, в центре комнаты находился широкий стол.
– Здорово Курт, – поздоровался он с широкоплечим, светловолосым мужчиной за столом, который с вселенской скорбью взирал на огромную кипу бумаги перед собой. – Как продвигается твое столкновение с всесильной бюрократией?
– И тебе не хворать, Дэн, – сказал Курт, подняв хмурый взгляд на приятеля. – Все как обычно девяносто девять: ноль в пользу бюрократии.
– Не дрейфь друг, я уверен, в конце концов, ты забориш эту гидру, – сочувственно произнес Денни, садясь в кресло напротив.
– Уж лучше бы я заборол с десяток нациков или АППшников, – раздраженно пробухтел Курт. – А ведь это все вы с Адамом виноваты, с какого вообще хрена меня посадили за это дерьмо? Друзья, называется.
– Ну, кому-то же надо этим заниматься, – резонно возразил Эберт, пожав плечами. – На нас самих тоже приходиться достаточное количество бумажных голов, так что трудись как все.
– Угу, вот и тружусь, – со вздохом ответил мужчина, откидываясь на спинку своего кресла. – Ладно, давай выкладывай, чего пришел? У тебя же считай первый выходной за прошедший месяц, а ты какого-то черта забыл на работе.
– Да, я некоторое время обдумывал одно дело и как раз сегодня пришел к выводу что его пора реализовать… в общем, мне понадобятся наши два обалдуя, – ответил Денни. – Одолжишь мне Убера и Элита?
– Хм, да без проблем, они сейчас особо не заняты, а зачем они тебе? – поинтересовался Курт.
– Эх, ведешь ли тема несколько… деликатная, – произнес Денни, барабаня пальцами по подлокотнику. – Я все расскажу, но должен попросить пока сохранить это в тайне, вызови их сюда, а потом переговорим все вместе.
– Ну, хорошо Дэн, не буду тебя пытать сразу, – сказал Курт, задумчиво оглядев старого друга, после чего поднял трубку с телефона стоящего на столе и набрал номер. – Ито, вызови ко мне наших бестолковых кейпов… нет, мне посрать на то, что они собрались в «рейд», дело срочьное… если надо, отрубай им электричество или гони дубиной, все, жду.
Он положил трубку и посмотрел на Денни, сцепив руки в замок, тот благодарно кивнул.
В кабинете повисло молчание. Курт тяжело вздохнул и вернулся к работе, а Денни безучастно уставился в окно, позволяя мыслям свободно блуждать по закоулкам разума.
Через некоторое время дверь открылась, и в помещение ввалились два человека. Первым влетел мелкий тощий тип с растрепанными патлами на голове и бегающим взглядом: это был Элит, он же Джонотан Эртон, а вслед за ним степенно зашел широкоплечий здоровяк с короткой стрижкой: Убер, он же Калеб Донован.
– Эй босс, чего звал? У нас там такое дело простаивает, а ты вызываешь и вызываешь! – громко вопросил Элит, падая на диван.
В ответ на это, Курт просто многозначительно посмотрел на технаря, одним взглядом выражая свое отношение к его воплям.
–  Тише, Лит, не кипишуй, – произнес Убер. – Сначала работа, развлечение потом. Здравствуйте мистер Эберт.
– И вам привет ребята, – кивнул им Денни. – Дело у меня есть важное, как раз для вас двоих. Калеб, скажи, твои способности в овладении любым навыком распространяются на практики гипноза?
– Эм… вообще то да, но я стараюсь с этим особо не играть, а то была у меня одна ситуация… неприятная, – ответил Убер, смущенно почесав затылок.
– Нда? И кого же ты это загипнотизировал, да еще до «неприятной ситуации»? – подозрительно прищурившись, поитересовался Курт.
– Эхе-хе, ну если честно, то сам себя, – признался он, немного покраснев. – Так сказать потренировался перед зеркалом, а потом целый час воображал себя курицей.
– Пф-пф-пфха-ха-ха-ха, – заржал Элит. – Помню-помню, было весело! У меня даже где-то есть запись того как ты кудахчешь, хотите посмотреть? Я сейчас быстро сгоняю в нашу берлогу и принесу сюда!
– Нет, Джонотан, может быть в другой раз, – хмыкнул Денни, под веселое фырканье Курта. – Сейчас главное что с навыком нет проблем, и раз это так мне нужно будет, чтобы ты напряг свои технарские таланты.
– Всегда готов, шеф, что нужно соорудить? – с интересом спросил технарь.
– От тебя потребуется какой-то способ усилить эффект этого гипноза, – со всей серьезностью произнес Эберт. – Будет ли это пушка с гипнолучами, приблуда которую Калеб нацепит себе на голову или просто комната с особой обстановкой, не важно. Главное чтобы оно сработало по крайней мере один раз.
– Слушай, Дэн, я что-то не улавливаю твою мысль, – сказал Курт, нахмурив брови. – Ты что решил похитить мэра и устроить ему сеанс промывки мозгов? Эти двое смогут, уж поверь, насмотрелся я на их совместную работу, – кивнул он в сторону хмурого Убера и Элита, который вытянул из-за пазухи блокнот и уже что-то самозабвенно чертил там. – Вот только, ни я ни наши ребята на такое не подписывались.
– Нет, друг, это не то для чего они мне понадобились, даже если иногда такой подход кажется единственным, – покачал головой Денни, после чего умолк и нахмурился, уставившись в окно.
– Ну, так давай объясняй нормально, чего раскис? – резко скомандовал мужчина. – Хватит тянут кота за яйца.
Денни поднялся из кресла и начал нервно расхаживать по комнате. Двое из трех собеседников с недоумением следили за его метаниями.
– А ладно, к черту, все равно ничего другого мне в голову не приходит, а в молчанку тут не поиграешь, – сказал он, останавливаясь на середине шага. – Все дело в Аннет и…
– Чего?! – выпучил глаза Курт. – Ты решил промыть мозги Аннет?!
– Совсем больной? – сухо осведомился Денни, уставившись на него. – Похоже, тебя бумажки и правда доконали. О стол свой дубовый головой приложись, ты мне сейчас вменяемым нужен.
– Эх, тфу, извини Денни, что-то меня правда не туда понесло, – пробормотал Курт, взлохматив себе волосы. – Так чего с Аннет то? Если что-то не так, это ж дело серьезное. Она же считай лицо и талисман на удачу, всего нашего бедового общественного движения. Что ни говори, но если бы не она, то у нас дела так хорошо как сейчас ни за что бы, не пошли.
И в этом Курт был прав на все сто. Как-то невзначай, Аннет стала для всего профсоюза их путеводной звездой. Ни счесть сколько раз за эти годы она встряхивали их компанию, которая так и норовила завязнуть в смрадном болоте, которым стал Броктон-Бей. Помогала своими мудрыми советами(в его случае это было особенно важно, ведь тот взрывной характер, которым он славился не раз и не два мог завести их в пропасть), вдохновляла народ упорно прокладывать курс, осторожно напоминала им о их главной цели – сделать жизнь в городе лучше – когда они сбивались с пути, даже иногда выступала от их имени в городской администрации, хотя обычно предпочитала оставаться в стороне от политики. И все это она делала с неизменной естественной грацией, которая была свойственна ей и только ей.
Денни честно не знал, какого бога или неведомые космические силы ему благодарить за такую замечательную супругу и их милую дочь, но в любом случае был готов ради них рвать зубами любого, пусть даже это весь этот гребаный мир.
– С Аннет все нормально, более или менее, но есть странности ради прояснения которых нам и нужна помощь наших уважаемых паралюдей, – произнес он, возвращаясь на свое место и кивая в сторону парней на диване. В ответ ему кивнул только Убер, Элит все еще витал где-то в своих технарских дебрях, совершенно забив на реальность. – Странности эти начали проявляться давненько – как нам удалось выяснить, возможно с самого детства – но до последнего времени были не особо заметны и жить не мешали. Теперь же это изменилось, – Денни на мгновение умолк подбирая слова, после чего продолжил. – То о чем я говорю, для нормальных людей не свойственно и скорее отдает чем-то паранормальным. Ее память неожиданно стала практически эйдетической, органы чувств то обостряться до неимоверных высот, то возвращаться в норму – и что важно, без каких либо негативных последствий. Да еще в некоторых случаях появляться какие-то непонятные… эм, связи с участками поверхности, благодаря которым она начинает очень глубоко, хоть и несколько странно «понимать» эти самые участки.
– Ты что, хочешь сказать, что наша Аннет парачеловек?! – пораженно воскликнул Курт.
– В том то и дело что ни черта я не хочу сказать, – со вздохом откликнулся Денни, удостоившись за это двух удивленных взглядов. – На первый взгляд все так и есть, да и какие еще могут быть варианты? Не колдуньей же ее называть. Вот только тест на обнаружение короны палентии, который она по случаю прошла в больнице, ничего не показал, никакого интуитивного понимания того, что же собой представляет ее «сила» нет и в помине, а на событие-триггер пожалуй тянет только смерть родителей от лап Губителя, но благодаря ее памяти мы выяснили, что некоторая форма этих странностей была в ее жизни еще задолго до того момента. Вот такие дела.
На некоторое время в кабинете повисла тишина.
– Мы никогда об этом особо не распространялись, – наконец продолжил Денни, понизив голос. – Но в детстве у Аннет была амнезия. Она не помнит ничего до момента первой встречи с ее приемными родителями. А теперь когда, то о чем я говорил начало нарастать ее стали мучать кошмары, разобраться в которых не помогают ни разные специалисты, ни новые способности. Можно только предполагать, что разгадка кроется где-то в этом скрытом прошлом. Именно поэтому я говорю о гипнозе.
– Зачем такие сложности, мистер Эберт? – спросил Убер. – Почему бы сначала не обраться к обычным гипнотизёрам? Или на худой конец, попробовать мне самому, без усилителя, – он покосился в сторону Элита, что до сих пор был потерян для общества. – Недостатки работ моего компаньона хорошо известны и хотя я частенько доверяю им свою жизнь, доверять свой ум без крайней необходимости я бы поостерегся.
– Уже обращались, Калеб, – покачал головой мистер Эберт. – Результата нет. Нормальные специалисты говорят, что она к гипнозу вообще не восприимчива, а идти ко всяким «белым магам» из подворотни, смысла нет, – он глубоко вздохнул и продолжил. – В любом случае, сейчас мне необходимо от вас только принципиальное согласие, на использование этой тяжелой артиллерии, а дальше видно будет. Я еще не обсуждал этот вариант с самой Аннет, решив сперва проверить, есть ли вообще такая возможность. Если она откажется, то дальше идеи это и не пойдет.
– Мы…
– Парни, звиняйте что отвлекаю, но, похоже,  у нас тут образовалось кое-что срочное, – сказал Курт, напряженно всматриваясь в экран телевизора.
Растерянно оглянувшись на друга, который уже поднял пульт, чтобы включить звук, Денни перевел взгляд на экран.
–… ват. По последним данным в руках неизвестных оказалось более пятисот человек решивших этим утром посетить торговый центр. Каких либо требований еще не поступало, но представители полиции уверены, что этот хорошо спланированный акт был направлен именно на захват заложников, а не на что-либо еще. Герои Протектората и подразделения СКП уже…
Дальше Денни уже не слушал, его взгляд сосредоточился на заднем плане с краю от репортёрши, полностью поглотив его внимание. В ушах раздался нарастающий гул. Именно в том углу экрана, ракурс камеры, на некоторое время выхватил кусок машины на стоянке перед торговым центром. Очень и очень знакомый кусок машины.
– Господи… Аннет… Тейлор, – хрипло выдохнул он, мертвенно побледнев, после чего сорвался с места и не разбирая дороги бросился на выход.
– Блять, – емко произнес Курт, когда спустя пару мгновений, до него дошел смысл происходящего, после чего немедленно развел бурную деятельность. – Убер, хватай ключи от машины и вперед за ним. Проследи, чтобы он не наделал там глупостей, в таком состоянии от него можно ждать чего угодно, – парень понятливо кивнул и тут же выскочил за дверь.
– Элит… – ноль реакции.
– Элит, твою мать! – взревел Курт во всю глотку, наконец вырывая технаря из сладких грез изобретательств.
– А… чего?..
– Живо к себе в лабу и собирай все, что может оказаться полезным для освобождения заложников и слежения. Быстро, одна нога здесь, другая там. Встречаемся у гаражей, а я пошел поднимать ребят, эти мудаки еще поймут, что зря такое затеяли в этом городе – проговорил он на одном дыхании, после чего тоже покинул кабинет.
– Да что происходит то! – всплеснув руками, спросил пустоту Элит.

+1

32

Бечено/правлено

Тени Прошлого - 1.2

Аннет скептически оглядела виноватую мордашку своего пернатого чуда и критически отметила, что в искреннее раскаянье верилось бы больше, если бы ее глаза то и дело не вспыхивали от восторга. Эх, и как на нее сердиться? Миссис Эберт тяжело вздохнула. Кроме того, в этой ситуации кругом виноваты они с мужем. Нашли тоже место для таких разговоров! Ну, теперь уж ничего не поделаешь, остается только простимулировать желание дочки держать рот на замке. Благо Тейлор девочка умная.

— Ну, мисс Эберт, что скажете в свое оправдание? — с напускной строгостью спросила она.

Девочка что-то неразборчиво пробухтела, смущенно уткнувшись глазами в пол.

— Что-что? — переспросила Аннет, старательно подавляя улыбку. Эх, тяжела родительская доля.

— Ну интересно же! — ответила Тейлор, вскинув голову. Ее голос подрагивал от едва сдерживаемого волнения.

Аннет устало покачала головой и раздраженно покосилась на мужа, который тихо хихикал, глядя на эту картину. Выразив взглядом все, что она думает об этом предателе, миссис Эберт снова посмотрела на дочь.

— Ладно, на этот раз воспитательная беседа отменяется, тем более, что мы сами виноваты, — тяжело вздохнув, произнесла Аннет. — Но я хочу, чтобы ты дала слово, что не будешь никому обо всем этом рассказывать, пока мы не дадим добро. Думаю, ты у нас достаточно умная и взрослая, чтобы не болтать лишнего.

— Даю слово, — серьезно кивнув, сказала девочка. Когда мама говорит таким тоном, нужно соглашаться и обязательно выполнять все, что сказано, иначе ее можно расстроить. А это плохо. Маму расстраивать нельзя. К тому же слово нужно обязательно держать. Родители всегда так говорили и напоминали этими «словами» не разбрасываться.

— Ну, тогда все, можешь спрашивать, я же вижу, что ты от любопытства чуть не лопаешься, — хмыкнув, сказала Аннэт.

— Ур-р-ра-а! — тут же выкрикнула Тейлор, подпрыгнув на месте. — А папа правда дрался со Скрипучкой?! А ты правда инопланетянка?! А я тогда тоже инопланетянка?! А что это за узы?! А где…

— Пф-ф, ха-ха, тише-тише, малышка, давай обо всем по порядку, и сперва отдышись, — остановил ее Дэнни, чье хихиканье все же прорвалось наружу.

Тейлор затихла, вздохнула, после чего укоризненно посмотрела на веселящегося отца. Тут уж и Аннет не выдержала и начала смеяться.

Дочка еще немного обиженно посопела, но потом, видимо, решила, что обижаться не интересно, тоже присоединилась к веселью.

Славное семейство Эберт с полной отдачей переживало мгновения идиллии.

— Уф, ладно, хватит уже, — глубоко вздохнув, сказала Аннет. — Отвечаю с середины. Если мы с тобой и «инопланетянки», то медицина этого определить не может. По крайней мере нормальная. Так что это просто странная идея твоего папы, в которой, возможно, что-то есть, но совсем не обязательно. Он вообще у нас специалист по странным идеям, — добавила она, строго посмотрев на мужа, который посмотрел в ответ честными-честными глазами. И что с ним делать? — Собственно, даже если за этим что-то стоит, вероятнее всего, меня занесло на Бет из какого-нибудь соседнего измерения, а не с другой планеты.

— Как Алеф? — не удержавшись, спросила Тейлор.

— Да, как Алеф, — хмыкнула миссис Эберт. — Поехали дальше. Да, к несчастью, Денни правда некоторое время назад столкнулся со Скрип, — в этот момент девочка аж пискнула от волнения. — Точнее он в компании других докеров сцепился с шайкой Барыг, а потом эти деятели битый час улепетывали от Скрип и ее ржавой колымаги. И нет, в этом нет ничего хорошего! — остудила она пыл приплясывающей на месте Тейлор. — Не вздумай брать с него пример. Такое поведение даже «странной идеей» не назовешь. Это форменный идиотизм!

— Эй, все было не так плохо! Мы хорошо подготовились, — даже немного обиделся Денни. За что немедленно получил подзатыльник.

— А ты вообще молчи! Я и так из-за этой истории чуть не поседела! — возмутилась Аннет, после чего снова повернулась к дочери. — Насчет этого я с тебя слово брать не буду, так как об этой эпопее и так куча слухов ходит, но постарайся все же не слишком распространяться.

Тейлор тут же понятливо закивала. Ясно же, что в слухах все так переврали, что и не поймешь ничего, а если она будет хвастаться, то могут появиться настоящие проблемы. Если она правильно определила тот случай, в котором поучаствовал папа, то, судя по ПХО, там все было не особо страшно, даже никаких жертв не было (как ни удивительно), но все равно.

Аннет внимательно посмотрела на дочь и с улыбкой погладила ее по густой, волнистой шевелюре. Дочка молодец, все понимает.

Хотя Броктанские докеры и не считались официально бандой, их положение всегда было шатким. После того как закрылся паром, район доков совсем перешел под власть преступников и бродяг, а с работой у докеров стало еще хуже. Многие разъехались по другим городам, а остальные окончательно превратились в разнорабочих, состоящих в одном профсоюзе, у которого просто осталось старое название. И ладно бы только это, жить, конечно, сложно, но можно. Вот только после этого доки начали постепенное превращение в полноценные трущобы, а ведь многие из работников порта жили как раз там. Аннет частенько общалась с женами коллег мужа и хорошо знала, как тяжело им было в то время. До тихого райончика на отшибе, где был их собственный дом, ничего слишком скверного не докатывалось, а вот многим другим пришлось солоно. Администрация же ничего сделать не могла. Ну, или не хотела. Кто из обычных граждан может честно сказать, что знает, какие ветры дуют в кулуарах власти их города? Да и любого другого, если уж на то пошло.

Чем дальше, тем сильнее все катилось к чертям. От потуг героев толку было мало, а полиция, еще до этого попавшая под сокращение бюджета, была совсем не в лучшей форме для решения проблемы. Положение ухудшало еще и то, что в пищевой цепи городской преступности была значительная прореха с тех пор, как Бригада Броктан-Бей — группа независимых героев, позже сменившая название на «Новую Волну» — успешна разгромила банду Маркиза. В общем, передел власти шел полным ходом.

Аннет даже казалось, что их город кто-то проклял и теперь он должен быть визитной карточкой всего самого плохого, что принесла эпоха паралюдей человечеству. Нет, конечно, Броктан-Бей был далеко не худшим местом в мире. Ему было очень далеко до мест вроде Элисбурга, опустошенного Нилбогом, или любого из мест, где побывали Губители, но городская статистика и витающие в воздухе обреченность были весьма показательны. Особенно в худшие времена, когда банды начинали действовать наглее обычного, а администрация снова оказывалась бессильна.

Иногда Аннет задавалась вопросом, почему она не настояла на переезде еще тогда? Возможности-то были, а Денни бы с ней согласился, даже несмотря на желание помочь людям, с которыми дружил и работал. Ведь город с загнивающей инфраструктурой и перманентной войной банд — это не очень подходящее место для воспитания ребенка. Тем не менее, эти вопросы начали приходить, только когда самый острый период прошел и жизнь стала более-менее налаживаться. А тогда, в центре кризиса, у нее даже мысли не возникало, что вся эта вакханалия может угрожать Тейлор, за что Аннет часто себя корила, ведь можно было хотя бы отправить дочку к родителям Денни, но нет… К счастью, все обошлось, но запоздавшее осознание продолжало ужасать, даже несмотря на прошедшее время.

В любом случае, в разгар быстрого ухудшения жизни, бесчинств преступников и слабых телодвижений мэрии и протектората вокруг профсоюза докеров начали собираться люди готовые постоять за себя. Они организовывали патрули, помогали с переездом тем, чьи дома оказались в самых плохих районах, обеспечивали защиту и цапались с расплодившимися бандами. Они не могли переломить ситуацию, но тем не менее относительно безопасное место для своих семей обеспечили, а позже стали еще одним кирпичиком в новом статусе кво. Вот так и появилась в Броктан-Бей территория, где главной силой были общественные дружины работников порта. Хотя, несмотря ни на что, их отношения с официальной властью оставляли желать лучшего. Поэтому при некоторых обстоятельствах та стычка с Барыгами могла послужить поводом для каких-то действий с их стороны. Особенно, если станет известно, что там был замешан не последний человек профсоюза.

— Про узы я и сама ничего толком не знаю, — продолжила рассказывать Аннет. — Просто, если я некоторое время нахожусь в каком-то месте, то почему-то начинаю чувствовать всю округу. Не «чувствую» в смысле неожиданно получаю знания обо всем, что там творится, совсем нет, а вроде… — она немного помолчала, старясь подобрать слова. — Хм… в общем, создается такое впечатление, словно сама земля вокруг ластится ко мне, словно кошка, незримо поддерживая каждое мое движение… По правде говоря, это очень приятное чувство. Будто… будто любое место, где бы ты ни был, становится еще одной частичкой твоего родного дома… и куда бы ты потом ни направился, какая-то незримая частичка остается с тобой… — Аннет прервала свою сбивчивую речь и, на мгновение прикрыв глаза, вновь погрузилась в это удивительное чувство единения с миром, которое дарили узы, что незримыми нитями пронизывали самые далекие глубины ее души.

Миссис Эберт втянула носом воздух, буквально чествуя свежий горный воздух, вкус пресных озер, мягкий дух хвои и медовый аромат полевых цветов. В этот момент даже приторное амбрэ болотной гнили и запах влажной кладбищенской земли на периферии чувств не тревожили её, вступая в диссонанс со всем остальным, а гармонично вплетались в общую мелодию запахов и ощущений. Аннет с наслаждением выдохнула, смакуя этот невероятный коктейль.

Одновременно с этим напротив нее раздался точно такой же вздох. Открыв глаза, она удивленно уставилась на непонимающе моргающую дочку.

— Так… доча, ты ничего не хочешь нам рассказать? — задумчиво поинтересовался Дэнни, поочередно переводя взгляд с одной на другую.

— Эм… ну… — неуверенно начала девочка. — Когда мама рассказывала, мне показалось, что это что-то знакомое, а сейчас вдруг вспомнилось, и будто снова там побывала, вот, — путано объяснила она.

Дэнни и Аннэт переглянулись.

— Давай-ка по порядку, — сказала Аннет. — Что конкретно знакомое и где побывала?

— Ну, помните тот раз, когда мы ездили отдыхать в парк с гейзерами? Мне там сперва было как-то очень неуютно. Я из-за этого все время нервничала и от вас почти не отходила, — стала рассказывать Тейлор. — А потом, когда вы уговорили меня сходить на специальную экскурсию для детей, все стало по-другому. Нам рассказывали и показывали столько всего интересного. И вот во время этой прогулки лес вдруг стал таким родным-родным и мягким-мягким, прямо как наша Руди, — протараторила девочка, кивнув в сторону свернувшейся на подоконнике кошки. — А сейчас я глаза закрыла и будто я снова там, вокруг даже хвоей запахло, вот.

— Хм… — задумчиво протянул Дэнни, но больше ничего не сказал.

— Тейлор, а ты больше ничего не чувствовала?.. — осторожно спросила Аннет, в какой уже раз за сегодня поминая ту треклятую поездку в Йеллоустон. Вот только теперь вместо смущающей ностальгии в полный рост поднялось нешуточное беспокойство. — Может быть, тебе неожиданно захотелось сделать что-нибудь… эдакое?

К счастью, похоже, все было не так страшно. По крайнем мере полное непонимание во взгляде дочери позволяло немного перевести дух.

— А? Да нет, вроде ничего странного, — Тейлор пожала плечами. — Разве что бегать хотелось, будто я целую кружку кофе выпила. А что, что-то должно было случиться? — спросила она, любопытно сверкая глазами.

— Нет-нет, ничего, я просто уточнила, все так и должно было быть — зачастила Аннет, мысленно благодаря всех известных богов, духов и фей за то, что ребенку не пришлось испытывать таких гормональных взрывов, как ей. Из этого точно ничего хорошего не вышло бы. По правде говоря, она, наверно, совсем зря всполошилась, в конце концов в её собственном детстве не случалось ничего подобного, хотя старые узы все равно существуют… и по сравнению с недавними те узы немного блеклые. Быть может, их нужно обновить? Об этом определенно стоит подумать…

— Но ведь тогда получается, что у меня тоже есть суперсилы, да? Да?! — с жадностью вопросила Тейлор, подскочив ближе к матери, которая так глубоко ушла в свои мысли, что даже чуть-чуть выпала из реальности.

— Да, малышка, похоже, способность твоей мамы — это наследственное, — хмыкнул Дэнни, опережая замешкавшуюся супругу.

— Ура! — завопила Тейлор, начав радостно прыгать вокруг стола.

— И это еще одно очко в пользу моей теории, — добавил мужчина, многозначительно глянув на Аннет. — Насколько могу судить по прецедентам, о которых написано в сети, у кейпов с этим все куда сложнее.

— Может, и так, но… — начала было говорить Аннет, но была прервана маленьким вихрем счастья, который неожиданно повис у нее на шее. — Ладно-ладно, Совушка, хватит куролесить, и так уже употелась вся, — хмыкнула она, убирая за ушко девочки растрёпанную прядь волос.

— Но мама! Это же ТАК здорово! — воскликнула Тейлор, счастливо улыбаясь.

— Может, и здорово, но тебе все равно нельзя об этом никому рассказывать. Даже Эмме, — строго напомнила ей мать. — Кстати, о ней. Мы же вроде куда-то собирались, ты не забыла?

От последней фразы Тейлор притихла и уставилась на родителей широко раскрытыми глазами.

— Ой! Я же до сих пор ей не позвонила! — выкрикнула девочка, пулей вылетев из кухни.

В ответ на это Аннет только головой покачала.

— И что с ней делать? — ни к кому не обращаясь, спросила она, невольно улыбаясь вслед дочери.

— Да не надо ничего делать, пусть малышка развлекается, в этом мире и так дефицит радости, чтобы еще мешать детскому счастью, — покачал головой Дэнни. — Ладно, вы езжайте, а я пойду прогуляюсь. Мне еще нужно сегодня заскочить к ребятам, — сказал он, поднимаясь из-за стола.

— У тебя же должен быть выходной, — чуть нахмурив брови, напомнила ему миссис Эберт.

— А, не беспокойся, мне просто нужно кое-что прояснить насчет той моей идеи, про которую я говорил, прежде чем нас прервал неожиданный писк из-за угла, — сказал он, беспечно махнув рукой. — Пока вы ходите в свой набег на магазины, я раза два домой вернусь.

— Полагаю, ты так и не хочешь пояснить, что ты там такое придумал, да? — с усталым вздохом спросила Аннет.

— Извини, но нет, — ответил Дэнни, отрицательно покачав головой. — Хочу сначала узнать, возможно ли это вообще или не стоит париться. Может случиться так, что это окажется просто глупой придумкой одного старого фантазера.

— Да ладно тебе, не такой уж ты и старый, — фыркнула Аннет, тоже поднимаясь. — Хотя фантазер еще тот, что верно, то верно.

— Оу, неужели я слышу недовольство в твоем голосе? А раньше тебе мои придумки всегда нравились, — сказал Дэнни, многозначительно пошевелив бровями. — Вот, помню, как-то раз в колледже…

— Давай иди уже, паяц, — хихикнула миссис Эберт, целуя мужа в щеку и подталкивая его к выходу. — А то сболтнёшь еще чего лишнего, а дочка снова подслушает. Объясняй ей потом, о чем это таком странном разговаривают родители. А она у нас еще маленькая.

— Хорошо-хорошо, уже иду, — откликнулся Дэнни, поднимая руки вверх в знак капитуляции. — До скорого, милая.

— Пока-пока, — помахала она ему вслед, после чего развернулась и придирчивым взглядом оглядела раковину с грязной посудой. — Ну, а мне перед отъездом предстоит еще одна маленькая битва.

* * *
Спустя приблизительно час после завтрака Аннет и Тейлор уже подъезжали к месту проживания Барнсов на их семейном фордике. Как только миссис Эберт припарковала машину, дочка тут же соскочила с заднего сиденья и упорхала за подругой. Слабо хмыкнув на эту демонстрацию неисчерпаемого энтузиазма, Аннет вышла из машины и отправилась вслед за ней.

Когда она подошла к двери, Тейлор уже вовсю трезвонила в звонок, подпрыгивая от нетерпения. Ну, если честно, больше для того, чтобы дотянуться для этого самого звонка. Все же, несмотря на то, что их с Денни чадо для своего возраста была высока, но до заветной кнопки все еще чуть-чуть не дотягивалась даже не цыпочках.

Вскоре с той стороны раздались шаги, щелкнул замок, и в приоткрывшуюся дверь, выглянула миленькая рыжая девочка с зелеными-зелеными глазищами ростом на полголовы ниже Тейлор. Выглядела она немного заспанной, но уже явно была готова к свершениям нового дня.

— Эмка! Это мы! — радостно известила ее Тейлор.

— Я вижу, что это вы, Тей-Тей, — пробухтела Эмма Барнс, закрывая дверь и снимая с замка цепочку. — Чего так громко-то? Здравствуйте, тетя Аннет, — вежливо поздоровалась она, как только полностью открыла дом.

— Здравствуй, Эмма, — поприветствовала ее Аннет. — Твои родители дома?

— Нет, — покачала головой девочка. — Папа уехал по делам, а мама куда-то пошла с Энн. Оставили меня одну, а мне скучно, — обиженно надулась Эмма.

— Очень жаль, мне как раз нужно было с ними переговорить, — с сожалением произнесла Аннет. — Ну что ж, увижу их в другой раз. Ты уже готова? — спросила она.

— Конечно, готова, тетя Аннет! — заверила ее Эмма.

— Тогда закрывай дом и идите запрыгивайте в машину, — сказала миссис Эберт.

Радостно улыбнувшись, девочка тут же шмыгнула в дом и спустя пару мгновений уже звенела в ключами перед дверью. Когда щелкнул последний замок, Эмма была немедленно схвачена под локоть что-то тараторящей Тейлор и бегом утащена в сторону машины.

Когда Аннет снова села за руль, они уже тихо о чем-то шушукались, удобно устроившись на заднем сидении. Вырулив из дворика на проезжую часть, они продолжили свой путь к Уэйтмутскому торговому центру.

Как и всегда в последние годы, путешествие по городу с севера на юг представляло собой дорогу через растянутую границу противоположностей. Контраст между районом доков с прилегающими областями, где запустение с разрухой подчас достигали невиданных пиков, и южными улицами был настолько велик, что от несоответствия в глазах просто рябило. Разгул преступности, бездомных и настоящих завалов каким-то необъяснимым образом соседствовал с относительно чистыми улочками и практически вылизанным деловым районом, который прозвали просто «Башни», и Бульваром, где сновали толпы туристов.

Причем еще нужно отдавать себе отчет в том, почему Броктан-Бей был настолько популярен для туристических поездок, что стало рентабельным появление целого района, отданного этой сфере деятельности. В конце концов деятельность фармацевтической компании Мед-Холл и более позднее появление сил величайшей целительницы в мире Панацеи — это капля в море. Нет, большая часть посетителей Броктан-Бей ехали сюда за острыми ощущениями и незаконными удовольствиями. Хотите в относительной безопасности пройтись по местам славы известных сверхпреступников? Опробовать всевозможные виды наркотиков? Снять на ночь девочек и мальчиков на любой вкус и возраст для удовлетворения любых извращенных желаний? Вам сюда! Вот чем теперь был знаменит бывший индустриальный порт.

Если на мгновение абстрагироваться от повседневных дел и немного подумать, такая картина просто автоматически наводила на мысли о классике вроде Чумного города. Вот уж действительно «Пир во время чумы»… причем в не особо далеком прошлом эту фразу следовало понимать буквально. Вымирающие от болезней контейнерные городки, которые стихийно образовались в доках после полного обрушения старой экономической модели города, об этом позаботились.

Очередное последствие пришествия эпохи паралюдей. Очередной маленький пример повального бессилия властей или их осознанного попустительства. Очередной штрих на великом полотне, имя которому «Земля Бет».

Казалось бы, ну что в этом такого? Подобное происходило и до появления владельцев сверхсил, легко проходя мимо большей части населения развитых стран, и это никого не смущало. Вот только беда в том, что в случае Броктана люди легко списали город, лежащий неподалеку от таких важных мест, как Бостон и Нью-Йорк…

Из неприятных размышлений ее вырвала смена темы шепота девочек.

— А чего твоя мама так сильно хотела видеть моих родителей? — прошептала Эмма на ухо Тейлор. — У нее был такой строгий вид, что я аж маленько испугалась.

— Хи-хи, похоже, мама решила их повоспитывать — тихо хихикнув, поделилась своими выводами ее дочь. — Все из-за твоих диет, вот.

— Почему это?! — удивленно спросила Барнс.

— Потому что нечего портить себе здоровье всякими сомнительными режимами питания, — веско объявила Тейлор. — Мы еще маленькие.

— Ну, ты-то, может, и маленькая, а я уже точно нет, — возмущенно заявила Эмма, судя по всему, гордо задрав нос.

— Пф-ф, громко сказано для рыжего лилипута, — весело фыркнула дочка.

— Ах, ты так, да?! — уже в голос взопила Эмма.

После последнего заявления с заднего сиденья послышались возня и тихие визги, пыхтение и хихиканье.

— Эй, девочки, а ну-ка не балуйтесь, — крикнула им Аннет, чуть обернувшись. — Если вы сейчас все изомнетесь и взлохматитесь, мы поедем обратно. Я не буду водить по магазинам двух маленьких чудищ с рыжим и черным буреломом на головах.

— Да, мама! /Хорошо, тетя Аннет! — в один голос ответили они.

— То-то же, — слабо улыбнувшись, сказала она.

Вновь переключив полное внимание на дорогу, Аннет тихо вздохнула. Что-то ее размышление занесло куда-то не туда. В конце концов, несмотря на многие проблемы, самая страшная пора для города осталась позади. Основной передел города между бандами и слабость власти пришлись на 2000-2003 года, а сейчас здесь снова можно жить, не опасаясь каждого шороха. Все же, несмотря на все минусы нового статуса кво, он позволяет двигаться вперед.

Да и невыгодно его нарушение ни одной из группировок, так что тут без настоящего ввода войск ничего не поделаешь. Администрации выгодно положение одного главных злодейско-преступных центров США, так как с полностью легальными методами пополнения бюджета сейчас серьезная напряженка, а дотаций от правительства не предвидится. Протекторат и СКП не готовы снова лить кровь, несмотря на то, что лично директору Эмили Пиггот сложившаяся картина нравиться просто не может. Для Империи 88 и АПП открытая война банд принесет сплошные убытки, а слабо организованная толпа дегенератов, которую с подачи журналистов обозвали Барыгами, будет втоптана в грязь первыми двумя, если только попробует что-то вякнуть.

У остальных игроков умирающего города просто нет сил для каких-то больших проектов. По крайней мере она про таких не слышала. Даже докеры ее мужа, которые во время прошлого кризиса смогли глубоко пустить корни в коммунальных службах города и обзавестись собственной дружиной, это мелкая сошка, несмотря на кое-какую поддержку паралюдей.

Насколько Аннет знала, с профсоюзом постоянно работают только три кейпа. Технарь по прозвищу Металлолом, что обитает в районе старого дэпо, да два балбеса с нездоровым увлечением компьютерными играми, именуемые Убер и Элит, за которыми нужен глаз да глаз.

Она чуть поморщилась. Металлолом появился в городе не особо давно, поэтому она с ним еще не встречалась, последние же два дебоширили уже полтора года и успели оставить о себе весьма сомнительное впечатление и до сих пор продолжают устраивать свои розыгрыши, хотя теперь куда тише. Нет, все же хорошо, что ребята взяли этих мальчишек в оборот. Им явно не хватает крепкой руки, которая в случае чего может дать по шее.

За всеми этими размышлениями Аннет практически не заметила, как они добрались до места.

— Ну, вот мы и приехали, — сказала она девочкам, паркуя машину на стоянке. — Выпрыгивайте.

Тени Прошлого - 1.3

— Итак, куда пойдем в первую очередь? — спросила Аннет у девочек, когда они вошли в просторный холл торгового центра.

Несмотря на ранний час, здесь уже сновало множество людей, курсируя между магазинчиками, кафе и прочими заведениями, умещавшимися под одним высоким потолком из прозрачных панелей.

— Конечно, в книжный, — безапелляционно заявила Тейлор.

— Это еще почему? — возмутилась Эмма. — Одежда тут близко, а твоя макулатура в другом конце здания. Надо по порядку идти, вот.

— Потому что, если мы пойдем «по порядку», то придем туда полумертвыми и загруженными кучей твоего тряпья, а нам потом еще обратно идти, — отрезала ее маленькая совушка, забавно нахохлившись. — Ведь твой папка опять попался на удочку твоего щенячьего взгляда и оставил тебе кредитку, да? Да?!

— Ну, и если даже да, так ну и что? — спросила Эмма, задрав нос. — Так говоришь, будто в этом есть что-то плохое.

— Конечно, это плохо! Мы же можем опоздать на распродажу импорта с Алеф! Тираж ограничен! — всполошилась Тейлор.— Тряпки сегодня не убегут, а книги могут, вот!

— Пф-ф, будто новых не завезут, — фыркнула Эмма. — Подумаешь, недоберешь пару килограмм бумаги, большое дело.

— Ах так, да? — спросила Тейлор, сощурив глаза. — Ну, потом не жалуйся, что не у кого взять почитать про твоего любимого чернокожего остроуха в шляпе со страусиным пером!

Эмм возмущенно насупилась и уже было открыла рот, чтобы ответить вредной подруге, но в этот момент Аннет решила прекратить этот балаган.

— А ну-ка хватит дурачиться, цветы жизни, — строго сказала Аннет, мягко положив ладони на их головы. — В этом споре проиграли вы обе, так как сперва мы идем за продуктами, понятно?

— Да, мам/Да, тетя Аннет, — в один голос ответили чада, мгновенно присмирев.

— Вот и молодцы, — хмыкнула она, чуть взъерошив рыжую и кудрявую шевелюры. — Оставайтесь такими же послушными всю дорогу, и, возможно, я даже поверю, что за вами не нужен глаз да глаз.

— Ну мама, ну чего ты? — обиженно пробухтела Тейлор, вывернувшись из-под руки. — Мы же уже не маленькие! И вообще, давай, пока ты ходишь за продуктами, мы пойдем за книгами, а потом все в месте за одеждой. Так же быстрее получится, правда ведь?

— Верно, тетя Аннет, мы с Тей-Тей сбегаем за ее макулатурой, а потом подождем вас у игровых автоматов, — тут же закивала Эмма, поддерживая подругу.

— Хм-м-м, ну, не знаю, — задумчиво протянула Аннет, скептически оглядев две умоляющие мордашки. — Вы точно не передеретесь по дороге? А то что-то вы сегодня больно активные.

— Конечно, нет! — раздался ей в ответ возмущенный хор.

— Пф-ф, ха-ха, ладно-ладно, неправильные близняшки, — хихикнула Аннет, заставив девочек насупиться еще сильнее. — Идите уж, только смотрите, не бедокурьте.

— Ура! — радостно выкрикнули они, после чего юркнули в сторону и через мгновение пропали в толпе.

Аннет только головой покачала, слабо улыбаясь такой непосредственности. Как все-таки хорошо быть молодыми и беспечными.

* * *
Расплатившись за продукты, миссис Эберт неспешно покатила свою тележку по оживленным помещениям. Пора было найти её неугомонных девчонок, но сначала нужно заскочить еще в одно место.

Свернув за угол, Аннет оказалась перед входом в просторное помещение, которое можно было назвать только раем для гиков. Ряды широких книжных полок, заполненных литературой, соседствовали со стеллажами с самыми разными комиксами и витринами, где виднелись миниатюрные фигурки и коробки с игровыми наборами.

Где-то здесь совсем недавно побывали две маленькие егозы, и именно сюда ей было нужно.

— Здравствуйте, — сказала она, обращаясь к худощавому светловолосому парню, который стоял на кассе, повернувшись спиной к залу, и внимательно изучал какие-то бумаги. — Мне пришло сообщение, что мой заказ уже пришел, не могли бы вы его найти?

— Да-да, конечно. Предъявите, пожалуйста… — начал он, оборачиваясь к клиентке. — Миссис Эберт?

— Реджи! — удивленно воскликнула Аннет, мгновенно узнав паренька, с которым познакомилась пару месяцев назад. — Рада тебя видеть. Почему ты в Броктоне? Я думала, вы уже давно уехали.

— Ну, так получилось… — начал парень, неуверенно улыбаясь. — Ой, давайте сперва разберемся с вашим заказом, а то местный менеджер настоящий зверь. Минутная задержка клиента — и сразу репрессии, — спохватился он.

— Хорошо, — кивнула миссис Эберт, извлекая из кошелька небольшую карточку. — Вот код моего заказа.

Мельком глянув на карточку, Реджи одним движением набрал на клавиатуре код и погрузился в изучение базы данных.

— Да, все верно, ваш заказ уже у нас на складе, — кивнул парень, после чего отметил: — Это очень крупная покупка, миссис Эберт. И, честно говоря, я немного удивлен: никогда бы не подумал, что вы увлекаетесь подобными настольными играми.

— А почему нет? — спросила она, улыбнувшись краешком губ и чуть склонив голову вбок.

— Хм, полагаю, я стал жертвой стереотипов, — ответил Реджи, рассеянно почесав затылок.

— Ну, в этот раз стереотипы оказались не такими уж ошибочными, — хмыкнула Аннет. — Я просто готовлю подарок на день рождения дочки. Ей нравятся подобные литературные ужастики с возможностью в них поиграть, все уши мне прожужжала про своих монстриков. Кстати говоря, можно упаковать мой заказ во что-то без опознавательных знаков? Не хочу портить сюрприз.

— Окей, мэм, сделаем в лучшем виде, — откликнулся Реджи. Он быстро набрал дополнительный пункт в послании для складских работников, после чего отправил его. — Ну, вот и все, сейчас нужно немного подождать, и ваша покупка будет здесь.

— Хорошо, — кивнула Аннет. Она огляделась по сторонам, чтобы убедиться что за ней нет очереди, после чего снова обратилась к парню: — Так, почему ты остался в Броктоне, да еще так основательно обосновался, что устроился здесь на работу?

Реджи немного помолчал, задумчиво уставившись в никуда.

— Все из-за того нашего разговора — кстати, большое спасибо за этот неожиданный сеанс психотерапии, если бы не та встряска, которую вы мне устроили, то даже не знаю, чем бы все это закончилось — в тот раз, как только я собрал себя в кучу, то решил, что так дальше нельзя, — наконец ответил парень. — Добрался до отеля и поставил перед родителями ультиматум, что либо я на пару лет беру отпуск, забывая об их существовании, либо к черту все их проклятые планы, и они меня больше вообще не увидят. Полагаю, у меня получилось быть достаточно убедительным, в конце концов я остался здесь, — Реджи устало вздохнул и беспомощно пожал плечами. — Хотя без напутственной задачи меня все равно не оставили. У них были какие-то дела в Медхоле, так что меня познакомили с одним жутковатым типом — он там за главу охраны или что-то вроде того — и сказали, что в случае чего он со мной свяжется. Уж не знаю, что там за «всякий случай», но, раз из-за этого я могу спокойно остаться подальше от них, то нечего смотреть дарёному коню в зубы, верно?

— Хм, пожалуй, ты прав, — медленно ответила Аннет, лихорадочно прокручивая в голове варианты. — Я так понимаю, у тебя нет никакой официальной связи с этой компанией?

Хотя это и было «не принято», но докеры все равно постарались выяснить все возможное о своих менее законопослушных соседях и их кейпах, поэтому она очень хорошо знала, что именно Медхол является прикрытием и фундаментом для нео-расистской банды Броктон-Бей, Империи 88. На самом деле эта фармацевтическая компания фактически принадлежала этой банде.

В свое время, когда после передела власти разорилась небольшая фирмочка, в которой она прежде работала, Аннет подумывала попытать счастье в Медхоле, но даже прежде, чем она успела отправить туда свои данные, Дэнни узнал о темной стороне ныне самого главного предприятия их многострадального городка. Она до сих пор помнила бессильно опущенные плечи и лихорадочный взгляд мужа, когда он как-то вечером пришел домой и поведал ей эту тайну.

Как хорошо, что докеры в тот раз решили наплевать на устоявшиеся традиции взаимоотношений с сообществом паралюдей. Будь иначе — и она бы могла неожиданно для себя оказаться заложницей, с помощью которой эти ублюдки могли бы влиять на действия только-только вошедшего в силу профсоюза…

А не на правах ли заложника оказался Реджи? Причем, похоже, с полного согласия своих сумасшедших родственников… Хотя, пожалуй, не стоит делать скоропалительных выводов, в конце концов, они же остаются его семьей.

— Эм… да нет, я вообще с той встречи никого из Медхола не видел, — чуть растерянно ответил парень. — Вот устроился на работу, читаю интересные книжки, гуляю, общаюсь, в общем, отдыхаю, как могу. Конечно, город неспокойный, но за прошедшие полтора месяца я ни с чем особо криминальным не сталкивался, — сказал Реджи, после чего улыбнулся и добавил: — Ко мне еще и сестренка переехала, живем вдвоём на съемной квартире в центре.

— Рада за тебя, а сколько лет сестренке? — ухватилась Аннет за более безопасную тему.

В вопрос с Медхолом вообще не стоило углубляться. По крайней мере не в общественном месте уж точно. Да и не нужно пугать мальчика своими подозрениями, а то вдруг это у нее просто паранойя разыгралась, верно? Хотя в любом случае нужно будет попросить Денни все проверить, в конце концов, несмотря на то, что знакомство с Реджи было по большей части мимолетным, но своими словами она умудрилась значительно повлиять на его жизнь и теперь чувствовала некоторую меру ответственности за будущее этого парня.

— Четырнадцать, — ответил Реджи. — Сара очень самостоятельная девочка и пробивная. Не думаю, что мне бы в ее возрасте удалось развести родителей на подобную авантюру, хотя в то время они еще были не такими… — он умолк и мотнул головой. — Ладно, неважно.

— Хм, Сара-Сара, — задумчиво протянула Аннет, решив не заострять внимание на оговорке парня, тема ему была явно неприятна. — А она у тебя случайно вот этим всем не увлекается? — спросила миссис Эберт, кивнув в сторону полок с игровыми наборами.

— Э? Ну, да, есть немного, — сказал он. — С тех пор как мы переехали, она даже успела найти себе компанию для РПГ-сессий. А почему вы спрашиваете?

— Просто у моей Тейлор недавно появилась новая подруга с таким именем, и познакомились они как раз на таких игрищах, — пояснила Аннет, после чего тихо хихикнула. — Уже какую неделю я слышу восторженные возгласы о новом Мастере игры Саре и ее заковыристых сюжетах. Сдается мне, что имя — это не просто совпадение.

— Здорово!.. — начал было Реджи, широко улыбаясь, но был прерван какими-то громкими звуками за стеной, отделяющей магазин от остального торгового центра. — Что за черт? — пробормотал парень, нахмурив брови.

Аннет неуверенно посмотрела в сторону дверного проема. Почему-то от этих звуков у нее по шее пробежали мурашки.

И в этот момент, словно желая немедленно обосновать ее интуитивные опасения, в помещение ворвались несколько человек с оружием в руках и лыжных масками на лицах.

— Руки поднял, ублюдок! — рявкнул, один из них подсочив к кассе и направив пистолет на Реджи. Парень дернулся, но выполнил приказ. — Ты тоже, самка собаки! — добавил преступник, поведя стволом в ее сторону.

Аннет медленно отпустила ручку тележки и опустила ладони на прилавок, стараясь не нервировать вооруженных людей.

— Вот так, молодцы, а теперь го в центр комнаты, живо.

Вот уж чего-чего, а нарваться на ограбление в стиле дикого запада она сегодня точно не ожидала. Это ведь даже не банк! Да и вообще, какое к черту ограбление средь бела дня, когда вокруг столько народу? Тем более, в торговом центре, где априори полно охранников? Что происходит?

Именно такие вопросы бродили по периферии сознания миссис Эберт, пока она с оторопью наблюдала, как пятерка бандитов сгоняет покупателей в центр помещения, где не было стеллажей. Центральное же место в ее голове занимала радость от того, что Тейлор с Эммой где-то в другом месте и не участвуют в этом опасном театре абсурда.

Четверо из пяти преступников окружили их, в то время как последний начал прочесывать оставшиеся закутки книжного, ища ранее не замеченных людей. И, похоже, нашел. За витринами в дальнем конце помещения раздался визг, забористый мат, снова визг и, наконец, выстрел дробовика.

— Эни! — выдохнул мгновенно побледневший Реджи и опрометью бросился в ту сторону, но не успел сделать и пары шагов, как получил сильный пинок в грудь от того самого бандита с пистолетом, после чего отлетел обратно. Он устоял на ногах только потому, что врезался в других пленников.

— Место, урод! — рявкнул на него грабитель, после чего обратился к пятому. — Эй, мудак, ты какого хера там делаешь?! Эти куски дерьма нужны живыми!

— Пошел нахрен, ушлепок, эта сучка меня укусила! — крикнул убийца. — Нет, ты прикинь, только я поворачиваю, как она на меня бросается и вцепляется в руку зубами. Мне надо прививку от столбняка сделать, да.

— Да мне пох на твой столбняк и укусы! — рыкнул в ответ он. — Если Нааме не хватит как раз этой сучки, ты заменишь ее своей жопой, понял меня? — в ответ ему раздалась целая матерная тирада, на что тот только раздраженно цыкнул и переключил полное внимание на пленников. — Чего вылупились, придурки? Жопы подняли и го на выход. У нас и так полно дел.

Еще более напуганные только что случившимся убийством люди безропотно начали двигаться вперед. Аннет шла, осторожно придерживая Реджи, который все еще не отошел от сильного удара, и пыталась понять, что же следует из этой перепалки. Для нее самой неожиданная смерть, которая произошла практически перед ее глазами, мгновенно отошла на второй план, уступив место более важным вещам.

Из слов преступников и их действий выходило, что это никакое не ограбление. Но что же тогда? Похищение? Взятие заложников? Теракт? В любом случае, это явно нечто куда более масштабное, чем ей показалось в первые мгновения, а значит… это может прямо коснуться ее дочери.

Когда они покинули магазин, Аннет огляделась по сторонам и похолодела. Везде вокруг творилось то же самое. Точно такие же группы вооруженных людей выгоняли покупателей из магазинов и гнали их в центр первого этажа, где уже образовалась целая толпа.

«Тейлор… девочки… прошу вас, спрячьтесь и не попадитесь им», — подумала Аннет, на мгновение прикрыв глаза. Их небольшой человеческий ручеек влился в общий людской поток, который неусыпно сопровождали множество стволов всевозможных орудий убийства.

* * *
Денни ехал на велосипеде по городу, наслаждаясь утренней прохладой. Цель его поездки была не так уж далеко от дома, но к чему торопиться, если в этом нет нужды? Сейчас он мог спокойно проехаться по улицам и в очередной раз прочувствовать на себе результаты собственных трудов. Что ни говори, но столь предметная демонстрация того, что все было не зря, приятно греет душу, даже если это просто относительно чистые и спокойные улицы.

Да, спокойные… Сколько же сил и крови было потрачено и продолжает тратиться, чтобы они оставались такими. А ведь стоит только дальше углубиться в район доков, и подобный ему одинокий горожанин, решивший выйти на велосипедную прогулку, как минимум рискует лишиться этого самого велосипеда.

Когда все это только начиналось, он и не думал, что им удастся достичь таких успехов, и то, что город в те времена с каждым днем все больше походил на поле боя, уверенности совершенно не добавлял. Сначала война банд, потом полное закрытие порта из-за затонувшего в бухте танкера и безработица, а позже еще и эпидемия, охватившая контейнерный городок, стихийно возникший на опустевших складах. Тогда многие лишились жизни и еще большее количество людей просто опустили руки, спиваясь или закидываясь наркотикам.

Но постепенно, шаг за шагом, профсоюзу докеров, который неожиданно остался без доков, удалось стать силой, с которой приходилось считаться. О многом из того, что тогда приходилось делать, вспоминать до сих пор тяжело, а уж если хоть о трети из этого прознает полиция, то ему и всей остальной верхушке союза светит целый букет из обвинений и сроков.

Тем не менее, они все вместе сделали то, что было необходимо для того, чтобы у их семей было будущее, и теперь жалеть об этом — значит не уважать тех, кто погиб под пулями банд или от суперсил злодеев.

Денни свернул за угол и, кивком поприветствовав группу дюжих ребят с нашивками профсоюза на рукавах, поехал дальше. Эти парни были частью одной из многих групп, что патрулировали район, следя за порядком и отлавливая разную шваль, забредавшую сюда из других частей города. Сейчас это обычно была в основанном та братия, которую телевизионщики обзывали Бродяги, чуть ли не причисляя к единой организации, хотя в реальности это была еле организованная масса вконец опустившихся людей, которой еле-еле управляли несколько местных злодеев. Ну, точнее «управляли», когда не цапались между собой. Ребятки из АПП и Империи 88 по большей части к докерам не лезли, предпочитая устраивать разборки друг с другом, тем не менее, случалось всякое, и следовало всегда быть наготове. Неожиданный рейд одной из этих групп мог обойтись им очень дорого.

Положение профсоюза на местной сцене было шатким, но прочным, как бы странно это ни звучало. Когда главная волна анархии двухтысячных начала сходить на нет, им удалось удачно вклиниться в структуру городского ЖКХ, так что сейчас у них всех была официальная занятость в сфере, которая была чертовски необходима администрации, даже несмотря на излишнюю самостоятельность союза и «предполагаемые» связи с криминалом. Так что от излишнего внимания копов, у которых было много других дел, они были более-менее прикрыты, хотя тут еще играли роль периодические взятки нужным людям. Ну, что уж тут поделаешь, это издержки загнивающей системы.

Что же до криминального сектора, частью которого докерам пришлось стать, чтобы не быть затоптанными еще в самом начале… ну, давайте просто скажем, что неплохой процент городской проституции и игорного бизнеса, ради которых в Броктон приезжала большая часть туристов, тусующихся на Бульваре, принадлежал профсоюзу. Но вот к самым дурнопахнущим вещам вроде тяжелых наркотиков или торговли людьми они предпочитали не соваться и жестко одергивали некоторых инициативных деятелей, иногда летально. Более того, последнее докеры довили везде, где только могли, не рискуя вызвать настоящую бойню, частенько просто передавая обнаруженную информацию СКП и копам. В конце концов, некоторые моральные принципы должны оставаться незыблемы даже в такие времена, ну а в остальном... омлета без разбитых яиц не приготовить.

Проехав вдоль высокой металлической ограды, Денни остановился перед открытыми воротами, путь через которые сейчас перекрывал шлагбаум и подошел к окошку охраны.

— Привет, Джош, — поприветствовал он мужчину на вахте. — Смотрю, сегодня тебе опять досталась самое нудное дело, да?

— Здравствуйте, мистер Эберт, — откликнулся тот, одновременно внося в журнал посещений новую пометку. — Дело-то, может, и скучное, но спокойное, по-моему, в наше беспокойное время подобное на вес золота.

— Эх, не могу с тобой не согласиться, — понимающе кивнул Денни. — Курт на месте?

— Да, он уже пару часов в офисе и никуда не отлучался, — ответил охранник.

— Хорошо, ну, тогда зайду к нему, бывай. солдат, — хмыкнул Эберт.

— Окей бывать, босс, — фыркнул охранник, отдав шутливый салют двумя пальцами.

Оставив свое средство передвижения за углом КПП, Денни направился к трехэтажному зданию, которое находилось в центре огороженной площади. В прошлом в этом месте находилась пожарная часть, но во время беспорядков здание сильно пострадало, и персонал был переведен на новое место, а документы на имущество начали долгое путешествие по несметным бумажным кипам городских крючкотворов и блуждали там, пока не попали в руки одного его знакомого. Воспользовавшись случаем, профсоюз приобрел эту территорию, чтобы организовать на ней свой новый офис. Все же их старая точка находилась слишком глубоко на ныне дикой территории доков, а отсюда было намного удобнее рассылать патрули по району, в котором жила большая часть членов профсоюза.

Хотя последнее было скорее вынужденным веянием нового времени. В прежние дни люди профсоюза обитали по всей территории северной части города, в центре, и на юге их было куда меньше, но события двухтысячных и повальная безработица внесли в их быт свои коррективы. Кто-то лишился дома из-за долгов, другие потеряли все во время очередной стычки между бандами, а иные сами решили переехать в более безопасное место. Тогда-то профсоюз и начал организовывать свой маленький квартал-анклав, в котором возможно было обеспечить сносную безопасность. А эта старая пожарная часть находилась как раз по центру их города в городе.

Поднявшись на второй этаж, Денни прошел по коридору и открыл дверь кабинета, в котором обитал один из его ближайших друзей. Просторное помещение заливал свет из окна на правой стене, под окном находился мягкий диван на противоположной стене, напротив которого висел включенный телевизор, по которому что-то беззвучно трещали телеведущие, в центре комнаты находился широкий стол.

— Здорово, Курт, — поздоровался он с широкоплечим светловолосым мужчиной за столом, который с вселенской скорбью взирал на огромную кипу бумаги перед собой. — Как продвигается твое столкновение с всесильной бюрократией?

— И тебе не хворать, Дэн, — сказал Курт, подняв хмурый взгляд на приятеля. — Все как обычно, девяносто девять: ноль в пользу бюрократии.

— Не дрейфь, друг, я уверен, в конце концов, ты заборешь эту гидру, — сочувственно произнес Денни, садясь в кресло напротив.

— Уж лучше бы я заборол с десяток нациков или АППшников, — раздраженно пробухтел Курт. — А ведь это все вы с Адамом виноваты, с какого вообще хрена меня посадили за это дерьмо? Друзья, называется.

— Ну, кому-то же надо этим заниматься, — резонно возразил Эберт, пожав плечами. — На нас самих тоже приходится достаточное количество бумажных голов, так что трудись как все.

— Угу, вот и тружусь, — со вздохом ответил мужчина, откидываясь на спинку своего кресла. — Ладно, давай выкладывай, чего пришел? У тебя же, считай, первый выходной за прошедший месяц, а ты какого-то черта забыл на работе.

— Да, я некоторое время обдумывал одно дело и как раз сегодня пришел к выводу, что его пора реализовать… в общем, мне понадобятся наши два обалдуя, — ответил Денни. — Одолжишь мне Убера и Элита?

— Хм, да без проблем, они сейчас особо не заняты, а зачем они тебе? — поинтересовался Курт.

— Эх, видишь ли, тема несколько… деликатная, — произнес Денни, барабаня пальцами по подлокотнику. — Я все расскажу, но должен попросить пока сохранить это в тайне, вызови их сюда, а потом переговорим все вместе.

— Ну, хорошо, Дэн, не буду тебя пытать сразу, — сказал Курт, задумчиво оглядев старого друга, после чего поднял трубку с телефона, стоящего на столе, и набрал номер. — Ито, вызови ко мне наших бестолковых кейпов… нет, мне посрать на то, что они собрались в «рейд», дело срочное… если надо, отрубай им электричество или гони дубиной, все, жду.

Он положил трубку и посмотрел на Денни, сцепив руки в замок, тот благодарно кивнул.

В кабинете повисло молчание. Курт тяжело вздохнул и вернулся к работе, а Денни безучастно уставился в окно, позволяя мыслям свободно блуждать по закоулкам разума.

Через некоторое время дверь открылась, и в помещение ввалились два человека. Первым влетел мелкий тощий тип с растрепанными патлами на голове и бегающим взглядом: это был Элит, он же Джонатан Эртон, а вслед за ним степенно зашел широкоплечий здоровяк с короткой стрижкой: Убер, он же Калеб Донован.

— Эй, босс, чего звал? У нас там такое дело простаивает, а ты вызываешь и вызываешь! — громко вопросил Элит, падая на диван.

В ответ на это Курт просто многозначительно посмотрел на технаря, одним взглядом выражая свое отношение к его воплям.

— Тише, Лит, не кипишуй, — произнес Убер. — Сначала работа, развлечение потом. Здравствуйте, мистер Эберт.

— И вам привет, ребята, — кивнул им Денни. — Дело у меня есть важное, как раз для вас двоих. Калеб, скажи, твои способности в овладении любым навыком распростроняются на практики гипноза?

— Эм… вообще-то да, но я стараюсь с этим особо не играть, а то была у меня одна ситуация… неприятная, — ответил Убер, смущенно почесав затылок.

— Н-да? И кого же ты это загипнотизировал, да еще до «неприятной ситуации»? — подозрительно прищурившись, поинтересовался Курт.

— Эхе-хе, ну, если честно, то сам себя, — признался он, немного покраснев. — Так сказать, потренировался перед зеркалом, а потом целый час воображал себя курицей.

— Пф-пфха-ха-ха, — заржал Элит. — Помню-помню, было весело! У меня даже где-то есть запись того, как ты кудахчешь, хотите посмотреть? Я сейчас быстро сгоняю в нашу берлогу и принесу сюда!

— Нет, Джонатан, может быть, в другой раз, — хмыкнул Денни под веселое фырканье Курта. — Сейчас главное, что с навыком нет проблем, и, раз это так, мне нужно будет, чтобы ты напряг свои технарские таланты.

— Всегда готов, шеф, что нужно соорудить? — с интересом спросил технарь.

— От тебя потребуется какой-то способ усилить эффект этого гипноза, — со всей серьезностью произнес Эберт. — Будет ли это пушка с гипнолучами, приблуда, которую Калеб нацепит себе на голову, или просто комната с особой обстановкой, неважно. Главное, чтобы оно сработало по крайней мере один раз.

— Слушай, Дэн, я что-то не улавливаю твою мысль, — сказал Курт, нахмурив брови. — Ты что, решил похитить мэра и устроить ему сеанс промывки мозгов? Эти двое смогут, уж поверь, насмотрелся я на их совместную работу, — кивнул он в сторону хмурого Убера и Элита, который вытянул из-за пазухи блокнот и уже что-то самозабвенно чертил там. — Вот только ни я, ни наши ребята на такое не подписывались.

— Нет, друг, это не то, для чего они мне понадобились, даже если иногда такой подход кажется единственным, — покачал головой Денни, после чего умолк и нахмурился, уставившись в окно.

— Ну, так давай объясняй нормально, чего раскис? — резко скомандовал мужчина. — Хватит тянуть кота за яйца.

Денни поднялся из кресла и начал нервно расхаживать по комнате. Двое из трех собеседников с недоумением следили за его метаниями.

— А, ладно, к черту, все равно ничего другого мне в голову не приходит, а в молчанку тут не поиграешь, — сказал он, останавливаясь на середине шага. — Все дело в Аннет и…

— Чего?! — выпучил глаза Курт. — Ты решил промыть мозги Аннет?!

— Совсем больной? — сухо осведомился Денни, уставившись на него. — Похоже, тебя бумажки и правда доконали. О стол свой дубовый головой приложись, ты мне сейчас вменяемым нужен.

— Эх, тьфу, извини, Денни, что-то меня правда не туда понесло, — пробормотал Курт, взлохматив себе волосы. — Так чего с Аннет-то? Если что-то не так, это ж дело серьезное. Она же, считай, лицо и талисман на удачу всего нашего бедового общественного движения. Что ни говори, но если бы не она, то у нас дела так хорошо, как сейчас, ни за что бы не пошли.

И в этом Курт был прав на все сто. Как-то невзначай Аннет стала для всего профсоюза их путеводной звездой. Не счесть, сколько раз за эти годы она встряхивала их компанию, которая так и норовила завязнуть в смрадном болоте, которым стал Броктон-Бей. Помогала своими мудрыми советами (в его случае это было особенно важно, ведь тот взрывной характер, которым он славился не раз и не два, мог завести их в пропасть), вдохновляла народ упорно прокладывать курс, осторожно напоминала им о их главной цели — сделать жизнь в городе лучше, — когда они сбивались с пути, даже иногда выступала от их имени в городской администрации, хотя обычно предпочитала оставаться в стороне от политики. И все это она делала с неизменной естественной грацией, которая была свойственна ей и только ей.

Денни честно не знал, какого бога или неведомые космические силы ему благодарить за такую замечательную супругу и их милую дочь, но в любом случае был готов ради них рвать зубами любого, пусть даже это весь этот гребаный мир.

— С Аннет все нормально, более или менее, но есть странности, ради прояснения которых нам и нужна помощь наших уважаемых паралюдей, — произнес он, возвращаясь на свое место и кивая в сторону парней на диване. В ответ ему кивнул только Убер, Элит все еще витал где-то в своих технарских дебрях, совершенно забив на реальность. — Странности эти начали проявляться давненько — как нам удалось выяснить, возможно, с самого детства, — но до последнего времени были не особо заметны и жить не мешали. Теперь же это изменилось, — Денни на мгновение умолк, подбирая слова, после чего продолжил: — То, о чем я говорю, для нормальных людей не свойственно и, скорее, отдает чем-то паранормальным. Ее память неожиданно стала практически эйдетической, органы чувств то обострятся до неимоверных высот, то возвратятся в норму — и, что важно, без каких-либо негативных последствий…

— Ты что, хочешь сказать, что наша Аннет парачеловек?! — пораженно воскликнул Курт, прервав его речь.

— В том-то и дело, что ни черта я не хочу сказать, — со вздохом откликнулся Денни, удостоившись за это двух удивленных взглядов. — На первый взгляд все так и есть, да и какие еще могут быть варианты? Не колдуньей же ее называть. Вот только тест на обнаружение короны палентии, который она по случаю прошла в больнице, ничего не показал, никакого интуитивного понимания того, что же собой представляет ее «сила», нет и в помине, а на событие-триггер, пожалуй, тянет только смерть родителей от лап Губителя, но благодаря ее собственным воспоминаниям мы выяснили, что некоторая форма этих странностей была в ее жизни еще задолго до того момента. Вот такие дела.

На некоторое время в кабинете повисла тишина.

— Мы никогда об этом особо не распространялись, — наконец продолжил Денни, понизив голос. — Но в детстве у Аннет была амнезия. Она не помнит ничего до момента первой встречи с ее приемными родителями. А теперь, когда то, о чем я говорил, начало нарастать, ее стали мучить кошмары, разобраться в которых не помогают ни разные специалисты, ни новые способности. Можно только предполагать, что разгадка кроется где-то в этом скрытом прошлом. Именно поэтому я говорю о гипнозе.

— Зачем такие сложности, мистер Эберт? — спросил Убер. — Почему бы сначала не обратиться к обычным гипнотизёрам? Или, на худой конец, попробовать мне самому, без усилителя, — он покосился в сторону Элита, что до сих пор был потерян для общества. — Недостатки работ моего компаньона хорошо известны и, хотя я частенько доверяю им свою жизнь, доверять свой ум без крайней необходимости я бы поостерегся.

— Уже обращались, Калеб, — покачал головой мистер Эберт. — Результата нет. Нормальные специалисты говорят, что она к гипнозу вообще не восприимчива, а идти ко всяким «белым магам» из подворотни смысла нет, — он глубоко вздохнул и продолжил. — В любом случае, сейчас мне необходимо от вас только принципиальное согласие на использование этой тяжелой артиллерии, а дальше видно будет. Я еще не обсуждал этот вариант с самой Аннет, решив сперва проверить, есть ли вообще такая возможность. Если она откажется, то дальше идеи это и не пойдет.

— Мы…

— Парни, звиняйте, что отвлекаю, но, похоже, у нас тут образовалось кое-что срочное, — сказал Курт, напряженно всматриваясь в экран телевизора.

Растерянно оглянувшись на друга, который уже поднял пульт, чтобы включить звук, Денни перевел взгляд на экран.

— … ват. По последним данным, в руках неизвестных оказалось более пятисот человек, решивших этим утром посетить торговый центр. Каких-либо требований еще не поступало, но представители полиции уверены, что этот хорошо спланированный акт был направлен именно на захват заложников, а не на что-либо еще. Герои Протектората и подразделения СКП уже…

Дальше Денни уже не слушал, его взгляд сосредоточился на заднем плане с краю от репортёрши, полностью поглотив его внимание. В ушах раздался нарастающий гул. Именно в том углу экрана ракурс камеры на некоторое время выхватил кусок машины на стоянке перед торговым центром. Очень и очень знакомый кусок машины.

— Господи… Аннет… Тейлор, — хрипло выдохнул он, мертвенно побледнев, после чего сорвался с места и, не разбирая дороги, бросился на выход.

— Блять, — емко произнес Курт, когда спустя пару мгновений до него дошел смысл происходящего, после чего немедленно развел бурную деятельность. — Убер, хватай ключи от машины и вперед за ним. Проследи, чтобы он не наделал там глупостей, в таком состоянии от него можно ждать чего угодно, — парень понятливо кивнул и тут же выскочил за дверь.

— Элит… — ноль реакции.

— Элит, твою мать! — взревел Курт во всю глотку, наконец вырывая технаря из сладких грез изобретательств.

— А… чего?..

— Живо к себе в лабу и собирай все, что может оказаться полезным для освобождения заложников и слежения. Быстро, одна нога здесь, другая там. Встречаемся у гаражей, а я пошел поднимать ребят, эти мудаки еще поймут, что зря такое затеяли в этом городе, — проговорил он на одном дыхании, после чего тоже покинул кабинет.

— Да что происходит-то! — всплеснув руками, спросил пустоту Элит.

Отредактировано Фриз (31-07-2017 01:19:22)

+2

33

Спасибо маленькому омаку, после него вдохновение поперло аж жуть.  http://read.amahrov.ru/smile/guffaw.gif    http://read.amahrov.ru/smile/write.gif 

Денни бежал по лестнице, словно за ним гнались адские полчища. Каким-то чудом спустившись, вниз не переломав себе ноги, он понесся по коридору, распугивая работников своим диким взглядом. Выскочив на улицу, Денни подлетел к КПП у варот, схватил свой велосипед и необращая на удивленный выкрик охранника, объехал шлагбаум и с максимальной доступной себе скоростью понесся по улице.
В голове стоял полный кавардак, на фоне этого раздрая перед глазами четко стояла только одна единственная мысль, «Аннет и Тейлор в опасности! Немедленно добраться к ним!». О том, что он будет делать на месте, мистер Эберт не думал и, по правде говоря, сейчас вряд ли мог.
Неожиданно его внимание привлек гудок автомобиля и криг, откуда-то с боку.
– Мистер Эберт, запрыгивайте, так будет быстрее!
Повернув голову вправо Денни, сквозь туман во взгляде увидел одну из легковых машин профсоюза с Убером за рулем. Шестеренки в его голове с некоторым скрипом согласились, с утверждением кейпа, поэтому он затормозил и бросив велосипед на том же месте, быстро подошел к машине остановившейся чуть впереди и сел рядом с водителем.
– Гони, – односложно произнес он, на автомате накидывая ремень безопасности. Калеб понимающе кивнул и поддал газа.
За окном замелькали дома и тротуары. Убер гнал по городу во весь опор, игнорируя светофоры и ловко обходя препятствия, словно мастер уличных гонок с препятствиями. По всей видимости, он по полной пользовался своей способностью выучить любой навык, сейчас пробуя себя в амплуа мастера-водителя.
Спустя пять минут такой гонки по городу Денни наконец начал приходить в себя. Конечно, он все еще паниковал, но по крайней мере уже был способен рассуждать более менее здраво.
Он прикрыл в глаза и глубоко вздохнул, стараясь взять себя в руки. В таком состоянии от него толку не будет, «Бешенный докер» – как его за глаза называли недруги – сейчас не просто бесполезен, а даже опасен, причем в первую очередь для Аннет и Тейлор. Вот только, несмотря на все его старания, сердце продолжало нобатом стучать в виски.
– Мистер Эберт, как вы? – спросил Убер, скосив глаза в его сторону.
– Порядок, – выдохнул Денни, не открывая глаза. – До места еще далеко?
– Мы почти на месте, – откликнулся Калеб. – Не беспокойтесь, я отлично знаю город, в былые времена нам с Джо не раз доводилось улепетывать от… ой бля, – неожиданно ругнулся Убер, давая по тормозам.
Схватившись за ручку над дверью Денни открыл глаза, как раз вовремя, чтобы увидеть как автомобиль, сжигая резину в боковом дрифте останавливается почти в плотную к полицейской баррикаде.
– Фух, еле-еле вытянул, – сказал Калеб, утирая холодный пот со лба.
– Всем выйти из машины и сложить руки за голову! – раздался молодой голос снаружи.
Подняв глаза, Денни увидел, что на него с той стороны баррикады смотрит дуло пистолета в руках парня в полицейской форме. Прикусив язык от желания грязно обматерить всю ситуацию в целом и этот момент в частности, Эберт начал медленно открывать дверь.
– Черт, неужели у копов так плохо с кадрами, что в кардон выставили малолетку, едва прошедшего академию? </i>– подумал он, выбираясь из машины. <i>– Да у этого болвана пушка в руках дрожит!
– Спокойно, рядовой, мы просто немного торопились, – проговорил Денни, старательно давя желание врезать идиоту, который встал у него на пути.
– Я сказал, руки за голову!.. – снова выпалил парень.
– Рядовой, ты какого хрена творишь?! – рявкнул кто-то, чуть в стороне.
От неожиданности парень дернулся и нажал на спусковой крючок. К счастью выстрела не последовало. Похоже этот не самый яркий представитель системы правопорядка оказался до того безолаберным что даже забыл снять пушку с предохранителя.
– Да чтоб тебя Краулер во все дыры оприходовал! – прорычал мужчина средних лет с погонами сержанта, подлетая к рядовому и вырывая у него из рук оружие. – Отдай сюда и вали в участок, придурок безрукий!
– Н-но, с-сер… – начал было рядовой.
– Ты мне тут еще что-то вякать будешь? Сказал вали! Я еще устрою веселую жизнь тому идиоту, который поставил тебя охранять проезд!
Парень еще мгновение постоял выпучив глаза, но подченился и поплелся проч.
– Вот же послал Бог, работничка, – пробормотал сержант, поворачиваясь к опустившему руки Денни, и оглядывая его с ног до головы. – Здорово, Эберт. Ты какого хрена тут забыл?
– И тебе не хворать, Фергюс, – ровно ответил он. – Проехать мне надо, срочно. Скажи, что у вас там происходит, дай дорогу и бывая.
– Это, с какого хрена? – окрысился коп. – Если твоя мафиозная шайка смогла отбрехаться от официального расследования, думаешь, теперь перед тобой все на ципках прыгать будут? А вот хрен там!
– Бля, сержант, мне сейчас не с руки с тобой цапаться! – вспылил Денни, вперив бешеный взгляд в мужчину. – У меня жена с дочерью в этом гребаном торговом центре, так что либо говори и проваливай, либо просто проваливай, иначе мы тебя к херам переедем!
На пару мгновений между ними установилась тишина.
– Вот жеш блять, – с усталым вздохом произнес сержант Фергюс, чуть отступая назад. – Ладно, Эберт, я тебя с прошлых лет еще немного уважаю, так что слушай сюда. Дело тут серьезное, торговый центр взяла целая вооруженная банда, рыл под сотню. Заложники постоянно на мушке, да и здание, как бы, не заминировано. Толком еще ничего не известно, но это явно какие-то гастролёры, а не какая-то местная мелочь, которой наркота в голову ебнула.  Переезжать меня смысла нет, так как вокруг Уэйтмута перекрыли все, что можно и что нельзя. Если прорветесь здесь, за следующим поворотом с вами уже разговаривать не будут, а сразу откроют огонь на поражение. Понял?
– Понял, – ответил Денни, как-то в миг осунувшись. – Спасибо сержант, – добавил он, после чего сел обратно в машину.
Через мгновение к нему присоединился Калеб, и осторожно отъехал от баррикады. Некоторое время в салоне они просто сидели молча.
– Нет уж, ни черта, так просто я не отступлю, – с мрачной решимостью пробормотал Денни. – Пойдем другим путем. Калеб, знаешь, где здесь многоэтажная стоянка?
– Конечно, – уверенно кивнул тот.
– Гони туда, а мне нужно сделать пару звонков, – сказал мистер Эберт, вынимая сотовый телефон.
– Ало, Курт, ты уже поднял парней?

– Разворачивай их, Уэйтмут полностью перекрыт, не пробиться. Пускай они начинают прочесывать город на предмет любого кто мало-мальски связан с этим дерьмом. И еще, свяжись со своими радиолюбителями, пускай перехватят сигнал копов и передадут на нашу стандартную частоту.

– Мы с Убером будем на верхнем этаже стоянки, она за пределами кордонов, а вид на торговый центр что надо. Как только раздашь все указания, хватай Элита с его игрушками и к нам, только не забудь захватить нормальных биноклей. Все, удачи.
Данни отключил телефон, после чего протянул руку к радио и настроил на нужную частоту. Из динамиков раздалось шипение пустого канала.
Вскоре Убер довез их до места. Как только они заехали на крышу стоянки, Дэнни вышел из машины и, оперившись на бруствер у края, стал вглядываться в далекий торговый центр, над которым барражировало несколько вертолётов. Вокруг здания виднелось оцепление со множеством машин полиции и СКП. На многих зданиях окружающих торговый центр виднелись черные фигурки людей.
– Пш… Пш… Доложите о предварительной готовности группы захвата… – ожило радио в машине. – Пш… Пш… герои Протектората прибыли… Оружейник начал подготовку к сканированию здания… Пш… Пш… преступники вывели двух мужчин к дверям и расстреляли их в качестве предупреждения… Пш… Пш… до сих пор неизвестно, кто за это в ответе…
Денни крепко схватился руками за бетон Бруствера  и сжал зубы. Бессилие и неизвестность выводили из себя. Сейчас оставалось только ждать Курта и надеяться, что копы обмолвятся о чем-то существенном.

+2

34

Фриз
Пожалуйста, не надо вешать текст в цитате. Его очень неудобно править.

текст

Денни бежал по лестнице, словно за ним гнались адские полчища. Каким-то чудом спустившись вниз, не переломав себе ноги, он понесся по коридору, распугивая работников своим диким взглядом. Выскочив на улицу, Денни подлетел к КПП у ворот, схватил свой велосипед и, не обращая на удивленный выкрик охранника, объехал шлагбаум и с максимальной доступной себе скоростью понесся по улице.
В голове стоял полный кавардак, на фоне этого раздрая перед глазами четко стояла только одна единственная мысль, «Аннет и Тейлор в опасности! Немедленно добраться к ним!». О том, что он будет делать на месте, мистер Эберт не думал и, по правде говоря, сейчас вряд ли мог.
Неожиданно его внимание привлек гудок автомобиля и крик откуда-то сбоку.
– Мистер Эберт, запрыгивайте, так будет быстрее!
Повернув голову вправо, Денни сквозь туман во взгляде увидел одну из легковых машин профсоюза с Убером за рулем. Шестеренки в его голове с некоторым скрипом согласились, с утверждением кейпа, поэтому он затормозил и, бросив велосипед на том же месте, быстро подошел к машине, остановившейся чуть впереди и сел рядом с водителем.
– Гони, – односложно произнес он, на автомате накидывая ремень безопасности. Калеб понимающе кивнул и поддал газа.
За окном замелькали дома и тротуары. Убер гнал по городу во весь опор, игнорируя светофоры и ловко обходя препятствия, словно мастер уличных гонок с препятствиями. По всей видимости, он по полной пользовался своей способностью выучить любой навык, сейчас пробуя себя в амплуа мастера-водителя.
Спустя пять минут такой гонки по городу Денни наконец начал приходить в себя. Конечно, он все еще паниковал, но по крайней мере уже был способен рассуждать более-менее здраво.
Он прикрыл в глаза и глубоко вздохнул, стараясь взять себя в руки. В таком состоянии от него толку не будет, «Бешенный докер» – как его за глаза называли недруги – сейчас не просто бесполезен, а даже опасен, причем в первую очередь для Аннет и Тейлор. Вот только, несмотря на все его старания, сердце продолжало набатом стучать в виски.
– Мистер Эберт, как вы? – спросил Убер, скосив глаза в его сторону.
– Порядок, – выдохнул Денни, не открывая глаза. – До места еще далеко?
– Мы почти на месте, – откликнулся Калеб. – Не беспокойтесь, я отлично знаю город, в былые времена нам с Джо не раз доводилось улепетывать от… ой бля, – неожиданно ругнулся Убер, давая по тормозам.
Схватившись за ручку над дверью Денни открыл глаза, как раз вовремя, чтобы увидеть как автомобиль, сжигая резину в боковом дрифте останавливается почти в плотную к полицейской баррикаде.
– Фух, еле-еле вытянул, – сказал Калеб, утирая холодный пот со лба.
– Всем выйти из машины и сложить руки за голову! – раздался молодой голос снаружи.
Подняв глаза, Денни увидел, что на него с той стороны баррикады смотрит дуло пистолета в руках парня в полицейской форме. Прикусив язык от желания грязно обматерить всю ситуацию в целом и этот момент в частности, Эберт начал медленно открывать дверь.
– Черт, неужели у копов так плохо с кадрами, что в кордон выставили малолетку, едва прошедшего академию? – подумал он, выбираясь из машины. – Да у этого болвана пушка в руках дрожит!
– Спокойно, рядовой, мы просто немного торопились, – проговорил Денни, старательно давя желание врезать идиоту, который встал у него на пути.
– Я сказал, руки за голову!.. – снова выпалил парень.
– Рядовой, ты какого хрена творишь?! – рявкнул кто-то, чуть в стороне.
От неожиданности парень дернулся и нажал на спусковой крючок. К счастью, выстрела не последовало. Похоже этот не самый яркий представитель системы правопорядка оказался до того безалаберным что даже забыл снять пушку с предохранителя.
– Да чтоб тебя Краулер во все дыры оприходовал! – прорычал мужчина средних лет с погонами сержанта, подлетая к рядовому и вырывая у него из рук оружие. – Отдай сюда и вали в участок, придурок безрукий!
– Н-но, с-сэр… – начал было рядовой.
– Ты мне тут еще что-то вякать будешь? Сказал -- вали! Я еще устрою веселую жизнь тому идиоту, который поставил тебя охранять проезд!
Парень еще мгновение постоял выпучив глаза, но подченился и поплелся проч.
– Вот же послал Бог работничка, – пробормотал сержант, поворачиваясь к опустившему руки Денни, и оглядывая его с ног до головы. – Здорово, Эберт. Ты какого хрена тут забыл?
– И тебе не хворать, Фергюс, – ровно ответил он. – Проехать мне надо, срочно. Скажи, что у вас там происходит, дай дорогу и бывай.
– Это с какого хрена? – окрысился коп. – Если твоя мафиозная шайка смогла отбрехаться от официального расследования, думаешь, теперь перед тобой все на ципках прыгать будут? А вот хрен там!
– Бля, сержант, мне сейчас не с руки с тобой цапаться! – вспылил Денни, вперив бешеный взгляд в мужчину. – У меня жена с дочерью в этом гребаном торговом центре, так что либо говори и проваливай, либо просто проваливай, иначе мы тебя к херам переедем!
На пару мгновений между ними установилась тишина.
– Вот жеш блять, – с усталым вздохом произнес сержант Фергюс, чуть отступая назад. – Ладно, Эберт, я тебя с прошлых лет еще немного уважаю, так что слушай сюда. Дело тут серьезное, торговый центр взяла целая вооруженная банда, рыл под сотню. Заложники постоянно на мушке, да и здание как бы не заминировано. Толком еще ничего не известно, но это явно какие-то гастролёры, а не какая-то местная мелочь, которой наркота в голову ебнула.  Переезжать меня смысла нет, так как вокруг Уэйтмута перекрыли все, что можно и что нельзя. Если прорветесь здесь, за следующим поворотом с вами уже разговаривать не будут, а сразу откроют огонь на поражение. Понял?
– Понял, – ответил Денни, как-то в миг осунувшись. – Спасибо, сержант, – добавил он, после чего сел обратно в машину.
Через мгновение к нему присоединился Калеб, и осторожно отъехал от баррикады. Некоторое время в салоне они просто сидели молча.
– Нет уж, ни черта, так просто я не отступлю, – с мрачной решимостью пробормотал Денни. – Пойдем другим путем. Калеб, знаешь, где здесь многоэтажная стоянка?
– Конечно, – уверенно кивнул тот.
– Гони туда, а мне нужно сделать пару звонков, – сказал мистер Эберт, вынимая сотовый телефон.
– Ало, Курт, ты уже поднял парней?

– Разворачивай их, Уэйтмут полностью перекрыт, не пробиться. Пускай они начинают прочесывать город на предмет любого кто мало-мальски связан с этим дерьмом. И еще, свяжись со своими радиолюбителями, пускай перехватят сигнал копов и передадут на нашу стандартную частоту.

– Мы с Убером будем на верхнем этаже стоянки, она за пределами кордонов, а вид на торговый центр что надо. Как только раздашь все указания, хватай Элита с его игрушками и к нам, только не забудь захватить нормальных биноклей. Все, удачи.
Данни отключил телефон, после чего протянул руку к радио и настроил на нужную частоту. Из динамиков раздалось шипение пустого канала.
Вскоре Убер довез их до места. Как только они заехали на крышу стоянки, Дэнни вышел из машины и, оперившись на бруствер у края, стал вглядываться в далекий торговый центр, над которым барражировало несколько вертолётов. Вокруг здания виднелось оцепление со множеством машин полиции и СКП. На многих зданиях окружающих торговый центр виднелись черные фигурки людей.
– Пш… Пш… Доложите о предварительной готовности группы захвата… – ожило радио в машине. – Пш… Пш… герои Протектората прибыли… Оружейник начал подготовку к сканированию здания… Пш… Пш… преступники вывели двух мужчин к дверям и расстреляли их в качестве предупреждения… Пш… Пш… до сих пор неизвестно, кто за это в ответе…
Денни крепко схватился руками за бетон Бруствера  и сжал зубы. Бессилие и неизвестность выводили из себя. Сейчас оставалось только ждать Курта и надеяться, что копы обмолвятся о чем-то существенном.

+1

35

Аннет чувствовала усталость. С момента захвата прошло уже, наверное, полтора часа, хотя сложно было об этом судить без часов, и до сих пор было непонятно, чего же хотят эти бандиты. Покупателей со всего торгового центра просто согнали в центральную залу и, согнав в кучу, просто держали под прицелом, в то время как часть захватчиков сооружала у дальней стены какой-то помост.
Неизвестность томила, а духота от такого количества сбившихся в кучу тел сушила горло. От вони пота множества людей начинало свербеть в носу. Многие женщины и дети в толпе тихо хныкали от страха, не решаясь повышать голос.
Пленникам было страшно. Особенно страшно им стало после того как, двух излишне бойких молодых людей силой вытащили из толпы и вытолкав за единственную не забаррикадированную дверь на улицу, расстреляли в спину.
Аннет мягко провела по волосам жмущихся к ней девочек, стараясь этим небольшим жестом поделиться с ними если и не отсутствующей уверенностью, то, по крайней мере, своим спокойствием.
К сожалению, ее первые надежды не оправдались, Тейлор с Эммой оказались в общей свалке в месте со всем. Радовало лишь то, что она смогла быстро их найти и немного успокоить плачущих детей, хватавшихся за нее словно за спасательный круг.
Миссис Эберт старалась не показывать виду, но от испуганных взглядов девочек у нее внутри все леденело и, чем дольше длился плен, тем сильнее она хотела растереть этих ублюдков в кровавую пыль. Будь ее воля, она бы собственными руками вырвала этим ничтожествам их бесстыжие зенки, прямо из прорезей масок. Переломала бы все кости! Заставила бы сожрать их собственные пушки! Смяла гортани, чтобы из них не вышла более ни единого рыка, от которых под ее руками вздрагивают худенькие плечи!..
Аннет тихо вздохнула, стараясь утихомирить колотящееся сердце. Последняя серия образов промелькнувших в ее голове были практически осязаемыми и неприятно знакомыми. Их просто переполняло темное ликование и довольство от треска под пальцами крошащихся человеческих костей. Не в пору ли двоечкам бояться ее, вместо террористов, а ей серьезно переживать за собственное здравомыслие? Почему, вполне естественное желание устранить угрозу для своего ребенка принимает столь графическую и… первобытную форму? Это из-за того, что ее узы напряжены словно натянутые струны? Или она путает причину со следствием…
Миссис Эберт, качнула головой, изгоняя лишние мысли и посмотрела в сторону странной стройки. Кажется, там началось какое-то движение.
На помост вышел мужчина одетый в монашеское одеяние с глубоким капюшоном на голове и безликой маске, его пол можно было определить только из-за мощной фигуры, которую не могло скрыть даже свободная одежда.  Судя по тому, что террористы услужливо вынесли вслед за ним шикарное кресло, конфискованное из ближайшего магазина мебели, и с каким подобострастием один из них передал ему микрофон, именно он был здесь главным.
Кейп играющий роль фанатика или человек с реальными проблемами с головой? Если вспомнить сколько паралюдей в процессе приобретения сил, бонусом получают различные расстройства психики, вероятность совсем не в пользу первого. Хотя, если тут замешаны кейпы, то ситуация, в любом случае, на порядок хуже, чем могла бы быть при обычном захвате заложников. Для того кто играет по правилам уже было слишком много смертей. К тому же он явно не местный. Аннет достаточно хорошо знала свой город, чтобы по костюму определить большую часть местных знаменитостей, а этот тип не вызывал никаких ассоциаций.
Тем временем мужчина поднес микрафон к лицу и заговорил.
– Здравствуйте, дамы и господа! – разнесся по залу хриплый голос немного приглушаемый маской. – С великой радостью, должен сообщить вам, что вы все – да-да, вы все – были избраны самой Владычицей Судьбы  и Ветра, для нашего великолепного представления! Сегодня вы продемонстрируете всему миру мой великолепный алтарь, в честь Великих. Ну же, мои верные аколиты! Внесите Его!
После его последнего выкрика, двери справа от помоста открылись и оттуда вышли четверо мужчин, удерживая на плечах длинные шесты между которыми было закреплено нечто крупное, прикрытое шелковой тканью. Со стороны эта процессия напоминала группу рабов из какой-нибудь древней восточной страны, переносящей паланкин своего господина.
Когда они вышли на середину сцены и установили свою ношу в центре у самого края, он подошел к предмету, после чего одним движением руки сорвал покрывало.
Взорам пленников предстала… простая железная коробка? Точнее это можно было назвать простой коробкой, если бы не четкое изображение трех Губителей во всю фронтальную стенку.
– О да, вот и он, – почти промурлыкал злодей, любовно проведя левой ладонью по поверхности крышки. – Как древние еврейские мастера благословлённые Богом, создали ковчег для хранения Его слова, так и я, Асиз, ведомый песнью Прекраснейшей, выковал сие творение в горниле из собственных мук и чужой крови. Все свидетели, рокового мгновения в сборе, прямо здесь или за стенами. Для завершения этого шедевра остался последний штрих, – мужчина резко поднял голову и обвел толпу пленников пронзительным взглядом. – Время выбрать ту, что станет Пандорой новой эпохи. Её! Приведите её! – неожиданно выкрикнул он, вскинув руку, указывая на кого-то среди испуганных людей.
Аннет вздрогнула и начала оглядываться по сторонам, чуть крепче прижав к себе девочек. Несколько преступников вклинились в толпу немного в стороне от их местоположения, и быстро пробившись к темноволосой девушке лет двадцати на вид, схватили ее за руки и споро потащили ее обратно, совершенно не обращая внимания на крики и попытки вырваться. Несколько человек, попытавшихся помочь несчастной, были легко вырублены весьма профессиональными ударами в голову.
– Да, да это именно то, что нужно, – произнес кейп, когда к нему привели заплаканную пленницу. – Просто идеально, – продолжил он, осматривая её словно какую-то нужную деталь механизма.
Асиз, положил руку на плечо вмиг как-то обмякшей девушке, и начал что-то шептать ей на ухо.
– Не плачь, дитя, – четко расслышала Аннет, его шепот. – Сегодня ты испытаешь величайшее блаженство, быть проводником воли Великих. Ну же подойди сюда, – мужчина мягко подвел свою жертву ближе к коробке. – Вот так, молодец. А темерь, открой крышку.
Сказав последнюю фразу, кейп быстро отошел в сторону, а девушка, немного покачавшись на месте как сомнамбула, медлшенно протянула дрожащие руки и приподняла крышку ящика.
Следующее событие навсегда отпечаталось в голове Аннет, по праву заняв свое почетное место среди множества жутких вещей, о которых на данный момент она не помнила.
Первое мгновение казалось, что ничего не происходит, спустя один удар сердца всем стало ясно, что это была лишь маленькая отсрочка. Девушка подняла взгляд на толпу перед собой, её ослабевшие руки уронили свою ношу, а из ее рта по подбородку хлынула кровь. Аннет инстинктивно прикрыла ладонями глаза своих подопечных. Когда крышка полу пустилась, но не смогла закрыться, стало видно, что живот и грудь девушки пронизывают множество толстых проводов, которые, извиваясь словно живые, продолжают прокладывать путь все глубже в ее тело.
Люди словно завороженные смотрели в ее широко раскрытые, слезящиеся глаза, в которых застыла немая мольба и мука. В полной тишине наблюдали за тем, как на её руках вздуваться вены от ползущих по ним проводков, как они вырываются из ладоней, оплетая пальцы, как из открытого рта выползает целый поток, формируя что-то вроде бутона. Казалось, ни один из пленников не может пошевелить даже мускулом.
А потом она резким, дерганым движением выгнулась дугой и закричала. От этого страшного вопля, который явно производило не человеческое горло, со звоном лопались стекла, а люди падали не колени, хватаясь за глову, беспомощно скуля. Даже сами террористы не были защищены от этого, страдая точно также как и их пленники. И на фоне всего этого, был слышен безумный смех кейпа.
Аннет тоже не избежала воздействия этого вопля, как и многие бдругие она упала на колени, продолжая прижимать к себе девочек, пытаясь, как могла защитить их от воздействия устройства безумного технаря, хотя у самой из ушей уже текла кровь. Крик вкручивался в барабанные перепонки словно дрель, постепенно пробиваясь все глубже в голову.
Нет…
Несмотря на то что она держала уши девочек заткнутыми с одной стороны ладонями а с другой собственным телом, они все равно рыдали от боли, а ее ладони уже чувствовали влагу.
Нет…
Вопль жуткого изобретения, последней частью которого стал живой человек, вламывался в голову, путал мысли, подавлял волю. Она уже не могла сопротивляться, еще немного и Аннет Эберт станет послушной марионеткой в руках. Снова.
НЕТ!
И откуда-то из глубины ее сажавшегося в комок сознания навстречу диссонирующей мелодии жуткого механизма, в немыслимом едином порыве поднялись вкрадчивый шепот черного разрушения и бескомпромиссное постановление истинно белого созидания, сотрясая своим беззвучным словом саму реальность.
НЕПРИЕМЛЕМО.

***

Тейлор плакала и дрожала в руках матери. Ей было страшно и очень больно, из ушей что-то текло, а в голове звенел жуткий крик. Тейлор не видела, кто так кричит, но была уверена, что это та девушка, которую вывели на сцены, хотя и не знала, что с ней сделал тот кейп одетый в хламиду.
– Пусть это закончиться, пусть это закончиться, пусть это закончиться, – мысленно повторяя, девочка, едва слыша собственные мысли.
Неожиданно на ее щеку что-то капнуло. Дернувшись от неожиданности, она посмотрела вверх и увидела, как по щеке мамы скатывается еще одна алая слезинка.
У Тейлор перехватило дыхание. Она еще никогда не видела свою маму такой страшной. Ее лицо сейчас напоминало ледяную маску, а в глубине белых глаз разгоралось что-то, что она не могла объяснить.
Тейлор попыталась что-то сказать, спросить или позвать ее, но горло не слушалось.
А в следующий миг все изменилось и то, что она хотела сказать стало совершенно не важно. Глаза мамы по-настоящему вспыхнули и, все вокруг затопило яркое сияние, теплой волной вымывая из головы чужой крик вместе с болью, одновременно мягко убаюкивая девочку.
Глаза Тейлор, которые уже и так ничего не видели, сами собой закрылись и она мгновенно забылась целительным сном.

***

Денни расхаживал вперед назад вдоль бруствера, словно дикий зверь запертый в клетке. Уже прошло пол часа, а актуальной информации не прибавилось. Неизвестность просто бесила.
Уже и Курт приехал и люди, разосланные по городу, начали присылать кое-какие слухи с улиц и полицейское радио, то и дело выдавало новые подробности, но всего этого было катастрофически мало, а большая часть их серьезных контактов среди полиции и СКП сейчас были либо не доступны либо оказывались бесполезны. Без информации он не мог ни планировать, ни что-то придумывать, даже немного успокоиться не мог чтобы мыслить здраво. Каждая дополнительная секунда, которую его жена и дочь были там Денни Эберта нещадно грызли иссушающие бессилие и страх.
Он должен, нет обязан был…
– Пш… Пш… У нс есть подтверждение, это культисты Губителей! Повторяю, заложников захватили культисты! В здании что-то происх… Пшшшш.
… ЗНАТЬ!
Сердце Денни пропустило удар, а в глазах потемнело.
Перед его взором разворачивалась невероятная картина.
Пара существ – настолько огромных, что он даже не мог это воспринять – двигались сквозь пустоту, сливаясь в гармоничном спиральном танце, который его переполненный разум почему-то интерпретировал как танго. Они летели вперед оставляя позади себя шлейф из миллионов светящихся пылинок, каждая из которых по размерам могла быть сопоставима с континентом.
Его тянуло к одной из этих огромных пылинок, все ближе и ближе и…
Денни замер на месте, пытаясь понять что, только что произошло. Он что-то видел? Или нет? Будто сон на яву…
Но следующее событие мгновенно вымело из его головы всю растерянность и лишние вопросы. Разум Денни мгновенно заполнился таким огромным объёмом информации, что он даже не смог устоять на ногах и практически свалился на четвереньки, пытаясь хоть так сохранить равновесие.
Силясь выцепить главное, Денни увидел центральное помещение торгового центра, одновременно со всех ракурсов и углов. Восприятие пространства было так отлично от нормального, что его даже замутило, хотя он никогда не страдал морской болезнью, не это были мелочи. Главное что перед ним, как на ладони были жена, дочь и Эмма.
Выглядели они плохо, Аннет была бледна словно мрамор, а из ее ушей и глаз шла кровь. Она сидела на полу, прижимая головы лежащих девочек к своему животу, руками прикрывая их уши.
Вдруг в ее глазах вспыхнуло сияние, и Денни обнаружил себя все на той же стоянке, только распластавшимся на бетоне, а над собой перепуганную морду Курта. Похоже его уже успели перевернуть на спину.
– Эй, Дэн, ты как?! – выпалил он, когда увидел, что его друг открыл глаза. –  Только не подыхай здесь, а? Мы уже послали за врачом!
Дико оглядываясь по сторонам, Денни протянул вперед дрожащую руку и схватил Курта за воротник.
– Ни каких врачей, – хрипло выдавил он. – Быстро к торговому центру, там… там… – начал Денни, но не смог закончить, потеряв сознание на середине предложения.

***

По всему миру Умники-Пророки получали перечни бессмысленных данных.

***

Под городом Броктон-Бей, в полу построенном бункере, мужчина болезненно охнул и схватился за голову.

***

Где-то на другой стороне земного шара, женщина в шляпе сбилась с шага.

***

Высоко, над поверхностью мира,  человекообразное тело, последнего и самого страшного Губителя, немного изменило свое положение в пространстве.

***

В глубине одного небольшого двухэтажного домика, на контролируемой докерами территории скрежет.
Если бы сейчас здесь был кто-то из местных обитателей, их глазам могла предстать довольно странная картина.
Прежде спокойно лежавший на полке старый браслет задрожал и медленно взлетел в воздух. Крупный красный камень в центре украшения треснул выпуская из себя алую дымку, которая быстро сформировалась в полупрозрачную фигуру высокого мужчины, облаченного в доспех и тяжелый плащ.
– Итак, время пришло, – монотонно произнес призрак в пустоту, после чего растворился в воздухе.
Парящий браслет окутала красноватая аура, и он молниеносно вылетел из дома, по пути пробив ближайшее окно.

***

[Мониторинг.]
[Аномалия!]
[Действие?/Приоритет?]
[Индексация.]

Отредактировано Фриз (07-08-2017 21:58:45)

+3

36

Фриз написал(а):

Неизвестность тамила, а духота от такого количества сбившихся в кучу тел сушила горло.

тoмила

0

37

Правлено

Тени прошлого - 1.4

Денни бежал по лестнице, словно за ним гнались адские полчища. Каким-то чудом спустившись вниз, не переломав себе ноги, он понесся по коридору, распугивая работников своим диким взглядом. Выскочив на улицу, Денни подлетел к КПП у ворот, схватил свой велосипед и, не обращая внимания на удивленный выкрик охранника, объехал шлагбаум и с максимальной возможной скоростью понесся по улице.

В голове царил полный кавардак, на фоне этого раздрая перед глазами четко стояла только одна-единственная мысль: «Аннет и Тейлор в опасности! Немедленно добраться до них!» О том, что он будет делать на месте, мистер Эберт не думал и, по правде говоря, сейчас вряд ли мог.

Неожиданно его внимание привлекли гудок автомобиля и крик откуда-то сбоку.

— Мистер Эберт, запрыгивайте, так будет быстрее!

Повернув голову вправо, Денни сквозь туман во взгляде увидел одну из легковых машин профсоюза с Убером за рулем. Шестеренки в его голове с некоторым скрипом согласились с утверждением кейпа, поэтому он затормозил и, бросив велосипед на том же месте, быстро подошел к машине, остановившейся чуть впереди, и сел рядом с водителем.

— Гони, — односложно произнес он, на автомате накидывая ремень безопасности. Калеб понимающе кивнул и поддал газа.

За окном замелькали дома и тротуары. Убер гнал по городу во весь опор, игнорируя светофоры и ловко обходя препятствия, словно мастер уличных гонок с препятствиями. По всей видимости, он по полной пользовался своей способностью выучить любой навык, сейчас пробуя себя в амплуа мастера-водителя.

Спустя пять минут такой гонки по городу Денни наконец начал приходить в себя. Конечно, он все еще паниковал, но по крайней мере уже был способен рассуждать более-менее здраво.

Он прикрыл в глаза и глубоко вздохнул, стараясь взять себя в руки. В таком состоянии от него толку не будет, «Бешеный докер», как его за глаза называли недруги, сейчас не просто бесполезен, а даже опасен, причем в первую очередь для Аннет и Тейлор. Вот только, несмотря на все его старания, сердце продолжало набатом стучать в виски.

— Мистер Эберт, как вы? — спросил Убер, скосив глаза в его сторону.

— Порядок, — выдохнул Денни, не открывая глаза. — До места еще далеко?

— Мы почти на месте, — откликнулся Калеб. — Не беспокойтесь, я отлично знаю город, в былые времена нам с Джо не раз доводилось улепетывать от… ой, бля, — неожиданно ругнулся Убер, давая по тормозам.

Схватившись за ручку над дверью, Денни открыл глаза, как раз вовремя, чтобы увидеть, как автомобиль, сжигая резину в боковом дрифте, останавливается почти вплотную к полицейской баррикаде.

— Фух, еле-еле вытянул, — сказал Калеб, утирая холодный пот со лба.

— Всем выйти из машины и сложить руки за голову! — раздался молодой голос снаружи.

Подняв глаза, Денни увидел, что на него с той стороны баррикады смотрит дуло пистолета в руках парня в полицейской форме. Прикусив язык от желания грязно обматерить всю ситуацию в целом и этот момент в частности, Эберт начал медленно открывать дверь.

«Черт, неужели у копов так плохо с кадрами, что в кордон выставили малолетку, едва прошедшего академию?» подумал он, выбираясь из машины. «Да у этого болвана пушка в руках дрожит!»

— Спокойно, рядовой, мы просто немного торопились, — проговорил Денни, старательно давя желание врезать идиоту, который встал у него на пути.

— Я сказал, руки за голову!.. — снова выпалил парень.

— Рядовой, ты какого хрена творишь?! — рявкнул кто-то чуть в стороне.

От неожиданности парень дернулся и нажал на спусковой крючок. К счастью, выстрела не последовало. Похоже, этот не самый яркий представитель системы правопорядка оказался до того безалаберным, что даже забыл снять пушку с предохранителя.

— Да чтоб тебя Краулер во все дыры оприходовал! — прорычал мужчина средних лет с погонами сержанта, подлетая к рядовому и вырывая у него из рук оружие. — Отдай сюда и вали в участок, придурок безрукий!

— Н-но, с-сэр… — начал было рядовой.

— Ты мне тут еще что-то вякать будешь? Сказал — вали! Я еще устрою веселую жизнь тому идиоту, который поставил тебя охранять проезд!

Парень еще мгновение постоял, выпучив глаза, но подчинился и поплелся прочь.

— Вот же послал Бог работничка, — пробормотал сержант, поворачиваясь к опустившему руки Денни и оглядывая его с ног до головы. — Здорово, Эберт. Ты какого хрена тут забыл?

— И тебе не хворать, Фергюс, — ровно ответил он. — Проехать мне надо, срочно. Скажи, что у вас там происходит, дай дорогу и бывай.

— Это с какого хрена? — окрысился коп. — Если твоя мафиозная шайка смогла отбрехаться от официального расследования, думаешь, теперь перед тобой все на цыпках прыгать будут? А вот хрен там!

— Бля, сержант, мне сейчас не с руки с тобой цапаться! — вспылил Денни, вперив бешеный взгляд в мужчину. — У меня жена с дочерью в этом гребаном торговом центре, так что-либо говори и проваливай, либо просто проваливай, иначе мы тебя к херам переедем!

На пару мгновений между ними установилась тишина.

— Вот же ж блять, — с усталым вздохом произнес сержант Фергюс, чуть отступая назад. — Ладно, Эберт, я тебя с прошлых лет еще немного уважаю, так что слушай сюда. Дело тут серьезное, торговый центр взяла целая вооруженная банда, рыл под сотню. Заложники постоянно на мушке, да и здание как бы не заминировано. Толком еще ничего не известно, но это явно какие-то гастролёры, а не какая-то местная мелочь, которой наркота в голову ебнула. Переезжать меня смысла нет, так как вокруг Уэйтмута перекрыли все, что можно и что нельзя. Если прорветесь здесь, за следующим поворотом с вами уже разговаривать не будут, а сразу откроют огонь на поражение. Понял?

— Понял, — ответил Денни, как-то вмиг осунувшись. — Спасибо, сержант, — добавил он, после чего сел обратно в машину.

Через мгновение к нему присоединился Калеб и осторожно отъехал от баррикады. Некоторое время в салоне они просто сидели молча.

— Нет уж, ни черта, так просто я не отступлю, — с мрачной решимостью пробормотал Денни. — Пойдем другим путем. Калеб, знаешь, где здесь многоэтажная стоянка?

— Конечно, — уверенно кивнул тот.

— Гони туда, а мне нужно сделать пару звонков, — сказал мистер Эберт, вынимая сотовый телефон.

— Алло, Курт, ты уже поднял парней?

— Разворачивай их, Уэйтмут полностью перекрыт, не пробиться. Пускай они начинают прочесывать город на предмет любого, кто мало-мальски связан с этим дерьмом. И еще, свяжись со своими радиолюбителями, пускай перехватят сигнал копов и передадут на нашу стандартную частоту.

— Мы с Убером будем на верхнем этаже стоянки, она за пределами кордонов, а вид на торговый центр что надо. Как только раздашь все указания, хватай Элита с его игрушками и к нам, только не забудь захватить нормальных биноклей. Все, удачи.

Денни отключил телефон, после чего протянул руку к радио и настроил на нужную частоту. Из динамиков раздалось шипение пустого канала.

Вскоре Убер довез их до места. Как только они заехали на крышу стоянки, Денни вышел из машины и, оперевшись на бруствер у края, стал вглядываться в далекий торговый центр, над которым барражировало несколько вертолётов. Вокруг здания виднелось оцепление со множеством машин полиции и СКП. На многих зданиях, окружающих торговый центр, просматривались черные фигурки людей.

— Пш… Пш… Доложите о предварительной готовности группы захвата… — ожило радио в машине. — Пш… Пш… герои Протектората прибыли… Оружейник начал подготовку к сканированию здания… Пш… Пш… преступники вывели двух мужчин к дверям и расстреляли их в качестве предупреждения… Пш… Пш… до сих пор неизвестно, кто за это в ответе…

Денни крепко схватился руками за бетон бруствера и сжал зубы. Бессилие и неизвестность выводили из себя. Сейчас оставалось только ждать Курта и надеяться, что копы обмолвятся о чем-то существенном.

* * *

Аннет чувствовала усталость. С момента захвата прошло уже, наверное, полтора часа, хотя сложно было об этом судить без часов, и до сих пор было непонятно, чего же хотят эти бандиты. Покупателей и персонал со всего торгового центра притащили в центральную залу и, согнав в кучу, просто держали под прицелом, в то время как часть захватчиков сооружала у дальней стены какой-то помост.

Неизвестность томила, а духота от такого количества сбившихся в кучу тел сушила горло. От вони пота множества людей начинало свербеть в носу. Многие женщины и дети в толпе тихо хныкали от страха, не решаясь повышать голос.

Пленникам было страшно. Особенно страшно им стало после того, как двух излишне бойких молодых людей силой вытащили из толпы и, вытолкав за единственную незабаррикадированную дверь на улицу, расстреляли в спину.

Аннет мягко провела по волосам жмущихся к ней девочек, стараясь этим небольшим жестом поделиться с ними если и не отсутствующей уверенностью, то по крайней мере своим спокойствием.

К сожалению, ее первые надежды не оправдались, Тейлор с Эммой оказались в общей свалке вместе со всеми. Радовало лишь то, что она смогла быстро их найти и немного успокоить плачущих детей, хватавшихся за нее, словно за спасательный круг.

Миссис Эберт старалась не показывать виду, но от испуганных взглядов девочек у нее внутри все леденело, и, чем дольше длился плен, тем сильнее она хотела растереть этих ублюдков в кровавую пыль. Будь ее воля, она бы собственными руками вырвала этим ничтожествам их бесстыжие зенки прямо из прорезей масок. Переломала бы все кости! Заставила бы сожрать их собственные пушки! Смяла гортани, чтобы из них не вышло более ни единого рыка, от которых под ее руками вздрагивают худенькие плечи!..

Аннет тихо вздохнула, стараясь утихомирить колотящееся сердце. Последняя серия образов, промелькнувших в ее голове, были практически осязаемыми и неприятно знакомыми. Их просто переполняло темное ликование и довольство от треска под пальцами крошащихся человеческих костей. Не впору ли девочкам бояться ее вместо террористов, а ей — серьезно переживать за собственное здравомыслие? Почему вполне естественное желание устранить угрозу для своего ребенка принимает столь графическую и… первобытную форму? Это из-за того, что ее узы напряжены, словно натянутые струны? Или она путает причину со следствием…

Миссис Эберт качнула головой, изгоняя лишние мысли, и посмотрела в сторону странной стройки. Кажется, там началось какое-то движение.

На помост вышел мужчина, одетый в монашеское одеяние с глубоким капюшоном на голове и безликую маску, его пол можно было определить только из-за мощной фигуры, которую не могла скрыть даже свободная одежда. Судя по тому, что террористы услужливо вынесли вслед за ним шикарное кресло, конфискованное из ближайшего магазина мебели, и с каким подобострастием один из них передал ему микрофон, именно он был здесь главным.

Кейп, играющий роль фанатика, или человек с реальными проблемами с головой? Если вспомнить, сколько паралюдей в процессе приобретения сил бонусом получают различные расстройства психики, вероятность совсем не в пользу первого. Хотя если тут замешаны кейпы, то ситуация в любом случае на порядок хуже, чем могла бы быть при обычном захвате заложников. Для того, кто играет по правилам, уже было слишком много смертей. К тому же он явно не местный. Аннет достаточно хорошо знала свой город, чтобы по костюму определить большую часть местных знаменитостей, а этот тип не вызывал никаких ассоциаций.

Тем временем мужчина поднес микрофон к лицу и заговорил.

— Здравствуйте, дамы и господа! — разнесся по залу хриплый голос, немного приглушаемый маской. — С великой радостью должен сообщить вам, что вы все — да-да, вы все — были избраны самой Владычицей Судьбы и Ветра для нашего великолепного представления! Сегодня вы продемонстрируете всему миру мой великолепный алтарь в честь Великих. Ну же, мои верные аколиты! Внесите Его!

После его последнего выкрика двери справа от помоста открылись, и оттуда вышли четверо мужчин, удерживая на плечах длинные шесты, между которыми было закреплено нечто крупное, прикрытое шелковой тканью. Со стороны эта процессия напоминала группу рабов из какой-нибудь древней восточной страны, переносящей паланкин своего господина.

Когда они вышли на середину сцены и установили свою ношу в центре у самого края, он подошел к предмету, после чего одним движением руки сорвал покрывало.

Взорам пленников предстала… простая железная коробка? Точнее это можно было назвать простой коробкой, если бы не четкое изображение трех Губителей во всю фронтальную стенку.

— О да, вот и он, — почти промурлыкал злодей, любовно проведя левой ладонью по поверхности крышки. — Как древние еврейские мастера, благословлённые Богом, создали ковчег для хранения Его слова, так и я, Асиз, ведомый песнью Прекраснейшей, выковал сие творение в горниле из собственных мук и чужой крови. Все свидетели рокового мгновения в сборе, прямо здесь или за стенами. Для завершения этого шедевра остался последний штрих, — мужчина резко поднял голову и обвел толпу пленников пронзительным взглядом. — Время выбрать ту, что станет Пандорой новой эпохи. Её! Приведите её! — неожиданно выкрикнул он, вскинув руку, указывая на кого-то среди испуганных людей.

Аннет вздрогнула и начала оглядываться по сторонам, чуть крепче прижав к себе девочек. Несколько преступников вклинились в толпу немного в стороне от их местоположения и, быстро пробившись к темноволосой девушке лет двадцати на вид, схватили ее за руки и споро потащили обратно, совершенно не обращая внимания на крики и попытки вырваться. Несколько человек, попытавшихся помочь несчастной, были легко вырублены весьма профессиональными ударами в голову.

— Да, да, это именно то, что нужно, — произнес кейп, когда к нему привели заплаканную пленницу. — Просто идеально, — продолжил он, осматривая её, словно какую-то нужную деталь механизма.

Асиз положил руку на плечо вмиг как-то обмякшей девушке и начал что-то шептать ей на ухо.

— Не плачь, дитя, — четко расслышала Аннет его шепот. — Сегодня ты испытаешь величайшее блаженство быть проводником воли Великих. Ну же, подойди сюда, — мужчина мягко подвел свою жертву ближе к коробке. — Вот так, молодец. А теперь открой крышку.

Сказав последнюю фразу, кейп быстро отошел в сторону, а девушка, немного покачавшись на месте, как сомнамбула, медленно протянула дрожащие руки и приподняла крышку ящика.

Следующее событие навсегда отпечаталось в голове Аннет, по праву заняв свое почетное место среди множества жутких вещей, о которых на данный момент она не помнила.

Первое мгновение казалось, что ничего не происходит, спустя один удар сердца всем стало ясно, что это была лишь маленькая отсрочка. Девушка подняла взгляд на толпу перед собой, её ослабевшие руки уронили свою ношу, а из ее рта по подбородку хлынула кровь. Аннет инстинктивно прикрыла ладонями глаза своих подопечных. Когда крышка полуопустилась, но не смогла закрыться, стало видно, что живот и грудь девушки пронизывают множество толстых проводов, которые, извиваясь, словно живые, продолжают прокладывать путь все глубже в ее тело.

Люди, словно завороженные, смотрели в ее широко раскрытые слезящиеся глаза, в которых застыла немая мольба и мука. В полной тишине наблюдали за тем, как на её руках вздуваются вены от ползущих по ним проводков, как они вырываются из ладоней, оплетая пальцы, как из открытого рта выползает целый поток, формируя что-то вроде бутона. Казалось, ни один из пленников не может пошевелить даже мускулом.

А потом она резким, дерганым движением выгнулась дугой и закричала. От этого страшного вопля, который явно производило не человеческое горло, со звоном лопались стекла, а люди падали на колени, хватаясь за голову, беспомощно скуля. Даже сами террористы не были защищены от этого, страдая точно так же, как и их пленники. И на фоне всего этого был слышен безумный смех кейпа.

Аннет тоже не избежала воздействия этого вопля, как и многие другие, она упала на колени, продолжая прижимать к себе девочек, пытаясь, как могла защитить их от воздействия устройства безумного технаря, хотя у самой из ушей уже текла кровь. Крик вкручивался в барабанные перепонки, словно дрель, постепенно пробиваясь все глубже в голову.

Нет…

Несмотря на то, что она держала уши девочек заткнутыми с одной стороны ладонями, а с другой собственным телом, они все равно рыдали от боли, а ее ладони уже чувствовали влагу.

Нет…

Вопль жуткого изобретения, последней частью которого стал живой человек, вламывался в голову, путал мысли, подавлял волю. Она уже не могла сопротивляться, еще немного, и Аннет Эберт станет послушной марионеткой в руках. Снова.

НЕТ!

И откуда-то из глубины ее сажавшегося в комок сознания навстречу диссонирующей мелодии жуткого механизма в немыслимом едином порыве поднялись вкрадчивый шепот черного разрушения и бескомпромиссное постановление истинно белого созидания, сотрясая своим беззвучным словом саму реальность.

НЕПРИЕМЛЕМО.

* * *

Тейлор плакала и дрожала в руках матери. Ей было страшно и очень больно, из ушей что-то текло, а в голове звенел жуткий крик. Тейлор не видела, кто так кричит, но была уверена, что это та девушка, которую вывели на сцены, хотя и не знала, что с ней сделал тот кейп, одетый в хламиду.

— Пусть это закончится, пусть это закончится, пусть это закончится, — мысленно повторяла девочка, едва слыша собственные мысли.

Неожиданно на ее щеку что-то капнуло. Дернувшись от неожиданности, она посмотрела вверх и увидела, как по щеке мамы скатывается еще одна алая слезинка.

У Тейлор перехватило дыхание. Она еще никогда не видела свою маму такой страшной. Ее лицо сейчас напоминало ледяную маску, а в глубине белых глаз разгоралось что-то, что она не могла объяснить.

Тейлор попыталась что-то сказать, спросить или позвать ее, но горло не слушалось.

А в следующий миг все изменилось, и то, что она хотела, сказать стало совершенно неважно. Глаза мамы по-настоящему вспыхнули, и все вокруг затопило яркое сияние, теплой волной вымывая из головы чужой крик вместе с болью, одновременно мягко убаюкивая девочку.

Глаза Тейлор, которые уже и так ничего не видели, сами собой закрылись, и она мгновенно забылась целительным сном.

* * *

Денни расхаживал вперед-назад вдоль бруствера, словно дикий зверь, запертый в клетке. Уже прошло полчаса, а актуальной информации не прибавилось. Неизвестность просто бесила.

Уже и Курт приехал, и люди, разосланные по городу, начали присылать кое-какие слухи с улиц, и полицейское радио то и дело выдавало новые подробности, но всего этого было катастрофически мало, а большая часть их серьезных контактов среди полиции и СКП сейчас были либо недоступны, либо оказывались бесполезны. Без информации он не мог ни планировать, ни что-то придумывать, даже немного успокоиться не мог, чтобы мыслить здраво. Каждую дополнительную секунду, которую его жена и дочь были там, Денни Эберта нещадно грызли иссушающие бессилие и страх.

Он должен, нет, обязан был…

— Пш… Пш… У нас есть подтверждение, это культисты Губителей! Повторяю, заложников захватили культисты! В здании что-то происх… Пш-ш-ш.

… ЗНАТЬ!

Сердце Денни пропустило удар, а в глазах потемнело.

Перед его взором разворачивалась невероятная картина.

Пара существ — настолько огромных, что он даже не мог это воспринять — двигались сквозь пустоту, сливаясь в гармоничном спиральном танце, который его переполненный разум почему-то интерпретировал как танго. Они летели вперед, оставляя позади себя шлейф из миллионов светящихся пылинок, каждая из которых по размерам могла быть сопоставима с континентом.

Его тянуло к одной из этих огромных пылинок, все ближе и ближе, и…

Денни замер на месте, пытаясь понять, что только что произошло. Он что-то видел? Или нет? Будто сон наяву…

Но следующее событие мгновенно вымело из его головы всю растерянность и лишние вопросы. Разум Денни мгновенно заполнился таким огромным объёмом информации, что он даже не смог устоять на ногах и практически свалился на четвереньки, пытаясь хоть так сохранить равновесие.

Силясь выцепить главное, Денни увидел центральное помещение торгового центра одновременно со всех ракурсов и углов. Восприятие пространства было так отлично от нормального, что его даже замутило, хотя он никогда не страдал морской болезнью, не это были мелочи. Главное, что перед ним как на ладони были жена, дочь и Эмма.

Выглядели они плохо, Аннет была бледна, словно мрамор, а из ее ушей и глаз шла кровь. Она сидела на полу, прижимая головы лежащих девочек к своему животу, руками прикрывая их уши.

Вдруг в ее глазах вспыхнуло сияние, и Денни обнаружил себя все на той же стоянке, только распластавшимся на бетоне, а над собой — перепуганную морду Курта. Похоже, его уже успели перевернуть на спину.

— Эй, Дэн, ты как?! — выпалил он, когда увидел, что его друг открыл глаза. — Только не подыхай здесь, а? Мы уже послали за врачом!

Дико оглядываясь по сторонам, Денни протянул вперед дрожащую руку и схватил Курта за воротник.

— Никаких врачей, — хрипло выдавил он. — Быстро к торговому центру, там… там… — начал Денни, но не смог закончить, потеряв сознание на середине предложения.

* * *

По всему миру Умники-Пророки получали перечни бессмысленных данных.

* * *

Под городом Броктон-Бей, в полупостроенном бункере, мужчина болезненно охнул и схватился за голову.

* * *

Где-то на другой стороне земного шара женщина в шляпе сбилась с шага.

* * *

Высоко над поверхностью мира человекообразное тело последнего и самого страшного Губителя немного изменило свое положение в пространстве.

* * *

В глубине одного небольшого двухэтажного домика, на контролируемой докерами территории, скрежет.

Если бы сейчас здесь был кто-то из местных обитателей, их глазам могла предстать довольно странная картина.

Прежде спокойно лежавший на полке старый браслет задрожал и медленно взлетел в воздух. Крупный красный камень в центре украшения треснул, выпуская из себя алую дымку, которая быстро сформировалась в полупрозрачную фигуру высокого мужчины, облаченного в доспех и тяжелый плащ.

— Итак, время пришло, — монотонно произнес призрак в пустоту, после чего растворился в воздухе.

Парящий браслет окутала красноватая аура, и он молниеносно вылетел из дома, по пути пробив ближайшее окно.

* * *

[Мониторинг.]

[Аномалия!]

[Действие? /Приоритет?]

[Индексация.]

0

38

Отступление I: Отблеск лунного света

Пусть горгульи порастут мхом. — Гевонская поговорка, означающая:«Забудь тягостные воспоминания»

Что более безрассудно — вызвать демона или ожидать от него благодарности?


Азис радостно хохотал, выплескивая свое ликование в мир. О, как прекрасна была его серенада в честь Госпожи! Без сомнения, Прекраснейшая должна оценить это воззвание!

Скоро, очень скоро эти ничтожные будут перекованы в послушные инструменты его мольбы, от которой вздрогнет весь мир! И не только те, что находятся прямо здесь, но и все, кто собрался вокруг в никчёмной попытке противостоять ему. Благая Песнь настигнет всех!

Даже его трусливые братья по вере признают его величие! Что их жалкие ритуалы по сравнению с этим? Пшик и не более!

Когда среди перьев Ветви прошел слух о том, что старшие жрецы готовят акцию, должную разнести слово Владык, он первым предложил свою кандидатуру, ибо кто, кроме Азиса, может по-настоящему исполнить младшую партию в опере Прекраснейшей? Но его отклонили! Отклонили! Трусливые твари!

Ну, да ничего, скоро они осознают свою ошибку. Не смогут не осознать, когда его воинство оставит от дракона-богохульника лишь пустую шелуху, послушную его воле! Шавки правительства, смеющие противостоять Великим, будут лишь приятной закуской.

Азис продолжал ликовать, мысленно уже находясь в прекрасном будущем его победы, когда его тело сковала невидимая сила, резко обрывая безумный смех.

Последнее, что ощутил культист, прежде чем его тело и разум утонули в неописуемой агонии, было внимание чего-то за пределами его понимания.

Внимание, переполненное омерзением.

* * *

Ханна сняла с предохранителя свой пистолет с глушителем и приготовилась. Тяжелое оружие привычно оттягивало руку, как и все эти годы назад, когда там, посреди минного поля в глубине леса, её еще детская ладонь впервые коснулась темно-зеленого марева, даруемого ее силой. Всегда рядом, всегда готово отнимать одни жизни, чтобы спасти другие. По крайней мере, она всегда стремилась именно к этому.

Сегодняшнее происшествие выделялось даже среди неутешительной статистики Броктон-Бей. Массовый захват заложников — это не то, что вы видите каждый день, тем более, когда в деле замешаны культисты Губителей. До сих пор было неизвестно, замешана ли в этом секта Падших, но, в любом случае, приходилось исходить из того, что среди террористов есть суперзлодеи. Кроме того, захватчики уже продемонстрировали свою готовность убивать заложников.

В свете всего этого было принято решение не пытаться идти на заведомо бесполезные переговоры, а сразу отправить группу захвата, и Ханне Вашингтон, более известной как Мисс Ополчение, предстояло пойти в бой вместе с оперативниками СКП.

Время выполнять свою работу.

Кроме нее, в операции должны будут участвовать еще два героя Протектората: Скорость и Оружейник. В обязанности первого входила попытка обезоружить как можно больше, второй же как раз в этот момент заканчивал подготовку какого-то устройства, должного скрытно пробить им путь прямо к одному из магазинчиков.

— Приготовьтесь, — негромко произнес Оружейник. — Как только тепловой сенсор покажет, что ближайший охранник отошел от этого места, я активирую механизм.

— Окей, шеф, готов стартовать, — глухо откликнулся Скорость из-под противогаза.

Ханна молча кивнула, зеркально отражая кивок со стороны командира группы захвата. Первыми войти в помещение предстояло именно им и, только проверив все, они будут должны подать сигнал Скорости начинать свою часть.

Оружейник отошел от стены торгового центра и нажал кнопку на пульте управления прибором. От механизма на стене пошло тихое гудение, а в следующее мгновение крупный кусок стены справа от него беззвучно смялся, открывая путь в здание.

Держа оружие наготове, бойцы отряда двинулись вперед быстрым, но тихим шагом.

Попав в помещение, Ханна на ходу окинула его профессиональным взглядом, четко подмечая в царящей вокруг разрухе все, что можно было бы использовать в качестве укрытия. Это был магазинчик кухонной утвари, на стеллажах стояли чайные сервизы и наборы кастрюль, крючки были заняты различными поварешками. Пара стеллажей ближе к выходу была опрокинута, а пол вокруг усыпали осколки, у кассы лежал труп молодого парня в форменной одежде продавца.

Осторожно преодолев поле осколков, Мисс Ополчение заняла позицию сбоку от двери и осторожно выглянула наружу. Дверь выходила прямо в центральную залу торгового центра. Сейчас они находились достаточно далеко от основного места действия, но, тем не менее, ей открывался отличный вид на происходящее. Она четко видела толпу заложников, окруженную террористами, грубо сбитый помост, на котором находилась пара вооруженных людей, тип в балахоне — вероятно, кейп — и девушка-заложница. Последняя дрожащими руками поднимала крышку какого-то железного короба, высотой доходившего ей до живота.

Ханна быстро сменила пистолет на снайперскую винтовку, решив воспользоваться возможностью, чтобы снять злодея, но не успела ни прицелиться, ни отдать команду Скорости.

Миг. Из открытой коробки выпрыгивает целый сноп гибких проводов и трубок, накалывая девушку на себя. Миг. Заложница выгибается дугой. Миг. Все вокруг тонет в жутком вопле, что забивается в уши с изяществом отбойного молотка.

Мисс Ополчение упала на колени, бестолково хватаясь руками за свой тактический шлем. Рядом точно подкошенные попадали остальные бойцы отряда, некоторые просто хрипели, не в силах выдержать атаки, другие, как она, пытались закрыть руками недоступные уши, а самые невезучие вообще бились в подобии эпилептического припадка. Сквозь врезающийся в мозг вопль Ханна услышала далекий грохот со стороны их импровизированного входа. Похоже, аудио-фильтры в шлеме Оружейника оказались неэффективны против механизма технаря культистов.

Вопль длился и длился, врываясь в голову, словно таран, Ханна чувствовала, что из ее ушей течет кровь, еще немного и… и…

Что должно было последовать за этим, она так и не узнала.

В одно мгновение звук технарского устройства разорвал ее разум, а в следующее все вокруг залил белый свет, у которого не было источника. Не осталось ни единого закутка или тени, укрывшихся от этого теплого сияния. Свет проходил сквозь ее тело, наполняя силой, заставляя каждую клетку нежиться в мягкой неге. Боль, принесенная полумеханическим воплем, вымылась без следа.

А потом все прекратилось. Ханна осторожно отвела руки от шлема и ошалело посмотрела вокруг. Судя по взглядам остальных, не она одна была выбита из колеи этим событием.

— Что это, мать твою, было? — выдохнул командир отряда СКП.

— Не знаю, — немного отстраненно проговорила Мисс Ополчение, поднимаясь на ноги. — Но нам нужно быстрее во всем разобраться. Так как они еще не открыли стрельбу, это может быть часть их плана.

— Согласен, — пробормотал он, возвращаясь на свою наблюдательную позицию около двери. — Да чтоб его! — едва слышно выругался он, широко раскрытыми глазами уставившись на что-то в главной зале.

Увидев его реакцию, Ханна быстро вернулась на свое место у выхода и осторожно выглянула наружу. Мисс Ополчение замерла на месте, недоверчиво разглядывая открывшуюся картину.

Пока они находились под неизвестным воздействием, ситуация в торговом центре кардинально изменилась. Террористы были еще на местах… в некотором роде. Теперь они представляли собой сверкающие статуи из хрусталя или чего-то, на него похожего. Те, кого она могла видеть, неподвижно застыли в тех позах, в которых их застигла неведомая атака. От главаря с несчастной жертвой механизма на помосте и до вооруженного охранника на втором этаже, все они переливались в лучах солнца, проходящих через стеклянный потолок. И среди этой скульптурной композиции приходили в себя растерянные заложники.

— Оружейник, слышишь меня? — передала Ханна по внутренней связи.

— Четко и ясно, — пришел отрывистый ответ.

— Проверь свои сенсоры, ты видишь террористов?

Пару мгновений в эфире стояла напряженная тишина.

— Объекты потеряны, — наконец ответил Колин. — Повторяю, ни мои сенсоры, ни тепловизоры не видят жизненные признаки объектов, ранее отмеченных в качестве враждебных единиц.

Ханна переглянулась с командиром спецназа.

— Оружейник, начинай вскрытие основного выхода для эвакуации пострадавших. Но будь осторожен. По предварительным данным ситуация была решена либо неисправным технарским оборудованием, либо вмешательством неизвестного парачеловека. Необходимо быстрее вывести отсюда гражданских для полноценного расследования, — передала она, после чего отключила связь.

Командир, прежде внимательно слушавший ее диалог, повернулся к своим бойцам и начал раздавать распоряжения.

— Дэвидсон, Кляйн, берите свои группы и бегом наверх, проверьте там все и займите балконы.

— Есть, сэр!

— Остальным быстро занять периметр. Необходимо немедленно оттеснить гражданских от опасной зоны вокруг помоста.

— Постойте, командир, — вмешалась Ханна. — Гражданские и так наверняка готовы запаниковать. Позвольте мне пойти вперед, чтобы их успокоить, так у нас будет меньше проблем.

— Хорошо, Мисс Ополчение, действуйте, — чуть помедлив, он кивнул, после чего вернулся к раздаче указаний.

Ханна вздохнула, осторожно сняла с головы шлем и направилась к заложникам. Возможно, это было опрометчиво, но лучше уж немного рискнуть головой, чем рисковать паникой из-за того, что ее не узнают.

* * *

Эмили Пиггот, директор Службы по контролю за параугрозами города Броктон-Бей, словно ястреб, смотрела своими серо-стальными глазами на группу людей, собравшуюся на экстренное совещание в малом конференц-зале штаб-квартиры.

Пожалуй, сейчас только этот твердый, хищный взгляд невысокой полной женщины с коротко стрижеными светлыми волосами и немного нездоровым цветом лица выдавал в ней боевого оперативника, что лично побывала далеко не в одной серьезной передряге. Тем не менее, несмотря на изменения во внешности, к которым привело давнее ранение во время провальной попытки освобождения Элисбурга от монстров Нилбога, она все еще оставалась жестким профессионалом, которому уже несколько лет удавалось сдерживать от взрыва ту пороховую бочку, каковой являлся ее подотчетный город. Хотя и с переменным успехом.

В креслах перед ней сидели трое: Мисс Ополчение, Оружейник и глава ее аналитического отдела Нил Квотермейн.

— Начинайте доклад, — отчеканила она. — Я хочу во всех подробностях знать, что там произошло и почему было принято решение начать операцию раньше времени.

— Как вы знаете, сегодня в десять тридцать три утра нам пришел сигнал о захвате заложников в Уэйтмутском торговом центре, — взял слово Оружейник. — Согласно действующей инструкции, силы Протектората и СКП выдвинулись на место происшествия и совместно с силами полиции организовали оцепление, — произнес он, сопровождая свои слова изображениями на голопроекторе. — На месте быстро выяснилось, что террористы не намерены идти на переговоры. Для изучения ситуации и определения следующих шагов были использованы разведывательные дроны и сенсорные установки различных типов. После всестороннего анализа поступающей информации наши специалисты пришли к выводу, что мы имеем дело с одной из группировок Падших, — технарь кивнул в сторону Квотермейна. — В соответствии с полученной информацией была начата подготовка операции по освобождению заложников. Тем не менее, ситуацию осложняло то, что нам не было доподлинно известно, присутствуют ли в здании суперзлодеи культистов. Этот пробел в наших знаниях был устранён, когда дрон с крыши передал это изображение.

Оружейник переключил голопроектор, заменяя схемы торгового центра на фотографию человека в свободном одеянии монаха с глубоким капюшоном на голове и безликой маской на лице.

— Это Азиабелис, или Азис, как он предпочитает сокращать свое прозвище. Один из высокопоставленных членов культа Губителей, а конкретнее — ветви Симург. Информации о нем мало, но, насколько нам известно, он был технарем полубиологической направленности. Его присутствие и стало причиной для срочного начала спецоперации. Кроме того, приблизительно в то же время мои сенсоры начали сообщать о флуктуациях неизвестного излучения в точке его местонахождения. Мною было принято решение использовать свое оборудование, которое недавно прошло лицензирование, для обеспечения доступа группы в здание с целью обойти заблокированные выходы. У меня все. В дальнейшем доклад продолжит Мисс Ополчение, так как я не был непосредственным свидетелем событий внутри торгового центра, — завершил свое выступление технарь.

Пиггот сцепила руки в замок и кивнула курдке.

— Слушаю тебя, Ханна, — сказала директор.

— Сначала все было нормально, — начала свой доклад Вашингтон. — Наша группа успешно проникла в здание, не потревожив террористов. Но, когда мы уже начали занимать позиции, заработало устройство технаря культистов. Я успела увидеть, как этот ублюдок использовал одну из заложниц чтобы его запустить… честно говоря, это была ужасная картина, достойная стоять в одном ряду с преступлениями Ампутации. Я искренне надеюсь, что эта девушка умерла в первые мгновения, а все остальное проделывалось уже с трупом, — она немного помолчала, после чего продолжила. — В любом случае, воздействие практически вывело нас всех из игры, если бы в тот момент напали бойцы Падших, никто бы не смог оказать сопротивление. Звук буквально вгрызался в уши, сверля мозг. К счастью, это длилось недолго. В какой-то момент шум стих и все вокруг залило теплое сияние без видимых источников, а когда оно померкло, я почувствовала себя даже лучше, чем перед тем, как все это началось. Будто и не было этого проклятого скрежета, от которого из ушей шла кровь, — Ханна вновь ненадолго затихла, на этот раз просто переводя дух. — Когда все пришли в себя, мы сразу попытались выяснить, что произошло, и обнаружили, что все террористы превратились в прозрачные статуи. Ну, а дальнейшее оцепление и вывод заложников прошел без происшествий. К сожалению, наш предварительный осмотр местности не выявил причины произошедшего. Если это был сбой оборудования, то даже для технарских игрушек он слишком странный, в такой ситуации я бы как минимум ожидала меньшей избирательности, а ведь некоторые преступники находились практически вплотную к заложникам.

— Вынужден не согласиться с последним заявлением, — вмешался Оружейник. — Без всестороннего исследования нельзя точно определить, могло ли то устройство стать причиной преобразования террористов в хлорид натрия. Вполне возможно, что Азиабелис провел модификацию себя и своих приспешников, из-за чего его сломавшийся прибор и произвел на них такое воздействие.

— Хлорид натрия? — недоверчиво переспросила Эмили. — Ты хочешь сказать, что они превратились в соль?

— Именно так, — кивнул Колин. — Произошло полное атомарное преобразование объектов, и пострадали не только биологические компоненты, одежда и оружие также были полностью изменены. Очень любопытный и перспективный эффект, нуждающийся во всестороннем изучении, — технарь на мгновение умолк и продолжил с куда меньшим энтузиазмом: — К сожалению, от того же эффекта пострадал и сам механизм, так что я не могу сказать наверняка, сможем ли мы что-то выяснить, изучая его структуру.

— Отлично, просто отлично, — пробормотала Пиггот, устало массируя виски. — Нам тут только нашествия религиозных фриков не хватало. Как бы слух не пошел, что Броктон ждет судьба Содома и Гоморры.

На некоторое время в зале повисло неловкое молчание. Если не удастся замять подробности этого дела, то у них у всех может серьезно прибавиться головной боли.

— А как насчет того исцеляющего света? — спросила Ханна. — Он практически мгновенно вернул нас в строй после этого травмирующего крика. Не слишком ли много различных эффектов для одного устройства? Ты же не думаешь, что этот специалист по кибернетике умудрился создать механического Эйдалона?

— Как я уже говорил, все это нуждается в серьезном изучении. Сейчас я не могу ответить тебе что-то конкретное, — чуть поколебавшись, ответил Оружейник.

— Ладно, двигаемся дальше, — произнесла директор. — Какая область подверглась воздействию этих эффектов? Прежде мне сообщали только о том, что и крик и свет стали проблемой и за стенами торгового центра.

— Все верно, директор, — впервые подал голос Квотермейн. — Область охвата еще уточняется, но сейчас мы считаем, что оба воздействия распространились как минимум на три сотни метров от стен торгового центра. Пострадало практически все оцепление ближнего радиуса, в то время как более дальние кордоны остались не задеты. Сейчас наши люди заняты переписью тех, кто находился в близлежащих зданиях. Людей слишком много, чтобы всех отправить на медицинское освидетельствование, но в случае, если будут обнаружены неприятные последствия, у нас будет вся возможная информация о вероятных жертвах. Хотя должен сказать, что результаты обнадеживают. Панацея, к которой мы обратились ради срочной проверки, не выявила никаких вредоносных последствий. По ее словам, все те, кого она проверила, находятся в отличном состоянии здоровья. В некоторых случаях даже более, чем были до происшествия. По крайней мере, их медицинские карты на это четко намекают.

— Что ж, это радует, — Пиггот кивнула аналитику. — У вас уже есть какие-то предположения, почему атаке подвергся именно наш город?

— Хм, на самом деле, да, есть, — сказал Квотермейн. — Из других отделов к нам поступила информация о еще трех терактах Падших, каждый с почерком отдельной ветви. Сейчас мы предполагаем, что наше нападение — это результат самодеятельности Азиса, в то время как остальные — совместная акция трех подразделений этой террористической организации. Об этом говорит то, что те три удара были произведены синхронно, в то время как наш идет с некоторым запозданием. Кроме того, такой поступок в пику символизму своих коллег вполне вписывается в психологический портрет этого деятеля.

— Понятно, в таком случае продолжайте работать и держите меня в курсе прогресса по всем направлениям. Все свободны, — сказала Эмили Пиггот своим подчинённым, откинувшись на спинку своего кресла.


* * *

Вечером того же дня Ханна лежала, закрыв глаза, на своей кровати в штаб-квартире протектората, позволяя разуму свободно блуждать по потокам памяти. Нет, она не спала, женщина по прозвищу Мисс Ополчение не спала по-настоящему с тех самых пор, как получила силу, с тех самых пор, как турецкие солдаты выгнали её, еще маленькую курдскую девочку, из уединенной деревеньки на минное поле партизан вместе с кучей других детей.

Лишь пару раз в год ей было необходимо вот так лечь на кровать и отпустить свое сознание в свободное плавание. В такие моменты она заново переживала события прошлого, плохие и хорошие, радостные и печальные, но, несмотря ни на что, она всегда возвращалась на то минное поле, где обрела свое благословение... и где увидела истину. Непредставимо огромное существо, несущееся сквозь вселенную быстрее скорости света. Далекого и непознаваемого Бога, дарующего паралюдям их чудесные силы.

И забыла обо всем. Даже сейчас, спустя столько лет, ей было странно помнить о том, как она забывала то прикосновение неведомого, но что есть, то есть. Было тяжело возвращаться на это поле и в эту космическую бездну, но это было бремя, которое она будет нести всю свою жизнь. Хотя осознание этого не мешало ей стараться посещать его как можно меньше или, проще говоря, спать как можно реже, иногда пропуская по паре лет.

Так было всегда, она блуждала по разным событиям своей жизни и в конце возвращалась туда, где погибли ее односельчане. Вот только… сегодня все было немного иначе. Все путешествие через «не-сны» её сопровождало невидимое глазу сияние. Оно поддерживало ее в моменты печали своей теплой «рукой» и дарило мягкую улыбку в моменты радости, вставало плечом к плечу в моменты ужаса и смеялось в моменты веселья.

Ханна словно шла обратно по своей жизни с заботливым попутчиком, что готов был поддержать её при любых обстоятельствах. Всегда рядом, всегда на ее стороне. И сейчас они приближались к тому самому моменту благословения… или проклятия? Теперь Ханна не была уверена в этом. Впервые по-настоящему узрев свою жизнь со стороны, она ужаснулась тому, как много её решений и поступков были продиктованы теми событиями, довлеющими над всем её существом.

Вот они и на месте. Разрушенная деревенька с трупами на улицах, солдаты, заминированный лес. Ханна стояла в лесу, чувствуя, что следующий шаг будет для нее последним. Её сковывал страх. Позади — солдат, готовый в любой момент убить её за непослушание или заставить платить кого-то из её пока что живых друзей, впереди — смертельные ловушки. Абсолютная безысходность.

Но в этот раз все иначе. Невидимое сияние не оставило её даже здесь, на пороге бездны. Оно сгущалось перед ней в нечеткую женскую фигуру, на её плечо легли теплые руки.

— Оставь прошлое в прошлом, малышка Хана. Живи дальше, ведь жизнь прекрасна, несмотря ни на что! — проговорила она ей и мягко отталкивает от себя. Картина проклятого леса размылась перед её глазами, утопая в серебряном свете.

В своей комнате Ханна Вашингтон, Мисс Ополчение или некогда просто малышка Хана, открыла глаза. Впервые за долгие годы в них не скрывалась почти невидимая печать пережитого ужаса, столь знакомая большинству паралюдей, а в глубине ее зрачков быстро затухли искорки неестественного света.

Отредактировано Фриз (30-09-2017 16:49:07)

+4

39

Фриз написал(а):

В своей комнате Ханна Вашенгтон

+1

40

Отступление II: Послание в бутылке

Увидев, как труд всей его жизни истек капля за каплей, маг решил, что самое время сойти с ума.

«Увы, все мои подопытные животные либо сдохли, либо убежали, поэтому последний эксперимент я поставлю на самом себе. Я не боюсь. Это историческая ночь»,
— последняя запись в лабораторном журнале


Артефакт поднимался все выше по косой траектории, быстро удаляясь от дома своей хозяйки. Пару мгновений назад он был едва выше крыш одноэтажной застройки, а теперь уже парил над серыми коробками многоэтажек, которые постепенно превращались в игрушечные домики детского конструктора. Городские кварталы севера и центра сменились южным пригородом, а тот — холмами и лесом. Броктан-Бей стал просто серым пятном, от которого в глубь страны расходилась рваная паутина дорог, а подарок древнего вампира все продолжал подниматься выше, стремясь к верхним слоям атмосферы.

Этот особый магический предмет был сконструирован Сорином Марковым для того, чтобы обеспечить выживание Авацины, и копия разума древнего Мироходца, заключенная в нем, сделает все, чтобы достичь своей цели. Вот только задачка оказалась весьма нетривиальной, даже несмотря на то, что вампир обеспечил свое творение всеми возможными средствами для ее исполнения.

Чтобы понять те сложности, с которыми столкнулся Сорин, разрабатывая этот план, в первую очередь нужно осознать, что представляла собой сама Авацина. Да, основой ей послужили сереброкровые небесные девы Иннистрада, но, создавая свое прекраснейшее творение, он стремился сотворить нечто большее, чем просто невероятно сильного Ангела. Древний мироходец задался целью дать своей родине Бога. И хотя в мультивселенной множество подобных созданий, подчас совершенно непохожих друг на друга, их всех объединяет одно: особая взаимосвязь с собственным миром.

Марков ковал свою дочь из надежд и страхов, что сулила жителям Иннестрада серебряная луна, плывущая на небосводе. Люди смотрели на нее со страхом и надеждой, ведь луна была не только вестником приливов и отливов тьмы мира, но и истоком лучшего оружия для защиты. Вампиры и сектанты всех мастей вглядывались в небосвод с вожделением и опаской, ведь мощь их кровавых ритуалов также во многом зависела от спутника. Отношение оборотней делилось в зависимости от отношения к своему проклятию, одни жаждали окунуться в сияние ночного светила, в то время как другие ужасались каждому заходу солнца. Даже ангелы и демоны не были равнодушны к серебряному шару с пятном в виде цапли.

Он вплел Авацину в саму суть своего родного мира, так что без мира не могла существовать и она.

Как переместить на иной план существования то, что не должно перемещаться? Как сделать так, чтобы она не распалась на безличную ману, как только будет разбита последняя скрепа, связывающая ее с Иннистрадом? И если первые препятствия удастся обойти, каким образом увериться в том, что новое место примет изгнанницу?

Ответом на все стал браслет из лунного серебра, заполненный несколькими галлонами его собственной крови, в которой хранился слепок разума древнего Мироходца.

Первая фаза плана начала действовать, как только вампир отделил Авацину от Иннистрада, артефакт, оказавшийся на ее руке, мог временно обеспечить самостоятельное существование сущности богини, но это было только начало.

Когда Авацина оказалась в новом мире, браслет приступил ко второй фазе, самой важной и деликатной. Взяв управление над эдрами, с помощью которых Марков обеспечил защиту своей дочери от вредоносного воздействия Слепой Вечности, он заключил себя и свою подопечную в непроницаемый маскировочный щит.

Раскинув на несколько километров вокруг себя едва заметное сенсорное поле, артефакт начал изучать местность, поступательно систематизируя получаемую информацию. К счастью, живой мир этого плана не только существовал, но и на базовом уровне не особо отличался от его родины, поэтому ему быстро удалось выяснить, что здесь есть разумные, и, мало того, они оказались людьми.

Это были весьма хорошие новости, так как наличие разумных позволяло идти более коротким путем обеспечения вживания Авацины в новую реальность, а то, что это люди, позволяло не тратить ограниченные средства на подстройку ее внешности под местное население. В конце концов, им могло и не так повезти: в мультивселенной много мест, которые бесконечно далеки по своим особенностям от Иннистрада.

Получив необходимую информацию, разумный артефакт смог приступить к основной работе.

Для того чтобы стать частью нового мира, сущность Авацины должна была претерпеть

серьезные изменения, и именно это было одним из самых узких мест плана. Несмотря на все свои достоинства, браслет был ограниченным инструментом, возможности которого никогда не смогли бы перекрыть всех вариантов развития событий, и слепок разума создателя тут не мог помочь. Более того, вдосталь попутешествовав, Сорин точно знал, что всего просто не предусмотрит, тем более, для столь тонкой операции. Было необходимо подобрать универсальный метод, у которого будут шансы справиться с любой неожиданностью. Подстроиться под давление обстоятельств и «перерасти» их… Нечто подобное можно было достичь только при помощи изменчивых дебрей зеленого спектра, а магия такого толка по большей части была для него темным лесом.

Чтобы реализовать это, Маркову пришлось отойти далеко от тех областей искусства, в которых он сам себя считал мастером, к счастью, века жизни помогли и здесь, позволив разработать единичный ритуал, который реально мог сработать.

В своем магическом коконе тело Авацины превратилось в облако силы, и прямо в нем артефакт начал формировать человеческий эмбрион, осторожно подпитывая его зеленой маной. Для того чтобы выжить, Защитнице Иннстрада предстояло впустить в свою суть третье начало и познать жизнь полностью биологического существа.

Когда семя зелени пустило корни в магической сущности крылатой, а подросшее тело полностью слилось с душой, артефакт развеял кокон, после чего перешел полуинертное состояние, предварительно не забыв сформировать из остатков силы кое-какую одежду на своей подопечной.

С этого момента началась история девочки, которой вскоре дадут имя Аннет, а в работе артефакта произошел длительный период бездействия.

Подъем браслета продолжался выше облаков и остановился только при приближении к границе атмосферы, где-то на 105 километрах над поверхностью.

Артефакт неподвижно висел в воздухе, пытаясь по-настоящему осознать, что видит перед собой. Слепок разума древнего мироходца даже решил сформировать кровавый фантом, чтобы воспользоваться его органами чувств, но даже так все осталось по-прежнему.

В этом месте мана мира как бы выцветала и разглаживалась, переходя в обезличенную эфемерную форму, и устремлялась вдаль ровным, едва осязаемым потоком. А на физическом уровне перед его взглядом раскрывались глубины бесконечной бездны, в которой мерцали звезды.

Здесь, на высоте, где мана Земли не мешала его ощущениям, он мог в полной мере понять, насколько этот план бытия отличается ото всех, что прежде видел оригинал. Ведь эти звезды — не просто блики на границе мира, как в Доминарии, и не отражения смежного измерения, как в Тэросе. Они реальны и находятся в пределах единого измерения этого плана, пусть и невероятно далеко отсюда. Он словно стоял на пороге второй Слепой Вечности.

Необъятные просторы пространства, таящие в себе невиданные чудеса и опасности.

Бесконечность в бесконечности.

— Забавно, — пробормотал кровавый фантом. — А я-то думал, что после близкого знакомства с разрывами линии времени строение мироздания меня больше никогда не удивит. Даже жаль, что оригинал постарался разорвать все связи, по которым можно было бы отследить наш путь, ему бы было интересно взглянуть на это место, — он покачал головой. — К сожалению, для меня все это скорее препятствие, чем удивительное открытие.

Браслет свернул фантом до небольшой дымки вокруг себя, с помощью которой парил в воздухе, и задумался над тем, что ему делать дальше. Этот мир с завидной регулярностью заставлял болеть его несуществующую голову. Сперва выяснилось, что местная мана настолько дубовая, что узы едва формируются даже у Авацины, не говоря уже о его ограниченном вместилище, из-за чего пришлось задействовать спящий режим, прерываемый только для осторожных проверок раз в несколько лет. Потом взбунтовалась зеленая мана его подопечной, да так, что он чуть не вскипятил себе всю кровь, пытаясь разобраться, как такое вообще возможно.

Нет, серьезно, всех знаний оригинала было недостаточно для понимания того, каким образом должна была вывернуться эволюция Ангела-Божества, чтобы она могла породить полноценное потомство от соития с человеком. Причем не прикладывая к этому никаких осознанных усилий! Ну, видимо, когда вносишь в стройную черно-белую структуру щепотку зеленого безумия, можно ожидать чего угодно. Радовало только, что после рождения дочери проблема с узами у его подопечной начала выправляться, и небольшой ручеек силы даже перепал ему.

О том, что, по факту, у Сорина Маркова появилась внучка, артефакт старался вообще не думать. Да и навязчивое желание плотно пообщаться с неким Денни Эбертом совсем не помогало его душевному равновесию, даже несмотря на отсутствие души как таковой.

И теперь вот эта бездна, которую просто так не перелетишь. А ведь до завершения работы оставался последний штрих, но нет, полет до местной луны, которая Болас знает на каком расстоянии от поверхности, займет слишком много времени, даже если он плюнет на возможные опасности.

Артефакт раздраженно замерцал, после чего начал спуск, сосредоточив свое восприятие на поиске симпатических связей между Луной и планетой.

Что ж, если достичь спутника невозможно, придется пойти другим путем, пусть и более сложным.

Как ни странно, искомое обнаружилось довольно быстро, хотя слепок разума старого вампира даже не рассчитывал на такую удачу. Ровная мощная связь далеко на юго-западе континента была именно тем, что ему нужно, так что артефакт быстро скорректировал свой полет, направившись прямо к вожделенной точке.

* * *

Хью Уилсон считал, что ему очень повезло с работой. Хорошая зарплата, полный социальный пакет, нормальные коллеги и, кроме всего, этого никаких особых сложностей. Знай четко следуй регламенту, гоняй редких яйцеголовых да делай обходы в ночное время.

Курорт, а не охрана важного государственного объекта.

Хотя нужно признать, что те времена, когда Хранилище Лунного Грунта являлось реально важным заведением, давно прошли. Сперва банальный спад ажиотажа, потом появление паралюдей, нарастающие проблемы в стране и первые атаки губителей, постепенно задвигали это место на задний план среди прочих объектов НАСА. Последней каплей, отправившей его на задворки бюджета, стала Симург. Точнее паршивое отношение этой бестии ко всему, что летало выше определенной границы. Кому сдались старые булыжники, если само существование космической программы оказалось под вопросом? Дошло даже до того, что охрану объекта скинули на частную фирму, в которой и работал Хью.

Но, по правде говоря, все эти проблемы научников и астронавтов были скорее на руку, ведь в иных обстоятельствах он никогда не смог бы получить назначение на это тепленькое местечко. Что поделать, своя рубашка всегда ближе к телу.

Хью вышел из подсобки и, поправив кобуру, направился к КПП.

— Эй, Джо, — позвал он, наклонившись к небольшому окошку. — Брось мне пропуск и ключи от западного крыла.

— Чего это ты туда сегодня намылился? — проворчал немолодой мужчина с проседью в волосах, отвлекаясь от экрана компьютера. — Снова Груберу в покер продул и теперь отрабатываешь?

— Ага, есть такое дело, — беспечно пожал плечами Хью.

— Игроки хреновы, — фыркнул Джо, протягивая охраннику карту пропуска и ключи. — Помяни мое слово, не доведет тебя этот пройдоха до добра. Сперва на смену играете, потом на баксы, а там и не заметишь, как жилье по ветру пустишь.

— Брось, приятель, не преувеличивай, просто капелька азарта для развлечения, — хмыкнул Уилсон. — Да и чем еще тут заняться? Тем более, в выходной. К тебе-то самому кто-нибудь вообще заходил, или целый день только пасьянсы и раскладываешь?

— Не раскладываю, — ответил тот, нахмурив брови. Ему явно не понравилось, что от его предупреждений так развязно отмахиваются. — Недавно целая делегация яйцеголовых пронеслась. Приспичило им чего-то на особом оборудование проверить. Только эти в восточное крыло побежали, так что никто тебе не встретится. Главное, плутай поменьше по чужой территории.

— Окей, старик, это мы завсегда, нам чужого не надо, — сказал Хью. — Ладно, бывай, а я в путь.

— Давай-давай, топай, — откликнулся Джо, махнув ему на прощание рукой.

Хью развернулся и, насвистывая себе под нос простенькую мелодию, направился ко входу в западное крыло хранилища. Пройдя еще пару постов охраны, попутно здороваясь с коллегами, он добрался до пустого коридора, в конце которого виднелась тяжелая металлическая дверь со сложной запирающей системой. Приблизившись к ней, охранник привычно посмотрел сквозь небольшое оконце из толстого стекла, после чего провел по замку картой и вставил ключ.

Гулко щелкнули замки, установленные здесь еще в начале восьмидесятых, и Хью оказался в центре другого коридора, который тянулся влево и вправо. Сегодня здесь еще никого не было, поэтом первым делом охранник направился к электрическому щитку. Опустив рубильник, он на мгновение прикрыл глаза от вспыхнувших ламп дневного света, после чего включил рацию и отрапортовал:

— Я на месте, начинаю обход.

— Да вижу я тебя, чего прибор попусту садишь? — прошипела рация голосом Джо.

— Регламент нужно соблюдать, — наставительно произнес Хью, сворачивая в правый рукав коридора. — Нам за это деньги платят.

— Ага-ага, плавали, знаем, — снова прошипела рация. — А не на свое дежурство ты тоже по регламенту поперся?

— Карточный долг, бьет регламент, потому что в колоде есть джокеры, — со смешком ответил Уилсон. — И поэтому…

Жуткий грохот и заходивший ходуном пол заставили его захлопнуть рот, чуть было не прикусив язык. Пытаясь сохранить равновесие, мужчина сильно приложился боком о ближайшую стену, а все вокруг мгновенно заполонило густое облако пыли.

— Ой… кхе-кхе… бля, — прокашлялся Хью, стараясь прикрыться рукавом от гадости, забивающей рот и нос при каждом вздохе. — Джо! Кхе-кхе… Тревога!.. Кха… Не знаю, что… кхе, за херь… кхе-кхе-кхе…

В рации что-то невразумительно затрещало и быстро заглохло, видимо, со стеной ближе всего познакомилась именно она. Чертова рухлядь! К счастью, вскоре Уилсон услышал далекий вой тревоги. Мысленно порадовавшись, что помощь скоро придет, он наконец прокашлялся и, медленно вздохнув сквозь свой импровизированный респиратор, дрожащей рукой нащупал кобуру с пистолетом.

Что бы тут ни творилось, после первого бума ничего не было слышно, а это значит… это значит, что это либо просто какая-то авария — ну, вдруг в трубе что-то застряло, и она взорвалась, такое же возможно, да? — либо нападение. Нет, не так… Гребаное нападение! Это же невозможно, верно? Какому психу такое могло прийти в голову? Здесь мало того что ловить почти нечего, так еще можно огрести проблем с правительством вплоть до привлечения Триумвирата! Государственная собственность, как-никак. Нет-нет-нет. Это просто глупости. Первый вариант куда вероятнее. Или все же?..

Уилсон медленно поднялся и, прикрывая нос и рот рукавом, осторожно пошел в направлении входа, крепко сжимая пистолет мгновенно вспотевшей ладонью. Он щурил глаза, силился что-то разглядеть в медленно оседающей пыли. У мужчины сосало под ложечкой от страха и какого-то нездорового восторга, сердце бешено колотилось.

Вдруг впереди мелькнуло что-то красноватое. Хью дернулся и едва удержался от выстрела. Спасибо господу, что давняя муштра в армии и курсы охранников вбили в него достаточно дисциплины, чтобы не палить во все, что движется, даже в такой чертовски неожиданной ситуации.

Под ногами охранника захрустели осколки бетона, чем ближе он подбирался к выходу из западного крыла, тем плотнее пол застилало крошево. Пару раз Хью чуть не споткнулся о особо крупные куски, а когда наконец шагнул за угол, он пораженно уставился на результат этого то ли нападения, то ли стихийного бедствия.

Потолок в закутке перед дверью просто разворотило, всюду валялись куски бетонной плиты перекрытия и разбитые пластиковые панели, а через сквозную дыру с выгнутыми штырями укрепляющей арматуры виднелись верхние этажи и чистое небо. Входную дверь перекрыл большой кусок плиты, даже на вид слишком тяжелый, чтобы передвинуть его вручную. Дорога обратно закрыта.

Хью нервно сглотнул, и тут где-то во втором коридоре раздался резкий скрежет, от которого он чуть не подпрыгнул. Мысленно выругавшись, охранник пошел на звук, держа наготове пушку. Где-то на задворках сознания мелькнула мысль о том, что лучше было бы спрятаться в ближайшей подсобке и ждать, пока остальные вскроют другой выход, но адреналин, ударивший в голову, продолжал гнать его к явной опасности.

Пройдя немного дальше, он увидел, что дверь, ведущая в одно из хранилищ, вмята внутрь. Стараясь не шуметь, охранник прижался к стене и начал медленно приближаться. Из помещения доносились только негромкие шорохи.

На мгновение замерев у входа, Хью быстро заглянул туда, после чего немедленно вернулся за свое укрытие. По виску мужчины сбежала капелька пота. Он точно видел там какого-то здорового мужика в красном пальто. Неужто кейп?

— А, к черту, — подумал Хью, перехватив пистолет двумя руками, после чего резко выпрыгнул из-за стены и, едва заметив фигуру преступника, начал стрелять.

Бах-Бах-Бах.

От грома выстрелов в замкнутом пространстве заложило уши.

Бах-Бах-Бах.

Пули разбивали прозрачные коробки для переноса образцов и срикошетили от металла сейфов.

Бах-щелк-щелк-щелк.

Дикий взгляд охранника метнулся к стволу, потом обратно к преступнику. Всю обойму

опустошил, а ему хоть бы хны. Стоит, как ни в чем не бывало.

Только сейчас Хью начал замечать, что с этим типом что-то не так. Красным было не только пальто, но весь мужик целиком вплоть до кончиков волос. Да еще, если приглядеться, то сквозь него можно было увидеть ближайший сейф.

Противник вперил в Хью свои багровые буркала без зрачков и, подняв руку,

щелкнул пальцами. Охранник вздрогнул, со страхом уставившись на его руку, но ничего не происходило. Что это, черт побери, должно было значить? Хью перевел растерянный взгляд обратно на рожу кейпа и увидел, как тот смотрит на собственную, руку слегка нахмурив брови.

Из горла Уилсона вырвался нервный всхлип-смешок, но обрадовался он рано. В следующее мгновение рука этого типа словно размылась, и перед глазами охранника что-то мелькнуло.

Хью Уилсон умер, даже не успев ничего почувствовать.

* * *

Кровавый фантом хмуро покосился на человеческий труп со слабо кровоточащим разрезом от макушки до паха, после чего вернулся к прерванному занятию.

Встреча с этим смертным выявила еще один минус его нынешнего существования. Рефлексы оригинала, хоть и во многом бесполезны, но продолжают действовать, а это опасно. Если бы у человека был реальный способ навредить ему, он бы, безусловно, воспользовался этой бессмысленной попыткой распылить его, что совершенно неприемлемо.

Направляясь в это место, Сорин меньше всего ожидал увидеть целый комплекс строений, от которых шел слабый фон эманаций синей маны. По всей видимости, здесь уже достаточно давно ведут некие исследования, вот только Марков совершенно не понимал, откуда на зданиях взялась четкая печать веры, тем более, что других признаков связи комплекса с местными культами совсем не ощущалось. Нельзя сказать, чтобы такое сочетание ему было совсем незнакомо, но встречалось весьма редко.

Ну да, это мелочи. Сориентировавшись на местности, артефакт сотворил из окружающей его крови практически неразрушимый таран и на огромной скорости врезался в крышу нужного здания. Осталось только найти необходимое.

— Все не то, этот мелковат, у того слабая связь, а этот вообще из ближайшего оврага достали, — тихо бормотал фантом, медленно прохаживаясь рядом с тяжелыми сейфами. — Хм, даже любопытно, что такое они здесь изучают, если насобирали для этого столько мусора. Не симпатические связи уж точно, иначе в фасовке было бы больше порядка относительно этих признаков, — задумался он. — Может быть, собирают статистику накопления отпечатков веры? А что, вполне вариант, если судить по общему фону этого комплекса и по самым крупным булыжникам на складе. Но тогда почему тут все звучит в одинаковой тональности, да еще так ново? Не правильнее было бы работать с камнями, изъятыми из мест поклонения различных старых культов? Хотя, наверное, цель этого места вообще в чем-то ином…

Контекст, все дело в контексте. Мана этого плана бытия была невероятно закостенела и неподатлива, уж он-то сполна это прочувствовал, пытаясь подпитать себя и наблюдая за формированием уз Авацины. Очень хорошо, что в свое время Сорин Марков выбрал для ее основы божество такого типа, которое не опиралось на узы как на источник силы как таковой, а лишь использовало их в качестве фундамента своей взаимосвязи с реальностью. Будь иначе, и попытка ее спасения закончилась бы полным провалом, так толком и не начавшись.

В любом случае, исходя из этих наблюдений, можно было точно сказать, что вероятность формирования в местной среде магических школ была крайне мала. Следовательно, основа развития общества была совершенно иной, чем в знакомых ему местах, а это значит, что даже если внешне некоторые вещи выглядят знакомо, их суть и специфика может в корне отличаться.

— Так, а вот это уже многообещающе, — произнес фантом, остановившись у одного из последних сейфов.

Он прижал полупрозрачную руку к холодной поверхности и прислушался. Один из кусков породы, находящихся за дверцей, сиял ровной и чистой мелодией лунного света, что совсем недавно звал Сорина из глубин черной бездны, раскинувшейся высоко над этим миром.

Нашел.

Рука фантома растеклась по сейфу множеством струек крови. Влага жизни бежала по металлу, впиваясь в самые мелкие неровности и слабые места, с каждым мгновением все плотнее оплетая дверцу тяжелого ящика. Через пару мгновений что-то треснуло, и дверь с отделилась от своих креплений с шипением, выпуская наружу заполняющей его сухой азот.

Фантом протянул восстановившуюся руку и вытащил из сейфа небольшой серый камешек.

— Ну что ж, Краеугольный камень у меня есть, теперь можно подумать о стенах и убранстве, — рассеянно подумал он, внимательно разглядывая свою находку.

Еще немного поизучав это приобретение, Сорин поднес камень к своей груди, где тот мгновенно исчез, затянутый в пространственный карман артефакта.

Спустя пару мгновений он свернул фантом и вылетел через пробоину в потолке.

Отредактировано Фриз (30-09-2017 16:48:36)

+4


Вы здесь » NERV » Стартовый стол » Кровавые Крылья Надежды [Worm\MTG]