NERV

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » NERV » Стартовый стол » Несносная Херктерент - 4.


Несносная Херктерент - 4.

Сообщений 1231 страница 1240 из 1540

1231

– Это на Юге свадебной церемонией всё заканчивается. У них даже шутка есть «после свадьбы жизни нет».
– Конечно, нет, – хмыкает наёмница, – добровольно в зависимость продаёшься. Твоей собственностью теперь муж будет управлять. Какая уж тут жизнь при отсутствии финансовой самостоятельности? Родить ребёнка до заключения брака – на Юге даже сейчас ужас-ужас. Ни статуса, ни претензий на наследство.
– У тебя устаревшие представления о их законодательстве.
– Отменённые законы часто действуют десятилетиями... Как по мне, прежде чем «моё» и «его» станет нашим должно довольно много времени пройти.
– От содержания, положенного по твоему новому статусу Имперской Принцессы отказываться не собираешься?
– Вот ещё! Я уже много раз говорила, как деньги люблю. Тем более, это же мечта многих – чтобы тебе платили только за то, что ты такая красивая!
– И главное, скромная!
Наёмница смеётся.
– Брачный договор в нашем обществе – пережиток прошлой эпохи, да и у южан при всех их церковниках идёт к тому же самому. Слишком многие виды деятельности позволяют быть финансово самостоятельными.
– Это для тебя или меня важный пункт. Но многие предпочитают, чтобы за неё думал кто-то другой. Один мозг становится придатком к другому. Как у глубоководных рыб самец прикрепляется к телу самки, кровеносные системы срастаются. Придаток служит только для выработки молок...
– Всегда поражалась образности и меткости твоих высказываний. Только в нашем обществе такие придатки чаще бывают женского пола.
– Представляешь, я даже знаю таких. Притом, среди сверстниц.
– Ничего не меняется, – хмыкает наёмница, – откуда столько дур берётся.
– Так величина разума на планете – величина конечная, а население-то увеличивается...
– От кого-то это я уже слышала.
– Ты лучше увеличением этого населения поскорее займись.
– С этим вопросом я и без тебя в состоянии разобраться.
Марина качает головой:
– Переписка с кем привела к надвигающемуся событию? Что-то без меня у вас плоховато получалось...
– Как уже говорила, ты крайне убедительной умеешь быть. Знаешь, я даже опасаться начинаю – не слишком ли высоко забралась? Ведь если свалюсь – целых костей не останется. Договор с Принцем Империи собираюсь заключать, при содействии Принцессы Империи.
– Можешь добавить, ещё и Младшего Еггта, – скалится Марина.
– И это тоже, – соглашается наёмница, – мечта глупенькой маленькой девочки сбылась. Вот только я опять сомневаюсь, настолько ли всё хорошо, как кажется?
– Тебе не по шее, а по голове надо стукнуть. Чтобы мозги на место встали. Кажется, тебе в молодости что-то там отбили. Или ты южных сказок про сбежавших невест в детстве начиталась? Про ваши больные отношения книги можно писать, причём, как медицинские, так и приключенческие, и народоописательные, и даже любовные.
– Сомнительно, что ты про любовь станешь читать.
– Про вас двоих может быть, и прочла бы. Как литературу для взрослых. Сомнительно, что в своих путешествиях не набрались ничего, для взрослой жизни полезного...
– Я подумаю, может и подскажу кое-что. Хотя, у твоих потенциальных друзей ещё не должно быть сложностей с потенцией.
– Зато, с мозгами сложностей хоть отбавляй! – огрызается Марина, – Где-то я даже начинаю понимать Соньку и разноглазую. Их подруги способны на более сложные чувства, чем противоположный пол.
Наёмница чуть было не напомнила Марине, что не надо неудачный опыт на всех распространять. Но слегка подумав, решает промолчать. У неё у самой разборчивость далеко не сразу началась. Далеко не сразу научилась видеть в людях что-то, кроме физической привлекательности. Да и даже с привлекательными не все опыты были удачными.
Марина, в полном соответствии с возрастом, всезнайство и опытность старательно изображает.
– Чуть ли не впервые ты о чувствах заговорила.
– Я, что иначе, чем другие устроена? Хотя, признаю, чувственная сфера у меня перекошена в сторону недоразвитости.
– Тут уж сама решения принимай. Мой опыт тут бесполезен. Я ведь не являюсь ценнейшим призом, как ты. Лжи ты ещё очень много наслушаешься, в дополнение ко всему, что слышала уже.
– Как мне кажется, соревнование по добычи этого приза, уже началось.
– Оно началось вскоре после твоего рождения. Впрочем, ты это и так знаешь? Сильно много предложений было?
– Мне хватило, чтобы ещё больше в людях разочароваться...
  Смерть качает головой:
– Сомнительно, что с тобой пытались не по правилам играть... У тебя самой никаких привязанностей сейчас не имеется...
– Я сюда не за красавчиками местными приехала, как некоторые дуры столичные сюда катаются.
– Количество развлекательных поездок сюда за последние года очень сильно сократилось.
– Лайнеры на войну ушли, – хмыкает Марина, – а самолёты могут обеспечить скорость, но не комфорт.
– Да и там регулярных рейсов намного меньше стало.
– О чём я и говорю. Я не за чувствами сюда приехала.
– Не уверена, что это правильное решение. Тебе пока можно только на внешнюю привлекательность ориентироваться. Ты же не южанка, как предохраняться знаешь...
– Тоже мне тайна великая. Это даже Кошмар, то есть, Дина знает.
– Про местных я и вовсе не говорю.
– Остров разврата, – усмехается Марина.
– И не говори. Архипелаг  на последнем месте в Империи по числу беременностей среди лиц, не достигших возраста восемнадцати лет. Умные все стали.
– Мне ты предлагаешь побезумствовать?
– Если тебе этого хочется.
– Я слишком примелькалась в прошлом году... Хотя, я подумаю. Молодость всё-таки – один раз. Да и всевозможные надвигающиеся события способствуют странным знакомствам...
– Если ты про мою церемонию, то придётся тебя разочаровать. У большинства моих соратников нет детей, а у тех, у кого есть – все младше тебя по возрасту.
– Придётся положиться на Херенокта, и его известность среди местных чинов, – напоказ вздыхает Марина, – Надеюсь, тут не слишком многие хотят его убить?
– Намекаешь на старые любовные похождения своего брата? Только я совсем не ревнива. При моём образе жизни ревность – излишнее чувство.
– Теории свободных отношений придерживаешься?
– В основном. Надо иметь возможность для сравнения.
Марина посмеиваясь, с остановками разводит в стороны указательные пальцы.
– Преувеличиваешь, – хмыкает наёмница, – это уже не человеческий размер.
– А какой ты самый большой видала?
Наёмница разводит пальцы куда меньше, чем Марина:
– И как?
– Никак. Я испугалась. И пробовать не стала.
Марина рот от смеха зажимает. Отсмеявшись, сообщает:
– Я бы тоже испугалась. Растяжимость некоторых органов всё-таки имеет определённые границы.
  – Этот тоже переживал, что его дубина пугает большинство женщин. Шутку, что дело не в размере, а в умении использовать знаешь?
– Это высказывание старше Империи Островов, –  пожимает плечами Марина, – там ещё другие есть, про пальцы и язык.
– Этими предметами не все пользоваться умеют, – вздыхает наёмница, – Кстати, по моему опыту, у девушек это получается гораздо лучше.
– Не будем углубляться в подробности. Вокруг меня и так слишком много излишне близко дружащих девушек.
– Ты же говорила, понимаешь, что они друг в друге находят.
– А ты весьма верно подметила, что некоторые тупо зажрались. Особенно, это относится к разноглазой.
– Я уже говорила о допустимости подобных явлений? «Подруга по горячим источникам» применительно к дружбе между девушками – термин по всей стране существующий. Да и близкое общение с Эридой пойдёт скорее на пользу, нежели во вред.
– Особенно, в материальном плане будет велика выгода, – хмыкает Марина.

+3

1232

– Марин, у тебя по отношению у Эр смесь зависти, ревности и детской обиды, хотя речь идёт совсем не о детских вещах. «Почему у неё есть то, чего нет у меня?» Причём необходимость для тебя самой этого самого чего-то проходит последним пунктом.
– Как уже говорила, – хмыкает принцесса, – ты потрясающе наблюдательна.
– Потому и жива до сих пор, – пожимает плечами Смерть.
– И это ты тоже говорила, бессмертная наша!
– Это что-то новенькое.
Марина только посмеивается:
– Принцесса Смерть. Неплохо звучит.
– Я ей ещё не стала.
– Вопрос времени. Интересно, разноглазую сюда принесёт?
– Это зачем ещё?
– Вслед за Софи. Посмотреть, куда это неразделённую любовь понесло. Вот и захотелось того же.
– Самолёты и пилоты в наличии, – пожимает плечами Смерть, – хочется – пусть летает. Тут всё равно не сядешь.
– А с парашютом прыгнуть?
– Эрида? С парашютом? – переспрашивает наёмница.
Марина трёт подбородок:
– Кажется, солнце местное на меня действовать начинает. Мысли всякие глупые в голову лезут.
– Странно, что у Софи такая идея не возникла.
– У неё со здравыми мыслями в последнее время сильные сложности.
– Исключительно с твоей точки зрения.
– Почему все, и всегда на её сторону становятся?
– Марин, время детских игр и старых обид давно прошло.
– Угу. Время взрослых игр начинается.
– Временами ты совершенно невозможна.
– Потому что второй такой попросту нет!
– Мир этого не пережил бы!
– Не в таких катастрофах устоял. Я ещё не самое разрушительное, что может произойти.
– Главное, потрясающе скромная!
– Есть такое, – усмехается Марина, – Что такая задумчивая? Что-то невесёлое вспомнила?
– Нет. Стала понимать, как это – стареть. Вроде, рядом с тобой снова чувствую себя молодой, и одновременно понимаю, насколько же это всё не так.
– Кажется, сегодня последний день тут досиживаем. Слишком уж много народа стали мной интересоваться.
Смерть плечами пожимает:
– Столько времени на острове – надоедает.
– Тебе-то пока можно не спешить. Всё равно, Херенокт не приехал ещё. Дать Звезде по шее не займёт много времени.
– Тебе и подавно спешить некуда.
– Думаешь, успеешь подготовиться?
– Если учесть, на украшение города запланированы совсем небольшие средства, а элементы парадного убранства кораблей и так на борту находятся. То особо на подготовку налегать не придётся. Это же не двадцатые числа следующего месяца.
– Там уже мне можно не напрягаться, – отмахивается Марина, – Местная администрация сделают всё самостоятельно. Верноподданнический инстинкт изжить крайне сложно. Я всё-таки умею адекватно оценивать затраченные усилия. Пусть и не на самое желанное мной мероприятие. Но вот ты там обязательно будешь. Притом, в своём новом качестве. И не вздумайте оба мне сбежать!
– Мы достаточно по миру шлялись, чтобы в нём разочароваться. В путешествие отправляться не планируем, да и время сейчас не самое подходящее.
– Вместо себя кого-то уже подыскиваете?
– Зачем? Только тратить лишние средства. Я пока планирую здесь ещё пожить. Насколько я помню, новый статус совсем не обязывает меня находится где-то в определённом месте.
– Ближе к зиме такое место появится, – усмехается Марина, – планируется Великий Бал Императрицы. Она слишком чтит все формальные статусы, так что, ты точно будешь приглашена. И даже не пытайся отвертеться. Это уже лично я предупреждаю!
–  И в мыслях не было такого! Это ведь детская мечта абсолютно все девочек Архипелага.
Марина мысленно стонет. Точно, огромная Империя потрясающе едина во всём. Дурочки в самых разных её частях мечтают об одном и том же. Интересно, у Херенокта хватит наглости устроить какой-либо скандал? На мероприятиях такого уровня он ещё ничего не устраивал. Надо будет обсудить с ним это, хотя, сомнительно, что брат захочет с Кэреттой ссорится.
– Думала, ты несколько взрослее...
– Говорила уже, рядом с тобой снова ощущаю себя молодой... Или ты этот Бал не горишь желанием посещать?
– Ты наблюдательна.
– Странное желание...
– Не люблю быть редкой зверушкой, на кого все пришли посмотреть. Кстати, в данном вопросе к тебе это тоже относится.
– Для меня это будет в какой-то степени возвращением в  состояние в каком я неоднократно бывала в молодости. Не думаю, что тот блеск как-то сильно отличается от того, что я уже видала.
– Тебе виднее, – хмыкает Марина, – змеятник там намечается ещё тот...
– Переживаешь из-за того, что внешностью уступаешь многим из сверстниц?
Марина кулак показывает.
  – Статус он знаешь ли, скрывает большинство недостатков внешности.
  – Примерно, как крепкие спиртные напитки? – щурит один глаз наёмница.
  – Как-то не доводилось сравнивать действие того и другого.
  – Учти, крепкое спиртное способно увеличивать привлекательность.
  – Думаешь, я этого не знаю?
  – Не сомневаюсь.
Марина задумчиво обхватывает подбородок:
  – Я, да ты, да Херенокт – на мероприятии у Кэретты. Интересно, там ничего не рухнет?
  – Марин, я не собираюсь ссорится с людьми, среди которых собираюсь прожить оставшуюся жизнь. Я хочу, чтобы моя дочь встроилась в эту часть общества, а не была там чужой. Тебе или Херенокту спустят и простят любые выходки. Мне же совершенно нельзя ошибаться. Тут я в положении сапёра.
– То есть, что-либо устраивать ты не намерена?
– Совершенно верно. Да и тебе не время уже для подобных развлечений.
Марина решает промолчать. Где-то Смерть можно понять. Новый представитель весьма узкого круга будет в центре всеобщего внимания. Смерть не из этого круга, она пришла со стороны. Конечно, огромную роль играет, кто именно её привёл. Но немалую роль сыграет, как именно поведёт себя она сама. Смерть – не Марина, Еггте забудут и простят всё, что угодно.
Правда, нравы в этой среде в последнее время определённо, смягчились. Та же Кэретта, к огромному удивлению Марины, весьма положительно восприняла Рэдрию. Наёмница куда умнее и опытнее, нежели Хорт. Со смертельно опасными персонажами вполне ладила в своё время. Раз уж собралась по таким законам жить... Хотя, законы не такие уж и плохие.
– Как и где мне развлекаться я сама в состоянии решить. Но, соглашусь, пожалуй, портить розовые мечты слишком большого количества девочек – славы Еггтов как-то недостойно. Куда проще будет просто не прийти.
– Не получится, – качает головой наёмница, – Мы тебя вытащим, где бы не пряталась, и доставим на это бал. Как я себя вести начинаешь, принимаешься бегать от того, чего хочется, и одновременно, боишься.
– Какое точное наблюдение! – криво ухмыляется Марина, – Не боитесь, что покалечу?
– Нет. Ты хороша, как боец своей возрастной категории. Против нас двоих тебе не выстоять!
– Сомнительно, что Херенокт станет на меня нападать.
– Нападение и доставка Принцессы Империи на Великий Бал Императрицы несколько разные вещи. Уж кто-кто, а Херенокт – великий знаток самых разных полутонов...
– Он у тебя уже великим стал, – потирает переносицу Марина, – Мозг уже начал атрофироваться превращаясь в придаток к Хереноктовскому?

+3

1233

Чистяков написал(а):

Мозг уже начал атрофироваться превращаясь в придаток к Хереноктовскому?

Вот язва мелкая  :D

+1

1234

Глава 48

Складывается впечатление, туда они добирались значительно более кривым маршрутом, чем обратно возвращаются.
На пирсе, кроме матросов, никого. Да и те явно присутствуют исключительно ради соблюдения  пунктов неизвестных принцессе инструкций. С другой стороны, разве Марина ожидала оркестр увидеть?
– Ты сейчас куда?
– Куда-нибудь вокруг. То всем нужна, то опять никому.
– Вон там тебя Актиния ждёт, – хмыкает наёмница.
Марина глаза закатывает:
  – Меньше всего мне сейчас хочется с детьми общается.
  – У этих существ по каждому поводу есть своё собственное мнение, с твоим совершенно не совпадающее. Не скучай тут!
Марина вскидывает руку в непристойном жесте.
Смерть машет рукой, направляя катер к месту постоянной стоянки.
Наёмница наблюдательна, одна встречающая всё же присутствует. На линкоровских габаритов кнехте, зачем здесь такой понадобился, при небольших местных глубинах, Актиния сидит и ногами болтает. Неужели за морем следила?Сейчас умчится Динку выискивать, чтобы новость ей сообщить. Без разницы, нуждается в этой новости Кошмар или нет.
Но нет, девочка за Мариной хвостиком увязывается. Прогонять пока не за что.
Выполняет функцию машины сопровождения из состава императорского кортежа. Народу в этой части Резиденции немного. Первая с кем сталкиваются, светловолосая Динни.
Актиния чуть не сбивает блондинку с ног.
– Марина приехала! - орёт чуть ли не в ухо, как будто Херктерент несколькими секундами ранее мимо не проходила.
С Динни-то всё понятно, вариант поведения прекрасно изучен по разноглазой. Тоже способна идти, ничего и никого вокруг не замечая, будучи погружённой в свои мысли. Когда-то давно разноглазую пытались задевать. Достаточно быстро уяснили – это может стать крайне вредно для здоровья.
Блондинке не настолько повезло, Херктерент – крайне редкие зверушки.
Как и разноглазая, задетая Динни не сразу соображает, где она и что  происходит.
– Разве она уезжала? С полчаса назад в библиотеку забегала.
– Да не наша, а настоящая... Ты вообще что-нибудь кроме книг замечаешь.
  Блондинка рот для ответа открывает, но пока думала, что сказать, девочку уже следующая мысль осиняет.
–  Постой, разве наша умеет читать?
Разумеется, убегает догонять Марину,  не дождавшись ответа.
Херктерент бросает через плечо:
– Тебе от меня что-нибудь нужно? Если да, то спрашивай, не стесняйся. Я не настолько страшная, как кажусь.
– Почему ты сразу обо мне плохо подумала? – в голосе слышится совершенно детская обида.
Марина резко разворачивается, отчего Актиния чуть не врезается уже в неё. Ухитряются друг друга не коснуться. Видимо, мелкую о чём-то предупреждали.
– От меня почти всегда кому-то что-то надо. Не спорю, отвечаю в зависимости от наличия пятен на солнце и данных прошлогоднего календаря. Но ты мне ничего не сделала, так что можешь излагать.
В ответ только глазками хлоп-хлоп.
– Я неясно выразилась? Или ты слова такого не знаешь?
– Знаю. – девочка шмыгает носом, – Я только хотела посмотреть, как ты возвращаешься. Ты и правда, бываешь очень страшной, Марина.
– Знаю! – отмахивается Херктерент, – Тут все трусишки вроде тебя?
– Неправда! – совсем по-детски дуется, – Я смелая. Я даже в закрытую часть Резиденции хотела пробраться! Вот!
Закрытая – эта где Сонька базируется. Очевидно, временный запрет на посещений этих зданий был сделан постоянным.
– Получилось?
– Нет. – опускает глаза, – Меня поймали. Ругали сильно и сказали, что в следующий раз будут боевыми на поражение стрелять. И таких тут уже немало прикопано. Это правда?
«Надо будет Смерти сказать, чтобы провела подчинённы инструктаж, на предмет того, с чем шутить лучше не стоит. С другой стороны, неуёмных детишек может только настоящий страх остановить».
Сама Марина насчёт смертей шутить не стала бы. Про то, что здесь кого-то убили, стала бы говорить только в том случае, если бы погибшие были на самом деле.
Но, в отличии от Актинии, Марина прекрасно понимает, в жизни есть немало вещей, где совершенно излишни сторонние наблюдатели. Сонька вполне имеет право, чтобы её могли видеть только те, кому она это разрешит.
Как далеко в порыве излишнего любопытства могут зайти личности вроде Актинии, Марина по себе прекрасно знает.
В общем, идея о боевых заслуживает внимания... Нет, Марина не настолько кровожадна. Но может  распорядится, чтобы охрана в дополнение к имеющемуся оружию, пользовалась штурмовыми ружьями для боёв в окопах с патронами, снаряженными смесью соли с перцем.
Как говорится, через голову не доходит, дойдёт через другое место.
Хотя, не все хорошие идеи стоит в жизнь притворять.
Та же Актиния и без стрельбы всё прекрасно поняла. Во всяком случае, хочется надеяться.
– Стреляют они хорошо, это верно. Не советую проверять, насколько именно. Тут всё-таки военный объект.
Мелкая дуется, но кажется, что-то понимает. Или делает вид.
– Настолько нечем заняться, что решила заняться слежкой за мной? – криво ухмыляется Марина. Впрочем, мелкая ещё не успела изучить всех её выражений.
– Почему? Есть чем. Но всё это и в городе есть, а тебя там нету.
– Я, мягко говоря, совсем не игровой автомат.
Актиния не может придумать, что ответить.
Марина только машет рукой. Динки номер два ей только не хватало. Впрочем, сейчас непонятно даже куда подевался номер один.
– Так чем тут занималась, пока меня не было?
– Да так, понемножку всем.
– У Эриды не была? – Мнение разноглазой о допустимом в различных возрастах весьма сильно отличается от действующих в Империи норм. Свои собственные она соблюдает – и то уже достижение. Но Актиния двусмысленности в вопросе не слышит.
– Скучно у неё. Вкусняшек всяких только очень много. Она вроде Динни, вечно летает где-то. Это Лилька говорит, что с Эридой очень хорошо и весело.
– У разных возрастов разные представления о веселье, – хмыкает Марина.
– Ты правда со Смертью на тайные бои ездила? – понижает голос девочка.
Насколько же живучи всякие не слишком умные идеи.
– Я никому-никому не сказала.
– Можно подумать, кто-то спрашивал.
– Эта, новенькая с замотанной рукой, Звезда кажется. Всех-всех спрашивала, где ты и Смерть.
– Вот ей бы и наврала про бои, – хмыкает Марина.
– Я так и сделала, – сообщает девочка, – только она мне не поверила. Я видела, как ты со Смертью уехала, но Звезде не сказала. Или было надо?
– Не надо, – хмыкает Марина, – голова у Звезды целее будет.
– Ты не говорила, будто хочешь её побить.
– Этого не я хочу, а она. Разницу понимаешь?
– Но это ты песчаная принцесса а не она.
– Мне как-то настоящей быть вполне достаточно. Это Звезда хочет песчаной стать.
– Не, она не сможет, – мотает головой Актиния, – ты гораздо сильнее.
– Динни что тут делала? Здесь же далеко от библиотеки.
– Так она книги в беседку с видом на море перетащила. Там и сидит почти всё время. Эрида просила ей не мешать... Так была ты на боях или нет?
– Тайные запрещены давно. И я совсем не горю желанием заниматься их возрождением.
– Но ты же участвовала...
– В легальных, если ты ничего не забыла.
– Там не убивают...
– Дать бы тебе по шее, да лениво.
– Дина так же говорит, – девочка зачем-то потирает ниже затылка.
– Она, что с тобой в песчаные бои играла? – Кошмар – это Кошмар, и мысли у неё в голове частенько крайне своеобразные.
– Я хотела, она отказалась, сказала, что мне надо подрасти, – сообщает обиженно. Надо же, у Кошмара в голове стали появляться зачатки здравого смысла.
– Правильно сделала, – хмыкает Марина, – она куда сильнее тебя.
– Она всё равно, хорошая, –  вздыхает с такой интонацией, что Херктерент в ответ готова зарычать. Слишком уж чувствуется ненавязчивое влияние разноглазой. Если оно даже на Смерть действует, то что уж говорить о гораздо менее устойчивых детишках?
– Я про неё сказала хоть что-то плохое?
– Но ты подумала, – непрошибаемая детская логика.
– Ты разве мысли умеешь читать? – вкрадчиво осведомляется Марина.
Кажется, мелкая сначала хотела выпалить «да!». Но в итоге всё-таки помотала головой.
– Сестра-то твоя что поделывает?
– Сейчас? – вертит головой по сторонам, потом приглядывается к водонепроницаемым офицерским часам на руке Марины. Щёлкнув пальцами, сообщает, – Сейчас, наверное, ещё спит. Они нас всегда вечером спать прогоняют.
– Осень тоже прогоняют?
– Это принцессу игрушечную? – переспрашивает Актиния. Получив подтверждение, продолжает, – Её не прогоняют, она с этой сисястой с приклеенным ожерельем только днём приходят. Вечером вдвоём обычно сидят. Кроэн иногда зовут, – сквозит невысказанная обида, вроде как «я ничем не хуже». Настолько практична, что переживает, не смогла удержаться в поле зрения кого-то по-настоящему значимого? Или обычная детская зависть, что с ней играть не хотят. Развитие тела говорит об одном, развитие мозга – совершенно о другом. Тем более, со своей сестрёнкой она ладит, а та в состоянии весьма много про Эр рассказать, и про то, как может быть выгодно с разноглазой дружить. Притом, сама Лилька дружбой с Эр, явно не злоупотребляла.
Хотя за время отсутствия Марины, много чего могло успеть произойти. Впрочем, на Актинии явно вещи, что она с собой привезла. Под приступ щедрости разноглазой не попадала ещё. Впрочем, этот приступ в текущий момент времени, способен вызвать у Марины только одобрение.
– Кроэн всё так же от сестры прячется?
  Актиния отмахивается, вздохнув совсем по-взрослому.
– По-моему, ей уже лечится пора.
– Где ты диагнозы ставить научилась?
– Все так говорят. Марина... Ну, в смысле не настоящая, ну та, которая не ты, ну, – Марина не прерывает, с интересом выслушивая, какими ещё те ещё терминами будет тёзка описана, но Актиния заканчивает описание банальным, – ну, ты поняла кто. Вот она всё время говорит, не понимает, почему её так боятся. Да и Дина удивляется от их вражды.
– Это у Дины сестра очень хорошая, – хмыкает Марина, – а вот у тёзки моей, или наоборот, у Кроэн, смотря с какой стороны посмотреть, сестрица как-то не очень. Вот одно на другое и проецирует, что далеко не всегда работает. Этих двоих можно мирить бесконечно, всё равно ссорится будут.
– Но им же нечего делить! – весьма логично замечает мелкая.
– Здравый смысл в отношениях между родственниками почему работает только в исключительных случаях, – хмыкает Марина.
– Можно спросить: стрельбище тут есть?
– Спросила уже, – пожимает плечами Херктерент, – тут же много где подробные схемы висят. Было не прочитать?
– У нас часто на самом деле, совсем не то, что на схеме. Хотелось спросить...
Глазки у Актинии, как и у сестрёнки весьма выразительные... Она что, уже обэридиться успела? Хотя нет, это у Марины мозги работать начинают в правильном направлении. Мелкой не хочется, чтобы её прогоняли. Навязать своё общество никому не удалось, да и многое тут имеют представление, что за живность эта Актиния. Не хочется одной где-то сидеть, одиночеством наслаждаться – не всем дано. Утешать Марина не умеет, но и просто из вредности Актинию прогонять нет особого желания. Самой подобное испытывать приходилось. Пусть и вдали от этих стене, но в не менее роскошной обстановке.
– Хочешь сходить?
Торопливые кивки в ответ. Сама Марина ничего ещё не решила. Ничего, требующего её непосредственного участия в обозримой перспективе не предвидеться. Рация в полном порядке, так что, при необходимости, её найдут быстро.
– Ты стрелять-то умеешь?
– Только из винтовки, – стрельнула и тут же глазки опустила. Понуро добавляет, – малокалиберной.
– Ладно, пошли. Там много чего есть.
Где-то этот ультразвуковой визг Марина уже слышала.
Актиния круги вокруг наматывает. Херктерент специально никуда не спешит. Не то, чтобы девочку изводит, случай неподходящий, чтобы быстро бегать.
– Сразу предупреждаю, я много чего умею хорошо делать, но при этом крайне плохо умею объяснять.
Очевидно, пропущено мимо ушей, так как мозг Актинии занят гораздо более животрепещущим вопросом.
– Там штурмовые пистолеты есть?
– Конечно. У меня даже свой собственный имеется.
– Дашь пострелять?
– Ты в руках не удержишь.
– Я не из твоего, я из общих хотела.
– Они по конструкции одинаковые. Мой ещё и легче в руках удержать, ибо индивидуальная сборка.
– У тебя, кроме крабового, другие ножи ещё есть? – у самой Актинии крабовый нож болтается на шее. Да и вопрос так себе, двое ножен Марины крайне сложно не заметить.
«Вот неуёмное существо», – раздражённо думает Марина, – «Талант у меня всё время с такими связываться».
Вместо ответа выхватывает клинок из поясных ножен. Чуть ли не к носу Актинии подносит.
Та склонив голову на бок, разглядывает узорчатую сталь. «Сталь Дины» не особенная редкость, но клинки из неё из разряда недешёвых.
Читает вслух:
– «Мариночке в день восьмилетия»... ЕИВ подарил?
– Нет. Сордар.
– Ух ты! Здорово! Его тут все любят. Для тебя тогда это наверное, совсем, как меч было?
– У меня хватало детских клинков. Этот – личное оружие. Улавливаешь разницу?
– Прекрасно, – кивает девочка.
Так, за разговорами не заметили, как до стрельбища дошли. Марина первым делом, осведомилась, кто из гостей тут был. Ожидаемо, никто. Актиния тоже довольна. Очевидно, нашла себе прекрасный повод для хвастовства.
Впрочем, дальше от хвастовства уже Марина не удерживается, всадив «десятку в десятку». Актиния только рот изумлённо разевает, разглядывая изрешечённую мишень.
Сама она стрелять из штурмового всё-таки смогла, естественно, никуда не попав. С малокалиберным получилось гораздо лучше.
– В школе занимаешься?
– Да. Время сейчас такое – стрелять всем надо уметь, – Актиния важно повторяет чью-то фразу, – Ты так здорово стреляешь!
– Если Еггты, по одной из версий, изобрели огнестрельное оружие, то для меня просто глупо не уметь им пользоваться.
– Здесь и стрелковые состязания проходят.
Марина тяжко вздыхает.
– Не намекай, всё равно не буду участвовать. Мне хватает местных, да школьных наград для осознания чувства собственной значимости.
Актиния хихикает в кулачок.
– Сестра говорила, ты очень хвастливая.
– Я с ней, вроде, ни в чём не состязалась.
– Почему? Говорила, в прошлом году ты стреляла по бутылочкам. Правда не с моей сестрой, но она всё видела.
«М-да, знатно я тогда в том году перебрала. Что ещё из моих похождений всплыть может».
– У тебя тогда штурмовой пистолет и был, – Актиния заявляет так уверенно, будто Марину тогда видела.
«Кажется, у её сестрёнки слишком хорошая наблюдательность. Впрочем, обвинять особо некого, сама до всего, происходившего тогда додумалась».
– И много кому она об этом рассказывала?
– Только мне.
«Остальные всё и сами видели. Если учесть высокую болтливость местных девчонок, то о моих похождениях знает пол острова. Впрочем, какой смысл это всё скрывать?»
Хотя, если происходит что-то непонятное, в мишень пострелять – не самое плохое лекарство. Тем более, тут есть и поднимающиеся, и движущиеся мишени.
– Медуза, ты из пулемёта пострелять не хочешь?
– Настоящего?
– Ты здесь видишь что-либо игрушечное?
– Станкового?
– Тебе какую модель?
– Ту из какой ты грозилась с рук стрелять.
– Обойдёшь – спектакль для одного зрителя – слишком жирно будет.
Актиния даже не обиделась. Сама поняла, слишком многого запросила.
– «Шестёрки» будут на станках. Могу тебя обрадовать, в боеприпасах мы не ограничены.
– А поджечь можно будет что-нибудь?
Опасный блеск глаз Актинии Марине не слишком нравится. Кажется, кровожадность мелкой недооценена. Впрочем, она явно не превосходит запас того же самого качества у Марины.

+3

1235

Чистяков написал(а):

Меньше всего мне сейчас хочется с детьми общается.

общаться

Чистяков написал(а):

временный запрет на посещений этих зданий был сделан постоянным

посещение

Чистяков написал(а):

с интересом выслушивая, какими ещё те ещё терминами будет тёзка описана

лишнее
Вот это весело было :D

Чистяков написал(а):

дравый смысл в отношениях между родственниками почему работает

почему-то

Чистяков написал(а):

Она что, уже обэридиться успела? Хотя нет, это у Марины мозги работать начинают в правильном направлении.

судя по контексту - в неправильном

Чистяков написал(а):

да и многое тут имеют представление, что за живность эта Актиния

многие

Чистяков написал(а):

Пусть и вдали от этих стене, но в не менее роскошной обстановке.

стен

Чистяков написал(а):

– Медуза, ты из пулемёта пострелять не хочешь?

Актиния

Чистяков написал(а):

– А поджечь можно будет что-нибудь?

Дайте попить, а то так есть хочется, что переночевать негде. И не с кем  :rofl:
Закончиться всё стрельбой из гранатомётов и миномётов?  http://read.amahrov.ru/smile/gun_smilie.gif 

Да, я бы тоже от такого развлечения не отказался.

+2

1236

– «Шестёрки» будут на станках. Могу тебя обрадовать – в боеприпасах мы не ограничены.
– А поджечь бронебойно-зажигательным можно будет что-нибудь?
Опасный блеск глаз Актинии Марине не слишком нравится. Кажется, кровожадность мелкой недооценена. Впрочем, она явно не превосходит запас того же самого качества у Марины. Ладно хоть про огнемёты не спросила, они проходят по категории запрещённого для выдачи Марине оружия.
Собственно, когда за тобой наблюдают с немым восторгом – довольно приятное ощущение. Проклятая мирренами «Лесопилка Саргона», если так можно выразиться, росла вместе с Мариной. Она видела опытные образцы, стреляла из первых серийных. В общем-то, она ещё до школы прекрасно умела обращаться с «шестёркой»
Ловкость Марины на Актинию производит громадное впечатление. А уж когда дело до стрельбы доходит... Тем более, пулемёты на станках ещё и оптическими прицелами оснащены.
Последовавшие просьбы были вполне ожидаемы.
– А из пушки автоматической пострелять можно?
– Слишком много сладкого – вредно, – хмыкает Марина Знаем мы таких юных разрушительниц. Сами были такими.
Актиния совсем по-детски дуется. Обиженно сообщает:
– В артиллерийском парке по учебным пушкам лазать разрешают.
– Потому и разрешают – они не стреляют.
Актиния долго грустить не умеет. Явно решила для себя, что её скоро допустят и ко всем остальным орудиям. Угу. Включая береговые, что вообще другому командованию подчиняются.
Ох уж эта тяга Императора держать во всех Резиденциях артиллерийские подразделения! Впрочем, сама Марина в своё время могла лазить по любым орудиям.
Кажется, впечатлениями мелкая загрузилась полностью. Попутно у неё значительно возросла и без того немаленькая шумность. Пока придумывала, как бы её повежливее прогнать, Актиния сама избавила Марину от собственного общества.
Младших девчонок Херктерент даже по лицам запомнила далеко не всех. Но Актиния-то их знает прекрасно. Увидав двоих радостно бросается навстречу на бегу извещая всех:
– А я с Мариной из пулемёта стреляла.
Присутствие самой Марины при этом становится уже необязательным. Тем более, все проходы Резиденции известны Херктерент гораздо лучше.

Из соображений вежливости или свинского любопытства «с кем она сейчас спит», решает заглянуть к Эриде. Разноглазая недавно проснулась. Похоже, спала в одиночестве.
Марина любит смотреть на реакцию людей, когда им сообщают что-то необычное.
Рассказала про Смерть и брата.
От радостного визга разноглазой чуть не вылетели все стёкла на острове. Бросается на шею, лезет целоваться – неизбежное зло при общении с ней. Рада настолько, будто это она замуж выходит, что совсем уж по разряду невероятных историй числится.
Способность от Эриды сбегать давным-давно отработана, и вскоре определённо будет применена. На чём основан предварительный сценарий – информация известная, текст в библиотеке имеется. Затребован Эридой для изучения. Так же затребованы блюда со вкусняшками. Обложившись всем этим, разноглазая залегла за изучение. Что-то важное читать предпочитает лёжа на животе. К несчастью, к описанию прилагались эскизы костюмов юной Императрицы и приближённых.
Естественно, разноглазая принялась их обсуждать, в изобилии сыпля малоизвестными Марине терминами. Херктерент отвечает односложно, косясь то в сторону двери, то окон и прикидывая, что проще сделать, сбежать или выпрыгнуть.
Умница Эр конечно, видит – обсуждение идёт крайне непродуктивно, но она-то Марину никогда выгонять не будет, тем более у неё дома.
Наконец-то Эрида вспоминает о существовании такого предмета, как телефон. Достаточно быстро находит сначала Коаэ, потом и Кошмара. С этими наряды можно обсуждать куда продуктивнее.
В определённой сфере ещё неизвестно, у кого из троих выше запас безумия.
Марина, наконец, смогла безопасно просочиться за дверь.
Эти трое тряпки обсуждать да свои придумывать способны очень долго. И результат может выйти крайне запоминающимся. Хотя, пока не рассмотрен самый жуткий вариант – для обсуждения свадебных нарядов на свадьбе принца они могут догадаться привлечь невесту...
Нет уж, в такой момент Марина предпочтёт находится где-нибудь подальше. Желательно, под сотнями метров бетона и камня самого защищённого убежища Острова.
Решила заглянуть в закрытую часть Резиденции. Вообще-то, можно позвонить, или рацией воспользоваться, но Марина не в настроении лёгкие пути искать. Очередная умная мысль пришла с опозданием – Актинию так и не спросила, где именно её задержали, ибо и у самой Марины разработаны маршруты проникновения. Некоторые их них выглядят спорными. Другие кажутся более перспективными.
Может, её сперва пойти поискать? Нет, не пойдёт. Она слишком взрослая, чтобы играть в игру «ловля ожившего шарика ртути». Есть схожие и по бессмысленности, и по интересности занятия.
Не пропустили, правда сказали, что приказано извещать Софи о всех визитёрах, и она, когда будет свободное время, назначит приёмные часы. Поинтересовалась, сколько человек воспользовались столь «щедрым» предложением. Оказалось – никто, что вполне ожидаемо.
Прямой номер знает только Марина и Эрида, все прочие, включая Дину и Осень, должны связываться через коммутатор, а там наверняка не соединят. Впрочем, по докладу, звонков тоже не было. Прямой радиоканал есть у Эр, но Марина уверена – разноглазая им не пользовалась. Дине и Осени таким вот образом напомнили, что они по статусу ниже Принцессы Империи. Впрочем, ни ту, ни другую данный вопрос не волнует совершенно. Зато он волнует Марину, слишком хорошо знающую про приступы вреднючести сестры.
Впрочем, пока эта вреднючесть за пределы определённых стен не выплёскивается, Марина тоже не намерена мешать чьему-либо существованию.
Захотелось во всезнайство поиграть. Связалась с начальником текущей смены и потребовала сообщить, кто где находится. Ответы чёткие, начиная от нахождения Эр, Коаэ и Дины у разноглазой, Софи понятно где, и самой Марины как раз в том переходе, где она стоит. Даже интересно становится, откуда именно за ней наблюдают. Поверхностный осмотр никаких результатов не выявил. Все остальные мелкими группами рассредоточены у различных бассейнов.
Оэлен вместе с детдомовками, школьные островитянки втроём, приглашённые Эр явно разделились по-возрастам. Самых младших собрала вокруг себя Актиния, светловолосая Динни по-прежнему на берегу сидит. В помещении сидят только Рэда, Осень и Кроэн.
Случайно так получилось, но принцесса заняла апартаменты, что расположены дальше всего от полюбившегося эшбадовкам бассейна, и дорога до спальни Кроэн мимо этого бассейна не проходит.
Хотя, судя по докладу, Кроэн прошлой ночью у Осени ночевала... Так-так, об Эриде не думать!
Всё равно, не помешает зайти и посмотреть, что у них происходит. Всё-таки по причине жары нахождение далеко от воды только в случае Соньки имеет хоть какое-то оправдание. Да и то, в той части Резиденции только к естественным водоёмам нет доступа, а с искусственными полный порядок.
Впрочем, как раз у Осени бассейн больше всего напоминающий озеро из «Сказки», благо тот архитектор здесь тоже работал.
Вот только игрушечная принцесса «Сказку» только на картинках видала, а Кроэн в той части дворца мало что рассмотрела из-за спины Марины.
Как и следовало ожидать, ничего даже условно подозрительного не наблюдается. Что-то азартно обсуждают, треская сладости. Почему-то Марина не обращала внимания, что Рэд такая сластёна. Или это Осень решает что-то наверстать? Всё-таки слишком памятно, с какой скоростью здесь перестают действовать все запреты, включая те, что сама на себя наложила. У этих с конфеток с пироженками всё только начинается или как? Осень-то как раз из таких, кто Эриде нравятся. Даже с Софи небольшое сходство есть... Почему, опять думается о том, о чём не стоит.
– Сладкое, конечно. Повышает мозговую активность, но всё-таки только до определённой степени. Потом излишки начинают откладываться в различных местах и вылезать в виде прыщей на роже и в других местах!
Обычно безупречная Осень к визиту Херктерент оказывается совершенно не готова. Поворачивается с набитым ртом. Кроэн зачем-то отодвигает тарелочку, заполненную от силы на четверть. Только Рэда и бровью не повела.
– Судя по твоему присутствию, и отсутствию в небе последствий каких-либо мощных взрывов, ты ничего не взрывала, хотя меня пытались в обратном убедить.
– Рада, что у тебя настроение хорошее! Сама не боишься взорваться от обжорства?
Осень непонимающе хлопает глазками, разглядывая то одну, то другую.
Кроэн осторожно касается руки девочки.
– Не бойся ты их! Они почти всегда так здороваются.
– Кро! Я хоть и не твоя сестра, но таскать за уши тоже умею!
Кроэн тут же уши зажимает.
Осень решительно встаёт перед Мариной. Херктерент руки на груди скрещивает. Пафосность момента уже нарушена. Прежде чем что-то сказать, маленькой принцессе сперва требуется прожевать.
– Подобные методы воспитания признаны вредными, негативно влияющими на развитие и становление личности, – выдаёт Осень тоном, делающим её лет на двадцать старше. Впрочем, таким голоском можно заслушаться.
– Ха-ха! – Марина со смехом тычет пальцем сначала в Кроэн, а потом в Осень.
– Я твою сестру как-нибудь поймаю, привяжу к стулу, а ты ей будешь всё это зачитывать. Посмотрим, долго ли она выдержит.
– Это будет крайне жестоко, – Рэда безуспешно пытается серьёзность сохранить, – У Осени всё очень хорошо с декламацией. Она часами может что-либо вслух рассказать. Причём, заранее заранее зная, будут от смеха или от горя рыдать, или от скуки зевать.
– Жаль, ежегодные обращения ЕИВ всегда сам зачитывает. А не то можно было бы Осень попросить вместо него прочесть. Давненько над этими речами никто не рыдал.
Маленькая принцесса переводит взгляд с Марины на Рэду, явно не зная, как реагировать. Замешательство продолжается недолго. Хорт говорила, воспитанница очень сообразительна.
– Я поняла, Марина, это ты шутишь так, что смешным далеко не всем кажется?
Рэда почему-то выглядит довольной почти до омерзения.

+2

1237

Чистяков написал(а):

Некоторые их них выглядят спорными.

из них

Чистяков написал(а):

Причём, заранее заранее зная, будут от смеха или от горя рыдать

лишнее

Чистяков написал(а):

Почему, опять думается о том, о чём не стоит.

Потому что слишком много общается с Эридой, слишком мало с железяками. Ничего за год не изготовлено, не взорвано, не починено, не модернизировано, не изобретено, не сконструировано. Надо срочно что-нибудь изобрести, собрать и взорвать :D

+1

1238

– В правильном направлении мыслишь, – хмыкает Херктерент, – что заперлись тут? От Кроэн белокожестью заразились? Так воздушно-капельным путём это не передаётся. Насколько я знаю, в вашем озере глубины – даже ты, Рэд не утонешь.
– Как всегда, поражаюсь твоей вежливости, – криво усмехается Хорт.
Кажется, появление в её с Осенью уже успевшем устоятся мирке ещё и Марины совершенно не радует. Тем более, у Осени сложился определённый образ Марины, что вполне в состоянии вытеснить Рэду. Вот только откровенно пытаться прогнать Херктерент Хорт себе позволить не может. Хотя и явно хочется.
Мотивы Рэды Марина просчитывать в общем-то, научилась. Хочется удержать всё то, чего удалось добиться самой. Другое дело, у неё ничего не собираются отбирать. Но подразниться же можно.
– Не думала, что в такую жару под крышей лучше, чем снаружи, – откровенно разглядывает Кроэн. Та по-прежнему уступает сестрёнке практически во всём, превосходя только в белизне кожи. В школе на солнышке островитянка не появлялась, в отличии от той же Рэды. Осень тоже загара не стесняется. Её сестрёнка после прошлого лета от южанки оттенком кожи почти не отличалась.
– Она не хочет на свою сестру стать похожей, – сообщает Осень в общем-то известный Марине факт.
– Тебя же никто не станет заставлять в одной краске расхаживать, – усмехается Марина, – И именно Эр в первую очередь не станет просить о подобном.
Кроэн, сняв очки, грызёт дужку. Явно больше всего боится сказать нечто, что может Херктерент не понравится. Словно не изучила, насколько языкаста принцесса.
– Ты правда, боишься, что сюда Марина над тобой смеяться придёт?
– Я вообще её видеть не хочу!
– Вроде же помирились...
– Это совсем не означает, что я горю желанием с ней общаться.
– Равно это не значит, что её главная задача – как-то тебе вредничать.
– Сестру Кроэн сюда Эрида пригласила, – замечает Осень, совершенно не понятно, на что-то намекает, или констатирует факт.
  – А саму Кроэн, равно как Эр, Рэд и тебя – я. Это о чём-то говорит?
  – Только о том, что Кро преувеличивает опасность своей сестры и её окружения, – хмыкает Рэда.
– Надо же, наконец ты это заметила.
– Я старалась. Честно! – откровенно дурачится Рэда.
– Ладно-ладно, – смеётся Марина, – к великанам-то местным ходили?
– Да! – откровенно веселится Осень, – вчера днём. Рэда там всем очень понравилась. А вот Кроэн никто не заметил.
– Рэд, ты целиком понравилась, или только отдельными местами? – дурачится Марина, поводя руками над грудями, – Сама справилась, или охрану пришлось привлекать?
– Разве они там были? – делает круглые глаза Осень, – Что-то я их не заметила.
Марина тяжко вздыхает.
– Значит, всё тихо прошло. Ни одной драки не было. Софи бы такое не понравилась.
– Рэда вела себя, как здесь принято, – ябедничает Кроэн, – в общем-то видно, поболтать не против, но вот прямо сейчас никого не ищет. Да и слишком на ней столичность написана.
– Ты то как с ними набралась смелости пойти? Сама же про окрестности статуй говорила много всего разного?
– Так Марина-то здесь, – пожимает плечами Кро, – почему бы мне там не побыть? Тем более, почти все, кто и её и меня знают тоже тут. Значит, ничего сказать не смогут, потому что не увидят.
– Значит, скромность ты разыгрывала, – скалится Марина, – как я, собственно и предполагала.
Осень и Рэда переглядываются. Кроэн испуганно смотрит то на одну, то на другую. Но эти двое явно не настроены её защищать.
– Не особенно она что-то разыгрывала, – посмеивается Рэда, – Чтобы её заметить, очень уж сильно постараться надо было. У неё из под того, что она необоснованно считает купальником, да ещё и шарфа, чем было замотано всё остальное, торчал только кончик носа и косы. Сказала бы – крайне своеобразное проявление смелости. Её бы сама Марина не узнала, даже если бы рядом прошла.
– Так шли бы сразу ночью, как многие тут делают. Тогда и не надо было бы ничего прятать.
– Так и днём многие... Ничего не скрывали, – хихикает Осень.
– Самой-то как? Понравилось?
– Скажем так, скоро я буду лучше если не всех, то многих, – задирает голову игрушечная принцесса.
Марина хмыкает, насколько хватает её познаний в анатомии, самоуверенность принцессы более чем обоснована. Эр бы ещё лучше сказала... Где тут ближайшая стенка, чтобы головой побиться?
– И так хочешь, чтобы это время поскорее наступило?
– Оно от меня никуда не денется, время это. Само скоро придёт. Убедилась, что красивой меня зовут не зря.
– В этом и так никто не сомневался, – пожимает плечами Рэда.
– Одно дело, когда это говорят мама или ты, и совсем по-другому звучит, когда слышишь со стороны.
– И тебе это так понравилось?
– Было неплохо, – довольно ухмыляется девочка.
– М-да, кажется, по меркам школы это будет новая Софи, – трёт подбородок Марина.
Взгляд Рэды вполне способен убить.
– Они немного времени в одних стенах проведут, – беззаботно сообщает Кроэн. Кажется, ей определённо нравится, что среди собравшихся она больше не самая младшая.
– Кому-то в эти стены ещё предстоит попасть, – задумчиво изрекает Марина.
– Думаете я да не попаду? – Осень снова боевито задирает нос.
– Если не за счёт знаний, то за счёт энергии попадёшь точно, – смеётся Херктерент.
Всё-таки Осень куда более яркая и цельная личность, чем та же Кроэн. Да и Рэда на фоне Осени смотрится блёкленько. Впрочем, сама Хорт блеском маленькой принцессы откровенно гордится.

+3

1239

– В ближайшее время вам всем станет не до посещения местных достопримечательностей.
– Что-то случилось? – настораживается Рэда.
– Это смотря с какой точки зрения смотреть. Для приличной части женского населения страны намечается страшная трагедия. Зато, приличная часть мужской теперь сможет спать спокойно.
– На испытание какого-то нового оружия непохоже, – задумчиво сообщает Рэда, – да и о подобной новости ты бы сообщила гораздо более весело.
Кроэн и Осень недоуменно переглядываются. Манеру речи Херктерент они знают гораздо хуже, нежели Хорт.
– Всего-навсего в Императорском Доме подписание брачного договора намечается. Впервые за много лет.
Ожидаемо, первой сориентировалась Осень, для кого изучение запутанных родственных связей Великих Домов обязательно.
– Я так понимаю, со знаменательным событием в жизни следует поздравлять Принца Империи Херенокта? Я могу узнать имя его избранницы?
Марина про себя отметила, умненькая девочка не упомянула титула будущей супруги похождения Херенокта – вещь слишком известная.
– Так вы её и так все знаете. Это Чёрная Смерть.
Теперь уже Рэда первой справляется с удивлением.
– Марина, а ты не шутишь?
– Я совершенно серьёзна. Вариант шутки этих двоих – исключается.
– Согласие ЕИВ на заключение брачного договора Членом Дома имеется? – задаёт Осень протокольный вопрос.
– Оно у Херенокта есть давным-давно.
Осень, оказывается, умеет визжать чуть ли не громче Эр. С ультразвуковым визгом бросается на шею Рэды, будто это у её брата свадьба намечается.
Марина и Кроэн переглядываются. Обе не больно-то праздники любят.
Осень в отличии от Эриды, значительно быстрее себя в руки берёт.
Торопливо принимается объяснять, почему-то именно Рэде.
– Мне говорили, что-то подобное возможно в ближайшее время. Но я не думала, что именно сейчас.
– Было бы чему радоваться, – хмыкает Марина.
Рэд смотрит крайне неодобрительно.
– Пол острова слезами зальются – главный красавчик Империи достался кому-то другой. И не надо на меня так смотреть. По действующему законодательству есть только одна форма заключения брачного договора, там только эти двое, чиновник да пара свидетелей обязательны. Свидетелей уже нашли.  Все остальные являются необязательными. Пусть и сопли со слюнями по ним пускают очень многие.
– Домой надо, наверное, написать, – призадумывается маленькая принцесса.
– Осень, ты в каком веке живёшь? МИДвовцы твоих наверняка уже известили. Так планируется малая церемония, гости из-за моря не планируются. Обойдёмся только местными.
– Жаль.
– Хватит с тебя целого мирренского принца среди гостей. Мало кто таким может похвастать.
– Ты всё шутишь, Марина, – совсем по-взрослому качает головой Осень.
– Это подписание брачного договора по определению не может быть слишком уж серьёзным. Херенокт и Смерть. Оба крайне весёлые люди. Раз уж дошутились в итоге до подобного. Кстати, тебе к этой церемонии следует отнестись серьёзнее всего. Ибо подобных церемоний в Императорском Доме ты можешь больше в жизни не увидеть... Ближайшая, что ожидается – с участием потомка этой парочки.
–  А Сордар, Софи и ты? – задан не вполне вежливый, но вполне логичный вопрос.
– Сордара и Соньку – сама спрашивай, – больно уж занятное зрелище – злоба в глазах Рэды. Тоже не вполне обоснованная, Осень далеко не настолько ребёнок, как кажется. У Рэды, кажется, началось распространённое заболевание близких родственников, не заметивших, дети куда взрослее, чем выглядят, – Я не планирую никаких церемоний. Даже если доживу до времён их провидения.
Осень молчит, ей прекрасно известно, как собственный, весьма многочисленный до Великой войны Дом, в ходе боевых действий, сократился до её отца, да и то, Дом чуть выморочным не стал.
– А меня позовут? – задаёт весьма животрепещущий вопрос Кроэн. Всё-таки, свадьба Принца Империи– это свадьба Принца Империи. Его взгляды от взглядов собственной сестры могут отличаться весьма сильно.
– Его я не спрашивала, Смерть к списку гостей с её стороны относится весьма наплевательски. Братец же общество юных красоток всегда обожал, так что, думаю, против не будет, – смотреть на закипающую Рэду одно удовольствие. Вдвойне приятно, она ничего сделать Марине не может, при всём желании. До чего же приятно, по тонкой грани ходить, нигде не переступая.
– Кстати, я – официальный свидетель со стороны Смерти.
– Со стороны Херенокта Софи будет? – Кажется, Хорт пытается пошутить.
– Нет. Эрида.
– Она сама хоть об этом знает?
Марина отвечает загадочным выражением лица.
– К вечеру о церемонии знать будут все. Возможность поучаствовать в настоящей свадьбе разноглазая ни на что не променяет.
Рэда выражено продолжает злиться.
– Ты-то что переживаешь? Тебе как раз, наоборот, надо побольше фото сделать со всех церемоний. Отправишь домой пачку потолще. Пусть перемрут от зависти.
– Что-то я не понимаю, почему кто-то от фотографий с Рэдой должен умирать? – задумчиво спрашивает Осень.
Кроэн с трудом сдерживается, чтобы не рассмеяться. Для неё-то войны родственников – банальность. Осень с этим аспектом жизнедеятельности ухитрилась до сих пор не познакомится. Рэда слишком о многом предпочитала помалкивать.
– Расспроси её поподробнее, – нехорошо усмехается Марина.
Рэда только руки скрещивает.
– Это как про твоё ожерелье? Рассказывать не хочешь?
Осень пытается найти устраивающий всех выход из ситуации.
– Именно так, и лучше больше об этом меня не спрашивать.
– Пока кто-нибудь другой тот же самый вопрос не поднял, – хмыкает Марина, – Мир не ограничен тобой, Рэда.
– Канун праздника становится траурным днём. Умеешь ты всё с ног на голову переставить, Марина.
– Само как-то всё получается, – криво ухмыляется Херктерент.
– Не создана ты для праздников, –  усмехается Рэда.
– Кто бы говорила!
– Может, не будете друг другу отравлять канун события, какого несколько десятилетий не будет? – неожиданно включается логика у Кроэн.
– Да мы, собственно говоря, ещё ничего не начали.
– К вечеру тут будет ужас. Эр всем разболтает, что свадьба намечается.
– Здесь очень любят эти праздники, – шмыгает носом Кроэн.
– А я не настолько вредная, как обо мне говорят, – Марине не особенно хочется ещё и с Осенью ссорится. Но с привычкой колкости говорить крайне сложно справиться. Не у всех тут хватает выдержки Смерти.
– Так и будете тут сидеть?
– Советуешь прямо сейчас ехать что-то заказывать?
– Думайте сами, пока разноглазая не решила распространить на вас собственные, а так же Кошмара и Змеедевочки идеи.
  Кроэн переглядывается с Рэдой.
– Кажется, главную опасность мы недооценили.
– Как ты думаешь, она сегодня до нас доберётся?
– А мне нравится всё, что Эрида придумывает, – неожиданно упирает руки в бока Осень.
  Марина машет рукой.
– Всё понятно, фотоделом у нас не только разноглазая занимается. А уж её безумные творения в объектив сами напрашивались.
– Может, сходить к ней, поговорить?
– Не надо, – сообщает Марина полуправду, – когда у разноглазой приступ творческой активности, к ней лучше не приближаться. Тем более, с неё сейчас Кошмар и Змеедевочка.
Осень смотрит как-то странно, видимо, не до конца утратила детскую способность ложь распознавать. Видимо, Марина оказалась достаточно убедительной. Или сама Осень начала понимать, насколько непродуктивно с Херктерент спорить.
– Пошли лучше наружу, – бросает Рэда, – люди сюда всё-таки за солнцем ездят. Кро, ты не бойся сгореть.
– Не хочу как эта выглядеть! – дуется островитянка.
– Мне твоя сестра плохой совсем не показалась. Почему ты её не любишь? – с детской непосредственностью, или затаённой взрослой хитростью осведомляется маленькая принцесса.
Кроэн только отмахивается в ответ.

+3

1240

Я совершенно серьёзна. Вариант шутки этих двоих – исключается. - для этих двоих

Так планируется малая церемония - Там планируется... судя по контексту

Тем более, с неё сейчас Кошмар и Змеедевочка. - у неё

Животрепещущий вопрос: а как сама Марина оденется? Тоже поприкалывается и оденется в чёрную форму и берет, или что более подходящее?

+1


Вы здесь » NERV » Стартовый стол » Несносная Херктерент - 4.