NERV

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » NERV » Произведения Анатолия Логинова » Николай Грозный или Странная Страшная Сказка.


Николай Грозный или Странная Страшная Сказка.

Сообщений 131 страница 139 из 139

131

http://s8.uploads.ru/t/nLTuc.jpg
Примерный план начала боя

+3

132

Немного переделал бой, т.к  реальная схема "Адм. Нахимова" показала, что его 6-дюймовки в нос практически стрелять не могут, как и бортовые башни 8'.

Корея, Чемульпо, начало июня 1902 г.

Капитан второго ранга Эбергард, временно исполняющий должность командира броненосного крейсера «Адмирал Нахимов», опустил бинокль с таким кислым выражением лица, что стоящие на мостике предпочли отвернуться. Настроение «Двужильного», а Андрея Августовича наградили таким прозвищем флотские остряки за то, что он числился командиром одновременно двух кораблей - канонерки и крейсера, явно катилось «к шторму». Но если честно признаться, большинство из офицеров крейсера и недавно вышедшей в море, а до того стоявшей вместе с крейсером на рейде, канонерской лодки «Манджур» настроены были не лучше. По слухам, ходившим в Порт-Артуре, в город должен был прибыть сам Государь-Император. Наверняка будет Высочайший смотр, обязательно – праздничные балы, возможность попасть на глаза Его Императорскому Величеству… А их, словно штрафованных первого разряда, загнали сюда, в эту дыру, торчать на рейде и караулить неизвестно зачем пригнанный сюда пароход, с сотней казаков и полуротой стрелков на борту. Все развлечения – сойти раз в сутки на берег. Но что делать в азиатском городишке, с населением ровно вдвое меньшем чем в Порт-Артуре и не способном похвастаться даже парой зданий европейской архитектуры? Смотреть на узкоглазых азиатов или посещать местный бордель с теми же азиатками? К тому же командир отчего-то неохотно давал разрешения на прогулки по берегу. Так что оставалось смотреть на стоящие в гавани стационеры других наций. Надо, однако, признать, что посмотреть было на что. Открытый девятнадцать лет назад для иностранцев, порт, с удобной гаванью и расположенный неподалеку от столицы, он привлекал не только иностранные торговые суда. На рейде Чемульпо сосредоточились стационеры всех уважающих себя военно-морских держав, имеющие пусть самые незначительные какие-то интересы на Дальнем Востоке. Особенно сейчас, когда русские своим неожиданным шагом по аннексии китайской территории резко изменили всю ситуацию в регионе.
Так что кроме двух русских кораблей в гавани стояли крейсера - английский бронепалубный «Бленхейм», французский колониальный крейсер «д’Эстре», немецкий новейший броненосный «Фюрст Бисмарк», японский «Чиода», американский «Нью Орлеан», итальянский «Эльба» и даже австрийский «Асперн», всего два года назад вступивший в строй.  И даже неведомо как забредший в сюда, единственный у испанцев, бронепалубный крейсер «Рио де Ла-Плата» стоял рядом с французским кораблем.
- Почти как на рейде Портсмута, только масштаб поменьше, - негромко пошутил мичман Воеводский, куривший на палубе. Его услышал только сосед, тоже мичман, Волков.  - Это точно, Аркадий,  у нас даже своя почти коронованная особа есть, - ответил он и, усмехнувшись, оглянулся на мостик, на правом крыле которого стоял старший офицер великий князь Кирилл, еще более хмурый, чем командир. – Неопохмеленная только, - добавил он еще тише.  - Гавриил, фу…. Не Державин ты, ну и не подражай, - ответил Воеводский. – Лучше скажи мне, что тут потеряли испанцы?
- О, мой друг, это тайна, покрытая мраком, - громко, на грани приличий, рассмеялся Волков. – Вчера разговаривал с их лейтенантом, так он признался, что они все в полном недоумении. Поговаривают, что какая-то из великих держав дала нехилую взятку их морскому министру и после ремонта в Тулоне они отправились на Тихий океан. Видимо кто хотел позлить американцев…
- Не верю, - засмеялся в ответ Аркадий. – Американцам, после той войны, эти испанцы и всем их флотом не страшны. Всем одним броненосцем и крейсером с парой миноносцев. Что-то скрывал твой собеседник, а ты и поверил.
- Верь, не верь…, - Гавриил неожиданно прервался. – Смотри-ка, кто-то спешит на полной скорости сюда, в гавань. И на мостике какое-то шевеление…
Действительно, на мостике появилось еще несколько матросов и минный офицер, после чего командир и старший помощник разошлись в разные стороны. Не успел Аркадий что-то ответить, как к ним подбежал вестовой.
- Вашбродь, так что к бою и походу приготовиться, - вытянувшись во фрунт, сообщил он.
- Вольно, Вилкаускас. Ступай. Ну вот, и скука наша закончилась, - бросая папиросу под обрез, заметил Воеводский. – К бою… Неужели с испанцами? - подмигнул он Волкову. Но тот шутки не принял и ответил серьезно.
- Как бы с япошками столкнуться не пришлось. А они равными силами не полезут. Так что, брат Андрюха, пойдем-ка в чистое переоденемся…
«Манджур» еще спешил вернуться на рейд, когда на русском крейсере, до того стоявшем, к удивлению многих наблюдателей, в получасовой готовности к выходу, уже подняли пары до марки. Практически одновременно с ним начали поднимать пары на «Чиоде». Но так как в отличие от русских, японцы находились в обычном режиме стоянки, когда «Адмирал Нахимов» дал малый ход, на японском крейсере еще вовсю прогревали котлы.
А русские тем временем, распугивая плавающую в гавани мелочь, стремительно набирали ход и шли навстречу своей канонерке, ко входу на рейд. В результате русский крейсер и авангард японской эскадры, состоящей из авизо «Мияко», броненосного крейсера «Адзума», бронепалубных крейсеров «Идзуми», «Нанива», судов «Отара-мару» и «Дайрен-мару» и замыкающего – крейсера «Такачихо», оказались у границы территориальных вод Кореи почти одновременно. При этом идущие одной кильватерной колонной японские корабли имели скорость не более семи узлов, чтобы не оторваться от идущих в конце колонны транспортов. Зато русский броненосный крейсер шел на вдвое большей скорости и мог, при необходимости, практически немедленно начать разгоняться до полного хода. Так что корабль успел преградить путь японской колонне, вынужденной отвернуть во избежание столкновения. Поскольку фарватер в этом месте был сравнительно узок, японцам пришлось маневрировать весьма осторожно. Но даже при этом им с большим трудом удалось избежать столкновения идущего первым авизо «Мияко» и броненосного крейсера «Адзума». Сам же японский строй, как поэтично заметил впоследствии один из японских офицеров, стал напоминать след от струи испуганного пьяного быка, убегающего от погонщика. Причем часть кораблей вынужденно развернулась к русскому кораблю почти кормой. Русский же крейсер, продолжая маневр, развернулся к японской колонне бортом, что позволяло задействовать всю артиллерию.
На мостике «Адзума» царило полное недоумение. Присланное по радио и сейчас подтвержденное набором флагов по международному коду сообщение от окончательно обнаглевших русских содержало неслыханно наглое требование о разрешении входа в Чемульпо только для авизо и транспортов. При этом в радиограмме русские ссылались на соглашение по Корее, которое, собственно говоря, относилось к сухопутным силам. А если еще добавить, что весь предыдущий день вокруг отряда крейсировали чьи-то миноносцы, по силуэту определенные как русские. И еще - открытые порты и развернутые по-боевому башни русского броненосного крейсера… Ситуация становилась вообще непредсказуемой, особенно с учетом того, что японский адмирал приказал на всякий случай зарядить орудия. Расчеты же противоминной артиллерии японских крейсеров всю ночь провели в готовности к отражению так и не случившейся минной атаки. Поэтому у кого на эскадре сдали нервы, сказать было практически невозможно, хотя командиры идущего первым «Мияко» и мателота флагмана – бронепалубного крейсера «Идзуми», позднее клятвенно заверяли, что их орудия молчали. И им можно поверить, так как команды этих кораблей, взятых из состава Постоянной эскадры, были неплохо вымуштрованы. Чего нельзя было сказать об экипажах поспешно снаряженных в поход «Адзумы», «Такачихо» и «Нанивы».
Однако факт есть факт. На виду у заинтересованных происходящими событиями международных наблюдателей у борта русского корабля взвилось сразу несколько видимых издалека водяных столбов от разрывов снарядов. А на борту некоторых японских кораблей наблюдатели снова засекли вспышки выстрелов.
Русские, похоже, были готовы к такому развитию событий, так как ответили уже на второй залп японцев сразу из всех стволов. Причем, как ни странно, несмотря на отсутствие пристрелки, попали сразу несколькими снарядами. Что впоследствии дало повод английским и японским обозревателям, с учетом всех обстоятельств боя, обвинять русских в провокации. На что русские либо гордо отмалчивались, либо напоминали, что первыми выстрелили все же японцы. И что хорошая выучка тогдашних комендоров «Нахимова» известна всему флоту. Кроме того, боестолкновение произошло на дистанции около двенадцати кабельтовых.
Русский крейсер, стрелявший из устаревших орудий, скрылся в дыму, а его снаряды, тем временем донеслись до цели. Шесть восьмидюймовых и пять шестидюймовых снарядов подняли фонтаны воды, либо взорвались, попав в цель. Один восьмидюймовый снаряд влетел в незащищенную носовую часть «Адзумы», проделав дырку точно на ватерлинии и взорвавшись внутри. Еще один грохнулся рядом, обдав крейсер фонтаном воды, так и не взорвавшись. Больше повезло русской шестидюймовке, чей фугасный снаряд рванул в районе мостика японского флагмана, отправив в лазарет большинство стоящих там офицеров. Идущему мателотом «Идзуми» повезло еще меньше. Восьмидюймовый снаряд, влетел точно в борт ниже ватерлинии и проскочил сквозь угольную яму в котельное отделение. Где исправно взорвался, уничтожив один из котлов и убив всех находившихся там кочегаров. Сквозь пробоину внутрь хлынула вода и крейсер вынужден был выйти из боя. Еще один шестидюймовый снаряд угодил в трубу крейсера «Идзуми», но не взорвался. Проделав аккуратную дыру, он улетел в море и затонул.
Однако даже после выхода из боя «Идзуми», успевшей выпустить пару шестидюймовых и несколько стодвадцатимиллиметровых снарядов, у японцев оставалось преимущество в артиллерии. По русскому крейсеру вело огонь два двестишестидесятимиллиметровых и четыре двеститрехмиллиметровых орудия, не считая не менее чем дюжины стапятидесятидвухмиллиметровых скорострелок… Однако русский крейсер, пользуясь преимуществом в скорости хода, искусно маневрировал. Поэтому на начальном этапе боя в него попало всего один восьмидюймовый, три снаряда шестидюймового и три – трехдюймового калибров. На правом, стреляющем борту разгорался пожар, полыхали шлюпки. Но русские продолжали стрелять, пусть и не со столь выдающимися результатами, как при первом залпе…
Бой еще только начинался, а русский пароход «Ангарск» уже ошвартовался у причала. С него начали выгружать войска. В первую очередь выгрузили две небольшие горные пушки, затем казаков с лошадьми. Несколько казаков сразу же бросились к почтовому отделению.
Война, о неизбежности которой говорили уже давно, началась.

+5

133

Китай, Ляодунский полуостров, Порт-Артур, июнь 1902 г.

Надо признать, что Порт-Артур Николаю понравился. Даже Старый, китайский город, чем-то похожий на города его времени, но в тоже время чисто азиатский. Город понравился, а вот местные начальники – нисколько. Пришлось даже отходить одного из них попавшей под руку указкой, разрушив соблюдавшийся до того образ «простого гвардейского полковника Михайлова». Слухи, конечно, как докладывал жандармский ротмистр Микеладзе, ходили и даже дошли до японских шпионов. Но слухи слухами, а открытое их подтверждение… Но Николай просто не выдержал, узнав, что вопреки его личным указаниям практически ничего не сделано для обороны перешейка. Причем часть выделенных на это денег уже исчезла. Вот напряженные нервы и не выдержали. Но, пожалуй, оно и к лучшему. Все равно после Чемульпо инкогнито хранить стало ни к чему. Отделаться же от церемоний все равно не удалось бы, поэтому, потратив день на Высочайшую встречу и Смотр эскадры, он занялся делом. В первую очередь – той лавиной, что стронул с места бой неподалеку от корейского порта…
Да, героический «Нахимов»… Крейсер продержался против четырех противников в течение двух часов и лишь получив не менее восьми попаданий крупнокалиберных снарядов, весь избитый огнем скорострельной артиллерии, горящий, выбросился на берег. Японцы потеряли разбитый артиллерийским огнем крейсер «Нанива», приткнувшийся к берегу после попадания нескольких восьмидюймовых снарядов. Сильно повреждены как минимум три корабля, включая протараненный геройским «Манджуром» крейсер «Чиода» и вышедший из боя в самом начале «Идзуми». По результату, несмотря на потерю двух кораблей, выигрыш все же остался, по мнению Николая, за нашими. Заодно подтвердилось, если верить донесениям, его мнение, что корабли должны быть вооружены единым крупным калибром, способным пробивать броню противника. Да и пристреливаться, имея один калибр, проще. Но это уже на будущее, а пока «довлеет дневи злоба его»…
Получив первые же донесения о бое, он сразу приказал отправить необходимые указания в министерство иностранных дел и, напрямую, минуя министра, Извольскому (российскому посланнику) в Токио. Кроме того, особо важные телеграммы ушли премьер-министру, военному министру и министру финансов, а также управляющему морским министерством. Теперь оставалось только ждать. Средиземноморская эскадра, под командованием Чухнина, усиленная по случаю «больших военно-морских маневров» должна уже была получить нужный приказ и идти через Суэцкий канал. А там, в Красном море, она будет официально поименована Второй Тихоокеанской и отправится на усиление здешнего флота. Все-таки соотношение сил сейчас было не совсем благоприятное для русских, пусть он и старался понемногу, чтобы не насторожить соперников, переводить корабли с Балтики на Дальний Восток.
Ситуация складывалась примерно так, как он обговаривал с Сандро: «Конечно, Англия, Германия, Северо-Американские Штаты, Япония, Австрия и даже Италия с Испанией предъявили протест против аннексии. Франция промолчала, как из-за союзного договора, так из-за очередной смены правительства. Но посол ее все же в разговоре с Ламсдорфом заметил, что французы надеются сохранить прежний уровень взаимодействия союзников в Европе. Заволновались, союзнички, похоже что-то разнюхали о переговорах с немцами».
Однако Германия тут же объявила о расширении арендной области Циндао и даже усилила флот на Тихом океане присланной в Циндао эскадрой броненосцев типа «Вёрт». Англия была занята очередным решающим наступлением на буров и ловлей двух оставшихся (из шести) крейсеров-купцов (так называли в России в то время вспомогательные крейсера), поэтому ограничилась посылкой пяти броненосцев типа «Канопус». Они заменяли, как писали газеты, базирующиеся на Сингапур и сейчас занятые проводкой конвоев «Центурионы». А остальные, включая очень недовольных нарушением предложенного ими правила «открытых дверей» американцы, ограничились посылкой в район одного…двух крейсеров, для обозначения своей заинтересованности и демонстрации флага. Этим, вопреки опасений того же Ламсдорфа и Куропаткина, ждавших новой общеевропейской коалиции и очередной «Крымской» войны, все и закончилось. Китайцы, вполне ожидаемо, также ограничились протестом и даже отвели, вопреки подстрекательствам японцев, из Маньчжурии свои войска. Только японцы продолжали упорно настаивать либо на отмене аннексии, либо на признании в обмен особых прав для них в Корее, с последующей ее аннексией хотя бы по тридцать восьмую параллель. На что тот же Ламсдорф заметил, что: - Дай этим хитрецам кусочек, они потом все проглотят и не подавятся. – Поэтому переговоры Петербурге шли неторопливо, с целью просто потянуть время и обмануть японцев. Вот последнее явно не удалось, хитрые ускоглазые азиаты что-то заподозрили и начали развертывание флота под предлогом маневров. Но и наш флот, пусть и уступающий в силе, к войне готов. Даже команды пополнили, причем опытными моряками из Черноморского флота.
Размышляя о сложившейся ситуации, Николай машинально достал из стоящей на столе шкатулки папиросу и закурил. Хотелось, как бывало уже неоднократно, выпить. И не стопку, две, а по-настоящему, как в свое время на «всепьянейшем соборе». С друзьями, шутками и настоящим, ничем и никем не ограниченным весельем. Но он одернул себя, напомнив, что таких друзей у него сейчас нет, и усилием воли подавил желание кликнуть Прошку и потребовать водки.

Отредактировано Логинов (14-04-2019 18:29:50)

+7

134

Логинов написал(а):

не удалось бы, поэтому потратив день на Высочайшую встречу

Запятая забыта:
"не удалось бы, поэтому, потратив день на Высочайшую встречу"

Логинов написал(а):

базирующиеся на Сингапур и сейчас занятые проводкой конвоев «Центурионы»

буковка выпала:
"базирующиеся на Сингапуре и сейчас занятые проводкой конвоев «Центурионы»"

---------------------------

Хоть бы не сорвался Пётр, насчёт алкоголя.

+1

135

Нумминорих Кута написал(а):

базирующиеся на Сингапур

Именно такое словосочетание не раз встречал - базирующиеся на Сингапур (Циндао, Порт-Артур) и т.п.

+1

136

Логинов написал(а):

Именно такое словосочетание не раз встречал

Не знал, спасибо!

0

137

Логинов написал(а):

базирующиеся на Сингапур


Именно так, "на такой-то пункт". Происходит от ранее применявшегося в рапортах "опираясь на такой-то пункт, наши войска/флот выполнили то-то и то-то". В русском языке можно сказать "базироваться на Сингапуре", но сказать "опираясь на Сингапуре" уже грамматически неверно, только "на Сингапур".Отсюда и грамматическая форма перешла.

+2

138

1я Тихоокеанская эскадра (АИ 1902 г)
(Порт-Артур)
Начальник эскадры – в-адм. Гильтебрандт Я. А.

Эскадренные броненосцы

Петропавловск (флагманский) – к-н 1 р. Яковлев Н. М.
Полтава – к-н 1 р Успенский И. П.
Севастополь – к-н 1 р Мельницкий А. А.
Ретвизан – к-н 1 р Щенснович Э. Н.
Пересвет - к-н 1 р Бойсман В. А. 

Броненосные крейсера

Крейсер 1 ранга «Адмирал Нахимов» (Чемульпо) - врид к-н 2-го ранга Эбергард А.А.

Бронепалубные крейсера

Крейсер 1 ранга «Адамант» - к-н 1 ранга Сухотин И.В. ( в нашей реальности – «Чакабуко»
Крейсер 1 ранга «Диана» - к-н 1 ранга Залесский В. К.
Крейсер 1 ранга «Паллада» - к-н 1 ранга Коссович И.В.

Безбронные крейсера

Крейсер 2 ранга «Забияка» - кап.2 р. А.В.Лебедев
Крейсер 2 ранга «Разбойник» - кап.2 р. А.А.Ливен
Крейсер 2 ранга «Джигит» - кап.2 р. Назаревский

Канонерские лодки
«Гремящий», «Отважный», «Гиляк», «Бобр»
«Манджур» (Чемульпо), «Сивуч» (Шанхай), «Кореец» (Инко)у

Минные транспорты (заградители)
«Амур», «Енисей»

Дестроеры (истребители, эскадренные миноносцы) и миноносцы
24 (?)

Крейсерская эскадра
(Владивосток)

Начальник эскадры – к-адмирал Небогатов Н.И.

Броненосные крейсера

Крейсер 1 ранга «Россия» (флагман) - к-н 1 ранга Серебренников П.И
Крейсер 1 ранга «Рюрик» - к-н 1 рангаМатусевич Н. А.
Крейсер 1 ранга «Громобой» - к-н 1 ранга Иессен К. П.

Бронепалубные крейсера

Крейсер 1 ранга «Варяг» - к-н 1 ранга Бэр В.И.
Крейсер 1 ранга «Светлана» - к-н 1 ранга Нилов К.Д.

+2

139

Продолжение:

Размышляя о сложившейся ситуации, Николай машинально достал из стоящей на столе шкатулки папиросу и закурил. Хотелось, как бывало уже неоднократно, выпить. И не стопку, две, а по-настоящему, как в свое время на «всепьянейшем соборе». С друзьями, шутками и настоящим, ничем и никем не ограниченным весельем. Но он одернул себя, напомнив, что таких друзей у него сейчас нет, и усилием воли подавил желание кликнуть Прошку и потребовать водки.
Затянувшись несколько раз и подумав, что все-же трубка куда лучше, он встал и сделал пару шагов по маленькой комнатке. Домик, снятый Чемадуровым, нравился Николаю все больше, напоминая его жилище в той жизни. Небольшой, стоящий на границе Старого и Нового городков, он настолько пришелся царю по душе, что Николай категорически отказался переселяться во дворец наместника. Даже несмотря на сетования жандармов, что в этом месте, да еще и при близости борделя, охрану Его Величества организовать почти невозможно. Но он уперся и Микеладзе справился.
Вспомнив о наместнике, Николай тут же подумал о вакантной пока должности командующего флотом. «Алексеев, судя по всему, на нее не подходил. Безынициативен, на кораблях не бывает, методы управления чисто бумажные. Нет, такой командующий в мирное время сгодится, а в военное – погубит флот. Макарова бы назначить, но старшинства не хватает. И так за Чухнина на меня многие обиделись. Рожественский? На месте, в штабе наводит порядок. Остается либо командовать самому, либо перемещать Гильтебрандта, а на сие место в эскадре, на корабли – Макарова. – он замер, не дойдя шага до стола. - А что, идея неплоха. Пока покомандую всем сам, как генерал-адмирал, а тем временем будет ясно, кто как справляется. И тогда…».

Япония, о. Кюсю, г. Сасебо, июнь 1902 г.

«Bсе-таки Япония - очень небольшая страна, - вчера сам Ито Сукэюки и сидящий напротив адмирал Ямамото успели побывать на заседании правительства, посвященному объявлению войны, а сегодня с утра они уже на острове Кюсю, в военно-морской базе Сасебо. - Интересно, сколько добирался российский Император, чтобы попасть в Рёдзюн(Порт-Артур)?» - он невольно перевел взгляд на сидевшего напротив Гоннохиоэ. - Железная дорога у русских еще не работает в полную силу, а это значит, что они надеются на морские перевозки, – вспомнил он один из выводов, прозвучавших вчера. - Вот это надо будет обязательно донести на совете, чтобы дошло до всех без исключений… да, у Империи сейчас единственная надежда - на флот.  Это надо вбить в голову самому последнему матросу. А мы – не совсем готовы. Хотя самураю и не пристало жаловаться на остроту меча, но…»
- Ито-сан, - неожиданно вышел из задумчивости Ямамото. – Вы уверены, что Того справится? Росскэ – не японцы, - он замолчал. Несколько секунд молчал и Ито, перебирая в памяти неожиданно всплывшие подробности боя у Дзинсэн (Чемульпо).
«Один русский бронированный крейсер, причем изрядно устаревший, и одна канонерская лодка против четырех, а по факту – пяти, японских крейсеров. Тоже не самых новых, но более современных. Русские нисколько не испугались этого соотношения сил и вели бой как настоящие самураи. Кто первым открыл огонь, сейчас уже точно не установить, но все наблюдатели обвиняют японцев. Очень неприятно для Японии. Но русские шли с башнями по-боевому и открытыми портами, значит были готовы. И показали свою готовность, выведя из строя первым залпом все командование отрядом. Бака (придурки), столпились на мостике и глазели на русских, словно на представление в театре Кабуки. Из-за этого русские получили преимущество в начале боя. И изрядно им воспользовались, пусть в итоге их это и не спасло. Попадание в «Адзуму», попадание в «Идзуми». Затем поворот нестреляющим бортом и еще один залп, пока наши бестолково палили по маневрирующему кораблю. Попадание в «Нанива». «Чиода» же пытается обойти (на самом деле, таранить) русскую канонерку, которая неожиданно удачно маневрирует. Огня никто не открывает (на самом деле с Чиоды выпустили очередь из картечницы Гатлинга, убив двоих и ранив пятерых русских, включая старшего офицера Радена, командовавшего лодкой в бою). Столкновение привело с сильному повреждению «Манджура» и русские возвратились на рейд, причем канонерка едва не затонула. Крейсера же продолжили бой, командование отрядом принял на себя старший офицер «Адзумы» Ринроку Идэ (мой произвол, фамилии старшего офицера Адзумы не нашел). Отряд начал действовать более осмысленно, к тому же русский крейсер, похоже получил повреждения и сбавил ход. Со стороны гавани подошел поврежденный, но сохранивший боеспособность крейсер «Чиода» В результате «Нахимов» удалось отсечь от рейда и избить артиллерийским огнем до потери боеспособности. Только стоило это утопленного русскими крейсера «Нанива», получившего еще ряд повреждений «Адзумы» и чуть было не затонувшей «Чиоды». Тяжелый бой, это даже не Ялу…» - пауза затянулась до предела, почти на грани нарушения приличий, когда Ито все же ответил. – Полагаю, Ямамото-сан, что Того – наилучшая кандидатура на данный момент. Иноуе, на мой взгляд, более подходит для тыловой работы. А Идзюин, несмотря на его способности, более штабной работник…
- Хорошо, я соглашусь с вами, Ито-сан, - Ямамото не стал настаивать на своей точке зрения, но Сукеюки понял его намек. Понял и запомнил, что если что-то пойдет неудачно, виновники уже назначены. Но, впрочем, было все равно поздно что-то менять. В порту уже стояли все броненосцы и большая часть Японского флота, а в здании штаба Ямамото, Ито и их спутников ждали адмиралы, которым и предстояло возглавить эскадры в войне.
Постоянный флот расформировывался, командовавший им болезненный адмирал Цунада отправлялся с повышением, но фактически в почетную отставку, в один из отделов Морского Генштаба. Командовать воссозданным впервые после японо-китайской войны Объединенным флотом должен был один из героев этой войны, вице-адмирал Того Хейхатиро. В это флот вошли практически все корабли Японии, включая броненосцы «Микаса», «Асахи», «Фудзи», «Ясима», «Сикисима» и «Хацусе», броненосные крейсера «Идзумо», «Токива» и «Ивате». Три броненосных крейсера и два бронепалубных пока вынужденно из боеготового состава флота были исключены – «Адзума», и «Идзуми», «Якумо», налетевший на скалу при выходе из Сасебо в марте, стояли в ремонте тут же, в Сасебо, поврежденный «Чиода» пока находился в Чемульпо. К тому же пока не были сняты с камней корабль береговой обороны «Мусаси» и авизо «Яеяма».  Еще и крейсера «Асама» и «Такасаго» вместе с завершенными постройкой и недавно принятыми истребителями (эсминцами) «Сиракумо», «Касуми» и «Асасио» должны были добираться в Японию, избегая столкновений с русской Летучей эскадрой. По имеющимся у японцев сведениям в нее русские включили броненосцы «Победа» и «Ослябя», крейсера «Новик» и «Яхонт» (купленный в Германии новейший крейсер «Ниобе) и несколько скоростных угольщиков.
Так что у командующего японским отрядом контр-адмирала Идзюина забот хватало, несмотря на помощь союзников-англичан. Хватало забот и у остального командования японского флота. Заседание Адмиралтейств-совета, на котором присутствовали адмиралы Ямамото, Ито, Иноуе, Катаока, Арина, Дева и другие проходило три дня, в течение которых и были решены основные практические вопросы подготовки к войне.

Отредактировано Логинов (20-04-2019 23:00:24)

+6


Вы здесь » NERV » Произведения Анатолия Логинова » Николай Грозный или Странная Страшная Сказка.