NERV

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » NERV » Омаки и интерлюдии » Мои творения по NGE и не только


Мои творения по NGE и не только

Сообщений 141 страница 150 из 157

141

С наступающими праздниками! Собсно прода в две главы.

Глава 6. «Прицелиться — Выстрел».
- Увеличьте сложность. Я хочу, чтобы можно было почувствовать свою кровь на зубах, – глубокий, даже мысленно (так как транслировалась на мостик мыслепередача), баритон Икариуса в очередной раз затребовал поднять уровень в своей тренировке.
- Принято, поднимаем, – ответила Акаги, после чего устало потёрла виски. – Есть ли вообще предел его возможностям? – устало спросила она в пустоту.
- Всё настолько плохо? – участливо поинтересовалась Кацураги.
- Да если бы. Сейчас второе дитя проходит схожий комплекс тренировок в НЕРВ-Берлин, так как мы, наконец, смогли внести хоть какие-то чёткие параметры возможного противника, – издалека зашла Рицко.
- И как? – спросила Мисато, глянув на монитор Рицко, где Ева в очередной раз, весьма кровавым образом, разделывалась с Ангелом. Несмотря на выросший уровень сложности.
- Он уже на порядок обошёл Лэнгли, – ответила Акаги, после чего запустила пальцы в волосы. – И это не говоря о том, что он только сегодня начал тренировки, равно как и то, что Аска с шести лет в программе. При этом, я даже не упоминаю результат совместных боёв.
- Опыт, – пожала плечами Мисато. – Ему не привыкать сражаться насмерть с врагом превосходящим его количество или силой. Или всё сразу, – добавила она.
- Он что-то рассказывал тебе из своей жизни? – у Рицко не получилось скрыть ни любопытство, ни огонь в глазах. Её подруга же, в ответ, лишь поморщилась.
- У него слишком хорошая память, – ответила она. – И если он будет режиссёром боевиков А класса, с рейтингом «от 21 года», то первый же фильм сделает его миллиардером, – добавила брюнетка.
- Всё настолько плохо? – с сожалением спросила Акаги, на что Мисато, поёжившись, кивнула. Описание чавкающего звука, с которым рвались мышцы орка, которому десантник рвал руками челюсть, было настолько красочным, что когда Икариус вёл свой рассказ, Кацураги натурально позеленела.
Рицко, поняв что рассказы фениксианца, пробрали даже её, далеко не слабонервную, подругу, мудро решила воздержаться от расспросов про славное прошлое десантника Сынов Тарвица. К тому же, она надеялась, что у неё выйдет еще вырвать ценные тайны и секреты далёкого будущего из таинственного сверхчеловека, посредством личных бесед и разговоров…
- Всё еще хуже, – выдавила из себя Кацураги.
Нет, она не была девочкой с розовыми очками, и разумом понимала, что раз потребовалось создание ТАКИХ солдат, то человечество явно находит им применение. Но… она явно не была готова услышать, НАСКОЛЬКО всё плохо. Она не могла быть готова к тому накалу и запредельному уровню жестокости, имеющему место быть, когда дело доходит до призыва на помощь сил космического десанта.
Сын Тарвица поделился с ней, что космический десант никогда не был многочисленным, и что на момент его службы, их сил хватало далеко не везде и потому, они приходят на помощь лишь туда, где без них не обойтись. Жестокая, но вполне понятная логика. Вот только уровень, требовавший вмешательства, если верить рассказам десантника, отнюдь не внушал оптимизм. Нет, прямо об этом Икариус не сообщал, вот Мисато умела читать между строк.
После того случая, Кацураги больше не приставала с расспросами к десантнику, по крайней мере, до тех пор, пока она немного не созреет для еще одной такой беседы. Всё остальное время, десантник был, в основном, предоставлен сам себе. И времени он, при этом, не терял. Ранняя побудка космического десантника,  для утренней пробежки вокруг Токио-3, вошла в притчи второго отдела — Икариуса, всё же, надо было сопровождать. Инструкция требовала.
По мнению же Мисато, это скорее фениксианец сопровождал слежку. Он раз за разом выдавал ей места расположения следящих и совершенные ими ошибки. И, судя по смешинкам в его глазах, усложнение жизни оперативникам второго отдела, служило источником хорошего настроения для десантника. Из-за этого антагонизм между оперативниками и десантником можно намазать на хлеб.
На экране монитора, повторяя гневный рык десантника, Ева улетела от мощного удара «ксеноса».
- Поосторожней, Икариус, – попросила через радио Акаги. – В бою у вас…
- И без ваших советов знаю, – фыркнул десантник. – Прошу вас, магос, не лезьте туда, где вы не разбираетесь, – Евангелион перекатился и поднялся на ноги, умудрившись ещё и не намотать силовой кабель на себя.
Акаги же, от слов Икариуса, сломала сигарету. Каким-то образом, десантник абсолютно точно знал, на какие кнопки ему нужно нажимать, чтобы вывести её из равновесия и делал это с завидной регулярностью.  Вероятно это было следствием небольшого, внутриведомственного конфликта.
Дело в том, что Кацураги и Акаги уже довольно долго (с момента появления Икариуса) вели перетягивание каната на тему того, кому должен достаться феникисанец — оперативному или научному отделу. Акаги напирала на то, что Икариус лучший воин БУДУЩЕГО, потому должен быть у неё, где будет помогать ей, по мере своих сил, в работе над Евами. Одни образцы его технологий чего стоят…
Кацураги же, небезосновательно, напирала на то, что Икариус это лучший ВОИН будущего, потому должен использоваться по назначению. И обе они, как-то позабыли про то, что в этом споре была третья сторона — сам космический десантник, который об этой борьбе узнал, был несколько не в восторге от того, что организация, расписавшаяся в своей некомпетентности, ведёт себя так, как будто он ей принадлежит. И ещё умудряется снова расписаться в своей некомпетентности.
Помимо пробежек, десантник большую часть времени проводил на крыше своего нового дома, упражняясь. Не слишком безопасно, но, Кацураги надеялась что вскоре вопрос с поддержанием идеальной формы космического десантника будет найдено более постоянное решение.
- А что там по поводу совместных боёв с Аской? – решила перевести стрелки Мисато.
- Мы решили попробовать бои по «локальной сети». Использовали передачу электронных данных с симуляторов, для того, чтобы столкнуть их в бою, – пояснила Рицко. Учитывая что, судя по первому бою, Ева примерно равнялась по силе «ксеносам», можно было хотя бы попытаться разнообразить тренировки пилотов, сталкивая их друг с другом.
- И как они прошли? – не скрывая любопытство, поинтересовалась Кацураги.
- Смотри сама, – устало вздохнула Акаги. – Это был первый бой, – на экране монитора предстали две Евы, стоящие на довольно пустынном пространстве электронного поля боя, без кабелей питания, на расстоянии километра.
У кроваво-красной Евы Аски был здоровенный двуручник, у Евы Икариуса было оружие, напоминающее чем-то его копьё-нагинату.
- Хм, а как Икариус отреагировал на бой с себе подобным? – поинтересовалась Мисато.
- Нейтрально, – ответила Рицко. – Воспринял это как обычную тренировку.
Ева-02, тем временем, рванула к Еве-01, занеся клинок над головой, явно собираясь располовинить противника, тогда как механоид Икариуса лишь слегка изменил позу — будь это сам Икариус, то, как он слегка сместил упор копья, которое он продолжал удерживать одной правой рукой, осталось бы незамеченным.
И вот, когда Ева-02 почти приблизилась, Ева-01 резко выбросила копьё вперёд, заставляя древко проскользнуть по пальцам биомеханоида и, в свою очередь, внезапная, и крайне неуютная, близость лезвия к шее Евы-02, заставила Аску резко остановится, и отпрянуть назад. Ева-01 же, позволив лезвию пройти по дуге, перехватил конец древка второй рукой и ткнул копьём в сторону красного противника, заставляя Аску сделать ещё шаг назад, отводя от себя лезвие копья клинком.
Но Икариусу это и было нужно. Используя инерцию своего копья, одним, плавным движением, он нанёс мощный удар по голове Евы-02 сверху-вниз, тогда как Аска, потерявшая баланс, не сумела закрыться вовремя. Результат был… кровавым.
- Мат в три хода, – не сумев полностью скрыть некоторое удивление… результативностью действий фениксианца, отметила Мисато.
- А это дальнейшие бои… и замечания пилота Евы-02, – нейтральным тоном продолжила Акаги.
Дальше было хуже. Аска раз за разом сходилась в бою с космическим десантником, и раз за разом терпела поражение. Каждый раз, что бы она ни делала, копьё-нагината подчиняемое воле Сына Тарвица, настигало красный Евангелион. Копьё порхало в руках пурпурной Евы, движения лезвия оружия Икариуса выводилось в причудливый танец, но всякий раз при просмотре, можно было увидеть логику в действиях десантника… логику и безжалостную эффективность, вместе с эстетической красотой.
Икариус не просто побеждал — он делал это красиво.
Поля сражения постепенно обрастали препятствиями и пунктами, где можно было сменить кабель, питающий механоида, равно как и получить стрелковое оружие… но приближения поля боя к реальному Токио-3 наоборот, лишь упростила ситуацию для космического десантника. Обычные клинковые дуэли начали разбавляться эффектными (и чрезвычайно эффективными) засадами и драматичными появлениями там, где Икариуса Лэнгли явно не ждала. 
Так или иначе, с каждым поражением эпитеты Аски в адрес «жульничающего компьютера» (ей не сказали, что её противник будет пилотом) становились всё красочней, тогда как Икариус отмечал основные проблемные места противника, когда его об этом просили. Правда, некоторые его слова требовали пояснения, так как «странное сочетание подготовки бойца СПО и ярости последователя кровавого бога» говорило представителям института удивительно о малом. 
- Хм. Что по результатам совместных боёв в целом? – поинтересовалась Мисато, которой несколько надоело зрелища постоянных поражений пилота Евы-02.
- Решили пока не проводить их. Мало кто может справиться с постоянными проигрышами, без возможности победы, потому, с психологической точки зрения, их пока проводиться не будет, – ответила Акаги. – С другой стороны, даже если этого не было видно, Лэнгли проявила некоторый прогресс, что явно не будет лишним, когда она к нам прибудет.
- Оу, – Мисато была согласна с Рицко, но лишь частично.
Судя по тому, что она прочла в психопрофиле Аски, такой удара по гордости, ей будет перенести сложно… другое дело, что имело бы смысл её к этому подготовить, а не просто откладывать решение на будущее. Пока Еву-02 доставят, было время на то, чтобы Аска свыклась с тем, что теперь максимум что ей обеспечен, это вечный второй номер, если хотя бы половина из историй Икариуса была правдой.
- Приказ командующего, – добавила Акаги, отсекая возможность спора. А у тебя ещё что, из интересного, удалось узнать о нашем атланте? – меняя тему, добавила учёная, закурив новую сигарету.
- Наш могучий друг, – Мисато шутливо кивнула на монитор, где Икариус заламывал Ангела, вырывая из оного куски плоти. – Заинтересовался «первым дитя».
- Оу, – Акаги с непроницаемым лицом уставилась в монитор. – И зачем ему Рей? – поинтересовалась она ровным тоном.
- Ну… – задумалась Кацураги. – Он объяснял свой интерес тем, что она является единственным опытным, как это он выразился… «принцепсом», вот, – наконец, ответила она.
- Хм. Хочет устроить обмен опытом? – усмехнулась Рицко, как-то, неуловимо, расслабившись.
- Возможно. На деле, что у него на уме твориться, понять сложновато, – нехотя призналась Мисато.
- Хм, ну раз он так уж хочет встречи с Рей, думаю у меня для него хорошие новости, – заметила Акаги, к некоторому недоумению своей подруги.
- М? Что ты имеешь в виду? – уточнила Кацураги.
- Да, Рей надо будет новый пропуск выдать. Вот пусть, если он желает с ней познакомиться, пропуск ей и передаст, – пояснила Акаги.
- Ты шутишь? – скептически поинтересовалась Мисато, вспоминая про нелюдимость Рей и про навыки взаимодействия с людьми, которыми обладал Икариус.
Ну как навыки… Мисато просто считала, что его умение общаться с людьми обратно пропорционально его способности владеть копьём. Икариус был болезненно прям, когда дело доходило до недостатков кого-то ещё, не отличался терпимостью в целом, равно как не мог терпеть чью-то слабость или некомпетентность в частности. Эти простые вещи она сумела понять за крайне короткий срок общения… и пускать его общаться вот так вот, с вторым пилотом Евангелиона, славившейся своей нелюдимостью и странным характером, ей казалось не лучшей идеей.
Откуда было Кацураги знать, что Акаги тайно надеется, что Икариус придушит Рей так, что у Рицко просто не будет оправдания, чтобы воскресить «эту мерзкую куклу».
Так или иначе, но Мисато не нашла причин отказать своей подруги, так как вариант с женской интуицией не годился. Поэтому, уже на следующий день, Икариус несколько изменил привычный маршрут, чтобы к тому времени, как уроки принцепса подойдут к концу, он мог прибыть к зданию схолы и вручить новый пропуск. Впрочем, скорее не принцепса, а пилота Рыцаря — несмотря на свой размер, Евангелионы были одноместными машинами, в отличие от Титанов, напоминавших шагающие корабли, как по оружию и защите, так и по экипажу. Евангелионы, при защите сравнимой с защитой Титана, имели вооружение, скорость и экипаж Рыцарей.
Впрочем, от мыслей о классификации машин класса Евангелион, космического десантника отвлекла крайне занимательная сцена. Над невысокой и худощавой девочкой, лет четырнадцати, с пепельными волосами и рубиновыми глазами (благодаря усиленному священной генной инженерией зрению, Икариус мог замечать даже такие детали, на значительном расстоянии), возвышался парень её возраста, но явно куда более крепкого телосложения. Икариус даже подумал, что с его данными, он мог бы сойти за рекрута десанта… впрочем, как крайне худой, отощавший и едва проходящий по нижней черте, рекрут.
Что насторожило десантника, так это жестикуляция и язык тела со стороны парня. Рядом с парнем стоял другой, видимо его друг, который всё происходящее, судя по действиям, снимал на пикт-камеру. А ещё, судя по повышенному тону голоса рослого парня, он явно не был доволен… единственное, что в этой сцене показалось неправильным Икариусу, это абсолютно спокойная и расслабленная поза Рей (имя и фамилию девочки-пилота, десантник узнал заранее, равно как мог прочитать на карточке допуска).
Причина пассивного поведения со стороны пилота, при явной внешней угрозы, десантнику была непонятна… вряд ли она использовала внешнее спокойствие для неожиданной контратаки — за долгие годы службы фениксианец как сам изучил подобный стиль, так и умел определять признаки такового у других. Здесь же, она словно была готова принять удар, если до этого дойдёт. Безответный удар… это смирение вызывало ярость у Икариуса.
- Так это ты пилотировала этого фиолетового робота? – злоба в голосе парня явно указывала на дальнейшее развитие событий.
- Нет, это был я, – прогремел фениксианец, положив руку на плечо мальчишки, позволив себе мысленную улыбку, от ощущения, как парень подпрыгнул бы от неожиданности, если бы на его плече не лежала тяжелая рука космического десантника.
Многие считали что из-за своих размеров, заметить приближение космического десантника не представит проблемы. Как же они заблуждались… недаром Икариус, начало своей службы, и немалое время после, провёл в отрядах охотников, оттачивая навык дальнего (и, нередко, ближнего) незаметного убийства. И не переставал он оттачивать мастерство скрытного перемещения… лучшим своим достижением здесь, Икариус считал кражу тёмных очков с агента слежки, когда оные очки были на нём. И эту кражу агент не заметил, пока ему об этом не сообщили.
Кто-то мог бы счесть это магией. Икариус же знал, что просто нужно было действовать тогда, когда человек моргает.
Стряхнув с себя руку фениксианца (что, впрочем, получилось у парня лишь потому, что Икариус это позволил), мальчишка развернулся, но узрев десантника, ощущение неправильности у того, наконец сформировалось окончательно. Стала ясна причина внезапной тени, резко накрывшей его за мгновение до слов Икариуса, тень, сформировавшаяся от мужчины гигантских размеров.
- Т… вы? – бравада вышла из Тодзи Судзухары словно из воздушного шарика.
- Я. А ты, малец, угрожал второму пилоту, который будет рисковать своей жизнью, защищая тебя от ксеносов, – продолжил десантник, говоря так, словно он вбивал гвозди в гроб своих врагов. – Неблагодарность или диверсия? – угрожающе добавил он, наклонившись.
- Ч-что вы… – незаметно для себя, из стороны пострадавшей, Тодзи стал стороной оправдывающейся. – М-моя сестра пострадала когда шёл бой! – добавил он, но запнулся от того, как почувствовал, что его подымают в воздух две руки, каждая из которых едва ли не была толще торса Тодзи.
- Это война, мальчишка, – прорычал десантник. –  А на войне, гражданские имеют обыкновение умирать довольно часто. Вот только если пилот второго Рыцаря пострадает, вероятность гибели большего числа гражданских в следующих боях, лишь возрастает, – добавил он. После этого, десантник разжал руки, позволив Судзухаре не слишком элегантно, шлёпнуться на свой зад.
- О возможных ошибках в сражениях ты сможешь говорить лишь тогда, когда сам пройдёшь через горнило войны, – припечатал фениксианец, после чего повернулся к пепельновласой девочке, всё ещё закрытой бинтами. – Аянами Рей?
- Да, – кивнула девочка.
- Икариус, пилот первого, – пояснил десантник, на всякий случай, подумав было протянуть руку, для формального приветствия, но вовремя одёрнул себя, вспомнив про соотношения масштабов. Это было бы сравнимо с пожатием силового кулака дредноута. – Меня просили передать твой пропуск, – Икариус, не обращая внимания на пару учеников, теперь старательно отступавших с места беседы двух странных людей, протянул Рей карточку.
Девочка молча приняла её из до-смешного огромных, по отношению к её, рук десантника.
- А также я хотел бы проводить тебя до дома, – добавил десантник.
- Зачем? – односложно спросила девочка.
- Потому что я хотел бы с тобой поговорить и сейчас такой же удобный момент, как и любой другой, – ответил фениксианец.
- Хорошо, – никаких более эмоций, или даже жестов. Икариус отметил, что по умению скрывать эмоции, второй пилот могла бы дать фору многим инквизиторам. Или же… или же она действительно этих эмоций не испытывала, что уже вызывало некоторые вопросы.
Девочка же, не торопясь, повернулась и пошла, видимо ожидая Икариуса проследовать за ней… или ей просто было всё равно. Некоторое время они шли молча, пока десантник прикидывал линию разговора, и в целом, осматривал того, с кем ему предстояло работать.
- Солнце. Оно слишком яркое для тебя? – уточнил фениксианец, заметив, через отражение в стекле витрин магазинов, как иногда девочка щуриться (Икариус шёл чуть позади), когда солнце светило на неё.
- Да, – спокойно ответила Рей, словно для ней это не вызывало никаких неудобств. А затем, на её лице отобразилось абсолютно искреннее непонимание и недоумение, когда ей глаза закрыли тёмные очки. Те самые очки, что Икариус сумел утащить у агента, поставленного следить за ним.
- Это поможет. Имперские жители иногда применяют подобные меры… равно как и некоторые выходцы из других орденов, у которых мутировала Оккулоба, – пояснил десантник.
- Не понимаю, – честно ответила Аянами.
- Хм. Ты ведь в курсе моего происхождения? – уточнил десантник.
- Нет, – с той же, обезоруживающей искренностью, ответила девочка.
- То есть о том, что я прибыл из будущего, примерно сорок тысяч лет спустя, ты не знаешь? Равно как о том, что я космический десантник? – пояснил он, на всякий случай.
- Нет, – подтвердила Рей, но на этот раз, сверхчеловечески острый слух фениксианца, сумел уловить в её голосе толику интереса. Если десантник был прав, то это должна была быть аналогия притопывания от любопытства…
- Хм. Об этом тоже нужно будет поговорить. Нам предстоит воевать вместе, мы будем лить пот и кровь, свою и наших врагов, плечом к плечу, – продолжил десантник. – А потому, мы должны хотя бы понимать друг друга. Так шансы на нашу гибель уменьшаются, а на успех лишь возрастают, – в ответ Аянами промолчала, но и отрицательного мнения не выразила.
Икариус, впрочем, был не из тех, кого можно было смутить неразговорчивостью.
- Мне бы хотелось уточнить твои боевые навыки, – добавил фениксианец, приготовившийся к худшему. Судя по его опыту, наличие оных, даже у опытного пилота, если он прав в степени некомпетентности НЕРВ, не предполагалось.
- Боевые навыки? – девочка слегка нахмурилась, в полной мере подтверждая опасения Икариуса.
- Стрельба, фехтование, тактическая подготовка, – вкратце пояснил десантник. На некоторое время, Рей замолчала.
- Меня такому не готовили, – наконец, ответила девочка. – А ты это знаешь? – добавила она, и Икариус услышал в её голосе интерес, желание стать лучше. Стремление к совершенству.
- Я космический десантник, – гордо произнёс фениксианец. – Прошёл несколько веков сплошной войны, и являюсь одним из охранников магистра Ордена, – последний факт вряд ли бы что-то сказал Рей, но, Икариус хотел добавить весу словам.
- Я… я хотела бы стать сильнее, – призналась Аянами. – Мой долг защищать человечество, – добавила она.
- Мой тоже, – кивнул десантник.
- Ты можешь мне помочь? – медленно, словно подбирая слова, спросила Рей. В ответ космический десантник из ордена Сынов Тарвица, лишь улыбнулся.
- Конечно, – ответил он. – Если у тебя есть вопросы, ты можешь их мне задать. Заодно я узнаю кое-что и сам, – добавил Икариус. В конце концов, умение задать правильный вопрос часто зависит от знания предмета.
- Что в будущем? – впрочем, вопрос заданный Рей, несколько удивил десантника. Но он позволил себе усмехнуться — девочка была не так проста и механикусоподобна, как казалась поначалу.
- Война, – правдиво ответил Икариус.
За рассказом, без излишних приукрас, об обстановке на фронтах на момент 981.999.М41, Рей и Икариус добрались до места проживания девочки. И если ещё на подходах, острый глаз десантника отмечал детали, сумма которых всё меньше и меньше ему нравилась, то когда стало ясно, где проживает  второй пилот второго Евангелиона, настроение фениксианца испортилось окончательно.
Дело было даже не в спартанских условиях проживания — к этому десантнику было не привыкать и, более того, излишнюю роскошь он недолюбливал сам (вопрос о том, что считать излишней роскошью оставался поводом для дискуссий, среди десантников ордена Сынов Тарвица и других десантников).
- Рей, – фиолетовые глаза фениксианца упёрлись в рубиновый глаз девочки (войдя в свою квартиру, где десантнику моментально стало тесно, Аянами сняла очки). – Скажи, ты можешь мне помочь?
- В чём? – привычно-неэмоциональным голосом поинтересовалась Рей.

Глава 7. Проникновение в тылы.
Туго натянутые бинты накручивались на кисти десантника — Икариус предпочитал их перчаткам, если у него было время. Эта простая процедура позволяла сконцентрироваться и сосредоточить свой разум на предстоящей задаче и методе их выполнения… тем более что сейчас, он намеренно наложил на себя множество ограничений.
Угольно-чёрный плащ огромных размеров, сшитый из кусков ткани лично десантником (которому порядком надоело отсутствие подходящих размеров одежды, и который вспомнил уроки Охотников), укрыл крепкое тело космического десантника и буквально размывал его черты в ночном небе Токио-3.
Пепельные волосы были стянуты в конский хвост, чтобы не мешаться — на этот раз было не время расстреливать из тяжёлого болтера противника, позволив волосам развеваться на ветру. Операция, к сожалению, требовала скорости и эффективности, что вызывало тоску в душе фениксианца.
Выбраться из своего дома было легче лёгкого, он уже давно знал когда у агентов происходит пересменка, а также их отношение к нему, потому Икариус просто-напросто ушёл тогда, когда они были отвлечены. Работы службы безопасности НЕРВ была куда ниже удовлетворительного уровня, что тут и говорить. С другой стороны, это была служба его биологического отца, а тот, похоже что, обладал аллергией на компетентность.
Вечерний Токио-3 обдал представителя астартес прохладой, приятной телу. Улицы почти опустели, но, следуя правилу, Икариус старательно придерживался пустынных и малонаселённых районов, в которых его найти было гораздо сложнее. О камерах слежения он не волновался — при их количестве, увидеть фениксианца на множестве экранов можно было бы лишь в том случае, если бы его кто-то намеренно искал и вёл.
Погони за «единственным пилотом с боевым опытом» организовывать никто не стал — очередная халатность, из-за того, что сотрудники уже привыкли к действиям фениксианца. Это было их главной ошибкой, так как на этом этапе они могли бы ещё что-то попытаться изменить. Уже скоро остановить десантника будет крайне и крайне сложно…
В вечернем лабиринте улиц Икариус чувствовал себя так, как будто вернулся на сорок тысяч лет вперёд, во время прохождения ритуалов охотника. О, это чувство, когда тебя сбрасывают в город, занятый врагом, без брони и оружия, в рванье, и с одним пергаментом, в котором указана твоя цель. Икариус прошёл это задание с честью, был он намерен выполнить его и ещё раз, благо на кону стояло куда большее, чем его будущая служба. На кону было выживание человечества.
Добраться до дома Рей было делом техники, благо, как уже заметил Икариус, его не охраняли от слова никак. Десантник провёл час осматривая местность и обходя весь район, пока он не убедился в одной простой вещи — ни одного агента службы безопасности поблизости от этого района попросту не было.
Именно это и было мотивом десантника, и теперь он во второй раз убедился в своей изначальной правоте.
Пройдя в квартиру Рей, дверь в которую, к слову, даже не закрывалась, десантник увидел лежащую на спине девочку, с закрытым глазом. О состоянии второго её глаза мешал судить слой бинтов. Судя по мерному дыханию, отсутствию движений и какой-либо реакции на появление Икариуса, Аянами, скорее всего, уже спала. Это тоже было весьма удачно… потому как десантник хотел кое-что проверить. Фениксианец привык доверять своей интуиции, а потому он тихо открыл упаковку красно-белых капсул, названия которых он так и не нашёл в интернете, и высыпал содержимое капсулы себе на ладонь.
Затем Икариус прикоснулся языком к порошку, после чего едва удержался, чтобы не сплюнуть кислотой — кажется, причина  безэмоциональности Рей имела ещё и другую, более… химическую причину. Такой дозы медикаментов могло бы хватить и новобранцу-астартес, что уж и говорить про хрупкую девочку.
Это будет ещё одним пунктом, и без того длинного списка претензий, который будет предоставлен Гендо Икари.
Десантник аккуратно разбудил девочку.
- Уже время? – лаконично спросила Рей.
- Уже время, – подтвердил десантник. – Одевайся, – Аянами подчинилась приказу, быстро одевшись в школьную форму. И, как отметил десантник, другой одежды у неё не было.
Это тоже надо будет исправлять — даже десантник, имеющий силовую броню на все случаи жизни, не разгуливает в ней постоянно. Рей понадобиться одежда для тренировок, которые с ней планировал проводить фениксианец. Но этим вопросом Икариус решил заняться позже, по возможности, переложив этот вопрос на Кацураги.
Добраться до одного из аварийных входов в Геофронт, не составило проблем. Икариус сливался с тенями с мастерством, заработанным с опытом нескольких десятков лет разведывательно-диверсионной деятельности в самых разных условиях. Рей же старательно повторяла движения и действия своего спутника… но её подводили лимиты и пределы человеческого тела. Тем не менее, она переносила усталость со стойкостью, которую Икариус не помнил почти ни от одного рекрута-астартес.
Будь она другого пола, в мрачном будущем сорокового миллениума, она была бы идеальным кандидатом в космический десант. Она бы и операции имплантации, которые в других орденах нередко опримитивились до замены анастезии молитвами, перенесла бы молча — десантник был в этом почти уверен.
Охрана на входе была номинальной — обойти его было непростительно легко, даже для Рей, которая только-только перевела дух… впрочем, Икариус пару раз подстраховывал «первое дитя», чтобы она не была обнаружена. Но сам факт реальности происходящего удручал десантника — происходящее выходило за все рамки, и фениксианец был намерен сказать по этому поводу веское слово.
Спуск по лестнице, затем использование попутного лифта (для исполнения прыжка десантнику пришлось взять Рей на руки — девочка ещё просто физически не оправилась от ранений достаточно, чтобы без вреда для себя совершать  подобную акробатику), позволило добраться до Геофронта — самого охраняемого места на планете, как уверяли Икариуса.
Космический десантник Сынов Тарвица только что показал, что за наглая ложь это была.
Охрана на выходе и вовсе не доставила проблем десатнику, который обезвредил их тогда, когда один из них отошёл за кафом — фениксианец оглушил его, связал и оставил отдыхать в подсобном помещении. Второму охраннику он позволил даже заметить себя, но охранник был настолько расхлябан, что он даже не успел привести оружие в боевое положение до того, как в его голову врезалась бутыль бойлера с водой.
Икариус связал также и его — за жизнь охранника фениксианец не волновался, и даже не из-за жестокости войн, ведущихся в далёком будущем, к которой он привык. Просто люди с таким толстым черепом, физически не способны умереть так просто — слабый пульс на шее охранника это лишь подтвердил. Ну и да, пока что они работали на одну цель, а гибель своих обычно плохо влияла на отношения между фракциями. По этой причине, пока что, десантник воздерживался от более радикальных действий.
Забрав ключ карты у охраны, Икариус вместе с Рей отправились по лабиринтам Геофронта, уходя от зон покрытия камер, пока на это было время — конечно, кто-то это мог назвать жульничеством, но Икариус знал, что пункты входа Геофронта можно было добыть посредством банального наблюдения. Данные же о записываемых секторах загрузить с терминалов охраны — это десантник проверил в своё время.
И вот, коридоры приводят того, кого можно считать человеком лишь с большой натяжкой и юную диверсантку в одно помещение. Для честности, замок был расплавлен зарядом термита, который заранее изготовил Икариус… и то, что хранилось в помещении, смогло удивить даже каменноликую Рей.
- Что это? – спросила она, с лёгким интересом в голосе, что для Аянами было аналогично живейшему любопытству.
Рубиновое око девочки пристально смотрело в потухшие, зеленоватые визоры пурпурного шлема с золотой маской, стоящего на подставке, вместе с комплектом огромных лат, такого же цвета аметиста.
- Это моя броня, – ответил десантник. – Комплект тактической брони дредноута, шаблон Тартарос, – пояснил он. – А это моё копьё, – добавил он, ткнув в своё излюбленное оружие. – Хотя, магос Акаги заметила, что это скорее глефа.
Рей подошла к броне и, дождавшись кивка десантника, попыталась поднять шлем. К сожалению, для одной руки, этот груз был слишком тяжёл.
- Это силовая броня, – пояснил десантник. – Внутри я не чувствую её вес, – добавил он.
Настало время для третьего пункта своего плана.
За всё время облачения, в помещение не вошёл ни один человек, что говорило лишь об одном — о его нахождении в Геофронте сейчас не знают, потому как Икариус намеренно продемонстрировал свои враждебные намерения. Намерения, достаточные для объявления общей тревоги.
А затем, Икариус, приказав Рей оставаться в помещении и сдаваться, если её обнаружат, запер её в одной из подсобок, для её же безопасности, и отправился напрямую к месту проживания отца, которое, как это было очень кстати, тоже было в Геофронте. В самой защищённой части Геофронта… по крайней мере, так считалось.
Это даже прорывом с боем не являлось — попытки атаковать Икариуса не привели ни к какому результату. Пули лишь рикошетили от его брони, а ничего более серьёзного чем пистолеты-пулемёты у охраны попросту не было. Попытки остановить десантника заливом бакелита привела к тому, что он просто использовал альтернативные маршруты, кое-где просто используя физическую силу, чтобы продвинуться через преграду из застывшей смолы.
Кабинет командующего НЕРВ должен был внушить любому вошедшему чувство незначительности, ущербности — чёрные тона, древо сфирот, затенённые окна, пониженная температура, массивный стол и, разумеется, внушительный командующий Гендо Икари. Вот только, вряд ли создатели кабинета учитывали, как на внушительность повлияет вырезанная, тяжелая, металлическая дверь, влетевшая внутрь от могучего пинка терминатора.
Впрочем, к своей чести, Икари Гендо, как и всегда, был спокоен. Лишь такой человек, как Фуюцуки мог заметить, как нервничает его ученик на самом деле. Впрочем, в этом винить его было сложно — не каждый день твой сон прерывает сообщение, что твою штаб-квартиру штурмует твой собственный сын, который, помимо всего прочего, является лучшим воином человечества, прибывшем из далёкого будущего. Ну да, Гендо в последнее время вообще мало спал.
- Что это значит, сын? – Гендо потребовал ответ от вошедшего десантника… но это была плохая тактика, так как фениксианец лишь молча извлёк свой спаренный автомат с барабанным магазином. После чего, в помещении громыхнуло пять выстрелов, которые, несмотря на два ствола, прозвучали как одиночные. 
Окна в помещении разлетелись на тысячи осколков от попадания масс-реактивных болтерных снарядов. Левая часть массивного стола постигла та же участь, обдав командующего дождём из опилок, но, будь причина в парализующем страхе или невероятном контроле над собой, командующий остался сидеть неподвижно.
Показав, что говорить сейчас будет он, Икариус убрал за спину своё орудие.
Фениксианец, сжимая в правой руке свою глефу, по лезвию которого скользили потоки энергии, тяжелой поступью, подошёл к Гендо, не говоря ни слова. Лишь подойдя на неуютно-близкое для командующего расстояние (то бишь расстояние удара глефой), Икариус остановился, заставляя Гендо задрать голову, лишь чтобы встретиться с равнодушным, холодным взором зелёных визоров.
А затем, десантник снял шлем, который он положил на уцелевшую часть стола. Судя по звуку, сопровождавшему это действие, он весил явно не один киллограм и его броня могла поспорить с защитой Евы.
- Я провёл проверку вашей охраны, – растянув губы в наглой ухмылке, наконец, произнёс Икариус.
Боги, как Гендо ненавидел это лицо своего сына. Он видел фотографии второго отдела, где его сын выглядел почти так же, как тогда, каким он его оставил много лет назад… да, немного выросшим, но было в нём что-то, от того ребёнка, которого он когда-то давно оставил на станции поезда.
Теперь же, глядя в это, неестественно-красивое лицо, в эти холодные, пронзительные фиолетовые глаза, на эту усмешку, он едва мог сдержать ярость. Это не был больше его сын, это не был больше сын Юй Икари! Это была омерзительно-красивая машина для убийства, разрушений и смерти, наслаждающийся этим. И, как бы не было противно это признавать, у него сейчас был на руках флэш-рояль, когда у Гендо не было и чёртовой пары.
А ещё причина была в банальной зависти. Гендо, и без того ревнующий сына к жене, теперь не мог не злиться от того, что у его сына есть хоть что-то. Не говоря уже о том факте, что его никчёмный сын добился всего этого сам, имея в стартовых условиях лишь то, что он оказался в будущем…
Он обладал всем тем, чем не обладал Гендо в возрасте Синдзи — силой и уверенностью в себе.
Красота, оружие и броня шли бонусом впридачу.
- И ради этого ты разгромил штаб-квартиру? Это называется саботаж, – процедил Гендо, но его резко остановил свист глефы десантника, которая, с гудением силового поля, рассекла воздух и вонзилась в стол прямо перед командующим.
А затем она прошла ещё дальше, скользнув по стулу (статика неуютно ощутилась самим естеством Икари условно-старшего, когда глефа прошла в неуютной близости от его детородных органов) и ушло в пол на всё лезвие, судя по звуку.
- Саботажем, называется то, что здесь находится вместо охраны. Моё проникновение можно было остановить на десятках этапов, если всё было бы установлено как положено, – процедил фениксианец. 
Гендо молча продолжил смотреть в фиолетовые льдинки своего сына, которые обычно назывались глазами.
- Охрана набрана из некомпетентных ослов, служба поставлена так, что проникнуть сюда сможет и новобранец, имеющий маломальский разум и прилежание, – продолжил Икариус. – Я не собираюсь терпеть это в дальнейшем. Мной и раньше была замечено подозрительное отсутствие прилежание в слежке, которую ты организовал за мной, но я думал что причины кроются в ином, – каждым словом, фениксианец словно забивал гвозди в крышку гроба.
- Последней каплей, стал факт того, что единственный пилот титана… Евангелиона, помимо меня, не имеет даже признака охраны, – добавил десантник, после чего массивный терминатор наклонился, нависая над Гендо. – Я требую, чтобы это было исправлено.
- Я думал что ты лучший воин человечества, и в состоянии сам сдержать все атаки, – ядовито заметил Икари условно-старший.
- Это так. Но также, я не собираюсь делать за вас ВАШУ работу. Десант приходит на помощь там, где это необходимо, а не там, где обленившиеся люди перестают выполнять свой долг, – прорычал десантник.
- Хорошо, – неожиданно спокойно ответил Гендо. – Но тогда, для радикального исправления ситуации, нам бы весьма пригодились твои… навыки.
- Хочешь переложить на меня охрану Геофронта? – усмехнулся Икариус.
- Опытнее тебя не найдётся человека на всей планете, – несмотря на неприкрытую лесть, тон Гендо звучал скорее как издевательство и вызов.
- Это так, – кивнул Икариус, позволяя серебристым локонам свободно упасть по латному нагруднику.
- Отлично. Вместе с капитаном Кацураги займи…тесь этим, – кивнул Гендо.
Кажется, он понял способ влиять на своего непредсказуемого сына. Икариус считает себя лучшим воином человечества, и явно видит способ в сложных задачах, доказать это остальным… и, вероятно, себе в том числе. Гендо, впрочем, это было только выгодно — если его охрана будет способна противостоять вторжению, то старики из Комитета точно не смогут противостоять ему.
А Икариус… даже он падёт пред мощью Лилит, когда наступит момент. Или останется один на опустошённой планете — тоже, вполне подходящая судьба.
- Хорошо, – потянув за рукоять глефы, Икариус извлёк своё оружие из пола, после чего, вернув шлем на голову, развернулся, и тяжелой поступью пошёл по направлению к выходу.
Но, стоило Гендо только, украдкой, выдохнуть, как фениксианец остановился.
- И ещё кое-что, – пробасил он, и командующий едва удержался, чтобы не застонать. Его нервы и так напоминали натянутые струны, а Икариус на них мастерски играл, словно это была гитара. – Рей. Прекрати её убивать, – потребовал он.
- Что? – искренне надеясь, что это не то, о чём он думает, переспросил Гендо.
- Эти лекарства. Они её убивают, – пояснил фениксианец, едва не заставив командующего выругаться матом. Что ещё смог узнать этот неожиданно-пронырливый громила?  О содержимом центральной догмы? О душе Юй заточённой в Евангелионе-01?
- Ты не знаешь о чём… – но речь его вновь была прервана, когда десантник, не оборачиваясь, отправил в своего биологического отца свою глефу, перехватив её рукоять лишь тогда, когда лезвие оружие едва не вошло в голову командующего.
- Я прекрасно знаю, о чём говорю. Мы способны распознавать яд… и не только, – ответил Икариус. – Это моё последнее предупреждение. В следующий раз я не стану останавливаться, и окажу вселенной услугу, – добавил он.
- Хорошо, – ответил Икари. – Я отдам распоряжение! – он был готов отдать почти всё, только чтобы пурпурная латная фигура ушла из его кабинета.
- Это мудрое решение, – пробасил десантник, после чего продолжил идти.
Как только он вышел за порог кабинета, с носа Гендо упали разрезанные на переносице, очки.

Отредактировано UnholyKnight (23-12-2015 09:37:36)

+8

142

UnholyKnight написал(а):

Будь она другого пола, в мрачном будущем сорокового миллениума, она была бы идеальным кандидатом в космический десант.

Тапок - в Адептус Астартес не берут женщин. И как раз по причине того, что женский организм не принимает и не выдерживать подавляюю часть стандартных имплантантов Астартес
А вот в боевые структуры Адептас Сороритас - в ордена Сёстёр Битвы её возьмут с удовольствием, потому как для Сороритах Первое Дитя - идеальный неофит. Но, ЕМНИП, имплантов у Сороритас мало - для нейроинтерфейса с силовым доспехом и системами связи плюс ещё кое-какие - основной упор идёт на психическую и идеологическую подготовку вкупе с развитие выносливости организма. Сороритас берут не силой или скоростными качествами, их конёк - мотивация, железобетонная психика, упорство с фанатизмом и специфическая агрессивность (исконно женская жестокость и агрессивность + материнский инстинкт защиты потомства с приданием ему агрессивности мужского типа, перефокусированный на защиту всего человеческий вид и).
В пилоты Рыцарей (в качестве исключения, ибо женщин не берут в принцепсы Рыцарей по причине приминения нейроимплантантов и психотехник, подавляющей частью женщин не переносимыми) Рэй возьмут.

0

143

slava-scr написал(а):

Тапок - в Адептус Астартес не берут женщин. И как раз по причине того, что женский организм не принимает и не выдерживать подавляюю часть стандартных имплантантов Астартес


Ммм, а слова "будь она другого пола" пропустили?

Я как бы в курсе, что женщин в десант не берут.

slava-scr написал(а):

В пилоты Рыцарей (в качестве исключения, ибо женщин не берут в принцепсы Рыцарей по причине приминения нейроимплантантов и психотехник, подавляющей частью женщин не переносимыми) Рэй возьмут.


Принцепсши есть, так что и в рыцарей брать могут.

0

144

Ура! Продолжение. Я уж и не надеялся.

0

145

Отлично, еще бы расстрелять тех, кто поселил няшу в трушебах и оставил одну.  :cool:
Кстати, а дальше у Гендо будет замечен 3 глаз ? (как по манге) Вроде оборудование терминатора вполне позволяет это ))

0

146

UnholyKnight написал(а):

Ммм, а слова "будь она другого пола" пропустили?

Упсь :blush:
Но за проду http://smiles24.ru/data/smiles/smiles-jesty-174.gifhttp://smiles24.ru/data/smiles/smiles-jesty-174.gifhttp://smiles24.ru/data/smiles/smiles-jesty-174.gifhttp://smiles24.ru/data/smiles/smiles-jesty-174.gifhttp://www.yoursmileys.ru/tsmile/rulez/t2015.gifhttp://www.yoursmileys.ru/tsmile/rulez/t2015.gifhttp://www.yoursmileys.ru/tsmile/rulez/t2015.gifhttp://www.yoursmileys.ru/tsmile/rulez/t2015.gifhttp://www.yoursmileys.ru/tsmile/rulez/t2015.gif

0

147

Ждемс ?
http://img0.reactor.cc/pics/post/Warhammer-40000-%D0%BD%D1%8F%D1%88%D0%B0-%D0%BF%D0%B5%D1%81%D0%BE%D1%87%D0%BD%D0%B8%D1%86%D0%B0-%D1%84%D1%8D%D0%BD%D0%B4%D0%BE%D0%BC%D1%8B-525452.png

0

148

slava-scr написал(а):

Поэтому, уже на следующий день, Икариус несколько изменил привычный маршрут, чтобы к тому времени, как уроки принцепса подойдут к концу, он мог прибыть к зданию схолы и вручить новый пропуск.

Школы

UnholyKnight написал(а):

- Ты не знаешь о чём… – но речь его вновь была прервана, когда десантник, не оборачиваясь, отправил в Икариуса свою глефу, перехватив её рукоять лишь тогда, когда лезвие оружие едва не вошло в голову командующего.

Может, не Икариус, а Гендо? Это ведь десантник (Икариус) отправляет глефу в цель.

UnholyKnight написал(а):

- Так это ты пилотривала этого фиолетового робота? – злоба в голосе парня явно указывала на дальнейшее развитие событий.

Пилотировала

UnholyKnight написал(а):

Левая часть массивного стола постигла та же участь, обдав командующего дождём из опилков, но, будь причина в парализующем страхе или невероятном контроле над собой, командующий остался сидеть неподвижно.

Может лучше "опилок"?

UnholyKnight написал(а):

И если ещё на подходах, острый глаз десантника отмечал детали, сумма которых всё меньше и меньше ему нравилась, то когда стало ясно, где проживает  второй пилот второго евангелиона, настроение фениксианца испортилось окончательно.

UnholyKnight написал(а):

- Последней каплей, стал факт того, что единственный пилот титана… евангелиона, помимо меня, не имеет даже признака охраны, – добавил десантник, после чего массивный терминатор наклонился, нависая над Гендо. – Я требую, чтобы это было исправлено.

С большой буквы.


Много где написано Айянами. Разве правильно не Аянами?

0

149

Silver Ursus написал(а):

Школы


Использован термин из далёкого будущего.

Остальное поправил.

Отредактировано UnholyKnight (22-12-2015 22:38:29)

0

150

UnholyKnight написал(а):

Использован термин из далёкого будущего.


Так называются школы в Вархаммере? Буду знать.

P.S. Спасибо за произведение, читаю с удовольствием!

Отредактировано Silver Ursus (22-12-2015 23:22:10)

0


Вы здесь » NERV » Омаки и интерлюдии » Мои творения по NGE и не только