NERV

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » NERV » Стартовый стол » LineEffect - Альтернатива ("Lineage 2"+"Mass Effect")


LineEffect - Альтернатива ("Lineage 2"+"Mass Effect")

Сообщений 81 страница 90 из 93

1


Очередная работа по "Mass Effect" с "альтернативным человечеством".
На этот раз вместо каноничного унылого "Альянса Систем", полностью срисованного с НАТО, у нас цивилизация из "Lineage II", развившаяся до космических полётов. Правда, не совсем каноничная, так как в истории мира "L2" столько противоречий, недосказанности и взаимоисключающих явлений, что многое пришлось переделать и дополнить.

Основная идея - показать цивилизацию, полностью отличную от Совета и прочих "цитадельцев", начиная от политического устройства и заканчивая технологиями, но при этом являющуюся "вторым полюсом силы" в галактике. Потому не исключаю нечто вроде "холодной войны" между этими двумя объединениями.

Политическое устройство здешнего Альянса можно назвать "федерация конфедераций", которая состоит из кланов, гильдий и муниципалитетов.

Кланы - многорасовая община, похожая на коммуну, но с элементами иерархической лестницы. Наиболее многочисленный вид организации. Степень развития разная - одни кланы состоят всего из десятка-двух разумных, другие же насчитывают по несколько десятков тысяч членов, и организованы как "микрогосударства". Делятся по уровням развития: с каждым последующим возрастает степень влияния и ответственности. Наивысший уровень - обладание собственной "мобильной крепостью", что даёт максимальную свободу передвижений и сырьевую независимость. Кланы имеют право заниматься чем угодно в пределах закона, начиная от охранных услуг и заканчивая грузоперевозками.

Гильдии - по факту это монопольные мегакорпорации, каждая из которых не ведет дела за пределами определённой отрасли. К примеру, "Центральный Банк" - единственная гильдия, имеющая право чеканить валюту Альянса, но это никому не мешает расплачиваться бартером ресурсов или услугой за услугу.

Муниципалитеты - именно они владеют землями в "легальных" колониях и сдают её в аренду всем вышеперечисленным, а также одиночкам или семьям не состоящим в кланах/гильдиях.
Несмотря на то, что они имеют свои "Силы Планетарной Обороны", часто нанимают кланы для дополнительной защиты.

Все технологии, что использует Альянс, основаны на магии, за исключением различных сложных механизмов гномовского производства.
В итоге получается множество парадоксов, вроде тех, когда "цитадельцы" не могут связаться с "альянсовцами" по той простой причине, что у последних нет даже примитивного радио.

Что касается сюжета. Сначала он будет "ехать по рельсам канона", но криво-косо, а порой и вообще поперёк. Ко времени МЕ2 рельсы сотрутся окончательно, и начнется крупная щебенка. До МЕ3 ещё не заглядывал, но одно можно сказать точно - канон улетает на Жнецах в Андромеду.

С персонажами история та же. Шепард тоже будет (куда же без него), но на эпизодических ролях. Кое-кто из персонажей МЕ просто не вписался в местные реалии, другие же сменили расовую принадлежность. "Главных героев" для всего произведения как таковых нет, ибо оное произведение по планам будет состоять из множества пересекающихся сюжетных линий, в каждой из которых будут свои протагонисты и антагонисты.

Скорее всего, сам текст будет выкладываться отрывками (так как он из разряда "половина в столе - половина в голове") для дальнейшей "шлифовки", так что критика очень приветствуется.

Отредактировано Kaross (13-03-2018 23:35:44)

+5

81

Так... прода?

0

82

Фриз
Будет, но когда именно - вопрос.

0

83

эх, похоже у Kaross "синдром Седрика" развился :(

+1

84

Mirrorel
Что?

0

85

Mirrorel написал(а):

эх, похоже у Kaross "синдром Седрика" развился


Главное, чтоб не Kami-зм в терминальной стадии...

.

0

86

Честно? Фигня какая-то.

-4

87

DimitryS написал(а):

Честно? Фигня какая-то.


Ощущение, что вы, батенька, просто количество постов набиваете и пишите во все темы подряд, подымая давно умершие вещи из глубины времен.

+1

88

Вернёмся к нашим рогатым, но не баранам.
Надеюсь, они у меня по-прежнему получаются более-менее адекватно.

Столовая дредноута «Эквитас» встретила Нирруса знакомым букетом запахов и негромкими разговорами сослуживцев. Получив паёк, мужчина оглядел полупустой зал и, заметив в отдалении знакомый гребень, направился прямиком к его обладателю.

       – Тяжелая выдалась смена? – поинтересовался турианец, садясь напротив хмурого сородича.
       – Всё как у всех, – отмахнулся Лантар.
       – Могу с этим поспорить, – парировал собеседник. – Пока висим на стационаре, кроме чтения однообразных отчетов у нас в реакторной заняться нечем, а судя по твоему виду, тебе явно скучать не приходится.

Пробурчав что-то неразборчивое, медик закончил трапезу и отставил тарелку.

       – Ты ведь должен знать с кем мы столкнулись, – тем временем продолжил Ниррус. – А то слухи хотят разные, одни говорят, что это один вид, другие же –  что три. Так сколько их на самом деле?
       – Шесть, – спокойно ответил мужчина, от чего товарищ захлопнул челюсть, так и закинув в рот мясо. – Но это если смотреть на ДНК, чисто внешне они действительно выглядят довольно однообразно, как левобелковая помесь азари и кварианца.
       – Мы что, второй Совет открыли? – после паузы удивленно спросил техник.
       – Новичков обсуждаем? – поинтересовалась турианка из аварийно-спасательной службы, садясь рядом.
       – Покажи мне тех, кто о них не говорит, – пробурчал Лантар, отпивая из стакана.
       – А, привет Квириа, – кивнул знакомой Ниррус. – Уже закончили осмотр обломков того астероида?
       – Шутишь? Мы ещё толком не начинали! – покосилась на него женщина. – И, кстати, это был не астероид.
       – Да? – скептически прищурился тот. – А мне знакомый с радарного сказал, что на сканерах оно было почти как обычный булыжник с залежами металлов.
       – Верно, камень и металл, – хмыкнула собеседница, попутно расправляясь со своей порцией. – Только металл этот не руды, а арматура. И судя по её количеству и расположению, она изначально там была.

Пробормотав нечто вроде «Ну надо же!», техник, наконец, взялся за еду.

       – Поверь, это ещё не самое странное, – после паузы продолжила Квириа, открыв один из поясных карманов. – Смотрите…

На столе появился маленький брусок, одна сторона которого состояла из камня, а другая из металла. Середина же представляла собой плавный градиент между этими двумя.

       – И что это? – спросил Ниррус.
       – Тут, – коготь собеседницы указал на каменную часть, – материал из которого сделан корпус того «астероида», а тут, – остриё сместилось на противоположный конец, – наш оружейный вольфрам.
       – И… откуда он там взялся? – недоуменно моргнул собеседник, но сообразив, как это прозвучало, поспешил пояснить. – В смысле, если это то, что осталось от болванки…
       – Ну, бред же! – напомнил о себе всё ещё хмурый медик, озвучив мысли сородича. – Там же всё испаряется при столкновении.
       – Вот именно, – кивнула женщина. – А тут получилась такая вот «ударная диффузия».
       – А тебе не приходило в голову, что это их вольфрам, а не наш? – осторожно поинтересовался техник. – И он там был изначально?
       – Маловероятно, – покачала головой подруга. – Уж слишком он похож по составу, а иного мы вообще не находили.
       – Если это правда, то что-то здесь не так, – заметил Лантар.
       – Ха, у них там всё «не так», – покосилась на него собеседница. – Из привычного нам только коридоры, двери и что-то похожее на электропроводку.
       – И всё? – удивился Ниррус.
       – Пока да, – подтвердила Квириа. – На самом деле немногое уцелело, там, судя по всему, что-то объёмно-детонирующее рвануло. Но, во всяком случае, остатков масс-ядра или реактора мы пока не нашли.

На минуту троица погрузилась в молчание, обдумывая озвученную информацию.

       – Получается, что мы даже примерно не представляем, что от них можно ожидать, – подвел итог беседы медик. – Теперь я начинаю понимать нашего генерала…

***

       «Эквитас» спал – по корабельному времени уже давно наступила ночь, однако в столь поздний час бодрствовали не только вахтовые.
Зайдя в лазарет, Десолас чуть поморщился от неприятной прохлады и характерного запаха трижды стерилизованного воздуха.

       Кивнув дежурному, генерал неспешно двинулся в сторону морга.
Обычно здесь хранили тела павших легионеров, но в этот раз холодильные камеры были заполнены представителями новооткрытой цивилизации. Точнее теми из них, что более-менее сохранились после устроенной кораблями Артериуса бомбардировки.
Найдя нужную ячейку, турианец ввел в устройство несколько команд, после чего механизм с шипением выдвинул из камеры поддон с трупом.

       Поддев когтями кончик непрозрачного покрывала, мужчина на мгновение задумался, но в следующую секунду одним движением отбросил пленку и склонился над содержимым.

Та азариподобная чужая, увиденная Десоласом в первый день операции, практически не изменилась.
Заложив руки за спину, генерал медленно заскользил взглядом по обнаженному телу, стараясь разглядеть как можно больше мелочей и деталей.

       Стороннему наблюдателю такое поведение могло бы показаться странным, но только если не знать о методах и привычках Артериуса, которые он приобрел после прочтения «Искусства Войны», ради чего даже выучил родной язык древнего турианского философа, написавшего эту легендарную книгу.
Одно из изречений гласило: «Чтобы победить врагов, нужно изучить их. Не просто их боевые тактики, но и их историю, философию, искусство».

И хотя многие сородичи не понимали, как подобный подход может помочь в сражении, сам Десолас уже успел оценить его по достоинству. Он не только старался изучить в свободное время особенности каждой расы, но и заставлял своих офицеров связи и специалистов по электронной борьбе учить другие языки, дабы не зависеть от программного перевода, который не всегда точно передавал смысл сказанного.
В результате, к своим тридцати шести, Артериус стал самым молодым генералом в истории Иерархии за последнее тысячелетие.

       К сожалению, один лишь вид покойной не мог рассказать многого, но аналитическим способностям турианца хватало и тех крупиц информации.
Первое, что он отметил – привлекательная, по меркам азари, внешность. Эта, казалось бы, незначительная особенность, могла говорить о достаточно высоком положении незнакомки в родном обществе.
Отсутствие на теле старых шрамов и мозолей подтверждало данную теорию, давая Десоласу повод подозревать, что перед ним не какая-нибудь прислуга или боевик, а специалист «умственного труда».
       А вот с идентификацией рода деятельности по развитию мускулатуры возникли сложности – при всей своей похожести на жительниц Тессии, анатомия данного вида всё-таки имела различия.
Но одно Артериус мог сказать точно – из стрелкового оружия его загадка никогда не стреляла.

       Продолжая не спеша разглядывать покойницу, генерал пришел к выводу, что она в равной степени могла быть как гениальным стратегом, так и эстрадной певицей, либо вовсе сугубо гражданским администратором. Или, учитывая внешность – «светской моделью» из высшего общества, с множеством поклонников за спиной, мечтающих увидеть своего кумира в том виде, в каком её сейчас наблюдал турианец.
Впрочем, сам Десолас без раздумий был бы готов обменять это сомнительное удовольствие на простой диалог.

       По-прежнему находясь в задумчивости, мужчина протянул руку к щеке незнакомки но, не рассчитав расстояние, случайно поцарапал серо-синюю кожу острием когтя.
В следующее мгновение запястье ощутило крепкую, обжигающе холодную хватку, а взгляд встретился с двумя тёмными бездонными провалами, до сего момента прятавшимися под опущенными веками…

       Отдышавшись, Артериус обнаружил себя в собственной каюте и, посмотрев на часы, тихо выругался, увидев, что по корабельному времени было уже три часа ночи, а с прошлой попытки уснуть прошло всего лишь чуть больше полутора часов.
Нашарив фляжку, генерал хотел было утолить жажду, но ощутив характерный запах алкоголя, раздраженно отбросил пустую ёмкость в сторону, после чего отправился на поиски воды.

       Полминуты под ледяным душем и доза обезболивающего помогли более-менее улучшить самочувствие, но ни о каком сне речи уже быть не могло. В конце концов, турианцу надоело ворочаться на жесткой кровати в ожидании очередного кошмара, и он отправился к личному терминалу.
Еще раз перечитав вчерашний черновик отчета, Десолас молча удалил текст и, откинувшись на спинку кресла, задумался о том, что и как нужно докладывать вышестоящему начальству. Однако в голову лезла всякая ерунда, вида: «Дорогой Примарх! На прошлой неделе мы без предупреждения атаковали колонию неизвестной цивилизации, и теперь не знаем что делать. Будем надеяться, что от этого пострадает только наша гордость, а не половина Пространства Цитадели…».
       Но всё же офицер четко понимал, что при любом оформлении, «между строк» будет звучать именно это, и агрессия в отношении другой цивилизации, пусть и совершенная по досадной ошибке, будет стоить ему как минимум разжалования, и то при условии, что конфликт удастся разрешить относительно мирно.
Просто уйти, бросив десант на произвол духов, а конфликт на самотёк, турианцу не позволяла выучка и понимание последствий такого поступка, которые не только поставят крест на дальнейшей карьере, но и могут сказаться на репутации его потомков.

       Впрочем, был ещё один вариант – взгляд военного зацепился за лежащую на столе деревянную шкатулку, в которой поблескивал церемониальный кинжал. Его название переводилось с ныне «мёртвого» диалекта как «Принцип ответственности», и такой атрибут выдавался командующим, имевшим в распоряжении достаточно власти, чтобы принимать решения способные отразится на жизни всей турианской расы.
Главной особенностью этого оружия являлось необычное строение рукояти, выполненной в виде небольшого лезвия таким образом, чтобы им невозможно было орудовать не поранив себя. Данное качество имело глубокий символизм, задача которого состояла в том, чтобы наглядно показать, что не бывает решений без последствий. Те же, кто об этом забывал, всегда могли избежать позора при помощи этого оружия. Но Десолас надеялся, что до этого всё же не дойдёт.

       Отбросив ненужные мысли, Артериус вывел на голографический экран отчеты подчиненных и углубился в чтение. Но несмотря на несколько обновлений, ситуация в общих чертах так и не изменилась, и по-прежнему была малоприятной и малопонятной.
Попытки забрать десант до сих пор не принесли желаемого результата – зенитные ракеты, непонятным образом игнорирующие все средства электронного противодействия, оказались слишком эффективны против легкой техники, а их количество представляло угрозу и для более крупных кораблей, оснащенных собственной ПРО – «ПОИСК» просто не успевал сбивать всё боеголовки, что едва не окончилось потерей двух фрегатов.
Месторасположение носителя этих «чудо-ракет» вычислить не удалось до сих пор, поскольку спешное сканирование зоны пуска не выявляло каких-либо искусственных образований, либо подозрительных аномалий. Аналитиками было выдвинуто предположение, что их противник – стелс-субмарина, а сами ракеты имеют возможность перемещаться под водой, самостоятельно выходя на позиции.

Вздохнув, генерал с иронией отметил, что если бы в его академии кто-то всерьёз предположил что планетарный флот способен представлять угрозу для космического – его бы в лучшем случае просто высмеяли. Но здесь и сейчас происходило именно это.
От орбитальной бомбардировки предполагаемого места нахождения ракетоносца пришлось отказаться, так как это не только нарушает конвенции Цитадели и ставит под угрозу жизни десантников, но и рискует ухудшить отношение с данной цивилизацией в перспективе.

       В принципе, сама идея силового решения, предложенная некоторыми офицерами, не находила поддержки Десоласа, не без оснований опасавшегося ещё больше усугубить ситуацию, нарвавшись на нестандартный ответ противника. То, что он будет именно таким, турианец уже не сомневался.
Именно поэтому он приказал уцелевшим десантникам перейти к обороне и попытаться выйти на контакт с местными, а флотским специалистам – круглосуточно сканировать эфир во всех диапазонах, ища хотя бы подсказку о средствах связи оппонента. Наличие таковых тоже не вызывало сомнений, хотя поначалу сопротивление было крайне разрозненным. Однако тишина в эфире вызывала недоумение и множество вопросов.

       Впрочем, надежды на мирное разрешение конфликта всё же были. Осталось только дождаться пока пленные помогут составить словарь для переводчика и найти способ выйти на связь.

Отредактировано Kaross (15-06-2018 01:24:30)

+7

89

Тем временем в лагере турианцев:

Флоен с интересом рассматривала сидящего напротив пришельца, так и не решив чему уделить больше внимания – ауре или внешности, ибо удивляло её и то, и другое.
Выяснилось, что под своими причудливыми шлемами чужаки выглядели как помесь людоящеров и стакато, однако их ауры говорили о достаточно высокой разумности и силе воли обладателей оных, что не было характерно для упомянутых ранее видов. Фактически, в этом плане пришельцы не столь сильно отличались от основных рас Альянса, как того можно было бы ожидать от существ иного происхождения, что только подтверждало несколько высказанных ранее теорий о свойствах души.

       Таким образом, целительница определила пол, примерный возраст незнакомца, поверхностные черты характера и ряд других мелочей, в том числе и текущее настроение – интерес, разбавленный опасением.
И если первое эльфийка понять могла, то второе казалось ей странным.

Тишину нарушил знакомый и уже надоевший звук – висящее под потолком непонятное устройство в очередной раз ожило, издав низкий гудящий звук, и снова испортило воздух в помещении, сделав его практически безжизненным.
Смысл данной процедуры оставался для женщины загадкой, но она отметила, что инопланетяне установили подобные штуковины во всех местах, где ходили без шлемов что, по-видимому, было необходимо для их жизнедеятельности.

       Достать Флоен это гудение успело ещё в первый день, когда она очнулась в подвале административного здания, спешно переделанном под тюрьму, спустя пару суток после того как свалилась от истощения. Об этом ей поведали находящиеся там же Разор и Мартин. Живые и отдохнувшие, но пребывавшие в не самом лучшем настроении.
Из их рассказа стало ясно, что пришельцы решили занять оборону в наиболее укреплённом и удобном для них месте – управленческий центр колонии от ближайших домов отделяла немаленькая площадь, на которой практически отсутствовали укрытия, не считая нескольких клумб, деревьев, а также недостроенного фонтана. И хотя время от времени гномы пытались достать чужаков своими миномётами, особых успехов им добиться не удавалось.

       Сами инопланетяне действовали достаточно четко и организованно, размещая на потолках и стенах множество непонятных штуковин, судя по всему, рассчитывая на долговременную осаду.
Однако больше всего эльфийку взволновал тот факт, что пришельцы зачем-то брали у них образцы крови. И пусть двойная проверка не выявила никаких странностей, «Оракул Евы» не собиралась оставлять это без внимания.

       Тем временем «костелицый», наконец, начал говорить.
Естественно, язык его расы оказался собеседнице незнаком, потому ей пришлось ориентироваться в первую очередь по оттенкам ауры и жестам чужака.
Догадавшись, что он представил себя, и другого присутствовавшего здесь же сородича, стоявшего у стены возле входа, Флоен назвалась в ответ.
По мелькнувшему в ауре пришельца легкому удовлетворению, стало ясно, что его реплика была понята правильно.

       Дальнейшее общение пошло гораздо интереснее – инопланетянин включил лежащее посреди стола устройство, и в воздухе над оным появилось несколько светящихся символов.
Однако уже через пару секунд чуть выше них возникла панорама Бездны, по которой плыли странноватые корабли, чем-то похожие на птиц. Вскоре возле них вспыхнуло изображение герба, вроде того, что красовался на броне пришельцев, и портрет одного из них.
Рассмотрев получившуюся композицию, женщина сделала сразу два вывода: первый – эти изображения не чистые ментальные образы, что ставило под сомнение их достоверность, и второй – на самой картине изображены корабли принадлежащие вторженцам.

       Дождавшись медленного кивка, пришелец задел пальцем один из символов и изображение сменилось.
Теперь на фоне звезд красовался «Йоханес», сопровождаемый гербом клана Флоен и её же портретом. Изучив картину, она посмотрела на мужчину выжидательным взглядом.
В ответ он нажал на тот же знак ещё раз и, повинуясь его воле, изображение сдвинулось в сторону, уступив место другому, показывающему орбиту некой планеты и висящую над ней странную конструкцию.

Приглядевшись к ней, эльфийка удивлённо вскинула брови, ибо к оной конструкции было присоединено с десяток «Йоханесов», но целительница точно знала, что на сегодняшний день он такой один во всём Альянсе. Впрочем, более пристальное изучение позволило понять, что это всё-таки другие корабли, пусть и очень похожие.
Тем временем, возле них и планеты появился какой-то незнакомый знак и портрет морщинистого четырехглазого существа.

       Убедившись, что его собеседница заметила изменения, инопланетянин продолжил показ.
В пустоте Бездны встретились птицеподобные корабли и «Йоханес», после чего герб клана и портрет «Оракула Евы» сменились на тот самый знак и лицо четырехглазого, а от первых в сторону разведчика полетели какие-то огоньки.
Однако он быстро развернулся и скрылся за пределами экрана, вынудив нападавших двинуться следом.
На следующем изображении Флоен узнала Шаньси и охранявшую её крепость, принадлежность коих пришельцы обозначили уже привычным способом – гербом и портретом, которые, впрочем, тоже изменились также как и в прошлый раз, стоило лишь показаться с другой стороны экрана их кораблям.

       Что будет дальше, эльфийка уже поняла – уничтожив крепость, корабли чужаков зависли над планетой, и из них посыпались фигуры в уже знакомой броне.
Следующее изображение показывало, как на поверхности Шаньси стоят уже виденные ранее четырехглазые, а рядом приземляются «костелицые» и начинают стрелять в них из своего странного оружия. Но вдруг первые превращаются в орков, эльфов и людей, после чего цикл картинок замирает.

       Подняв взгляд на собеседника, целительница пристально вгляделась в его ауру, пытаясь найти признаки лжи, но увидела там только нечто очень похожее на стыд и разочарование.
После нескольких минут молчания, пленнице пришла в голову идея, как можно было бы проверить свои догадки. К сожалению, донести это до инопланетян так и не получилось – долгие просьбы и уговоры, при помощи жестов и слов на трех языках, дать ей эмпатическое зеркало привели лишь к тому, что переговорщик что-то нажал на своём устройстве, и оно начало показывать лицо «Оракула Евы».
В итоге, так ничего не поняв, чужаки сопроводили женщину обратно в камеру.

       – Что им было нужно? – сразу же спросил Мартин.
       – Общение, – всё ещё пребывая в глубокой задумчивости, ответила Флоен. – Они хотят что-то сказать.
       – И что же? – скептически осведомился человек.
       – Кажется, это касалось причины нападения, – эльфийка присела на лежанку, и достала из прислоненной к стене магической сумки банку консервированных овощей, после чего передала артефакт собеседнику. – Похоже, что они с кем-то воюют, а «Йоханес» оказался очень похож на корабли их врагов.
       – Так ты хочешь сказать, – медленно произнес мужчина, привычным движением активировав принятую вещь, – что они просто ошиблись?

Целительница вздохнула, глядя на паёк, но не спешила его распечатать.

       – Получается что так, – через минуту кивнула она. – И потому мы должны договориться с ними как можно скорее…
       – После всего того, что они сотворили? – вскинулся Мартин. – Ты хоть понимаешь, о чем ты говоришь?!

Последняя фраза прозвучала слишком громко, тем самым разбудив запертого в другой камере инопланетянина, того самого, который не так давно случайно спас жизнь «Оракулу Евы».

       – Ash, kurvva! – раздраженно прошипел он, покосившись на спорщиков, и перевернулся на другой бок.

Однако его недовольство так никто и не заметил.

       – А что ты предлагаешь? – с вызовом спросила женщина. – Перебить всех до последнего?
       – Да хоть так! – со злостью ответил человек. – Пусть ответят за свои преступления!
       – О том, что мы заплатим за это ещё большей кровью, ты не подумал? – попыталась образумить соклановца Флоен. – Тем более что это бессмысленно. Им тоже не нужна война.
       – С каких это пор ты беспокоишься об этих тварях? – с отвращением спросил Мартин.
       – Они такие же, как и мы, – ответила эльфийка, посмотрев на вновь уснувшего пришельца. – Живые и одушевленные.
       – Это не аргумент, – хмыкнул собеседник.
       – Хватит вам уже, – прогудел сидящий на полу орк, прерывая медитацию. – Не тратьте силы впустую. Хреновое у меня предчувствие.

***

       Майор Тавиус устало откинулся на спинку самодельного стула, собранного из найденных здесь же материалов. Ещё раз пробежавшись взглядом по тексту ежедневного отчета, он отправил его вышестоящему начальству.
Прошло уже несколько стандартных суток с того разговора, а турианец так и не смог найти ответы на самые важные вопросы. Напротив, странности только множились.

       Первой загадкой были предметы экипировки аборигенов – небольшая фляжка и сумка, внутренний объём которых, судя по записям с камер видеонаблюдения, непонятным образом превышал объём внешний.
Как такое возможно выяснить не удалось, даже несмотря на наличие у десантников в качестве трофея аналогичного устройства. Впрочем, благодаря этому не возникли проблемы с питанием пленных. Солдаты Иерархии же употребляли собственные пайки. Их вместе с остальным необходимым оборудованием сбросили с орбиты в десантных капсулах, которые ПВО местных почему-то проигнорировало.

       Вторая странность – состояние лейтенанта Вирнуса. По заверениям медиков он в полном порядке, а взятые пробы крови и другие анализы не выявили воздействия каких-либо психотропных веществ. Единственной зацепкой стали записи с видеорегистраторов брони, на которых было четко видно, как «псевдоазари» сделала что-то, после чего оный десантник не только кинулся под пули ради неё, но и напал на товарища.
Тавиус хорошо запомнил ответ биотика на вопрос «Осознавал ли ты, что эти действия противоречат уставу и боевой задаче?»: «Да, но в тот момент это казалось мне наиболее логичным и правильным. И я не знаю, как это объяснить…».
Аналитики из штаба Артериуса долго изучали те записи, но так и не смогли понять каким образом несколько пасов руками оказали такой эффект, особенно учитывая то, что ранее лейтенант не проявлял каких-либо подозрительных наклонностей. В итоге командование решило оставить Вирнуса под арестом до прояснения ситуации.

       Следуя приказу, майор установил за пленными круглосуточное наблюдение, тем самым обеспечив лингвистов и ксенопсихологов данными для разработки программы-переводчика. Однако процесс шел недостаточно быстро, потому специалисты придумали, как можно убедить аборигенов помочь в этом деле.
Но тут возникла проблема – из всех троих никто не вызывал доверия. Зеленокожий здоровяк предпочитал игнорировать почти всё  происходящее вокруг, что разительно отличалось от наспех составленного психопрофиля этой расы. Выяснять в чем причина столь аномального поведения Тавиус не решился, ибо прекрасно знал, на что способны эти инопланетяне в ближнем бою.
Кандидатуру второго мужчины турианцы даже не рассматривали – тот и не пытался скрывать своего отношения к десантникам, потому вероятность результативного диалога была крайне низка.
Оставшаяся «псевдоазари» хоть и вела себя адекватно и не выражала негатива в сторону тюремщиков, контактировать с ней тоже было рискованно, по крайней мере, пока не станет известна способность или технология, позволившая ей, как выразился один из спецов, «одурманить» их сородича. Также не следовало забывать о «не-биотике», которую она продемонстрировала при задержании.
Впрочем, тот факт, что после этого она двое суток провалялась без сознания, давал надежду на то, что инопланетянка ещё недостаточно отдохнула и пока не столь опасна.

       Наконец, взвесив все «за» и «против», майор всё же решил лично встретиться с пленницей, перед этим отдав все необходимые распоряжения на случай каких-либо неожиданностей.
И хотя общение получилось преимущественно односторонним, аналитики признали этот ход удачным, предполагая развитие дальнейшего сотрудничества.

Следующий «диалог» назначили на завтра – в штабе как раз заканчивали очередной «мультик», призванный объяснить местным намерения турианцев.
От дальнейших раздумий Тавиуса отвлек один из подчиненных:

       – Сэр, мы потеряли связь с орбитой.
       – Ретранслятор сбит? – сразу же осведомился командир, прекрасно понимая, что иначе оборвать лазерную связь едва ли возможно.
       – Никак нет, – озадаченно ответил десантник. – Техника работает исправно, просто штаб не вышел на запланированный сеанс, и игнорирует наши запросы.
       – Как давно вы это заметили? – ровным голосом уточнил майор, хотя уже догадывался, что всё это значит, но искренне надеялся на ошибочность своих суждений.


Таки "Война Первого Контакта" близится к завершению.

Отредактировано Kaross (23-01-2019 03:00:40)

+3

90

Дредноут «Эквитас», 30 минут назад

       Крелис, чуть слышно выстукивая навязчивый ритм по корпусу голопроектора, поправил воротник аварийного скафандра, украдкой покосившись на генерала.
Артериус всё также без движения сидел на своём месте, упираясь локтем в подлокотник кресла, а ладонью в висок, что турианец стал подозревать командующего в дрёме на посту, хотя создавалось впечатление, что тот просто внимательно разглядывает тактическую карту планеты.

       Сделав вид, что ничего не заметил, наводчик «ПОИСКа» вновь вернулся к своему занятию – разглядыванию голоэкрана, на коем отображался вверенный ему сектор обороны. Однако сейчас на нем не было ничего, кроме координатной сетки и отметок других кораблей флота. За соседними пультами точно также скучали напарники, стерегущие остальные направления, а чуть поодаль разместились операторы других систем.

       Но через мгновение сия идиллия была нарушена противным писком сирены, а показания с половины датчиков дредноута оказались забиты всевозможными помехами.

       – Доклад о происшествии! – сразу же потребовал капитан, стоявший возле Десоласа.
       – Гамма-всплеск неизвестной природы, – отрапортовал ответственный офицер. – Направление «3-11», дальность около двух тысяч километров! Магнитоплазменные барьеры отработали штатно!

Крелис вздохнул, ожидая пока работа систем восстановится. Несмотря на то, что упомянутые барьеры спасали как от естественных источников мощных излучений, так и от искусственных, у них был один существенный недостаток – во время их работы корабль на короткое время оставался слепым, немым и глухим, так как плазменное «покрывало» мешало работе датчиков и систем связи. Из-за этого, а также повышенного (в сравнении с кинетическими щитами) энергопотребления, вкупе с ухудшением теплоотдачи, ими нельзя было укрываться на сколько-то долгий срок. Исключение составляли лишь комплексы по добыче нулевого элемента, работающие вблизи нейтронных звезд, где без такой защиты выжить было почти невозможно.

       – Пусков с планеты не зафиксировано, – дополнил картину другой турианец.

       Наконец, выполнив свою задачу, барьер вновь перешел в ждущий режим, хотя приборы ещё несколько минут показывали затухающие излучения на более длинных волнах, в том числе в ультрафиолетовом и инфракрасном диапазонах.
Однако солдаты Иерархии не обратили на это никакого внимания, так как их взор был прикован к… огромному черепу, висящему на месте недавней вспышки. По форме он сильно напоминал турианский, но был слегка растянут в ширину, гораздо сильнее – в длину, и совсем не имел мандибул. Но, по-видимому, этот странный объект всё же был искусственного происхождения – в разных частях «черепа» виднелись словно вросшие в бело-серую «кость» конструкции неизвестного назначения.

       – Линейные размеры объекта… – нарушил молчание негромкий, размеренный голос одного из шокированных офицеров. – Длинна: три тысячи метров, ширина: тысяча двести, высота: девятьсот семьдесят восемь. Погрешность измерений около четырех процентов, фиксирую эффекты гравитационной линзы и электромагнитные возмущения.

И вправду – пространство вблизи махины слегка искажалось, словно на него смотрели сквозь кривое стекло.

       – Внимание! – произнес оператор систем визуального контроля, когда всё стихло. – Неизвестный объект пришел в движение!

В полной тишине все присутствующие в БИЦ’е смотрели, как «череп» медленно приоткрыл челюсти, «выдыхая» едва заметную дымку.

       – Приблизить! – мгновенно сориентировался капитан.

Оператор тут же выполнил приказ, несколькими движениями настроив телескоп, и турианцы поняли, что эта «дымка» являлась ничем иным как сотнями мелких и, по большей части, одинаковых объектов. Все они были похожи на породившую их громадину – «костяные» головастики, частично слившиеся с чем-то явно искусственным.

       – Это что, МЛА? – удивленно спросил один из офицеров, обращаясь к пустоте.

Тем временем, весь этот рой, наконец, перестал кружить вокруг носителя и, «размазавшись» широким фронтом, двинулся в сторону кораблей Иерархии. И хотя каждый «головастик» был не больше гражданского аэрокара, а скоростью сильно уступал любому истребителю Пространства, их общая численность просто поражала.

       Впрочем, выходцы с Палавена быстро вернули самообладание. Все, за исключением Артериуса – тот изначально был поразительно спокоен, сверля экран с аномалией равнодушным взглядом.

       – Приказы? – спросил капитан крейсера «Маренис» по общей связи.
       – Жду указаний, сэр! – вторил ему командир другого корабля.
       – Сэр, мы в полной боеготовности… – подхватил третий.
       – «Центурион» на позиции! – отрапортовал четвертый.
       – Какова задача? – спросил пятый.
       – «Эквитас», вы нас слышите? – поинтересовался шестой.

Однако Десолас продолжал сидеть изваянием, скучающе глядя на «череп», и не обращая никакого внимания на сыпавшиеся со всех сторон вопросы, отчеты и рапорты.

       – Генерал… – обеспокоенно произнесла всё ещё находящаяся в шоке адъютант, легонько ткнув начальника в плечо. – Командуйте, генерал!

Не отрывая взгляда от аномалии, тот нажал на голографическую клавишу, и сразу же наступила тишина.

       – Внимание флот! – после короткой паузы заговорил Артериус. – Мы будем… праведны!

Дернувшиеся, было, исполнять приказ подчиненные, застыли от неожиданности после осознания фразы, и пораженно повернулись к командиру.

       – Ибо завещали Вдохновители: да не забудется путь истинный, покуда светла душа ваша, – продолжал вещать Десолас, распаляясь всё больше и больше. – Да не исказиться разум ваш, покуда тверда воля, да не изменится…

Вдруг раздался треск электрошокера, и под удивленные взгляды присутствующих генерал без чувств рухнул на подлокотник кресла.

       – Говорит капитан Фламиус, – произнес турианец в снятую с потерявшего сознание сородича гарнитуру, отключая инстуметрон которым только что вырубил своего начальника. – Принимаю командование над операцией. Всему флоту: боевая тревога! Оборонительное построение номер двадцать три! Разрешаю огонь из «ПОИСКа» по готовности! Экипажам в скафандры!

Крелис, как и остальные присутствовавшие в БИЦ’е, облегченно вздохнули, услышав четкие приказы и, не мешкая, взялись за работу. Первые несколько секунд в помещении слышались лишь щелчки закрываемых шлемов, спешно выдернутых из креплений на креслах – дежурная смена в любое время щеголяла в «аварийках», когда другие надевали их лишь после объявления тревоги.

       Пока пилоты были заняты маневрированием, операторы «ПОИСКа» подготавливали к работе лазеры – двадцать третье построение предполагало сдерживание большого количества вражеских МЛА.

       – Первый сектор готов! – отрапортовал один из коллег по ПКО.
       – Второй сектор готов! – мгновением позже откликнулся другой.
       – Шестой сектор готов! – подал голос и Крелис, когда очередь дошла до него.

И хотя из БИЦ’а этого не было слышно, каждый из них точно знал, что сейчас по всей поверхности дредноута открываются люки и створки, обнажая несколько сотен турелей, а в глубине, под многослойной бронёй, стволы лазеров с тихим гудением переходили в рабочий режим. И подобное происходило по всему флоту, спешно сбившемуся в плотную, по космическим меркам, формацию.

       – Точное количество целей? – спросил Фламиус, параллельно слушая доклады других капитанов.
       – Пока неизвестно, – ответил сородич, обеспечивающий контроль ближней зоны. – У них слишком низкая температура выхлопа и малое содержание металлов, система отфильтровывает их как помехи. Провожу перенастройку.
       – Сэр, помехи в радиоэфире всё ещё слишком сильны, чтобы мы могли поднять перехватчики, – предостерег диспетчер полётов.
       – Как же они тогда летают? – заметил другой офицер. – При такой численности нужен очень интенсивный радиообмен чтобы хотя бы просто не сталкиваться!
       – Система отлажена, начался захват целей! – отрапортовал турианец, ответственный за «глаза» «ПОИСКА».

Крелис ощутил пробежавший по спине холодок и участившееся сердцебиение – в одном лишь его секторе оказалось около трехсот отметок, что было гораздо больше, чем отрабатывалось на учениях и уж тем более встречалось на практике. Но то, что эту волну частично разделяли с ним и операторы с других кораблей флота, несколько обнадеживало.
Вспомнив дыхательную гимнастику, которой учили в лагере, выходец с Палавена сделал несколько вдохов и выдохов, настраиваясь на нужный лад, и теперь его волнение выдавали лишь слегка подрагивающие мандибулы.

       – Сэр! – окликнул капитана один из подчиненных. – Носитель…

Бросив короткий взгляд в сторону главного экрана, турианец увидел как «череп» постепенно заволакивает нечто похожее на черный дым.

       – Сэр, ладарная сигнатура объекта изменяется, – отметил оператор систем дальнего обнаружения. – Кажется… это какая-то маскировка.
       – Не отвлекаться! – чуть повысил голос капитан. – Наша первоочередная забота – «дроны».

Крелис и сам предполагал беспилотную суть их противников – уж слишком слаженно они действовали и слишком необычную форму имели. Однако их тактика вводила в ступор: обычно МЛА атаковали звеньями, возглавляемыми «щитоносцами» – специализированными дронами, имеющими толстый абляционный экран, чьей задачей было принять на себя как можно больше лазерных лучей. Зачастую они даже таранили корабли после выполнения своей миссии.
В арьергарде формации тоже были беспилотники, но другого толка – их цель состояла в разбрасывании радиотермических ловушек или ядерных зарядов малой мощности, что на короткое время ослепляло и сбивало с толку систему наведения «ПОИСКа», позволяя атакующим уйти безнаказанными.
А где-то между ними прятались пилотируемые аппараты, обеспечивающие координацию и выполняющие функции РЭБ. Именно они и были главной целью коллег Крелиса – звено с выбитым командиром уничтожить гораздо легче. К сожалению, найти их электронными средствами было очень сложно, и потому в паре с ВИ всегда работал живой оператор – специалист вычислял нужную машину по её поведению в бою. Неудивительно, что знание психологии в этой профессии играло особую роль.

       Однако новый противник вел себя крайне странно – вопреки устоявшимся традициям, его МЛА старались рассредоточиться как можно дальше друг от друга, при этом продолжая маневрировать по какой-то сложной схеме, от чего весь строй напоминал поверхность бушующего океана. Странность тактики заключалась в том, что она была бесполезна против современного «ПОИСКа», имевшего почти абсолютную точность – лазерный луч поражал цели мгновенно, а каждая турель системы оснащалась крошечным масс-ядром, обеспечивающим очень быстрое наведение.

       Тем временем рой вошел в зону действия ПКО, и ВИ открыл огонь по наиболее удобным целям. Крелис напряженно следил за ситуацией, пытаясь найти среди атакующих «командные» «дроны», уничтожение коих смогло бы внести сумятицу в ряды противника. Однако все нападавшие выглядели одинаково, словно клоны, и никак не реагировали на потери, составившие уже около пятидесяти машин.
Оператор «ПОИСКа» покосился на индикатор перегрева, прикидывая, успеют ли они сбить всё МЛА или вынудить их отступить, пока орудия не отключатся для охлаждения. Сами беспилотники оставляли странное впечатление: судя по всему, они не имели абляционной брони, но состояли из достаточно термостойкого материала, чтобы не сгорать от первого же попадания, а также обладали неплохой надежностью, продолжая лететь даже после потери до трети корпуса. Радиотермических ловушек, как и других устройств, призванных обмануть ПКО атакуемых судов, у них тоже не наблюдалось, а управляющий ими ВИ явно не блистал тактикой.

       Вдруг весь рой синхронно изменил формацию, перестроившись в несколько потоков, которые устремились к наибольшим скоплениям кораблей. Но когда до целей осталось всего сто километров, «дроны» столь же внезапно ринулись в разные стороны, обходя флот по широкой дуге.

       – Что за… – пробормотал капитан, и тут же обратился к одному из подчиненных. – Они выпустили торпеды?!
       – Никак нет, сэр, – ответил тот, глядя на голоэкран. – Посторонних объектов не наблюдаю!
       – Тогда что это было? – задумался Фламиус. – Попытка запугать?

       Алая вспышка и громкий вопль одного из офицеров оказались для присутствующих полной неожиданностью. Повернувшись на звук, Крелис увидел корчившегося в конвульсиях сородича, кожа которого, видимая сквозь забрало шлема, начала чернеть буквально на глазах. Но прежде чем бедолага затих, тоже самое произошло и в другой части БИЦ’а, а когда турианцы отвлеклись, очередная вспышка забрала жизнь ещё одного выходца с Палавена.
На четвертый раз оператор «ПОИСКА» успел заметить, что этому предшествовал какой-то непонятный алый сгусток, без следа прошедший сквозь переборки отсека, и столь же беспрепятственно пролетевший дальше, оставив за собой ещё одно изуродованное тело. Что это было, понять никто не успел  – уже через секунду на солдат Иерархии обрушился целый град этих смертоносных аномалий, и последнее, что успел осознать Крелис – яркая вспышка, словно поглотившая всё вокруг, за которой последовала невыносимая боль и безмолвная тьма.


В каноне турианцев выбил с Шаньси целый флот, но у этого Альянса флотов нету.

+6


Вы здесь » NERV » Стартовый стол » LineEffect - Альтернатива ("Lineage 2"+"Mass Effect")