NERV

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » NERV » Произведения Анатолия Логинова » Николай Грозный или Странная Страшная Сказка.


Николай Грозный или Странная Страшная Сказка.

Сообщений 81 страница 90 из 119

81

Британская империя, Военное Министерство, январь 1902 г

Статс-секретарь по военным делам Уильям Сент-Джон Бродрик посмотрел на фельдмаршала Робертса Кандагарского и, словно дождавшись его разрешения, открыл прения:
- Джентльмены, мы собрались здесь, чтобы рассмотреть необходимые изменения в наших планах с связи со сложившейся ситуацией на Дальнем Востоке. Кто будет делать доклад, сэр? -  обратился он к фельдмарашалу.
- Полковник Вильсон, докладывайте, - лорд Робертс, как истинный «старый солдат» имперской закалки, не любил «размазывать кашу по стеклу».
- Джентльмены, в прошлом году, с учетом действий России и поступивших от дипломатических кругов соображений по возможному союзу с Японией, нами проводились предварительные разработки планов боевых действий. При этом учитывалась возможность участия в войне союзной России Франции… Возможность нашего наступления против этих двух стран, с учетом происходящего в Южной Африке, оценивается нами как отрицательная. Но полученные новые сведения позволяют считать, что Франция непосредственного участия в войне принимать не будет, ограничившись благожелательным нейтралитетом и, возможно, финансовой поддержкой русских военных усилий. Для нейтрализации подобных возможностей необходимо, по нашему мнению, силами флота продемонстрировать угрозу для французских колониальных владений – в первую очередь портов, таких, например, как Бизерта в Средиземном море, Дакар в Западной Африке, Диего-Суарец на Магадаскаре и другие… Что касается России то нами рассматривались четыре вероятных направления возможных активных действий наших сил. Первое - Средняя Азия, в случае принятия плана наступления из Индии, второе – дальневосточные крепости Владивосток и Порт-Артур, третье – Кавказ и четвертое – черноморские порты и Крым, с целью уничтожения русского военного и торгового флота на Черном море…
- Понимаю, что Балтийское направление не рассматривалось вами, ввиду недружественной позиции некоторых стран, - прервал докладчика Сент-Джонс. – Но если возникнет возможность договориться?
- Балтийский театр, сэр, труден для флота ввиду недавнего усиления русских сил на этом направлении. К тому же, высаженный десант встретит сопротивление отборных сил русской армии, - ответил, ни секунду не задумываясь, Вильсон. Его, молчаливо кивнув, поддержал фельдмаршал Робертс.
- Я вас понял, продолжайте, - согласился статс-секретарь.
- Первое направление мы вынуждены были отбросить в связи с возникающими трудностями снабжения войск англо-индийской армии на столь пустынном и обширном театре военных действий. Кроме того, в связи с усилением русских на этом направлении, имеющихся сил англо-индийской армии, а они составят не более чем семьдесят пять тысяч человек регулярных войск, окажется недостаточно. Усиление же их армией метрополии практически невозможно, а местные иррегулярные войска и армия Афганистана недостаточно боеспособны. Поэтому данное направление в настоящее время не может рассматриваться как перспективное. Третье и четвертое направления зависят от позиции Османской Империи. К тому же, по опыту Восточной (Крымской) войны действия на суше в данных районах не приносят никаких стратегических результатов…. Возможные действия флота нами могут быть одобрены, но для армии, джентльмены, там нет никаких достойных целей… Действия против дальневосточных владений России наиболее перспективны. Но из всех целей единственно доступной является только район Порт-Артура. Владивосток… представляет из себя сильнейшую крепость. Кроме того, высадившиеся войска оказываются на дикой местности, без подготовленных мест базирования и будут весьма уязвимы для переброшенных в этот район по суше русских войск… Более уязвимы, чем высадившиеся десанты в Крыму. Остается Порт-Артур, но данная крепость – цель для наших доблестных азиатских союзников. Максимально, что мы можем сделать в данном случае – оказать содействие своим морскими силами и союзным контингентом, силами не более батальона в случае, если японцы на подобный жест согласятся… Таким образом, современная обстановка показывает, что стоящие перед армией задачи на Южно-Африканском театре должны рассматриваться как первоочередные, а ее участие в войне против России может быть чисто символическим. Основные же усилия должны приложить наши азиатские союзники, а также Королевский флот и дипломаты. По нашим оценкам, Япония способна выставить армию численностью не менее трехсот пятидесяти двух тысяч обученных и подготовленных солдат, сто восемьдесят две тысячи из которых могут быть переброшены в Корею и Китай и сто семьдесят останутся для обороны островов. Противостоять им могут не более сотни тысяч солдат русской армии, причем не самого высокого качества. Но вызывают возможности осуществления планов действий японской армии против России, особенно в зимнее время. Низко оценивается возможность быстрого взятия русских крепостей, и способность японцев эффективно использовать железную дорогу для снабжения, ибо есть опасность рейдов русской кавалерии с целью вывода ее из строя, и организация наступления на двух направлениях… Но первое и самое необходимое условие для ведения нашими союзниками войны против русских – завоевание их флотом господства на море, с целью обеспечения беспрепятственной высадки войск на материке…
- Что скажет представитель флота? – вмешался в разговор фельдмаршал.
- В настоящее время японский флот не вполне готов к ведению боевых действий крупными силами. Ему требуется не менее года для дальнейшей подготовки. Однако есть и положительные моменты – русские отозвали большую часть своих броненосных кораблей на Балтику, для ремонта и модернизации. Поэтому в настоящее время флот Японии имеет тринадцать броненосных кораблей, в том числе пять броненосцев, броненосец береговой обороны и семь броненосных крейсеров, против семи русских, из которых три броненосца и четыре броненосных крейсера. В мае-июне японский флот увеличится еще на один броненосец, в настоящее время осваиваемый командой в наших водах. По сведениям из различных источников, русские так же планируют усиления своего флота, но не ранее чем в апреле-марте тысяча девятьсот третьего года. Тогда же они ждут войну, не ранее. Что дает возможность подготовиться нам и нашему новому союзнику, чьи шансы в таком случае оцениваются нами весьма высоко…
Обсуждение, неожиданно для присутствующих, получилось бурным. Несколько генералов внезапно предложили рассмотреть всерьез четвертый вариант, упирая на итоги Восточной войны. Но им тут же возразили другие, отметив, что в то время на юге России и в Крыму не было ни одной железной дороги, из-за чего русские не могли как следует усиливать и снабжать свою крымскую армию. Ныне же русские могут исправно усиливаться по внутренним операционным линиям, недоступным воздействию британских сил. А Австрия, в пятидесятые годы прошлого века поддерживающая Англию, сейчас не пойдет против воли своего германского союзника и не свяжет часть сил русских, как в то время. Кроме того, нет никаких гарантий что турки согласятся на такую операцию. Таким образом, этот план превращается в откровенную авантюру. Противников рискованных планов поддержал и лично фельдмаршал Робертс, скептически оценивающий возможности армии в войне с Россией.
Так что совещание закончилось, приняв в качестве решения выводы из доклада Вильсона, то есть фактически не решив ничего.

Отредактировано Логинов (05-01-2019 18:31:07)

+5

82

Какая то странная математика-182 +170 тысяч =360 тысяч,а не 250.

+1

83

ДВГ79 написал(а):

Какая то странная математика-182 +170 тысяч =360 тысяч,а не 250.

Опечатка  :-)
ЗЫ кстати, коллеги - продолжения 2, одно на предыдущей странице

Отредактировано Логинов (04-01-2019 22:11:16)

+1

84

ДВГ79 написал(а):

Какая то странная математика-182 +170 тысяч =360 тысяч,а не 250.

352 тысячи.

+1

85

Российская Империя, Санкт-Петербург, февраль 1901 г.

В девять утра в Адмиралтействе уже воцарилась привычная суета пред началом присутственных часов. Кто-то еще только сдавал свою шинель служителю при гардеробе, а кто-то уже занимал место за столом и раскладывал бумаги в рабочем порядке. А кто-то останавливался в коридоре и, дождавшись сослуживцев, обменивался последними новостями, из-за чего казалось в коридорах работает гигантский вентилятор, громко шуршащий своим двигателем и лопастями. Надо признать, что последнее время такие «междусобойчики» в последнее время заканчивались строго к началу присутствия, поскольку никому не хотелось попасть на глаза новому генерал-адмиралу (а заодно и Его Императорскому Величеству)за пустыми разговорами. Сегодня, однако, никто не торопился разойтись – слух о том, что Император вчера уехал в Либаву, с намерением уплыть куда-то на яхте «Штандарт», уже разнесся по Петербургу. Как и другой слух - что позавчера Государя навестила его мать – вдовствующая Императрица и они проговорили о чем-то довольно бурно и долго. Впрочем, сегодня в коридорах обсуждалась в основном другая тема
- Семен Михайлович, доброе утро!
- Здравствуйте, Петр Иванович. Но вот по поводу доброго утра я с вами, наверное, не соглашусь… день-то какой сегодня.
- Да, с тех пор как Государь приговоры конфирмовал, день этот добрым не назовешь. Однако, господин капитан первого ранга, скажу вам, что служить надобно, а не гешефтами заниматься. И я считаю, что сии капитан-гешефтмахеры свою казнь заслужили. А уж этот шпак Витте – тем более. И никто меня мнение об этом переменить не заставит…
- Stern board, captain! (Задний ход, капитан). Не надо гаффов (К «гаффам» флот причислял все неуместные остроты, плоские шутки или бестактные неловкости. В.Пикуль). И не стоит считать меня этаким сторонником сих, как вы очень правильно заметили, капитан-гешефтмахеров. Я ваше мнение разделяю, но людей с коими служил вместе ни один год все же жаль. А propos (кстати, фр.) раз уж тема эта вам неприятна, напомните мне лучше, что у нас с бумагами по «Богатырю». И без чинов все же давайте, одно дело делаем.
- Все уже оформлено, госп… Семен Михайлович. Можно хоть сегодня наверх подавать.
- Ну что ж, пойдем в присутствие и займемся делами. Сегодня еще по «Ретвизану» должны документы подойти… Но честно вам признаюсь, что мысль о… печальном событии сегодняшней ночи будет меня преследовать весь день.
Пока не только в Адмиралтействе, но и в других присутственных местах, квартирах и на улицах Санкт-Петербурга, если не всей России, обсуждали предстоящие события, в кронверке Петропавловской крепости, на Артиллерийском острове, стучали топоры. На том же самом месте, где при Николае Первом повесили пятерых декабристов, его потомок повелел повесить приговоренных по решению суда четверых «главных» фигурантов по делу о растранжиривании и расхищении средств Государства Российского.
А на станции Луга, на которой одновременно остановились два литерных поезда – один, на котором выехал из столицы царь, выбравший такой путь в Либаву, и второй, на котором в Германскую Империю возвращался российский посол. Их одного состава в другой перешло, стараясь остаться незамеченными, несколько человек. И поезда, погудев на прощание, один за другим покинули станцию.
Тем временем день в столице империи понемногу сменился сумерками. Камеры заключенных, ждущих ответа на апелляции, одну за другой посетила внушительная делегация из коменданта крепости, начальника тюрьмы и нескольких судейских чинов.
Выслушав принесенные ими известия, Сергей Юльевич Витте побледнел и произнес слегка дрожащим голосом по-французски: - C'est trop (Это слишком)- осознанно или невольно повторив слова декабриста Пестеля в такой же ситуации. После чего шагнул в сторону и уселся на койку, не сумев устоять на трясущихся ногах.
Бывший адмирал Верховский выслушал приговор спокойно, только дергающийся правый глаз выдавал его волнение. Другой бывший адмирал, Чихачев, оказался менее стойким и неожиданно расплакался, повторяя негромко: «Служил верой и правдой. Верой и правдой, Господи…». Сотрудник же Витте Николай Гурьев вообще упал в обморок и к нему пришлось срочно вызвать врача.
Сумерки сменились полной темнотой. Казалось, тучи заволокли небо, чтобы скрыть от него творящийся на земле ужас…
Приговоренных, переодетых в длинные белые балахоны, вывели из тюрьмы и, в сопровождении десятка жандармов повели к кронверку. На всем пути следования процессии, спиной к ней, словно выражая этим презрение идущим, стояли безоружные солдаты Преображенского полка в шинелях. Процессия двигалась медленно, причем приговоренные сами шли медленно, как бы стремясь оттянуть неизбежный итог. По дороге преступники могли поговорить друг с другом, но почти все они молчали, только Чихачев негромко молился вслух
Наконец они оказались внутри кронверка. При виде виселицы плохо стало не только Гурьеву, но и всем его трем спутникам. Впрочем, если бывалые моряки устояли на ногах, то Гурьева и Витте пришлось поддерживать сопровождающим жандармам на все время, пока один из секретарей суда громко вслух зачитывал приговор. Наконец, это действо закончилось, на головы приговоренных накинули мешки и придерживая под руки, завели на эшафот. Откуда-то сбоку на эшафот проскользнул палач, словно сошедший со средневековых картин, даже в колпаке с прорезями для глаз на голове. Жандармы поддерживали совсем не стоящего на ногах Гурьева, а палач накинул каждому из осужденных петлю на шею, поверх колпака. Осмотревшись, поправил ее на Витте и отошел к рычагу, установленному на эшафоте чуть в стороне. Жандармы, повинуясь взмаху руки распорядителя, отпустили Гурьева и в то же мгновение палач дернул рычаг…
Кому-то из присутствующих при казни официальных лиц стало плохо, один из врачей отвлекся, приводя его в сознание. Тем временем остальные поднялись на эшафот, на котором были уложены снятые палачом с веревки тела казненных и, осмотрев их, констатировали смерть. Трупы, не снимая колпаков, специально выделенные служители сняли и сложили на телегу, которая сразу же покинула территорию крепости…

+8

86

frogfoot написал(а):

Летять бошки...
Летять боошкии...
Зело лепо...

+2

87

Ух, сильно получилось!

+1

88

Логинов написал(а):

А на станции Луга, на которой одновременно остановились два литерных поезда – один, на котором выехал из столицы царь, выбравший такой путь в Либаву, и второй, на котором в Германскую Империю возвращался российский посол. Их одного состава в другой перешло, стараясь остаться незамеченными, несколько человек.


Два предложения, очевидно, изначально были одним целым:

А на станции Луга, на которой одновременно остановились два литерных поезда - один, на котором выехал из столицы царь, выбравший такой путь в Либаву, и второй, на котором в Германскую Империю возвращался российский посол, из одного состава в другой перешло, стараясь остаться незамеченными, несколько человек.

Отредактировано Нумминорих Кута (27-01-2019 19:46:22)

+1

89

"Надо признать, что последнее время такие «междусобойчики» в последнее время заканчивались строго к началу присутствия, поскольку никому не хотелось попасть на глаза новому генерал-адмиралу (а заодно и Его Императорскому Величеству)за пустыми разговорами."-по моему повтор явно лишний.


Эх "табуреткина ","рыжего"и подельников так же бы вздёрнуть.

Отредактировано ДВГ79 (27-01-2019 22:53:50)

+1

90

ДВГ79 написал(а):

Эх "табуреткина

А вы действительно считаете, что в армии все появилось само собой при смене министров?

+3


Вы здесь » NERV » Произведения Анатолия Логинова » Николай Грозный или Странная Страшная Сказка.