NERV

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » NERV » Произведения Анатолия Логинова » Николай Грозный или Странная Страшная Сказка.


Николай Грозный или Странная Страшная Сказка.

Сообщений 191 страница 200 из 322

191

Запоминайте. Редзюн, китайский квартал, лавка Линь Сунь Чаня. Передайте привет от дядюшки Ляо. Второе – европейский квартал, дом купца Генри Трампа. Дон Педро Рамирез, журналист из Бразилии Привет от тети – донны Розы. Запомнили, Рюхей-сан?


Японец бразильца? Или у них есть агенты метисы/не монголоидов.

0

192

Эйнэ написал(а):

Японец бразильца? Или у них есть агенты метисы/не монголоидов.

На них работали и европейцы и даже английские разведчики, например Сидней Рейли... последний, по некоторым данным себя как раз за бразильца выдавал

Отредактировано Логинов (29-06-2019 04:10:51)

+1

193

Когда снаряды рвутся днем и ночью

Уми юкаба —
Мидзуку кабанэ,
Яма юкаба —
Куса мусу кабанэ.

Желтое море, конец июля 1902 г.

Хитрость русских, спровоцировавших войну, когда японский флот еще не успел подготовиться, внутренне бесила Того. Он отлично понимал, что при сложившемся соотношении сил гарантировать беспрепятственные перевозки армии на континент просто невозможно. Ведь в его распоряжении сейчас всего шесть броненосцев и три броненосных крейсера против пяти броненосцев и пяти броненосных крейсеров русских. Да, два из которых – устаревшие, что не мешает русским использовать их в бою. И такое положение дел сохранится еще как минимум месяц, пока не введут в строй «Якумо». Остальные крейсера вообще придется ждать еще пару месяцев, как и отряд адмирала Идзюина. Так что любая перевозка по морю в такой ситуации – риск. А рисковать Хэйхатиро очень не любил.
Но ситуация складывалась так, что надо было рисковать, ввязавшись в бой с порт-артурской эскадрой. Оставалось надеяться, что сообщения агентуры из Владивостока правдивы, и что Небогатов не станет выходить в море, пока не исправят машины на «Варяге» и «Рюрике». А это значит, что весь флот сейчас можно задействовать в Желтом море, не опасаясь обстрелов берега или крейсерских операций русских. И не только можно – необходимо. Потому что иначе войну можно сразу прекращать и отдавать Корею русским. Они, надо признать, пока не спешат вторгнуться в ее пределы. Но и высадившиеся войска Оку тоже далеко не продвинулись из-за невозможности регулярного снабжения. А если русские казаки активизируются или русские снова атакуют транспорты, только теперь у берегов Кореи? Кроме того, вторая эскадра русских, чтоб ее утопили морские демоны, медленно, но верно ползет с запада. Если же обе эскадры соединятся, у русских будет подавляющее превосходство.
Поэтому сейчас из портов выходили все суда, которые удалось зафрахтовать, с нагруженные по самую марку не успевшими отправится на континент частями армии Оку, а также снарядами, патронами, фуражом, продуктами и еще сотнями вещей, необходимых на войне. Для сопровождения караванов привлекли корабли «домашнего флота», более старые, чем в основной эскадре. Считалось, тем не менее, для того, чтобы в крайнем случае отбиться от пары-тройки бронепалубных крейсеров их должно было хватить. Тем более, что, если все пойдет по плану, никаких русских крейсеров они встретить не должны.
Потому что чуть позже транспортных конвоев в море вышли основные силы Постоянного флота. А с ними – еще один конвой, из вспомогательных судов, на которые погрузили все необходимое для создания передовой базы на Эллиотах. Планировалось, что после прибытия первого же конвоя в Корее, русские выйдут в море, как и в прошлый раз, всей эскадрой. Но теперь за ними следят все быстроходные легкие крейсера, которые и наведут эскадру адмирала Того на русских. Девятка новых броненосных кораблей, команды которых тренируются до самозабвения, против семерки более старых русских… Как отметил Того в разговоре с флаг-офицером.
- Очень хорошие шансы на победу. Главное – перехватить в море и не дать уйти под защиту береговых батарей.
На что скептически настроенный начальник штаба Хаяо Симамура ответил.
- Похоже на попытку срубить три головы одним ударом меча.
- Если меч острый, а рука умела и сильна…, - парировал Того.
Поскольку других предложений не было, решили действовать по этому плану. Оттесняя вездесущие разъезды казаков, японские колонны тронулись вперед, очищая место для высадки новых войск и создания магазинов снабжения ближе к границе. Почти одновременно к первой точке подошел конвой и начал выгрузку с кораблей, к Эллиотам подошел караван судов, а эскадра Объединенного флота выдвинулась на траверс Порт-Артура
Наконец, до дрейфующей «Микасы» долетел сигнал «искрой» с крейсеров-разведчиков о выходе русских броненосцев в море…
За несколько дней до описываемого выше в Порт-Артуре тоже состоялось совещание. На флагманском броненосце «Петропавловск», кроме чинов штаба адмирала Гильтебранда, присутствовал и Николай. На совещании старший флаг-офицер Свенторжецкий и только что прибывший из Кореи Эбергард, назначенный начальником штаба, одинаково предсказали, что японцы, скорее всего, в ближайшие дни постараются выманить Первую эскадру на бой.
- Пока силы Крейсерской эскадры уменьшены неисправностями, о чем наш противник, полагаю, уже оповещен своими шпионами, - спокойно, словно защищая перед высоким собранием доклад на академическую тему, говорил Андрей Августович, - у японцев есть шанс прийти к нам всем флотом и нанести поражение в бою.
- Либо ослабить так, что мы уже не сможем помочь второй эскадре, - подхватил с пылом Свенторжецкий. – Посему предложил бы предусмотреть передовой дозор из нашего быстроходного истребителя у Эллиотов, на которые неприятель, по моему разумению, обязательно будет базироваться.
- Не только дозор, - предложил вдруг царь, рассматривавший карту островов. – Заминировать внутренние воды, куда японцы зайдут, ежели там обосноваться решат. Им досада, да и потеряют на минах что-нибудь. И время выиграем…
- Но как же, Государь… нейтральные воды…, - пытался возразить Гильтебранд.
- А японцев нейтралитет Кореи или Китая остановил? Нет? Ну и нечего нам робеть. Ноту от начала войны, о том, что раз противник не соблюдает права нейтральных наций, то мы будем вынуждены, отвечая ему так же нарушать сии, все помнят? – рассерженно ответил Николай.
После небольшого совещания и внесения нескольких уточнений получился неплохой план. Два минных транспорта, «Амур» и «Енисей», воспользовавшись выходом в море крейсеров, отогнавших японские собачки в море, сходили к Эллиотам и ночью осторожно вернулись назад. Кораблей же в дозор решили не посылать, опасаясь, что от японцев им не ускользнуть…
Адмирал Того, уверенный, что ему удастся отрезать русских от гавани, повел свой флот к Порт-Артуру. Его не остановили даже следующие две радиограммы, сообщавшие, что подошедшие к Эллиотам силы потеряли один транспорт от мин, и что русские, выслав вперед крейсера, пустившиеся в погоню за разведчиками, не спешат уйти подальше от берегов. Встреча произошла раньше, чем ожидали и Того, и Гильтебранд. Так как по совершенно житейской случайности оба флота шли примерно одним курсом навстречу друг другу.
Едва впередсмотрящий доложил о дымах прямо по курсу, Гильтебранд приказал увеличить скорость до двенадцати узлов и быть готовым всей эскадре дать ход в пятнадцать узлов. Пятерка броненосцев и два стареньких броненосных крейсера шли прямо на противника. Однако японцы вовсе не собирались драться близко к гавани, стали разворачиваться последовательно, увеличивая скорость хода. На «Петропавловске» внимательно наблюдали за маневрами вражеских кораблей.
- А вам не кажется, господа, что они нас заманивают, - проговорил Свенторжецкий.
- Возможно, - ответил ему Гильтебранд, - но пока есть возможность обстрелять концевые крейсера, а потом уйти. Впрочем, - обратился он к капитану первого ранга Яковлеву, -  прикажите взять два румба влево.
Эскадра послушно повторила маневр флагманга, сворачивая в сторону от предудыщего курса и открывая углы обстрела всей колонне русских броненосцев.
- Но расстояние пока слишком велико, - возразил Свенторжецкий. И в это время не выдержали нервы у кого-то из артиллеристов идущего мателотом «Севастополя». Раздался грохот залпа и рядом с очередным проходящим точку поворота японским кораблем выросли ясно различимые столбы воды.
- А ведь накрытие, - восхитился Гильтебранд. – Евгений Владимирович, ка считаете, попробуем?
- Если вы не против, Яков Апполонович, потерять некоторое количество снарядов, - согласился Свенторжецкий. – Только я бы посоветовал бить фугасами, на такой дистанции бронебойные неэффективны.
Через несколько минут поднятые на головном корабле флаги были отрепетованы по всей русской колонне. Одновременно ответный огонь попытались открыть и японцы, но им приходилось сложнее, так как они вынуждены были делать второй разворот, в обратную сторону. Поэтому кильватерная колонна эскадры Объединенного флота напоминала сейчас изогнувшуюся гусеницу.
Русские же, первым же залпом главного калибра броненосцев сумели попасть в идущий концевым крейсер. После чего сделали второй залп и, увеличив скорость до пятнадцати узлов, развернулись «все вдруг» к берегу. При этом шедшие концевыми броненосные крейсера оказались в голове колонны. Адмирал Гильтебранд решил пойти на столь сложный маневр, опасаясь, что старые «полуброненосные фрегаты» не выдержат огня японцев.
Впрочем, ответный огонь Японцев оказался не столь уж и силен. Словил один восьмидюймовый снаряд в кормовую часть верхнего каземата «Петропавловск». Снаряд разорвался, оставив в броне небольшое углубление, от которого в обе стороны пошла продольная сквозная трещина.
Японская эскадра, к удивлению русских, преследовать уходящую к Артуру русскую кильватерную колонну не стала, а развернувшись третий раз, пошла мористее, курсом примерно на Эллиоты. Впоследствии один из наблюдателей уверял, что концевой японский корабль шел стьарнными зигзагами, словно потеряв управление.
Бронепалубные крейсера, также обменялись несколькими залпами с соперниками, уже поджидали возвращающуюся эскадру у берегов. На этом короткое столкновение флотов и закончилось.
Однако, как выяснилось, вновь отличились владивостокские крейсера. На этот раз всего три корабля, из которых один слабовооруженный и один угольщик, прошли через Корейский пролив и атаковали один из конвоев. Защищающие его старые крейсера, один типа «Мацусима» и «Сайен» против двух броненосных крейсеров продержались недолго. Тем временем «Светлана» потопила артиллерией и торпедами три судна с армейскими частями. Еще одно, перевозившее боеприпасы, сумел затопить огнем восьмидюймовок «Громобой». Взрыв был виден за несколько миль.
Так что это раунд, несмотря на получение японцами на континенте подкреплений, русские, по признанию мировой прессы, выиграли.

Отредактировано Логинов (05-07-2019 05:12:03)

+9

194

Логинов написал(а):

стьарнными


странными

+1

195

Логинов написал(а):

Впрочем, ответный огонь Японцев оказался не столь уж и силен.

"Японцев" с маленькой буквы, т.к. не фамилия и не имя.

+1

196

Желтое море, конец июля 1902 г.

Хитрость русских, спровоцировавших войну, когда японский флот еще не успел подготовиться, внутренне бесила Того. Он отлично понимал, что при сложившемся соотношении сил гарантировать беспрепятственные перевозки армии на континент просто невозможно. Ведь в его распоряжении сейчас всего шесть броненосцев и три броненосных крейсера против пяти броненосцев и пяти броненосных крейсеров русских. Да, два из которых – устаревшие, что не мешает русским использовать их в бою. И такое положение дел сохранится еще как минимум месяц, пока не введут в строй «Якумо». Остальные крейсера вообще придется ждать еще пару месяцев, как и отряд адмирала Идзюина. Так что любая перевозка по морю в такой ситуации – риск. А рисковать Хэйхатиро очень не любил.
Но ситуация складывалась так, что надо было рисковать, ввязавшись в бой с порт-артурской эскадрой. Оставалось надеяться, что сообщения агентуры из Владивостока правдивы, и что Небогатов не станет выходить в море, пока не исправят машины на «Варяге» и «Рюрике». А это значит, что весь флот сейчас можно задействовать в Желтом море, не опасаясь обстрелов берега или крейсерских операций русских. И не только можно – необходимо. Потому что иначе войну можно сразу прекращать и отдавать Корею русским. Они, надо признать, пока не спешат вторгнуться в ее пределы. Но и высадившиеся войска Оку тоже далеко не продвинулись из-за невозможности регулярного снабжения. А если русские казаки активизируются или русские снова атакуют транспорты, только теперь у берегов Кореи? Кроме того, вторая эскадра русских, чтоб ее утопили морские демоны, медленно, но верно ползет с запада. Если же обе эскадры соединятся, у русских будет подавляющее превосходство.
Поэтому сейчас из портов выходили все суда, которые удалось зафрахтовать, с нагруженные по самую марку не успевшими отправится на континент частями армии Оку, а также снарядами, патронами, фуражом, продуктами и еще сотнями вещей, необходимых на войне. Для сопровождения караванов привлекли корабли «домашнего флота», более старые, чем в основной эскадре. Считалось, тем не менее, для того, чтобы в крайнем случае отбиться от пары-тройки бронепалубных крейсеров их должно было хватить. Тем более, если все пойдет по плану, никаких русских крейсеров они встретить не должны.
Потому что чуть позже транспортных конвоев в море вышли основные силы Объединенного флота. А с ними – еще один конвой, из вспомогательных судов, на которые погрузили все необходимое для создания передовой базы на Эллиотах. Планировалось, что после прибытия первого же конвоя в Корее, русские выйдут в море, как и в прошлый раз, всей эскадрой. Но теперь за ними следят все быстроходные легкие крейсера, которые и наведут эскадру адмирала Того на русских. Девятка новых броненосных кораблей, команды которых тренируются до самозабвения, против семерки более старых русских… Как отметил Того в разговоре с флаг-офицером.
- Очень хорошие шансы на победу. Главное – перехватить в море и не дать уйти под защиту береговых батарей.
На что скептически настроенный начальник штаба Хаяо Симамура ответил.
- Похоже на попытку срубить три головы одним ударом меча.
- Если меч острый, а рука умела и сильна, Хаяо-сан…, - парировал Того.
Поскольку других предложений не было, решили действовать по этому плану. Оттесняя вездесущие разъезды казаков, японские колонны тронулись вперед, очищая место для высадки новых войск и создания магазинов снабжения ближе к границе. Почти одновременно к первой точке подошел конвой и начал выгрузку с кораблей, к Эллиотам подошел караван судов, а эскадра Объединенного флота выдвинулась на траверс Порт-Артура
Наконец, до дрейфующей «Микасы» долетел сигнал «искрой» с крейсеров-разведчиков о выходе русских броненосцев в море…
За несколько дней до описываемого выше в Порт-Артуре тоже состоялось совещание. На флагманском броненосце «Петропавловск», кроме чинов штаба адмирала Гильтебранда, присутствовал и Николай. На совещании старший флаг-офицер Свенторжецкий и только что прибывший из Кореи Эбергард, назначенный начальником штаба, одинаково предсказали, что японцы, скорее всего, в ближайшие дни постараются выманить Первую эскадру на бой.
- Пока силы Крейсерской эскадры уменьшены неисправностями до трех кораблей, о чем наш противник, полагаю, уже оповещен своими шпионами, - спокойно, словно защищая перед высоким собранием доклад на академическую тему, говорил Андрей Августович, - у японцев есть шанс прийти к нам всем флотом и нанести поражение в бою.
- Либо ослабить так, что мы уже не сможем помочь второй эскадре, - подхватил с пылом Свенторжецкий. – Посему предложил бы предусмотреть передовой дозор из нашего быстроходного истребителя у Эллиотов, на которые неприятель, по моему разумению, обязательно будет базироваться.
- Не только дозор, - предложил вдруг царь, рассматривавший карту островов. – Заминировать подходы к ним в море и внутренние воды, куда японцы зайдут, ежели там обосноваться решат. Им досада, да и потеряют на минах что-нибудь. И время выиграем…
После небольшого совещания и внесения нескольких уточнений получился неплохой план. Два минных транспорта, «Амур» и «Енисей», воспользовавшись выходом в море крейсеров, отогнавших японские собачки в море, сходили к Эллиотам и ночью осторожно вернулись назад. Кораблей же в дозор решили не посылать, опасаясь, что от японцев им не ускользнуть…
Адмирал Того, уверенный, что ему удастся отрезать русских от гавани, повел свой флот к Порт-Артуру. Его не остановили даже следующие две радиограммы, сообщавшие, что подошедшие к Эллиотам силы потеряли один транспорт от мин, и что русские, выслав вперед крейсера, пустившиеся в погоню за разведчиками, не спешат уйти подальше от берегов.
Встреча произошла раньше, чем ожидали и Того, и Гильтебранд. Так как по совершенно житейской случайности оба флота шли примерно одним курсом навстречу друг другу. Едва впередсмотрящий доложил о дымах прямо по курсу, Гильтебранд приказал увеличить скорость до двенадцати узлов и быть готовым всей эскадре дать ход в пятнадцать узлов. Пятерка броненосцев и два стареньких броненосных крейсера шли прямо на противника. Однако японцы вовсе не собирались драться близко к гавани, стали разворачиваться последовательно, увеличивая скорость хода. На «Петропавловске» внимательно наблюдали за маневрами вражеских кораблей.
- А вам не кажется, господа, что они нас заманивают, - проговорил Свенторжецкий.
- Весьма возможно, - ответил ему Гильтебранд, - но пока мы можем обстрелять концевые крейсера, а потом уйти. Впрочем, - обратился он к капитану первого ранга Яковлеву, -  прикажите взять два румба влево.
Эскадра послушно повторила маневр флагмана, сворачивая в сторону от предыдущего курса и открывая углы обстрела всей колонне русских броненосцев.
- Но расстояние пока слишком велико, - возразил Свенторжецкий. И в это время не выдержали нервы у кого-то из артиллеристов идущего мателотом «Севастополя». Раздался грохот залпа и рядом с очередным проходящим точку поворота японским кораблем выросли ясно различимые столбы воды.
- А ведь накрытие, - восхитился Гильтебранд. – Евгений Владимирович, как считаете, попробуем?
- Если вы не против, Яков Апполонович, потерять некоторое количество снарядов, - согласился Свенторжецкий. – Только я бы посоветовал бить фугасами, на такой дистанции бронебойные неэффективны.
Через несколько минут поднятые на головном корабле флаги были отрепетованы по всей русской колонне. Одновременно ответный огонь попытались открыть и японцы, но им приходилось сложнее, так как они вынуждены были делать второй разворот, в обратную сторону. Поэтому кильватерная колонна эскадры Объединенного флота напоминала сейчас изогнувшуюся гусеницу.
Русские же, первым же залпом главного калибра броненосцев сумели попасть в идущий концевым крейсер. После чего сделали второй залп и, увеличив скорость до пятнадцати узлов, развернулись «все вдруг» к берегу. При этом шедшие концевыми броненосные крейсера оказались в голове колонны. Адмирал Гильтебранд решил пойти на столь сложный маневр, опасаясь, что старые «полуброненосные фрегаты» не выдержат огня японцев.
Впрочем, ответный огонь японцев оказался не столь уж и силен. Словил один восьмидюймовый снаряд в кормовую башню шестидюймовых орудий «Петропавловск». Снаряд не разорвался, оставив в пятидюймовой броне небольшое углубление, от которого в обе стороны пошла продольная сквозная трещина. Других последствий, если не считать контузию некоторых артиллеристов из расчета этой башни, не было.
Японская эскадра, к удивлению русских, преследовать уходящую к Артуру русскую кильватерную колонну не стала, а развернувшись третий раз, пошла мористее, курсом примерно на Эллиоты. Впоследствии один из наблюдателей уверял, что концевой японский корабль шел странными зигзагами, словно потеряв управление.
Бронепалубные крейсера, также обменялись несколькими залпами с соперниками, уже поджидали возвращающуюся эскадру у берегов. На этом короткое столкновение флотов и закончилось.
Однако, как выяснилось, вновь отличились владивостокские крейсера. На этот раз всего три корабля, из которых один слабовооруженный и один угольщик, прошли через Корейский пролив и атаковали один из конвоев. Защищающие его старые крейсера, один типа «Мацусима», и «Сайен» против двух броненосных крейсеров продержались недолго. Тем временем «Светлана» потопила артиллерией и торпедами три судна с армейскими частями. Еще одно, перевозившее боеприпасы, сумел затопить огнем восьмидюймовок «Громобой». Взрыв судна был виден и слышен за несколько миль.
Так что это раунд, несмотря на получение японцами на континенте подкреплений, русские, по признанию мировой прессы, выиграли.

+4

197

Ляодунский полуостров, Порт-Артур, август 1902 г.

Еще при первой поездке Николая инкогнито, тогда только в пределах России, барон Мейендорф, командир Собственного Его Величества Конвоя, выделил для охраны пару казаков, согласных походить «ряжеными» под обычную пехоту или гражданских. Еще четверку лучших охранников тогда же выделил начальник дворцовой полиции полковник Ширинкин.
Как правило, в поездку собирали троих из них, так что вместе с личным камердинером поучалось не более пяти человек. Пятым в таких поездках Николая сопровождал лакей Прохор Харитонов, исполняющий обязанности «прислуги за все». Еще несколько секретных агентов обычно ехало тайно, причем даже от самого императора. Николай всегда противился увеличению числа сопровождающих, уверяя, что в таком случае исчезнет вся секретность его передвижений, защищающая его лучше всякой охраны. Впрочем, после выздоровления от тифа, Его Величество не упускал случая позаниматься фехтованием на саблях или эспадронах, наряду с обычными для него конными прогулками и колкой дров.
Когда же инкогнито царя в Порт-Артуре раскрылось, охрану Николая составляли два казака, Осип Каргин и Василий Серов, и агент полиции Алексей Наливайко. К ним, присланный из Тифлиса (Тбилиси) начальник местного жандармского отделения щтабс-ротмистр Микеладзе сумел добавить выпрошенных у начальника пешей жандармской команды КВЖД Познанского пятерых жандармов, ранее охранявших местных начальников из управления дороги. У самого же Микеладзе в подчинении было всего трое унтер-офицеров, что конечно мало для такого важного города. Кроме жандармов, охрану усилили стрелками из стоявшего в Порт-Артуре двадцать пятого полка. Но по городу царь ходил обычно всего с парой-тройкой сопровождающих, даже после начала боевых действий. Остальные караулили его резиденцию и сопровождали государя в поездках по Квантуну. Вот и сегодня Николай возвращался домой из дворца наместника всего с двумя сопровождающими. Война застыла в неопределенном равновесии, зато новостей из России было много. И большей частью не слишком обнадеживающих. Стройка обходного пути вокруг Байкала затягивалась, так что ждать больших подкреплений войскам не стоило. Кроме того, Редигер сообщал, что нехорошо зашевелились цесарцы-австрияки. Причем даже несмотря на недовольство Берлина. Поэтому Волнения крестьян в Малороссии затихли, зато были попытки бунта в центральных губерниях. Добавить еще подметные письма и наглую агитацию бунтовщиков-революционеров в газетах, да нехорошие разговоры в Семье… Никак эти Владимировичи не успокоятся, даже после того, как сам Великий князь отправился в Туркестан «повышать боеготовность армии на случай войны». В общем, поводов для раздумий хватало, даже на фоне того, что Александра Федоровна несколько успокоилась в своих письмах. Однако проводила, по сообщениям жандармов, сеанс за сеансом каких-то спиритических гаданий вместе с черногорскими принцессами и неким авантюристом - Папюсом из Франции.
- Чорт бы с ним, - пробормотал вслух Николай, вспомнив последнюю из встреч с женой. – Лучше один Папюс, чем десяток истерик в день…, - задумавшись, он не очень внимательно смотрел по сторонам. Впрочем, четверка китайцев, то ли грузивших, то ли разгружавших что-то с обычной тележки рикши. Неладное заподозрил только шедший позади царя Наливайко. Слишком сосредоточенно эти китайцы возились с небольшой и на вид нетяжелой поклажей. Он уже потянул из кобуры на поясе револьвер, когда сверток в руках четверки внезапно развалился. У всех четырех нападающих в руках оказались странные, недлинные на вид, изогнутые массивные мечи с двуручной рукояткой. Двое китайцев бросились на идущего впереди Каргина. Еще двое с удивительной быстротой рванули к Николаю.
Идущий впереди казак нападения не ожидал, но при появлении угрозы не сплоховал. Китайцы еще махали своими чудными мечами-саблями. Один обозначал удар снизу, другой сверху, когда висящая на боку Осипа шашка словно сама собой выскочила из ножен. И звонко ударившись о нижний клинок, резко подскочила вверх. Переполосовав глубоким разрезом грудь второго нападающего, чей меч просвистел мимо казака. И упал вместе с владельцем. Из раны, пропитывая куртку и капая на землю потекла кровь. Однако первый, идущий снизу, меч оказался тяжелее, чем рассчитывал казак. Поэтому он не сумел ни сбить его с траектории удара, не уклониться. Меч проскочил по боку Каргина, взрезая ткани и тело. Хлынула кровь.
В это же время Николай-Петр, отреагировав на внезапную угрозу, успел выхватить палаш. И отскочить чуть в сторону, к стене дома. Одновременно пригнувшись и нанося удар по руке одного из атакующих, не прикрытой гардой. Наливайко, успевший выхватить свой Смит-Вессон-русский, выстрелил во второго. Тяжелая мягкая пуля попала китайцу в грудь. Не успев завершить какой-то хитрый финт, нападавший выронил меч и завалился назад, словно от удара.
Каргин упал. Атакующий царя, промахнувшийся от неожиданного отпора, громко заорав, перехватил меч двумя руками. По рукоятке меча и руке обильно струилась кровь. Николай даже не пытался отбить тяжелый меч палашом. Вместо этого государь шагнул чуть в сторону, одновременно выбрасывая руку с клинком в длинном выпаде. Длина которого была намного больше длины мечей атакующих. Палаш вошел в тело нападавшего и его меч только резанул по левой руке Николая.
Напавший на казака не стал добивать упавшего, а прыгнул вперед, к царю.  Наливайко, громко матерясь успел лишь взвести курок и выстрелить второй раз. Промах. Но царь ускользнул от рубящего удара второго китайца. Которому еще и помешал ударивший по ногам из последних сил казак. Сил прорезать обмотки на ногах атакующего ему уже не хватило, но точно ударить китаец уже не смог. Да и пропустивший укол палаша упал в сторону атакующего. Все это позволило Алексею выстрелить еще раз. И попасть. Но тут его ударил в спину ножом еще один китаец. Который до того прятался в переулке и следил за подходами.
Теперь раненный в руку царь, почти теряющий сознание от боли, оказался наедине с вооруженным ножом китайцем. Однако тот атаковать не стал, неожиданно бросившись бежать в переулок. Но явно далеко не убежал, потому что оттуда раздалась громкая ругань и короткий шум борьбы.
А к присевшему у стенки дома, зажимающему рану на руке императору со всех сторон спешили патрули…

Отредактировано Логинов (06-07-2019 19:57:33)

+6

198

- задумавшись, он не очень внимательно смотрел по сторонам. Впрочем, четверка китайцев, то ли грузивших, то ли разгружавших что-то с обычной тележки рикши. Неладное заподозрил только шедший позади царя Наливайко. Слишком сосредоточенно эти китайцы возились с небольшой и на вид нетяжелой поклажей.

Мне кажется, что "впрочем" здесь лишнее. Я бы сделал примерно так:

- задумавшись, он не очень внимательно смотрел по сторонам. Неладное в четверке китайцев, то ли грузивших, то ли разгружавших что-то с обычной тележки рикши, заподозрил только шедший позади царя Наливайко. Слишком сосредоточенно эти китайцы возились с небольшой и на вид нетяжелой поклажей.


ни сбить его с траектории удара, не уклониться.

ни сбить его с траектории удара, ни уклониться.

+1

199

Желтороссия, г. Харбин, август 1902 г.

Поезд, лязгнув буферами и шипя стравливаемым паровозом паром, встал. Причем выходная дверь второго, «царского» вагона оказалась точно напротив красной ковровой дорожки, расстеленной на перроне. На котором, кроме встречающих высокопоставленных лиц, выстроился почетный караул в новой полевой, свело-оливкового цвета, форме. Кроме караула, чуть в стороне стоял, поблескивая на солнце начищенной медью инструментов, полковой оркестр. Громко грянувший мелодию «Боже, царя храни», едва открылась дверь вагона.
Под звуки музыки спустились на перрон один за другим сам император Николай, его флигель-адъютант граф Гейден, наместник Его Величества на Дальнем Востоке адмирал Алексеев и еще несколько человек. Стоявший первым среди встречающих генерал-губернатор Куропаткин, сделав несколько строевых шагов к императору, произнес короткий доклад. После чего начался церемониал встречи, сокращенный по сравнению с обычным регламентом ввиду ранения государя. Среди встречающих заметно выделялись черной парадной формой моряки во главе с адмиралом Дубасовым, назначенным, заодно с исполнением должности морского министра, командующим Тихоокеанским флотом. Кроме них, в глаза бросались среди сравнительно скромно экипированных армейцев, кавалергарды в блестящих парадных кирасах и парадных касках, с фигурками двуглавых орлов на них.
Как только церемония закончилась, встречающие и гости расселись по ожидающим их коляскам. И длинный кортеж в сопровождении гвардейцев-кавалеристов из недавно прибывшего кавалергардского полка и казаков устремился от вокзала к резиденции генерал-губернатора.
По прямой, как проспект, Вокзальной улице, коляски выехали на Николаевскую площадь со стоящим в ее центре собором Святого Николая, и развернулись к большому особняку за причудливой чугунной оградой, охраняемый несколькими постами восточно-сибирских стрелков. Этот особняки был резиденцией генерал-губернатора Северной Маньчжурии. В нем и расположились, вместе с генерал-губернатором, со своей небольшой свитой Николай и наместник на Дальнем Востоке адмирал Алексеев.
На следующий день в большом бальном зале особняка собралась практически та же компания, что и на перроне вокзала. Сверкая золотым и серебряным шитьем парадных мундиров, начищенной синью сторублевых «тимофеевских» сапог и блеском орденов генералы, адмиралы и их адъютанты, свысока поглядывали на одетых в полевую форму армейцев и бледновато выглядевших на фоне всей этой армейской мощи чиновников. И неторопливо размещались на заранее принесенных стульях и креслах. Сидения были расставлены полукругом перед возвышением, на котором во время балов размещался оркестр. Сейчас там стоял столик и несколько кресел.
Наконец из неприметной двери под грохот сдвигаемых стульев появился сам царь. Выглядел он совсем неплохо, хотя левая рука по-прежнему была замотана бинтами почти до плеча и висела, согнутая, в своеобразной люльке, закрепленной на перекинутом через шею беленом ремне. С ним шла его свита, включавшая, кроме вчерашних лиц, еще и Наследника престола в кавалерийской форме с палашом на боку и генерал-губернатора Куропаткина. Государь, милостиво ответив на приветствия, разрешил всем садится и, дождавшись, пока все разместятся, лично открыл совещание.
- Господа генералы и адмиралы, господа офицеры и чиновники! Поскольку все мы здесь собрались для решения важных для нашего дела вопросов, тратить время на пустые разговоры и политесы не будем. Посему всех прошу говорить кратко, по существу, без чинов. Отмечу, что война, о возможности которой говорили еще семь лет назад, началась, как всегда бывает на Руси, неожиданно. И мы оказались к ней не совсем готовы. Особенно наши главные, управляющие чины, штабы и департаменты. Посему, опыт первых недель войны учтя, порешили Мы создать единый штаб управления всеми военными и гражданскими делами на сей территории. И возглавить сей орган Ставку Главнокомандования собственноручно. Наместнику же Нашему быть при Нашей особе товарищем (заместителем) и заведовать всеми гражданскими управлениями. Вторым товарищем Нам назначаю адмирала Дубасова, коий будет командовать и Тихоокеанским флотом. Третьим товарищем, коий будет отвечать прежде всего за армейские дела, назначаю генерал-губернатора, генерал-адъютанта Куропаткина. Армейское и флотское командование остается на своем месте.
Общество сдержанно заволновалось столь неожиданным новостям. Многие из присутствующих полагали, что после покушения Император более не будет рисковать и удалиться в Европейскую Россию, оставив разбираться с «желтолицыми макаками» новоназначенного Наместника. Теперь же, пребывая в изумлении, многие из присутствующих гадали, что кроется за решением государя – желание лично отомстить азиатам или недоверие к сановникам, пусть и назначенным им на руководящие посты. А ведь от этого «важного» вопроса зависело и то, как следует себя вести с ними и государем, и как будут смотреться служебные и неслужебные взаимоотношения в глазах царя с возможными кандидатами на опалу. Впрочем, среди присутствующих были и такие, которых все эти «высокие материи» волновали слабо. Это были прежде всего армейцы и моряки, полагавшие, что «за царем служба не пропадет» и больше интересовавшиеся дальнейшим планом войны, чем размещением начальства на соответствующих рангу креслах. Тем более, как остроумно высказался буквально на днях прибывший вместе со сводной бригадой гвардии граф Стенбок-Формор. – Пока снаряды рвутся днем и ночью, быстрей идут чины и ордена. – Так что офицеры, по преимуществу сидящие на вторых и третьих рядах стульев, больше ожидали, когда Государь озвучит цели и планы войны. Которая пусть длиться как можно дольше, чтобы успеть отличиться каждому из присутствующих. И чтобы никто не ушел обиженным, генерал-адъютант Куропаткин зачитал обобщенный план военных действий против Японии.
- До накопления сил предусматривается держать оборону на границе с Кореей… После получения превосходства на суше предусматривается наступление вплоть до разгрома высаженных войск… При этом флот, должен препятствовать усилению вражеских войск на континенте. А по прибытии второй эскадры – захватить господство на море и быть в готовности к высадке десантов… В первую очередь планируется захват Курильских островов и Цусимы…

+5

200

Британская империя, Сэндригемский дворец, август 1902 г.

Несколько недель, как коронованный владыка крупнейшей мировой империи, раскинувшейся на четверть всей земной суши, сегодня демонстрировал окружающему миру, что он, подобно многим своим подданным подвержен популярной английской болезни – сплину. С мрачным видом, отнюдь не соответствующим неплохой, пусть и жарковатой, летней погоде, Его Величество бродил по дворцу, пугая слуг. Хотя они, надо полагать, вполне понимали настроение своего господина. Столько времени быть всего лишь наследником престола и перед самой коронацией вдруг слечь с аппендицитом… А в довесок к этому – получить оплеуху от буров, а затем - наглую русскую аннексию в Китае и вслед за ней – войну. Конечно, война между Россией и Японией была одной из целей английской политики уже несколько лет. Но не сейчас, когда японцы готовы к ней еще меньше, чем русские. Об этом говорили все прочитанные Его Величеством справки о состоянии армии и флота этой азиатской страны. Это наглядно показало маневрирование японских крейсеров во время подготовки к коронационному параду. Собственно, разобьют или нет русские японцев, короля интересовало мало. Ему требовалось, чтобы русские понесли потери и материальные издержки. С тем, чтобы пристегнуть их потом к антигерманской политике Англии. И от осознания того, что русские могут разрушить столь тщательно выпестованную его министрами комбинацию, король и впадал в столь нехорошее настроение.
Буры его интересовали меньше, тем более, что после очередного усиления армии в Южной Африке и уничтожения последнего из их каперов, их верхушка снова вернулась к переговорам о мире. Дать им некие преференции, после изрядного дипломатического торга и они перейдут под его руку. А дальше… сажать и вешать можно и потом. Так как джентльмен – хозяин своего слова. А потому – хочет дает его, а хочет – забирает обратно. Главное – результат в его пользу.
Так и ходил Его Величество, словно призрак замка Балморал, пугая встречных и поперечных своим видом… Но стоило ливрейному лакею доложить, что прибыл и просит аудиенции главнокомандующий Средиземноморским флотом адмирал Фишер, как плохое настроение короля испарилось, словно роса на солнце.
Поджарый, среднего роста, подвижный словно ртуть и не по-английски эмоциональный адмирал Джон Фишер, своим лицом напоминающий скорее азиата, чем европейца, не был знаком до этого с Эдуардом. Внешне абсолютно различные, эти два человека были созданы для дружбы, так как думали в унисон. Оба они считали необходимым сохранение величия и первенства своей страны в мире. Надо признать, что их подходы к достижению этой цели несколько разнились, что отнюдь не могло помешать их взаимопониманию. Если король Эдуард не без успеха плел сложные политические интриги для сохранения европейского мира и предотвращения прямого военного столкновения великих держав, то его адмирал был готов в любой момент воевать против любого флота любой державы, а то и со всеми одновременно. И этот всегда готовый к войне адмирал сразу после коронации запросил аудиенции у своего повелителя. Каковую и получил сегодня, намного раньше, чем это случилось в ином варианте будущего.
Встретились они в неформальной обстановке, в оружейной комнате замка. Его Величество стоял у шкафа с охотничьими ружьями, когда в зал быстрым шагом вошел адмирал, сопровождаемый лакеем, несущим какую-то коробку.
Поздоровавшись, адмирал окинул взглядом уходящие вдаль ряды шкафов, за стеклами которых виднелись вороненые стволы разнообразных ружей. Чего тут только не было! От охотничьих штуцеров, дробовиков, двух- и трехствольных ружей именитых производителей до боевых винтовок и револьверов оружейных фирм разных стран. Чуть дальше стояли шкафы, наполненные охотничьими приспособлениями и холодным оружием, типа луков со стрелами, арбалетов, ножей, копий и капканов. Кроме охотничьих, блестели полированным железом из-за стекол и самые разнообразные боевые мечи, сабли и палаши, включая причудливо изогнутые турецкие ятаганы и азиатские сабли. Тем временем лакей, поклонившись, оставил футляр рядом с адмиралом и отошел.
- Ваше Величество, как я понимаю, угадали, что я приготовил Вам в подарок, - еще раз поклонившись, заметил Джон.
- Неужели, - деланно удивился Эдуард и усмехнувшись, добавил. – Полно, адмирал, вы не на приеме, чтобы изображать из себя льстивого придворного. Оставьте эти приемчики какому-нибудь Бересфорду…
- Слушаюсь, ваше Величество, - тем же шутливым тоном ответил Фишер, сделав вид, что не услышал фамилии своего врага. Наклонясь к футляру, он извлек недлинный изогнутый меч, со странной двуручной рукояткой, обвитой черным шнуром.
- Прочитав недавние известия из Китая, я понял, Ваше Величество, что в вашей коллекции не хватает именно этого экземпляра, - передавая меч королю, заметил адмирал. – Это – китайский меч, так называемый «Да-дао». Именно такие использовали в покушении на русского царя.
- О, да. Это действительно «царский» подарок, - пошутил король. – Впрочем, полагаю, я знаю, чем отдариться. Но пока…, - он сделал знак лакею. Тот подбежал и принял меч. – В азиатский раздел, Китай. Да –дао… Пойдемте, Джон. Давайте без китайских церемоний поговорим и выкурим по хорошей сигаре. Мне тут поставщик прислал очень неплохие, из Северной Америки. Не «Корона», конечно, но…
В курительной, отделанной охотничьими мотивами комнате с роскошной мебелью, они расположились неподалеку от камина, в котором весело пылали несколько поленьев. Конечно, тепло и даже жарко было и без этого, но огонь создавал такое ощущение уюта, что оба собеседника не смогли удержаться от соблазна сесть поближе.
- Итак Джон, слушаю тебя, - после нескольких дежурных фраз о погоде, сделав пару затяжек, начал серьезный разговор Эдуард.
- Ваше Величество, я прибыл просить у Вас отставки, - отложив сигару, ответил Фишер.
- Отставку? Но почему? – удивился король.
- Потому что я не могу смотреть на унижение нашей страны и угрозу Вашей чести, сир, - экзальтированно ответил Фишер. – Правительство Вашего Величества совершенно не понимает ситуации и слишком боится этих русских. Прямо-таки испуганные кролики перед разъяренным медведем… О чем думает лорд Керр (первый морской лорд – глава ВМС Британской империи)? Зачем было отправлять адмирала Идзюина в обход, вокруг Африки, в сопровождении всего лишь двух бронепалубных крейсеров? Почему нельзя было отправить их через Средиземное море? При том, что у русских там осталась всего одна канонерка и три старых миноносца, а у нас – целый флот, даже учитывая отправку части кораблей в Индийский океан. Японцы не только быстрее добрались домой, но могли бы нанести огромный урон русской торговле в этом районе. Тем более, что русская «Летучая эскадра» оказалась совершенно бессильной. Едва бросившись в погоню, она вынуждена была отправиться обратно из-за поломок в машинах и не могла бы угрожать даже мыши, а не броненосному и бронепалубному крейсерам… И что мы имеем в итоге? Наш союзник вынужден ползти окружным путем к себе домой, где идет война с русскими. А между тем русские беспрепятственно провели свои корабли Суэцким каналом… Я даже не вспоминаю эпопею с бурскими каперами. Необученность личного состава отдаленных морских станций доходит до того, что боевой корабль Вашего Величества топит какой-то вооруженный пароход… Что это –глупость или измена, сир?
Своей внешностью, личным обаянием и горячностью адмирал в считанные мгновения настолько понравился королю, что с этой встречи началась их долгая и нерушимая дружба.
- Я понял вас, Джон. Кстати, как вас зовут друзья? – король пустил в ход все свое обаяние.
- Джек, Ваше Величество, - удивленно ответил Фишер.
- Джек. Можно я так буду вас называть? – ошеломленный адмирал смог только кивнуть. – Джек, поймите, в данном случае решение принимали не они. Я решил, что не стоит дразнить русского медведя. Пусть он повыдергивает хвосты и покарябает чешую азиатским драконам. Но при этом и сам выйдет ослабленным из схватки и не сможет угрожать нам… Тем более, что медведь очень приветливо косится в сторону германского орла. А германцы последнее время становятся очень неприятным соперником. Понимаете, Джек?
- Сир, но в таком случае… Устроить «копенгагирование»* немецкого флота, пока они в одиночестве, - встрепенулся Фишер.
- Мысль интересная, но преждевременная, Джек, - улыбнулся король. – Вот что. Готовьтесь сдать свою должность тому, кого назначит вам в преемники Адмиралтейство. И приезжайте принимать должность Второго Мосркого Лорда. А еще – подготовьте мне соответствующие меморандумы о том, как вы считаете необходимым развить наш флот в свете описанных мною ситуаций во внешней политике. Не волнуйтесь, никто, кроме меня, наследника и лорда Кноллиса с ними ознакомлен не будет.  А пока, - он сделал широкий жест рукой, - докурим сигары и прогуляемся вокруг замка, если не возражаете, адмирал. А, кстати, как вы относитесь к охоте?…
Встреча в Сэндригем-хаусе имела далеко идущие последствия, даже не учитывая непоколебимой дружбы между будущим Первым Морским Лордом и Эдуардом Седьмым.

*Копенгагирование – термин, появившийся после уничтожения флота Дании в гавани Копенгагена адмиралом Нельсоном. Означал уничтожение флота другого государства внезапной атакой без объявления войны.

Отредактировано Логинов (07-07-2019 23:29:32)

+8


Вы здесь » NERV » Произведения Анатолия Логинова » Николай Грозный или Странная Страшная Сказка.