NERV

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » NERV » Произведения Станислава Shin-san » Уровни Глубины - текст


Уровни Глубины - текст

Сообщений 181 страница 188 из 188

1

Тема ТОЛЬКО для текста и правок оного.

+4

181

gleam of darkness не подойдет?

0

182

Глава 18. Параллельными курсами.

- Меня всегда забавляло, сколько смыслов вложено в старое китайское проклятие: «- Чтоб ты жил в эпоху перемен!» Но вот стать попавшим под это проклятие я как-то совсем не рассчитывал, - хрустнув пальцами, заметил откинувшийся на спинку кресла старпом.
- Мы все очутились в той самой эпохе еще в 2012 году, на что тоже никто не рассчитывал, - ответил ему командир корабля. - То же, что случилось сегодня... Свидетелями чего мы стали... Нам помогли Глубинные. Определенно какие-то новые и, скорее всего, разумные Глубинные. Впервые за все пять лет с прихода Глубины. Знаешь, Донован, возможно, я наивный идеалист, - но теплится у меня маленькая надежда, что произошедшее, возможно, все же некий свет в конце тоннеля. А не прожектор летящего навстречу товарняка. Но рассуждать об этом мы будем, когда появится время, а пока...
- Мисс Киммел! - и Морган, щелкнув тумблером, переключил радио на громкую связь. - Общий статус судов - «зеленый». Каковы наши дальнейшие действия?
- Сэр, нам необходимо установить усиленное боевое охранение конвоя, а всех остальных канмусу по возможности начать выводить на HSV. Еще немного - и девчонки начнут валиться с ног.
- Ну, положим, Вэл, мы еще вполне тянем, - немедленно заметила присоединившаяся к переговорам командир SG-18. - Как минимум, часов шесть еще на себя возьмем. А вот потом - да, очень не помешает плотно поесть и вздремнуть в тепле. Но пока, хотя бы на одну вахту, мы сможем взять ближние подступы на себя.
- Хорошо, спасибо. Сэн, а ты - и твои... союзники?..
- Мы вполне себе свежие, - вышла на связь «Атланта». - Так что обеспечим внешний периметр: тем более что как раз с обнаружением угроз у наших Глубинных друзей все обстоит очень и очень неплохо.
- Как же я рада за них... - устало-иронично произнесла «Норфолк». – Но… ты точно за них ручаешься?
- Все еще не веришь?.. Да, ручаюсь.
- Хорошо. Тогда на этом и остановимся... Нирен: на тебе - внутренний контур, а Сэн держит внешний рубеж. Десяти минут на развертывание вам хватит?
- Вполне.
- Конечно.
- Тогда через четверть часа все остальные стягиваемся к «Арти»… Ни у кого тяжелораненых на воде нет? Тогда очередь захода обычная.
- Палубная команда готова к приему, - практически сразу же подтвердил Дрейк. - Ждем. Конец связи.
«- Э-эй! Стоп-стоп-стоп!» - вклинилась уже на канал «М-связи» канмусу «Якоб Ван Хеемскерк». - «Дайте хоть немного времени!.. Я ж как на иголках буду, если не погляжу вблизи на всех этих ваших союзников!»
«- Что, говорящей Ре-класс тебе было недостаточно?» - бесплотный голос Вигдис Линдгрен сейчас просто сочился ехидством: ничуть не хуже, чем во плоти.
«- Ре я уже видела и раньше, - хоть они и пытались нас больше убить, чем поболтать. Но вот Химе-линкор, да еще и как бы парень... Короче: к черту перья - я хочу это видеть!»
«- Да! И мы тоже! Мы быстро! Только глянем - и на корабль!»
Как ни странно, однако сейчас к заявке Нирен присоединилась и Рене, и большая часть канмусу из отряда охранения конвоя, - хотя и не все.
«- Сандра, что вокруг нас? Вы что-нибудь видите?»
«- Да, в принципе, сейчас уже все тихо. Эта их Они бежала от нас, как припаленная, и теперь наши ее даже не ощущают. Вокруг только примитивы - да и те далеко, но все еще продолжают разбредаться кто куда. На всякий случай две группы наших эсминцев - Мири и Хёки, -  их контролируют. Нижняя полусфера - на подлодке Со, так что коробочка вокруг конвоя есть».
«- Тогда ладно, давайте поглядим на ваши чудеса... Ждите, скоро будем».
«- Ну что, Рэм: встречаем гостей. Так что готовься врубать на полную все свое обаяние».
«- А оно у меня есть?»
«- О-о, ты даже не представляешь, какое - и сколько...» - мурлыкнула Хелен.
Ритмично поднимаясь и опускаясь на накатывающих пологих волнах, мы - я, «Атланта», «Хьюстон» и «Фусо», - ждали отчетливо воспринимаемую мной SG-18 в полном составе, и присоединившихся к ним «Норфолк», «Жан Бар», «Кольбер» и несколько «Флетчеров». В небольшом отдалении от нас неторопливо резали воду шестеро моих полосатых эсминцев, а справа и чуть позади от меня двигались Чисэ и Нэлл. Последняя, правда, в бою лишилась трети вооружения и получила достаточно сильные повреждения правой руки, но черно-голубая «глубинная кровь», обильно вытекшая из ран, от контакта с морской водой очень быстро затвердела на ее руке прочной коркой, заключив травмированную конечность в подобие гипсового лубка. Что заставляло вновь задуматься о крайне интересной физиологии Глубинных, максимально «заточенных» под живучесть и боевую эффективность на море. При этом сама Нэлл сразу же воспользовалась затишьем после боя и, всего лишь немного передохнув под водой и с аппетитом употребив два боевых рациона канмусу, сейчас выглядела вполне нормально.
- Сэн, твои темные очки при тебе? - внезапно произнесла Аясэ.
- Да, конечно, - но зачем?.. А-а, понимаю: решила сначала так? - Сандра, вытянув откуда-то из-под воротника гидрокостюма небольшой герметичный пенал, бережно протянула «Фусо» просимое.
- Да, я думаю, сейчас так будет лучше, - сказала японка, прикрывая дымчато-матовыми стеклами свои флуоресцирующие сине-зеленые глаза.
Тем временем приближавшаяся почти на полном ходу группа канмусу начала притормаживать и, сбросив скорость почти в ноль, - насколько позволило волнение на море, - растянулась полукругом в полусотне метров. При этом держа оружие наготове, и одновременно пялясь на нас во все глаза. В их строю заметно выделялись две брюнетки: одна – высокая, всего ненамного пониже меня, - и коротко стриженая, с парой массивных четырехорудийных башен по бокам. Из-за ее плеча сейчас любопытствующе высовывалась рыжеватая канмусу поменьше. И вторая - пониже, с собранными в косу волосами, и вооруженная четырьмя двухорудийными башнями и двумя торпедными аппаратами.
А еще, слегка в стороне, на воде стояла группа чем-то неуловимо похожих друг на друга канмусу эсминцев и легких крейсеров - с башнями на обвесах, разрисованными какой-то то ли кельтской, то ли норманнской символикой. И как раз возглавлявшая их очень светлая, северного типа блондинка, - с волосами, стянутыми в клубок, двумя подведенными под глазами темными полосами и сдвинутой на лоб прозрачной маской, - чуть помедлив, подошла к нам первой. А уже вслед за ней подтянулась и вся ее команда.
- Ну, привет, Сандра, - кивнула она «Атланте», сверкнув зубами и крепко пожав протянутую американкой руку. Сейчас эти две девушки, затянутые в пятнистые гидрокомбинезоны с отведенными назад и повернутыми «по-походному» башнями обвесов, похоже, были искренне рады видеть друг друга.
- Выходит, твои обещанные страшные сказки - и впрямь самая настоящая явь?.. - произнесла Дева Флота, одновременно не сводя с меня и моих крейсеров слегка расширенных глаз, и то и дело снова переводя взгляд с них обратно на меня.
- Как видишь, - абсолютно спокойно пожала плечами Спартмайер. - Никто ни тебя, ни остальных и не думал обманывать. Все, как я и говорила: «свои» Глубинные - есть. Не нападают - есть. Сражаются вместе с нами - есть. И, да: они к тому же у нас еще и разумные.
- Да чтоб мне в царство Хель провалиться!.. Но, йотуны тебя забери, Сэнди: как?!.. Ведь он же - как мы, канмусу: обвес, и гидро... Выглядит, словно «погрузившийся»! И парень, вдобавок! - ошарашено бормотала северянка. - Что ты... Кто же ты такой, и откуда взялся?!
Теперь уже взгляды всех этих, оставивших свои страхи и еще ближе подошедших к нам, северных Дев Флота почти физически ощутимо шарили по мне и по опущенным на сорок пять градусов стволам моих - как оказалось - действительно славных пушечек.
- Для начала, девушки, меня зовут Рэм, - вежливо начал я. - А вы, как я понял SG-18 и их командир: Нирен Альтисдоттир, так? Пока мы разгоняли остатки стаи, меня тут немного просветили, кто есть кто... И, кажется, это именно вы, мисс, грозились в случае чего нарезать из меня кускового мяса?
Тут блондинка слегка стушевалась: все же я был ощутимо выше и крупнее ее, а в обвесе - так и подавно. Про живучесть и огневую мощь можно было вообще и не заикаться. Но стушевалась все же только слегка - размеры противника ее, как земного горностая или зверька-медоеда, похоже, не сильно смущали.
- Ну, как бы так... Станешь врагом - и я все же попробую!
- Нет, мисс: я вам не враг. По крайне мере, пока вы сами не захотите стать моими врагами, - или врагами вот этих девушек… Что же до ваших возможных вопросов… - последнее я произнес чуть погромче, обращаясь заодно и к тем канмусу, что все еще стояли в отдалении, - то извините, но я вот прямо сейчас не на все из них готов ответить. Пока лишь скажу, что я - флагман вот именно этих Глубинных, что несут на себе в качестве опознавательной метки три полосы. Мы вошли в контакт с группой RQ-91 на Тиниане около месяца назад, и с тех пор не враждебны ни людям, ни канмусу... И не собираемся воевать, жрать корабли и творить прочие безобразия. Да и не занимались этим ранее, смею заметить. Однако, если можем помочь - то поможем, в чем вы уже успели убедиться. Члены моей стаи, как и сказала Сэнди, вполне разумны: разве что Цу пока еще не умеет говорить, но… думаю, это только временно.
Я умолк, немного наклонил голову вбок, на секунду отвлекшись на изменение картины окружающего мира, отразившееся на моем «глубинном радаре».
- К слову, не пугайтесь - сейчас к нам присоединится уже знакомая кое-кому Ре-класс по имени Рейна... Она помогала таскать шлюпки с эвакуированными до пассажирских кораблей.
- Боже правый!.. Ре-класс – и буксировала шлюпки с людьми?! - невольно вырвалось у одной из старших канмусу. - Как это возможно?! Да паника была бы гарантирована! Девчонки, кто-нибудь проверил, там никто со страху не помер?..
- А вот сами у нее и спросите… Мисс, э-э?.. - чуть приподнял я брови.
- Валери Киммел, канмусу тяжелого крейсера «Норфолк» и командир эскортной группы RQ-27, - ответила брюнетка с косой, довольно напряженно в этот момент глядя за мою спину.
Оно и понятно. Рейну - благодаря раскраске и вздымаемым ей бурунам белой пены, - видно было издалека.
- Флагман! Флагман!!! - начала она по привычке голосить еще на подходе. - Все! Всех человеков подняли!
Увидав несущуюся к ним на всех парах Ре-класс, большинство канмусу, - ну, разве что кроме северянок, - дружно шарахнулись врассыпную, спешно лязгая затворами оружия. Да, несмотря на все сказанное и увиденное, вбитые в боях рефлексы, инстинкты и страх девчонок перед старшими особями Глубинных делали свое дело. Конечно, глупо было бы надеяться, что после единственного случая помощи и короткого разговора все сразу возьмутся за руки и мигом подружатся… Но я оставался спокоен - даже если у кого-то из них не выдержат нервы, то одно-два шальных попадания и я, и Рейна вполне переживем.
Однако, оставшиеся же стоять на месте - «на характере», - хотя тоже ощутимо напрягшиеся девчонки из SG-18 были сразу узнаны:
- О!.. Флагман?! Это же эти!.. - подкатившая Ре ухмыльнулась и ткнула в сторону канмусу пальцем. - Которые «оно» и «она» путают!
- Да ничего мы не путаем! – лениво, пусть и слегка нарочито, огрызнулась Ингвильд, все еще немного нервно сжимая и разжимая кулак в некоторой близости от рукояти своего тесака. - Тебя бы на наше место, когда Глубинная тварь сначала помогает, а потом на твоих глазах внезапно начинает говорить!..
- Эй! Обидеть хочешь? - прищурила один фиолетовый глаз Ре. - Я - Глубинная, но я не тварь! Я - Рейна!
- Оби… Обидеть?.. Тебя?.. - переспросила ошарашенно слушающая все эти разговоры Киммел, и потерла пальцами виски. - Боги земные и морские! Тут что творится-то...
- А когда шлюпки поднимали, тебя с корабля видели? - решил я все же уточнить у Рейны предыдущий момент.
- Конечно! - довольно кивнула Рейна. - Я же эти смешные шлюп-ки и удерживала, чтобы не болтались!
- И как: не испугались?
- Не знаю... Смотрели сверху, кричали громко, потом бегали. Я им помахала. Один зачем-то в море хотел выпрыгнуть, но ему не дали... Ходзё им что-то сказала, они и успокоились. Ну, - почти... Правда, смотрели так, как будто я их сейчас съем.
…- А ты бы не съела?.. - как бы вдруг и совсем-совсем нейтрально поинтересовалась Вигдис.
- Есть человеков? Зачем? - наморщила нос Ре. - Пахнут не так, не вкусно совсем... Железки и пайки вкуснее! Да и людям с канмусу надо помогать, пока они нас не обижают!.. А если попробуют обидеть, то надо просто уйти. Так флагман сказал!
Все девушки, молчаливо слушавшие этот фантастический монолог, как одна, дружно и ошалело уставились на меня. Я в ответ лишь соорудил морду лица: «Ну, а что не так-то?!..»
Однако Рейну, оказывается, весьма беспокоил совсем другой момент. Она сдернула с шеи висящую на ремне за спиной большую пластиковую коробку, и протянула ее мне.
- Флагман! Флагман! Смотри, там эти... Кро-ти-ки!
- Чего-о-о?! – теперь аж поперхнулся я сам. - Где ты посреди моря умудрилась кротов накопать?!!
- Ну, эти!.. Мэг с Мицуки нам показывали на картинках! Такие: с ушами, усами, лапами... Хвостами без зубов! Волосатые еще...
При повторном взгляде на ее ношу у меня, наконец, родилась догадка.
- А… А-а-а! Погоди, я теперь, кажется, понимаю... Давай-ка взглянем...
Над коробкой, - на время оставив субординацию и грозное топорщение всего, что сейчас можно было-бы топорщить, в стороне, - в трогательном единении склонились я, Нирен, Вигдис, Сэн и Рейна.
И точно: в открытой переноске обнаружилась мокрая и взъерошенная сиамская кошка. Подняв дыбом слипшуюся в короткие иголки бежево-черную шерсть и зябко переступая лапками по залитому водой дну своего временного обиталища, она забилась в угол и сейчас мелко вздрагивала, перепугано смотря на нас расширившимся во всю радужку зрачками. А между ее лап выглядывало две темные мордочки котят не больше полутора месяцев от роду.
- Вот! Кротики! - Ре просто засияла радостной зубастой улыбкой - от уха до уха, - и с выражением крайнего любопытства осторожно потрогала кошку пальцем. А та, как ни странно, на это никак не отреагировала: лишь почему-то усиленно стала принюхиваться к ее руке.
- Нет, Рейна, ты слегка ошиблась, - со смешком выпрямился я. - Это - котики. Но ты все равно у меня молодец, потому что спасла целое кошачье семейство! Темненьких котов... Вот только надо бы их куда-нибудь пристроить, хотя бы на время. Кошки - сугубо сухопутные животные, им теперь обязательно надо обсохнуть, попить, согреться... Девушки, на вашей «Артемис» могут на время принять трех четверолапых пассажиров? А потом мы попробуем найти их хозяев, - наверняка же они с «Андреа» выпали...
Возникла пауза - слишком много всего единомоментно свалилось на головы бедным канмусу, и особенно их командирам. Но просьба приютить бедных, невесть каким чудом спасенных кошек - перед этим бы не устояло ни одно девичье сердце.
- Да какой вопрос! Конечно, мы же как раз сейчас идем туда, - выдвинулась вперед весьма… гм… щедро одаренная природой – и бюстом - «Жан Бар», бросив на меня очень долгий и странный взгляд.
- Ты... позволишь?
И француженка протянула к Ре руки за переноской.
- А я смогу их потом потрогать?.. - слегка погрустнев, спросила та, все еще не отпуская коробку со спасенными кошками.
- Конечно, - пообещал я. - Они успокоятся, отдохнут - и тогда ты сможешь их погладить.
- Тогда ладно! Держи!.. - и снова повеселевшая Рейна отдала коробку канмусу. - Только не обижайте их! Покусаю!
Вновь слегка опешившая и молча кивнувшая линкор, даже не знающая что тут и сказать, взяла кошачий домик и аккуратно повесила себе на шею.
- Ну, что: мы, пожалуй, уходим на HSV, - подытожила нашу первую короткую встречу «Норфолк». - Все - вот это все, что мы видели и слышали сейчас, - надо очень тщательно... осмыслить. Но сначала нам надо отдохнуть.
- Еще один момент, - притормозила собравшихся отходить девушек Амагири Аясэ. - Вам все же нужно это знать… Месяц назад во время боя за Тиниан я чуть не погибла, была тяжело ранена. Я вообще плохо помню, как меня подхватили из воды девчонки Сэн. Как потом рассказала мне «Вестал», у меня было несколько переломов, открытые раны и ожоги, и сильные внутренние повреждения. Так что меня сходу поместили в реген-капсулу.
- И это потому ты до сих пор такая бледная, Аясэ-семпай? - участливо поинтересовалась одна из Дев Флота, входившая в отряд конвоя.
- Нет, не поэтому… - качнула головой «Фусо». - Что-то в моем лечении пошло не так, очень не так. Хотя я и не виню за это Тиллерсон-сан: она сделала все, что могла. Но пришла я в себя - вернее, меня привели в чувство, - только для того, чтобы узнать, что я… «погружаюсь». И уже на третьей стадии.
Слушающие Аясэ канмусу, невольно вздрогнув, охнули, - некоторые закрыли рот ладонью.
- Третья?.. Но… это же невозможно... - нахмурилась Киммел. - Третья стадия - это же необратимо, гарантированный путь в Бездну. Как же тебя вытащили, Аясэ-сан?
- В том-то все и дело, - невесело, но стойко и мужественно вздохнула японка. - Меня не вытащили.
И она сняла одолженные «Атлантой» очки, глядя на всех своим новым взором…
Никогда не видел, чтобы люди могли так быстро бледнеть, - но у Валери это получилось, и цвет кожи ее лица стал почти неотличим от таковой у Амагири.
- Мамочки…
- Но?..
- Аясэ-сан!..
- Борода Одина!
«- Это «Артемис»! «Норфолк», «Жан Бар»: девочки, что у вас там происходит?..»
- Все верно, - медленно моргнула «Фусо», на миг прикрыв веками теперь ничем не скрытые и ярко сияющие, переливающиеся сине-зеленые глаза. - Я «погрузилась», но все же осталась самой собой. Сначала для меня это было страшно и непривычно, но теперь я искренне благодарна Рэм-сану, что он не дал мне… исчезнуть, переродившись в беспамятного монстра.
- Чт… Это он смог?!.. Боже правый... - по рядам канмусу пошел пораженный шепот.
- Но, разве это возможно?
- А это точно она? Я не знала ее лично...
- Да она это, мы с девчонками уже несколько раз мимо их базы с конвоем проходили…
- Все равно невероятно…
- Я все вам расскажу, и даже покажу, только чуть попозже. Главное, знайте: я была и сейчас остаюсь Амагири Аясэ, канмусу линкора IJN «Фусо», - и она гордо развернула плечи, слегка приподняв подбородок. - А потому попрошу вас лишь об одном: постарайтесь... не бояться меня.

***

Девчонки из отрядов «Норфолк» и «Жан Бар», поминутно то и дело оглядываясь на нас через плечо, наконец, отправились к «Артемис». А северянки, возглавляемые «Тре Крунур», разделились на четыре тройки и разошлись, беря конвой в вытянутый ромб охранения. Мы же с RQ-91 оттянулись чуть в сторону, оставаясь у конвоя на траверзе.
- Ну, что: если честно, я ожидала, что все будет куда сложнее, - почесала затылок Сэн, делясь впечатлениями о первой встрече «на высшем уровне».
- Просто сейчас они реально измотаны боем, причем морально и физически, - ответила Хелен. - Когда смерть дышит в затылок, то будешь рад любой помощи. И при огромной усталости восприятие меняется. Так что для нас именно такая ситуация, как это ни удивительно, оказалась наилучшей. А вот выкатись мы на них в спокойной обстановке - и пришлось бы танцевать такие танцы...
- Это точно, - согласилась «Фусо». - Даже на меня они отреагировали достаточно... спокойно.
- Не переживай, Аясэ, - сблизилась с ней Спартмайер. – Тем из них, кто тебя знал лично, надо просто убедиться, что ты - это ты. А потом они сами встанут за тебя горой. А еще, ведь у тебя всегда есть мы. Ну, и не забывай про Шихо...
- Да, - и Амагири неожиданно тепло улыбнулась. - Встреча с ней - это будет что-то...
- Значит, пока все ОК, - отметила «Атланта». - Тогда растягиваемся во внешний ордер и держим контроль. Рэм, как твои?
- Вот, кстати, о моих... - ответил я. - Основные силы целы, кроме средних повреждений у Нэлл, - но она тоже уже приходит в норму. Хотя ее огневая мощь и уменьшилась теперь на треть.
- Ходзё, мы с тобой еще поговорим... - скосив глаза на Мири, Сэн произнесла это таким тоном, что японка мгновенно приняла вид одновременно стойкий и виноватый.
- Но у меня потеряно семнадцать эсминцев из тридцати. В основном в подводных схватках: они, как могли, прикрывали Со, - а враг очень хотел ее сожрать. И в связи с этим у меня два вопроса. Первый: я хочу, пока есть возможность, пробежаться по округе и постараться «рекрутировать» тех брошенных из стаи Они, кто еще не разбежался. И второе - а какова будет судьба «Андреа Гейл»?
- Судьба?..  - и все поглядели в сторону уже превратившегося в смутное темное пятно и почти исчезнувшего из видимости брошенного судна.
- Она будет печальной и недолгой: ее повернет бортом к волне, опрокинет или вовсе переломит - и корабль пойдет Глубинным на корм... Ага. Погоди, так ты хочешь?..
- Есть такая мысль. Вот и интересуюсь, как это будет выглядеть со стороны.
- Да никак не будет! Корабль брошен и полностью оставлен на волю волн. Да сейчас мы сами, и то видим его с большим трудом – не говоря уже про остальной конвой. С него уже ничего не поиметь: даже наоборот, будет куда лучше, если он отстанет от нас и побыстрее затонет, не привлекая к себе еще чьего-нибудь внимания. Хотя, твои же его целиком не съедят?
- Это вряд ли. Даже если я «навербую» еще два раза по столько же, в чем сильно сомневаюсь.
- Тогда действуй, и не морочь себе и нам голову.
- Хорошо, тогда я пошел... Со, Чисэ и Нэлл с их группами эсминцев оставляю с вами, Аясэ-сан на связи... Рейна, пошли ловить «диких»!
- Ура! Ловить!
- Сэн, предупреди всех, чтобы не пугались, если засекут легкие вспышки ауры: мало ли что...
- Сделаем. Удачной охоты, и возвращайся поскорее!
В итоге мы с Ре потратили почти три часа, - заодно прочесав несколько квадратных миль в Оке урагана, - и вернулись, ведя с собой двадцать шесть эсминцев различных классов, два легких крейсера Хе-класса: чем-то слегка похожих на более мелкие версии Чисэ - тоже белые маски с одной глазницей, но иной формы и с короткими рожками, и с торпедным модулем на руке. А также имелся еще один, причем самый, на мой взгляд, любопытный трофей.
Это был Глубинный транспорт. Девчонки позже предположили, что он Ва-класса, но почему-то выглядел он вовсе не как каноничный безобразно раздутый гомункулус с человеческим торсом. Эта транспортная особь отличалась от эсминцев лишь размером - почти в два раза больше и значительно шире, - куда более мелкой пастью и полным отсутствием вооружения. Ва-класс хоть и был заметно потрепан - возможно даже своими, обезумевшими после удара моей ауры и распада командной структуры стаи, - но все же не имел критических повреждений. И, что самое главное, нес в своем «транспортном отсеке» крайне интересный груз. Это был кокон, чем-то очень похожий на двухметровое семечко гречки: такое же трехгранное и слегка вытянутое, - только не коричневое, а темно-серое. И он однозначно был живым, ритмично фоня легкой Глубинной аурой, наподобие биения сердца.
Уже зная по опыту с Кью и Рейной, что может вылупляться из таких штуковин, я тут же взял транспорт под плотную охрану, мобилизовав все присоединенные к стае силы.
Вернувшись к конвою, мы первым делом пометили всех новеньких краской, некоторое количество которой в небольших тубах-контейнерах на всякий случай предусмотрительно дала нам с собой в дорогу Мэгги, опасавшаяся за результаты своего творчества. Оказалось, ее сомнения были напрасны: краска держалась на прошедших сквозь шторм Глубинных просто отменно. Поэтому девчонки, в пылу сражения за конвой совершенно позабывшие о небольшом дополнительном грузе, вспомнили о нем очень даже кстати.
А уже затем, отойдя к тому времени с конвоем еще дальше от брошенного судна, я «спустил с поводка» всех своих эсминцев, кинув им вектор направления на все еще гонимый волнами в восьми милях и уже полузатопленный «Андреа Гейл», почти завалившийся на бок. И без малого полусотне основательно проголодавшихся эсминцев хватило четверти часа, чтобы обглодать коснувшийся воды бок судна до состояния остова. Быстро уходящий с остатками палуб и надстроек на глубину, пока уже объевшиеся, но особо жадные тварюшки ныряли вдогонку следом и отрывали от него последние куски. Ненужная, по словам Сэн, приманка теперь была убрана, а вверенный мне личный состав накормлен, и можно было спокойно возвращаться на позиции по охране и защите конвоя. Который теперь, совсем недавно пройдя по самому краю гибели, все еще медленно приходил в себя.
Грузовые суда, получившие повреждения от обстрела, проводили ремонт. Пассажирские суда заканчивали распределение и снабжение эвакуированных с «Андреа Гейл», а тем временем их команды напряженно высчитывали, хватит ли им еды и воды с учетом в полтора раза увеличившегося количества людей.
На борту «Артемис» готовились к выходу на воду двенадцать канмусу, получивших в недавнем бою повреждений меньше остальных, которые должны были хоть ненадолго сменить уставших северянок и девчонок из RQ-91, которым тоже требовалось поесть и отдохнуть.
Мы же - я, моя даже слегка увеличившаяся стая и оставшаяся с нами «Фусо», - окружив AJ-71 наблюдательной цепью, бессменно оставались на воде, впрочем, не испытывая от этого какого-либо дискомфорта. Море было нашей естественной средой обитания, так что, отойдя еще на милю восточнее, я погрузился всего на пару метров вниз - а «Вестал», инструктируя меня касаемо обвеса, сообщила о крайней нежелательности погружения в нем глубже десяти метров, - и тоже отдыхал, пропуская волны над собой и просто слушая океан. И, между прочим, там было что послушать.
Воспринимаемые как тонкий многоголосый перезвон, сканирующие импульсы ауры моих Глубинных; низкие, медленно-шипящие звуки работы корабельных винтов «торгашей» на самом малом ходу, и более высокий, свистящий звук движителей HSV. Но фоном всему были звуки по-прежнему окружающего нас шторма. Все его великолепие и многообразие звуков, отражаясь, как от гигантской акустической линзы, от располагавшегося на глубине немногим более двухсот метров термоклина, порождало такую симфонию голосов, что в ней можно было просто раствориться.
Но через некоторые время я начал отмечать, что ураган пел несколько неоднородно: если на западе и северо-западе его аккорды и «басы» сейчас только нарастали, то северо-восток и восток почему-то звучали заметно слабее и тише. Что навело меня на мысль, что глаз урагана, похоже, на этот раз расположен вовсе не точно по центру очага непогоды, а смещен к одному его краю, - как часто бывает с желтком сваренного вкрутую яйца. И что из шторма, возможно, получится выйти, пройдя несколько десятков миль именно на восток, или ближе к северу. Причем, преодолев для этого куда меньшее волнение и гораздо быстрее, чем как если бы конвой держался генерального курса.
Невольно подивившись странному совпадению этого направления с обозначенным в самой первой радиограмме предполагаемым курсом движения конвоя, я передал эту информация командованию на HSV, воспользовавшись «м-связью» через Аясэ. Чем сразу же вызвал бурные обсуждения и многочисленные вопросы. Несомненным плюсом этого решения была возможность, выйдя на спокойную воду, дать полный ход, за сутки с небольшим оторваться от «Арлин» и чуть ли не напрямую выйти к главному японскому острову Хонсю. Минусом же были опасения, что конвой, не прикрытый «временем чудес» и сильно отклонившийся от привычного маршрута, может легко стать объектом новой атаки Глубинных. Хотя, учитывая, какими собственными силами сейчас располагал конвой, - принимая в расчет наличие моей скромной персоны с, так сказать, ближайшим окружением, - Глубинных можно было особо не бояться. На чем мы, собственно, и сошлись во мнениях с офицером, командовавшим скоростным транспортом Флота.
И тогда AJ-71 взял курс на восток, пройдя наискось последнюю милю глаза урагана, и затем снова углубившись в серую круговерть шторма. Для меня с подопечными, шедших в голове конвоя, эти десять с хвостиком часов прошли почти незаметно. Там уже не было того острого, звенящего по нервам восторга, что накатывал на всех нас при проходе через самую сильную область урагана, - но все равно, эсминцы снова резвились и скакали по волнам, а Рейна, явно балуясь и красуясь перед множеством наблюдателей, то и дело пролетала на максимальной скорости мимо HSV или судов конвоя, и взлетала в воздух с крутых водяных гребней, как с трамплинов.
Но по мере движения новым курсом уже через пять часов волнение действительно начало ослабевать, атмосферное давление понемногу росло, а видимость улучшалась. Плотные и слоистые свинцово-серые облака, что еще недавно, казалось, цеплявшиеся за верхушки мачт, теперь отчетливо теряли свой водяной заряд и поднимались все выше и выше, ближе к полуночи даже показав в черных прорехах неба разноцветные россыпи далеких звезд.
AJ-71, вырвавшийся, наконец, из тяжелых, давящих объятий урагана, на среднем ходу шел по темному и покрытому уже не штормовыми волнами, а лишь крупной зыбью морю. Вдалеке на юго-западе все так же, только теперь с беззвучными вспышками молний, грохотал глухой и запаздывающий гром уходящей в сторону Индокитая гигантской атмосферной мясорубки, напоминая нам о себе лишь резким, порывистым ветром...
«Интересно, как там наши, на Тиниане?» - подумалось мне.
Однако все канмусу конвоя Флота, кроме разве что отдыхающих и лежащих сейчас в лазарете транспорта, а также экипажи «Артемис» и остальных судов лишь мельком отметили окончание непогоды. Их взгляды, полные изумления, неверия и даже застарелого страха, почти все это время были прикованы к новому, невиданному и невероятному ранее зрелищу - человеческие корабли эскортировали настоящие, живые Глубинные.
Хорошо заметные в темноте благодаря светящимся зеленым полосам эсминцы и антропоморфные особи четко держали строй, периодически ныряя, или вырываясь далеко вперед, - чтобы потом круто, на скорости и с брызгами, поворачивать к хвосту конвоя, выдерживали идеальную дистанцию и даже не пытались сблизиться с кораблями.
Но теперь не только вид обитателей Бездны, внезапно взявших их под опеку, привлекал взгляд людей и Дев Флота. Конвой, выбравшись из-под крыла урагана «Арлин», оказался гораздо восточнее привычной долготы, дальше которой летали или заплывали разве что редкие разведывательные группы ОФ.
Давно, уже очень давно человек не показывался в этих водах, опасно приближенных к центральной части Тихого океана, о которой за всё время с пришествия Глубины, не было почти никаких сведений. Авиаразведка, разумеется, проводилась, но нерегулярно и с безопасной высоты, а многое ли сможет засечь одиночный самолет посреди безбрежных водных просторов? Но о том, что глубокий океан отныне живет какой-то своей, новой и потаенной жизнью, косвенных сведений было достаточно. Необычные погодные и оптические явления, кочующие магнитные аномалии, «призраки» на радарах: все они свидетельствовали о том, что в захваченных Глубиной океанах что-то происходит. И порождали множество версий, теорий и слухов. Но вот что же именно – этого не знал никто, кроме, пожалуй, самих Глубинных.
Вот и сейчас на правом траверзе конвоя, на горизонте мерно пульсировали две полусферы мягко-бирюзового света, напоминая ночное городское зарево. И все мои полученные инстинкты Химе шептали, что от этих «куполов» всем нам лучше держаться подальше. Имея совершенно непонятный с такого расстояния размер, они вспыхивали и гасли на протяжении получаса, а потом вдруг схлопнулись, выстрелив в небо двумя тонкими иглами света. После чего до завороженных зрителей долетел тонкий звук, похожий на многоголосое пение китов, - но от которого у людей на миг закружилась голова.
А ближе к рассвету все увидели, как на достаточном удалении правого траверза конвоя целый участок моря площадью в несколько миль внезапно расцвел мелкими вспышками света, словно на малой глубине включился некий большой «зеркальный шар», дающий множество солнечных зайчиков и бликов.
При виде такого зрелища корабли тут же корректировали курс, удаляясь от неизвестного явления, а я, наконец, вспомнив о просьбе Мэг, извлек выданный ею набор склянок для проб морской воды, и направился на сбор образцов. Правда, тоже не приближаясь слишком близко к медленно тающим в толще воды огонькам.

+32

183

***

Утро застало AJ-71 идущим двумя колоннами на уверенных семнадцати узлах. Непонятные морские чудеса закончились с рассветом, облачность за ночь почти исчезла, оставшись лишь тающей мутно-серой шапкой на западе, а вокруг расстилался залитый солнцем успокоившийся Тихий океан. Глубинные эсминцы, видимые ночью как таинственные, светящиеся зеленью призраки, днем стали просто черными тенями, не хуже дельфинов скользящими в верхних слоях воды и порой показывающими раскрашенные полосами спины. А мои крейсера и линкор - необычными, но почти человеческими фигурами девушек… И, кстати, о линкоре.
- Флагман! А как там котики? - уже в который раз задавала вопрос нарезающая круги вокруг идущих кораблей Рейна. Затыкать ее прямым приказом откровенно не хотелось, а уверения «Атланты», успевшей с девчонками половину ночи отдохнуть на HSV, что с кошками на борту все хорошо, уже не помогали.
- Флагман, ты же обещал...
- Сэн, а не пора ли нам напроситься кое к кому в гости? - сдался я, и подкатил к тихо посмеивающейся канмусу.
- Да легко! - ответила она и включила гарнитуру связи. – Внимание, «Артемис»! Вызывает «Атланта», необходим капитан или старший помощник!
- Командир Морган на связи, мисс Спартмайер, - практически сразу пришел ответ уже знакомого офицера. - Слушаю вас.
- Сэр, скажите, как вы отнесетесь к визиту на HSV наших... союзных сил? Визиту однозначно дружественному, немногочисленному и не слишком долгому?
- В смысле?.. Вы хотите пригласить на мой корабль Глубинных? Я вас правильно понял?
- Абсолютно правильно, сэр. Но отмечу несколько моментов. Во-первых, Глубинных всего трех, причем полностью разумных и говорящих, - хотя это вы уже наверняка и так знаете… Во-вторых: ненадолго и не дальше кормовой грузовой палубы. Просто одна из них хочет поближе познакомиться со спасенными ею вчера вечером кошками. Ну и в-третьих: если даже вам самим это неинтересно - хотя я, сэр, в это как-то плохо верю, - то уж если ваш штатный офицер службы мониторинга упустит такой шанс, то съест вас потом живьем, без приправ и кетчупа.
- Это форменный шантаж, мисс Спартмайер, - устало, но все же чуть иронично ответил Морган. – Хотя, кое в чем вы правы. Но у меня будут условия. Ваши личные гарантии миролюбия этих ваших... союзников - это раз. И что мы все же выведем на палубу несколько канмусу в боевом облачении - это два.
- Насчет первого - нет проблем, гарантии я вам даю. Конкретно с этими Глубинными мы сосуществуем уже около месяца, и за это время не было ни одного эксцесса с их стороны. А вот насчет второго: ну, разве что исключительно для вашего самоуспокоения. Но мы не возражаем. И еще, я скромно напомню, что большей частью благодаря именно этим Глубинным конвой до сих пор цел и держит курс в пункт назначения.
- Хм... Ну что ж, давайте попробуем - и посмотрим, что получится...
- Отлично. Тогда мы подойдем к вам через двадцать минут.
- Принято. Конец связи.
- Ну что, я обо всем договорилась, - повернулась к нам Сэн. - Ты, Рейна, поглядишь и потискаешь своих спасенных, а люди и канмусу на борту посмотрят на вас. Ну и на Аясэ заодно. Тискать, надеюсь, не будут. Кстати, ты идешь на борт без Хвоста.
- Спасибо! Хорошо! - расплылась в улыбке Ре и радостно помахала «Атланте» руками.
- Тогда вперед!
И мы - я, Рейна, Чисэ, Сэн и Амагири начали плавную циркуляцию, обходя сдвоенную колонну конвоя и выходя к сбрасывающему скорость HSV.
Темно-серая, широкая и раздвоенная корма океанского катамарана быстро приближалась. И нам уже на подходе с воды было видно, что на юте корабля довольно людно.
- Внимание! Канмусу и Глубинные в кильватере! - благодаря острому слуху, я даже отсюда услышал чью-то команду, причем произнесенную громко и твердо. Выдержки этому моряку было не занимать. - Слип вниз! Держать ровный курс и скорость!
Первой на кормовую палубу по наклонной поверхности опущенного слипа взлетела «Атланта», за ней - «Фусо», затем Рейна и Чисэ. И только потом, - пропустив моих дам вперед, - поднялся я сам.
И, да: на корме HSV нас действительно ждали. Там, рассредоточившись, стояли четверо канмусу в полной боевой оснастке, включая уже знакомых мне «Норфолк» и «Жан Бар». Еще, кроме матросов палубной команды, присутствовали двое офицеров-мужчин и невысокая дама в форме. Сбоку же виднелась установленная на штативе и работающая на запись видеокамера, а некоторые моряки даже держали в руках смартфоны.
И на лица комитета по торжественной встрече тоже стоило посмотреть. Если канмусу, - с которыми мы, пусть и коротко, но уже виделись и общались при той, первой нашей встрече, - просто были слегка настороже, то вот матросы, офицеры и симпатичная, хоть и слегка пухловатая мисс капитан... Они имели вид напряженный и заметно нервный, а их взгляды метались между мной, Глубинными и Аясэ.
- Сандра Спартмайер, канмусу CL-51 «Атланта», сэр! - Сэн первая нарушила молчание, представившись и вскинув ладонь к правой брови. Хоть она и была уже на корабле этой ночью, но с его командованием лично не знакомилась.
- Амагири Аясэ, IJN «Фусо» - коротко кивнула японка.
- Меня можете называть просто Рэм, - сообщил я, стараясь выглядеть как можно доброжелательнее, сдвинув башни назад и заложив большие пальцы рук за нагрудную «кирасу» обвеса.
- Командир корабля коммандер Генри Морган, - отработанным жестом приложив руку к фуражке, представился высокий брюнет в кителе с золотыми нашивками и аккуратной бородкой на лице.
- Старший помощник лейтенант-коммандер Донован Дрейк, - обозначил себя офицер чуть пониже и покрепче, с полуседой коротко стриженной шевелюрой, гладко выбритым лицом и с цепкими глазами.
- Мое имя - Чисэ, - негромко произнесла торпедница, глядя на всех парящим сине-зеленой дымкой глазом сквозь прорезь в своей маске.
- А я - Рейна! - с зубастой улыбкой шагнула вперед Ре-класс, со щелчком убирая свои «ледорубы» на голени. И все присутствующие люди явственно подавили в себе желание отойти на пару шагов назад. - И где мои котики?!
- Э-э-э... П-простите? - поинтересовалась дама-офицер, бывшая, похоже, абсолютно не в курсе всей тонкости ситуации.
А на палубу за ее спиной, тем временем, одна из эсминцев SG-18 уже доставила переноску с кошками; Рейна тут же сунула в нее любопытный нос и удивленно охнула. Кошки мокрые, дрожащие и шокированные вынужденным плаванием - и кошки сухие, сытые и спокойные - это, согласитесь, две радикально разные вещи. На открывшую крышку Глубинную с интересом уставилось три пары голубых глаз. Гладкая и изящная бежево-черная кошка-мама чинно сидела внутри на чистой и мягкой подстилке, обвив лапы хвостом, а два ее детеныша лежали, сплетенные в клубок хвостов и лап, и лениво покусывали друг друга.
- Котики!.. - прошептала присевшая на корточки Рейна и осторожно, одним лишь когтистым пальцем, провела по шерсти поднявшей голову кошки от ушей до лопаток. - Мягкая!
И, уже сев рядом на палубу, провела еще раз, как я ей рассказывал - уже всей ладонью и строго по шерсти.
- И теплая!
А дальше случилось странное: сиамка, все сильнее принюхиваясь к ласкающей ее ладони, встала и резко - заставив Рейну даже слегка вздрогнуть, - выпрыгнула из переноски. Но, как оказалось, вовсе не из-за испуга и желания убежать, а наоборот. Тут же забравшись к ней на колени и упершись лапками Глубинной в грудь, кошка начала тереться мордочкой о ее шею и подбородок, порой проходясь по коже шершавым языком. А вскоре к ней присоединились и вылезшие из коробки котята, один из которых ловко вскарабкался Рейне плечо и заурчал, тычась носом ей в ухо, - а второй принялся играть с ее свободной рукой, покусывая и тут же вылизывая.
- Флагман... – как-то растерянно посмотрела на меня расширенными глазами замершая Ре. - Они что, хотят меня съесть?.. Они меня… пробуют?..
- Да нет же... - рассмеялся я. - Кошки так выражают симпатию. Ты им просто нравишься!
- Я?.. Нравлюсь котикам? Правда? - и зубастая очень мягко взяла в руки и приподняла громко замурчавшую кошку прямо перед собой. А та лишь все так же громко тарахтела и довольно щурилась в ответ.
- Животные не умеют лгать, Рейна. Смотри, они все на тебя залезли!
- Она... она дрожит… ви… ви-бри-ру-ет! И этот звук...
- Так они дают знать, что довольны и рады. А вот начнут дергать хвостом – это будет значить, им что-то не нравится.
Под дружное и громогласное молчание всех присутствовавших на грузовой палубе Глубинная Ре-класс, буквально облепленная урчащими котейками, сидела и, сама отчетливо млея, наглаживала всех троих. Минуту спустя ней осторожно присоединилась и Чисэ, - к которой на колени тоже тут же залез один их котят, а окружающие все так же молча смотрели на это, онемев и вытаращив глаза.
- Невероятно... Невероятно!.. - прошептала женщина-капитан, которая, сама не заметив как, подошла и схватилась за один из моих стволов. Причем с выражением лица, заметно похожим на таковое у нашей Мэг - в моменты ее очередного исторического осознания.
- Запись идет? Точно?!.. Это же сенсация... Связная речь!.. Адекватные реакции, словарный и понятийный запас, несомненная разумность... Реакция на кошек почти типичная, и крайне схожая с человеческой. А кошки... Почему они к ней липнут?
- Сам не знаю, - тихо ответил я. - Не исключаю, что они ее запомнили, но, скорее всего дело в запахе, или еще чем подобном... Ведь Чисэ их тоже заинтересовала.
- Очень, очень может быть… Все канмусу отчего-то тоже весьма привлекательны для кошек, это известный факт, - отстраненно и словно сама себе пробормотала дама-офицер. - Так что дело, возможно, все же в ауре... Но – чтобы Глубинная?..
- Основной повод подняться к вам на борт – это именно желание Рейны пообщаться со спасенными ею в море кошками, - сообщил я, казалось, совершенно позабывшей сейчас про жуткую опасность и многолетний страх – и вообще обо всем на свете - женщине.
- Тем более, что она никогда не видела их вблизи. Но заодно пришли и мы, чтобы просто установить контакт... мисс?..
- А... Ясно... Ой! Я - мадмуазель Жаклин Деверо, капитан службы мониторинга Объединенного Флота, - ответила отмершая, наконец, шатенка, когда поняла, с кем именно стоит и перебрасывается фразами. Теперь она, слегка смущенно убрав руку с орудия, отошла на пару шагов и внимательно меня разглядывала.
- Очень приятно познакомиться, мадмуазель, - вежливо изобразил я подобие вежливого и учтивого поклона. - Я бы попробовал проявить манеры и поцеловать вашу ручку, но вот боюсь вас напугать…
- M…Mon dieu... Оказывается, в морях завелись такие... les gentils jeunes hommes?.. - ее губы изогнулись в легкой улыбке, но глаза все же оставались внимательными и серьезными. Все профессиональные навыки и рефлексы этой мадам работали сейчас на полную мощность, стараясь понять, что или кто стоит напротив нее.
- Моря большие, и в них постоянно что-то меняется, - слегка пожал плечами и развел руками я. - Но, думаю, лучше пусть там будет побольше таких, как я, - чем тех, с которыми вы не так давно столкнулись.
- О, да... Это несомненно... мсье Рэм. А в море... много таких, как вы? - тут же поинтересовалась француженка.
- Не знаю, мадмуазель. Пока подобных мне я не встречал, - но кто знает, что будет дальше, верно?.. Океан и до прихода Глубины был исследован хуже, чем ближний космос.
- Т... Так вам знакомо понятие космоса? Тогда вы сами?..
- Мадемуазель капитан Деверо, давайте слегка упростим нам всем задачу, - сказал я, убедившись, что офицеры тоже меня слушают. - Я - не урожденный Глубинный, а, так сказать, благоприобретенный. Я родился, воспитывался и учился, как обычный человек: на суше, в обычной семье. Был какое-то время моряком, но однажды судьба сложилась так, что передо мной встал выбор - или погибнуть, или... перейти на несколько иную ступень жизни. Правда, куда ведут эти ступени - вверх, вбок или вниз, - однозначного ответа я, пожалуй, не дам. Потому как сам его пока не получил, и потому просто не знаю. Но давайте исходить из того, что еще не так давно я был человеком, и по части самосознания им так и остался. Как и «погрузившаяся» Амагири Аясэ, кстати, тоже.
- Н-но... Но как вы смогли стать... подобным Глубинным? - ожидаемо спросила Деверо.
- Скажем так - я пока не готов отвечать на столь подробные вопросы с первой же минуты знакомства. Мне вполне понятен ваш интерес, но спешить тут я не намерен.
- Ясно... - слегка разочарованно поджала губы женщина. - А что же тогда насчет «Фусо»? Она действительно полностью сохранила личность после «погружения»?
- Я не знал ее ранее, но, по словам той же «Атланты», достаточно близко знакомой с ней уже довольно продолжительное время: за исключением внешности и расширившихся возможностей, это - все та же Аясэ-семпай. Впрочем, поговорите с ней сами, мадмуазель. Думаю, специалист вашего уровня сможет многое понять из беседы, - предложил я женщине.
- Да, пожалуй, вы правы... Но позже, пока я просто посмотрю...
Не желая мешать, я лишь кивнул и оставил корабельного психолога, что с горящими глазами и от волнения покусывающая ноготь большого пальца наблюдала за «Фусо» с Глубинными. И отошел, было, в сторону, но один и без внимания предсказуемо не остался.
- Мистер Рэм? - приблизились ко мне двое первых лиц корабля.
- Да, господа?
- Знаете, я, конечно, тоже желаю завалить вас вопросами, но также понимаю, что сейчас навряд ли услышу ответы хотя бы на треть из них, - проговорил коммандер, глядя мне в глаза. - Однако сейчас я пришел не спрашивать.  Мистер Рэм, я внимательно изучил все имеющиеся доклады, поступившие от канмусу после окончания боя. И теперь хочу сказать вам одно - кем бы вы ни были и откуда бы вы ни пришли, но с вашей помощью было спасено очень много людей. Очень. И мы все благодарны вам за это. Что же до вопросов... То - может быть, позже, может быть, в другое время. Но пока не принимайте на свой счет наши удивление и осторожность: мы все искренне рады уже тому, что вы - на нашей стороне.
- Можете быть уверены, сэр, нас вам не стоит опасаться, - подтвердил я. - Мы доведем вас до условно-безопасной зоны японского сектора... а дальше - будет видно. Что же до вопросов, то давайте пока просто присмотримся друг к другу. Суток двое у нас, я думаю, все еще есть.

***

Оставив Рейну и Чисэ и не сводящих с них глаз людей с их маленьким зверинцем, я неспешно отошел к лееру, рассматривая несущий нас катамаран с точки зрения военно-морского курсанта. И то, что я видел, мне однозначно нравилось. На таком корабле я не отказался бы и послужить, сложись для меня все иначе.
- Что, присматриваетесь, мистер Глубинный Флагман? - раздался сзади голос Сэн, вынырнувшей из внутренних помещений «Артемис» уже без обвеса. - Прикидываете, не прикупить ли себе такой кораблик по случаю?
- Ну, я бы не отказался... Ты чего ухмыляешься?
- Да так, забежала в медблок, проведать свою «младшую сестричку»: Кимберли Вайл, служащую в Четвертом флоте, и как раз у Валери. Она - канмусу систершипа «Атланты», крейсера «Сан-Диего». И, как мне рассказали, умудрилась нынче отличиться, причем и в положительном, и в отрицательном смыслах - спасла от верной гибели двоих эсминок, перебив в одиночку с пяток Глубинных, но потеряла в этом бою обе ступни.
- Ой... Слушай, это, наверное, больно...
- Ага, больно, - я тоже однажды чуть без ноги не осталась. И этой дурехе еще повезло, что их, в свою очередь, прискакали выручать девчонки Нирен. А то бы сожрали всех троих. Хотела ей накрутить хвост за... как ты там говорил? А, за «слабоумие и отвагу»! Но поглядела - и махнула рукой, все равно она сейчас ничего не услышит...
- Что, все так плохо? - нахмурился я.
- Да какое там! - насмешливо фыркнула Спартмайер и махнула рукой. - Валяется она на койке с улыбкой до ушей - и над ней разве что розовые сердечки, как пузырьки, не лопаются! Оказывается, еще до выхода в море Ким приглянулся свеженазначенный сюда, на HSV, симпатичный лейтенант-оружейник. И, похоже, что это у них выстрелило взаимно, потому как на вторые сутки сражения с Глубинными именно он вытащил ее и еще одну канмусу буквально с линии огня, отправившись туда на водном гидроцикле. Представляешь?.. Простой моряк, в шторм, не побоялся залезть почти в самое пекло! По боевому расписанию это должны делать канмусу свободной смены или резерва, для них риск минимален, даже если гидробайк разнесет прямым попаданием, - но на «Артемис» к тому времени уже не осталось ни одной незанятой девчонки. Так что пошел он.
- Силен. И вот так, на почве общих слабоумия и отваги, эти двое и сошлись... - со смешком прокомментировал я эту историю. - И если бы у них могли появиться дети, мне было бы заранее за них страшно...
- В точку... А потом, доплыв обратно, он на руках тащил ее в лазарет. И сидел рядом, пригласив на танцы после выздоровления. В общем, полный романтический набор: девчонки вовсю обсуждают, вздыхают и завидуют.
- Ну так, лихо ведь их всех эта деваха на повороте обошла...
- Ага: мы, «Атланты», все вот такие... - горделиво подбоченилась Сэн и хихикнула. - Так что лежит теперь «сестренка» в лазарете - и лы-ы-ыбится, прямо хоть лимонами ее корми. Так какой толк ей сейчас читать нотации?..

***

Мы пробыли на борту «Артемис» еще около двух часов, за которые ее экипаж успел хоть немного, но привыкнуть ко мне и моим Глубинным. «Фусо» же взяли в более плотный оборот - и девчонки, и капитан Деверо. Канмусу, казалось, не замолкали ни на минуту, спрашивая и переспрашивая ее обо всем произошедшем. Француженка же сначала увлекла ее к себе на какие-то психологические тесты, а затем в медблок, где устроила экспресс-осмотр. А главная хозяйка лазарета, Диана Фостер, - и вовсе едва не впавшая в ступор от лицезрения такой гостьи, - с разрешения самой «пациентки» даже взяла у нее несколько анализов.
Потом же настала пора демонстрации возможностей - и сошедшая на воду в полном обвесе Амагири показала столпившимся у борта HSV и ведущим видеозапись Девам Флота и флотским, что она теперь может. Начиная с возросшей на треть скорости хода и улучшившейся маневренности, и заканчивая способностью нырять – неслыханное дело для канмусу, никогда не бывших прежде подводными лодками! – да еще оставаться там или идти под водой неограниченное время…
Вернувшись же обратно, Аясэ неожиданно поняла, что у нее нынешней теперь образовался настоящий фан-клуб, с полным составом которого пришлось еще и сфотографироваться. И надо сказать, это очень заметно расслабило ее, и приподняло настроение.
Я же, глядя на всю эту кутерьму, решил заняться другим делом, и, перекинувшись парой слов с Хелен и Сэн, послал запрос в «м-диапазон»:
«- Внимание, канмусу связи «Звезды Юга» и «Колумба»!»
«- Эм… «Звезда Юга», канмусу Кира Фокс, прием!»
«- «Колумб», канмусу Дейзи Марш, прием!»
«- Не пугайтесь, на связи союзные силы Глубины, а меня зовут Рэм. Здравствуйте, девушки».
«- Ик!.. Ой!..» - почти синхронно донеслось на канале, а спустя пару секунд добавилось осторожное: - «Д-да, с-сэр?..»
«- Не нужно столь официально. К вам есть одно дело. Передайте дежурной вахте ваших судов просьбу один раз объявить по внутренней корабельной связи о том, что при эвакуации с «Андреа Гейл» в море была найдена переноска с сиамской кошкой и двумя котятами. И если хозяева найдутся, пусть сообщат офицерам корабля у кого на борту они сейчас, - а вы передадите нам, хорошо?»
Я понимал, что сама по себе эта просьба для спасенных не слишком-то важна: жизнь каких-то кошек на фоне того, что пришлось им всем пережить за последние несколько суток, смотрелась бледновато. Но тут играла роль не столько суть просьбы, сколько то, от кого она исходила. И вот тут я не без оснований рассчитывал, что к ней прислушаются.
И не ошибся - менее чем через полчаса нам передали просто кучу информации. И что хозяева нашлись на «Звезде Юга», и что хозяйка - маленькая девочка, которая очень обрадовалась, что ее кошку спасли. И что ее отец оказался пилотом с летающей лодки, которая в сложнейших условиях доставила из Австралии на помощь конвою группу SG-18. И, наконец, - что мы можем прибыть к ним на борт в любое удобное время.
Слушающие все это, девчонки улыбались, а я обратился к Рейне:
- Ну, что: у спасенных котиков нашлись хозяева. Поиграешься с ними еще, или будем возвращать?
Рейна в ответ сделала страшные глаза и сбивчиво зачастила:
- Как это - возвращать? Флагман, оно же... Оно мягкое! И... мур-мур-мур!.. Вот этот вот звук делает! Его нельзя отдавать! Оно нужное!.. Можно нам его оставить?.. Ну флагма-а-ан, ну пожалуйста-пожалуйста!..
- Рейна, ты же житель моря, а кошки не любят воду и не могут в ней дышать. Тебе бы лучше подошли морские котики.
- Морские?.. А они какие? - тут же заинтересовалась Ре. - Они такие же мягкие и пушистые?
- Нет.
- У них есть хвост?
- Нет. Только ласты.
- Мурчат?
- Нет.
- А какие они тогда?..
- Большие - с тебя размером, - толстые, прожорливые и не особо дружелюбные.
- Фу! Не хочу морских котиков, хочу вот таких… Правда совсем нельзя, флагман?
И Рейна заметно опечалилась, продолжая гладить сидящую у нее на коленях кошку, - а я вдруг ощутил себя родителем, чей ребенок притащил домой уличную зверушку - и до слез хочет ее оставить себе.
- Рейна... Вот, смотри: именно эта, взрослая, принадлежит маленькой девочке. Помнишь, я тебе рассказывал, что у людей есть маленькие люди?
- Детеныши? Да, помню...
- Ну, так вот. Эта девочка сильно грустила, думая, что ее кошка погибла в море, а тут мы ее обрадовали, что ты их спасла. И сказать ей сейчас, что мы ей ее не отдадим, будет плохо. Девочка снова расстроится, а она еще маленькая.
- Я поняла, флагман...
- Нет, погоди. У этой кошки у самой есть детеныши. И у людей их принято отдавать друзьям или просто тем, у кого им будет хорошо. Так что ты, вернув кошку хозяйке, можешь попросить себе одного из котят.
- Правда?!.. - посмотрела на меня снизу вверх Рейна влажными фиолетовыми глазами. А все вокруг, затаив дыхание, прислушивались к нашему разговору, веря и не веря тому, что слышат.
- Кошки, конечно, самостоятельные животные, но о них все равно надо будет заботиться. Кормить, гладить, уделять внимание...
- Я буду! Буду заботиться, флагман!
- Ну... Тогда отправляемся на корабль, ее хозяйка очень ждет свою любимицу.

***

На «Звезду Юга» мы попали малым составом - я, Рейна и Сэнди, причем для удобства поднятия на борт мы с «Атлантой» под честное слово коммандера Моргана даже временно оставили свои обвесы на HSV, а Ре-класс пока не отзывала свой Хвост из вольного плавания в компании нашего транспорта и эсминцев.
А, забравшись на корабль по шторм-трапу, мы увидели, что на «Артемис» нас, считай, почти никто и не встречал. Потому что вот тут на палубе толпилось уже никак не менее пары сотен человек - женщин, детей и мужчин разного возраста.
«Ох ты ж... Только паники и давки мне сейчас и не хватало...» - с запоздалой досадой подумал я, слегка заслоняя Ре от их взглядов и готовясь дать ей команду срочно оставить переноску и прыгать в море.
Однако я сильно недооценил скорость распространения информации. Кое-кто видел, как Рейна тащила шлюпки от «Андреа Гейл». Гораздо больше людей - и среди эвакуируемых, и среди матросов, - видели, как она помогала поднимать их на суда. Канмусу навигации слышали по «м-связи» все переговоры в процессе спасения - и никто не запрещал им делиться услышанным с командами корабля. К которым, в свою очередь, с расспросами подходили пассажиры. А уж как распространяются сведения в вынужденно скученных группах людей, я и так себе представлял. И все это длилось уже около суток.
И как итог - среди вышедших посмотреть на диковинное зрелище паники не было вообще. Не было даже острого страха: так, опасение пополам с любопытством.
Впереди же всех стояло несколько офицеров корабля в рубашках с черными погонами, и семья заметной латиноамериканской наружности. Загорелый мужчина лет за тридцать, в не самом чистом и мешковато сидевшем на нем летном комбинезоне, в сопровождении миловидной черноволосой женщины: явно несколько младше его, и похожей на индианку (а может, и являющейся таковой). И девчонка лет шести, с такими же длинными и блестящими черными волосами, как у матери, - но озорной мордашкой больше похожа я на отца.
Которая, увидав знакомую переноску руках выходящей из-за меня и все еще явно огорченной расставанием с кошками Рейны, с радостным писком - «Тисси!» - шустро юркнула вперед. Охнувшая мать, а за ней и отец бросились за девочкой, но успели поймать ее лишь практически перед носом у подошедшей Глубинной. Женщина сжалась, а мужчина инстинктивно шагнул вперед, закрывая собой пискнувшего ребенка, но... ничего не происходило. Глубинная, опустившаяся на одно колено, лишь протягивала им коробку, и слегка натужно улыбалась уголками рта.
- Тисси! - детские ручонки схватили коробку, откинули крышку и вытащили на свет лениво осматривающуюся кошку.
- Моя киса!.. - и девочка прижала зверя к себе, хлюпая носом.
А вниманием Рейны завладел мужчина, тоже привставший на одно колено и заговоривший.
- Я… Я не знаю, кто ты, и кто дал тебе этот облик – Создатель или Дьявол… Я не знаю, кому ты сейчас служишь - и зачем ты делала то, что сделала. Но ты и подобные тебе вчера и сегодня спасли тысячи невинных душ; и среди этих душ оказалась моя жена и моя дочь...
Летчик замолчал, потом порылся во внутреннем кармане и достал маленький, с коробок спичек размером, мешочек из потертой кожи.
- Я, Анхель Прадо, твой должник; но никто еще не смог обвинить мужчин из рода Прадо-Сульига-и-Баркастега в том, что они не отдают свои долги! Мне нечем заплатить тебе за их жизни; да и нужны ли тебе деньги? Но Господь даровал моему предку - еще там, на развалинах Теночтитлана, у первых камней монастыря Святого Бернардино из Сиены - этот крест. С тех пор он передавался из поколения в поколение, храня мужчин Прадо. Но сегодня я отдаю его той, кто спасала людей... Больше людей, чем все мужчины Прадо, вместе взятые... Той, кто подняла оружие против других Дочерей Сатаны ради спасения людей. Вот, держи... Отныне он твой.
Впавшая от таких слов в легкий ступор, приоткрывшая рот Рейна лишь молча позволила плетеному шнурку скользнуть по светло-пепельным волосам, - и на ее грудь, закрытую щитками глубинной брони, лег темный от времени серебряный католический крестик.
А потом к ней приблизилась жена Анхеля.
Розе было жутко. Очень жутко. Но нить следует за иглой, - и жена идет за мужем, как учила ее мать, и мать ее матери. Роза снова смотрела в эти глаза, где плещется темная фиолетовая дымка; смотрела на покрытое черными пластинами и зелеными узорами тело, на руки с заостренными когтями на пальцах, что сейчас на удивление осторожно гладили трущуюся об нее кошку. Смотрела на ту, что в штормовом море уберегла жизни их всех.
И только женщина может сказать то, что сказала Роза:
- Бедняжка! Что же, ты так и ходишь в этом... в этих... обносках? Жаль, что я не могу здесь сшить тебе достойное платье... Нет: много, много платьев! И ты бы расцвела, и стала бы королевой бала на своей асьенде! Но я подарю тебе свое любимое пончо, - это единственное, чем я могу тебя сейчас отблагодарить!
Маленькая Исабель мало что понимала из того, о чем говорили с этой странной девушкой ее мать, отец и прочие люди за спиной. Ей для полного счастья было вполне достаточно того, что эта чудная канмусу спасла ее Тисси… И она вьюном скользнула и прилипла к Рейне, а я лишь отметил множественные звуки срабатывания камер на телефонах, что держали в руках очень многие вокруг.
- Ты ведь Дева Флота, да?.. А как тебя зовут? А ты какой корабль? – посыпались вопросы от девочки. - Ой, а вот моя Тисси!.. И ее котята! Ты спасла их? Вот здорово!
Рейна впервые в своей жизни столкнулась с человеческим детенышем, про которых ей рассказывал Флагман, - и малость обалдела, ощущая энергетику и эмоции, буквально бившие от ребенка. Но, к чести ее будь сказано, она быстро пришла в себя.
И как-то почуяв, что надо говорить и как себя вести, напустила на себя строгий вид:
- Да, я Дева... Дева... Океана. Я – линкор, и зовут меня Рейна!
- Королева?! Вот это да!.. - восхитилась Исабель, округлив черные глаза, а Ре слегка погрозила ей пальцем.
- А ты, девочка, – почему не слушаешься... э-э-э... родителей?
- Я слушаюсь! – тут же возразила та, хотя не слишком уверенно. - Почти всегда... Но сейчас... Я думала, что Тисси утонула, а ты ее спасла! Ой... А почему это... они все на тебе?
И действительно: все три кошки снова оккупировали плечи, руки и колени Рейны.
- Флагман сказал, что я им нравлюсь! - не сдержалась и привычно, во всю ширь, улыбнулась Глубинная.
- Ой, какие у тебя зубки... А что ты такое кушаешь?
- Пайки! Вкусные-е-е-е!.. Но вообще могу всякое, вот, смотри... - и Рейна, наклонившись к располагавшемуся совсем рядом палубному люку, играючи оторвала его стальную ручку. А затем закинула в рот и на глазах у всех со скрежетом сжевала.
- О-о-о!.. - у малявки округлились не только глаза, но и губки. А люди на палубе, наблюдавшие эту сцену, вновь зашушукались и защелкали фотокамерами.
- И что, все... Девы Океана так могут?
- Не-а, только я! Флагман сказал, что я у-ни-каль-на-я! - хвастливо выпятила грудь Ре, но тут же сменила тему. - Слушай... А ты... ты не могла бы подарить мне... маленького котика? У тебя и так есть большая котик, и два маленьких... Мы вернули их тебе! Можно мне одного?
- Ты хочешь котенка от Тисси? М-м-м... - как-то совсем по-хозяйски призадумалась Исабель. И даже смерила откровенно взрослым, не по-детски оценивающим взглядом почему-то вдруг отчетливо съежившуюся перед ней Глубинную.
- Но ты же живешь в море...
- А у нас есть дом и на берегу! Там сухо, трава и деревья! И много канмусу, ему не будет скучно!
- А его там у вас никто не будет обижать? Точно?
- Пусть только кто попробует! Мы будем ухаживать за ним и кормить рыбой!
- Рыбой? Рыбку я люблю, она вкусная…  И Тисси ее любит, - приложив пальчик к нижней губе, сказала Исабель. И вздохнула:
- Только тут ее нет, а нам кушать дают только кашу.
- Ты хочешь рыбки?.. Подожди, я мигом! – И Рейна, аккуратно сняв с себя кошек, прямо с борта сиганула вниз: народ только охнул.
- Мистер!.. – тем временем подошел ко мне отец семейства. – Скажите, а она… это существо… Оно не причинит вред моей дочери?
- Не беспокойтесь, сеньор, - ответил я. – Ее скорее случайно оцарапает ваша кошка, чем ей причинит вред Рейна...
Которая была легка на помине, вихрем взлетев обратно на борт по шторм-трапу, и радостно плюхнув на палубу перед ребенком двух еще живых голубых тунцов, едва не по полтора метра каждый.
- Донна миа!..
- Вот! Рыбки! – сказала она Исабель, не обращая внимания на явно ошарашенных прыгающей перед ними рыбой ее родителей. – Одна тебе, другая – котикам!
Слегка встопорщив хвосты, котята стали осторожно подходить к одной из лежащих на палубе и разевающих рты рыбин, в глазах которой я видел почти искреннее недоумение и возмущение – ее, такую сильную и красивую, выловили на корм какой-то шерстяной мелюзге!
- И-извините сэр... - тем временем ко мне обратился один из офицеров корабля. – Ваша... хм... подручная поразительно ловко и быстро их поймала, - а у нас сейчас, в связи с увеличившимся количеством пассажиров, обнаружилась ощутимая нехватка припасов... И если воду мы еще сможем получить из опреснителей, то вот с едой все гораздо хуже, придется урезать рационы. Так что если вы с такой легкостью можете ловить тунцов…
- Думаю, мы сможем помочь и вам, и «Колубму».
- Очень нас обяжете, сэр!

***

Эти двое с лишним суток, которые конвой AJ-71 шел в нашем сопровождении на север, выдались весьма насыщенными, - хотя на суда больше никто и не нападал.
Сменяя друг друга, два эскортных и два ударных отряда канмусу несли службу, хотя внешний рубеж все так же продолжали держать мои эсминцы и легкие крейсера.
А мы с Рейной и крейсерами устроили небольшой промысловый лов рыбы для пассажирских судов, на борту которых люди откровенно повеселели от неожиданной и приятной прибавки в меню. И потом еще несколько раз гостили на «Артемис», где неизменно попадали в цепкие лапки алчно жаждущей любой новой возможности узнать о нас побольше Жаклин Деверо и присоединившейся к ней Диане «Вейланд» Фостер. Которая по уровню научного энтузиазма хоть и не дотягивала до нашей «Вестал», но порой бросала на нас такие взгляды...
На большинство вопросов этих пытливых дамочек я отмалчивался с улыбкой чеширского кота, но на кое-какие все же отвечал достаточно подробно. По рассказам же Сэн и прочих девчонок из RQ-91, их тоже плотно обложили расспросами, - но те рассказывали лишь тот, сильно урезанный вариант событий нашего контакта, который мы совместно заранее решили озвучить. В частности, про мое происхождение и тем более, про попаданство, все дружно решили умалчивать. Потому что поверить в дружественных Глубинных было хоть и чрезвычайно сложно, но все же можно - вот они, эти самые Глубинные!.. А насчет провалов в параллельные миры, где ты сам присутствуешь лишь как персонаж игры и развлекательного медиаконтента...
В общем, по итогам каждой такой беседы «м-диапазон» снова гудел, как растревоженный улей. Общение же с канмусу... С ними было одновременно и проще, и сложнее. Прочно укоренившаяся привычка видеть в Глубинных только врага слегка сглаживалась прекрасным пониманием того, что, если бы мы реально хотели их всех убить и разгромить конвой, мы бы смогли это сделать хоть вместе со стаей Они, хоть без нее. Даже сейчас полное раскрытие моей ауры гарантированно дало бы нам преимущество, достаточное, чтобы победить с минимумом потерь. Ну и то, что они сами видели, как моя стая дралась на их стороне, - это тоже многое определило.
Так что в силах обороны конвоя установилось довольно устойчивое равновесие. Все были у всех на виду, кто однозначно не желал с нами контактировать – те держались в стороне, но таких было очень мало. А кто хотел, тем всегда уделяли время.
Но время пролетело очень быстро, и вскоре конвой должен был уже вплотную приблизиться к двухсотмильной зоне японского архипелага. Туда, где уже можно было встретить и авиаразведку, и группы дальнего дозора канмусу с береговых баз. Судя по всему, погода и все условия теперь благоприятствовали, и связисты транспорта уже готовы были вызывать береговые станции наблюдения и базы, а потому нам пришла пора расставаться.
Последний разговор с командованием конвоя произошел у нас с Сэнди на открытой площадке сразу за ходовым мостиком «Артемис».
- Мисс Спартмайер, я еще раз - и не только я, - выражаю вам... и вашим союзникам, самую искреннюю благодарность за помощь в обороне и проводке наших кораблей. Но хочу напомнить, что я - офицер Объединенного Флота и старшее лицо конвоя. И моей прямой обязанностью будет доложить обо всем, что тут происходило. Так что если у вас имеются какие-то... иные полномочия, то самое время о них заявить.
- То есть вы полагаете, что я сейчас предъявлю вам некий документ или озвучу устный код, позволяющий мне засекретить все тут произошедшее, наложив вето на ваш доклад? Увы, но нет.
И Спартмайер лишь покачала головой.
- Я - простой командир эскортной группы, а вовсе не участник какого-нибудь сверхсекретного проекта ОФ либо одной из стран по выведению «ручных» Глубинных, да еще вышедших на полевые испытания. И я не имею никаких полномочий, равно как и желания, что-то вам запрещать или приказывать о чем-то умолчать. Да и получится ли, если этих самых Глубинных видело столько народу? А некоторые с ними даже общались. Их-то куда? Утопить всех оптом? Нет, стейк обратно в корову не запихаешь... Единственное, о чем я вас попрошу, сэр: не спешить с докладом. Как только вы войдете в контакт с наверняка вышедшими вам навстречу силами ОФ, слухи и разговоры меж девчонок пойдут тут же. Но одно дело – просто слухи, и совсем другое - официальный доклад. Так что дайте нам сутки-другие. Тем более, что такой рапорт вы явно будете писать достаточно долго. А уж потом - откупоривайте бутылку с джинном.
- Но... Ведь вы тоже отдаете себе отчет, мисс, какой эффект вызовет эта информация?
- Более чем, коммодор, - ответил я вместо Сэн. - Но нас все устраивает.
- Что ж... Если так...
- Я, как флагман этой необычной группы Глубинных, и не планировал прятаться от людей, - добавил я уже «свои пять копеек». - А более четкого и недвусмысленного заявления о намерениях, чем открытая помощь вашему конвою, и придумать было бы сложно.
- Пожалуй, что да, но... Все же не знаю, мистер Рэм. Для нас вы стали спасителями, - а вот для тех, кто сидит выше… Тут может быть всякое.
- Вы ничего не теряете, сэр. Разве что вас по возвращению ждут не самые приятные дни. Сколько придется написать бумаг, дать объяснений, еще и на медкомиссю наверняка определят. Причем, это будет происходить и в Курэ, и, скорее всего, повторится в Австралии тоже, когда вы туда вернетесь.
- Да уж, придется попотеть и потерпеть, - не слишком весело усмехнулся старпом. -  Но все это стоило того, особенно если альтернативой были страховые чеки семьям и газетные передовицы о гибели в море более пяти тысяч человек... А знаете, что было самое паршивое в нашей ситуации, пока вы не пришли?
- Предполагаю... - и я посмотрел вниз, где от борта «Артемис» отходила белая полоса пенных «усов». - Вы - в смысле HSV и канмусу, - в принципе, наверное, могли бы прорваться из окружения и уйти обратно в шторм.
- Именно, - и у Дрейка на скулах отчетливо прокатились желваки. - У нас были реальные шансы спастись... Но вот только ради этого надо было бросить конвой. Весь. И Глубинные за нами даже не погнались бы. Крайне паршивый выбор, правда?.. Так что наша благодарность к тебе и Спартмайер, она... гораздо глубже, чем кажется. И мы все этого тебе не забудем, парень... Когда вы отправляетесь в обратный путь?
- Через час.
- Тогда я, пожалуй, дам команду оповестить все корабли.
Собравшись в четкий и специально смешанный строй, моя стая и RQ-91 средним ходом напоследок прошла вдоль всего конвоя. И нам на прощание кричали и махали экипажи грузовых «штормпирсеров», и вышедшие на палубы пассажиры «Колумба» и «Звезды Юга». Корабли подавали сигналы, а эфир «м-диапазона» не замолкал до самой границы восприятия.

***

- Дилан, как думаешь: у этого парня и его команды все будет хорошо?
- Сдается мне, Генри, что как раз у него-то все сейчас гораздо лучше, чем у нас с тобой... А уж спокойнее – это точно.
- Ну, что нам теперь штабисты покоя не дадут, тут я даже не сомневаюсь. И все же жаль, что вот так расстались... Что думаешь, старпом?
- Мы с тобой в очередной раз выскочили из пасти дьявола, вот что я думаю. Однако у нас из девчонок на борту четверть небоеспособна, и еще треть боеспособны условно. А пассажирские посудины перегружены. Так что, хоть мы и одинаково близко сейчас к Сикоку и Хоккайдо, но пора бы нам подумать о себе. И коль скоро мистер Рэм и девушки из RQ-91 нас покинули, то я распорядился связистам начать вызов сразу же, как мы утратим контакт с нашими защитниками. А потому…
- Сэр, есть связь! – высунулся из рубки дежурный офицер смены. - Это поисковый отряд на HSS-1500, «Дискавери»! Просят вас в рубку!
- Пошли, Дилан. Похоже, зря ты боялся: без сопровождения мы не останемся.

***

- Да, как и говорила Мэг, заварили мы кашу... Теперь бы еще расхлебать ее правильно, - оглянулся я на тающие на горизонте легкие дымы уходящего к Японии конвоя.
- С такой пиар-акцией у тебя есть отличная фора, хотя дерьмо может случится всякое, так что будем держать ушки на макушке! - сказала Хелен и, щурясь как довольная лиса, подрулила поближе:
- Слушай, Рэм: а Рене тебя там не затащила в укромный уголок? Она может, я знаю...
- Намеки от нее были вполне понятные, но - нет. Просто посидели вместе, свесив ножки с борта, поболтали... Обнял ее напоследок. Одаренная девушка, да, весьма и весьма...
- Рэм!.. Так ты с ней там все же обжимался?!
- Ты же говорила, что сцен ревности не будет?
- А ты вообще слушал, что я говорила? Она не из нашего отряда! Даже не из нашего флота!..
- Вот я и намекнул ей в ответ, чтобы переводилась к вам. И вот тогда...
В ответ раздался откровенный хохот.
- Вот это правильно! Будет нашей - тогда и подумаем, давать ли доступ твоему могучему телу. А ты, Аясэ-сан, даже не пытайся краснеть - у тебя все равно не получится. Бедные штабисты Четвертого: они еще не знают, каким подкожным клещом может быть Рене... Ну да ладно, - как минимум, у нас теперь есть время, чтобы дойти до базы и засесть там, как сычи в дупле, ожидая реакции на доклад командира Моргана. Рейна, как там твой кот?
- Наелся и спит! – довольно оглянулась Ре на маленький деревянный ящик за спиной, который сделали ей на «Звезде Юга».
- Отлично, настоящий моряк. Тогда держим двадцать пять узлов, курс на Тиниан!

***

- Мисс Митчелл, изменения в статусе судов есть?
- Никак нет, сэр! Все суда – код зеленый.
- Принято. Мисс Бэрри, что по нашим дозорам?
- Сэр, от эскорта никаких новостей. Патрульные группы девушек на воде, SG-18 контролируют периметр ордера. Все спокойно, сэр.
- Принято...
И коммодор поднес к губам микрофон передатчика:
- Говорит конвой AJ-17, HSV-11 «Артемис». На связи старший офицер конвоя коммандер Генри Морган, вызываю транспорт Флота HSS-1500 «Дискавери». Прием?
- Это «Дискавери», слышим вас «Артемис»! Это коммодор Хувер... Генри, это уже не смешно.
- И я рад слышать тебя, Честер. Надеюсь, для нас этот день начнется с приятных вестей?
- Если считать приятной весть о том, что вас сегодня вечером должны были официально объявить погибшими – то да, безусловно с приятных. Где вы находитесь и каковы потери?
- Сейчас примерно в двухстах тридцати милях восток-юго-восточнее Сикоку. Потери в нашем случае минимальны: за вычетом прогоревших от стрельбы стволов у девчонок, невозвратных нет. Конвоем оставлен один борт – но пустой, без груза и пассажиров. Честер, мы знаем протокол, и знаем, что официально это могут сделать только после окончания поисков или через месяц, так что...
- Нет, этого явно не может быть… «Артемис», мы вас искали на подходе к Уэйку, согласно вашей радиограмме. А сейчас выходит, что движемся параллельным курсом в полусотне миль на восток от вас, ближе к острову Хатидзё. К черту месяц, Генри. Вас пытались спасти целых семь отрядов Флота. Все, кого удалось найти и снять откуда только можно...
Взгляд коммандера Моргана встретился с таким же твердым взглядом старпома Дрейка.
- «Дискавери», нам не повезло, и мы здорово засели в шторме. И если бы не два отряда Флота, которые пришли на помощь, мы бы сейчас, скорее всего, не разговаривали.
- «Артемис», о каких отрядах идет речь? Кто-то из наших?
- Группа SG-18 пронеслись по небу из Брисбена и свалились нам прямо на головы.
- Эти неистовые северянки? Слышал о таких, информация на флоте распространяется быстро. А кто вторые?
- RQ-91, Водоплавающий Цирк «Атланты» Спартмайер с Тиниана.
С минуту в рубке стояла полная тишина – и офицеры уже были готовы к тому, что связь, скорее всего, опять начала творить чудеса. Но потом динамики ожили вновь.
- «Артемис», вы там со своим южным полушарием совсем отстали от жизни...
- Это почему же?
- Генри, база на Тиниане признана Флотом утраченной около месяца назад.
- То есть...
- Никаких «то есть»: у Флота нет других сил в этом квадрате. И потому с топографией и прогнозами погоды здесь тоже творится черт знает что... Предвижу, ты сейчас приведешь кучу возражений, но послушай сперва меня. Мы все искренне рады, что вы, черт возьми, живы. Но приказ о возвращении мы получили после того, как все отряды за короткое время приняли сразу несколько сигналов раскрытия аур Химе, а затем зафиксировали сейсмический толчок с ударной волной средней силы. После общего доклада о произошедшем базы в Йокосуке и Курэ сделали вывод о гибели конвоя, отдав приказ всем отрядам прекратить поиски и возвращаться.
И еще один быстрый обмен взглядами капитана корабля и его старпома, после которого Донован Дрейк указательным пальцем невзначай потер висок - сейчас в рубке «Артемис» было слишком много любопытных ушей. Генри Морган вновь поднес к губам микрофон:
- «Дискавери», мы сами столкнулись с раскрытием ауры Химе, но только раз. И потом: ни о каком сейсмическом толчке мы знать не знаем, хотя вполне могли просто не заметить его в разгар боя.
- «Артемис», где был бой?
- В точке с примерными координатами 15°45`13.8«N. 154°17`29.2«E., мы указывали их во втором сообщении.
- Генри, никто из наших твоего второго сообщения не получал. Зато сейчас ты мне дал координаты, находящиеся в противоположной точке от той, где зафиксировали вспышки ауры мы сами – еще дальше на восток от Уэйка, в направлении Гавайев.
- Это странно, потому что оба пришедших нам на помощь отряда наш сигнал бедствия все же получили. И потом, у нас полный лазарет раненых за время боя девчонок, а в колонне плетутся два пассажирских судна из трех – притом сильно перегруженные. Так что нам все это отнюдь не показалось, Честер. И охрана до любой из баз или портов тоже лишней не будет.
- Ладно, «Артемис», мы вас поняли... Пусть с этим всем теперь разбирается Флот. Но лучше не сбавляйте ход, потому что с востока на Японию идет еще один мощный атмосферный фронт. Отряды с баз к вам теперь все равно не успеют, так что мы вас сами нагоним. На борту – полная группа RQ-64 и «Адмирал Шеер», а поблизости еще две ударных группы Флота и их транспорты, так что эскорт будет уже через час.
- Приняли, спасибо «Дискавери».
- Не за что благодарить, «Артемис»... Только постарайтесь за это время не пропасть снова, как «Циклоп», в другой части Мирового Океана: все общение с вами записывается!
- Не пропадем, «Дискавери». Тем более, раз уж мы теперь не одни... Это «Артемис», ожидаем вас. Конец связи.

+33

184

Кусок мыслей итальянки можно отделить пустыми строками, имхо.

А так - жырненько, автора явно накрыло вдохновением.

0

185

Я вот я таки попрошу, не "жЫрненько", а нажористо :shine:

Будем изучать "правочный" функционал Фикбука. Пока глаз не за что не зацепился, будет день пройдусь уже внимательно.

0

186

Добрый день!

...И - СПАСИБО! Вы опять кинули мне манильский канат в не самый приятный для меня день...

Одно замечание:

И коммодор поднес к губам микрофон передатчика:
- Говорит конвой AJ-17, HSV-11 «Артемис». На связи старший офицер конвоя коммандер Генри Морган, вызываю транспорт Флота HSS-1500 «Дискавери». Прием?

Явно перепутан номер конвоя...

И, пожалуй, ещё вот эта фраза:
- Канмусу навигации слышали по «м-связи» все переговоры в процессе спасения - и никто не запрещал им делиться услышанным с командами корабля.


Здесь по смыслу: либо - с командой корабля

; либо - с командами кораблей

Возможно, позже найдётся ещё что-то по стилистике.

С глубоким уважением и благодарностью
Старый Блицтрегер

Отредактировано Старый Блицтрегер (09-02-2020 20:33:24)

+3

187

Shin-san написал(а):

потеряно семнадцать эсминцев из тридцати

Shin-san написал(а):

вернулись, ведя с собой двадцать шесть эсминцев различных классов

Shin-san написал(а):

без малого полусотне основательно проголодавшихся эсминцев

При третьем перечитывании наконец-то посчитал (!) - 30-17+26=39
Тридцать девять!!! Очень даже много до полусотни не хватает(((( Может, что-то типа "нескольким десяткам"?
upd: Упс.  там меня нет... и не будет надеюсь(((
Тогда ОК.

Отредактировано Padavan147 (11-02-2020 02:41:07)

0

188

На фикбуке поправил еще вчера.

0


Вы здесь » NERV » Произведения Станислава Shin-san » Уровни Глубины - текст