NERV

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » NERV » Произведения Станислава Shin-san » Уровни Глубины - текст


Уровни Глубины - текст

Сообщений 131 страница 140 из 140

1

Тема ТОЛЬКО для текста и правок оного.

+2

131

Девятикратно поздравляю, маэстро!

Смутила лишь эта фраза - не длинновата ли?

Справа - как всегда отрешенно-спокойно выглядящая Нэлл с горящим яркой зеленью полосами на башнях и плотная стайка девушек-эсминцев, улыбающихся на камеру, но косящих взглядом на Ито Мицуки, шея которой была оккупирована Кью, маленькой Глубинной Принцессой, с моськой, слегка перепачканной краской, сияющей от радости и показывающей обеими ручками знак «V».


Есть предложение разбить её, ну, например, вот так:

[u]Справа - как всегда выглядящая отрешенно-спокойной Нэлл с горящими яркой зеленью полосами на башнях и плотная стайка девушек-эсминцев, улыбающихся на камеру, но косящих взглядом на Ито Мицуки. На шее у Ито угнездилась Кью, маленькая Глубинная Принцесса, с абсолютно счастливой моськой, перепачканной краской, показывающая обеими ручками знак «V». [/u]

А уж про Рейну и беременность...Просто нет же слов!!!!!

С уважением Старый Блицтрегер

П.С. Ещё одну мысль выскажу в личке

Отредактировано Старый Блицтрегер (28-08-2019 02:50:41)

+3

132

Старый Блицтрегер написал(а):

Есть предложение разбить её, ну, например, вот так:

Годится.
Взял за основу ваш вариант, слегка переставил пару слов, заменил. Благодарю!  :glasses:

+1

133

Пять или более копеек:

Shin-san написал(а):

...одернула Сэнди сидящую за столом с отрешенно-мечтательно-счастливым лицом Тиллерсон, которая, полчаса назад увидав, кого и что именно мы привели из своего похода, издала такой чувственно-эротический стон, что у меня аж мурашки скользнули по спине, а на всей базе, наверное, поднялись торчком и задрожали стрелки измерительных приборов.

Ну неудобоваримо же.
...одернула Сэнди сидящую за столом с отрешенно-мечтательно-счастливым лицом Тиллерсон. Та, увидав, кого и что именно мы привели из своего похода, издала такой чувственно-эротический стон, что у меня аж мурашки скользнули по спине. А на всей базе, наверное, поднялись торчком и задрожали стрелки измерительных приборов. И вот уже полчаса пребывает в научно-экспериментаторской нирване.

Shin-san написал(а):

Но за это время вы вполне успеем добраться до них

...мы вполне успеем... Или Атланта не участвует?

Shin-san написал(а):

пробиваться почти через его эпицентр

А разве говорят "эпицентр шторма"? Эпицентр урагана, да есть такое.

Shin-san написал(а):

с надменным выражением выдал я, дождался слегка вытянувшихся лиц, и продолжил, скрестя руки на груди:

...с надменным выражением выдал я. Дождался слегка вытянувшихся лиц, и продолжил, скрестив руки на груди:

Shin-san написал(а):

хлопнула по столу ладонями Спартмайер, вставая из-за стола

Во-первых, "хлопнула" "вставая" подразумевает одновременность действий... неудобно хлопать по столу и вставать из-за него в одно время. Во-вторых, столов многовато на единицу предложения. Так что "хлопнула и поднялась".

Shin-san написал(а):

- Под что?

Я понимаю, что герои вряд ли говорят по-русски, но у нас говорят "подо что?"

Shin-san написал(а):

квадрата четыре на три метра

Как говорил наш ДМ: тут должен быть квадрат пять на десять футов... Мастер сказал "квадрат", значит "квадрат"!

Shin-san написал(а):

И не в одной не было безвозвратных потерь.

И ни в одной не было...

Отредактировано Daeron (28-08-2019 16:24:18)

0

134

Daeron написал(а):

Пять или более копеек:

Спаисбо. Почти со всем соглашусь, кроме, разве что первого пункта.
Я люблю длинные предложения, а вы их порубили, как хвост на пятаки. Хотя этот абзац все же стоит поправить.

+1

135

Shin-san
Такие длинные предложения у меня ассоциируются со спагетти. Ты ее втягиваешь в рот и втягиваешь, а она, зараза, все не кончается и не кончается.

Отредактировано Daeron (28-08-2019 17:47:57)

0

136

Daeron написал(а):

Shin-san
Такие длинные предложения у меня ассоциируются со спагетти. Ты ее втягиваешь а рот и втягиваешь, а она, заразаю все не кончается и не кончается.

А я горох клевать не люблю. Так что на вкус и цвет...

+3

137

Глава 15. Водный мир.

      — Мэг, ты слышишь нас? Прием! — уже в который раз Спартмайер пробовала вызвать Тиллерсон, хмурясь и прижимая наушник гарнитуры плотнее к голове.
      Погода вокруг нас, идущих прямым курсом на базу, начинала потихоньку портиться. Ветер набирал силу, а небо постепенно приобретало белесый окрас, словно закрываясь от мира пеленой пока еще высоких, перистых облаков. Эфир к этому времени безумствовал воем, шорохом и гулом помех, перемежаемых резкими щелчками мощных атмосферных разрядов. Поэтому несколько попыток связаться с Тинианом по пути обратно, сразу же после приема радиограммы от конвоя, не дали нам ничего. И Сэнди решила вновь попытать счастья лишь тогда, когда возвышенность острова и маячившая справа от нее громада Сайпана уже отчетливо проступили на горизонте.
      — Слышу те... Сэн. Пусть и скверно. Все в порядке? Что там было? Как прошло?
      Голос Мэгги на канале связи хоть и был искажен помехами, но прозвучал достаточно разборчиво — и «Атланта», несмотря на общее напряжение, все же позволила себе довольно ухмыльнуться:
      — Все в порядке, Мэг. Все живы и здоровы, возвращаемся с пополнением...
      — А?.. С пополнением? Сэн, я не ослышалась? — даже не дослушав, явно оживилась на том конце Мэг.
      — Нет, не ослышалась. Гарантирую — тебе понравится. Но...
      — Сэн, а подробней мо...? ...и не забывай, я должна буду всех вас проверить по возвращении!
      — Мэг, погоди, дай договорить! Обстоятельства резко изменились, и нам практически сразу придется снова выйти в море.
      — Что слу... илось? — тут же насторожилась за шорохом помех научница.
      — Мы поймали сигнал, Мэг. Это «Аякс», и он в беде. Ты можешь дать нам хоть какой-то прогноз по погоде к востоку отсюда?
      — Погода, я правильно те... ?
      Даже несмотря на то, что мы неуклонно приближались к острову, помех в эфире меньше не становилось.
      — Да, Мэг. Погода, прогноз погоды.
      — Я поняла, Сэн. После вашего ухо... и пошла проверить ГАС. Знаешь, ведь комната контроля была под уничтоже... и лестничный пролет наверх обрушился. Но мы с подлодками расчистили площадку и нашли дверь в отсек рядом. У нас есть целая метеостанция, Сэн! Ты не пове...
      — Что?!.. Мэг, ты пропадаешь! У нас что, на базе есть станция и самый настоящий прогноз погоды? Ты это хотела сказать?
      — ...именно так, Сэн! Все цело и работает, вышла из строя только передающая... и я уже провела мониторинг. Там, на юго-востоке от нас, два мощных циклонических вихря, и оба сме... в нашу... И еще, пока вас не было, тут...
      — Хорошо, я поняла, Мэг! Найди все, что сможешь, по ним, слышишь? Остальное обсудим вместе, мы уже скоро будем! Встречай на пирсе! Конец связи!
      — ...оняла! Конец!
      Слегка озадаченная услышанным, Сэнди прервала связь, а шедшая неподалеку Хелен вдруг со смешком — под недоуменные взгляды двух Химе, других девчонок и меня самого — хлопнула себя ладонью по лбу:
      — Черт возьми! Ну конечно! И как же это я раньше сама не догадалась?!
      — Ты это о чем, Хел? — покосилась на нее Спартмайер.
      — О том, что на передовой базе вроде нашей просто обязана была находиться автономная метеостанция Флота!
      — Что?.. Да, Хелен-сан, такая станция здесь всегда и была. Она располагалась в бункере под узлом связи, рядом с комнатой контроля ГАС. А что такое?
      Амагири Аясэ сейчас переводила недоуменный взгляд с «Атланты» на «Хьюстон» и обратно, видя их ответное смятение.
      — Аясэ-сэмпай!.. И ты говоришь нам это только сейчас?! — теперь уже и Сэнди тоже, по всему видать, не знала, как именно реагировать на услышанное.
      — Да, но... Но вы же не спрашивали? Сэнди-сан, Хелен-сан: я думала — вы тоже знаете... — немного стушевалась под всеобщими взглядами молодая японка, прежде чем, сломав строй, на нее едва ли не с объятиями кинулись ликующие девушки.
      И сейчас мне впервые во взгляде всех, кто наблюдал за этой сценой, показалось общим и практически единодушным одно-единственное чувство: безмерное удивление.
      — Сэн? Хелен? Аясэ-сан?..
      — Рэм, ты не понимаешь! Все это время у нас под боком был настоящий метеоцентр! А мы тут по крупицам из радиосводок собирались прогнозы строить...
      — Но, Хел, если я правильно тебя понял, все это находилось где-то под развалинами узла связи, так? И уцелело?
      — А что в этом такого удивительного? — взмахнула рукой блондинка. — Такие станции — не просто современные и очень дорогие центры. Они автоматические и очень во многом автономны. А еще делаются согласно военным заказам по стандартам MIL-STD: 1275 соответствует источникам питания, 810 отвечает за ударные и минно-взрывные нагрузки, а 461 требует стойкость к электромагнитному излучению.
      — Погоди! Ты хочешь сказать, что эта штука — вовсе не научная лаборатория, где...
      — ...расхаживает персонал в белых халатах, с умным видом чешет затылки и попивает кофе? — перебив на полуслове, закончила за меня Хелен и засмеялась. — Нет, Рэм. Это военное оборудование, и оно сделано для соответствующих условий. Поэтому может выдержать почти все — ну, разве что кроме затопления или прямого попадания, наверное. А ты что, представлял себе какие-нибудь огромные и тяжелые шкафы с ламповым оборудованием, экранчиками осциллографов и здоровенными бобинами с магнитной пленкой, наподобие первых IBM, так?
      — Ну, как бы...
      — Понятно, — и ухмыляющаяся девица подкатила ближе и похлопала меня по плечу. — Ты же вроде учился на морского офицера, так? Неужели у вас не было ничего из автоматизированных измерительных комплексов?
      — Ну почему же, мы проходили автономные метеорологические станции серии «АМК» и корабельные автоматизированные информационно-измерительные системы «АМИИСКРАМС».
      — Так вот, у Флота здесь практически то же самое: комплексы «ZENO» и «Weatherpak» от Coastal Environmental Systems практически все делают самостоятельно. А выполненные на базе технологий для армии упрочненные устройства от Panasonic, GMS и Dell должны выдерживать не только падения, удары, вибрации, воздействие воды и химических веществ, но и такие экстремальные сценарии, как например, пустыня с ее палящими температурами. Даже их мониторы «Curtiss-Wright» и «Argon», ведь они применяются для оснащения в том числе боевых машин. И значит, если в сам отсек станции не было попадания, и он не был разрушен прямым взрывом, то вполне возможно, что аппаратура жива и работает. Просто лишилась связи со Штабом Флота и Большой Землей, когда были разрушены антенна и станция связи наверху. Ну а мы — благодаря Мэг и девчонкам на базе — теперь получили в свое владение комплекс, который мониторит погоду не только в этом квадрате, но вообще в целом регионе до экватора включительно!
      — Ух ты... Но погоди, разве эти данные не нужны как раз именно Объединенному Флоту?
      — Конечно, нужны. И даже очень! Но они теперь — только у нас... И поэтому может быть, когда-нибудь, Флоту придется у нас их попросить, — Хелен одобрительно подмигнула моей сообразительности.
      — Рэм, Хел, мы уже в паре миль от базы. И у вас есть еще несколько минут, чтобы насладиться видом.
      — Ой, Сэн! Не будь занудой! Мы же ничего такого...
      — Да, да, я вижу, — и Сэнди Спартмайер, деланно надувшись на несколько секунд, тут же вновь заулыбалась.
      — Вы себе даже не представляете, что на самом деле сделала Мэг. И какая же она у нас молодчина.
      — Ага. Вот только и она пока не представляет, кто идет с нами... Ну, что: пойдем, познакомим девушек? — и Хелен, вновь улыбнувшись мне и кивнув головой «Атланте», чуть прибавила ход.
      — Аясэ-сэмпай, девчонки: всем сразу в док, и проверить амуницию! А затем — в столовую, там и поговорим. Ну а Рэм сперва пусть выберет места для гостей в бухте. Не в первый раз: так что, думаю, справится!
      И, окинув откровенно возмущенного таким недоверием меня с головы до ног немного критичным взглядом, хмыкнувшая Сэнди последовала за подругой.
     
     

***

     
      — Итак, дамы и все тот же господин, у нас две новости — и обе важные. Первое: как оказалось, пока мы ходили к атоллу за прибавлением... Эй, Мэг, хватит мечтать наяву!
      Сэнди отвлеклась и одернула сидящую за столом с отрешенно-счастливым лицом Тиллерсон. Наша научная дева, — полчаса назад увидав, кого и что именно мы привели из своего похода, — издала такой чувственно-эротический стон, что у меня аж мурашки скользнули по спине, а на всей базе, наверное, поднялись торчком и задрожали стрелки измерительных приборов. И теперь до сих пор пребывала в сладких научно-экспериментаторских грезах.
      — …Так вот. За время нашего отсутствия над Тинианом побывал самолет дальней разведки ОФ, наверняка с одной из канмусу отряда «Фукуро» на борту. Покружил, и хоть садиться или приводняться не стал, но скинул нам радиостанцию дальней связи — правда, неудачно. И, по идее, сейчас нам бы надо сидеть на попах ровно, чинить рацию, выходить на связь, докладывать обстановку и запрашивать инструкции, — но тут всплывает вторая новость.
      И Спартмайер, взяв паузу, выбила ногтями на столешнице короткую дробь.
      — Мы приняли сигнал бедствия и запрос о срочной помощи от номерного «Аякса», попавшего, судя по сообщению, в серьезную передрягу где-то в районе острова Уэйк. И так как мы — самый ближайший к нему боевой отряд, я расцениваю эту задачу как более приоритетную. И считаю необходимым идти к ним на помощь. Особенно учитывая то, что Мэг, загрузив в эмулятор погодной станции дополнительный анализ нашего похода к атоллу с координатами точки приема сообщения, характеристики зондов и некоторые другие данные, пришла к неожиданному выводу: конвой вполне может оказаться в районе, лежащем гораздо ближе к нам, — а вовсе не на пути к Уэйку, как они сами считают. И поскольку она вообще ошибается редко, то нам заодно придется проверить и эту возможность. Раз уж все равно по дороге. Тем более, что в случае удачи можем здорово сэкономить время.
      — Без вопросов, Сэн, — подала голос Хелен, бодро хрустя чипсами. — Спасти конвой куда важнее, чем получить приказ «Ждать на месте, обеспечивая оборону базы и акватории до подхода основных сил флота», который наверняка нам и отдадут. А еще, тебе ведь придется доложить о наших новых друзьях. Что на мой взгляд... слегка преждевременно. Ах, как же удачно эти летчики приложили радио об камни...
      И «Хьюстон», закинув в рот очередной картофельный ломтик, слегка — еле заметно — скосила глаза на Тиллерсон, так и сидящую с блаженной улыбкой, затуманенным взором и подперев подбородок руками, и явно пребывающую сейчас где-то не здесь.
      — Да, конвой на первом месте. Тем более, что он с пассажирами, — так же согласилась с Сэнди «Фусо».
      Ну, а после слов трех первых по старшинству на всей базе канмусу, возражать никому и не пришло в голову.
      — Тогда начинаем подготовку к выходу, — сцепила ладони в замок «Атланта», слегка подавшись вперед. — Этот шторм на определенный срок прикроет «Аякс» «временем чудес». Но, судя по радиограмме, где-то рядом с ними имеются силы Глубинных, и как только эта шапка-невидимка с них спадет... Дальше будет плохо. Но будем надеяться, что мы вполне успеем добраться до них, а уж вместе с их собственным эскортом — и подавно отбиться сможем.
      — Однако, дело еще в другом, — и Сэн постучала пальцем по лежащей на столе собранной из распечаток карте, густо расчерченной отметками от руки.
      — Прикрывающий их тайфун и второй, менее сильный, шторм располагается точно на нашем пути, и нам придется пробиваться почти через его эпицентр. А что нас ждет по прибытии на место — не смогла сказать даже Мэг. В общем, это точно будет непросто. Из вас, девчонки, в подобных переделках была только половина. Поэтому я интересуюсь у остальных, — и Спартмайер вновь окинула всех серьезным взглядом. — Вы потянете? Мне будет проще оставить одну или двух из вас на базе, чем потом, посреди урагана, получить на руки жалобно пищащий балласт.
      По реакции на эти слова сразу стало заметно, к кому они адресовались. Хелен, Хёка и сестры «Акидзуки» почти никак не отреагировали, а вот все остальные эсминцы и «Кинугаса» обиженно забормотали. Как? В их способностях ходить по морю как кораблей — боевых кораблей! — усомнились?.. Да что нам этот шторм?! Мы его одной левой — пройдем под зонтиками и в пляжных панамках!..
      И, судя по прищуру и легкому изгибу губ Сэнди, именно на такую мотивационную реакцию она и рассчитывала. Все же она была хорошим командиром.
      — Тогда решено, выдвигаемся полным основным составом группы, — подытожила «Атланта». — На базе с нашими новыми гостями остаются Мэг и подлодки.
      При этих словах очнувшаяся от сладких грез Тиллерсон слегка помрачнела, хоть и согласно кивнула.
      — Аясэ?
      — Иду, — тоже качнула головой японка. — Ураганы мне теперь точно не страшны. А после моего... изменения у меня ощутимо улучшилась маневренность, да и скорость хода подросла — узла на три точно.
      — Ну, в шторм все равно никто на полном ходу не идет, так что это не столь важно… А ты, Рэм?
      И на меня уставилась куча пытливых глаз.
      — На Тиниане также останутся Кью и Коуван, — при этих моих словах Мэг просто воспряла, вновь заулыбавшись и предвкушающе сверкнув очками.
      — Кстати, Мэг, имей в виду: к ней подтянулся ее личный эскорт, который шел в арьергарде на некотором отдалении, когда мы уходили от атолла. Три крейсера — два тяжелых Ри-класса, один легкий Цу-класс, — и два десятка эсминцев. И поскольку теперь Коуван тоже «вписана» в общий контур нашей Стаи, как и Кью, то вы здесь без охраны и помощи не останетесь… Впрочем, сейчас все они больше заняты сопровождением питомца Коуван, что разгуливает неподалеку на дне бухты, так что мешать тоже не будут.
      Когда эта небольшая, но, по сути, полноценная эскадра появилась на горизонте, все мы немного напряглись. Но обмен мягкими и спокойными мыслеобразами с тут же вышедшей на контакт Коуван все разъяснил. Сидя в гроте на острове под охраной своей черепашки, она, уловив сигнатуры приближающейся «Черной эскадры», намеренно отослала свою свиту за радиус обнаружения незваных гостей. Чтобы в случае, если Блэктэн решится на схватку с питомцем, та ударила ей в спину. Но, явно будучи осторожной Химе, она предпочла все же сначала позвать на помощь своего неизвестно куда подевавшегося флагмана. А потом на этот зов внезапно заявились мы — изрядно поломав картину мира и Коуван, и Блэктэн.
      — Да нет, — уточнила командир RQ-91. — Я про то: идешь ли с нами ты?..
      — Ну, если вы будете достаточно долго упрашивать и пресмыкаться передо мной, то я, может быть, и соглашусь... — напыщенно и с надменным выражением выдал я.
      Дождался слегка вытянувшихся лиц, — и продолжил уже обычным тоном, скрестив руки на груди:
      — Сэн, ну к чему эти глупые вопросы? Разумеется, я с вами. И потому, что не хочу отпускать вас одних — а уж наши пушки там точно лишними не будут. И если этих людей можно спасти — то их нужно спасти. Ну, и в том числе потому, что раз уж я решил со всей своей компанией не прятаться от человечества, то спасение конвоя — это очень хороший шанс создать о нас правильное первое впечатление.
      — А вот это действительно будет отлично! — выпалила окончательно пришедшая в себя Мэг, наставив на меня указательный палец. — Тем более, что там, судя по радиограмме, целая куча гражданского народа! И всем видевшим, как их вытаскивали из задницы в том числе ты и твои Глубинные, рот будет физически не заткнуть. Да-а!.. Ох и кашу же ты заваришь, Рэм... — и «Вестал», чуть прикусив нижнюю губу, поправила очки и теперь уже вполне осмысленно улыбнулась:
      — Но это будет жуть как интересно!
      — Решено! Тогда начинаем подготовку с учетом расширенного состава, — по лицу было видно, что Сэнди довольна моим ответом. — Что нужно своим, я и так знаю. К слову! Берем обычный полный боекомплект — его можно будет пополнить с конвойного HSV. А вот пайки всем брать серии «BS», и столько, сколько влезет в отсеки. И еще сверху. Силы при проходе шторма нам ой как понадобятся. Так вот... А твоим, Рэм, что-то надо?
      — Да накормить их от пуза — и хватит. Но если что еще возникнет в голове — я знаю, к кому обратиться.
      — Принято. Ну, что: все за работу! — хлопнула по столу ладонями Спартмайер и поднялась на ноги. — Выход ориентировочно через четыре часа!
      И на базе «Тиниан» закипела бурная деятельность. Нет, не было никакого аврала, беготни и суеты. Проверка личного снаряжения и обвесов, загрузка в них боеприпасов, медкомплектов и рационов: все шло в каком-то даже неспешном, размеренном и выверенном темпе. Но как раз сейчас эти сосредоточенно работающие девчонки походили именно на корабли — со сплоченными до автоматизма, до состояния единого механизма экипажами.
      Тщательно проверив свое оснащение, загрузив в короба маслянисто пощелкивающие полные снарядные ленты, распихав по отсекам аптечку, герметичные кирпичики пайков и проверив аккумулятор радиостанции, я внезапно замер с полуопущенным бронекожухом в руках. Мысль полыхнула в голове, как маяк. И потому, не теряя времени я, аккуратно, до щелчка запора, закрыв кожух, быстрым шагом направился на поиски мисс Тиллерсон.
      Девушка обнаружилась в отсеке «Ашигары», что-то подгоняя и выверяя в модулях ее обвеса, замененных после недавнего ремонта.
      — Чего хотел? — без обиняков и вступлений прокряхтела она, затягивая подвижное соединение рукава-манипулятора.
      — Мэг, я понимаю, что для тебя наш спешный отход — та еще куча хлопот, но позволь подкинуть тебе еще одну задачу.
      — И что же еще ты решил взвалить на мою бедную голову? — вздохнула канмусу рембазы и вытерла лоб тыльной стороной ладони, сжимающей гаечный ключ. — У меня на ней скоро твои любимые косички дыбом встанут...
      — Мне нужно чем-то покрасить своих Глубинных.
      — Чего-о-о?!.. — откровенно вытаращилась на меня ремонтница. — П-покрасить?..
      — Посуди сама. По словам Сэн, когда мы доберемся до этого конвоя, они наверняка уже будут вовсю отбиваться от других Глубинных, «диких»... И надо что-то, что отличало бы для канмусу «своих» Глубинных от этих, «не-своих». Хотя бы визуально. Не флаги же над ними поднимать.
      — Гм!.. Ну, так-то идея, конечно, здравая... — забывшись, снова потерла лоб Мэг, размазав по нему темную полосу. — Но что именно ты предлагаешь?
      — Нужен краситель, — ответил я, и начал загибать пальцы. — Водостойкий. Заметный. Желательно яркий: голубой или светло-зеленый, а еще лучше — вообще люминесцентный.
      — Так. Так-так-та-а-а-ак... — на пару секунд вновь зависла «Вестал». — Поняла... Хорошо! Сейчас я закончу с железом Хёки и пойду гляну, что тут есть на складах из химии. Но мне понадобится... гм... глубинный материал для нанесения проб. Оторвешь хвост одному из своих?
      — Зачем? — пожал я плечами. — Я тебе к пирсу целого живого эсминца подгоню, накажу стоять смирно — и расписывай его хоть под хохлому.
      — Подо что?.. Под хо… Хох-л… — вскинула бровки на уже чумазый лоб Мэг.
      — Да неважно... Под граффити, как в Нью-Йоркской подземке!
      — Поняла. Дай мне час!
     
     

***

     
      — Ну вот, хорошая получилась красочка! Не облезает, не смывается — даже растворителем! — и Тиллерсон хвастливо потрясла десятилитровой канистрой с яркой ядовито-зеленой жидкостью.
      — Причем у меня получилось сделать так, что она вообще только частично сохнет, — а большей частью впитывается, проникает в глубинный «хитин» и кожные покровы на манер татуировки. В общем, гарантирую, что минимум суток четверо в морской воде она точно выдержит. И, да: твой выделенный подопытный вполне жив и бодр.
      И мы оба перевели взгляд на меланхолично покачивающийся на воде эсминец Ни-класса, в светящихся глазах которого, как мне показалась, застыли печаль и покорность жестокой судьбе. И сейчас это безжалостное порождение Глубины было сплошь покрыто отсвечивающими полосками, точками, мазками и множеством отпечатков маленьких ладошек — явный признак того, что в покрасочных пробах самое активное участие приняла Кью.
      — Понял, спасибо. Теперь надо будет всех моих раскрасить, но уже однообразно... — наморщил я лоб.
      — А у нас уже есть добровольцы! Ниши-чан и Рика проявили инициативу и предложили свою помощь в разметке эсминцев. Но вот как именно? Ха! Может, букву «R» на них всех нарисовать?
      — Нет, лучше несколько прямых или косых полос — с расстояния будет гораздо заметнее, — решил я. — Эсминцам и Хвосту — поперек туловища, крейсерам — на башни, спину и ноги. Пускай нарисуют по две... нет!!! Не-не-не! По три полоски!
      — А почему — не по две? — недоуменно переспросила Мэг.
      — Ага: чтоб какому-то смышленому юмористу пришла в голову идея о тесте на беременность? Всей Глубинной стаи поголовно? Ну и, разумеется, о наиболее вероятном отце?
      Ремонтнице потребовалось всего пара секунд, чтобы осознать и представить такой ход событий — и она сперва порозовела, сжав губы, а потом села на корточки, спрятав лицо в ладонях и издавая хрюкающие звуки сдерживаемого смеха.
      — Флагман! А что это такое — «беременность»?! — неожиданно и с энтузиазмом поинтересовалось взявшееся словно из ниоткуда мое персональное зубастое чудо. — Это вкусно?! Можно мне?!
      Теперь Мэг и вовсе повалилась боком на песок, натурально корчась от хохота.
      — Ох, боже ж ты мой!.. Рейна! — я еле удержался, чтобы натурально не приложиться пятерной об свое лицо. — Вот давай не будем прямо сейчас беременеть, а?!..
      А со стороны сучащей ногами «Вестал» уже слышались рыдания и судорожные всхлипы.
     
     

***

     
      Организовав вместе с все еще хихикающей Мэг добровольную покрасочную команду эсминцев во главе с Ниши Томоэ, с энтузиазмом взявшуюся рисовать полосы на моих выстроенных в линейку подопечных, — и убедившись, что на выходе действительно получается что-то приемлемое, — я спустился обратно в доки, желая еще раз проверить свое оснащение. Все-таки предстоящий первый, настолько дальний боевой поход, грядущий шторм и бой заметно напрягали нервы и заставляли слегка мандражировать.
      Проходя обратно к выходу наверх, я обратил внимание на Амагири Аясэ, сейчас прилаживавшую к своему обвесу несколько странных цилиндрических предметов, похожих на не слишком большие — сантиметров сорок на десять, — аккуратные тубусы.
      — А это что? Ни у кого еще такого не видел. Сигнальные ракеты?
      — Не совсем. Самолеты-разведчики. На японских линкорах они были почти всегда, — да и на прочих, впрочем, тоже.
      — И ты что, умеешь ими рулить? — искренне удивился я. Вот кого-кого, а авианосных Дев Флота я пока в этом мире не видел. И даже не представлял, на каком «принципе» они тут работают. Уж, во всяком случае, стрелы, как я понял, точно не запускают.
      — Ну, да... — неохотно призналась Аясэ. — Немного умею с ними управляться, пусть и не так хорошо, как наши девчонки-авианосцы. Вот только не люблю, и никогда особо не любила. Но лишними не будут...
      — О, вот ты где! — и в отсек заглянула русая голова Сэнди Спартмайер с поднятыми на темя, на манер ободка, любимыми солнечными очками. — Мы уже скоро отправляемся, так что пойдем, сходим в одно место.
      Сказать откровенно, сначала я подумал о том самом бункере, — но вот только на лице «Атланты» не было в этот миг и следа какой-либо игривости или намеков.
      — Вы это куда? — поинтересовалась «Фусо».
      — Да тут, недалеко. К девчонкам на холме, — спокойно ответила Сэн и качнула небольшим букетиком каких-то тропических цветов, который держала в руке.
      Аясэ в ответ лишь молча кивнула.
      Выйдя на поверхность, где солнце уже начало свой неторопливый путь к линии горизонта, мы обошли по краю уже слегка присыпанные песком и пылью закопченные руины базы, и приблизились к пологому, довольно высокому холму, слегка нависающему над берегом моря. От его подножия по ровному склону вела вверх явно давно протоптанная в невысокой траве тропинка.
      И, в принципе, я уже предполагал, что увижу наверху.
      В центре аккуратной площадки четыре на три метра, плотно выложенной мелкой светлой галькой, стоял прямоугольный обелиск-кенотаф. Никаких гербов, якорей или позолоты — только голубой гранит, так похожий на застывшую морскую воду с белыми прожилками пены. И гладкая лицевая поверхность, на треть заполненная выбитыми строчками имен канмусу и названий кораблей:
      — Тереза А. Бут, DD-478 USS «Стэнли».
      — Кэсс Найт, DD-544 USS «Бойд».
      — Кумада Орино, IJN «Ханадзуки».
      — Йомару Ири, IJN «Нагацуки».
      — Анна Стэнфорд, DD-556 USS «Хейли».
      — Мэри Стар, D61 HMS «Калипсо».
      — Мерил Бисли, CVL-22 USS «Индепенденс».
      И так далее...
      Японские имена, английские, немецкие, несколько французских и итальянских — всего двадцать одно имя, двадцать одно имя погибших на этой странной и страшной войне молодых девчонок. За каждой надписью — жизнь. Вернее, две жизни — как человека, и как воплощения корабля.
      И как они погибли — из-за своих ли ошибок, просчетов командиров, нелепых случайностей, или же в отчаянной и упорной схватке, — уже было неважно. Главное — что они тут были. Жили и сражались. И что о них помнят.
      «И это только здесь... А сколько таких камней разбросано по базам ОФ Тихого океана, Индийского, Атлантики и северных морей?.. Японская игрушка и мультики, говорите? Вашу мать...» — и у меня в горле образовался неприятный комок.
      Внизу, у основания кенотафа, стояли врытые в гальку керамическая ваза с уже слегка завядшими цветами — кто-то из канмусу даже сейчас регулярно их обновлял, — и небольшой горшочек-курительница с обгоревшими палочками для восточных поминальных обычаев.
      «Атланта» вынула поникшие цветы, заменив их на принесенный свежий букетик, и отошла от обелиска на пару шагов, так и оставшись стоять ко мне спиной. И только спустя где-то минуту, наполненную лишь порывистым шорохом ветра, дыханием прибоя и криком чаек, произнесла:
      — Знаешь, Рэм… Я служила на двух флотах и командовала тремя боевыми группами. И ни в одной не было безвозвратных потерь. Ни в одной... Случалось всякое, но ни одну из девчонок я не оставила в море. Хорошая традиция, как по мне... Там, у конвоя, наверняка будет очень жарко; так что помоги мне эту традицию поддержать, о’кей? Пускай этот чертов булыжник так и останется незаполненным.
      — Вот что ты такое несешь, директор «водоплавающего цирка»? Вопрос из той же серии, что и «а пойду ли я с вами?», — я все же не удержался и притянул ее к себе, прижав спиной к груди — как тогда, ночью, в воде. И так же чувствуя, как расслабляются ее мышцы.
      — Конечно, Сэн. Конечно. И не надо об этом просить. Поможем, прикроем и вытащим.
      — Тогда пошли. Стояла бы так и стояла, но время не ждет.
     
     

***

     
      — Дамы и господин, внимание, выходим через четверть часа! — облаченная в полный гидрокомбинезон и обвес, Сэнди стояла на воде возле пирса перед собравшимся отрядом. Все девушки тоже уже были в полном боевом облачении, а из обычного снаряжения у них добавились разве что простые брезентовые сумки под дополнительные пайки и прозрачные полнолицевые маски, чем-то очень похожие на маски для снорклинга, пока еще висящие на шеях. Мне тоже подобрали и выдали такую же, — но понадобится ли она мне, я как-то не знал.
      Чуть мористее в прозрачной воде постоянно мелькали разлинованные спины моих неторопливо нарезающих круги эсминцев и Хвоста, доедающих вываленное им кучей железо, а Рейна, Нэлл, Чисэ и пока безымянная Цу, тоже красуясь новенькой «боевой раскраской», стояли за моей спиной.
      — Судя по тем прогнозам, что Мэг в довесок к услышанному по радио смогла наковырять из очень кстати найденной метеостанции, этот ураган, «Арлин», весьма обширный, но все же по силе — тот еще лентяй. А значит, чем быстрее мы его проскочим — тем лучше. Так что всем — последняя проверка!
      — Сэн, а как же фото? — просительно проканючила Хелен, затягивающая свои роскошные волосы в хвост. — Мы первый раз идем в поход в таком составе! С Рэмом! С Глубинными! Это же исторический момент, потомки нам не простят!.. Давай хоть пару раз щелкнемся всей компанией, а?
      — Хм. Ну, а почему бы и нет? — выдула и лопнула пузырь жевательной резинки Спартмайер. — Давай, организовывай.
      — Отлично! — радостно хлопнула в ладоши блондинка.
      — Я сейчас даже штатив притащу и широкоугольник, чтобы все поместились! Дайте мне пару минут! — тоже вскинулась «Вестал» и убежала вниз, в бункер.
      — Девочки! — гаркнула тем временем «Хьюстон». — У нас пять минут на прихорашивание — и да грядет фотосессия!
     
     

***

     
      91-й отряд канмусу и Рэм со своими Глубинными уже пропали из видимости, слившись с постепенно темневшим и хмурившимся горизонтом над океаном, — а Мэг все еще стояла на берегу, листая и рассматривая на планшете получившиеся снимки. Одиночные, парные, тройками, групповые... Особенно групповые. На них, в полосе слабого прибоя, стоял и сидел весь состав сведенных вместе то ли судьбой, то ли волей почти невозможного случая «тинианских островитян», исключая разве что Коуван с ее боевой черепахой.
      Максимально плотно — насколько позволяли обвесы, — полукругом разместился весь «водоплавающий цирк» с добродушно смеющимся Рэмом посередине, сдвинувшим свои башни назад. К нему с одной стороны полушутливо прильнули Сэнди и Хелен, а с другой парень притянул за талию саму Тиллерсон, слегка румяную от смущения, но жутко довольную. Слева — обычно сосредоточенная Мири Ходзё, Куроки Хёка с веселыми глазами и гордо вскинувшая голову Амагири Аясэ. Справа — как всегда выглядящая отрешенно-спокойной Нэлл с горящими яркой зеленью полосами на темных башнях, и плотная стайка девушек-эсминцев, улыбающихся на камеру, но косящих взглядом на Ито Мицуки. На шее у которой угнездилась Кью, маленькая Глубинная Принцесса, — с абсолютно счастливой, пусть и местами перепачканной разноцветной краской моськой, — и показывающая такими же заляпанными обеими ладошками знак «V». А внизу, у ног группы, прямо в воде сидели три канмусу-подлодки, Чисэ и блистающая «улыбкой довольной акулы» Рейна. Ради такого случая пропустившая Хвост назад, и чья грозная голова тоже довольно осклабилась, нависая над плечом Рэма. Полностью же картину дополняли шесть полосатых Глубинных эсминцев, по три с каждой стороны, высунувших из воды любопытные зубастые морды.
      — Только вернитесь... Слышите?.. — прошептала «Вестал», провела кончиками пальцев по экрану и почти неслышно шмыгнула носом. — Обязательно все вернитесь...
      — Мек? — робко дернули ее за штанину маленькие ручки. — Мек! Ити! Коу!
      — А?.. — слегка вздрогнула от неожиданности Мэгги, но потом положила ладонь на головку Кью, рассеянно погладив белые, гладкие волосы.
      — Что? Куда идти?
      — Коу! — повторила маленькая Химе, и потянула канмусу в сторону стоящей на берегу в полусотне метров Коуван.
      — О! Ну пойдем, — тут же согласилась та, двинувшись за мелкой. — Это тоже будет не менее интересно...
     
     

***

     
      Первые несколько десятков миль группа шла на двадцати пяти узлах в почти полном молчании, перебрасываясь лишь короткими фразами и выстроившись уже знакомым двойным клином походного ордера: внешний периметр — Глубинные с передовым дозором из эсминцев, а в середине — крейсера и линкоры. И чем дальше мы шли по курсу, тем быстрее день превращался в серый вечер, но пока еще вовсе не из-за времени суток.
      Над головой все больше и больше сгущались низкие слоистые облака. Боковой ветер, ставший уже довольно ощутимым, гнал по потемневшему, потерявшему прозрачность и ставшему свинцовым морю невысокие, но широкие валы, похожие на пологие гуляющие горы с росчерками пены, делающие скольжение по водной поверхности сродни прогулке по груди мерно дышащего великана. Который вот-вот должен был проснуться.
      Небо, пока еще достаточно светлое, далее к северо-востоку плавно меняло градиент, ощутимо темнея и наливаясь вспухающими сине-черными клубами штормовых облаков, наползавших на нас с востока и юго-востока сплошной, во весь горизонт, давящей сверху плитой. А встающие из-за горизонта два наиболее плотных, почти фиолетовых облачных массива, периодически подсвечиваемые бьющими еще дальше за ними молниями, казались так и вообще циклопическими столпами какой-то гигантской арки в несколько десятков миль шириной, простершейся от поверхности моря до самых предостерегающе вспыхивающих отблесками небес.
      — Смотрите... Это же настоящие врата бури... — завороженно проговорил я, легко взмывая на очередной водный холм. — Никогда такого не видел...
      — Да, красиво... — ответила Хелен. — Вот только нам туда идти, в эти врата — и дальше за ними. А проход сквозь шторм — это то еще приключение. Вот увидишь.
      — Не страшно. Мне — не страшно.
      — Мы тоже справимся, — сказала «Ашигара».
      — Тогда вперед, — коротко ответила Сэн. — И держи скорость, Рэм. Ты постоянно норовишь вырваться из ордера.
      И это было правдой. Сейчас меня словно что-то подталкивало в спину, снова и снова провоцируя дать полный ход и быстрее слиться с разворачивающимся прямо по курсу буйством стихии. В воздухе буквально разливалось какое-то медленно нарастающее, звенящее напряжение — словно приближение сильного шторма начинало как-то влиять на мою психику и радикально изменившийся организм, заставляя кровь быстрее бежать по венам и прокатываясь по нервам будоражаще-острой волной. Отдающий солью и йодом усиливающийся ветер мягко давил в лицо и посвистывал в оснастке, а вверху, в уже затянутых тучами небесах восторженно кувыркались несколько альбатросов-буревестников, с пронзительными вскриками то взлетая ввысь, то пикируя до самых подернутых пенными шапками горбов волн.
      А еще через два часа мы вошли непосредственно в зону урагана.
     
     

***

     
      Не верьте тем, кто говорит, что «вечный серфинг» из их мечтаний об отпуске на море действительно стоит того.
      Тем, кто, прокатившись несколько раз на крупной волне, имеет возможность в любой момент отойти от зоны прибоя на более-менее спокойную воду, чтобы перевести дух, сидя на доске, — а то и вовсе выйти на берег и отдохнуть, — не понять, каково это: час за часом ежесекундно нестись куда-то по бесконечным водяным валам, то проваливаясь в тартарары между ними, то взлетая на очередной гребень — но только затем, чтобы увидеть бесконечное множество таких же, вздымающихся следом за ним до самой кромки видимости.
      Наверное, ощущения можно было бы сравнить с внезапно сломавшимся аттракционом «американских горок», который вдруг решил не отпускать своих посетителей и катает вагончики с ними без остановки до самого отключения питания аварийной бригадой. Поначалу, конечно, впечатления будут новыми и необычными, — однако приедается такое удовольствие весьма быстро.
      Добавьте к этому еще два момента.
      Первый: ты почти ничего не видишь. Водяные валы, гонимые ветром в открытом море вдали от мелководья, не подчиняются какой-то единой симметрии или порядку. Да и смотрятся совсем иначе, чем крутые и с рокотом завивающиеся в каскад водопада на мелководье. Оно и происходит-то лишь потому, что там нижняя их часть тормозит свое движение о близкое дно, а верхняя — обгоняет ее. И не будь водяная волна такой пластичной, попросту «с разгона пошла бы кувырком».
      А здесь, на глубокой воде, тормозить и останавливать их уже некому. И потому выглядят они, по большей своей части, просто бесконечной чередой густо разбросанных крутобоких водяных холмов. На каждый из которых по курсу еще предстоит взобраться, чтобы продолжить свое движение вперед. Экипаж даже совсем небольшого корабля имеет преимущество: сидя в надстройках на приподнятой над водой палубе, он получает гораздо лучший обзор. Чего уж говорить о крупнотоннажных судах, для которых даже самые свирепые волны проходят за окнами капитанских мостиков достаточно далеко внизу. И оставляют возможность видеть бушующее море на многие сотни метров вокруг, лишь обдавая надстройки облаками поднятых ветром брызг от самого вспарывающего неугомонную воду корпуса судна.
      А вот второй «приятный» момент как раз в этом самом водяном душе и заключается. Конечно, когда по воде даже самым полным ходом несется канмусу, — а не громадное, по сравнению с человеческим телом, боевое судно, — то водяной шлейф из бурунов и брызг за ней будет гораздо меньше. Хотя, когда это делает Рейна, он тоже впечатляет... Но вот в штормовом море все иначе. Здесь уже на пляшущих волнах не разовьешь ту скорость, да и на них собственных пенных шапок, которые бы сдувал ветер, при наиболее частой штормовой погоде средней силы не так чтобы много. Куда больше воды льется дождем с неба. Однако для скользящих по воде Дев Флота это почти ничего не меняет: стопроцентная влажность и бесконечный душ при ветре даже в теплых широтах создают все условия для стремительного переохлаждения. Что тогда можно сказать о тех, кто несет службу в куда более холодных или арктических широтах — даже непонятно. Ведь там еще приходится бороться и с обледенением.
      Экипаж судна может укрыться во внутренних помещениях, и без особой надобности на палубе не показываться. А канмусу, кроме собственного гидрокостюма, лицевой маски и обвеса, прятаться негде. И здесь выручает только собственный могучий, нечеловеческий метаболизм, производящий тепло просто в гигантских масштабах, — но за который позже приходится расплачиваться поистине волчьим аппетитом.
      Вот и брезентовые сумки с пайками опустели у девчонок уже через десять часов хода, хотя и шли они довольно бодро, держа скорость гораздо выше, чем реальные корабли в такую погоду — человеческие габариты воплощений кораблей давали им сто очков форы и в тяговооруженности, и в не столь сильном воздействии волн и ветра.
      Но все же мне было с чем сравнить: если канмусу именно боролись со штормом, — пусть успешно и привычно превозмогая волны, — то Глубинные, как истинные дети моря, просто были его частью, грациозно скользя по воде и под ней, как казалось, совершенно не прикладывая никаких лишних усилий. Им вообще в этом смысле, кстати, оказалось гораздо проще: будучи изначально созданиями подводными, все эсминцы с Цу и Чисэ, например, попросту держались на несколько метров глубже уровня моря. И пропускали водяные валы над собой, лишь изредка появляясь на поверхности.
      А вот Рейна и Нэлл, — видимо, не особо желая оставлять своего лидера в одиночестве, — хоть и старались держаться надводного положения, но показали новый фокус. Просто, сохраняя общий для всех курс и скорость, они входили в очередную стену накатывающейся водяной горы с одной стороны.., и выходили уже с другой. Чем вызывали довольно частые завистливые взгляды девчонок, которым приходилось испытывать на себе все прелести болтанки и нескончаемых прыжков между небом и поверхностью моря.
      Что же до воздействия «времени чудес» на мою стаю и меня самого...
      Чем больше крепчал шторм, и чем сильнее ревел ветер, снося клочья пены и летящие горизонтально потоки воды с верхушек волн, — тем больший восторг поднимался во мне. А каждая вспышка молнии словно отдавалась во всем теле такой же, но приятной вспышкой, рассылая по нервам тысячи бодрящих, щекочущих огоньков. Казалось, я вот-вот закричу от накатывающей на меня радости и безудержного веселья: и своего собственного, и того, что устремлялось ко мне через связь с моими подопечными. Стая вела себя, словно компания детей на пике игрового азарта в детской зоне развлечений, с батутами, мягкими ямами и прочими аттракционами. Исправно держа ход и направление, эсминцы то и дело выскакивали из волн — складывалось такое впечатление, будто соревнуясь, кто окажется выше. А падая обратно, ввинчивались в воду, вращаясь вокруг своей оси. Крейсера вели себя скромнее, но излучаемые ими эмоции было трудно с чем-то спутать, да и я тоже замечал их ритмичную раскачку. Рейна же... Это воистину неугомонное чудовище, и в обычном состоянии бывшее весьма гиперактивным, сейчас отрывалось по полной. Окутанная белым флером водной пыли, слегка демонического вида зубастая девица в развевающемся на ветру дождевике, сияя фиолетовым глазищами и заливисто смеясь, то прошибала накатывающие волны, как стены, то, как эсминцы, разгонялась под уклон и при взлете на гребень, используя Хвост как балансир, кувыркалась и крутила в воздухе подобие фуэте.
      И даже «Фусо» не миновала чаша сия. Причем внешне японка была все так же невозмутима — туго стянутые волосы, спокойное лицо над башнями обвеса, игнорирующее летящую отовсюду воду, наклоненный вперед корпус, чуть согнутые ноги по колено в бурунах водяной пены… Но для меня, способного заглянуть чуть глубже благодаря пассивной ауре Химе, было отлично видно, как ее истинное «Я» раз за разом вспыхивает таким же чистым и незамутненным восторгом.
      «— Сэн! Знаешь, в этой моей новой ипостаси у меня несколько странная реакция на шторм, — отметил я. — Прямо эйфория какая-то, словно я принял чего-нибудь или веселящего газа нюхнул... И Аясэ тоже понемногу накрывает...»
      «— Со мной все в порядке!» — тут же возразила та, но как-то не слишком уверенно.
      «— Аясэ-сан, ну я же чувствую... Ведь тебе сейчас весело, тебе же чертовски нравится вот так прорываться сквозь волны...»
      «— Ну, это...» — смущение по м-связи иногда передавалось тоже вполне отчетливо.
      «— Да все нормально, — пришел слегка ироничный импульс от Сэн. — Вы же оба головы не теряете?»
      «— Да нет, но восторг просто как у ребенка на аттракционах в лунапарке...»
      «— Вот в том числе поэтому зону штормов и называют «временем чудес» — все низкоуровневые Глубинные становятся не агрессивны и порой ведут себя как пьяные лососи, хотя старших это и не касается поголовно».
      «— Ну, тогда я их слегка понимаю... Воевать в таком состоянии ну совершенно не тянет. Только посмотрите вокруг... Бог ты мой, много ли людей на свете видело подобное из первых рядов?»
      Перед нами разворачивалось поистине грандиозное зрелище. В ночной темноте огромные и теперь уже иссиня-черные волны катились живыми холмами, а время от времени летящий сверху, словно второй шторм, грозовой фронт вспарывал низкое бурлящее небо ветвистыми коронами разноцветных грозовых разрядов, только добавляя мистических красок в это величественное и мрачное великолепие. Море бурлило под ногами, а в глазах буквально стояла вода, меня пронзал ветер, — но все это мне не вредило, поскольку я был частью этой стихии. И все это напоминало какое-то крещение в гигантской купели воды и ветра.
      Вода была везде: под ногами — на километры вглубь, в небе, и сам воздух словно на большую часть состоял из воды. Какая суша? Какие земли с лесами и полями? Все это было давно и неправда, — да и существовало ли всё это вообще? Отныне везде и всюду безраздельно царила древняя, изначальная первостихия — ставший отныне родным необозримый водный мир, Глубокий Океан, который окончательно и бесповоротно принял меня.
      В восприятии же Глубинного ураган выглядел не менее феерически. Буйство всех цветов синих и голубых оттенков, всполохи молний, видимые еще ярче и четче, растекающиеся по небу потоками жидкого, холодного огня. И несущееся рядом в темноте по волнам созвездие сверкающих огоньков-силуэтов: ярко-синие отметки Глубинных, будто соединенные со мной тонкими, но прочными нитями, — и теплые, желто-оранжево-красные — девчонок Сэн и ее самой. Хотя... Отметки канмусу показались мне слегка не такими, как я уже видел их не раз. И я, решив выяснить, двинул ногами, подруливая к идущей параллельным курсом «Атланте».
      «— Сэн, в чем дело? С вами все в порядке?»
      «— Я уже даже не удивляюсь, что ты спросил... Вот всегда не слишком любила метеорологов, а когда вернемся — лично надаю Тиллерсон по заднице! Метеостанцию она раскопала, яйцеголовая!»
      Похоже, если бы Сэнди говорила словами, а не общалась путем этой квази-телепатии, то наверняка шипела бы, как рассерженная змея.
      «— Ты что, не видишь, что творится вокруг?! Это вовсе не тот ленивый шторм, на который мы рассчитывали! Это гораздо хуже! Нам впору начать думать, как переждать его, просто удерживаясь на плаву, уже никуда и не думая прорываться!»
      «— Что?.. А как же конвой?» — и я даже слегка замедлил ход, подходя еще ближе к «Атланте». С другой стороны к ней вплотную приблизилась «Фусо».
      — Рэм, эсминцы почти выдохлись! — закричала Спартмайер, перекрикивая свист и низкий рокот, и лишь немного сдвинув маску вверх, чтобы иметь возможность говорить. — Да и нас тоже валяет неслабо! Расчетную скорость хода держать не получается, мы или не успеем, или дойдем — но вымотанные, как тряпки! А если мы героически все тут нахрен утонем, конвою это ничем не поможет! Зря я тогда про «пищащий балласт» ляпнула, тут впору всем начинать пищать... Слушай! — И внезапно девушка вскинула голову, в упор глядя на меня горящими глазами сквозь прозрачный пластик. — А может ты со своими и Аясэ сможете сами рвануть на помощь к этим бедолагам? Под водой там, или еще как… Думаю, она сумеет издалека уболтать тамошних девчонок не начать в вас палить…
      — Возможно, что так будет лучше всего... — высказала свое мнение Амагири, но я ее перебил:
      — Ага. И бросить вас одних выживать в этом бурлящем котле? Забудь.
      И я специально перешел на м-диапазон, который исправно транслировала на весь отряд «Фусо».
      «— У меня есть идея получше. Измотал шторм? Устали проламывать волны? Да без проблем — вас через них повезут! Каждый мой эсминец по размерам — как крупный дельфин или средняя косатка. Думаю, он легко унесет на спине канмусу-эсминца в ее обвесе. И даже легкого крейсера, как тебя. Даже если и станут уставать — то просто будем менять «лошадок» хоть каждые пару часов, ведь их у меня целый табун! Двух крейсеров возьму «на буксир» я, еще одну — Аясэ. И потащим вас на максимально возможном ходу. Главное — держитесь!»
      — Верхом на Глубинных?! Ты серьезно?!! — продолжившая говорить Сэнди аж приоткрыла рот, в который тут же щедро плеснуло соленой водой, заставив девушку закашляться и спешно натянуть маску.
      «— Тьфу!.. Звучит как какой-то горячечный бред... Хотя... Но... А если они нырнут?»
      «— Получив от меня приказ идти по поверхности? — прищурился я. — Не нырнут, даже если их начнут убивать. Лишь бы девушки держались крепко.»
      «— Черт возьми!.. Слушай, а ведь может сработать! — полыхнула азартом «Хьюстон». — Главное тогда, чтобы девчонки не перетрусили. Ну, а вдруг они все в детстве мечтали о пони?»
      «— Хелен-сан, мы не трусихи!» — вклинилась в канал «Акидзуки», едва видимая за водяной пеленой.
      «— Если это даст нам возможность перевести дух и подойти к конвою отдохнувшими, я этих эсминцев сама потом с рук кормить буду!» — заявила «Хацудзуки», чье напряжение передавалось даже через м-связь.
      И вслед за ней загалдели и все остальные.
      «— Ну, вот, а ты опасалась... Собирайтесь все как можно плотнее — буду раздавать вам морских лошадок!»
     
     

***

     
      Я говорил вам, что сильный шторм от первого лица — фантастическое зрелище? Да, это так. Но то, что я лицезрел сейчас, было еще более фантастичным. Удерживаемые моим приказом строго на поверхности и идя полукругом, взлетая на волны и проваливаясь вниз, по воде летели шесть крупных Глубинных эсминцев, верхом несущих на своих загривках вцепившихся в их оснастку и пригнувшихся к черным телам канмусу.
      Слегка позади них шел я, отведший башни назад и ухвативший за рамы обвеса «Хьюстон» с «Ашигарой». К слову, для меня тащить их на буксире было не слишком затруднительно, девушкам только и надо было — просто самостоятельно стоять на воде, слегка подруливая ногами. Так же, бок о бок, со мной двигалась «Фусо», взявшая на буксир «Кинугасу».
      — И-й-й-й-й-яяя!!! — на секунду рев шторма перекрыл пронзительный визг «Самидаре», чей эсминец, пробивая гребень волны, вылетел в воздух в туче брызг и водяной пыли, пролетел с десяток метров, как летучая рыба, и плюхнулся обратно. Причем я так и не понял, чего в этом визге было больше — страха или восторга.
      «— Похоже, те полеты с помощью пальм и аэрофинишера перестанут быть популярны. Теперь твои девчонки, Сэн, будут ждать шторма и просить у меня эсминцев...»
      «— Рэм! Я тебе говорила, что ты сам сумасшедший, и идеи у тебя безумные?! И как я только на это согласилась?!!» — от «Атланты», как, впрочем, и от всех канмусу-наездниц, сейчас попеременно «светило» вспышками самых разнообразных эмоций: легким страхом, всплесками адреналинового возбуждения — и вместе с тем каким-то злым, отчаянным весельем.
      «— А что тебе еще оставалось, как не согласиться?! Было бы лучше остаться и болтаться там, как связка пробок на волнах? А так: и движемся — причем весьма шустро, — и вы отдыхаете. Да еще и имеете эксклюзивное развлечение в виде верховой езды на глубинниках!»
      «— Ох ты ж..! Да когда мы вернемся, я это развлечение тебе еще припомню!»
      «— В смысле?»
      «— Сладкого лишу!!! Во всех смыслах!» — яростно фыркнула Спартмайер.
      «— А ты хорошо подумала? Боюсь, тут сразу же найдутся добровольцы…»
      «— …О, да! — тут же повеяло чувственностью от Хелен. — Считай, уже нашлись!»
      «— Но… Я не это имела в виду!!!..»
      «— Поздно! Очередь занята, командир!»
      «— Бесстыдницы! Вы на общем канале! Вас эсминцы слушают!..»
      А я, мысленно про себя посмеиваясь, редкими фразами и намеками не позволял угаснуть дружеской пикировке, тем самым отвлекая девушек от творящегося вокруг светопреставления и давая им возможность хоть чуть-чуть расслабиться.
      «— Сэн-сан! Рэм-сан! Фиксирую слабую радиопередачу! — внезапно прервал обмен шутливым колкостями запрос от «Кавакадзе». — Снова четвертый канал! Сигнал прерывистый, но, похоже, это наш конвой!»
      Каждая канмусу в отряде по два часа — чтобы не полностью разрядить свои батареи, — несла вахту по прослушиванию эфира, и это себя оправдало.
      «— Всем включить радио на указанном канале! — тут же последовал приказ мгновенно прекратившей веселье «Атланты». — Слушаем!»
      И минут через двадцать, вылавливая из той какофонии, что творилась в эфире посреди урагана, обрывки фраз раз за разом передаваемого текста, мы собрали паззл всего сообщения:
      «Внимание! На связи конвой AJ 71-12. Код — «Чарли-Эхо-Индия», «Папа-Браво-Чарли». Точные координаты: 15°45`13.8«N. 154°17`29.2«E. Новое направление дрейфа — северо-северо-запад! По-прежнему нужна помощь! Повторяю...!»
      «— Рэм! Мэг была права, конвой действительно ближе, чем мы думали! И, похоже, они сумели уточнить место! — радостно вскинулась Сэнди. — До них уже менее ста миль, а при смене курса еще и ветер будет нам попутным!»
      «— Ну так и отлично. А еще: мои «ездовые» эсминцы практически не устали и даже смогут добавить скорости».
      «— Тогда где-то часа три хода — и мы войдем с ними в соприкосновение!..»
      Эти три часа тянулись очень долго. За это время канмусу не только восстановили свои силы, но и почти привыкли к столь экзотическому транспорту, — хотя «Харусаме», жуя на ходу паек, все же умудрилась пару раз свалиться со своего эсминца, а я успел заснять кучу бесценного для Мэг видеоматериала, пока не ощутил осторожно-вопросительный посыл со стороны идущей самой первой моей подлодки Со. То уходя далеко вперед, то почти останавливаясь, она засекла шум боя.
      «— Внимание! Информация от Со! Пеленг — 192, дистанция — около 17 миль, отчетливые звуки множественных взрывов! И так как Глубинные в шторм, по вашим словам, не воюют...»
      «— Есть контакт! Дошли!» — довольно выдохнула влекомая мной «Хьюстон», а внутренняя связь отряда снова наполнилась гомоном.
      «— Рэм, а ты можешь еще немного ускориться?»
      «— Да не вопрос!..»
      И группа, откорректировав курс и сбившись еще плотнее, начала плавно набирать ход, сокращая расстояние до нашей цели.
      «— Это мне кажется, или шторм понемногу утихает?»
      «— Не кажется. Но это не он утихает, это мы подходим к глазу тайфуна… Ага! Так вот что задумал командир конвоя! Когда шторм стал гораздо сильнее расчетного, он решил уберечь суда и либо переждать в зоне затишья, либо вообще пройти через «глаз» и выйти в зону с меньшим волнением!»
      «— Но в глазу, похоже, он нашел новых «друзей»...
      «— Скорей всего… И хреновый у них встал выбор — или корабли разобьет волнами, или бой с Глубинными... Отсюда в радиограмме и код о почти неизбежных потерях».
      По мере приближения информация от Со-класс начала поступать почти непрерывным потоком — отзывающиеся в моем восприятии вспышками призрачных азимутов дистанции, уже раздельные пеленги на суда и очаги сражений, которые я исправно перенаправлял Аясэ. А та вместе со Спартмайер на их основе выстраивала картину идущего боя, к которому мы планировали вскоре присоединиться.
      «— Мы не опоздали — и это хорошо. В принципе, и конвой, и зона сражения уже в досягаемости наших орудий: правда, пока только линкоров… Можно попробовать выйти на связь, но я бы советовала подойти ближе».
      «— А нас они слышат? Могут обнаружить?»
      «— Очень маловероятно. Мы выходим из шторма и теряемся на его фоне. Тем более, что с этой стороны они уж точно никого не ждут. Твоя Со засекла только тройку эсминцев прикрытия скученных судов конвоя. Одно из которых, правда, почему-то дрейфует в сторону и вскоре запляшет на волнах...»
      «— Так, и что будем делать, командиры?»
      «— Думаю, следует, как и сказала Аясэ, подойти поближе, немного огибая их по левом траверзу, — ответила Сэнди. — Причем ближе к конвою будем мы; а ты, Рэм, и все к тебе примкнувшие, — тут «Атланта» усмехнулась, — пойдете мористее, чтобы не попасться их эскорту на глаза первыми. Подходим, оцениваем обстановку, выходим на связь и включаемся в веселье».
      «— Годится, но я бы сделал кое-что еще… Аясэ, ветер тут заметно стих, облака поднялись гораздо выше, ты сможешь запустить разведчика? Сверху обстановка будет видна куда лучше, а еще ты сказала, что они в досягаемости наших пушек. Думаю, если ты дашь мне «картинку» с разведчика, я смогу обеспечить скоординированный залп всех троих — меня, тебя и Рейны».
      На долю секунды на канале повисло слегка недоуменное молчание.
      «— Залп трех линкоров?.. Положенный в нужное место, он может очень сильно помочь обороняющимся!»
      «— Учтите, даже в такую погоду разведчик работает на пределе, у нас будет не более пяти-семи минут».
      «— Нам хватит!»
      «— Тогда давайте попробуем...»
      И «Фусо», чуть изогнувшись, сдернула с крепления за спиной один из четырех тубусов, со щелчком укрепив его на мини-лафете своей верхней правой башни. И поднесла зажатое в руке что-то, похожее на блок питания от рации, к миниатюрному выступу сбоку. А еще через секунду раздался громкий хлопок вышибного заряда — и из тубуса, на ходу повернув и разложив двойные крылья, вылетел небольшой стилизованный самолетик-биплан безо всяких шасси или поплавков. Все же поймав косой и резкий порыв ветра — чуть провалился вниз, но тут же, настойчиво и тонко звеня еле слышным за грохотом шторма моторчиком, круто взвился вверх, слегка заваливаясь на крыло от нового порыва ветра.
      — Так... Дайте мне пару минут!.. — пробормотала Амагири, начав сбавлять ход и расфокусированно глядя куда-то вдаль. Я же, видя это, подошел ближе и практически по наитию ухватил ее за обвес, не давая остановиться окончательно.
      «— Держим курс и скорость! — скомандовала тем временем Сэн. — Девчонки! Отдохнули? Прыгайте с эсминцев, боевая тревога, построение шесть!»
      Подтягиваясь все ближе к сражающемуся впереди и слегка справа конвою, все наши силы перестраивались для боя. Мои Глубинные, по приказу уйдя под воду, перетягивались на левый фланг, формируя на небольшой глубине некий «рыбий косяк» из эсминцев с крейсерами в центре, а девчонки из RQ-91, сформировав крестообразный ордер, понемногу «растягивали» его по морю, увеличивая интервал и дистанцию между вымпелами.
      Мы же — я, «Фусо» и Рейна, — шли почти ровной кильватерной колонной, вновь плавно поднимаясь и опускаясь на катящихся пологих валах.
      — Все, Рэм-сан. Готова дать координаты... — внезапно проговорила словно очнувшаяся канмусу японского линкора. И мягко повела плечом, давая понять, что она вновь контролирует свое движение.
      «— Отлично... Давай и картинку, и управление орудиями. Расстопори их... Сэн, я сейчас совсем немного разверну ауру... Аясэ-сан, — давай!»
      И уже такое знакомое глубинное восприятие мира внезапно непривычным образом раздвоилось. Я «видел» окружающую меня обстановку: идущих за мной боевым курсом и направивших по заданному азимуту все свои стволы Рейну и Аясэ, — и разворачивающих позади нас свой атакующий ордер Сэнди с девчонками. Но одновременно я, наподобие тех буревестников, видел с высоты птичьего полета и всю картину сбившегося в кучу конвоя, подходы к которому сейчас отчаянно обороняло несколько маневренных групп канмусу, сталкивающихся с наседающими Глубинными в коротких огневых контактах.
      Вторая «картинка» была не слишком четкой, часто дергалась и меняла ракурс — ветер в «глазу» урагана все же был, болтая в небе воздушного разведчика «Фусо». Но для корректировки огня — и чтобы не зацепить своих — такого дополнительного «орлиного глаза» было вполне достаточно.
      «— Сэн! Аясэ! А эта стая очень большая! Навскидку куда больше сотни Глубинных, и это она еще не вся втянулась в бой!»
      «— Черт! Мы очень вовремя!»
      «— Тогда точно надо накрыть вашим залпом как можно больше!»
      «— Постараемся…» — процедил я, сосредотачиваясь на прицеливании.
      И, словно подчиняясь мысленной команде, сине-зеленую «картинку» с подсвеченными разноцветными группами сражающихся перечеркнули ярко светящиеся холодные синие линии-нити траекторий выстрелов орудий Рейны, Амагири и моих собственных.
      Глубинная и ставшая Глубинной бывшая канмусу, сейчас идущие непосредственно в поле действия моей ауры, фактически «передали» мне, — как некоему баллистическому вычислителю, — прямое управление наведением всего своего оружия, став просто наблюдателями и следя за тем, что видел я сам. А оружия того у нас выходило немало.
      Восемь моих солидных стволов. Восемь — линкора Ре-класса. И двенадцать пушек «Фусо». Эллипс рассеивания выходил более чем знатный, но и вес залпа с площадью накрытия и поражения обещали быть весьма немалыми.
      «— Ну, что: готовы? Видите — центральная группа Глубинных собирается в кулак, и явно решила ударить между двух отрядов канмусу? У них даже эсминцы подвсплыли к поверхности. Но и девчонки оттягиваются назад, не спешат в ближний бой. И это для нас хорошо — их точно не зацепит. Так что держим курс и огневое решение, и как только они двинутся на конвой — я стреляю».
      «— Да, флагман!!»
      «— Принято!»
      «— Сэн?»
      «— На связи».
      «— Ну, а когда они после нашего залпа прочистят уши и закрутят головами — дело за тобой! Выходишь в эфир по радио и на м-диапазоне — и красноречиво обозначаешь всю нашу компанию, как союзников. И убеждаешь не стрелять по полосатым Глубинным!»
      «— О’кей!.. Сама, правда, не знаю, как я это сделаю, — но сделаю. Хел, поможешь, если что!»
      «— Ну, раз Рэм просит, то как тут отказать...»
      «— …Огонь!» — выждав момент, когда «гуляющие» линии траекторий сожмутся в максимально плотный «пучок», я, плавно выжимая спуски орудий всех четырех башен, одновременно послал Амагири Аясэ и Рейне импульс по той сияющей в сознании паутине, что сейчас связывала в единый боевой механизм нас троих.
      Мягкий, но могучий толчок в плечи и бедра, — и наши идущие колонной силуэты со звонким грохотом окутались яркими всполохами: двумя желто-оранжевыми, и одним салатово-зеленым, — которые, наверное, высветили серые волны на целую милю вокруг.
      «— …Да что б мне сдохнуть!!!» — успела прокомментировать видевшая это зрелище со стороны Спартмайер, прежде чем выпущенные нами снаряды мелькнули стаей цветных трассеров, пролетели над судами и накрыли перед конвоем уже готовую к атаке ударную группу Глубинных.
      И пусть одновременный выстрел двадцати восьми стволов реального калибра 30-40 мм был просто шумным и ярким, — но вот попадание двадцати восьми снарядов, обретших мощь залпа реальных линкоров, просто раскололо, разорвало серый сумрак надвое. И если даже мы, с такого расстояния и с уровня поверхности моря, увидели яркое разноцветное зарево и похожие на тучу столбы воды, стеной взлетевшие до неба, и ощутили докатившийся спустя долгий десяток секунд раскатистый многократный звук взрыва, — то что же, интересно, ощутили канмусу, находящиеся на расстоянии менее мили от места попадания?
      Через воздушного разведчика «Фусо» я успел рассмотреть выросший высокий «частокол» подрывов, с запасом накрывший атакующих и превративший в этом месте почти квадратную милю моря в обширную, кипящую и взбаламученную чашу, от которой во все стороны кольцом расходилась поднятая волна.
      А потом картинка мигнула, закрутилась и пропала.
      «— Все, выработал топливо», — немного грустно сообщила Аясэ.
      «— Нормально, свое дело он сделал — активных отметок в зоне поражения я вообще не заметил», — удовлетворенно кинул я, и обратился уже к Сэн:
      «— Продолжаем идти на сближение! Ну что, мисс Спартмайер: теперь ваш выход».
      И тогда по радио над треском и гулом помех, бешеной свистопляской накрывающих поле боя, разнесся звонкий и твердый девичий голос:
      — Внимание! На связи эскортный отряд RQ-91! Говорит командир отряда, канмусу третьего ранга CL-51 «Атланта» Сандра Спартмайер! Подходим к точке боя с северо-запада. Прошу дать канал связи с командиром сил канмусу и старшим офицером конвоя!..

Отредактировано Shin-san (02-09-2019 03:05:13)

+33

138

Shin-san написал(а):

Погода вокруг нас, идущим прямым курсом на базу, начинала потихоньку портиться.

Наверное "идущих"?

+1

139

Почистил тему. В следующий раз накажу за захламление.

0

140

Добрый вечер, уважаемый Автор! Добрый всем вечер!

Спасибо!

Единственная ремарка:
И мы оба перевели взгляд на покорно покачивающийся на воде эсминец Ни-класса, в светящихся глазах которого, как мне показалась, застыли печаль и покорность жестокой судьбе

Возможно, такой вариант:
И мы оба перевели взгляд на меланхолично покачивающийся на воде эсминец Ни-класса, в светящихся глазах которого, как мне показалась, застыли печаль и покорность жестокой судьбе (?)

С уважением

Старый Блицтрегер

+3


Вы здесь » NERV » Произведения Станислава Shin-san » Уровни Глубины - текст