NERV

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » NERV » Омаки и интерлюдии » Кроссовер NGE: Чтобы Выжить + Рыцари Сидонии


Кроссовер NGE: Чтобы Выжить + Рыцари Сидонии

Сообщений 1 страница 10 из 556

1

Решил перебросить ВикСина в иную реальность.

Герои не умирают, они уходят в иную реальность на перегруппировку.

Пролог:

Не тот человек
Капитан Кобаяши невозмутимо смотрела на белоснежную дверную панель. С минуты на минуту перед ней должен предстать тот, в ком нуждалась вся Сидония. На душе было неспокойно, но безумно долгую жизнь капитан корабля-ковчега научилась скрывать свои чувства и жёстко контролировать эмоции. Да, маска скрывает лицо и мимику, а выдержка позволяет сохранить ровный и спокойный тон голоса, но всё же без умения гасить в себе все эмоции не обойтись - слишком многое зависит от их источника.
А волноваться было от чего - столетие закончилось, и скоро, очень, очень скоро Сидонии придётся туго. Гауны... Беспощадные, ненасытные, они вот-вот снова обрушатся на Сидонию. И вся надежда корабля только на таких как тот, кто с минуты на минуту должен предстать перед ней. Интересно, насколько он будет похож на Хироки Сайто?
Будет ли он таким же волевым и несгибаемым как легендарный пилот не менее легендарного "стража"? Устаревший, но не утративший своей смертоносной эффективности Тип-17, некогда решавший судьбу Сидонии в кошмарных схватках с гаунами сейчас на стоянке, выставленный на всеобщее обозрение. Впрочем, приказ о подготовке "Цугумори" к расконсервации уже отдан и очень скоро преемник великого Сайто займёт своё место в пилотском ложементе. "Если будет достоин этого." - внезапно мелькнула подленькая мыслишка. Тут же отметённая железной волей Кобаяши. "Будет, я уверена - он будет достойным преемником Хиро! Которому я смело доверю его "стража!" Ха, найдите на Сидонии хоть одного пилота, который отказался хотя бы раз управлять легендарным "стражем". Взять того же Норио Кунато - вся Сидония знает, что этот "золотой мальчик" спит и видит, как бы затащить своё холёное тело в ложемент Тип-17-го... Но, его мечтам не суждено сбыться: у "Цугимори" может быть только один пилот! И именно он сейчас предстанет перед Кобаяши.
Да! Кобаяши до хруста сжала кулак - именно такие люди сейчас нужны Сидонии. Сильные, волевые, способные, преодолев любые преграды, сплотить и повести за собой.
Тихий сигнал вызова: "Таникадзе прибыл".
Отлично! Момент истины настал. Интересно, как он поведёт себя? Даже опытные, умудрённые жизнью люди робели оказавшись в приёмном зале капитана Сидонии. А тут подросток, с самого рождения общавшийся только с одним человеком! Хотя... Интуиция, натренированная за пятьсот с лишним лет жизни, явственно говорила - что-то с этим парнем не так! Он не стал прятаться, скрываться, убегать, нет, он поступил совершенно неожиданно - открыто заявился в полицейский участок в "трущобах" на границе технического уровня и нагло потребовал чтобы о нём доложили командованию корабля.
Интересно, какие же доводы и аргументы привёл шестнадцатилетний парнишка, что матёрые взрослые полицейские, вместо того чтобы посмеяться и послать куда подальше, его выслушали и доложили начальству о странном пришельце без документов, молодом парне, на которого в базах данных не было ни единой строчки.
Тихий шорох отодвигающейся двери... И шаги. Странно, но в них не чувствуется ни капли робости. Чёткие уверенные, словно идущему уже не раз доводилось чеканить шаг по этому полу. Чуткое ухо капитана уловило в грохоте грубых подошв лязг металла. Они что у него - подкованные?!
Шаги стихли, послышался молодцеватый щелчок щёлкнул каблуками.
Кобаяши повернулась:
- Ты, должно быть, Нагате Таникадзе?
Стоявший посреди зала коренастый юноша вытянулся в струнку и лихо козырнул:
- Так точно! Капитан, рядовой резерва Нагате Таникадзе по вашему приказанию прибыл! 
Что за...?! Какой ещё к гаунам резерв?! Кобаяши поперхнулась заготовленной фразой, но тут же собралась:
- С этого момента, я буду твоим законным опекуном.
- Так точно, мэм! - Нагате по прежнему стоит по стойке "смирно" не отводя глаз от спускающейся навстречу фигуре.
Капитан спускалась по ступенькам пристально вглядываясь в лицо долгожданного гостя. Внешне - вылитый Он. Такой же мускулистый и подтянутый, буквально источающий непреклонную волю и решимость. Потасканный темно-серый комбинезон техника с множеством кармашек и креплений, пластиковыми заплатками на локтях и коленках, на руках - слесарные перчатки без пальцев, обут в тяжёлые, явно самодельные ботинки с грубым рантом... 
Шаг.. ещё... Подошвы коснулись полированной пластины пола... Со стуком упала отброшенная в сторону маска... Единицы из четвертьмиллионного населения Сидонии удостаивались чести видеть лицо своего Капитана. И этот новичок - теперь один из них.
Таникадзе не испугался, не подался назад - только прищурился, внимательно изучая подходившую к нему женщину.
"Храбрый, умеет держать себя в руках."
Капитан сделала ещё шаг и рывком обняла парня.
"Ну здравствуй, Хиро".
В следующее мгновение женщина почувствовала как её обнимают руки Нагате. Сильные мужские руки. На миг невольно нахлынули воспоминания... Кобаяши усилием воли загнали их в самые глубины души.
- Нагате, у меня есть просьба...
Впрочем, можно быть уверенной в том, какой будет ответ. Кобаяши отстранилась, продолжая держать Таникадзе за плечи. От парня исходил целый букет запахов - ржавой воды, машинного масла, какой-то химии и пота. Ядрёного мужского пота... От него пахло как... как от хищника. Смертельно опасного, непредсказуемого, свирепого и беспощадного, дерущегося до последней капли крови, до последнего вздоха.
Капитан вперила в собеседника пристальный, подавляющий волю взгляд и продолжила:
- Я хочу чтобы ты стал пилотом "фрейма". Ты согласен?
Поразительно - он не удивился и не испугался. Наоборот - в глазах понимание и решимость.
- Меня к этому готовили с рождения, Капитан.
Странно, но у шестнадцатилетнего подростка, с рождения из людей знавшего одного лишь Сайто, был взгляд взрослого, прошедшего все круги ада мужчины. И ей был знаком этот взгляд. Так смотрел Хироши. Неужели он всё таки пересадил свой мозг в это тело?! Нет, вряд ли... Хиро такого ни за что бы себе не позволил! В памяти всплыла та яростная схватка... Нет, он на такое точно не способен. 
- Тогда ты уже не резервист, а пилот-стажёр, Нагате.
- Когда я могу приступить к обучению?
Нет, ну что у него за манера удивлять без конца?! Кобаяши чуть улыбнулась уголками губ. "Твой воспитанник превосходит все мои ожидания, Хиро-кун"
- Уже с завтрашнего дня. Сегодня же тебе предстоит заселиться в общежитие для стажёров и получить личные вещи.
- Отлично! - на лице юноши впервые появляется улыбка. - Разрешите приступить к выполнению ваших указаний?
"Вот это дисциплина!" И ведь не играет - чувствуется, что для него это привычный стиль общения. Хм, странно...
- Разрешаю.
Всё-таки интересный он парень. И загадочный. Издалека посмотреть - неопрятный замухрышка с технического уровня, а подойдёшь поближе, присмотришься к его движениям, глянешь в лицо и сразу понимаешь - перед тобой воин. Причём, воин опытный, оплативший своё мастерство кровью и потом.
Именно такой рыцарь-защитник и нужен Сидонии. Видно, боги услышали наши молитвы...
Внезапно, уже собиравшийся уходить парень снова повернулся к капитану:
- Капитан Кобаяши, у меня тоже к вам просьба.
- Слушаю тебя, Нагате.
- Я хочу сменить имя и фамилию.
Однако!... И как ЭТО понимать?
- Почему?
- Так надо, мэм. - юноша перевёл взгляд на звёзды, сверкавшие сквозь обзорные панели зала за спиной Кобаяши. - Это имя мне чуждо... Оно не моё... как и фамилия...
Интересно... очень интересно...
- Хорошо, я немедленно отдам распоряжение о внесении изменений в твои личные данные. Какие ты имя и фамилию хочешь взять взамен?
- Синдзи. Синдзи Икари.

Отредактировано slava-scr (15-01-2017 03:09:26)

+6

2

Шизука Хошиджиро проходила мимо, когда её внимание привлекло движение в аудитории. Девушка остановилась: ба, да это тот самый «крот» из технических подземелий, в одночасье ставший курсантом!
Икари, (кажется, так его зовут) был занят тем, что ловко фехтовал… шваброй!
Взмах, блок, выпад… взмах, блок, выпад, ещё один рывок и швабра резко замирает, выбросив в воздух облачко пыли со щётки…
– Впервые вижу, чтобы пол подметали таким способом.
Фехтовальщик ловко перехватил швабру и повернулся к ней, ничуть не сконфуженный тем, что его застали за столь странным занятием:
– Это один из стилей Кобудо.
– Что? – удивилась Шизука. Но, уточнить, что именно новенький имел в виду, не успела – запиликал наручный коммуникатор.
– Икари! – донеслось с улицы. – Твой первый вылет!
Словно в подтверждение отозвался комм на руке у парня. Икари выглянул в окно – на лестнице махала рукой Шинатосе:
– Правда, это всего лишь геологическая миссия – добыча льда!
– Поздравляю с первым заданием, Икари-кун. – странно, но ни волнения, ни удивления на его лице не было. – Удивительно, тебя только приняли, а уже в вылет посылают. Не каждому новичку так везёт.
– Везёт? – неожиданно посерьёзнел Синдзи. – Не факт, коллега, отнюдь не факт.
Шизуке внезапно стало не по себе – из чёрных глаз парня на неё смотрела бездна. И было в этой бездне что-то жуткое и непознаваемое…

...Икари  верно истолковал жест Шинатосе:
– Главная примета перед вылетом, полагаю?
– Угадал. Бытует поверье, что если не пожмёшь руки членам своего отряда, то на вылете может случиться что-то серьёзное.
Синдзи криво усмехнулся:
– В нашем деле приметы тоже стоит учитывать.
Шинатосе заметила проходившую мимо Ямано и уже было открыла рот, чтобы её позвать, но Икари неожиданно положил ей руку на плечо и покачал головой:
– Не стоит, напарник.
– …?
– Она это не поймёт. Не будем тратить время зря, коллега…
Ну и как это понимать?

…– Биологический уретральный катетер? Гм, понятно, что для скафандра он вещь необходимая, но, что в нём особенного?
– Он автоматический – самостоятельного вводится внутрь. Главное не дёргай там ничего… Если не хочешь лишиться самого дорогого.
– Ахр-р-р-р!!!
Шинатосе улыбнулась – первое знакомство с автоматическим катетером всегда очень неприятное.
– Так вот ты какая – расплата за славу и почёт…
Теперь Изану начал душить смех.
– А знаешь, Изана. – парень неожиданно повернулся к ней. Поразительно, но лицо у него было совершенно невозмутимое! – У меня сейчас появилась мечта всей жизни.
– Э-эээ? – Шинатосе «зависла». – Какая?
– Поймать того садиста и извращенца, что сконструировал эти скафандры и разводным ключом  засадить ему со всей дури по промежности. Для, так сказать, дальнейшей стимуляции его научно-техно-урологического гения.
Давясь смехом, гермафродит поспешил прочь из раздевалки.

– Надо поторопиться – опаздываем.
Дверь с шипением отъехала в сторону и Шинатосе шагнула в лишённое гравитации помещение. Глухо стукнули ботинки, помогая телу сохранить вертикальное положение.
– Икари. – донеслось из-под потолка. – Твой «фрейм» на пятой полосе, пошевеливайся!
Jawohl! – откозырял тот динамику. И в следующее мгновение, не утруждая себя, оттолкнулся от стены и просто пролетел через весь коридор.
– Синдзи, для чего у тебя контактная обувь?! – возмутилась Шинатосе. – Шагай нормально по полу!
– Рождённый летать, Изана, ползать не станет. – донеслось в ответ уже с самого конца коридора.
Шинатосе лишь вздохнула. Вот же… нестандартный тип!
Нестандартный, но интересный – было в нём что-то такое, что и пугало и притягивало одновременно.
 
В громадном ангаре для "стражей" царила привычная предполётная суета – техники готовят к запуску восьмёрку мехов. Гулкое эхо разносит лязг механизмов и голоса из динамиков, перекликаются техники. В общем-то ничего особенного – два звена стажёров вылетают на «разделку» очередного астероида.
Подъёмник подтянул очередного меха.
– Чёрт возьми, да это же "Цугумори"!
Норио Кунато рывком обернулся и в бессильной ярости с хрустом сжал кулак:
- Моя "Цугумори"... Почему...?
Это несправедливо! Он лучший на всём курсе и один из сильнейших пилотов! А знаменитый "Белая луна" достался какому-то ублюдочному человеку-кроту, наглому выскочке из канализационного коллектора, непонятно по какой блажи командования тут же зачисленного в академию!
Взгляд наткнулся на фигуру в скафандре, стоявшую у пятой полосы – источник негодования Кунато задрав голову разглядывал возвышающейся над ним механоид.
«Ублюдок! Недочеловек!»

Загудели силовые приводы и автоматические трапы поползли вверх. Сасаки подождала, когда площадка трапа с пилотом «Цугумори» приблизится и крикнула:
- Эй!
Пилот повернулся.
– Правда, он красавец?  – женщина мотнула подбородком в сторону «Белой луны»
Тот согласно кивнул:
– Да, выглядит он внушительно!
Интересный тип – обычно, новички, впервые оказавшиеся перед своими "фреймами", стоят обалдело раскрыв рты, а у этого такой спокойный вид, словно он «стражи» годами пилотировал.
Женщина довольно улыбнулась и «для профилактики» рявкнула новичку вдогонку:
– Верни его целым или я надеру тебе задницу!
http://livedoor.blogimg.jp/punpunstory/imgs/6/a/6afaa093-s.jpg
А в ответ получила улыбку и воздушный поцелуй.
– Ах, ты ж, мерзавец!!!
Но на ухмыляющегося парня это не произвело ровным счётом никакого впечатления –  он забирался в кабину, бормоча себе под нос:
- Verdammte Scheisse! Видела бы ты мою «Ноль-первую» в космической модификации, тогда бы поняла, что такое по-настоящему красивый «мех». Хм, хотя сама она такая же симпатичная, как и в каноне…

Восьмёрка "стражей" стремительно вырвалась из доков, и развернувшись, стала по дуге обходить корабль-ковчег. Внезапно, "фрейм" с номером "028" крутанулся вокруг своей оси. Сначала в одну сторону, затем - в другую.
– Икари, ты что творишь?
– Проверка работы маневровых двигателей, командир. - последовал невозмутимый ответ. - Все системы в норме, к выполнению поставленной задачи готов.
В эфире слышится злобное «Выскочка!» Ямано и довольное хихиканье Шинатосе.
– Сформировать четвёрки. – пришла команда с базы.
– Принято, выполняю.
– Вас понял.
– Включить двигатели на максимальную мощность.
– Вас понял.

Шинатосе устанавливала опоры резака, вполуха слушая переговоры напарников. Неподалёку возились Икари и вредина Ямано:
– Держи его ровно, Икари.
– Готово.
– Включаю резак.
– Принято.
Внезапно лёд под режущим полем установленного Икари и Ямано резака задрожал и пополз трещинами. И тут же по ушам ударил истошной визг Эйко.
«Что за…?» – Шинатосе оторопело смотрела, как выскочивший из-под поверхности астероида пучок огромных щупалец сметает «двести девяностого», попросту нанизав на себя бронированный корпус «фрейма». И как вслед за этим ещё одно щупальце подобно бичу понеслось параллельно поверхности к «Цугумори» .
Казалось, миг и всё – «фрейм» Икари будет сметён неистовым ударом. Но, «страж», подброшенный мощным импульсом из дюз, взмывает вверх и, разорвав эфир криком Икари «Конта–а–акт!», короткой очередью из автопушки разрубает проносящееся под ним щупальце. Ещё мгновение и «Белая луна» уже несётся по дуге вокруг монстра, без остановки стреляя по опутавшим «фрейм» Ямано щупальцам.
– Гауна! Уходим! – снова доносится его голос.
«Гауна…?!!!» Откуда?!! 
А наружу из-под древнего льда уже пробивается омерзительная туша чудовища.
«Гауна!» Надо уходить. Но нет никаких сил заставить себя оторваться от зрелища разгоревшегося перед ней боя.

Шизука Хошиджиро заворожено наблюдала за разгоревшейся на её глазах схваткой. – «Цугумори», словно танцуя, неистово кружил, отсекая ловкими ударами энергоклинков подбирающиеся к нему щупальца, и беспрестанно поливая тварь огнём из автопушки. И самое невероятное – с каждой очередью одним опутывающий  «стража» Ямано жгутом становилось меньше! Ещё мгновение и:
Вар-р-р-р–ра-а!!! – легендарный «фрейм», не прекращая стрелять, понёсся прямо на монстра, из наплечных установок вырвались две ракеты, которые тут же воткнулись в голову твари, продолжая полыхать работающими двигателями. «Он же погибнет!» – мелькнула. Но, «Цугумори» не замедляясь, врезается в «двести девяностого», парой практически неуловимых ударов обрубает последние щупальца и подхватив изувеченного «стража» Ямано стремительно взмывает вверх, буквально подброшенный взрывом боеголовок под ним. 
– Уходим! – снова бьёт по ушам его голос.
– Эвакуируйтесь немедленно! – а это уже приказ с командного мостика.
– Живо, б...дь!!!
Хошиджиро вздрогнула, словно её огрели плетью, и до упора вдавила педаль активации главного двигателя.

http://img-fotki.yandex.ru/get/9805/189408266.18b/0_e30b2_e10fdaa6_XL.jpg
Обзорные экраны занимало изображение взорванного астероида.
– Цель поражена! Гауна отброшен!
По командному мостику прокатилась волна облегчённых вздохов. Помощник капитана Ичиро Сайто покосился на командира. Кобаяши оставалась такой же неподвижной и невозмутимой.
Внезапно ожил эфир и хриплый молодой голос чётко доложил:
– Сидония, «двадцать восьмой» на связи. Докладывает пилот Икари: отряд атакован гауной. Потери: выведен из строя «двести девяностый», удалось эвакуировать. Пилот Ямано жив, но требуется медицинская помощь. Рапорт об инциденте по возвращении на базу будет предоставлен в письменной форме лично капитану. Отбой.
Сайто вопросительно посмотрел на капитана. Та едва заметно кивнула:
– Сообщите пилоту Икари, чтобы передал свой рапорт Очиаю.

Капитан Кобаяши задумчиво смотрела на стопки исписанных аккуратными иероглифами листов. Тот самый обещанный Икари отчёт, который пилот написал сразу же после приземления. И опять парнишка сумел удивить. Подать рапорт о проведённом бое в письменном виде… Нет, ну что за оригинал!
С другой стороны… Взгляд капитана упёрся в строчки на заглавной странице: «Совершенно секретно. Лично для Капитана Кобаяши. В единственном экземпляре».
Гм… а ведь он прав – при использовании такого древнего способа передачи информации утечка минимальна.
Впрочем, самым удивительным было содержание рапорта. Всё чётко и предельно ясно. Описана и проанализирована каждая секунда схватки. Причём, Икари проанализировал не только свои действия, но и напарников. И сделал выводы. Очень неприятные, но надо сказать – справедливые и верные.
Капитан потянулась за одним из листов. «Недостаточное вооружение… недопустимо малый боекомплект… Хм…
А мне вот интересно – как он сам умудрился за такой короткий срок высадить весь имеющийся у «Цугумори» боезапас? И что самое интересно – процент промахов при этом оказался невероятно мал».
Такое подозрение, что стрелял не полагаясь на систему целеуказание, полностью доверившись своим чувствам.
В памяти всплыла запись того боя. Тактика Икари граничила с безумием, но при этом просто поражала своей эффективностью. Да, парень явно продемонстрировал невиданную отвагу и храбрость. Но, колоссальный опыт самой Кобаяши подсказывал: в неистовой круговерти схватки угадывалась не только отчаянная отвага пилота, но и огромный профессиональный опыт.
«Неужели Сайто использовал ментальную подготовку? Очень на то похоже, но...» Стиль боя у Икари был совершенно иным, нежели тот, которым славился сам Сайто. Такое ощущение, что новичок уже имел опыт боёв, но… на совершенно иной технике…
«Что за чушь?!» – промелькнула мысль. У Сидонии нет ничего аналогичного «фреймам».
Впрочем, выводы, озвученные в докладе, так же поражали своей логичностью и рациональностью. А значит, к ним стоит прислушаться.
Но в любом случае, он, действительно, талантливый пилот, ниспосланный Сидонии самими небесами. И ещё кое-что вызывало у Кобаяши беспокойство. Необычное поведение самого Икари. Удивительно, но кроме внешности он ничем не напоминал Сайто. Ни манерой общения, ни поведением, ни поступками… И это пугало. Сам Хироки тоже был ещё тем мастером преподносить сюрпризы, в чём Кобаяши на собственном опыте не раз убеждалась. Зато, «внук», по идее должный стать полной копией Хиро, был на него совершенно непохож.
«Могут возникнуть проблемы…У всех нас… И как мне защитить его от Комитета? Да и где гарантия, что клон Хироши не взбунтуется однажды, как сам Сайто?».

...– Возможность приготовления пищи была утрачена во время четвёртой осады гаунами. – тихий голос Хошиджиро отчётливо разносился по аудитории. – Человечество преодолело это благодаря генной инженерии. Другими словами, мы добились человеческого фотосинтеза.
– Именно так. – одобрительно кивнул преподаватель. – С помощью этой технологии мы теперь в состоянии выжить, принимая пищу один раз в неделю.
– Хотя кое–кто так не умеет. – заметил кто–то с задних рядов, явно намекая на присутствовавшего здесь новичка. Послышался смех. Объект же насмешек, даже и не подумал оторваться от изучения голограмм, лишь небрежно бросил в ответ:
– Прожорливость – особенность хищных зверей. В отличие от растений...
Ичиро Сэйи посмотрел на парня – тот ответил ему равнодушно–скучающим взглядом.
«Мда… А он ведь недалёк от правды». В памяти всплыло лицо Икари на экране видеосвязи во время боя – оскал у него, действительно, был звериный.

…– Хватит себя корить, Ямано.
–  Отвали!
–  Кончай дуться и маяться самобичеванием. Да, растерялась, да, облажалась. Ну и что? Да любой бы в первом бою лажанулся, оказавшись лицом к лицу с врагом, о котором сто лет не было ни слуху ни духу.
– Тебе легко говорить, Икари. Ты же у нас героем оказался! И вообще...
– Что вообще? По твоему лучше остаться в памяти людской лучшим стажёром курса, погибшем в первом же бою, не успев ни сделав ни единого выстрела? Ну, знаешь ли, по мне лучше быть пусть и облажавшимся в первом бою, но выжившим.
– Прекрати издеваться!!
– Я никогда не позволю себе издеваться над теми, кто сражается со мной плечом к плечу.
– Тц... Корчишь из себя героя, зазнайка?
– Корчат из себя только бесполезные идиоты. Я же делаю то, что должен делать, то для чего рождён и к чему меня с детства готовили. И плевать мне на то, кем меня считают – героем или зазнайкой. Я пилот "стража". Как и ты.
– Хватит читать мне проповеди! Уходи!
– Уйду. Но только после того, как скажу тебе то, что ты должна услышать. Хватит ныть и заниматься самобичеванием. Мы на войне, Эйко. А на войне нет места сантиментам… И тем более – соревнованиям. Я тебе не соперник и не конкурент, и тем более – не враг. Я твой напарник и боевой товарищ. Хочешь стать лучшим, чем я пилотом? Стань им. А я сделаю всё, чтобы ты смогла превзойти меня.
– ....?!
– Именно. И не надо на меня так смотреть. Я буду безумно рад, если мои однокурсники станут лучше меня. Потому что тогда смогу на них положиться в бою. Тебе удалось пережить первый бой, выжить в ситуации, когда неизбежно должна была погибнуть, а значит, у тебя появилась возможность действительно стать первоклассным пилотом "фрейма". И ты должна доказать, что никто в тебе не ошибся, Эйко. Родные, друзья, командиры и преподаватели...
Молчание.
– Ладно, я ухожу, а ты давай поправляйся – сейчас на счету будет каждый пилот...

Распахнутая дверца явило нутро шкафчика, забитого упаковками с чистящим средством. В паре метров кто-то хихикнул. Икари повернул голову и столкнулся взглядом с двумя стажёрами, буквально давившимися от смеха. Впрочем, их улыбки быстро завяли, когда парень ласково оскалился в ответ:
- Как это мило - парниковые фиалки заботятся о гигиене цепного пса, этот же парник и охраняющего.
Парни поперхнулись уже заготовленными скабрезностями и попятились - настолько ощутимой была угроза, исходившая от того, кто стоял перед ними. Улыбнувшись ещё шире, Синдзи хрустнул костяшками затянутых в беспалые перчатки кулаков и прежним миролюбивым тоном поинтересовался:
- Мне вот, как человеку немодифицированному, интересно – насколько наличие фотосинтеза снижает болевой порог организма?
Ответом на вопрос стал быстро удаляющийся топот. Икари проводил горе-шутников полным иронии взглядом:
- Овощи-овощи, а инстинкт самосохранения всё-таки остался.
Снова послышались шаги, но уже с другой стороны. На этот раз нелёгкая принесла помощника Кобаяши – офицера Сейи.
– Эй, Икари.
– Сэр! – вытянулся в струнку тот
Сейи опустил глаза на пояс стажёра:
– Где твой гравитационный ремень?
Икари, продолжая поедать глазами офицера, так же бодро выдал:
– У меня его нет, сэр.
– Ты хоть знаешь, сколько людей пострадало, когда в последний раз было отключение гравитации? – едко поинтересовался Ичиро.
– Никак нет, сэр.
Сейи устало вздохнул:
– Похоже, тебе придётся начинать всё с самых азов.
– Готов приступить к обучению, сэр.

Буц-буц-буц… Парень лет шестнадцати протопал по коридору, остановился, сверился с электронным планшетом, оттянул висевшую на поясе скобу, прицепил её к поручню. Затем рывком откинулся на спину, завис, сделал отметку в планшете, выпрямился, отстегнул скобу и направился дальше.
Восьмая точка. Scheisse! И чего я с самого начала не разжился этой снарягой? Вот теперь броди по всему кораблю как последний кретин…

Женское отделение фотосинтеза было заполнено до отказа – девушки подставляли тела яркому свету, попутно занятые оживлённой болтовнёй. Впрочем, разговоры в основном вертелись о недавней схватке.
http://cs608119.vk.me/v608119552/81f6/5fLy29AJL6E.jpg
Внезапно, стоявшие поближе к выходу испуганно замерли: у входа, на поручнях, на натянутом до упора  гравитационном ремне висел рослый брюнет, занятый вознёй с инфопланшетом. Кто-то из девочек сдавленно пискнул, он повернул голову и с обалдевшим видом уставился на стремительно краснеющий девичий контингент. В нарушителе спокойствия Шизука с изумлением узнала товарища по крайнему вылету – Синдзи Икари. И тут, подобно выстрелу, в повисшей тишине прозвучало непонятное:
От блин!
В следующее мгновение Эн Хонока с яростным боевым кличем взвилась в прыжке, метя кулаком в переносицу нарушителю приличия.
Но, её удар чудом не достиг цели – Икари, не мудрствуя лукаво, просто отстегнул скобу и всем телом грохнулся на пол, лишь на пару сантиметров разминувшись с кулаком розоволосой. Перекатился, ещё раз так же чудом увернувшись (уже от пинка), и с истошным криком "Achtung!!!" прямо на карачках сиганул за угол, преследуемый вконец озверевшей Хонокой.


…– Он замедляется, чтобы развернутся. – Кобаяши наклонилась над плечом Юри.
– На такой скорости он достигнет Сидонии в течении трёх дней.
Кобаяши выпрямилась.
«И это ты предвидел Синдзи! Или… просчитал?».

…–  День добрый, тётушка Хаяма!
– Здравствуй Хи… Синдзи! Ты пообедать?
– Не только. Лала-сан, мне ещё очень нужна ваша помощь и совет.
– Конечно, Синдзи, я помогу, чем смогу.
– Тут вот какое дело: где можно найти…

…– Да, кстати, Хаяма-сан, можете на время подержать у себя вот эту вещь?
Длинный тёмный свёрсток с тихим стуком ложиться на стойку.
– Что это, Синдзи?
– Это… – шорох разворачиваемой ткани. – Это меч деда Хироши.
– Ч-что?!! Меч Хиро?!
– Да, тот самый, с которым он тогда…
– Помню, Синдзи… Но почему ты отдаёшь его мне?
– А зачем боевой клинок стажёру в общежитии? От девчонок отбиваться?
Вздох…
– Хорошо, Синдзи, если ты так хочешь... Не беспокойся, я буду беречь его как зеницу ока…

http://img-fotki.yandex.ru/get/9825/189408266.18b/0_e30b9_1e01a2fb_XL.jpg
…– Попробуем… – изящные девичьи пальчики пальцы снова стремительно запорхали по клавиатуре… Мелодичный сигнал и красная надпись, свидетельствующая об отказе в допуске, сменяется зелёной. Ещё серия команд, и голографическое поле украсилось таблицами, схемами и диаграммами.
– Вот оно! – о, да, целый час усилий вознаграждён сторицей – на голоэкранах искомые файлы со столь желанными данными о недавно произошедшей схватке с гауной.
Отлично, а теперь можно приступать к тщательному изучению.
«…пилот Икари… …объём повреждений - 0,3 процента?!! Как?!!  …вооружение… …отчёт о расходе боекомплекта… …высокочастотный излучатель - 0, не использовался по причине отсутствия боекомплекта… Что?!! …использованы все ракеты с разрывными боеголовками… автоматическое орудие – израсходовано 97 процентов боеприпасов… Ого!!! …использованы высокочастотные клинки… Э-ээ?!! Но это же оружие ближнего боя!… Он что - с минимальным оснащением дрался?!!…»
Но ведь повреждений у его «стража» нет!! Да и продолжительность схватки… Но, тут прямо и недвусмысленно указано – «Цугумори» сходился гауной в ближнем бою! А значит…
«Получается, он сумел атаковать, подойти почти в упор, освободить «фрейм» Ямано, обстрелять ракетами и уйти целым и невредимым?!!»
– Ух ты!.
«Мне нужно с ним пообщаться! Во что бы то ни стало!!!»
И кстати, что это за «секретный рапорт пилота-стажёра Икари» в котором «более подробный развёрнутый анализ произошедшего боестолкновения»? Тут о нём лишь упоминания... 
Нет, надо срочно ловить этого Икари! И вытянуть из него всё. В том числе и по тому самому «рапорту».

– Сасаки! – глава «Тоха Хэви Индастриез» обернулась – к ней шагали двое. Её помощник и соратник в деле оживления «фреймов» инженер «ТХИ»  Шинсуке Тамба (технарь от Ками и просто мастер на все руки) в компании с парнем в форме курсанта Академии.
«Что тут забыл этот зелёный стажёр?!». Но, приглядевшись, она злорадно улыбнулась – ба, да это никак тот самый пилот «Белой луны», что осмелился на виду у всей полётной палубы послать ей, грозной Сасаки, воздушный поцелуй. Да уж, он, действительно, бесстрашный человек, если после ТАКОГО посмел заявиться сюда. Причём, сейчас он явно что-то прячет за спиной. Это настораживает – парнишка точно принадлежит к категории людей, что вечно преподносят какие-то сюрпризы. Да и Тамба что-то уж слишком весело щурится. Подозрительно всё это, оч-чень подозрительно…
А парень уже стоял напротив и с искренним восхищением (вот же наглый гад!) пялился на Сасаки.
– Шеф. – улыбка Шинсуке стала и вовсе от уха до уха. – Пилот Икари хотел бы передать вам свою благодарность и сказать кое-что…
А пилот Икари выпрямился и церемонно поклонился:
– Сасаки-сан, позвольте отблагодарить вас за заботу о моём «фрейме». Ваше мастерство позволило мне выжить в бою и спасти напарника. Это вам!
– Э-э…?!! – левый, не скрытый пышной чёлкой глаз Сасаки был готов вылететь из орбиты – женщина уставилась на шикарный букет, словно это были не цветы, а крохотная гауна.
– Для пилота техник, отвечающий за подготовку его «фрейма» на самом деле является ангелом-хранителем. И я благодарю Небеса, за то, что для меня таким ангелом–хранителем стали вы, Сасаки-сан. Великолепный инженер, отличный техник, хороший человек и невероятно красивая женщина.
Сасаки машинально взяла букет, разрываясь между диким смущением и таким же диким желанием надрать задницу этому наглецу. Этот… этот… зелёный сопляк… он, что, решил «закадрить» её – женщину, которую до дрожи боится весь персонал «ТХИ» и пилотский корпус, и которая ему по возрасту в матери годится?!
Но… когда ей в последний раз оказывали именно ТАКИЕ знаки внимания?
Сасаки мотнула головой, отчего пышный каштановый хвост шумно хлестнул по плечам, и рассеянным движением убрала ниспадавшую на лицо чёлку. По восхищённому взгляду Икари поняла, что явила миру свой правый (светло-зелёный в отличие от тёмно-карего левого) глаз – источник вечного смущения самой Сасаки.
«Убью, гадёныша!»
http://img-fotki.yandex.ru/get/9323/189408266.1fd/0_eb56b_202c174b_XL.jpg
Она уже собиралась заграбастать источник смущения в крепкий захват на предмет проверки прочности рёбер и шкуры, как внезапно замерла, озадаченная мелькнувшей на задворках сознания мыслью: «А ведь он не так прост, как кажется!»  Икари ведь смог выжить в первой же за сто лет схватке с гауной! Да не просто выжить, а выйти из ближнего боя целым и невредимым, при этом ещё и вытащив подбитого «стража» напарницы. Как же ему это удалось? Вон, этот же «290-й», более совершенный Тип-18, всего за несколько секунд был превращён в бесполезную груду металлолома. А его «Цугумори» отделался лишь парой царапин на набедренной броне. Нет, этот дерзкий поганец не так уж и прост.
Сасаки вспомнила о полученных этим утром от командования Сидонии запросов о модернизации систем вооружения Типа-17 и остальных «фреймов» – таки идеи может предложить  только человек, опробовавший «стража» в реальном бою. Конечно, автором дельных мыслей мог быть и кто-то другой из остальных семи пилотов. К примеру – тот же Норио Кунато, владелец конкурирующей с «ТХИ» «Кунато Девелопмент», производителя Тип-18-х. Но, у главы «ТХИ» был допуск к секретным данным и ей, самой бывшему пилоту «стража», с самого начала было ясно, что пребывавший весь бой в ступоре пилот (а такими оказались семь из восьми) не способен уже через час предоставить рапорт с полным анализом проведённого боя. А значит, автор рацпредложений (довольно интересных, кстати) по «стражам» только один – некий стажёр Синдзи Икари.
– Скажи-ка, Икари: это не с твоей подачи начальство осчастливило нас задачами по довооружению и модернизации «Цугумори» и Тип-восемнадцатых?
– С моей. У вас, Сасаки-сан, есть, я так понимаю, свои соображения?
Нахал! Но умный и догадливый!
– Есть, умник, и немало. По поводу увеличения боекомплекта – в принципе, я согласна. А вот по поводу установки дополнительных автопушек, ракетных установок и добавления в арсенал «фрейма» меча с высокочастотным клинком… – в душе Сасаки инженер-технарь взял вверх над разгневанной женщиной. – Во-первых: ещё три автопушки, да ещё с увеличенным боекомплектом – это прибавление массы, как минимум, на десять процентов. Дополнительные пусковые установки ракет – ещё десять процентов. Меч с креплениями для него – плюс до пяти процентов. Кроме того, ты что-то там талдычил о необходимости навестить дополнительную броню на конечности? А это – ещё десять-пятнадцать процентов… Итого – треть от общего веса «Цугумори»… Ну и во вторых – тебе что, недостаточно тех клинков, что смонтированы у «стража» на руках?
– На счёт веса – для «Цугумори» не критично даже полуторакратное утяжеление – работать приходится в невесомости, а при отсутствии силы тяжести он, чем тяжелей, тем легче им управлять. А по поводу меча… – парень пожал плечами. – Лично мне удобней работать отдельным клинком в руке, нежели закреплённым на руках…
– Гм… – Сасаки, переложив букет на сгиб локтя, принялась в задумчивости теребить свой хвост. В принципе, парня можно понять: в бою с гауной лишнее вооружение никогда не помешает, а двигатели ручной сборки Тип-17 пусть и более прожорливые, но зато более мощные, позволяют сохранить маневренность даже при такой при перегруженности…
– На счёт «Цугумори» он прав, Сасаки. – неожиданно подал голос Тамба. – Это для «восемнадцатого» и четверти массы хватает для перегрева движков, а «семнадцатый» и со стопроцентным перегрузом способен маневрировать и вести бой.
А он прав – тогда, на астероиде «Цугумори» смог удрать от гауны таща на буксире в хлам раздолбаного «двести девяностого».
– Ну, хорошо, я довооружу «Цугумори» и навешу на него дополнительную броню. Но, на счёт меча сразу скажу – не в ближайшее время.
– Превосходно, Сасаки-сан, полностью полагаюсь на ваш профессионализм. – Икари чинно поклонился. – Теперь осталось только один вопрос.
– Какой? – напряглась инженер.
– Аварийный НЗ в кабине «Цугумори».
– А что с ним не так? – глава «ТХИ» принялась ворошить в своей памяти данные об оснащении «фреймов»
– Запас продовольствия и воды рассчитан на две недели. – пояснил Синдзи. – Причём, для пилота, чей организм обладает фотосинтезом.
– А что не так с твоим организмом, Икари? – удивилась Сасаки.
– У меня нет способности к фотосинтезу. – развёл руками пилот. – Поэтому, мне нужно есть не раз в неделю, а три-пять в день.
Ни хрена себе, оказывается, на Сидонии ещё остались немодифицированные люди!
– То есть, НЗ на твоём «фрейме» надо будет увеличить… М-ммм… – прикинула Сасаки. – До полугодового!
Шинсуке не удержался и присвистнул. А Сасаки с восхищением окинула мускулистую фигуру парня – ну и прожорливая же он прорва!
– Ну что ж, я прослежу, чтобы НЗ в «Цугумори» доукомплектовали. Что ещё, ты, маленький занудливый мошенник?
– Больше ничего, Сасаки-тенши-сама.
Что-о-о-о? Эта скотина прямо назвала её своим ангелом-хранителем?!! Сасаки покосилась по сторонам – все торчавшие в ангаре техники уже, не скрываясь, грели уши, а по тому как скалился Тамба, стало ясно, что прозвища «тенши» ей уже не избежать…
Взгляд женщины упал на разложенные неподалёку короткие обрезки пластиковых фланцев для топливопроводов. На лицо Сасаки наползла счастливая детская улыбка. Но, Икари снова оправдал свою высокую квалификацию – абсолютно верно истолковав взгляд своего ангела-хранителя, он тут же оперативно отреагировал.
Шинсуке Тамба в немом восхищением смотрел, как шестнадцатилетнее дарование серией изящных сальто уходит от метко запущеной в него очереди пластиковых труб длинною в локоть. Раз, два, три – и парень целым и невредимым исчезает в дверном проёме.
– Похоже, у вас появился преданный поклонник, Сасаки-сан. – поддел её кто-то из прятавшихся в тени полуразобранного «фрейма» техников.
– Вы все! – свирепо оглянулась гроза всей «Тоха Хэви Индастриз». – Попробуйте только вякнуть что-то на тему моего «поклонника» и я посмотрю, такие же ли вы прыткие, как этот Икари.
Тут же обнаружилось, что у собравшихся в помещении по горло совершенно неотложных дел.
Сасаки осмотрелась и, полностью удовлетворившись ответной реакцией на свои слова, повернулась к Тамбе:
– А ты чего такой довольный? «Цугимори» ведь и ты тоже готовил. Вот ни за что не поверю, что Икари тебя не отблагодарил.
– Ну почему же. – лукаво усмехнулся техник. – Зачем мне от заслуженной бутылочки сакэ отказываться?
– Даже так? – подняла брови Сасаки. – Шинсуке, я знаю, что ты не жадный и всегда не против поделиться с друзьями маленькими радостями жизни.
– Разумеется, шеф. – ухмыльнулся подчинённый.
А женщина уже зарылась носом в букет.
«М-мм… какой аромат! Ну, Икари, ну, мерзавец! И кто же тебя такому научил, а?»


…– Фестиваль Гравитации? – Икари задумчиво почесал в затылке. – Я как-то об этом не задумывался... У меня вообще-то и так  дел по горло.
Ну вот, сейчас все усилия пойдут прахом и он, найдя какой-нибудь серьёзный (а несерьёзных у Икари не бывает, уже замечено), откажется.
– Да никуда не денутся твои дела! Ты ведь никогда не был на этом празднике. – ксо, ну чего он так тормозит?! – После чемпионата Гравитации будут гулянья! Там весело будет! Куча всяких развлечений! А ещё там будет навалом всяких вкусностей…
– Вкусностей? – так, задумался – есть уже прогресс. – А народу там много бывает? Молодёжи как мы, например?
– Много. Все студенты Академии кстати тоже там будут!
– Отлично! – буквально просиял Синдзи. А Изана вознесла благодарность небесам – похоже, задуманное удалось.
– Просто превосходно. – продолжил довольно потирая руки Икари. – Будем с тобой на пару девчонок клеить!
– Ёк..!
Шинатосе аж слюной подавилась – столько усилий, столько уговоров и такой облом! Он, оказывается, видит в ней парня!
– Между прочим, с твоей внешностью и твоим мягким характером. – продолжал тем временем этот гад. – У тебя все шансы стать суперпопулярным среди девушек.
«С моим мягким характером, говоришь? Ну, всё, я тебе сейчас покажу «мягкий характер!»».
– Эй-эй, коллега, не заводись, я же пошутил!
Шинатосе с трудом удержалась от желания прямо на месте придушить этого… шутника.
– Не бери в голову, Изана, это у меня чувство юмора такое…
– Чувство юмора, говоришь…
– Хорош звереть! Я же с самого начала понял, в качестве кого ты меня приглашаешь.
– Э-эээ…?
– Если бы ты приглашала меня на праздник, как парень приглашает приятеля, то сделала это бы совершенно иначе…
– Тогда к чему эти шутки, Синдзи?
В ответ – жим плечами и широкая улыбка с зажмуренными глазами:
– Ну, для меня это способ разрядки. К тому же, когда ты удивлена или обиженно дуешься, то выглядишь такой… милой…
Это… комплимент? «Неужели я для него всё-таки «она» а не «он»?»
– Так, Изана, давай, ты не будешь париться, а просто скажешь – где и во сколько мы встречаемся?
– Где и во сколько… М-ммм… Ну-у… В восемь ровно у входа в праздничный квартал. Согласен, Синдзи?
Икари деловито кивнул:
– Двадцать ноль-ноль, у входа в квартал. Договорились. И кстати, можешь звать меня просто – Син.
Шинатосе замерла не веря собственным ушам. Ками, кажется, получилось добиться большего, чем задумывалось! Да ради этого можно и потерпеть все его шутки!
– Кстати. – неожиданно вернул Изану в реальный мир голос собеседника. – Я тут подумал: если на Сидонии есть Фестиваль Гравитации, то почему бы не быть Фестивалю Антигравитации.
– Антигравитации? – Шинатосе растерянно хлопала глазами. – А-а… зачем?
– Как зачем? Если есть праздник, посвящённый одному физическому явлению, то почему бы не быть празднику, посвящённому противоположному явлению физики?
Изане показалось, что она слышит в свой голове хруст крушащих друг друга шестерёнок. Этот… этот нехороший человек… с его… мозгоразжижающей логикой… Он, действительно, заслуживает трёпки! Хорошей мужской трёпки!
– Икари, – прошипела-прорычала гермафродит. – Если вздумаешь и на празднике так же выносить мне мозг, то…
– То ты по-мужски набьёшь мне морду?
– Да!
– Тогда я буду вести себя тихо и прилично, дабы не выводить из себя свою прекрасную спутницу.
Во-от, уже другое дело!
– Очень надеюсь на твоё благоразумие.
– Обещаю быть паинькой. Ну ладно, я пойду…
– До вечера!
Шинатосе почти вприпрыжку умчалась прочь, поэтому так и не расслышала странного бормотания напарника:
  – Тебя б с Кацураги познакомить… Ото б Мисато бы вволю порезвилась, сватая тебе женихов и невест.

Ичиро Сэйи пристально оглядел выстроившуюся перед ним четвёрку пилотов:
– Аоки, Акаи, Мидорикава, Момосе, вас четверых собрали с одной целью: спустя сто лет гауны появились снова. Сейчас они наш главный враг. Я назначаю Акаи лидером команды. Ваша задача: как можно скорее уничтожить гауну.
Понятно?
– Да, сэр! – рявкнули четыре голоса.
– Теперь. –добавил офицер, повернувшись и взяв со стола папку. – Вот детальный анализ столкновения звеньев стажёров с гауной четыреста восемьдесят семь. Советую уделить внимание приведённым здесь фрагментам из отчёта одного из стажёров – пилота Икари. С документами ознакомитесь прямо сейчас – вам запрещается выносить их из помещения…

…– Я ничего не понимаю! Этот новичок… Он, что – впервые управляя «фреймом» в живую, в одиночку смог вызволить напарника и задержать гауну?
– И управлял-то он «Цугумори» – а это Тип-семнадцать, более сложный в управлении, чем наши…
– Мне самому не верится, Идзумо, но это так.
– Да кто же он такой?
– Не знаю, Хината, но я очень хочу с ним пообщаться.
– Мне тоже интересно увидеть этого стажёра.
– Вот сегодня вечером и навестим Академию…

…– Фестиваль Гравитации?
– Ага. – Хошиджиро кокетливо улыбнулась.
Икари, не сводя глаз с девушки, задумчиво потёр подбородок..
– Гм… А народу много будет?
– Это самый весёлый и многолюдный праздник Сидонии. – кивнула Шизука, улыбнувшись ещё шире. – После чемпионата вся Сидония веселится.
Парень загадочно чему-то усмехнулся и… приняв абсолютно серьёзный вид, резко выпрямился, встал по стойке смирно и отвесил короткий поклон:
– Госпожа вице-представитель, благодарю Вас за оказанную честь!
– В-ваа… – Хошиджиро даже отшатнулась – настолько неожиданно изменился её собеседник. Который, тем временем, так же официально продолжил:
– И я с превеликим удовольствием сочту за честь принять Ваше предложение, Хошиджиро-сан!
А в следующее мгновение перед ней снова был уже знакомый стажёр Икари:
– Спасибо за приглашение, с удовольствием составлю тебе компанию на празднике.
По коридору прокатился заливистый девичий смех:
– Синдзи, какой же ты смешной…!
– Зови меня проще – Син. – неожиданно попросил Икари.
– Син? – удивлённо переспросила девушка.
– Именно. Для друзей я – Син.
– Ну, хорошо, если так хочешь, Син.
Широкая улыбка с прищуром глаз:
– Прекрасно. Тогда давай встретимся в восемь ноль-ноль у восточного входа в праздничный квартал?
Несколько секунд Шизука размышляла, обдумывая предложенный вариант, затем согласилась:
– Идёт! Я жду тебя ровно в восемь вечера у входа в праздничный квартал.
Откуда у него такая улыбка? Добрая, печальная и ностальгирующая… Словно он вспоминает что-то хорошее или кого-то близкого из своего прошлого. Но ведь он вырос и жил в одиночестве? Или…
– Икари! Икари Синдзи!

– Икари! Икари Синдзи!
Крепкий парень лет шестнадцати, о чём-то разговаривавший с миниатюрной брюнеткой, резко повернулся. Акаи едва заметно кивнул самому себе. Да это, он.
Мошикуни, не теряя времени, направился к стажёру, даже не удостоив взглядом замершего как столб Кунато (уверен, этот спесивый тип наверное решил, что команда Акаи ради него сюда пришла):
– Ты ведь Синдзи Икари, да?
– Да, это я. – взгляд у парня острый, внимательный и… какой-то неприятный… словно смотрит на тебя через перекрестье прицельного маркера.
Гм, интересный тип. И реакция на нас у него интересная. Все вокруг замерли рты раскрыв, а он смотрит даже без малейшего намёка на волнение или смущение.
– Могу я тебя побеспокоить? У меня к тебе несколько вопросов.
В ответ кивок и короткое:
– Конечно.

«Неужели упустила?!!» А ведь всё казалось таким простым – найти, представиться и расспросить о нужном. Ну и конечно в живую познакомиться с таким крутым пилотом. А уж в получении информации она не сомневалась – технология ещё с малых лет отработана на вредном и своенравном старшем братике.
Ан нет – целый час пробегала по всей Академии – и в пустую. Какой облом!
Мидорикава уже шла к выходу, когда заметила в окружающей остановке нечто странное – все, как один смотрели куда-то ей за спину.
Юхата обернулась – людское внимание было приковано к четвёрке людей в пилотской униформе.
– Команда Акаи. – прокатился вал шепотков. – Они здесь, чтобы встретиться с Кунато и…
Мидорикава увидела зелёную шевелюру своего легендарного брата (ох, как она ему люто завидует) и присмотревшись замерла от неожиданности – её брат разговаривал с тем самым Икари!
– Икари-сан!

– Икари-сан! – с истошным криком, на Икари неслась зелёноволосая комета, в которой Идзумо узнал свою неугомонную сестрёнку:
– Юхата?
– Наконец-то я нашла вас!  – девушка чудом затормозила прямо перед Икари и тут же пошла в атаку. – Вы же господин Икари, да? Привет, я Юхата. Юхата Мидорикава, приятно познакомиться.
Поразительно, взгляд Икари на нарушительницу приличий был почти что умилённый:
– Младшая сестрёнка напарника Аки-сана?
– Ой… – опешило юное создание. – А откуда вы…?
– Фамильное сходство не оставляет сомнений. – Синдзи кивком указал на шевелюру Идзумо.
– Эй, сестрёнка, невежливо вмешиваться в наш разговор. – приобнял родственницу за плечи Мидорикава.
– Ничего, она тоже должна принять участие в нашей с вами беседе. – мягким жестом ладони остановил его Синдзи и с нажимом добавил. – Обязательно должна.
Интересное, однако, предложение…
– Большое вам спасибо, Икари-сан. – Юхата ответила брату торжествующим взглядом: «Так-то!»
– Синдзи, просто Синдзи, Юхата. – обезоруживающе улыбнулся парень и, резко посерьёзнев, добавил. – Я так понимаю, вы – Мошикуни Акаи, а это – ваши товарищи по команде: Аоки Кашивада, Мидорикава Идзумо и ваша прекрасная напарница – Момосе Хината. И разговор пойдёт о моём опыте противостояния гауне?
Команда Акаи на мгновение замерла – парень оказался большим сюрпризом, чем они могли предполагать. А в следующее мгновение новичок добил их окончательно – наклонил голову к плечу и буквально уколол Акаи пронзительным взглядом:
– Кто ещё кроме вашей команды направлен на перехват гауны?
Вопрос вогнал в ступор всех четверых. Откуда…?!! Как этот стажёр узнал? Или догадался?
– М-мм... задача подавления гауны поставлена только перед нами. – очнулся первым Акаи.
Ответная реакция поразила – от услышанного Икари просто пришёл в бешенство. Пусть, внешне, он и оставался невозмутимым, но зловещий огонёк, полыхнувший в чёрных зрачках, не оставлял сомнений – парень не на шутку разозлился.
– Даже так… – глубокий вдох. – Акаи-сан, вы с напарниками ознакомились с данными по первому столкновению?
– Да, – машинально кивнул Мошикуни. – Как и с выдержками из твоего отчётом.
– Уже что-то... – Икари внезапно окинул пристальным взглядом таращившихся на них со всех сторон курсантов и повернулся к собеседникам. – Нам с вами предстоит очень долгий разговор, без лишних ушей. Да и не сейчас. Сколько у вас в запасе дней? Два?
Акаи покосился на отвисшие челюсти сокомандников и только и смог, что в очередной раз кивнуть. Ну и тип этот Икари! Откуда у него такая осведомлённость? Да, неспроста этого парня из подземелий в первый же день появления зачислили в стажёры.
– Тогда вот что – завтра у меня свободный день и я предлагаю следующее…

Ярости Шинатосе Изаны не было предела – оказывается эта скрытная тихоня Хошиджиро тоже дожидалась Синдзи. Нет, ну каков негодяй, а? Взять и пригласить их двоих сразу! Совсем бессовестный тип!
– Как. Это. Понимать. Икари?!!
А в ответ обезоруживающая улыбка:
– Ну не могу же я вас взять и огорчить отказом. Ни тебя, ни Шизуку.
От такой наглости обе девушки сразу растерялись и застыли столбами, пытаясь подобрать нужные слова.
– К тому же, мне сам очень хочется провести праздник в компании с вами обеими.
– Р-р-р-р-р… И-и-кар-ри-и!!! – всё, он сейчас получит деревянными гэта по самому дорогому!
– Я же говорил – Син. И вообще, прекрасные юные леди, я смиренно прошу вас стать моими проводниками на этом прекрасном празднике.
Вот же… несносный тип!











Для сравнения - канон:
                                       Первая серия                                                                                              Вторая серия.                                                                                                                                                           

Отредактировано slava-scr (12-07-2014 01:08:11)

+5

3

Не тот человек.

Юхата Мидорикава смотрела финальные поединки Чемпионата, но практически не замечала, что на самом деле происходит на экране – мысли девушки занимал состоявшийся во двере Академии разговор.

– …Отлично, значит, мы договорились. – кивнул Синдзи. – Я опишу вам все свои действия детально. И поделюсь всеми выводами соображениями.
Наступившую тишину нарушило громкое урчание в животе Икари. Тот, ничуть не смутившись, помассировал живот:
– Я сегодня только завтракал и пропустил обед, так что надо будет это срочно исправить, а то я уже проголодался.
– Говорят, ты не используешь фотосинтез. – осторожно вставил Кашивада.
– Верно. – широко ухмыльнулся их новый знакомый. – Поэтому вынужден набивать брюхо не меньше трёх раз в день.
– Ну что ж, не будем мешать тебе. – согласился Акаи.
Неожиданно, Икари повернулся к ней и с прищуром поинтересовался:
– Юхата, ты тоже искала меня, чтобы пообщаться по поводу боя с гауной?
– Ну да. – радостно встрепенулась Мидорикава. – Все стажёры вернулись живыми после столкновения с гауной и только потому, что его остановил ваш «Цугумори»!
– И откуда ты это узнала? Вся информация о столкновении с гауной строго засекречена. – странно, но Юхате показалось, что Икари уже знает ответ.
– Она вечно лезет не в свои дела! – возмутился брат и взял сестру за руку, явно намеренный утащить её прочь.
– У меня есть чёткое представление о том, что там произошло. – решительно заявила девушка, высвобождая своё запястье из пальцев Идзумо. – Я узнала об этом из записей ремонта «стражей».
– О, «чёткое представление». – саркастично передразнил её Идзумо.
– Вы неправы, Идзумо-сан. – неожиданно заступился за неё сам виновник переполоха. – Не имея доступа непосредственно к самим секретам, полную картину происходящего можно составить как раз на основе информации из таких источников.
– Именно поэтому я хотела поговорить с вами и узнать побольше, Икари-сан… – Юхата умоляюще сложила руки.
http://cs616629.vk.me/v616629319/9513/shtRB6vW7pQ.jpg
Теперь она была на сто процентов уверена: Икари ничего не станет от неё скрывать, равно как и не позволит брату помешать ей.
– Давай на «ты», и не Икари, а Синдзи. – поправил её парень и повернулся к брату и его напарникам. – Идзумо-сан, у вас невероятно способная сестра. Я смело могу назвать её гением – уверен, она из данных системы обслуживания «фреймов» узнала не меньше, чем вы от командования.
Идзумо покосился на улыбающихся напарников и подарил сестре взгляд, обещающий все кары небесные.
– И именно поэтому. – Икари поднял указательный палец. – Будет неплохо, если Юхата поприсутствует при нашем общении.
– Но мы будем обсуждать секретную информацию! – сделал последнюю попытку  Идзумо.
– А я уверен – стажёр Юхата умеет держать язык за зубами. – уважительным, но не терпящим возражений тоном, заметил Икари. – У неё колоссальный потенциал.
– Нахальство у неё колоссальное. – сдался наконец Идзумо.
– Плохо вы знаете свою сестру. – Икари лишь с усмешкой покачал головой и резко выдохнув, добавил. – Впрочем, всё станет ясно во время настоящего разговора. Я буду ждать вашего решения. И удачи вам на чемпионате, Акаи-сан. Желаю лёгкой победы в поединке с Кунато.
– Спасибо, Синдзи. – улыбнулся Акаи и полюбопытствовал. – А ты сам не хотел бы поучаствовать в Чемпионате Гравитации?
– А какой в этом смысл? – фыркнул Синдзи.
– Что? – возмутился Аой. – Как это какой?!
Юхата почувствовала как у неё отвисает челюсть – она впервые видела пилота, который был равнодушен к Чемпионату Гравитации.
– Вот именно – никакого. – пожал плечами  Икари. – Какая польза от охаживания друг друга стальными трубами? Напрасный расход топлива и ресурса «стражей». Ну разве что техникам возможность потренироваться в ремонте… Вот если бы устраивались стрельбы по мишеням в космосе и учебные бои с маневрированием – это для пилотов вещь жизненно необходимая. А чемпионат… Для самих пилотов кроме славы от чемпионата нет никакого проку…
– И после этого Ямано ещё называет тебя «выскочкой»! – неожиданно хихикнула его спутница.
– Тот, кто считает проверку работоспособности «фрейма» перед боем позёрством «выскочек» – имеет все шансы отправиться на корм гаунам. – отпарировал ей Икари.  – Впрочем, ладно. Вы уж извините, но мой опустевший желудок бунтует, так что пойду нарушать одну из солдатских заповедей.
– Солдатских заповедей? – широко распахнула глаза Момосе.
И в ответ получила хитрую улыбку:
– Их всего две. Первая: солдат должен всегда быть голодным, вторая: солдат всегда при первом же удобном случае должен норовить завалиться спать.
Тут уже не удержалась и захихикала даже Юхата. Какой он интересный, этот Икари, оказывается!
После ухода Икари и его спутницы, Идзумо не выдержал и тут же высказал сестре всё что о ней думает. Но, Юхата, обрадованная тем, что добилась своего, попросту пропустила мимо ушей все словесные пассажи старшего брата.

Но теперь Мидорикаву начал терзать ещё один вопрос – почему Икари так разозлился, когда узнал, что только команда Акаи отправляется на вылет? Позавидовал им? Или же он знает что-то очень важное про гауну? Что-то такое, чего не знают Акаи и его товарищи? Что-то важное и… жуткое…?
Скорей бы наступил завтрашний день, чтобы можно было его об этом спросить.

Вечер получился великолепным!  С Икари было весело. Шизука даже и не ожидала, что Синдзи окажется таким приятным спутником. И великолепным собеседником. Он шутил, с юмором рассказывал об эпизодах своей жизни «в подземелье» – про рыбалку в затопленных туннелях и трубопроводах, и прочих естественных водоёмах, что возникают из водяного конденсатах в катакомбах нижних уровней, про охоту на съедобных жуков в абсолютно тёмных коридорах и полостях технических отсеков, про починку механизмов и устройств, про то как он воровал рис и продукты со складов… И рассказы его такими интересными и увлекательными, что Изана, поначалу отчаянно дувшаяся на Синдзи скоро оттаяла и вовсю веселилась вместе Шизукой. Лишь иногда Шизука замечала как в их спутнике на несколько мгновений проскальзывало то жуткое и непонятное, что она почуствовала тогда, в аудитории перед вылетом на астероид. И тогда казалось, что на мгновение глаза Икари становились иллюминаторами, через которые необъятный космос смотрел на скрытую ледяной бронёй обитателей Сидонии. Но, мгновение проходило, и перед ней снова стоял обыкновенный шестнадцатилетний парень. Хотя, нет, обыкновенным его ни как не назовёшь.
Они развлекались, пробовали сладости, причём Икари – в неимоверных количествах. Однажды Шинатосе не выдержала и полушутливым-полуобвиняющим тоном укорила Синдзи в обжорстве, на что в ответ получила совершенно непонятное замечание:
– Эх, видела бы ты, в каких объёмах Габри сладкое точила…
Но, выяснить, кто такая Габри, Шизуке не удалось – Синдзи резко оборвал себя (как показалось девушке – с досадой) и тут же ловко перевёл разговор на другую тему.
Но, переглянувшись с Изаной, девушка поняла – вопросом «кто такая эта Габри?» задались  они обе.
Праздничный вечер шёл своей чередой. Лишь однажды, Синдзи, резко оборвал разговор и, подхватив за талии своих спутниц (от такой неожиданности обе девушки дружно пискнули), и стремительно повёл их какими-то закоулоками. Впрочем, как призналась сама себе Хошиджиро, ей понравилось чувствовать сильную мужскую руку на своей талии. Даже Шинатосе, тут же принявшаяся громогласно протестовать против такого обращения, делала это только для вида. Она явно была не против, чтобы с ней так же «возмутительно» обращались весь оставшийся вечер.

– Кста-ати, Син?
– Я за него.
Распрощавшись с Хошиджиро они вернулись в общежитие и Шинатосе сумела-таки найти повод чтобы задержаться у Икари подольше. Они болтали на самые разные темы, когда Изана вспомнила об экстравагантной выходке Синдзи. Нет, она на самом деле не обижалась за неё, но было до жути любопытно: что же заставило Сина так поступить?
– Чем ты объяснишь свою выходку?
– Какую именно, коллега? А то их у меня за сегодняшний день до хрена набралось.
Ну да, он сегодня успел всем преподнести кучу сюрпризов.
– Ту самую!
– Э-ээ…? А именно?
– Когда ты внезапно схватил нас обоих и потащил неведомо куда.
– Тебе не понравилось, что я держал тебя за талию? Ну, извини, я не настолько безнравственный тип, чтобы сразу опускать руки пониже.
Изана порозовела, представив себе такое воочию. И это тут же не осталось незамеченным:
– Коллега, ты обвиняешь меня в распускании рук, а сама вовсю распускаешь своё воображение.
Всё, её терпению пришёл предел! Изана принялась прикидывать как будет лучше – снять гэта и от души трахнуть ими по этой наглой черноволосой башке или, не извращаясь, просто придушить этого негодяя. Который полулежит на кровати и с наглой улыбкой на неё таращится:
– Один способов увидеть девушку красавицей – это разозлить её. И это верно… Сейчас ты очень и очень симпатичная…
Ну что у него за манера – сначала доводить до белого каления, а потом уже говорить приятное?! И кстати, он похоже уходит от тема.
– Икари, ты можешь без своих дурацких подколов ответить на вопрос, а?
Парень беззаботно рассмеялся:
– Ну ладно, ладно, не заводись… Ну тут всё просто – к нам тогда встречным курсом топал Норио Кунато от которого за километр несло бешенством. Учитывая, что мы друг друга не выносим, то наша встреча гарантированно закончилась бы потасовкой и нашим же с ним совместным отдыхом в больнице.
– В бешенстве? – растерялась Изана. – Но, что могло случиться?
Икари хмыкнул:
– Да только одно – он продул Акаи в поединке на этом дурацком Чемпионате.
– Кстати, давай посмотрим, кто победил. – оживилась Шинатосе.
– Бери пульт и врубай «зомбоящик»
– «Зомбоящик»?
– Он самый, включай уже.
Удивительно, но Икари оказался прав – победила команда Акаи.
– Они отличная команда. – заметила Шинатосе, краем глаза наблюдая за скучающим лицом Икари. Ему действительно это всё параллельно!
– Команда – да, отличная. – согласился Синдзи. – Но вот какое из них боевое подразделение…
– Да ты им завидуешь! – уличила его Изана.
– Я им сочувствую. – отпарировал парень.
Узнать, что именно имел в виду Икари, Шинатосе не успела – в дверь постучали.
– Входите.
Дверь открылась и обалдевшая Шинатосе вскочила как подброшенная пружиной:
– Акаи?!
А вот поганец Синдзи даже бровью не повёл!
– О, заходи. Тут вон. – Икари мотнул головой на экран. – Как раз сюжет о вашей команде идёт. Фанфары гремят на всю Сидонию. Поздравляю с победой.
– Спасибо. – шагнул в комнату Мочикуни.
– Ну, что, вы с товарищами определились со временем и местом?
Что?! О чём это он? И какие дела могут быть у новичка с такой прославленной командой? И вообще, что происходит? Нет, ты, Изана, что-то оч-чень важное упустила…
– Да, мы собираемся завтра на Море.
О-о-о-о...!!! Вот везёт же им!
– Здравая идея. – невозмутимо одобрил Икари.
Вот же тип! Неужели ему не завидно?
– Ты не против поехать с нами?
Шинатосе вконец растерялась. Почему Акаи лично зовёт Икари на Море? Лучший пилот Сидонии лично приходит к новичку-стажёру, всего раз в живую пилотировавшему «стража» и приглашает его с собой!
– Вот это да, Синдзи!  – Изана уже не была в силах сдерживаться. Нет, если серьёзно, то она безумно рада за Сина – он ведь заслужил это.
– На Море? – странная, ностальгическая улыбка. – Конечно, я не против.
И тут Акаи перевёл взгляд на Шинатосе:
– Ты тоже можешь поехать с нами.
Радости Шинатосе не было предела:
– Правда? Огромное Вам спасибо! Мы поедем на море! Я не могу в это поверить!
Реакция гермафродита Акаи не удивила – отдых на «море» был заветной мечтой каждого стажёра. А вот поведение жильца комнаты Мошикуни несколько озадачило: ни удивления, ни недоумения, ни радости… Словно для него это было привычным делом. Но, он же «человек-крот», житель подземелий. Наверное, он просто не представляет о чём идёт речь. Или…?

Три прозрачные полусферы плавно оторвались от причальных шлюзов и, неспешно набирая скорость, устремились в сумрачную толщу воды.
Блики от пробивающихся сквозь толщу воды лучей света ложатся причудливыми узорами на лица двух пассажиров прогулочного батискафа.
– Акай, тебе не страшно?
– Всё будет хорошо. Гауна всего лишь класса «Х-2». Для нас это пустяки.
– Да, но…
– Твой отец пугает меня больше любой гауны.
– Брось!
Молчание.
– Хотелось бы, чтобы всё поскорее закончилось…
– Мне тоже.
И снова тишина.
– Знаешь, меня удивила реакция этого стажёра, Икари, когда он услышал, что против гауны направлена только наша команда.
– Да, довольно странная реакция.
– Он разозлился… но почему?
– Ну-у… если честно, такое ощущение, что он не верит в то, что мы сможем уничтожить гауну.
– Он просто нас не знает.
– Но он не трус.
– Тут я с тобой полностью согласен, Хината. Но он и не отчаянный храбрец. Он производит впечатление очень осторожного и расчётливого человека…

…– Батисфера вмещает только четверых, Юхата. Поэтому не вижу смысла мешать Акаи и Момосе. У них последнее свидание.
– Крайнее.
– Что?
– Крайнее свидание, Идзумо-сан. Не последнее, а – крайнее.
– Крайнее?
– Именно. Никогда не говорите «последний», неважно бой ли это или свидание, пьянка, ужин… Судьбу и смерть нельзя дразнить.
– Надо же… Вот уж не думал, что ты, Синдзи, окажешься таким суеверным!
– А я не суеверен. Просто это единственная примета, которая себя оправдала…


…– Что касается той гауны, с которой вам придётся иметь дело… Его главное оружие – щупальца. Очень гибкие и длинные, действует ими он очень ловко. И вы не доберётесь не то что до истинного тела, но даже до плаценты пока не нейтрализуете щупальца… Мне пришлось действовать в одиночку, так как напарники были деморализованы и находились в шоковом состоянии. Кроме того, у меня были заблокированы высокочастотная пушка и из всего арсенала были только автопушка и пара ракет...

…– Самая эффективная тактика – маневрирование и массированный огонь по щупальцам. Постоянно маневрируйте и непрерывно отстреливайте щупальца из автопушек, энергетическое оружие используйте для стрельбы по корпусу для разрушения плаценты. И главное – держите дистанцию пока не покончите с его щупальцами. Используйте «Кабизаши» только после того, как уничтожите щупальца иначе у вас ничего не получится – он просто не позволит подобраться на расстояние удара копьём.

…– Вам же без командной работы гауну не удавить. Нужно чётко распределить роли – кто прикрывает огнём на расстоянии, кто прикрывает на ближней дистанции автопушкой и частотными клинками, а кто наносит удар «Кабизаши» по истинному телу. Ни в коем случае не давайте врагу передышки  – огонь по гауне должен вестись непрерывный и одновременно всеми «фреймами» вплоть до удара "Кабизаши" по истинному телу. Учтите, будите действовать в разнобой – гауна просто перебьёт вас по одиночке…

…– Синдзи, скажи, почему ты… разозлился, когда узнал что в бой идёт только наша команда? – неожиданно спросил Акаи. Напряжённые взгляды собравшихся скрестились на лице Икари. Тот лишь дёрнул щекой:
– Потому что вас бросают на верную смерть. У нас нет опыта боёв с гаунами и одной четвёрки «фреймов» даже с самыми опытными пилотами тут будет недостаточно. Нужно хотя бы ещё одно звено для страховки. А в идеале – четыре-пять звеньев. Чем больше «фреймов» будет брошено против гауны, тем меньше вероятность потерь.
– А смысл  посылать против одной гауны десятки «стражей»? – хмыкнул Мидорикава.
– А смысл рисковать жизнями лучших пилотов? – тут же отпарировал Икари.
– Будь уверен. – улыбнулся Акаи. – Наша команда одна справится с гауной. И никто из нас не погибнет.
Сейчас он буквально излучал волны уверенности и силы, являя пример харизматичного лидера.
Но на Икари это не произвело никакого впечатления – в ответ он лишь мрачно выдохнул:
– Ребята, вы не готовы к бою.
Мошикуни приобнял за плечи недовольно нахмурившуюся Хинату и осторожно поинтересовался:
– Почему ты так считаешь, Синдзи?
– Потому, что у вас неверный настрой перед боем. Не хотите осознавать, что вам предстоит тяжёлая схватка и, даже не позволяете себе мысли о вероятности как гибели, так и отрицательного исхода боя.
– По твоему, мы должны с самого начала готовиться к поражению и смерти? – мрачно бросила Хината.
Голос Синдзи был тихим, почти на грани шёпота, но от его слов пробирал мороз по коже:
– Нельзя победить смертельного врага, не будучи готовым к смерти самому. Нельзя настраиваться на победу, не просчитав всех вариантов на случай поражения. Нельзя недооценивать врагов, потому, что даже самый ничтожный из них может, даже уже умирая, нанести удар, который приведёт вас к поражению. И уж тем более нельзя недооценивать гаун. Они не безмозглые прожорливые твари, которых можно убить ткнуть в рану остриём «Кабизаши». Нет, гауны – абсолютный, совершенный противник. Живучий, быстрый и ловкий, мгновенно реагирующий на все изменения обстановки. И  я уверен, гауны способны анализировать нашу тактику и вырабатывать способы противодействия ей, равно как и использовать наши недостатки и неуязвимые места. Каждый наш недочёт, каждая ошибка будет для гаун гарантией победы. Акаи, схватка с гауной – это не поединок на Чемпионате Гравитации. Вам будет противостоять противник с совершенно нечеловеческой логикой, обладающий таким острым и быстрым разумом, по сравнению с которым самый совершенный тактический компьютер покажется тупым дауном.
– Синдзи, ты переоцениваешь гаун и слишком сгущаешь краски.
– Отнюдь, Момосе-сан. – парень криво усмехнулся. –  Тогда, на астероиде, я не вёл бой на уничтожение. И не только потому, что при имеющемся вооружении это было невозможно. Да и даже если бы у меня был «Кабизаши», то я бы все равно не поставил перед собой цель уничтожить гауну.
– …?!! – от такого заявления оторопели все присутствующие.
– Но почему?!!
– Потому, что я трезво оцениваю свои возможности.
– Н-но… – попыталась возразить Шинатосе. – Ты же тогда атаковал его?
– Да атаковал. У меня была задача – выручить Ямано и дать возможность остальным уйти. И ничего более.
– Но тебе удалось отбить его нападение и победить! – поддержала её Юхата.
– Победить? – криво усмехнулся Икари. – Ошибаешься. Я не победил. Я лишь добился поставленной цели – спас напарника и дал остальным возможность отступить. И не более. Это столкновение, Юхата, закончилось нашим отступлением. Отчаянным беспорядочным драпом. И единственная моя заслуга – это то, что все пилоты вернулись на базу.
– То есть, ты готов был отступить даже при возможности победить? – оторопело протянул Мидорикава. – А как же твои слова о готовности умереть?
– Смерть не должна быть бесцельной. Знаете, чем воин отличается от солдата?
– Чем? – подался вперёд Мидорикава.
– Солдат исполняет приказы. Даже если ему это приходится выполнять ценой своей жизни. Солдат не решает где и когда ему умереть, а где и когда ему отступать. За него это решают другие. Воин же может сам принимать решение, где и когда умереть, а где и когда отступить, чтобы потом атаковать снова и победить. Да они делают одно и то же дело, но солдат подчиняется приказам, а воин – зову долга. Сто лет назад Хироши Сайто спас Сидонию потому, что был воином, а не солдатом. Потому, что знал, когда отступать, а когда стоять насмерть, до последнего. Сидонии не нужна ваша героическая смерть, Сидонии нужно уничтожение гауны. Не рискуйте, если не получится уничтожить врага, отступайте – вы не единственные пилоты на Сидонии. За вашей спиной ещё две с половиной сотни «фреймов». И не позволяйте своим эмоциям взять верх над разумом – это прямая дорога к разгрому.
Акаи вздрогнул – перед ним сейчас был не удачливый стажёр, не талантливый новичок, нет, перед собой он видел человека, знающего, что он говорит, знающего какую цену приходиться платить за опыт побед.
– Да кто же ты, Икари?! – невольно вырвалось у Момосе.
– Воин, чьё призвание – быть защитником Сидонии пока он дышит и бьётся его сердце.



Для сравнения - канон 3 серия:

Отредактировано slava-scr (10-07-2014 17:58:33)

+6

4

Персонажи:
http://sf.uploads.ru/r6qwR.jpg

Сравнение роста и габаритов персонажей:
http://sd.uploads.ru/t/hBLKg.jpg

0

5

Кстати, у меня вопрос к тем, кто смотрел "Рыцарей Сидонии" - кто опасней Гауны или Ангелы из NGE:ЧЖ ?

0

6

slava-scr написал(а):

Праздничный вечер шёл своей чередой. Лишь однажды, Синдзи, резко оборвал разговор и, подхватив за талии своих спутниц (от такой неожиданности обе девушки дружно пискнули), и стремительно повёл их какими-то закоулоками.

Объясните мне, почему Сик воспринимает гермафродита как девушку?

slava-scr написал(а):

– Да кто же ты, Икари?! – невольно вырвалось у Момосе.
– Воин, чьё призвание – быть защитником Сидонии пока он дышит и бьётся его сердце.


У меня сложилось впечатление, что если Син им начнёт рассказывать про командирскую башенку и автомат Калашникова, а потом споёт Высоцкого, то они будут слушать с таким же доверием и вниманием. Поясните, почему опытные пилоты так слушают стажёра. Я мысли автора читать не умею. Поэтому не пойму откуда такое доверие.

П.С. Здесь я увидел первые признаки МС. Автор, объясняйте поступки своих героев, потому что логики иногда я не вижу.

+1

7

li013 написал(а):

Объясните мне, почему Сик воспринимает гермафродита как девушку?

Банально - она ведёт себя с ним и одевается как девушка. И постоянно вынуждает его общаться ней как с девушкой. Да и ВикСину для себя психологически проще вести себя с ней как с девушкой. А подтрунивание над её мужской составляющей - это просто попытка преодолеть когнитивный диссонанс.

li013 написал(а):

Поясните, почему опытные пилоты так слушают стажёра. Я мысли автора читать не умею. Поэтому не пойму откуда такое доверие.

Потому что стажёр единственный, кто дрался с гауной. А команды Акаи, не смотря на профессионализм нет главного - опыта личного так сказать общения с гауной.
Доводов три:
а. Новичок - первый, кто встретился в бою с гауной. Он единственный на Сидонии кто имеет опыт прямого столкновения с противником, о котором никто не слышал вот уже сто лет. Причём противником, который в два рыла сто лет назад вырезал 99% населения Сидонии.
б. Новичок смог не имея основного противогаунного оружия ("Кабизаши") провести успешную атаку и спасти "фрейм" напарника.
в. Новичок сумел уцелеть сам и а после проанализировать свой бой и сделать из него выводы.
Одного этого достаточно, чтобы захотелось с ним пообщаться. Особенно после чтения выдержек рапорта.

Канон вспомните - там профи Акаи такое шапкозакидательство демонстрировали... И спрашивали у Нагате о его ощущениях, даже не скрывая что просят поделиться опытом.

li013 написал(а):

У меня сложилось впечатление, что если Син им начнёт рассказывать про командирскую башенку и автомат Калашникова, а потом споёт Высоцкого, то они будут слушать с таким же доверием и вниманием.

ГГ знает канон, знает КАК погибнет команда и видит, что и в реале Акаи демонстрирует такое же, как и в каноне шапкозакидательство... Не забывайте - это ВикСин его с огромным опытом истребления ангелов. Почему он должен его держать при себе? Он понимает, что как и каноне, шапкозакидательство Акаи и тормознутость начальства в итоге приведут к гибели команды и катастрофе с тысячами и сотнями жертв на самой Сидонии. И это приводит его в ярость. ГГ хочет изменить канон. Поэтому и пытается достучаться до Акаи и товарищей.

0

8

slava-scr
Угу, вот только всё это впишите в текст. Ибо есть те, кто аниме не смотрел. И те тонкости, которые видны в аниме, не видно в вашем тексте. Оно то конечно можно и посмотреть аниме и почитать мангу, но вот качество самого текста от этого не улучшится.

0

9

li013 написал(а):

Угу, вот только всё это впишите в текст. Ибо есть те, кто аниме не смотрел. И те тонкости, которые видны в аниме, не видно в вашем тексте.

Я почему и вкладываю в каждую проду соответствующую серию "Сидонии" - чтобы читатель был в курсе.

Но думаю в продах дальше эти вопросы осветить...

0

10

slava-scr написал(а):

Я почему и вкладываю в каждую проду соответствующую серию "Сидонии" - чтобы читатель был в курсе.

Некоторые читатели могут читать с телефонов. У некоторых времени может не быть смотреть. У меня, например, шесть сериалов недосмотренных, а вы хотите чтоб я ещё сидонию смотрел. Да и манга мне категорически не пошла.
П.С. Хиро Масима и Тайто Кубо авторы всё же получше, чем Нихэй Цутому.

0


Вы здесь » NERV » Омаки и интерлюдии » Кроссовер NGE: Чтобы Выжить + Рыцари Сидонии