NERV

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » NERV » Произведения Анатолия Логинова » Николай Грозный или Странная Страшная Сказка.


Николай Грозный или Странная Страшная Сказка.

Сообщений 111 страница 120 из 149

111

Логинов написал(а):

И никто не подсказал, что за декабрем 1901 у меня идет 1902 год, а потом опять ошибочно 1901...

Чёт, на даты не сильно смотрел. Меня грамматика сильно царапает, а разнобой в датах обычно проходит по разряду "замысел автора".

0

112

Сейчас на телеграм-канале shadow_policy идёт выкладка любопытных материалов по взаимоотношению между различными группировками в РИ. Многие их этих заметок относятся к затрагиваемому периоду.

Пример

Александр Пыжиков в книге "Взлёт над пропастью (1890-1917)" отмечает, что в начале XX века Министерство финансов Российской империи под руководством В.Коковцова сформировало "Петербургскую банковскую группу" (ПБГ) , продвинув в руководство банков чиновников из Минюста, Минфина и МВД.
В Российской империи развернулось масштабное военно-морское строительство, на которое выделялись значительные бюджетные ресурсы. Петербургские банки сотрудничали с "Виккерсом", "Шкодой", "Шнейдером" и др.
Через ВПК произошла структуризация ПБГ (Русско-Азиатский банк, Петербургский международный, Русский для внешней торговли, Учетно-ссудный, Русский торгово-промышленный, Петербургский частный и др.).
Братьев Поляковых и близкий к ним Азово-Донской банк не допустили к военным заказам, забрали их банковскую сеть в Персии.

Экспансия ПБГ развивалась системно:

1) вытеснение барона  Альфреда Гинцбурга из золотопромышленности (Ленские рудники, «Лензото», «Lena Goldfields»);

2) получение контроля над табачной отраслью, учреждение в сентябре 1913 года в Лондоне АО Russian Tobacco;

3) маслобойная отрасль, связанная с хлопковой (семья З.Персица, "Салолин", "Саломас") – в Лондоне учреждается компания Russian Talloil;

4) сахарная отрасль (выдавливание М.Терещенко), «сахарные банки»;

5) нефтяная отрасль - главная задача получить контрольный пакет "Товарищества братьев Нобель", которые уже работали со Standard Oil.

Французские Ротшильды вышли, а нового игрока на Апшеронском полуострове - Royal Dutch Shell решили оставить "до выяснения обстоятельств".

28 июля 1912 года в Лондоне учреждается Russian General Oil (корпорация «Ойль»,
опорой которой стало общество
«А.И. Манташев и К°»).
Компания Манташева имела конторы и склады Лондоне, Париже, Каире, Александрии, Порт-Саиде, Дамаске, Смирне (Измире), Фессалониках (Салониках), Константинополе, Бомбее и Шанхае.

Основатель компании А.Манташев ушел из жизни 19 апреля 1911 года.

Все кавказские компании заводятся под «Ойль».
Председатель правления - А.Путилов ("Русско-Азиатский банк")

В Баку уголовное обвинение было предъявлено Гаджи Тагиеву, который фактически управлял городом, продал нефтяной бизнес англичанам и создал коммерческий наливной флот, перевозивший нефть в Астрахань.

Адвокатами Тагиева стали  депутаты Госдумы В.Маклаков и А.Замысловский. Тагиев получил 2,5 года тюрьмы.

В начале 1912 года в Петербурге начался судебный процесс по делу "Дашнакцутюн", упоминались близкие к А.Манташеву люди.

Но с "Братьями Нобель" не пошло. У них были сильнейшие позиции в Петербурге.
Нобели заранее "зашли" в Волжско-Камский банк с филиальной сетью по всей стране, в котором держали счета великие князья и Николай II.
Заключили союз с Азово-Донским банком, который работал с французскими Ротшильдами.
Договорились с Петербургским торговым банком, созданным на базе Банкирского дома Вавельбергов (Варшавская банковская семья).

С 1913 по 1916 год ПБГ через доверенные структуры пыталась скупить акции "Братьев Нобель".
Военный министр В.Сухомлинов сообщал о контактах Э.Нобеля с немецким послом в Стокгольме.

Однако, Нобелей стала поддерживать "московская группа", с опорой на хлопковый Туркестан, А.Гучкова и Центральный военно-промышленный комитет.
Найден повод (дело Мясоедова) и В.Сухомлинова отправили в отставку.
Включилась поддержка "кавказской группы" в лице И.И.Воронцова-Дашкова.

ПБГ сделала ставку на харьковского финансиста Д.Рубинштейна, которому доверили захват опорных структур "москвичей" на средства нового Русско-Французского банка.
Использовался прием "борьбы с немецким засильем".

Однако, в 1916 году это оружие развернули против ПБГ.
Начальник штаба Верховного главнокомандующего генерал М.Алексеев создал спецгруппу во главе с Н.Батюшиным, которая расположилась на Фонтанке, получив право прослушки телефонов и перлюстрации писем.
Вскоре Рубинштейн был обвинен в шпионаже на Германию. Начались обыски и выемки документов в ряде крупнейших банков Петербурга.

Спецгруппа Батюшина отправилась в Киев с обысками на сахарных заводах, контроль над которыми не так давно перешел к ПБГ.

Начались аресты предпринимателей, которых обвинили во взвинчивании цен на сахар.

На допросы стали вызывать руководство ПБГ.

В ответ "питерцы" сделали ставку на нового главу МВД А.Протопопова, назначенного 20 декабря 1916 года.
Он стал инициатором освобождения В.Сухомлинова и Д.Рубинштейна.

Здесь был и личный фактор - офицеры военной контрразведки арестовывали Рубинштейна во время его обеда с Протопоповым.

Глава МВД получил согласие Николая II на отстранение Батюшина от дел, но не успел.

"Московская группа" создала противовес рейдеру Д.Рубинштейну и ПБГ.
Им стал киевский сахарный предприниматель К.Ярошинский, который сильно впечатлил У.Ашберга.

А.Протопопов запросил справку у Киевского жандармского управления. Ему ответили, что происхождение больших капиталов Ярошинского  "установить не представляется возможным".

Нобели и их союзники  победили в схватке с ПБГ.
Наступил февраль 1917 года.

Вдруг пригодится.

+6

113

Руслан Ткач
интересные подробности. Спасибо!

0

114

Блин. Не найду описание церемониала встречи царя в Петербурге. У самого Н2 только упоминание, что на вокзале его встречали семья во главе с МамА и выстроенные шпалеры войск без оружия...

0

115

Не знаю, поможет ли, но чем богаты

http://www.hist.msu.ru/Science/Disser/Limanova.pdf

+1

116

Добавил в начало по просьбам некоторых читателей -
Российская Империя, Санкт-Петербург, январь 1901 г.

Вагон мягко покачивался на стыках, уже привычно постукивали колеса. За время поездки к Москве и от нее к столице, Николай-Петр освоился с современными средствами передвижения. Тем более, столь комфортными, как его личный поезд. Он невольно усмехнулся, вспомнив свое состояние во время первой поездки. Не только волнение, но и страх, и даже нечто вроде морской болезни. Как ни странно, к кораблю этого времени он привык намного быстрее, чем к этим сухопутным… «паровикам».
Впрочем, сейчас он опять чувствовал себя не совсем комфортно, ощущая, как по мере приближения состава к Санкт-Петербургу, нарастает волнение от предстоящей встрече с овеществленной мечтой.
Пока император в своем салоне морально готовился к прибытию в столицу, поезд миновал очередную стрелку и неторопливо проследовал к вокзалу вдоль кварталов города. Еще примерно четверть часа и паровоз, несколько раз победно прогудев, втянул литерный состав к крытому дебаркадеру (станционная платформа, у которой останавливаются поезда. Состав остановился под крышей, точнее – под железный навес, накрывавший пути и перрон. Точно такой же крытый дебаркадер, как машинально отметил Николай, он уже видел над путями в Москве. Да и столичный вокзал, на первый взгляд, ничем не отличался от московского. А на второй… но вот подробнее рассмотреть здание ему не удалось, так как на перроне императора ожидала поистине царская, хотя и считающаяся чисто частной, встреча.
Вдовствующая императрица, все находившиеся на этот день в Петербурге великие князья, императрица правящая и все три дочери, шпалеры войск в парадной форме, но без оружия – весь этот круговорот лиц, встреч, приветствий и поздравлений закрутил Николая и отвлек не только от изучения Николаевского вокзала, но заглушил и внутреннее волнение. Все же, что ни говори, одно дело встречаться с небольшим кругом пусть и знающих тебя близко, но благожелательно настроенных и снисходительных к огрехам в поведении лиц. А другое – с почти полусотней тех, кто видел царя во многих обстоятельствах. К тому же - готов раздуть любой, самый малейший промах и огрех, преувеличив его до космических масштабов, лишь бы насолить царствующему, по их мнению, не по праву лицу.
Впрочем, судя по поведению встречающих, никто, к облегчению Николая-Петра, ничего не заметил. И теперь, возглавляя кортеж, двигавшийся по Невскому к Зимнему дворцу, он имел возможность увидеть, пусть и небольшую, парадную, но часть Петербурга. И она ему определенно нравилась.
«Красив парадный проспект Города-на-Неве, очень красив. Пусть получившееся за время, прошедшее с тех пор, когда я его видел последний раз, построено было не совсем то, о чем мечталось… Пусть. Парадиз все равно получился: строгие здания, прямой как стрела проспект… Изгибающийся лишь у здания… ага, Адмиралтейства и  огромное пространство дворцовой площади с новым, прекрасным и чудесным Зимним дворцом. Мой Зимний, деревянный, был не столь велик и красив. Одначе милее, чем этот. Очень уж окрашен нелепо. Красный, с оттенком… точно сырое мясо. Повелеть перекрасить, в что-нибудь более легкое», - Николай, сидя в седле и не двигая головой, все же рассмотрел все здания, мимо которых проследовал пышный кортеж. Благо, спокойная кобылка не требовала внимания. Да и стоящие вдоль дороги шпалеры войск не отвлекали от созерцания архитектуры. Да и погода была как на заказ – теплая, безветренная, солнечная.
Устроившись в Зимнем, Николай вышел прогуляться на свежем воздухе, выйдя в сад, окруженный решетчатым забором. Решетка, как подсказывала память - недавно установленная, Николаю понравилась, и он пообещал себе не забыть наградить мастеровых, сотворивших эту красоту. Прогулка подбодрила и поднявшись к себе, царь приказал флигель-адъютанту подать накопившиеся бумаги. Работалось удивительно легко, как никогда ранее в этой новой жизни. Да, ни Севастополь, ни новая, сильно изменившаяся Москва не подействовали на него так, как воплощенный наяву его «парадиз». И пусть увиденное не всегда совпадало с его мечтой, но оно было, жило и развивалось без него столько лет.

+12

117

Эпизод добавлен  - покупка крейсера "4 июля" ("в нашей реальности "Чакабуко")

Британская Империя, г. Ньюкасл-апон-Тайн, июнь 1901 г.

Крейсер, стоящий у причальной стенки завода, был красив той своеобразной красотой, которой отличаются хорошо сделанные и отвечающие своему назначению машины. Даже то, что он пару лет простоял на верфи без движения не сказалось на его состоянии и корабль, казалось, готов был отправиться в плавание немедленно.
Даже официальный глава приемной комиссии, адмирал Макаров, оторванный от очень интересных работ на полигоне и раньше постоянно недовольно ворчавший из-за этого, смягчился и смотрел на мир довольным взглядом. Тем более, что эта английская игрушка почти полностью отвечала высказанным им взглядам на идеальный военный корабль. Все, конечно, поняли, что Его Императорское Величество генерал-адмирал и назначил Степана Осиповича на комиссию по этой причине. Если не учитывать построенный в Англии же по проекту адмирала ледокол «Ермак», давший Макарову опыт совместной работы с английским кораблестроителями.
- Что же, господин Флинт, расскажите еще раз об этом корабле господам офицерам, которые на нем и будут нести службу, - попросил он стоящего рядом представителя фирмы Армстронг, Уитворт и Компания и посмотрел на стоящих рядом офицеров.
- Этот крейсер, сэр адмирал, создан по проекту Филлипа Уоттса, как улучшенная копия предыдущих проектов. Полная защитная палуба изготовлена из гарвеевской никелевой брони с учётом противодействия восьмидюймовым бронебойным снарядам. Как и у предшественников, скорострельная артиллерия была поставлена нашими же заводами.  Восьмидюймовые пушки стоят, как вы видите, на палубе полубака и полуюта, а скорострельные в четыре и семь десятых дюйма - на верхней палубе. Все орудия прикрыты щитами, причем толщина щитов восьмидюймовок составляет в передней проекции четыре с половиной дюйма. Запас плавучести обеспечивался наличием ста девяти водонепроницаемых отсеков, восемнадцать из которых находятся в двойном днище, - услышав последние цифры Макаров одобрительно кивнул. - В форсированном режиме машины развивают пятнадцать тысяч семьсот лошадиных сил, скорость хода на испытательном пробеге составила двадцать четыре узла.
- Ну что же, - Степан Осипович пригладил бороду. – Крейсер найден комиссией в хорошем состоянии и вам, - он еще раз бросил взгляд на корабль, - господа офицеры надлежит скорейшим образом освоить его, с помощью представителей компании. Сейчас же мы отправимся в представительство для получения окончательно оформленных документов. Флаг поднимем завтра. А пока помощники проводят вас и матросиков на «Адамант». Обживайтесь и осваивайтесь. С Богом, господа, приступайте. Господин Флинт, пойдемте, - он тоскливо вздохнул и повернулся к англичанину, - займемся бумагами.

Отредактировано Логинов (21-03-2019 20:41:43)

+8

118

Логинов написал(а):

не сказалось на его состоянии и корабль, казалось,

Логинов написал(а):

высказанным им взглядом

  брр. говорящие глаза

0

119

Российская Империя, Полтавская губерния, конец марта 1902 г.

Карловская экономия герцогов Мекленбург-Стрелицких – одно из процветающих хозяйств в Полтавской губернии, приносившее немалый доход владельцам. На принадлежащих ей черноземах, под руководством одного из лучших управляющих господина Шейдемана, хороши урожаи пшеницы. А на худших землях сажают картофель и бобовые. Карл Карлович Шейдеман числился у герцогов лучшим не зря, он внимательно следил за всеми новинками в области ведения сельского хозяйства и умело торговался с наемными работниками, снижая расходы на рабочую силу. Последнее, над признать, сильно облегчалось положением крестьян в округе. «Освобожденные от крепости» с минимальными наделами, они вынуждены были наниматься на поденные работы за любые деньги.
В прошлом году урожай по всей округе был хуже, чем обычно. Даже трава росла хуже и сена запасли меньше. И лишь картофеля собрали как обычно, но его-то выращивали в основном как раз в основном на полях экономии. Но плохой урожай имеет и другую, выгодную для Карла Карловича сторону – цены на зерно и картофель поднимаются, так что прибыль в этом году может статься, будет и побольше, чем обычно. Именно поэтому Шейдеман приказал всем подчиненным ему управлениям не продавать крестьянам ни зерно, ни картофель. Эти бедняки все равно не смогут дать хорошей цены сейчас. А вот позднее пойдут на все, чтобы купить столь необходимый им семенной материал. Да и перекупщики, помотавшись по соседям и не получив нужного объема закупок, рано или поздно поднимут цены и придут к нему с поклоном, купив все, что он продаст.
И ничего, казалось, не произошло. Крестьяне, выслушав отказ, смиренно вернулись к себе, в свои нищие и грязные жилища, переживать свою беду самостоятельно. Поэтому тем неожиданней оказалось для Карл Карловича появление у стоящих на окраине амбаров толпы крестьян на подводах, с вилами и дубинками. Стоявшие на охране сторожа, Иван Кольцо и Ефим Себко, против полусотни мужиков ничего сделать не могли и сразу побежали с докладом в имение. Но пока они бегали, пока Карл Карлович собирался и созывал работников, толпа вскрыла амбары и увезла почти все семенное зерно. Так что разъяренный управляющий явился на место событий к шапочному разбору, ловить конский топот. Пришлось ему вызывать исправника. Но не успел тот добраться до Карловки, как в ночь на поле Варваровского управительства явилась воровать картофель толпа крестьян села Варваровки, и опять не менее полсотни человек, вооружённых вилами и палками.
Пока исправник пытался разобраться с кражей зерна, в которой, как выяснилось, участвовали крестьяне деревни Поповки, как те же крестьяне с мешками и повозкам снова появились с криками под Варваровским управительством, но были прогнаны управителем  Тимошенко с собранными им экономическими рабочими.
Шейдеман уже и не знал, что предпринять. Исправник Старицкий, отправляясь с докладом в Полтаву, рассказал, что крестьяне наслушались агитаторов. Которых и к ответственности нельзя привлечь, поскольку они рассказывали о своих партийных программах, все в рамках разрешенного Государем. Только от темные селяне поняли это по-своему и «боюсь, сие нововведение обернется большой бедой», закончил он свою речь.
- Буду молить начальство прислать на подмогу казачков или солдатиков, - добавил он.
Между тем события неслись галопом. В Мартыновском управительстве в ночь на 30 марта крестьяне, прогнав сторожей, забрали около семисот пудов экономического картофеля. Днем 30 марта бунтовщики явились на ста подводах на хутор Вакулиху и забрали на глазах всех служащих до двух тысяч пудов картофеля. 
А первого числа в Карловку приехал помещик Роговский с семьей и просил временно приютить его.
- Чьто твориться, Карл Карлыч! Прямо последние дни наступають, - рассказывал он за обедом своим несколько необычным говором, неожиданно смягчая согласные в словах. - Ночью подожгли дом. Пока же мы со слугами его тушили, толпой вскрыли амбары и забрали все подьчистую. Весь картофель, все сено и зерно. И дом отстоять не удалось, посему пришлось искать вашего гостеприимства, - горевал помещик. - Было слышно, что господин исправник за войсками отправился? – с надеждой смотря на управителя, на которого ранее смотрел несколько свысока, спросил он.
- Отправился, но пока никаких результатов нет, - печально ответил Шейдеман, запив печальное известие глотком хорошего «бордо».
- Жаль, жаль. Но я слышал, мой соседь, Фесенко, вы его знаете, отправил на имя его высокопревосходительства господина Сипягина телеграмму.
- Будем ждать, - развел руками управляющий.
Неизвестно, что подействовало сильнее – доклады от властей, или тревожные телеграммы помещиков и обывателей. Но через три недели после начала беспорядков, к тому времени перекинувшихся, по слухам, не только на другие уезды Полтавской, но и на Харьковскую губернию, прибыли войска.
В Карловку прибыла полусотня казаков. А всего, как потом писали в газетах, для подавления беспорядков выделили девять батальонов пехоты, десять казачьих сотен и жандармский эскадрон. Для руководства ими приехали командующий Киевским округом генерал Драгомиров с министром внутренних дел и шефом жандармов Сипягиным. Полиция и армия обычно окружали восставшие деревни, после чего в них начиналась первичная экзекуция, сводившая к порке кнутом и изъятии награбленного. А затем самых виноватых арестовывали и этапировали в ближайшую тюрьму.
Однако в Поповке все пошло не так. Крестьяне, собравшись «миром», решили на сходе сопротивляться и не отдавать никого из своих на расправу. Поэтому появившихся у околицы казаков встретила толпа. Угрюмые крестьяне стояли стеной и не обращали внимания на увещевания сотника Листницкого. Когда же он приказал казакам двигаться вперед, толпа неожиданно ощетинилась вилами, кольями и косами.
- Прямо фаланга, - восхитился от неожиданности, усмиряя рвущегося от неожиданности коня, Евгений. – Казаки! Винтовки… готовь! – приказал он. Казаки, не успевшие тронуться с места, выравняли ряды и не спеша приготовились к стрельбе.
- Заряжай! Пли! – увидев, что крестьяне не реагируют на оружие, приказал Листницкий.
Залп получился дружным и прицельным, хотя сотник и не уточнял куда стрелять. Толпа на мгновение напомнила фигуру из игры «городки», в которую попало, вопреки правилам, сразу несколько бит. Потом раздались испуганные крики, смешавшиеся с воплями раненых и ревом бросившихся в атаку казаков. Испуганные крестьяне бросали импровизированное оружие и бежали куда глаза глядят. Казаки, обозленные сопротивлением, в азарте погони настигали их и секли нагайками, сбивали с ног лошадиными крупами, секли нагайками и ножнами шашек. Потом, ворвавшись в деревню, разозленные казаки хватали женщин и насиловали их прямо на улице, причем несколько насиловали, а остальные не слезая с коней не давали мужикам подойти.
Листницкому с трудом удалось навести порядок, после чего приехавший с полусотней пристав с помощником арестовали пару уцелевших крестьян, участвовавших в грабежах.
Когда казаки уезжали, на окраине деревни, куда снесли убитых, стоял женский вой.

+7

120

Российская Империя, Царское Село, апрель 1902 г.

- Хорошо, Екатерина, я довольна. Ступайте, - милостиво кивнув, Александра отпустила гофлектрису Шнейдер (Екатерина (Трина) Адольфовна Шнейдер, гофлектрисса императрицы, которая часто выступала в роли наставницы ее дочерей) доложившую ей о поведении и учебе девочек. Но на самом деле Александру Федоровну беспокоило совсем другое. Поэтому, как только Трина, как прозвали ее в семье, вышла из кабинета, императрица резко встала и, с перекошенным готовой начаться истерикой лицом, подошла к иконостасу.
«Господи Боже, за что караешь меня? – перекрестившись, императрица опустилась на колени и остановившимся взглядом смотрела на старинную икону, изображающую Святую Троицу, мысленно читая молитву. Однако, посторонний наблюдатель заметил бы, что никакого облегчения эти нехитрые действия ей не принесли. Подойдя к столу, она машинально схватила лежавший на бумагах карандаш и сжала его, словно пытаясь раздавить.
«Нет, нет и нет. Не верю, что все дело в моей тетушке, - мысли текли по уже накатанной колее. – Но ее смерть и резкая перемена в поведении Ники… неужели все-таки он не любил меня, а лишь пытался использовать для того, чтобы втереться Грэнни (прозвище английской королевы Виктории, используемое в семье Романовых)в доверии? И все его красивые слова, все, все… Но меняться он начала раньше. Незаметно для других, может быть. Только не от меня… И в постели, - она покраснела и потупилась, - стал вести себя иначе. Не сразу, но… и вообще последнее время ведет себя как сатир, - она опять покраснела, вспомнив принесенную Тутельс (Мария (Тюдельс/Тутельс) Густавовна Тутельберг, камер-юнгфера императрицы) историю с прачкой,- В Москве, во всяком случае вел. И скрывает от меня постоянно мысли и задумки, и уезжает куда-то инкогнито. Словно и не Ники, а кто-то посторонний, с его лицом и телом. А может…? Неужели - доппельгангер? (двойник человека, либо оборотень, повторяющий облик и характер человека, но с самой темной стороны) – несмотря на полученное образование, а может и благодаря ему, Алиса была весьма суеверна. Суеверие и мистические настроения императрицы привели к тому, что у российского престола крутились всякие предсказатели и юродивые. – Надо бы как-то незаметно проверить… Но как… Филип! Только как, не выдавая моей догадки, заставить его проверить натуру Ники? – императрица слегка успокоилась, пытаясь придумать лучший способ, как использовать Филиппа Вашона для проверки своих догадок. Черногорские принцессы – Анастасия, герцогиня Лейхтенбергская и Милица, жена великого князя Павла, уверили императрицу, что он не колдун и не маг, а настоящий христианский целитель и провидец. Когда императрица вновь забеременела, в полном согласии с предсказаниями Вашона, он получил степень доктора медицины и чин действительного статского советника. Однако в предсказанный срок, родилась четвертая дочь, Анастасия. Француз объявил, что рождение девочки вместо мальчика, которого обещали звезды, доказывает необычность ее будущей судьбы, а двойная линия жизни на ладони - знак защиты и спасения от опасностей. Но императрица, несмотря на эти объяснения, несколько охладела к провидцу. Зато теперь она готова была от отчаяния воспользоваться любым, самым незначительным шансом.
В дверь, постучавшись, вошла камер-юнгфера.
- Государыня, к Вам – герцогиня Лейхтенбергская!
- Пусть войдет! – приказала Александра, подумав - «Это знак провидения!»

+7


Вы здесь » NERV » Произведения Анатолия Логинова » Николай Грозный или Странная Страшная Сказка.