NERV

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » NERV » Омаки и интерлюдии » Творчество коллеги poloz07


Творчество коллеги poloz07

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Нашёл в своих закромах омак, написанный  poloz07.

***
Итак, события начинаются атакой Израфиила и продолжаются ДО атаки Сандалфона.

***
На горизонте розовато-пламенным маревом полыхал восход. Багровый шар солнца готовился выползти из океанских недр, и я некстати вспомнил, что второе именование Японии - Страна Восходящего Солнца. Новый день родится, а может и умрет, именно здесь.
- Расчётное время до контакта - три минуты, - скучным тоном доложил ровный синтезированный женский голос у меня в голове.
Я обежал взглядом водную поверхность. Непривычно высокие волны били в берег, хотя волнения, вроде, не было. Господи, какая красота!
- Расчётное время до контакта - одна минута.
130-милиметровый автомат в руках Евы-01 негромко зажужжал приводом магазина, немного поворачивая барабан, добавляя в очередь подачи подкалиберные снаряды.
Резкие крики чаек. В ноздри врывается свежий соленый запах океана. Бред, конечно, я же в Еве. Хотя, раз запах я все же ощущаю, какие-то обонятельные рецепторы у нее есть. Интересно, зачем они нужны Еве?
- Тридцать...  Двадцать девять... Двадцать восемь...
Мощная оптика Евы уловила, и тут же поспешно увеличила и приблизила огромную тень, полным ходом идущую к берегу. Глубина здесь была хоть и достаточно солидная - хоть линкор подводи к пляжу, но всё-таки постепенно уменьшалась. И Ангел начал приближаться к поверхности...
В памяти вставали смутные картины из анимэ. Почему перед боем всякая ерунда лезет голову?
Женский механический голос равнодушно отсчитывал секунды, а я облизнул губы. Губы пахли железом и кровью.
- Одиннадцать... Десять... Девять...
Сейчас.
- Два...  Один... Ноль.
Ну! Ничего. Тень подошла к песчаной отмели между скал, что торчали из воды у самого берега, но ничего произошло. Ничего! Механическая дура ошиб...
В нескольких сотнях метров впереди от меня морская вода ударило в небо чудовищным фонтаном выше даже моей Евы. Он рос и рос в высоту, как будто желая коснуться самого неба. На какую-то невыносимо долгую секунду, словно бы задумавшись, замер в воздухе... А затем единым тяжелым потоком вода обрушилась на прибрежные скалы.
В тумане мелких брызг на мелководье из-под воды выметнулась, - по-другому просто и не скажешь, исполинская туша дождевого червя.
- А ты немаленький, засранец, - потрясенно прозвучал в гарнитуре голос Мисато. А я перевел бездумно-автоматически прицельный маркер чуть выше и левее.
Черт! Он не похож на того, из анимэ. Он ни хрена не похож на своего сериального прототипа! Куда целить?
Огромная - метров в двести высотой, маслянисто поблёскивающая розовато-золотистая туша, более всего напоминающая вставшего дыбом ОЧЕНЬ толстого червя.
- Какая гадость. – О, Лэнгли проснулась.
Вообще, Ангел производил впечатления розового по цвету масла, полежавшего на солнце. Какой-то мягкий и желеобразный на вид, влажно-блестящий, с будто бы оплывшими от высокой температуры очертаниями. Четыре длинных заострённых на конце то ли отростка, то ли щупальца на переднем конце туловища - каждый длинной с мою Еву. Большая часть чудовища была всё ещё в воде. Головы не было. Вместо головы - выделяющаяся от тела монстра полусфера, разделённая неровной вертикальной чертой на две равные половинки - чёрную и белую. Инь и Янь?
Чудовищный червь начал стремительно оплывать, быстро теряя в высоте и раздаваясь в ширину. Мелькали какие-то вздувшиеся мышцы (?), обильно сочилась слизь… Вода, окружающая туловище, бурлила.
Мелькнула мысль, что надо бить сейчас. Не ждать когда Ангел закончит трансформацию. Уж не знаю, с какой целью он нам тут представление устраивает. Но команды на открытие огня не поступало. Я проверил, связь наличествовала.
- Фееее... - раздался у меня в голове полный отвращения голос Аски.
Н-да… Я потрясенно-согласно качнул влево-вправо головой ноль первого.
Откуда-то из-за гребня холмов на относительно небольшой высоте вылетела пара беспилотников и закружилась над лежащим Ангелом. Тот не предпринимал никаких агрессивных действий и стоял оплывшей свечкой, воткнутой в огромную кучу... дерьма.
Интересно, а он воняет или нет?..
- Пилоты, анализ завершён, - голос Кацураги звенел от напряжения. - АТ-поле было зафиксировано. Сейчас оно пропало. АНГЕЛА - УНИЧТОЖИТЬ!!!
- Есть, - я с почти что физическим облегчением отдал мысленный приказ, и дульный тормоз-компенсатор на конце ствола АК-1301 расцвёл огромным цветком белого пламени.
Длинная очередь 130-миллиметровых снарядов размолотила странную полусферу, разбросав на десятки метров в стороны куски чёрной и белой субстанции, похожей на кость. За ней в воду полетели ошметки и брызги медузообразной плоти. Потоком хлынула какая-то голубоватая не кровь, слизь.
Ангельский инь-янь превратился в сплошное решето, снаряды рвали уже плоть чудовища. На фоне раскатистого грохота моего автомата, справа гулко хлопала аскина "гросс гевер", выбивая настоящие кратеры в туше Израфиила.
Ангел содрогался от попаданий всем телом, шевелился, но не пытался ни напасть, ни уйти от обстрела, ни, даже, погрузиться в воду.

За спиной гулко чуть вразнобой грохнуло, и над головой засвистели снаряды. Еще через мгновение,  прочертив в воздухе дымные следы, к Израфиилу устремились НУРСы. Похоже, что взрыватели на них оказались туговаты, потому что взрывались ракеты уже уйдя на некоторую глубину.
Эффект от артиллерийско-ракетного обстрела был неплох. Даже хорош, - почти вся передняя часть твари буквально взорвалась. Целого места на золотисто-розовой туше здесь практически не осталось... Я прекратил огонь, так как видимого эффекта от него уже не замечал. Артиллеристы и ракетчики работали куда эффективнее. Да и эффектнее, чего уж там. Хотя Лэнгли еще стреляла, отводила душеньку.
Ангел, слегка покачиваясь, стоял окруженный бешеными всплесками кипящей от близких разрывов воды. Все-таки большая часть ракет и снарядов падала мимо.
Огонь стал быстро снижаться и как-то быстро затих. Понятно, перезарядка.
- Я пошла!
- Куда?!.. Стой!..
- Стоять! – О, вторит мне в унисон крик Мисато.
- Аска! Стоять!
Куда там. Аска, откинув дымящуюся винтовку в сторону и выдернув из земли меч, уже огромными скачками неслась к изрядно покоцанному монстру, на ходу перехватывая клинок любимым двуручным хватом. Мне показалось, что аудиодатчики даже смогли донести сквозь грохот орудийной пальбы отчаянный визг катушки с кабелем, с невероятной скоростью выпускающую провод из закреплённого на спине Евы-02 контакта.
Бежать за ней? А если артиллерия сейчас повторит залп? Хотя нет, там же Мисато. Так бежать? Черт! Приказа оставить позицию не было. Опять под трибунал?!
Прыжок. Ещё один. Ещё!
Немецкий Евангелион легко взмывает с разбега в воздух, занося меч и вкладывая в удар не только всю свою силу, но и набранную инерцию тела весом в одну тысячу триста тонн.
Ну, Аска! Ну, зараза! Ну, я тебя после боя… Что-то в том же духе орала по связи Мисато. Не помню что. В ушах бурлила кровь.
По перепонкам ударил яростный боевой клич Аски, в котором было не так уж и много человеческого - скорее рёв наносящего сокрушающий удар раненого берсерка.
Слегка светящееся лезвие квантового меча легко разрубило стоящую часть Ангела от верха до низа, едва не вонзившись в воду. Из чудовищной раны Ноль-вторую с ног до головы окатило потоком бледно-голубой слизи. Израфиил дёрнулся и как-то охотно развалился двумя огромными кусками протоплазмы.
Ф-фух!.. Кажется, обошлось. Или будет как в мульте?
- Запомни от кого ты получил удар милосердия, тварь! - Лэнгли была невыносимо пафосна и патетична. Выдернула увязший в плоти меч,  торжественно отсалютовала валяющемуся чудовищу и горделиво задрала на него ногу Евы-02. Я поневоле хихикнул. Со стороны это выглядело… комично.
- Лэнгли! Аска, назад!
- В чем дело дело, Мисато? Видела, как я его?
- Что-то не так! Слишком просто!
То же имя, та же очередь. Не тот облик, не то поведение.
Или?..
Нет, я не чувствовал в этой куче плоти ни капли жизни. Но вот эти разрубленные половинки очень уж напоминают те, из анимэ.
Тааак...
- Лэнгли, назад, - ровным тоном  произнёс я, вновь вскидывая опущенный было ствол автомата и подключаясь к наплечным ракетным установкам.
- Мастер-класс от Аски Великолепной! - рыжую, похоже, понесло. - Учись, Синдзи, как нужно побеждать!
- Я сказал – НАЗАД!
Та, демонстративно медленно, - убью мерзавку, - начала разворот.

***
На одном из экранов КШМки (командно-штабной машины) ровная черта на графике в правом верхнем углу экрана колыхнулась и нарастающими колебаниями полезла вверх. Одновременно зазвучал негромкий зуммер тревоги. Впрочем, необходимости в нем не было. Макото ухе кричал в эфир:
- Фиксирую АТ-поле!

***
Когда в голове прозвучал панический вопль о всплеске АТ-поля я, уже не рассуждая, бросился вперед. Туда, где на месте поверженного (?) Ангела вздулись двумя гнойными нарывами разваленные аскиным мечом куски ангельской плоти, - два новорожденных ангела-близнеца. Туда, где задом вперед растерянно-заторможено пятилась к берегу так и не выбравшаяся из воды Ева-02. Под ногами моей Евы крошились и вдавливались в подающийся грунт мелкие камни. Дико мешал начавшийся песок, в который Ева проваливалась по щиколотку, что резко снижало скорость и грозило если не травмами, то падением. Она проваливалась бы и глубже, если б не скорость. Может еще и из-за этого всё произошедшее так отчетливо-замедленно отпечаталось в памяти. Миг. И Ева-02 падает спиной вперед как бы в удивлении раскидывая в стороны руки-лапы с зажатым в правой цвайхандером. В эфире – ор, но я слышу лишь крик Аски. Не болезненный, - удивленный. Миг. Кажется, что Аска просто споткнулась о подводную скалу, но в следующее мгновение её дергает вперед ногами в море. Глубина по колено смягчает удар, но во всплеске брызг Ева окунается в океан с головой.
- Ангелы тащат Аску в море!
Кажется, я выкрикнул это вслух. А может не я. Что там было с положительной плавучестью Ев? Но если ее утащат на глубину… Я рвусь вперед. Проклятый песок! Еще миг. Нечеловеческим зрением своей Евы замечаю вспышки сзади-сбоку. Рэй вступила в бой. Сам тоже стреляю, но это не то, это всё не то. Как в замедленной съемке – два склонившихся над поваленной Евой Ангела бьют каждый с двух рук ей в корпус. Миг. Еще миг. Аска вслепую пытается закрыться мечом. Бесполезно. Не та ситуация. Я с ревом достигаю линии прибоя. Но Ангелы уже выпрямляясь разворачиваются мне навстречу. Ева-02 лежит сломанной куклой. Через нее переваливаются волны.

***
Боль. Боль и еще раз боль. С трудом продираю глаза. Веки поднимаются так тяжело, что хочется помочь им руками. Но руками вообще не пошевелить. Потолок. Знакомый потолок. Жаль голову не повернуть. Но, похоже, этот потолок я и в самом деле знаю. Это хорошо или плохо? Я помнил… раньше… Черт! Воспоминания… Накатили волной и я аж застонал. Какая-то размытая фигура склонилась надо мной, что-то забормотала. Я хотел о чем-то подумать, о чем-то важном… Но… Кажется я почувствовал укол и опять провалился в небытие.

***
- Со времени боя прошло четыре дня. – Голос Мисато звучал спокойно-сосредоточенно. Сама она сидела на больничном табурете. Табурет был белый как халат Мисато. Рядом, на таком же, сидела Рэй и сочувственно молчала.
- Аска…
- В порядке. Очнулась еще позавчера. Ей досталось гораздо меньше. Сегодня может уже выпишут.
- Ангел…
- Мы проиграли, Синдзи. Израфиил уделал вас вчистую.
Закрыв глаза, несколько секунд молчу. Ладно… чего уж там…
- …
- Накрыт ядерным взрывом. Оба. Он сейчас регенерирует. От обычного вооружения по-прежнему закрывается АТ-полем. А ядерное решили повторно не применять. Ждали, когда очнетесь вы. Повреждения ваших Ев не критичны. Их сейчас заканчивают восстанавливать. Но твою восстановят лишь частично. Она повреждена серьезнее. Когда будете добивать этого грёбаного подранка, будь осторожнее. Ладно?
-…
- Рэй почти не пострадала. Когда тебя… вывели из строя, она отвлекла их на себя. Ну и еще я в бой бросила все, что было под рукой. Авиацию, в основном. Там действовать пришлось быстро. Остальные не успевали.
- Потери…
- Большие. Мне очень жаль, Синдзи. Мы не могли рисковать еще и Рэй. Как только Израфииловские клоны отвлеклись на нее, я отдала ей приказ отступать, заманивая их в ущелье. Дальше Израфиила отвлекала только авиация. До самого взрыва. Я сознательно послала их на смерть.
- Не надо, Мисато…
- Надо. Я должна была это сказать.

***
Легкий скрип двери. Звук шагов. Кого там опять принесло? Аска?
- Привет Синдзи.
- П-привет. – Лицо осунувшееся, под глазами круги…
- Неважно выглядишь.
Аска неуверенно улыбается. Губы ее дрожат.
- Это комплимент?
- Ну… Вроде того.
- Ты, знаешь, тоже сейчас не красавчик.
- Догадываюсь. Что произошло, Аска?
Лицо девушки задрожало.
- Тоже хочешь сказать какая я дура?
Так, в глазах уже слезы. Вот же незадача. И что делать? И кто меня за язык тянул?
- Аска! – Слегка морщась от боли протягиваю к ней руку.
Глаза девушки наполняются слезами и она неожиданно утыкается мне лицом в грудь. От боли аж дыхание сперло. Пока прочухался – всё, пижама на груди мокрая. Аска ревет как… Как не знаю кто. Самозабвенно, в общем.
- Я не хотела!.. Я не хотела!.. Мисато сказала, если АТ-поля не будет – атаковать ангела врукопашную. Я так обрадовалась. Я не слышала, что ты кричал. И Мисато не слышала. Я, правда, не слышала! Я так хотела тебе показать…
- Что, Аска?
- Что достойна-а… - Новый поток слез.
Ну что тут ей скажешь? Ведь убить же хотел. А вот поди ж ты… Так и замер. Поглаживаю Аску по голове левой рукой, шепчу что-то успокаивающее. А в голове пустота. Я счастлив?

- Меня теперь отстранят от пилотирования, да? Трибунал, да? Опять?
Аска смущенно шмыгает носом. Глаза красные, опухшие.
- Я не знаю, - наверное. Я буду защищать тебя…
- Я… Спасибо, Синдзи. Я… я знаю.
- Но Аска, если…
- Никогда, Синдзи. Никогда больше. Честное-пречестное слово. Можешь меня ударить, если забуду.
- То-то ты взбесишься тогда. – Мой голос полон скепсиса.
- Никогда! На тебя – НИ-КО-ГДА!
- Ох, ладно, Лэнгли. Не так уж много от меня зависеть будет.
- Спасибо, Синдзи. Твоя поддержка очень важна для меня. Знаешь, сколько я всего передумала? Мне ведь показали тот фильм, видеосъемку боя…
- Да-а… А мне – нет.
- Странно. Ну, значит, еще покажут.
- Что там было-то? Я лишь урывками помню. Да и… Потом сознание потерял.
- Синдзи. Я так испугалась… Потом. Когда смотрела. Я лишь тогда поняла, что тебя чуть… И люди. Там столько самолетов с вертолетами налетело. И беспилотники. Целая туча. Некоторые врезались прямо в Ангелов. Сами, понимаешь!.. Не случайно, не сбитыми…
- Я… я понимаю, Аска. Много погибло?
Аска сглотнула.
- Много.

***
- Икари. Они требуют видеоматериалы по последнему бою.
- … им, а не материалы. Присвоить гриф секретности и спрятать в сейф. Не мне тебе объяснять, Козо. Меня нет, - так пресса совсем обнаглела. Требовать от НЕРВ!..
- Икари. Будет только хуже. Уже звонил премьер. Общественность привыкла получать от нас видеосъемку боя. Они жаждут зрелищ.
- Перебьются. И премьер тоже, раз не понимает.
- Икари. Мы применили ядерное оружие. Премьер просит, пока просит, дать материал, чтобы успокоить людей. Факт применения спецбоеприпаса не скрыть. Взрыв зафиксировали спутники и сейсмостанции. Информация об этом с минуты на минуту пойдет в новостях. Факт потерь тоже не удастся замолчать. Люди не слепые. Пойдут слухи. Ты понимаешь, как могут все это подать наши противники?
- Дьявол!.. Спасибо Козо.
- Так. Немедленно передайте премьеру, что видеоматериалы для СМИ будут ему отправлены в ближайшее время. Отделу по связям с общественностью смонтировать видеоряд наиболее выигрышным для НЕРВ образом. Пусть что хотят делают. Только быстро. Полученный материал сразу мне на стол. И намекни им на награду и личную благодарность командующего.
-…
- Что-то еще?
- Да, надо принять решение по тем пилотам…
- А-а-а… Камикадзе… Кто бы мог подумать?..
- Шесть, Икари. Шесть таранов за один бой. Четыре наших и два русских.
- Не ожидал от союзников. Да и от наших не ожидал. А знаешь, это же хорошо, Козо. Неужели дух нации возрождается? А? Передай отделу пропаганды, чтобы обыграли этот момент. Премьеру и избирателям понравится. Пилотов наградить. Не скупиться. Отметить наградами максимальное число народа, но только причастного к операции. Надо поддержать боевой дух людей. Особенно союзников. Похоже на них можно положиться, а после сегодняшних потерь на пополнение от янки и европейцев рассчитывать нельзя.
- Ну, немцы предложили свою помощь. Да и про боевой дух… Я бы не сказал, что он упал. Скорее наоборот. Люди в ярости и рвутся в бой.
- Вот как? Это хорошо. Это очень хорошо, Козо. Замечательно.
- В этом есть и заслуга Синдзи. Сейчас очень много говорят о нем. Вспоминают, как он прикрыл те русские вертолеты. Как прикрывал Рэй. И сегодняшний бой…
- Беспокоишься. Возможно, ты и прав. «Звездная болезнь» нам сейчас будет некстати. Пусть психологи этим займутся. Раз всё так завертелось, то мы будем вынуждены использовать его как знамя.
- Всё. Да, обратись к немцам с официальным запросом. Синдзи хорошо отзывался об их армии. Да и в Великой Войне они себя хорошо показали. Нам не помешает еще один надежный союзник.
- И сильный.
- Да.
- До связи.

***
Из сообщений японского телевидения . 1 канал. Новости. Экстренный выпуск.

- Только что поступило сообщение, что два часа назад, в 04:58:15 рядом японских и зарубежных сейсмостанций был зафиксирован наземный ядерный взрыв, произошедший на острове Хонсю, регион Канто. Мощность взрыва, по оценкам экспертов, составила 4 килотонны в тротиловом эквиваленте. Вспышку также зафиксировали спутники.
Министерство обороны Японии утверждает, что…

***
Из сообщений японского телевидения. 1 канал. Новости.

…Пресс-служба премьер-министра Японии Куруруги Генбо так прокомментировала произошедшее:
- Сегодня, в 04:26 побережье Японии в районе бухты Суруга (остров Хонсю, регион Канто) было атаковано Ангелом, получившем наименование Израфиил. Благодаря своевременно принятым мерам, сразу на выходе из воды Ангел был атакован вооруженными силами военизированного института НЕРВ, находящегося под юрисдикцией ООН. А также приданными силами из числа Сил Самообороны Японии и ограниченного военного контингента Российской Федерации, находящегося на территории Японии в соответствии с союзным договором, заключенным между институтом НЕРВ и правительством Российской Федерации. В отражении инопланетной агрессии, также приняли участие Военно-Морской и Военно-Воздушный Флот Японии. В качестве основной ударной силы со стороны института НЕРВ в бой было брошено ТРИ евангелиона под командованием лейтенанта НЕРВ-Япония Икари Синдзи.
Выходящий из воды Ангел был встречен ракетно-артиллерийским огнем и евангелионами. В ходе последовавшего рукопашного боя Ангел был разрублен надвое Евой-02. Фамилию отличившегося пилота в НЕРВ сообщить отказались, мотивируя отказ соблюдением секретности. Однако даже столь тяжелых повреждений для уничтожения Израфиила оказалось недостаточно. Подобно легендарной Лернейской Гидре, отращивавшей вместо отрубленной головы три новых, после рассечения основного тела Ангела надвое, каждая отсеченная часть превратилась в отдельную особь, размером превышающую евангелион.
За этим последовал самый ожесточенный бой в послевоенной истории Японии. В ходе этого сражения солдаты и офицеры Империи продемонстрировали всему миру беспримерные мужество, героизм и готовность к самопожертвованию. Четверо японских летчиков уподобились божественному ветру, отдав свои жизни за Императора и Японию, славно поддержав древние военные традиции нашей страны и память своих предшественников. Этот день можно по праву назвать днем возрождения японской нации. Днем возрождения согнутого, но так и не сломленного духа нашего народа. Народа, сумевшего пережить страшное поражение в Великой Войне, ужасающую разруху и нищету послевоенных лет, долгие десятилетия иностранной оккупации, когда сапоги захватчиков топтали священную землю сынов Ямато. Народа, пережившего чудовищную катастрофу Второго Удара, голод и удары стихии. Народа, каждый раз находящего в себе силы оправиться, воскреснуть из пепла, подобно легендарной птице-феникс. Народа, достойно встречающего любые удары судьбы. Достойно встретившего удар и в этот раз. Сорок три героя пали смертью храбрых на поле жестокого сражения. Вечная память героям!
Также, в небе Японии мужественно сражались наши союзники из числа русского ограниченного военного контингента. Более тридцати из них пожертвовали своей жизнью ради общей победы. Двое - направили свои самолеты на противника.
Славно сражались Евангелионы под руководством достойного сына Японии, кавалера многочисленных японских и иностранных наград, кавалера Коршуна 4 степени, лейтенанта НЕРВ-Япония Икари Синдзи. После тяжелого ранения Евангелиона-02, нанесшего первую, страшную рану, Израфиилу, Евангелион ведомый лейтенантом Икари, принял неравный отчаянный бой сразу против двух превосходящих его противников. В этом тяжелом бою его Ева-01 причинила врагу значительный урон, и продолжала сражаться, даже получив тяжелые повреждения. Несмотря на понесенный ущерб, оба отделившихся от «материнского» тела объекта, продолжали атаковать. В этих условиях, во избежание дальнейших потерь в людях и технике, командованием НЕРВ было принято тяжелое решение о применении ядерного оружия. Ева-00, отступая и контратакуя, заманила объекты-близнецы в ущелье Хаконе. После вхождения в него противника был активирован заложенный в ущелье ядерный фугас мощностью 4 килотонны в тротиловом эквиваленте. Даже после этого объекты не были уничтожены, а лишь получили еще более тяжелые повреждения и остановились. На Ангела-матку в бухте Суруга была сброшена N2-бомба из резерва 2-ой армии ООН, в результате чего объект был полностью уничтожен.

- Специальный институт НЕРВ завершил войсковую операцию в 11:46. В настоящий момент институт сообщает о перегруппировке сил, чтобы окончательно уничтожить объекты-близнецы, продолжающие оставаться в ущелье Хаконе. Руководство НЕРВ сообщает, что повторное применение ядерного оружия не планируется.
Направление радиоактивных осадков…

***
- Фуюцуки зол как черт. Если ты подведешь его снова, то тебя наверняка уволят.
Вздох.
- Хорошо командующего Икари не было. Хоть в чем-то повезло.
- Тогда бы ты уже собирала вещи. Я знаю, о чем говорю.
- Зато с этой макулатурой возиться бы не пришлось.
Рицко с иронией скосила взор на прогнувшуюся от бумажных папок столешницу рабочего стола Кацураги. Каждая папка была набита жалобами от «благодарных» граждан и организаций. На каждую требовалось дать ответ в установленный законом срок. И он уже пошел.
- Да уж. Ему даже наказание придумывать не пришлось.
- Ну, ты же не дашь мне пропасть? Есть какие-нибудь идеи?
Рицко улыбнулась.
- С этим? Не-е-ет… С ЭТИМ Мисато ты уж как-нибудь сама…
- Ну вот. Так всегда. – Угрюмо буркнула Кацураги.
- Зато я знаю того, кто согласился помочь тебе в твоем горе.
- Ах. Как приятно иметь друга, на которого всегда можно положиться. Ну же. Выкладывай. Не заставляй меня просить. Кто этот лапочка?
Старая фотография закачалась перед носом Мисато.
Оживление девушки увяло, сменившись подозрительностью.
- Ка-адзи?

***
Я сижу в тактическом классе штаб-квартиры. Геофронт. Подземный уровень 3Б. Восьмой день после боя. Рядом сидит Рэй. За соседней партой – Аска. Позади нас с Рэй – Габриэлла. Напротив, лицом к нам, прямо на парте закинув ногу на ногу восседает бодрящаяся Кацураги.
- Хорошо хоть джинсы сегодня надела. – Мелькает отстраненная мысль. – С нее сталось бы и в мини-юбке так рассесться.
- Итак, детки!.. Поговорим немного о нашем А-АГЛУШИТЕЛЬНОМ провале. Сразу скажу. Командующий в ярости и жаждет крови. И жаждет не он один. Есть еще СовБез ООН, чины из правительства и много-много других. Желающим в пору в очередь выстраиваться. А я не хочу быть донором. Может кто-то из вас хочет?
Аска сопит, отворачивается. Но возражать не решается. Знает кошка, чью мышку съела.
Я, как в школе, поднимаю руку.
- Да, Синдзи. – Голос у Кацураги ласковый-ласковый. Аж мурашки по коже. – Первый желающий в доноры?
- Может сначала посмотрим видеозапись того боя. А то все уже смотрели, кроме меня.
- Хм-м… Ладно. Ваш позор много времени не займет.
Щелчок. И на большом экране за спиной Мисато появляется океанское побережье.
- Расчётное время до контакта – одиннадцать минут. – Звучит знакомый механический голос.
На экране неторопливо разворачивается действо. Вид идет сверху, снимали, видимо, с беспилотника. А может даже со спутника. В моем мире технология подобное позволяла. Может и здесь так. Но спрашивать сейчас не хочется. Злая сегодня Мисато. Да и на душе хреново. Вот выдвинулась на позицию Аскина Ева. Вот, следом, пошел ноль-первый. Вон, на наскоро подготовленной снайперской позиции на вершине пологого холма залегла Рэй.
Какое-то время ничего не происходит.
- Расчётное время до контакта - три минуты.
Аскина и моя Евы слегка сдвинулись, повели оружием. Рэй осталась неподвижной.
- Пятьдесят девять...  Пятьдесят восемь...
На водной поверхности проступило темное пятно, несущееся к берегу. По мере приближения очертания становились четче. Вытянутая тень, странно извиваясь и сокращаясь, поднималась к поверхности.
- Два...  Один... Ноль.
Еще долгую секунду ничего не происходило, а потом в небо ударил уже виденный гигантский фонтан. Ага… Вот вылез и червяк. В принципе, качество изображения даже чуть похуже, чем в Еве. Но, поскольку ракурс другой и внимание не отвлечено на бой, рассмотреть можно гораздо больше. Но ничего интересного нет. Теперь видно, что по всему телу «червя» идут какие-то редкие реснички. О размере трудно судить, но где-то в руку длиной и толщиной. А щупальца на «голове» оказались гораздо короче, чем мне показалось в Еве. Метров 10-15 длиной. Инь-янь на «лбу» твари... Вроде кость, но кто его разберет…
Вот Ангел начинает оплывать как свечной огарок. Вот пошла команда Кацураги.
- АНГЕЛА - УНИЧТОЖИТЬ!!!
Кипящее от многочисленных промахов снарядов и ракет море. А в эпицентре раскачивающийся от попаданий свечной огарок ангельской плоти. Он уже не розовато-золотой. И не гладкий. Плоть искромсана взрывами. Всё залито голубоватой слизью. Некоторые ракеты, взрываясь в глубине туловища, вырывают фонтаны ангельской плоти и слизи, образуя впечатляющие кратеры.
Вот закончила стрелять Ева-01. Вот спадает активность ракетно-артиллерийского обстрела. О! Выход Аски-Великолепной.
- Куда?!.. Стой!..
- Стоять!
- Аска! Стоять!
Бесполезно. Юнит-02 несется по склону, перехватывая меч в богатырском замахе.
Оглядываюсь на рыжую. Молчит, нос в парту уткнула, уши и щеки красные…
Н-да… Чувствую неслабо ей досталось за такие-то подвиги.
Так. Ну вот и клоны зашевелились. Ух, ты… Как быстро! Какая-то молниеносная трансформация. Во что-то наподобие Ев. Там мне показалось, что это Аска замешкалась. Ан нет. Ну, то есть она растерялась, это заметно. Но к новой угрозе развернулась довольно шустро. Противников двое. Способности неизвестны. Решение об отступлении принято верно и без особого промедления. Спину врагу не подставила, пятится. Тоже молодец. Оружие не забыла. Ага! Вот! Там я этого не заметил. Атака из-под воды. Захват за ноги, за щиколотки. Что-то вроде щупальца. Подсечка, рывок. Юнит-02 с изяществом небоскреба рушится спиной в воду. Брызги до небес. В сеточке помех экран на мгновение показал раскрытый в изумлении рот Лэнгли. Потащили в море. Странно, почему так недалеко? Тут глубина нарастает быстро. Утащить на глубину и искать Лэнгли можно до второго пришествия. И не помочь ничем. Может, трансформация клонов выбрана неудачно для действия под водой? Остановились. Серия быстрых ударов в грудь и голову. Ева-02 барахтается. Но встать не получается, клоны Израфиила навалились с двух сторон. Отмахивается цвайхандером. Неудачно. Клоны сверху и легко перехватывают клинок. Зажали. Град ударов. Всё. Встают, разворачиваясь навстречу набегающей Еве-01. Юнит-02 не движется.
Дальше смотреть уже интереснее. Битва на суше. Меня оттесняют от линии прибоя и Аски. Впрочем, я и сам не рвусь в море. Вода скует движения еще хуже песка. Пример Аски перед глазами. И надо было отвлечь их от добивания Лэнгли. Внешне ноль-второй не сильно пострадал. Ну, на части не разорван, по крайней мере. Видно, как от своей позиции гигантскими прыжками несется Ева Рэй. Но я знаю, ей не успеть. Схлопотав встречный удар АТ-полем, один из клонов буквально взлетает в воздух и рушится в воду. А второй бросается врукопашную на меня. На экране видны выворачиваемые из под наших ступней кубометры песка. Бью ножом. Ангел заслоняется АТ-полем и обхватывает меня руками, прижимая мои руки к телу. Дурацкий прием, но он срабатывает, так как предательский песок подается под ногами, и мы в обнимку валимся на землю. Я таки всаживаю в его бочину клинок, но из волн на берег поспешает успевший подняться первый клон.
Некоторое время смотрю на возню на песке. Голос Кацураги приказывает, кричит, разорвать дистанцию, оторваться от противника. Ничего такого не помню. Оказывается, я дважды ухитрялся подняться. И даже навалял немного обоим клонам. Ключевое слово – немного. Не будь клонов двое… Я бы справился. Почти уверен. Стреляла бегущая к нам Рэй, крутились вокруг откуда-то взявшиеся фантомы. Кацураги кричала-просила продержаться до подлета подмоги. Ангельские клоны не применяли лучевое оружие, средства РЭБ (радиоэлектронной борьбы)… Чистая рукопашка с атакующими и защитными конфигурациями АТ-поля. Не мало, если умеючи. Они умели, и их было двое. А рукопашник из меня… Люди годами учатся, тренируются… А я?
Когда мне оторвали правую руку я, наконец, потерял сознание.

Изображение на экране замерло.
- Прервемся. – Кацураги нажала на паузу.

- Итак, что вы можете сказать о причинах своего поражения?
- Аска!
Рыжая хмуро смотрит в парту прямо перед собой.
- Я повела себя как дура.
Е-ещё! Не стесняйся, Лэнгли. Тут все свои. Подробнее.
- Я увлеклась. Выполняя полученное на инструктаже указание атаковать Ангела врукопашную, при условии отсутствия у него АТ-поля, не расслышала приказов остановиться твоих и Синдзи. Вы же знаете, что я говорю правду.
Ого. Рыжую что ли на детекторе проверяли. Ну ни фига себе!
- Я знаю, Лэнгли. Это очень плохо, что ты не расслышала приказов. Но гораздо лучше, чем было бы, если бы ты нам соврала. Уж тут бы ты не отделалась испугом. Я даже не знаю, что б с тобой сделали. И твой отец бы не помог. Он и сам-то сейчас в подвешенном состоянии. Ты, кстати, косвенно и ему могла навредить.
- Еще я недооценила противника.
- Ого! Сама додумалась?
- Инструктор Ли сказал.
- Просто сказал?
Лэнгли скрипнула зубами.
- Ладно. Я в общих чертах уже в курсе. Что-то еще?
- Я не смогла вовремя отступить. И не смогла драться.
Голос Аски стал совсем тихим. Да что ж командир творит? Она ж девчонку сломает!..
- Э-э… Командир.
- Молчи Синдзи. Не доводи до греха. И вообще не лезь в женские разборки. И до тебя очередь дойдет.
- Ну, что, Аска? Что же нам с тобой делать? Твой дорогой защитничек как про тебя как-то сказал: «Ни украсть, ни убежать. Ничего не может».
- Это когда ж я такое говорил, Мисато?!
- Молчи. Ты не помнишь, - я помню.
- Так нечестно, Мисато. В поражении виноваты все. И ты, и я … Обосновать?
Какое-то время я думал у Мисато сорвется что-то типа: «Уж будь любезен». Но Кацураги сдержалась. Промолчала.
- И вообще, Аска многому научилась и держалась неплохо. Когда клоны «вылупились» правильно оценила обстановку. В бой не полезла. Сразу попыталась отступить. Спину врагу не показала, оружие не бросила. Билась до последнего, как могла.
Аска повернула ко мне лицо. Из ее глаз беззвучно лились слезы. Мелко дрожащие губы шепнули: «Спасибо, Синдзи».
- Синдзи, погибли люди. И это не спишешь на случайность. Они погибли прикрывая Рэй. Которая прикрывала тебя. И могла погибнуть. А ты прикрывал эту рыжую дуру, у которой шило в одном месте! И тоже чуть не погиб. И она сама не загнулась только благодаря тебе. А погибни вы все, что было бы с Геофронтом? С Землей? Что?! Или ты хочешь, чтобы я ее теперь по головке утешающе гладила?.. Да ее счастье, что командующий Икари в отъезде. Он тот еще утешитель малолетних девиц будет!..
- И чего ты добиваешься командир? Чтобы Лэнгли себе голову о стену разбила?! – Я тоже уже кричу.
- Смотри сам. – Мисато с презрением смотрит на Аску и хватается за пульт.
И я смотрю.

Клоны несколько мгновений еще попинывают затихшее тело Евы-01. Практически не обращая внимания на комариные укусы автоматических пушек крутящихся вертушек. 30мм снаряды бессильно разбиваются о тонкую пленку окружающего клонов АТ-поля. Обращаю внимание, что поле клонов максимально приближено к телу. И тут поле идет рябью и исчезает. Рэй добежала. Оба клона с кажущейся неторопливостью поднимаются  от моего тела. Рэй вскидывает винтовку. Медле-енно, медле-нно. Съемка замедляется. И так же медленно в спину одного из клонов, пройдя в притирку к черному корпусу расцветающей огненными вспышками акулы (Ка-50) в затылок правого врезается японский истребитель палубной авиации. Яркая вспышка детонации. Откинутую воздушной волной акулу отбрасывает ко второму клону. Тот шагает к Рэй, отмахивается рукой от Ка-50, как от комара. Метко отмахивается. Грозная машина смятым разваливающимся блином рушится в воду. Отлетевшие лопасти разлетаются в разные стороны. Одна втыкается в песок. Детонации нет, но я не обольщаюсь судьбой экипажа.
- Рэй! Держать дистанцию! Не подпускай их вплотную! Отступай! – Крик Кацураги.
Ева Рэй молчит. Внутрикапсульная камера на секунду показывает окаменевшее бледное лицо пилота с сузившимися глазами.
Выстрел. Еще. Рэй отпрыгивает  назад и вбок, уворачиваясь от атаки. Первый клон тряся дымящейся развороченной башкой окутывается пленкой АТ-поля. В которую тут же ударяется юркий силуэт безоружного исследовательского беспилотника.
Смотреть становится трудно. Экран мельтешит. Ракурс камеры скачет от вертушки к вертушке, иногда, судя по стремительности движения, переключаясь на камеры самолетов. Вокруг мельтешат ракеты, самолеты, вертолеты, беспилотники… Разных модификаций. Действительно, как облако мошкары. Сбиваются, сталкиваются, отваливают в сторону, иногда волоча за собой дымный хвост. Еще таран. Никакого полного достоинства отступления. Рэй прыжками несется к ущелью. За ней торопливо поспешают окутанные АТ-полем клоны, отмахивающиеся от авиации как Гулливер от лилипутов. Иногда Рэй останавливается и пытается прорвать им защиту. Иногда это удается. Тогда в бреши рвутся ракеты и самолеты. Вертолетов осталось мало, хотя подкрепления (в основном - самолеты) подлетают постоянно. Весь путь до ущелья усеян обломками.
Ущелье. Внезапно земля под ногами клонов встает на дыбы серией разрывов. Похоже на срабатывание минного поля. Даже не знал, что их установили. Склоны трясутся. С них скатываются камни. Один походя снес крыло проносящемуся самолету. Тот от удара закрутило, и он вылетел за обзор камеры. Ангельские клоны зашатались. Один упал на колено.
- Рэй! Бегом оттуда!
- Но прототип уже несется к выходу из ущелья, стремительно увеличивая дистанцию. Со всех сторон на ангелов-близнецов бросилась новая волна авиации. Те остановились. Ударили чем-то вроде веера из АТ-поля. Не меньше десятка самолетов рухнуло на землю. Остальные отпрянули… и кинулись снова.
- Всем покинуть ущелье! – На общей открытой волне загремел голос замкома Фуюцуки. Мы подрываем ядерный заряд. До взрыва десять секунд!
- Девять!
- Восемь!
Авиация так и брызнула во все стороны. Но спасутся не все. Это было ясно уже сейчас. Склоны то тут, то там, пятнали кляксы парашютов. Ангельские клоны, замерев на секунду, окутанные сиянием, развернулись и не спеша затопали по ущелью.
- Один!
- Но-о…
Всё залила яркая вспышка. Связь прервалась.

***
Пальцы после просмотра противно дрожали. Кончик языка бессознательно скользнул по пересохшим губам. Ничего так себе фильмец. Как про Великую Отечественную…
- Дальше ничего интересного. Операция приостановлена. Оба отпочковавшихся от Ангела-матки объекта уцелели. По нашим оценкам им выжгло до трети биомассы. Сейчас они «закуклились» в сплошное АТ-поле и, по косвенным признакам, регенерируют. Сколько это продлится, в точности никто не знает. Но еще немного времени у нас есть.
- Теперь продолжим разбор ошибок.
- С тобой, Аска, всё ясно. К перечисленному тобой я добавлю низкую дисциплинированность. Приказ на отступление ты расслышала. Исполни ты его без промедления, картина боя сложилась бы совершенно иначе. Уж точно не так драматично. Тебя не затащили бы в море, а Синдзи не дрался бы в одиночку. Все дальнейшие драматические изменения стали следствием этого.
- Теперь ты, Синдзи. Какого беса ты оставил позицию?
- Э-э… Командир. – Так. Мисато не в духе. Надо соображать быстро. – Ноль-Второй вступил в бой, ему срочно требовалась поддержка. А потом требовалось отвлечь их на себя. Отвлечь от ноль-второго. Я сплоховал. Не смог удержать дистанцию. Я виноват, мэм.
- Не мямли. – Кацураги пронзительно-зло смотрит прямо мне в глаза. – Ладно, считай отмазался. За поражение в рукопашном бою под трибунал не отдают. Но дополнительные тренировки тебе обеспечены. И не лыбься. Мастер Ли предельно серьезно отнесся к моей просьбе. Фильм он видел, не обольщайся.
- Теперь ты, Рэй.
- Э-э-э… - Рэй в некотором замешательстве уставилась на Кацураги. М-да… Вот уж чьи действия были безупречны. К чему там придраться-то?
Кацураги быстро объяснила, что придраться можно к чему угодно, был бы человек.
- Рэй. Ты оставила позицию без команды. Это серьезное нарушение инструкции.
Лицо Аянами – каменная бесстрастная маска. На секунду она скосила на меня глаза, и я готов поклясться, увидел в них лукавые огоньки.
- Ввиду сложившейся явно критической ситуации я выполняла инструкцию 3-бис, имеющую приоритет перед ранее отданными мне вами указаниями.
Оп-паньки… Вот это да. Шах и мат. Что это за инструкция, о которой я, командир взвода, не в курсе? И сколько еще таких?
Кацураги поперхнулась. Даже Аска оторвалась от созерцания столешницы перед своим носом и удивленно уставилась на Рэй.

***
- Господин заместитель командующего, меня теперь отстранят от пилотирования?
Голос Аски дрожит. Взгляд обреченный.
Фуюцуки еще раз мысленно пробежал экспертное заключение психологов. Не смотря на эмоциональную неустойчивость пилота Лэнгли «психи» рекомендовали из группы ее не исключать. Мотивировали труднопросчитываемой, но однозначно негативной, реакцией остальных двух пилотов. А замены им нет.
- Не говорите глупостей пилот. Тревога еще не снята. До тех пор никто от пилотирования вас не отстранит. Если Вы, пилот, не дадите повода.
- Я… С-спасибо сэр! Я…
- Это Ваш шанс, пилот Лэнгли. Если ваша группа уничтожит Израфиила, и если Ваши лично, пилот, действия будут признаны безупречными… То трибунала не будет. Я обещаю.
- Я…
- Я вас не задерживаю, пилот Лэнгли.
- С-слушаюсь сэр!

***
Игра в дурака продолжалась уже полчаса.
- Десять крести.
- Валет.
- Еще десять.
- Валет.
- Вот ты и попался, Синдзи. Валет пик!
- Семерка козырная.
- Ну ты и жук, Синдзи. Бито.
- Кто бы говорил, Мисато.
- Ты что сегодня Лэнгли устроила? Хочешь ее до срыва довести?
- Не… Так было надо. Знаешь, в армии есть такой прием, новобранцу сначала доказывают, что он полное «Г», ничтожество. А потом начинают лепить из полученной аморфной массы собственно солдата.
- Хм. Наслышан…
- Дама.
- Туз.
- Бито.
- Так ты что, там, в классе, притворялась?
- Ну… Я бы так не сказала…
- Ну скажи своими словами.
- Шесть чирва.
- В войне не обходится без потерь. Лэнгли, конечно, виновата. Мне крепко досталось от Фуюцуки. Знаешь, меня даже могли уволить.
- …
- Серьезно. Такой провал… И ты был прав, там не только Аска напортачила.
Кацураги вздыхает.
- Сейчас, например, срочно дорабатывают инструкцию по действиям в боевой обстановке. Действия в воде признаны недопустимо опасными. Раньше, после Гагиила, до этого, почему-то никто не додумался. А ведь на поверхности лежало. Нет, понадобился провал Аски, чтобы проблему осознали. Утащи ее Израфиил в море…
- Король.
- И расчет плотности грунта учесть не догадались. Что он скует движения.
- Ну, Ангелу это тоже мешало.
- Дело не в этом. А в том, что не учли, не предусмотрели…
- А я говорил, что с Ангелом уши надо держать востро…
- И это тоже.
- Туз.
- Твои прогнозы, – вообще фантастика.
- Это интуиция. Пятая точка опоры вовремя чувствует неприятности.
- Рицко считает иначе.
- Что-то конкретное?
- Не знаю. Думаешь, меня посвящают во все секреты?
Пожатие плеч.
- Откуда мне знать?
- Лукавишь.
- Лукавлю. Думаю, что всю правду знает только мой отец. Ну, может, еще Фуюцуки.
- А Рицко?
- Не уверен.
- Кто ты, Синдзи?
Меня пробрало от макушки до копчика. Расслабился, блин. Дождался. Ай, да вопросик. Спокойствие, только спокойствие… У нее ничего на меня нет.
- А что? У меня с утра хвост вырос?
- Когда-нибудь я узнаю.
Вот это плохо. Она уже уверена. Только не знает в чем.
- Знаменитая женская логика. Или это знаменитое немецкое пиво. Третья банка, между прочим.
- Ладно, твоя взяла. – Кацураги бросает карты.

***
- Ты был прав, Кадзи. Он не тот за кого себя выдает.
- Откуда такая информация.
- Неважно. Важно, что теперь я в этом уверена.
- И все же?
- У НЕРВ свои секреты. Мне многого не говорят. Рэй. Теперь, вот, и Синдзи.
- Командующий в курсе?
- Я же говорю, у НЕРВ свои секреты. Уж если кто и в курсе, то это он.

Немного погодя.
- Когда я общаюсь с ним, я себя странно чувствую.
- М-м-м…
- Иногда, он ведет себя как нормальный тринадцатилетний пацан. Чаще – мы общаемся на равных. И он даже этого не замечает.- Кацураги громко шепчет. -  Он это воспринимает как должное!
Легкий скрип дивана. Кадзи заинтересованно приподнимается опираясь локтем.
- А иногда, я сама чувствую себя четырнадцатилетней девчонкой. Перед тридцатилетним…
- Ты поэтому с ним флиртуешь? Что чувствуешь его своим ровесником, ровней?
Возмущенное фырканье.
- Ну, ну… Мы не первый день знакомы…
- Не знаю... Может быть. – Голос Кацураги звучит смущенно. Щеки, шея и верх груди слегка краснеют, но в темноте этого не видно.
- Ты знаешь… Я ведь ревновал тебя к нему.
-…
- Да-да… Тебя – к тринадцатилетнему пацану.
- Он странный.
- Таинственный и благородный герой.
Кацураги серьезно кивает.
- И оба, - дети командующего Икари.
Голос Кадзи звучит уже досадливо.
- Ничего не понимаю. Чем дальше, тем всё запутаннее и запутаннее. Ничего не понимаю…

***
- Кто я?
- Аянами Рэй.
- Но я не только Аянами Рэй…
- Я гораздо… гораздо больше, чем просто Аянами Рэй…
- И всё же я – Аянами Рэй.
- Кто я?
- Загадка.

- Синдзи. Икари Синдзи.
- Кто такой, Икари Синдзи?
- Сын командующего Икари.
- Но это не полный ответ!
- Школьник. Лейтенант НЕРВ Япония. Командир взвода «Эхо». Мой командир.
- Мой брат. Человек, называющий себя моим братом.
- Бра-ат… Странное слово… Что оно значит?
- Я пыталась найти определение в словарях. Какое странное слово… Даже не везде есть. Почему? И найденные определения мне не нравятся. Они неполные, я чувствую это.
- Бра-ат…
- Я знаю о нем всё. Где родился, когда, как пахнет, как хмурится, когда думает, что его никто не видит… Гораздо больше, чем он может знать обо мне.
- Кто такой Икари Синдзи?
- Загадка.

***
Тактический класс. Десятый день.
- Мисато.
- Ась.
- А почему ты регулярно называешь этих, ну, Израфиила-1 и Израфиила-2, Израфиилом? Ну, их же двое?
Рэй и Сорью оторвали носы от экрана с тактическими схемами и заинтересованно прислушались.
- Хм. Видишь ли, Синдзи. Научный отдел отчего-то полагает, что это таки один ангел. Что у них один, ну, центр управления, что ли. Один на двоих. Отсюда весьма неплохая слаженность движений.
- Но-о… Тогда их движения должны повторять друг друга. Ну, то есть, быть абсолютно синхронными.
- С чего ты взял? Возьми МАГИ. Он целым городом управляет. И еще мощности на прочие задачи остается. Но при случае все автозаправочные Токио-3 бензин будут выдавать в унисон. Понял?
- Ага. Ты здорово объясняешь, Мисато. – Я спешу подольститься к начальству.
Кацураги благодарно раздувается от чувства собственной важности. Глазенки блестят. Всё ведь понимает, зараза. На то и расчет.
- Ну, я же не Рицко. Вот она мне, МНЕ, минут пятнадцать мозг пыталась вынести своей заумью.
- Ну-у-у. – Подбадриваю я. Вряд ли я что-то пойму в лекции Акаги Рицко, но ведь интересно ж.
- А будто сам не знаешь, как у меня с физикой. Через пятнадцать минут она плюнула и объяснила как я вам сейчас.

***
- Первый на позиции!
- Третий на позиции!
Пауза.
Голос Кацураги. – Аска!
- Се-кун-доч-ку!..
- На позиции!
- Приступаем к операции. Напоминаю, - Израфиил-1 и Израфиил-2 пребывают в прежнем месте, где застал их взрыв. Оба окутаны неизвестной модификацией АТ-поля, непроницаемой для большинства видов излучения. Есть подозрение, что применение спецбоеприпаса против данной модификации поля будет неэффективно. Обычные виды вооружения были уже опробованы и видимого эффекта не оказали.
- Синдзи. Твоя задача – не приближаясь вплотную снять АТ-поле с любого из клонов. Если получается, – действуем по плану 1. Если нет, - по плану 2. Если что-то идет нештатно, - действуем по ситуации. Командование в этом случае переходит к тебе. Я вмешиваюсь только в крайнем случае. То есть осуществляю поддержку, управляю привлеченными войсковыми соединениями, нахожусь у вас на подхвате.
- Да, еще. На побережье, напоминаю на всякий случай, дежурят корабли сборной эскадры. В том числе линкор «Империя» из аскиного эскорта и вертолетоносец «Иводзима».
- Аска! Прикрываешь Синдзи. Если у него получается снять АТ-поле – дистанционно атакуешь. Старайся удерживать дистанцию. В случае острой необходимости или при невозможности снять защиту дистанционно – совместно с Синдзи атакуете врукопашную.
- Рэй. На тебе снайперское прикрытие. Всё остальное – на твое усмотрение. Инструкции ты получила.
- Готовы?
Кацураги дождалась утвердительных откликов.
- Десятисекундная готовность.
- Десять!
- Девять!

- Ноль!
Три Евы уступом зашагали ко входу в ущелье.

- Так, пилоты. – Голос Мисато на общем канале связи.- Я направляю к Израфиилу разведывательный беспилотник. Выберите цель. Сейчас скину картинку…
- Есть. Пошла…
Загорелось маленькое боковое окошко с двумя ослепительно блестящими на солнце силуэтами. Вот они приблизились. И, вдруг, разом подернулись какой-то рябью, исчезли. Я сморгнул. Не исчезли. Исчезла окружающая клонов зеркальная пленка. Израфиил-1 и Израфиил-2 стояли во всем своем боевом великолепии, не прикрытые более АТ-полем. Те, да не совсем. На вершине туловища одного из клонов чуть повернулся костяной, по виду, нарост в виде плоского изображения птичьего черепа. Ну не могу я ЭТО назвать головой. Головы, как таковой, у опять сменившего модификацию Израфиила, просто не было. Ни у одного из клонов. На «птичьем черепе» разгорелась искра, быстро занявшая все экранное поле. И исчезла. Вместе с изображением. Теперь экран пестрел сплошной чередой помех.
- Ах, ты ж …….. - Мисато ругнулась на непонятном языке. - Ах, ты ж выпердыш гнойный. Ах, ты…
- Мисато, что произошло.
- Ты что, не понял? Эта… Это… снесло беспилотник. Каким-то энергетическим лучом.
Весело. Вот и опять начались поганые сюрпризы. Ну вот почему этот Израфиил не мог тихо и незамысловато сдохнуть? От радиации, к примеру. Теперь мало того, что идем в весьма «фонящее» ущелье навесив на Ев стесняющие движения балахоны (дар научного отдела)… Так еще и приготовленные тактические схемы ломаются. Опять импровизировать придется.
Голос Макото. – Изображение восстановлено.
На прозревшем экране сверху-сзади изображения хребтин Израфииловых клонов, неторопливо расходящиеся нам на встречу.

- Мисато.
- Да.
- В связи с изменившейся обстановкой предлагаю не лезть в ущелье. А встретить их здесь, на выходе из него.
Секундная пауза.
- Одобряю. Рукопашная, похоже, неизбежна. В дистанционном бою вы им проиграете.
Загорелся дополнительный экран связи со штабом.
- Молодец Синдзи. – Акаги Рицко. – Быстро сориентировался. Из-за радиации и вероятного повреждения скафандров в ущелье вам соваться запрещается. Фуюцуки это решение уже одобрил.
- Чего нам ждать от Израфиила? – Быстро спрашиваю, пока есть возможность.
- Не знаю, Синдзи. Времени у него было полно. Что он там себе отрастил…
- Синдзи. – Опять голос Кацураги. – Рассчитывай на энергетический луч, применение АТ-поля и рукопашный бой. Данных о других типах вооружения пока нет.
Вот именно, пока. Блин. Думай голова, думай.
- Синдзи. – Снова Акаги. – Мое мнение, хочешь учитывай, - хочешь нет. Выстрел из лучемета очень энергозатратен. Есть вероятность, что оперировать АТ-полем Ангел будет на менее высоком уровне, чем в прошлый раз. Ну, такую веерную сеть, какой он самолеты смахнул, уже, наверное, не развернет. Мощности не хватит.
Уже что-то. Немного, правда.
- Толку, доктор Акаги. Тот веер для самолетов был опасен. Любой из нас АТ-полем от него защитился бы. Не думаю, что там мощность высокая была бы нужна. Девочки бы справились.
- Я тебе не девочка!
- Мальчик! Ты – мальчик! Только уймись, Аска.
Шипение, но дальше Аска злится молча. Прогресс, однако.

Со всех сторон загремело. Считанные секунды и в ущелье заухали разрывы. Изображение Акаги сменилось на изображение скал. Картинка чуть сдвинулась. Размытые дымом и пылью клоны невозмутимо шагали к выходу из ущелья.
- Что это, Мисато.
- Проверка на вшивость, Аска. Я отдала приказ артиллерии попробовать его на зуб.
- Результат? – Это уже я подключился.
- Нулевой. А ты ждал чего-то другого?

- Аска! Рэй!
- Да.
- Да, Синдзи.
- Смещаемся.
- Синдзи, не разделяйтесь. – Голос Кацураги.
- Все вместе, за склон. – Сказал, и подал пример, начав смещаться вбок, вправо от горловины ущелья.
Ноль-вторая и прототип затопали следом.
- Быстро поднимаемся вверх и прячемся за той скалой. Когда клоны выйдут, - навалимся на них сверху.
- Рэй. Тебе самое ответственное задание. Ты вооружена как снайпер и броня у прототипа не очень. Попытайся отвлечь на себя одного из клонов. Не сближаясь вплотную. А мы с Аской займемся другим. Попытаемся их разделить, как они нас в прошлом бою.
- Синдзи. Я все сделаю, как ты говоришь. Но если у Израфиилов действительно один центр управления, то это может не сработать. Отвлечь кого-то из них не удастся.
- Рэй. Я все понимаю. Ты права. Но трое против двух у нас шансов совсем мало. Твоя Ева слаба в близком бою. И вооружение взято не то. Моя Ева повреждена, ее не успели толком отремонтировать. Руку кое-как прилатали. Я в ней не уверен. Полностью боеготова только Аска. И то, я не знаю, как там прошел ее ремонт.
- Всё нормально, Синдзи. – Ревниво возмутилась Лэнгли. – Моя Ева не подведет.
- Дай то Аматерасу.
- Синдзи.
- Да, Мисато. Авиация наготове. Как только ты скажешь, они атакуют. Пока я держу их в соседнем квадрате, чтобы не подставлять под лучеметы. Рассчитывай на эскадрилью фантомов, две – мигов и десяток акул. Сейчас в окрестностях объявлена тревога и в любой момент я подниму в воздух еще полсотни машин. Плюс «Иводзима» в заливе.
- Хорошо, Мисато. Подними вертушки. Самолеты пока не трогай. Когда мы сойдемся в рукопашной, они все равно не смогут эффективно вести огонь. Те три звена, что уже в воздухе, пусть помогают Рэй.
В голове прорезался спокойный голос Рэй.
- Синдзи! Время!
Израфиил-1 и -2 выходили из ущелья.

- Синдзи!
- Мисато не время!
- Синдзи, с тобой хотят поговорить. Это может быть интересно.
Блин!
- Ну, давай по-быстрому.
Изображение Мисато сменилось изображением полковника в камуфляже российской армии. Значок рода войск я не разобрал.
- Товарищ лейтенант. Полковник Нефёдов. Россия. Мы подогнали полдюжины «буратин». Хотим попробовать. Подарите нам первый удар?
Быстро соображаю. «Буратино». Что-то до боли знакомое… Танки… Ну конечно. Тяжелая Огнеметная Система (ТОС-1) на базе Т-72. Реактивные неуправляемые термобарические снаряды. Трехкилометровая зона сплошного поражения. Афганистан. Впереди нас всё горит, позади – всё разбегается. Огнемет на гусеницах. Что-то наподобие мини-N2-бомб.
- Согласен. Бейте. Бейте сейчас. Делаете залп, и мы идем в атаку.
Еще мгновение обдумываю ситуацию. Спохватываюсь.
- Спасибо, господин… - тьфу, ты… - товарищ полковник.
Полковник уже машет кому-то за кадром рукой. Оборачивается. Расплывается в ухмылке.
- Одно дело делаем, лейтенант. Тебе спасибо!
Экран погас.

- Ждем… Ждем…
Вдали загрохотало, и на выходящих близнецов обрушился шквал ракет и снарядов. Мгновенно встали огромные столбы пыли и дыма. В разрывах то тут, то там расплывались солнца термобарических зарядов.
Ух, ты… Я думал, - они только буратинами жахнут. И тут же понял, - маскируют позицию. Поэтому стрельба артиллерией со всех сторон. Ну, Ангелы тоже не дураки. Не факт, что сработает. Ну, да дай им Бог!
- Атака!
Выскакиваем из-за скалы и несемся вниз.
Клоны-близнецы отвечают градом вспышек. Которые тонут в клубах дыма и поднятой пыли. Вспышки исчезают.
- Внимание! – Кричит Акаги. – Они сменили спектр излучения. Бьют в невидимом. Будьте…
Связь заглушает треск помех.
Ныряем в разрастающееся пылевое облако. Вон один близнец. А где второй?
Ору в гудящую помехами пустоту. – Где второй?!
Связи нет. Втроем бежим к видимому близнецу. Я обо что-то спотыкаюсь и лечу фейсом об тейбл. Был бы лоб свой, - были бы искры. А так – терпимо. Ворочаюсь на грунте. Кругом ни зги. Дым и клубы пыли. Включил инфракрасный спектр… Мама дорогая… Быстрее выключил. В глазах круги и цветные пятна. Шарю руками. Надо подниматься. На что-то натыкаюсь невезучей правой, и ее тут же берут в захват. Да что за непруха такая?! Ангел! Он, б…дь! Руку выкручивают в узел. Ощущения, будто руку сунули в кипяток. Сначала вроде и ничего, а потом боль такая, что слезы из глаз. Изворачиваюсь, ослабляя захват, и бью наугад ногой. Захват исчезает, но руку сводит от боли. Телом, телом пилота, не Евы, чувствую укол автодоктора. Опираясь на здоровую руку пытаюсь подняться. Размытая тень бросается на меня из темноты. Успеваю встретить ее новым ударом ноги, и мы вместе валимся на землю. Израфиил-1 или -2, не знаю, не важно, наваливается мне на спину и пытается сграбастать за голову. Втягиваю голову в плечи, прижимаю подбородок к груди, резким поворотом туловища скидываю клона на землю. Размахиваюсь правой рукой. По ней пробегают кольца усиленного АТ-поля. Когда только установил? Боли нет или я ее не чувствую. Бью. Чуть-чуть опережаю Израфиила. Он тоже бьет. Чем-то вроде пластинки АТ-поля развернутой в вертикальной плоскости. Рубяще-секущим ударом. Бочина взрывается болью. Чувствую текущую по телу кровь. Наверное, ребро нафиг перерубил. Дай Бог, чтоб одно. Но мой удар приходится в подмышку. Кулак, окруженный сияющими кольцами, входит в тело как в масло. На лицо хлещет ангельская кровь. Израфиил-(?) заваливается набок.  Его пластина-поле рассеивается. Наваливаюсь на него. Практически наползаю, помогая себе здоровой рукой. И бью… бью… бью…

Отредактировано Andrei K. (24-06-2014 06:35:06)

+5

2

***
Прихожу в себя. Тело привычно сводит от боли. Дыхание затруднено. Но это почему-то не доставляет особого дискомфорта. Будто я – это одно, а тело – что-то другое. С усилием концентрируюсь. Особенно неприятные ощущения в левом боку. Сознание плывет, как при приличном опьянении. Трудно с этим бороться. Еще мешает сосредоточиться какой-то посторонний гул-шум-стрекот.
- Так ребята, поднимаем. О-осторожненько…
Меня куда-то поднимают и несут. Я что ли на носилках? Вот куда-то потянули. А-а… черт! Носилки шваркают обо что-то твердое. Левый бок взрывается острой колющей болью. Дыхание спирает, крик гаснет не родившись. И я милосердно опять теряю сознание.

***
Полковник Нефёдов Андрей Русланович довольно созерцал в бинокль поле боя. Ветер, дующий в ущелье, сносил остатки поднятой пыли и дыма. Бинокль был новый, из тех, еще доударных, времен. Но пролежавший на складах НЗ все эти десятилетия и выданный с остальным имуществом только перед отправкой его батальона в Японию. В голове мелькнула мысль, что хорошо всё-таки воевать в таких вот цивилизованных местах. Никаких тебе неумытых повстанцев, обозленных уставших завшивевших (да-да, и такое бывало) солдат… И снабжение – как для заграничных операций. Хорошо!
И всё же он молодец. Андрей оторвался от созерцания очертаний застывших японских биороботов и их поверженных противников. Пальцем бездумно поскреб глубокую царапину на корпусе. Еще час назад ее не было. Уронил на камни во время недавнего боя.
Итак, он все-таки добился своего. Каких трудов стоило попасть именно сюда с проклятого много раз удаленного гарнизона. Получить «коробочки», до умопомрачения и срыва голоса биться со снабженцами, чтобы получить всё, что им полагалось по комплектации. До исступления заниматься с личным составом, собранном с бору по сосенке, чуть ли не со всей страны… И всё могло пойти прахом. Проклятые союзники знать не хотели никакой бронетехники. Они просто рехнулись на своих механоидах… Видите ли «коробочки» плохо показали себя в предыдущих столкновениях. Потери, видите ли, большие… Да кто их считал, те потери?!.. Есть боевая задача, которая оправдывает всё. А солдаты… А что солдаты? Ресурс и не более того. Ресурс, с помощью которого он, полковник Нефёдов, двинется вверх, чтобы занять то место, которого давно и безусловно заслуживает. Он вовсе не жесток. Обученный солдат – важный фактор победы, ценность которого никто в здравом уме не будет отрицать. Но бывают ситуации, когда на цену не смотрят. И война с этими Ангелами – из таких. Потому он и хотел сюда попасть. Здесь ему никто не помешает. Никакой генерал не скажет ему: «Ах, Андрей Русланович, задача вами, конечно, выполнена… Но не кажется ли вам, что потери»… Мямли! Лицемеры! Таким до Жукова, как… до Луны.
Японцы! Нашли, кому доверить защиту. Да любой наш военачальник, поглядев на диспозицию того китайского танкового батальона, обложил бы их матом. Шмаляли без прикрытия, без маскировки… Там – сбились в кучу… Там, на побережье, вытянулись по всему шоссе, - идиоты. Они что, на парад, думали, приехали. Покрасоваться перед зрителями? Ну и отхватили – мама не горюй. То ли дело он!..
Сначала ему отказали. Наивные. Они думали, -  его это остановит. Чтобы остановить того, кто неоднократно общался с российскими бюрократами начиная еще с доударных времен, надо что-то посерьезнее... Противотанковый фугас, например. Он не стал бодать стену лбом. Зачем? Большие начальники пребывают в плену больших иллюзий. Ему отказали в применении «коробочек» на поле боя? Какая ерунда. Ведь не запретили? И он пошел к командирам парой рангов пониже. Все эти заместители, заместители заместителей… Старший помощник младшего ассенизатора… Тьфу… Но они тоже люди. А их заоблачное начальство в запарке обеспечения встречи очередного Ангела свалило на них немалую часть своих полномочий. Согласие от своих он получил легко. С единственным условием, - «одобрямсом» от японцев. Не хочется вспоминать, чего ему стоили хождения по инстанциям. Бесконечные одинаковые лица в разных мундирах. Он настойчиво давил на повышенную мощь своего соединения, на бумагах «коробочки» постепенно превратились в часть артиллерийского соединения, давил на сознательность и союзнический долг… И в конце концов японцы дрогнули. Что-то сработало и, решив, что раз эти безумные русские сами рвутся в пекло, то почему бы и нет… разрешение с заветным «одобрямсом» и указаниями диспозиции сводного батальона было получено. Согласно ему батальон заступал в артиллерийское прикрытие. Так он протащил «буратин».
Теперь он – герой. Нефёдов про себя улыбнулся. Досадно, конечно, что затея с дымами сработала хуже, чем ожидалось… Но ведь раньше никогда Ангелы не применяли такого оружия. Лишь «обычные» лазеры. Почему-то даже не инфракрасные, которые, он читал где-то, энергетически выгоднее. Может у них энергии столько, что такие мелочи они просто не считают? То, что погибли люди… Досадно. Но это, в конце концов, не балет. Он, Нефедов, сделал всё, чтобы уменьшить потери. Никто не сможет его этим попрекнуть. Все эти бессонные ночи были не зря. Корпение над планами, бесконечная возня с личсоставом и железом. Забавно, но его люди им довольны, они тоже ощущают себя героями. Пусть… Не объяснять же им, что они лишь ступенька… Ступенька вверх для него, Нефёдова. И его просчетов тоже никто не заметил. Все-таки он недооценил защиту этих Ангелов. Думал, что его «коробочки» сами, САМИ, нанесут врагу непоправимый ущерб. Не вышло. Но внимание от союзников отвлекли. И те решили, что так и задумывалось…
Нефедов с наслаждением вдохнул пыльный воздух, запах сгоревшего пороха, мазута и гари. Запах победы!

***
Из сообщений японского телевидения. 1 канал. Новости.

- Сегодня, в 10:54 специальный институт НЕРВ начал военную операцию по уничтожению объектов-близнецов, оставшихся от уничтоженного более недели назад Ангела-матки. Со стороны НЕРВ участие в бою приняли все три имеющихся в настоящее время в наличии евангелиона. В качестве вспомогательных в бою приняли участие подразделения 2-ой армии ООН, Сил Самообороны Японии и ограниченного военного контингента Российской Федерации. В ходе боя объекты были уничтожены. Повреждения евангелионов оценены как средние и легкие. О ранениях пилотов – не сообщается. Потери вспомогательных подразделений – погибшими числятся восемь человек, еще двое находятся в крайне тяжелом состоянии. Участия в бою авиации и военно-морского флота не потребовалось.
В бою отличился русский батальон ограниченного военного контингента под командованием полковника Нефедова, выполнявший функцию артиллерийского прикрытия.
Объект А был уничтожен совместными усилиями евангелионов 02 и 00. Объект Б был уничтожен в ходе дуэли евангелионом 01, которым управлял командир взвода «Эхо» (так называется соединение евангелионов) лейтенант НЕРВ-Япония Икари.

Представитель специального военизированного института НЕРВ сообщил, что его организация продолжит нести вахту по защите человечества.

Вместе с тем, лидер демократической партии Японии выразил сомнение в достоверности предоставляемой институтом НЕРВ информации о военной угрозе, соразмерности применения руководством НЕРВ военной силы,  а также поднял вопрос о целесообразности предоставления доступа к ядерному оружию этой организации. Господин Нагамото отметил важную роль в наведении порядка в послевоенной Японии миротворческих сил Соединенных Штатов Америки, а также снова поднял вопрос о статусе Северных Территорий…
Два дня назад, на заседании Совета Безопасности ООН, проходящем в Страсбурге, действия НЕРВ также были подвергнуты жесткой критике со стороны…

***
Опять прихожу в себя. Глаза распахнулись как-то без осознанной команды. Потолок. Да, тот самый. Я узнаю его из тысячи. Прислушиваюсь к ощущениям. Болит, но терпимо. Может даже встать смогу.
- Очнулся?
Мисато. Сколько она ждет?
- И тебе не хворать. – А голос-то дрожит. И говорить больновато. - Долго я провалялся?
- Не особенно. Бой окончился вчера. Мы победили.
- Что с девчатами?
- Отдыхают. – Голос у Мисато беззаботный-беззаботный.
- Что, опять я самый рыжий?
Мисато наклоняется надо мной, чтобы я мог ее видеть. Недоуменно хмурится.
- А-а-а… Кажется, поняла. Нет. Они отдыхают тут, неподалеку. Не переживай, с ними всё будет нормально.
- Все равно не понял. Расскажи, что было-то.
- Ну, видеозапись потом посмотришь. Там, если честно, и смотреть особо не на что… Все в дыму. Так что твои подвиги остается только реконструировать. Переживаешь?
- Спать не буду. Рассказывай.
- Ну, эти русские «бурр-ра-ти-ны» отработали довольно неплохо. Фактор внезапности они вам предоставили, хотя особого ущерба нанести и не смогли.
Лицо Кацураги стало серьезным.
- Но кое-какой ущерб нанесли. Даже сбили с ног «твоего» близнеца. Кажется, просто одну из них  прожгли, но там уже регенерация пошла и точно не ясно. Удивительно, но эти их недотанки потеряли всего лишь одного солдата убитым и двух ранеными.
- Немного.
- Как сказать. У этих раненых органическое поражение головного мозга. Выжгло пучком излучения. Если интересно – у Рицко подробности проси. В общем, - это овощи. Их не вылечить.
- Да уж. Не знаешь, что и лучше. Смерть или…
- Да. Но я на русских немного зла.
- ….
- Они не смогли своевременно растолковать преимущество этих своих систем. Чудо, что их вообще пустили в район. Но это и наша вина. Мы слишком низкого мнения были о «коробочках». Сначала переоценили. А потом… А потом – наоборот. Но они еще и дымовухи без согласования с нами запустили. И что обидно, - что это опять и наша вина. Мы недосмотрели. А их и попрекнуть нельзя, были в своем праве. Даже предупредили, что пыль и дым могут послужить им защитой от лазерного оружия. А вам эти пыль и дым помешали.
- Мисато. Это же бой. Всего не предусмотришь. Я вот, предполагал, совсем иную картину боя. Что мы с Аской завалим одного близнеца, пока Рэй будет отвлекать второго. А потом мы втроем прикончим оставшегося. А вышло…
Мисато морщится.
- Я помню, Синдзи. Но согласись, неприятно, когда твои планы летят коту под хвост. И вопросы возникают, зачем тогда вообще нужен оперативный отдел…
- Что дальше-то было?
- Ну, ты как-то отыскал Израфиила-2 и вцепился в него, как оголодавший пес в брошенную кость.
Я фыркнул. Н-да, забавная трактовка. Это ж кто кого отыскал? И кто в кого вцепился? Ну да ладно, успею еще Мисато разочаровать.
Лицо Кацураги приобрело недоуменно-обиженное выражение.
- И нечего фыркать. Ты молодец! В том дыму черт бы ногу сломал. А ты его нашел. А иначе этот близнец атаковал вам в спину. А они и по отдельности не подарочками оказались.
- Ну, в общем, своего ты нашел и уделал. А потом у тебя закончилась энергия, потому что кабель тебе порвали. По приборам, незадолго до этого ты потерял сознание. Связь была нарушена, а автодоктор переборщил с обезболивающим. А может, так и было нужно. Рицко разберется.
- Аска и Рэй атаковали Израфиила-1. Рэй получила вскользь пучок излучения и основную роль в победе сыграла Аска. Она теперь герой.
Я улыбаюсь. - Выпал и на ее улице праздник…
- Лишь бы не зазналась.
- Так что с ними?
- Ну, Рэй, как я сказала, поймала этот самый пучок. Плюс еще потом отхватила в рукопашной… Но она крепкая девочка. Справится. Через неделю обещали выписать.
Я гордо кивнул.
- Рэй… Она такая.
- А Аска… Она все же хуже тебя владеет АТ-полем. Даже вместе с Рэй им пришлось не просто. Но Рэй отличается потрясающей стойкостью. А Аска все таки неудержима в атаке. Настоящий берсерк. – Мисато хмыкнула.
- Обычные ранения. Несколько пробитий брони. Одно проникающее в непосредственной близости от капсулы. Ушибы, перелом руки… Еще что-то… По-мелочи. Уже очнулась. Но выпишут ее позже тебя. И повреждений в целом больше... И… знаешь, Рицко сказала, что с твоей регенерацией, если тебе в контактной капсуле оторвет голову, то к моменту боя со следующим Ангелом, недостающее у тебя уже отрастет.
Я возмущенно засопел носом. Впрочем, Рицко такая. С нее станется такое сказануть. Может Мисато и не врет.
- Не голова отрастет, - туловище!

***
- Привет Рэй. – Наконец, добравшись до палаты Аянами, я незаметно, как мне казалось, перевел дух и слегка облокотился на стену. Так, на всякий случай. Вовсе не из-за кружащейся головы. Просто устал, вот. И еще растревоженный бок болит. Это еще ничего, скоро он чесаться начнет, вот тогда я взвою. Медсестра даже предлагала мне костыль. Который я с негодованием отверг. Может зря?
- Здравствуй Синдзи. – Рэй внимательно смотрит на меня. Нахмурившись ме-едленно проводит взором сверху вниз, будто сканируя. И… неожиданно улыбается, и хлопает ладонью по кушетке рядом с собой.
- Присаживайся.
Я смотрю на журнал, отложенный Аянами при моем заходе. Японский аналог нашего «Вокруг света». И ковыляю к кушетке.
- Сильно досталось? – Рэй все так же слабо улыбается. Приятно, когда тебе рады.
- Эй, так нечестно! Я первый хотел это спросить.
Пилот прототипа пропускает мои слова мимо ушей и выжидающе смотрит как я, кряхтя по-стариковски, размещаюсь на краю ее кушетки.
- Нормально. Мисато говорит, - моя регенерация становится сильнее. Это тревожит Акаги.
- Почему? Это же хорошо?
- Потому, что она не понимает с чем это связано. Регенерация – это следствие. Следствие чего-то, чего она не понимает.
- Она чего-то боится?
- Не знаю. Я ее не видел. Все со слов Мисато. Знаешь, она даже пошутила по этому поводу.
Рэй удивленно-вопрошающе приподнимает брови. Какая же она молодец. Эмоции начинает изображать все живее и живее. И ведь не притворяется… И научилась в них разбираться. Вот и сейчас, задает вопрос не словами, а одним лишь этим движением бровей.
Я описываю шутку Акаги в изложении Мисато про оторванную голову. Рэй явно недоумевает.
– Не поняла. Она же не может это думать серьезно.
М-да… Способности Аянами к юмору я все же переоценил. Ничего, научится.
- Это шутка, Рэй. Но… - теперь досадливо хмурюсь уже я. – это шутка Рицко Акаги.
- В ее шутках есть только доля шутки. – Поясняю я, видя продолжающееся недоумение Аянами.
- А, ладно, - не бери в голову.
- Хорошо, Синдзи.

Мы болтали с Рэй. Она рассказывала, как они с Аской боролись с Израфиилом-1. Рэй еще не научилась отшучиваться на неудобные вопросы, и от ее правды становилось иногда жутковато. Слегка улыбалась, когда я рассказал как, со слов Мисато, ловко отловил в дыму Израфиила-2, и то, как оно было на самом деле. Вместе попереживали за Аску, хотя Рэй и показалась мне чуть более сдержанной в этом вопросе, чем могла бы.
- Так, говоришь, ты, в основном, сдерживала Израфиила, а Аска, в основном, атаковала?
- Ага.
- Но у тебя же броня слабая!.. В этих условиях сдерживать должна была Аска, как более защищенная, а ты – атаковать.
Взгляд Рэй леденеет.
- Атаковать? Чем, Синдзи? Бить прикладом?.. Ножом?..
- Ты могла погибнуть. Ну… - я смущаюсь, - получить тяжелые повреждения…
- Это неважно, Синдзи… Я… - Рэй запнулась и отвела взгляд, щеки ее слегка порозовели.
- Просто поверь. Так было правильно.
Мы немного помолчали, чувствуя повисшую между нами неловкость. Рэй нервно мяла кусочек легкого больничного одеяла.
- Ну да… Она же не может мне сказать, что в подвалах штаб-квартиры у нее еще куча запасных тел. А я не могу проявить понимания, знания… - Так думал я.
- Ему нравится Аска. – думала Рэй. Как обычно, при упоминании имени рыжей она почувствовала непонятную короткую вспышку холодного гнева. – Она дорога ему. Я обещала заботиться о нем... Я бы и так заботилась о нем… А значит, я должна заботиться и об Аске. Разве не так? Не хочу говорить о ней. – Настроение Рэй испортилось. – И все же он заботиться обо мне. – Рэй мысленно улыбнулась.
Я заметил изменившееся настроение Аянами и поспешил перевести тему.
- Так я не понял, почему тебя не выписывают?
- Ну, Акаги мне сказала, что надо изучить последствия попадания излучения Ангела по моей Еве. Мне кажется, что они ничего не найдут и меня скоро выпишут.
Аянами открыто посмотрела мне в глаза.
- Было бы здорово! А что ты почувствовала тогда?
- Ты же слышал Рицко. Излучатели Израфиила работали в невидимом спектре. Я ничего не видела. Я, еще подбегая, поставила между собой и им экран АТ-поля. Думала ударить им как щитом. Ну и как защиту, конечно. Я ничего не почувствовала. Подбежала, ударила. Он ударил меня. Щит порвал. Сорвал несколько бронепластин. Тут его ударила Аска. Мечом. Акаги говорит, - Израфиил задел меня пучком излучения, когда я только набегала на него. Может, меня защитило поле. Может, - броня Евы. И наши капсулы тоже бронированы. Ты же знаешь. У моей Евы однажды аварийное катапультирование сработало прямо в бетонном ангаре. Ты меня видел после этого. Но сама капсула не так уж сильно помялась.
- В отличие от тебя.
Я подавил желание погладить Рэй по голове. Наверное, сильно бы ее удивил.
- Еще бы мне не помнить о том случае… Ты даже после сегодняшнего боя куда лучше выглядишь.
Рэй благодарно положила на мою руку свою.
- Сходи проведай Аску. А я еще чуток отдохну.
- Выздоравливай Рэй.

***
- Гуттен морген Аска!
Та полусидит на больничной койке опираясь спиной на подушку и читает… Да, читает, читала, какой-то журнал с тряпками и висюльками.
- Сейчас вообще-то день, Икари! – И с ехидцей. - Или ты только проснулся?
Несмотря на неласковое приветствие Аска изволит пребывать в добром расположении духа. И, похоже, не прочь пообщаться.
- Вообще-то нет.
Аска косит глазом с меня на чуть оттопыривающуюся в районе диафрагмы пижаму.
- Обзавелся еще одним мужским украшением?
- От тебя ничего не скроешь, Лэнгли.
- А то… - Довольно щурится.
- Ладно, не стой как засватанный. Бери, вон, табурет, - Аска кивает в угол, - и подсаживайся. Будешь рассказывать, как все прошло.
Невольно покачав головой от такой наглости и кинув недобрый взгляд в ее сторону, иду за табуретом. Лэнгли мой взгляд игнорирует.
- Видеосъемку боя видел?
- Нет. А…
- Тоже не видела. Но я от Кацураги не отстану. Пусть пнет кого надо и показывает.
- Не боишься, что пнет она тебя?
- Не-а… Аска довольно щерится. – Мне Фуюцуки обещал прошлый раз не вспоминать, если в этот все нормально сложится.
Аска, счастливо зажмурившись, трясет головой в обрамлении роскошной огненной несколько немытой гривы.
- Наверное солнечные лучи, падающие со спины на ее фигурку дают такой эффект, – подумал я.
- Господи, - Аска умильно складывает ладошки и слегка кривится, видимо от боли в потревоженной руке, - спасибо тебе большое! Обещаю себя хорошо вести… до самого вечера… ну, почти…
- Артистка… - бурчу я, ерзая задом по неудобному табурету. Как бы так на нем пристроиться, чтобы бок не ныл?
- Знаешь… Если бы у меня не получилось… Я бы, наверное, умерла…
Голос Аски по-прежнему теплый. И счастливая улыбка на лице. Даже хочется тоже заулыбаться в ответ. Но я настораживаюсь. Разговор пошел серьезный.
- По любому бы умерла. Даже выживи после Ангела. Для меня Ева – это всё! Понимаешь, Икари?
- Понимаю. – На ум приходят сценки из «Конца Евангелиона» с голой Аской в ванной в заброшенном доме.
- Да ни фига ты не понимаешь, Икари. – голос Лэнгли не теряет теплоты.
- Ты думаешь, я молоденькая дурочка, которая так ничего и не поняла.
Аска резко поворачивает голову в мою сторону. Лицо серьезное, даже строгое, собранное. Из голоса исчезли теплые нотки.
- Я поняла. Я не настолько тупая, Синдзи. Я помню тех людей… Пилотов… Погибших из-за меня. Я все поняла. И… извини меня… пожалуйста… - И дальше, с твердостью, даже каким-то ожесточением в голосе. - Я больше не подведу.
Да-а… Говорили ведь, что на войне взрослеют быстро… Но чтоб за один бой… Или опять притворство… Да нет, непохоже…
- Как бы ты все это не позабыла через денек-другой…
Аска трясет головой. Рыжие волосы аж взметнулись влево-вправо.
- Нет, Синдзи.
И сразу следом.
- Но ты не расслабляйся. Я не Пай-девочка! И никогда ей не буду.
М-да… Ну, конечно, Аска Сорью Лэнгли Цеппелин в своем репертуаре. Тяжело вздыхаю.
- Это уж точно.

***
Начальник научного отдела Рицко Акаги работала. Нет, она не сидела за микроскопом, не стояла, просунув руки в наглухо вделанные рукава, за шкафом ламинара, работая с культурами клеток или штаммами особо опасных инфекционных бактерий… У нее давно не было времени на подобные… Нет, не глупости, конечно, Рицко любила такую работу. Но когда у тебя в подчинении несколько сотен сотрудников, а еще тысячи работают не находясь в формальном подчинении… Увы, ученый такого уровня, неизбежно становится более чиновником и организатором, нежели ученым. Многочисленные лаборатории НЕРВ (не только Токийского филиала), десятки институтов, КБ (конструкторских бюро), сотни лабораторий по всему миру, - отовсюду к ней непрерывно текла информация. И уходила от нее. Обратно, выше, непосредственным подчиненным… В виде звонков, техзаданий, отчетов, докладных записок… даже простых человеческих разговоров с глазу на глаз.
- Госпожа Акаги! Сэнсэй!.. Поступил отчет старшего техника бригады, проверявшей состояние ноль-первого.
- Да, Майя. – Ласково отозвалась Рицко. – Проходи.
- Ну-ка, ну-ка… Что нам Синдзи преподнес на этот раз?..
- Странное состояние правой руки, учитель. – Торопливо проговорила оператор, преданно смотря в глаза и протягивая папку с документами.
- Расскажи своими словами, пока я читаю.
- Ну… По неизвестной причине правая рука ноль-первого полностью восстановилась. Это не касается общего состояния евангелиона. Раны, полученные в последнем бою, никуда не делись, хотя их состояние лучше рассчетного.
- Ну, я бы не сказала, что лучше. – Пробормотала Акаги, стремительно пробегая текст глазами. – Мы закладывали в прогноз повышенную регенерацию евангелиона Синдзи.
- Прошу прощения, сэнсэй. Я просто неудачно выразилась.
- Ничего, Майя. Я все поняла.
Еще через несколько секунд лицо Рицко нахмурилось.
- Хорошо. Иди. Я должна подумать.
Когда Майя вышла, Акаги встала из-за стола и прошла к окну, за которым открывался ангар с Евами. Оперлась двумя руками на бронированную пластину стекла, прижалась лбом, не спуская взгляд с грозных даже в скованном положении существ…
- Что же?.. Или Кого же мы создали? – прошептала тихо ученый. – Кто ты, Синдзи?

***
Мы сидим в нашей гостиной и пьем чай. Мы – это я, Рэй, Мисато и Габри. Меня выписали четыре дня назад. Рэй – вчера. Габри заедает чай пирожными. Будь здесь Аска… Впрочем, думаю, что и в этом случае Габриэлла смогла бы отстоять свою собственность. Но Аска осталась в госпитале. Господи, как же она бесилась… Я даже спросил у Мисато, уже на выходе, не сбежит ли это рыжее чудовище. Кацураги только фыркнула. Не то, чтобы я совсем успокоился, но легче на душе стало.
- Не понимаю я вас, японцев. – Габри проглотила кусок и теперь непринужденно облизывала испачканные кремом пальцы. – Как можно пить чай без сахара? Будешь? – Она доброжелательно пододвинула мне блюдце с ценной собственностью.
Я задумался. Нет, мне лучше не выбиваться из образа.
- Спасибо Габри, - не без сожаления пришлось отказаться.
- Ну, как хочешь… - Особого сожаления в голосе итальянки я не заметил.
Облегченно придвинув блюдце обеими руками к себе, она счастливо зажмурилась.
- Ты классно готовишь, Синдзи.
- Пожалуйста. Мне Рэй помогала.
Мисато и Габриэлла удивленно посмотрели на первое дитя. Аянами подтверждающе кивнула и сделала еще один маленький аккуратный глоток.
- Синдзи, - это Кацураги, - скажи, тебе ничего во время того боя не показалось странным?
Я пожимаю плечами.
- Уточни, Мисато.
- Ну, - необычным?
- Многое, Мисато. Например, сам Ангел.
- Я не то имела в виду…
- Тогда уточни, Мисато. – Я спокойно смотрю на недовольно хмурящуюся Кацураги.
- Что ты пристала к Синдзи, подружка? – Вмешивается итальянка. – Видишь же, - человек чай пьет.
- Вот-вот… - Поддакиваю я. – Знаешь, у русских поговорка даже есть: «Когда я ем, я глух и нем».
- Так ты же чай пьешь?! – Немедленно находит логическую прореху мой командир.
- Ну-у… - Мозг лихорадочно ищет хоть какую-нибудь отмазку, но не находит. Вздыхаю.
- Ладно, командир. Что тебя тревожит?
- Многое, Синдзи. Можешь что-то сказать про регенерацию свою и ноль-первого?
Удивленно смотрю на Кацураги. Интересную она выбрала формулировку – «можешь что-то сказать»… Как будто тут для меня никаких тайн нет, просто права разгласить секрет не имею. Или мне мерещится?..
- Ну, про свою регенерацию, я знаю только, что она усилилась. Со слов Акаги, которые ты мне сама и передала. Ну, пожалуй, и по своим ощущениям, тоже…
- Это как?
Я недоуменно кошусь на вмешавшуюся в разговор Рэй. Необычно это для нее.
- Это не ощущение. Я, пока валялся в госпитале, имел кучу возможностей рассмотреть как свой новый шрам на боку, так и припомнить обстоятельства его получения. У меня было разрублено ребро…
- Не разрублено, Синдзи. – Вмешалась Кацураги. – Разрублено было у ноль-первого. А у тебя - какая-то сверхбыстрая деградация костной ткани. Ну, что-то такое Рицко говорила…
Я пожимаю плечами.
- По ощущениям, - оно было именно разрублено. Я ведь тогда себя олицетворял с евой. Ее раны, - это были мои раны. Хотя перенос ощущений на уровень стигматов меня абсолютно не радует.
Я помолчал, собираясь с мыслями.
- Да, по ощущениям… Ощущений, как таковых, нет. Но я логически понимаю, что в последнем бою у меня было не просто разрублено ребро, а, наверное, еще и легкое повреждено. Наверное, если бы я не находился в тот момент в ЛСЛ, то я бы умер… от удушья. Гипоторакс и все такое… То есть, я был очень серьезно ранен. А выписали меня первым. И не потому, что девчата пострадали сильнее. Раньше все это тоже было, но не так… явно… сильно… Не знаю, как лучше выразиться…
- Поня-ятно-о… - Тянет Габриэлла.
Мне лично, ничего не понятно. Но говорить еще что-либо – бессмысленно.
Кацураги буравит меня взглядом. Но вроде уже не с таким недоверием, как в начале.
- А что, Синдзи, действительно, был так серьезно ранен?
- Да, Рэй. - Мисато морщится. – Действительно. Я вообще не понимаю, как он выжил, когда его извлекли из капсулы. Мы теперь даже издали инструкцию, запрещающую извлечение пилота без предварительного анализа состояния его здоровья. Ну, если ему не угрожает немедленная опасность.
- А разве этого прежде не было? – Удивляюсь я.
- Не было. Хотя это и делалось обычно. Просто безо всяких инструкций. Но раньше пилота из капсулы всегда извлекали подготовленные спасатели НЕРВ, имевшие и связь, и нужные знания. Но на поле боя может сложиться ситуация, когда пилота будут спасать люди не подготовленные. Случайные военные из оцепления, например.
- Ну, а про Еву я вообще ничего не скажу. Тут Акаги надо спрашивать как и что, а не меня. Кто евангелионов создавал? Я - только пилотирую.
- Н-да… - С легкой иронической усмешкой отозвалась Мисато. – Всего лишь пилотируешь… Всего лишь…

***
НЕРВ. Штаб-квартира.

- Икари!.. Синдзи, подожди!.. Стоять!
Оборочиваюсь. Точно, Асакура. И с ней еще несколько человек в костюмах техников. Один тащит какую-то железную треногу со светильником на торце. За ним змеится кабель.
- Синдзи, - лицо начальника отдела по связям с общественностью расплывается в хищной улыбке, – можно тебя на минуточку?..
Несколько мгновений борюсь с малодушным желанием спастись бегством. Тяжело вздохнув, разворачиваюсь ей навстречу. Всё равно ведь найдет, так уж лучше отмучиться здесь и сейчас.
- Синдзи, как хорошо, что я тебя поймала…
- Господин лейтенант я…
- Асакура, Синдзи. Асакура. Меня все так зовут…
Хочется съиронизировать: «тебя не зовут, ты приходишь сама», - но я, конечно, сдерживаюсь.
- Асакура… Я вообще-то сильно занят…
- Держи! – Та лезет в нагрудный карман.
- Черт! Где же он?.. – начинается охлопывание одежды.
- Где он?! – Асакура оборачивается к ближайшему технику и яростно-обвиняюще втыкает свой взгляд в его лицо.
Техник слегка вздрагивает, но сохраняя присутствие духа, молча указывает рукой на папку в руках своего начальника.
Отважный человек.
- Госпожа переложила… Для сохранности…
- А-а-а… - голос Асакуры опять становится мягким и безмятежным.
- Вот, Синдзи. Читай.
На свет извлекается мятый лист формата А4 и тычется мне в руки. Беру. Смотрю. Первое, что бросается в глаза, - это отпечаток донышка кофейной кружки, гербовая печать НЕРВ с подписью Фуюцуки и застывший кусочек розовой жвачки в правом верхнем углу документа. Аккурат на штампе исходящей документации.
- Да ты не туда смотри. – Досадливо звучит голос Асакуры.
Всматриваюсь. Приказ. Копия. Официальный приказ замкома Фуюцуки. Ага… Мне, и всему оперативному отделу НЕРВ, точнее наоборот… Ну, неважно, читаю далее… В целях... предписывается… оказывать всяческое содействие… помогать… принимать участие… Короче, влип.
- Прочитал? Тогда отдавай!
Документ выдирается из моих рук и исчезает в папочке.
- Чего встал? К стенке становись!
Глупо хихикая встаю к стенке. На лицо немедленно наводят лампу и включают свет.
- Выключите свой прожектор!
Я, щурясь, стою и яростно тру руками глаза. В них цветные круги и пятна.
- Синдзи! Встань нормально!.. Не щурься!.. Улыбайся!.. Ну!..
Кому-то другому.
- Отойди... Да, пойдет!.. Снимай!
Щелканье фотоаппарата.
- Ну, - голос невольно дрожит, - я пошел?
- Куда-а?.. Мы только начали.
Мисато-о…

***
Пронзительный писк будильника вырывает меня из сладких объятий морфея. Какие-то секунды я балансирую на грани сна и яви, пытаясь удержать, сохранить… Но сон уже тает, ускользает как утренний туман… Утро! Точно, уже утро.
На автомате выключаю будильник. Тряся головой и пытаясь вспомнить, что же мне снилось, натягиваю форму. Сегодня знаменательный день, - сегодня я иду в школу. Поизмывавшись надо мной кучей медицинских процедур, разной степени гадости, научный отдел уступил мнению психологов. И неохотно выпустил из цепкой хватки не верящую своему счастью жертву.
- Школа, школа… Я скучаю… - Тихонько пропел под нос я. Кто бы мог подумать, что я, Я, - буду скучать по школе? С тоской и ностальгией вспоминать унылые лекции, учителей и, конечно, учеников. Довели… Тут всё сразу… И вахты, и Ангел, и валяние в госпитале. А еще отчеты, - бесконечная писанина, медики с научниками с их процедурами и анализами, мастер Ли, с усиленными тренировками… В какой-то момент я опять почувствовал себя зомби. Который ест, спит, что-то делает не потому, что ему этого хочется, а потому что так надо. Мотивация – должен/недолжен, обязан/необязан. Я себя поймал на этом ощущении, когда Габриэлла предложила мне кусочек торта, а я уставился на него в недоумении и ступоре. Не приказ, - значит есть необязан. Значит – отказаться. К счастью спохватился. Вспомнил, что торт – это вкусно. И что когда-то я его ел не потому, что должен был, а потому что мне нравились торты. Со странным ощущением и без всякого желания ел я этот торт. А Габриэлла с тревогой смотрела на меня. Вскоре после этого интенсивность тренировок снизилась, мне дали выходной, а потом сообщили о том, что принято решение возобновить у пилотов занятия в школе. Мисато, кстати, я эти дни почти не видел. Разве что дома.
Вываливаюсь в гостиную. Я не говорил, что Аску выписали из госпиталя? Так вот, ее выписали.
- Синдзи!..
- Да, Аска. Доброе утро, кстати!
- Доброе... Подержи мою сумку.
- Зачем?
Аска сверлит меня злым взглядом.
- Я что, сама ее нести должна?!
Перевожу взгляд на ее забинтованную руку. Тяжело вздыхаю.
- Давай.
- И Аска…
- Что, Аска?
- Ты могла бы меня просто попросить.
- Я и попросила. Или ты глухой?
Прикинув мысленно ситуацию, решаю не связываться. С Лэнгли станется надуться, выдрать свою сумку назад и нести ее самой. Не то, чтобы меня это расстроило, но зная вредность рыжей, уверен, что потом всей школе (и в НЕРВ) будет рассказано о моей «жестокости» и отказе в пустяковой помощи бедной раненой. Когда Аске надо, она становится не очень разборчивой в средствах. Да и просто по-дурацки буду выглядеть, идти-то придется вместе.
В молчании обуваемся и выходим на лестничную площадку. На ней обнаруживается облакотившаяся на лестничные перила и задумчиво смотрящая вниз Рэй.
- Привет Рэй.
- Доброе утро Синдзи. Привет Аска. Форма тебе идет.
- Привет.
- Нас ждешь?
- Ага. Решила, что после такого долгого перерыва будет лучше прийти вместе. Как думаешь?
- Правильно решила, Рэй. А у Аски сегодня первый учебный день. Она нервничает и уже с утра давит мне на нервы.
- Я не нервничаю! И… и ты… - Аска задыхается от возмущения.
- Ну, пошли?
- Пошли.
Лэнгли, бурча себе под нос что-то нелицеприятное в мой адрес, тащится следом.
- Аска! Ты не переживай. Подумай лучше, как знакомиться будешь. Все-таки школа… Новые люди…
- Без сопливых разберусь…
- Да ладно тебе. Не с той ноги встала?
- Сон плохой снился. – Неожиданно признается немка.
- Наплюй! – Знаю я, какие ей сны могут сниться. – Из больницы тебя выписали. Ремонт твоей Евы закончен. Не сегодня-завтра опять сможешь пилотировать.
- Ага… Пустят меня с такой-то рукой. – Бурчит Аска, но лицо ее светлеет.
- Ну, случись чего, - пустят. Куда денутся? Прототип все еще в ремонте. Ему, в отличие от Рэй, досталось изрядно. Моя Ева ждет броню. Я сам – тоже подраненный, если забыла. Если вдруг что, - точно останется только на тебя уповать. И еще – тебе орден положен за Израфиила. И премия…
- Премия – это хорошо. – Бормочет действительно переключившаяся Аска. - Давно надо платье новое купить. У Мисато денег разве допросишься?..
- Вот! Другое дело. Держи хвост пистолетом, Аска!
Смеясь уворачиваюсь от шутливого подзатыльника.
- Но-но… Я твой командир, не забыла?..
- А я сейчас не на службе…

***
- Здраствуйте!
- Здраствуйте! – Директор школы с некоторой тоской и грустью смотрел на  девочку в форме младшего лейтенанта НЕРВ. Из службы безопасности ему позвонили еще накануне. Но мысль, что по его школе будет разгуливать еще один подросток с пистолетом, его отнюдь не грела. Вон, кстати, и кобура торчит. И судя по тому, как она чуть отвисает под своей тяжестью, - не пустая. Директор был готов прозакладывать свои планы на пенсию, что в кобуре отнюдь не бутерброды.
- Аска Сорью Лэнгли-Цеппелин. Младший лейтенант НЕРВ-Япония. Мне сказали, что я буду учиться в вашей школе.
- Миямото Нодо, директор. Меня предупредили о вашем прибытии.
- Вот мои документы.
- Хорошо, положите на стол. Вы знаете, в какой класс определены?
- Да.
- В общем-то, вопрос о Вашем зачислении уже решен, и мое согласие – простая формальность. Задавать вам вопросы по этой причине тоже излишне. Их зададут учителя, выясняя степень вашей подготовленности. Впрочем, если Вы закончили колледж…
Аска кивнула.
- Тогда, полагаю, проблем с программой у вас не будет. Да, еще… Мне неудобно спрашивать, но учитывая ситуацию с нашей ученицей, Аянами Рей… Вы ведь с ней знакомы?..
- Э-э… Да.
Директор смущенно постучал кончиком ручки по столешнице.
- Ну конечно. Как я не сообразил?
Повисла пауза.
- На всякий случай… Боюсь, в вашем деле этого опять не будет… Не скажете, кем вам приходится Икари Синдзи?.. Вы с ним тоже, случайно, не родственники?..
Мгновение Аска в недоуменном ступоре смотрела на директора. Потом из кабинета раздался совершенно неприличный и неуместный в образовательном учреждении хохот.

***
- Доброе утро!
- Всем привет! – Вторю я Рэй, заходя следом за ней в класс.
- Привет Синдзи!
- Здраствуй Синдзи!
Сразу целый хор голосов приветствует меня. В этом хоре совершенно теряются несколько «Привет Рэй». Впрочем, первому дитя это всё «по барабану». С едва заметным интересом окинув взглядом класс она привычно прошествовала к своему месту. Я попытался повторить ее маневр, но не тут-то было…
- Ты где пропадал?
- Слушай, чувак, это было здорово…
- А тебя опять ранили, да?..
Даже к Рэй прицепилось несколько девочек. Несколько неуверенно они задавали ей вопросы, видимо, не надеясь пробиться сквозь окружившую меня толпу. И, что удивительно, Рэй им что-то отвечала.
- Класс!.. Тихо!
- Староста…
- Ну староста…
- Тихо! Занятия вот-вот начнутся. Сейчас учитель войдет. Дождитесь перемены.
Шум стал стихать.
- Рэй, Синдзи… Возьмете после урока у меня домашние задания.
Рэй равнодушно кинувнула. Я скривился. Домашние задания… Как я мог забыть?..
- Я передавала их с Судзухарой, но он никого из вас не смог застать. А в госпиталь меня не пустили.
- Мы временно проживали в штаб-квартире, - пояснил я.
Староста хотела еще что-то сказать, но тут дверь открылась, и вошел учитель. За ним переминалась Аска.
- Класс, встать!
Следом за учителем и рыжей в класс зашел школьный директор. Все невольно подтянулись. Но подавляющее большинство смотрело только на Лэнгли. Аска, чем-то ужасно довольная, нашла нас с Рэй взглядом, и уставилась на меня с самым пакостным видом. Глаза блестят. На лице – сияющая улыбка до ушей.
Чуйка неприятно заныла.
- Здраствуйте дети. – Директор переждал гул ответных приветствий и продолжил. – С сегодняшнего дня в вашем классе будет учиться новая ученица. Она, как вы уже заметили, тоже является офицером НЕРВ.
Аска быстренько скорчила серьезненькую мордашку. Ну, пай-девочка просто. Ангел, блин. Только глазки светятся. Но с ее внешностью это только в плюс.
- Меня зовут Аска Сорью Лэнгли-Цеппелин! Я – пилот Евы-02! Можете звать меня просто Аска. Приятно познакомиться! – немка с самым невинным видом мило улыбнулась.

***
- Эй… Эй… Ты видел ее?
- Видел кого?
- Ну-у… Ту… Девчонку из-за границы… Новенькую из класса 2А. Клёвая…
- А-а…Я слышал, - ее зовут Сорью Аска Лэнгри.
- Такая милашка…
- Интересно, у нее есть парень?
- Вряд ли. Она же только недавно приехала…
Вздох.
– Наверное, она рассталась с ним в Германии. Теперь ее сердце разбито.
- О-о-о…

- Тодзи! Нет, ты только посмотри… Все только и твердят: «Аска… Аска… Аска»…
- Они ее еще не знают. Ну, так мне Синдзи говорил…
- По фотографиям ее нрава не узнаешь…
- Синдзи как-то сказал, что в пилоты отбирают только тех, у кого не все дома…
- Да ну… Он пошутил…

***

- Как мне везет, я иду за покупками с самим Кадзи-сан!
Капитан доброжелательно улыбается, а в голове вертится мысль о том, как он крупно попал. А ведь он просто зашел в гости к Мисато… Ну, ладно, чего лукавить перед самим собой… Синдзи. Лейтенант Икари Синдзи… Вот какова была его настоящая цель.
Аска восхищенно охает перед очередной витриной.
- Кадзи! Давай зайдем!
- Конечно. Сегодня твои желания – закон.
- Ур-ра-а!..
Черт… Не погорячился ли он. А… ладно. Самое страшное уже случилось. Сегодняшний день все равно пропал.
Итак, Синдзи. Предмет его интереса в прошлом, в настоящим и, дьявол его побери, в будущем… Мальчик из ниоткуда. Выскочивший в Большую Игру подобно чертику из табакерки. Мальчишка!.. Подросток!.. Марионетка!.. Черт! Или он ошибается?.. И ведь с момента прибытия ясности по детям командующего Икари ничуть не прибавилось. Даже по некоторым тайным делишкам НЕРВ ясности больше.
- Кадзи! Смотри, какой я купальник нашла!..
- Не слишком ли это для ученицы средней школы?
- Кадзи-сан, вы отстали от жизни. Сейчас все такие носят.
- Ну, не знаю… Ладно, выбери еще что-нибудь, и пойдем искать кафешку. Хочешь мороженое?
- Кадзи-сан!..
На инструктаже по детям Икари давали только самую общую информацию. И агентурные данные… Проклятье!.. Толку со всего этого, если до конца не ясно даже дочь ли Рэй командующему Икари или это пустые слухи, а то и вовсе хитрая дезинформация… Такая хитрая, что он, не первый год работающий в разведке, даже понять не может кому такая дезинформация была бы выгодна. И кто тогда внушил самим детям такие мысли?.. Цель? Нет, с учетом неясности в происхождении Рэй, поведения Икари-младшего… Скорее всего это тот нередкий случай, когда скрываемая информация несмотря на чинимые препоны просачивается наружу. И поведение Майи. Когда он заикнулся ей о данных ДНК первого дитя какие у нее сделались глаза... М-да…
Нет, чтобы получить информацию по детям, надо поговорить по душам с Синдзи. Не такая простая задача, если есть основания не желать, чтобы о его внимании доложили куда следует ребята из Второго Отдела. Рэй? Та же проблема. Только она еще и нелюдима. И знает явно меньше. В конце-концов командиром взвода поставили сына Икари. Это логично, черт побери… Ведь это Япония, а не США… Но командная должность подразумевает не только принципиально иную ответственность, но и куда более высокую информированность. Н-да… Пожалуй придется все же ограничиться наблюдением. И беседами с Мисато и Аской.
О, Аска, бесхитростная душа, похоже возвращается. Так, где у нас было ближайшее кафе?

- Серьезно?
-…
- Здорово.
- …
- Не может быть…
- Кадзи-сан! Ты меня не слушаешь…
- Неправда, я просто задумался. Знаешь такой чудесный вечер… Так куда вы собираетесь?
- Окинава! Представляешь, мы даже будем нырять с аквалангами…
- Ах… Подводное плавание… Я уже три года не нырял.
- А когда ты учился в школе куда вы ездили?
- Мы… Мы никуда не ездили.
- Как это?
- Когда мне было примерно столько лет, сколько тебе, произошел Второй Удар.

***
- Мы не сможем поехать с классом?
- Да, не сможете.
- Кто это решил?
- Я. Как руководитель отдела.
- Синдзи! Ты это слышал?.. Скажи что-нибудь. Ты же мужчина, командир, в конце-концов.
- Да, слышал. Но я и ранее был уверен, что так будет. Мисато права. Кто будет защищать Токио-3, если мы все уедем?
- И ты заранее смирился?.. Тряпка!
- Если ты не дура, то сама все должна понимать.
Лэнгли недовольно морщится. Зыркает недобро, но от ясно прослеживаемой на лице мысли продолжить пикировку все же отказывается.
- Вечно мы должны ждать, ждать, ждать… И готовиться.
Мисато пофигистски отхлебывает пиво из банки и утверждающе кивает.
- Вот именно. Ждать и готовиться.
- Почему НЕРВ не может найти Ангела до того как он нападет?
- Может потому, что это не так просто?
- Я не тебя спрашивала, Синдзи!

***
Усталая Мисато с папкой в руках зашла в прихожую.
- Привет командир. Что-то ты задержалась сегодня.
- Дела Синдзи. Дела. Привет Аска! О, у нас гости. Привет Рэй!
- Привет Мисато.
- Добрый вечер.
Мисато наклоняется сбрасывая обувь. Я автоматически окидываю взглядом точеную фигурку. Красивый все-таки у меня командир. И выпрямляющаяся Кацураги перехватывает этот мой взгляд. Ехидно и понимающе улыбается. Но,  о чудо, воздерживается от едкого комментария. Вместо этого лезет в папку и достает оттуда глянцевый журнал. Я смурнею. Видел я уже такой. У техников. Очень может быть, что тот самый.
- Взгляни Рэй, тут про вас с Синдзи написано. А какие фотки!..
Рэй с любопытством заглядывает в журнал. Смотрит секунду, другую… Недоуменно оборачивается и внимательно смотрит на меня. Взгляд чуточку неприятный, сканирующий. Рассмотрела и опять уставилась в журнал. Лицо приобрело еще более недоуменное выражение.
- Рэй, - это был не я. – Догадавшись, что она рассматривает, лицо залила краска. Взгляд сам собой заелозил и уставился в сторону.
- Это всё Асакура… Меня заставили...
Чувствую, что несу что-то не то и в смятении умолкаю.
- Синдзи, что они с тобой сделали? – Голос Рэй по-прежнему недоуменный, но в нем проскальзывают сердитые нотки. Ого! Рэй сердится?
- Дай сюда!
Журнал выхватывают из рук несопротивляющейся Аянами и зарываются в него едва ли не с головой.
- Гы-ы-гы… - Ржет Аска. - Вот это лицо… Синдзи, что с тобой надо было сделать, чтоб…
- Ничего особенного. – Я еще больше смущаюсь и поэтому тоже начинаю злиться. – Оглушить, посветить в глаза прожектором, допросить с пристрастием и поставить к стенке… В лучших традициях гестапо. Им у Асакуры можно мастер-класс брать!..
Аска ржет, Рэй зависла, не зная что ей делать, - то ли тоже смеяться (так ведь не смешно), то ли сопереживать, то ли сердиться…
- Вот оно, тяжелое бремя славы! – Рыжее чудище, торжествуя, воздело вверх указательный палец. – А я-то думала, как я тебе отомщу, но такое… такого… Пожалуй я буду считать, что моя мстя свершилась…
Вздыхаю. – Отомстить за что, Аска?
Рыжая сверкает глазами.
- За тот случай… За Израфиила.
- Евангелионы, под командованием лейтенанта Икари… Евангелион, управляемый лейтенантом Икари… - Пародируя голос ведущей новостного канала прогнусавила Лэнгли. – А про меня даже не сказали!..
- Я-то тут при чем, Лэнгли?
- При чем! – Рыжая даже топает в негодовании ногой. Но в следующую секунду скашивает глаза на журнал, фыркает и отворачивается, трясясь от сдерживаемого смеха.

***
- Ну что, Аска? Сегодня награда найдет героя. То есть героиню.
- Вы все победы отмечаете так пышно?
- Нет, конечно. – я улыбаюсь, - После Рамиила все было гораздо торжественнее. Но народу и сейчас немало.
Оперативный отдел НЕРВ в числе своих лучших представителей, к которым затесалась и «научник»-Аянами, оккупировал уютный столик в первой линии от сцены, но чуть в стороне. Я бы, конечно, предпочел и вовсе забиться в угол зала, предпочтительно в тот, что потемнее… Но кто ж нам даст?..
- Ну что, господа-товарищи?.. – Мисато иронично кося глазами в мою сторону подняла бокал с шампанским. - Теперь можно спокойно и с чистой совестью обмыть наши награды.
- Чем мы, кстати, товарищ майор и занимаемся. Кстати, Мисато, так, - на будущее, я вообще-то предпочитаю брют.
- Оно же невкусное! – Удивляется Аска.
- Мы с Шигеру обмениваемся снисходительно-понимающими взглядами.
Рэй наблюдает за нами со слегка задумчивым видом. В ее руке хрустальный бокал. С соком.
- Рэй. – Я тороплюсь предостеречь первую от возможной ошибки. – Тебе, наверное, все равно не понравится. Это на любителя.
- Наверное, ты прав, Синдзи. Просто любопытно, что в нем находите?
- Ну, так сразу и не скажешь… Вон, взгляни как Аска облизывается…
- Алкаголь раскрепощает. – Поддерживает беседу Хьюго. – Снимает привычные ограничения. Ну, как шторы в темной комнате отдернуть. Приятно расслабляет…
- Э-э-э… Этому больше не наливать.
Все смеемся. Даже Рэй слегка неуверенно улыбается.
В отличие от всех прочих пилотам в приказном порядке велели ограничиться одним бокалом. Да и сколько в тот бокал налито-то? Слезы. Половинка, может чуть больше. Захочешь, не захмелеешь. Впрочем, веселье только началось, так что и мы свое пока не допили, и остальные тоже только первый бокал потягивают.
- Слушай, Аска… У тебя живот не скрутит? Ты ж у нас недавно совсем из госпиталя вышла. Может тебе нельзя?
Аска с преувеличенной озабоченностью прячет свой бокал под стол.
- Даже не надейся, Икари. Лучше с Мисато удачи попытай, у нее все равно в холодильнике еще есть.
Я перевожу взгляд на командира. Командир строит мне глазки. Лицо недоуменное-недоуменное.
- Я видела. – С обвинительной интонацией приговаривает Лэнгли.
Все смеемся.
- Ты на что это намекаешь Аска? – К столу улыбаясь, в длинном черном платье с открытыми плечами, подходит Рицко Акаги собственной персоной. – Что ваш командир не делится со своими соратниками всем, чем владеет?
- Жадина. – Осуждающе подтверждаю я, бросая два быстрых взгляда. Благодарный в сторону Рицко и осуждающий в сторону Кацураги.
- Да как вы можете так обо мне думать. – Командир всплескивает руками. - Командующий же мне голову оторвет.
- Мисато, не обращай внимания на их провокации. – В разговор вмешивается Рэй и все на мгновение замолкают. Я отмечаю взметнувшиеся в изумлении брови Акаги. – Это они от зависти. Что у тебя есть право на то, чего лишены они.
Мисато довольно подбоченивается.
- Как хорошо иметь такую преданную помощницу… ординоносца… кавалера двух крестов с мечами… и с сегодняшнего дня – лейтенанта. Отдашь, Рицко?
- Вот еще. Ты и так себе сразу двух пилотов захапала. Имей совесть.
- Ну, я же не просто так. – Заюлила Кацураги. – Давай махнемся. Синдзи на Рэй. А то он непочтительный стал последнее время. С начальством пререкается. Нарушает… На шампанское чужое засматривается…
За столом все опять рассмеялись.
- Ну, если на Синдзи… - Акаги с преувеличенной серьезностью оборачивается ко мне и медленно кивает. Потом наклоняется над столом в сторону Мисато и они бьют по рукам.
- На неделю. – Говорит Кацураги.
- На две. – Непререкаемым тоном вставляет Акаги.
Кацураги иронично косится в мою сторону. Я изображаю безмятежность. Придумали же, паршивки, прямо сценку из работоргового рынка играют.
- Заметано.
- Ну, Синдзи, ты счастлив? – Оборачивается ко мне Аска. Хьюго, Макото и Майя заинтересованно прислушиваются.
- Конечно. Я давно хотел поближе познакомиться с доктором Акаги и Майей.
- Узнаю бабника Синдзи! – смеется Мисато. – Его хлебом не корми, только дай за новой юбкой приударить. Изменщик!
Неожиданно на мою сторону встает Рэй.
- Синдзи не бабник. И не изменщик. – Рэй слегка выделяет интонацией непонятное слово. – Ты его сама сейчас поменяла.
Мисато, делая потешно серьезное лицо, на пару секунд задумывается. А затем кивает.
- И верно! На что он нам, девчат, - Мисато чуть обхватывает плечи Рэй и Аски руками, - сдался? Свет клином что ли на этих мужиках сошелся? Вот пусть посидит без нас… Подумает… А у нас будет чисто бабский отдел. Дадим гадам прикурить!..
- Тогда вам надо еще и меня на Майю променять, шеф. – Усмехается Хьюго.
- Майю не отдам! – Взбрыкивает Рицко.
- Ладно, - сокрушенным тоном соглашается Кацураги. – Оставайся с нами, Хьюго. Будешь нам шоколадки носить.
- Для вас, шеф, - что угодно!
- Мисато-сан, а вы что, правда ревнуете доктора Акаги к Икари? – спрашивает Аска. Ее глаза загадочно блестят.
- Эх, Аска! Сразу видно, что ты в таких делах не разбираешься. Разве ж отдала бы я нашего Синдзи в таком разе к ней в рабство?..
- Нет. Это ты, Мисато, в парнях не разбираешься. – Немедленно добавляет свои пять копеек Рицко. – Кто ж станет упускать такого парня как Синдзи? Наш лейтенант - не чета некоторым раздолбаям. А ты Аска? Кажешся такой прыткой девушкой, у тебя в… в одном месте будто активная зона ядерного реактора закипает… Того и гляди - крышку сорвет... А такого парня упускаешь… Всё! Уведем мы с Майей вашего Синдзи…
Ибуки розовеет. Хьюго и Макото смеются.
- Рицко-сан, я приличная девушка. И за парнями не гоняюсь!
Мы с Мисато покатываемся со смеху. Сорью, глядя на нас, обиженно сопит носом.
- А вам, товарисч майор должно быть стыдно.
- Ну, что ты такое говоришь, Аска? Синдзи – мелкий паршивец, хотя хороший и симпатичный. Совсем не то что Кадзи. – Мисато, озорно кося глазами на Лэнгли, умильно сложила ладошки. - Кадзи – такая лапочка!..
Аска возмущенно уставилась на Кацураги. И тут грянул наш хохот. Даже молоденькая Ибуки смеялась, аккуратно прикрывая рот ладошкой. Отношение Лэнгли к капитану Рёдзи было притчей во языцах. Лэнгли надулась.
- Ты губу-то особо не раскатывай, Аска. – Грубовато заметил Макото. Капитан Рёдзи – мужик взрослый. А тебе всего четырнадцать.
- Ерунда. – Пробурчало третье дитя. – Никуда не денется.
- Да-а… Не повезло мужику!
Все опять засмеялись.
- А что, тяжело, Синдзи, быть суровым командиром у красивых девушек?
- Ничего, доктор, - отзываюсь я. – Красота требует жертв.

+5

3

Продолжение планируется или совсем все?

0

4

Жутковат получился ангелочек.

0

5

Продолжения наверное не будет.

0

6

Помню, как давно читал этот омак. "Охотился" за ними.
Мрачноватая, но довольно жёсткая и энергичная вариация схватки с Израфиилом с интересным открытым концом.
Герои, сначала оказываются вынуждены преодолеть собственное поражение и лишь потом раздать Ангелу люлей. Это эпично. И это прикольно.

0


Вы здесь » NERV » Омаки и интерлюдии » Творчество коллеги poloz07