NERV

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » NERV » Омаки и интерлюдии » Мои творения по NGE и не только


Мои творения по NGE и не только

Сообщений 151 страница 157 из 157

151

Схола Прогениум в вархаммере, является учебное заведение, куда берут детей-сирот, чьи родители погибли на государственной службе. То есть, на службе в гвардии, или в администратуме, погибнув при исполнении. Оная схола выдаёт пул самых разных, высококачественных и мотивированных служащих. Зачастую.

0

152

UnholyKnight написал(а):

Схола Прогениум в вархаммере

Интересно, в Римской и Византийской империях схола - это гвардейские, а позже и просто воинские отряды. )

Отредактировано Гость№54 (23-12-2015 01:41:17)

0

153

Гость№54 написал(а):

Забавно, в Римской и Византийской империях схола - это гвардейские, а позже и просто воинские отряды. )


Ну... из оной схолы выходят потом бойцы штурмовиков, которые являются элитными подразделениями гвардии, равно как и комиссары, флотоводцы, арбитры, и многие другие. Адепта Сорроритас тоже набираются оттуда, что для боевого крыла, что для остальных. Другое дело, что и мирных профессий там хватает. Но в вахе это именно что элитное учебное заведение-интернат.

0

154

UnholyKnight написал(а):

и сделаю вселенной услугу, – добавил он.

Может: "окажу"?

0

155

Вервольф написал(а):

Может: "окажу"?


Хммм. Исправил.

0

156

Я не мог это не сделать. Играю в ХСОМ-2... в общем, миник. Спойлерится начало игры, так что читайте на страх и риск.

СПОЙЛЕРЫ!

- Вот и отлично, – заметил невысокий парень, как это нередко называлось «военной выправки», после чего он отвернулся от экрана, где ещё недавно начал вещать спикер, тихо бубня что-то себе под нос.
- Конечно… а вот и вы, – группа людей видела как молодого мужчину, прошедшего через арку остановили патрульные «миротворцы» Адвента.
Никто и не заметил, отвлекаясь на «нарушителя», как девушка с огненно-рыжими волосами проскользнула за голографическую полосу оцепления и установила на бронетранспортёре подозрительное устройство, вполне конкретного назначения.
- Можешь начинать! – крикнул парень, проигнорировав приказания солдат, наставивших на него винтовки… а в следующий момент, БТР миротворцев взорвался, снося волной солдат… когда дым расступился, парня уже нигде не было.
***
Короткая атака пары бойцов Икс-ком успешно продавила оборону пехотинцев Адвента, всё ближе добираясь к своей цели, заключённой в генетической поликлинике, выстроенной инопланетным оккупационным правительством, хоть и не без потерь — неосторожная попытка обойти адвентовцев со фланга, ожидаемо, привела к потерям.
К сожалению, организация была уже не той, что была во время войны, а потому посылать полную четвёрку на такое задание, не было ни сил не возможности… но скоро должно было подойти подкрепление, иначе дела Рамиреса — крепкого темнокожего детины из южной Америки, были бы крайне плохи…
И подкрепление пришло. Немка с пламенно-рыжими волосами и с винтовкой в руках появилась как раз вовремя, чтобы помочь ему повергнуть оставшихся противников, выплёвывая ругательства со скорострельностью чуть ли не превосходящую её автомат.
К сожалению, подмога пришла не только к бойцам икс-команды. Умирающий пехотинец адвента, несмотря на хороший удар бойца с позывным «Центр», всё же успел передать координаты и сигнал бедствия своим, а потому ховеркрафт противника выбросил свежую группу адвентовцев, почти что прямо на головы икскомовцев.
- Я попытаюсь их задержать! Центр, Вторая, отступайте! – едва ли не приказал Рамирес, вызвав у «Центра» усмешку.
Сейчас, в форме и с тяжелым автоматом, мало кто мог бы опознать в молодом мужчине смешанного, азиатско-европейского происхождения, того, кого ещё пару минут назад задержал патруль миртоворцев адвента.
- Ты уверен, что он здесь? – поинтересовалась «Вторая», на что «Центр» ответил усмешкой.
- То как они переполошились это лучшее свидетельство того, что мы близко, – ответил он. – Взламывай дверь…
- Уже, – фыркнула девушка, приступая к взлому.
- Что, как в старые добрые времена, а, Лэнгли? – усмехнулся Центр.
- Да уж, Икари, – протянула Аска, заканчивая взлом. – Отлично! Мы на месте!
***
Короткий бой и судорожное отступление — Рамирес погиб прикрывая отход Центра и Второй, но… цель была выполнена. Командующий, облачённый в стазис-скафандр, был захвачен икс-ком и доставлен на базу. Радостное волнение охватывало всех — это могла быть единственная надежда на то, что адвент и их повелителей удастся остановить.
И действительно, когда Центр протёр стекло маски, а доктор Тайган снял шлем с Командующего, открыв осунувшееся, бородатое и крайне знакомое Центру лицо, стало ясно — надежда ещё была жива.
Не менее короткая и судорожная операция завершилась успехом — по крайней мере, никакие импланты больше не угрожали жизни Икари Гедно и будущему проекта, даже несмотря на то, что механизм явно не был рассчитан на его извлечение. По крайней мере, первый маленький шажок был сделан…
Центр остался сидеть у кровати Командующего, ожидая когда он придёт в сознание.
***
- Приветствую вас… Командующий, – усмехнувшись произнёс старик на обратной стороне монитора. – Не думал, что мне удастся увидеть вас снова.
- Я тоже не думал, что мне удастся увидеть хоть кого-то ещё, Кил, – заметил Гендо. – Кто-нибудь ещё выжил?
- Оставь это, Гендо, тебе не идёт. Комитета, каким ты его знал, больше не существует. Все они присягнули на верность Адвенту… все, кроме одного человека, – ответил Кил Лоренц. – Все эти годы я помогал Сопротивлению в твоём поиске, и, как видишь, добился успеха.
- Предлагаешь мне снова заняться спасением человечества? – поинтересовался Икари.
- Думаю, ты знаешь мой вопрос, – заметил Лоренц.
- Думаю, ты знаешь мой ответ, – парировал Гендо.
- Тогда удачи тебе, Командующий. Я выйду с тобой на связь, когда появится новая информация, – на сухих, растрескавшихся губах Кила Лоренца, проступила улыбка.
Всё же, ещё не всё было потеряно.

Отредактировано UnholyKnight (06-02-2016 03:03:45)

+5

157

Пока у меня некоторый затык на творческом горизонте, решил сварганить миник - попадос в Ральфа-103, ребёнка из программы Спартанец-2, вселенная HALO. Допилю ещё две главы, одну ту, ради которой я всё и затеял, и вторую - эпилог.

***
- Гхх… прошу… убей меня… – сидящий в инвалидном кресле напоротив меня человек представлял собой душераздирающее зрелище. Разбитый параличом, с перекошенным лицом и дрожащими руками… он едва-едва говорил, хотя его правая рука всё же крепко сжимала подлокотник его кресла.

И сейчас на его лоб смотрело немигающим оком жерло ствола пистолета. Пистолета, который я сжимал в своей руке, держа палец на спуске.

Я знал кто это такой — клон Ральфа-103, одного из детей “рекрутированного” в проект Спартанец-2, по созданию суперсолдат для подавления будущих восстаний на внешних колониях. Проект, выходцы из которого не раз спасут человечество от неминуемой гибели. Гибели вовсе не от рук мятежников…

Проблема в том, что я не был Ральфом-103, и вообще я очнулся здесь буквально мгновением назад непонятно от чего… и что хоть память Ральфа буквально за долю секунды стала моей же, его опыт и взгляды пропитали меня как вода губку, я всё равно не являюсь этим четырнадцатилетним пацаном.

Бросив взгляд на кисть, удерживающую пистолет, я замечаю отсутствие шрамов. Сбежал Ральф видимо незадолго до процедуры аугментации.

- Нет, – ответил я покачав головой. – Я не стану делать этого.

- Прошу… – мой клон протянул ко мне руку. Несколько мгновений он держал её, после чего она, задрожав, медленно начала оседать.

Я подхватил его кисть своей рукой.

- Я не могу исполнить эту просьбу, – ответил я снова. – Это должно быть твоё, и только твоё решение. Облегчать тебе выбор я не могу, –  ответил я, малодушно уходя от того, что было милосердием по отношению к этому человеку.

Флэш-клоны — скороспелые копии людей, созданные за часы, но живущие немногим больше. Все они страдают от нейронной деградации, приводящей к фатальному результату через некоторое время. Большинство умирают спустя пару месяцев, счастливчики, вроде клона Ральфа-103 или Дейзи-023 прожили долгих семь лет.

Впрочем глядя на него я сомневаюсь что им так уж повезло.

- Принимай решение сам. Достойно проживи оставшуюся жизнь, или уйди с достоинством, но сам. Не полагаясь ни на чью помощь, Ральф, – сказал я, отчаянно пытаясь поверить в свои слова.

- Только тебе решать. И извини. За это подобие жизни, – добавил я, вложив в руку клона пистолет. Сил на то, чтобы застрелиться у него хватит.

С этими словами я развернулся и пошёл назад. Мне ещё следовало вернуться назад… в место что стало Ральфу новым домом. Лучше будет если я вернусь самостоятельно а не позволю людям из ОФР явиться за мной. Может так я хоть каких-то баллов выиграю в глазах Мэндеза и Халси. Многие знания — многие печали.

Если я скажу, что государство санкционирует программу создания суперсолдат, в ходе которой дети в шестилетнем возрасте будут похищены из семей, сами дети заменены быстро деградирующими клонами, из детей сделают настоящих янычар — цепных псов режима не знающих страха и сомнений, биологических боевых машин, а потом, словно этого мало, их организмы будут биологически и химически доработаны в ходе очень болезненного и нередко фатального процесса аугментации, то что скажет общество в ответ?

Оно скажет что это очень плохо, что это нацизм, что такое государство не имеет право на существование, что право выбора священно, что таким образом просто выращиваются одноразовые инструменты — дети-солдаты которые будут использованы и выброшены государством когда в них отпадёт нужда.

Разумеется всё это правда.

Однако что будет, если я скажу что вскоре человечество ждёт жесточайшая война на выживание, против системного врага настроенного без жалости и сожалений искоренить всех людей словно сорную траву, что цветущие планеты будут превращены в стеклянные шарики при помощи плазменных проекторов, вместе со всем их населением? Что если я скажу, что именно от этих детей-солдатов будет зависеть выживание человечества, и что один из них всё же сможет обратить ход войны вспять, став острием копья отведного удара?

Что если я скажу, что эти дети, погибшие на войне, в ходе обучения или процедуры аугментации всё равно погибли бы когда пришельцы прилетели бы на их колонии и сожгли миры вместе со всеми их жителями?

Ответить на вопрос сразу становится несколько сложнее, не так ли?

К тому же, как бы парадоксально это ни звучало, но выжить конкретно у меня шансов будет куда больше на передовой. Всё же выжить куда проще когда ты натренированный, доработанный внутри и снаружи суперсолдат в самой передовой силовой броне доступной человечеству, чем простой мирный житель, ждущий когда на твою голову свалится сраный Ковенант.

А потому мне нужно было вернуться на Предел. Пока ещё цветущий мир, а не остекленённую пустошь. Может быть мне даже удастся предотвратить превращение его в таковую… мечты-мечты. Командирскую башенку на Т-34 ещё воткнуть бы, ага. И непременно сообщить планы немецкого генштаба в Ставку.

Уходя из места когда-то бывшего домом Ральфа я так и не услышал выстрела.

***

- Так как мне это понимать, рядовой? Ты своевольно покинул место службы угрожая гражданскому персоналу оружием, незаконно проник на космический корабль… да за каждую из этих статей тебя надо бы отдать под трибунал! – ожидаемо, Мендез давил авторитетом а я старательно изображал “вид лихой и придурковатый”, как завещал ещё Пётр.

- Мне необходимо было убедиться, сэр, – в таком случае когда правда слишком неудобно лучше хотя бы говорить то, во что не стыдно было бы поверить.

- В чём? – мне показалось или в голосе старшины проскользнуло недоумение?

- В том что мне там не место, – выпалил я. – В том что мой настоящий дом и настоящая семья здесь. Мысли о прошлой жизни не давали мне покоя, одолевали меня и не давали сосредоточиться. Я должен был убедиться, – добавил я.

На деле это по сути был большой спектакль. Мне было понятно, что вряд ли, вложив в меня столько денег и времени, меня просто спишут в утиль — спартанцев всего было семьдесят пять, и неизвестно сколько ещё погибло в процессе. Да и, как я помню — Дейзи вернулась и даже умудрилась в начале кампании против Ковенанта поучаствовать.

Она даже была единственным спартанцем получившим на Харвесте звание старшины, и это при том, что она была по сути дезертиром… ну а Ральфа-то выгнали из-за как раз психологической несовместимости а не из-за этого конкретного эпизода. Стоило ли и говорить, что кончать так, как это случилось с оригинальным Ральфом, у меня не было никакого желания.

- Рядовой… – прошипел Мендез.

Несмотря на свой рост, могучее телосложение и невероятно тяжелый взгляд он не пугал меня. Есть вещи и пострашнее этого старшины, и я знал их все. От Ковенанта и “Гало” до Дидакта и “Реквиема”.

- Да сэр?

- Пошёл вон с глаз моих! – прорычал он. – И завтра тебя ждёт такой режим тренировок, от которого у тебя из жопы кефир потечёт!

- Есть сэр, – козырнул я в ответ.

Ещё легко отделался. По крайней мере я пока ещё не вылетел из программы, что уже можно было зачесть за успех… если я, по крайней мере, переживу тренировки и аугментацию. Впрочем это всё равно шанс куда больший чем при попытке выжить во время остекленения планеты. На выходе я встретил Дейзи. Её доставили отдельно от меня.

- Что учитель? – коротко спросила она. Даже несмотря на всю усталость и неприязнь что у неё вызывал Мендез и его команда, из-за которой она и попыталась бежать, назвать старшину как-то ещё она так и не смогла. Приняла правила игры или привычка?

- Злобствует, – пожал плечами я. – Было бы глупо ожидать обратного.

- Ты изменился, Ральф, – неожиданно ответила светловолосая девочка.

- Я встретил своего клона, – перейдя на пониженный тон ответил я. – Он был… болен. Я хотел убить его — это было бы милосердием. Но я не смог. Смалодушничал, – вырвалось у меня.

- Не казни себя так, Ральф, – грустно улыбнулась Дейзи. – Ты сделал что посчитал должным. Я тоже.

- Я оставил ему пистолет. Пусть он сам решит как завершить свою жизнь, – ответил я. – Ты?

- Я… я тоже хотела её убить, но не смогла. Она передала мне кое-что, – ответила Дейзи.

- Тоже поняла, что тебе там не место? – вновь вырвалось у меня без малейшего на то желания.

- Да, – кивнула она. Несколько мгновений мы просто молча стояли друг напротив друга, потом я всё же решился и обнял эту девочку, которая меньше нескольких дней назад узнала, что ей и вернуться собственно-то некуда, и что единственное место которое она может называть домом находиться здесь, на пределе.

К моему удивлению, она обняла меня в ответ. Так мы стояли несколько мгновений, после произнеся:

- Не стоит заставлять Учителя ждать, – Дейзи направилась к двери в кабинет старшины, оставив меня одного. Я же лишь сейчас позволил себе тяжело вздохнуть.

Что же… с Дейзи вроде бы удалось наладить контакт… теперь надеюсь Джон не сильно набъёт моё лицо за такое откровенное нарушение правил. Впрочем, тут от меня уже ничего не зависит.

А вот кстати и он. Короткий ёжик рыжих волос, веснушки, пронзительно-голубые глаза и крепкое для подростка телосложение — величайший герой который только знало человечество за всю свою историю направился ко мне с целеустремлённостью танка. Отстранённо замечаю, что его-то я как раз… если и не боюсь то серьёзно опасаюсь.

Кому-то это может показаться забавным — испытывать страх перед простым, четырнадцатилетним, нескладным пареньком, при этом ничуть не боясь грозного, массивного и куда более взрослого старшину Мендеза… однако можно ли меня обвинять в лёгком мандраже, когда я смотрю на единоличную причину поражения Ковенанта?

Ведь именно его действия на установке Гало-04 по сути привели, во-первых, к Арбитратству Тела Вадама, а во-вторых, инициировали гражданскую войну в Ковенанте, по результату которой Сангелли — по сути главные и самые опытные флотоводцы Ковенанта, перешли на сторону человечества.

И это я не говорю о личном кладбище едва ли не с планету.

Как можно не испытывать волнения перед встречей с этим человеком? С тем, кто и без модификаций или тренировок наверняка добился бы много. Что с того что он ещё ничего этого не сделал? Что с того что он сам этого ничего не знает? Я-то прекрасно понимаю на что способен этот человек.

- Зачем ты это сделал, Ральф? – простой вопрос, на который невозможно дать простой ответ.

- Несколько причин, Джон, – настолько спокойно насколько это вообще возможно ответил я.

Парень пошевелил плечами и наклонил голову, давая понять что он желает их выслушать. Осталось теперь всё правильно подать…

***

Тот кто написал что аугментации были крайне болезненны несколько приуменьшил правду. Во-первых, из-за характера проводимых операций мы чувствовали практически всё. Возможно уже с четвёртым поколением всё будет куда как проще, процедуру доработают… за счёт нас.

А нам же — пока ещё не легендарным “двойкам” пришлось принимать на себя основной удар. Прямо как в войне с Ковенантом… я бы нашёл это ироничным, если бы не адская боль.

Укрепление мышц, накачивание организма гормоном роста, покрытие костей жутким компаундом, усиление кровотока у глаз и вишенка на торт ситуации — замена биохимической электропередачи на защищённую электрическую через сверхпроводник. Мастерское забивание гвоздей микроскопом, по моему мнению… но если это поможет мне выжить — пусть.

Глаза текущие кровью, ощущения будто все кости были разбитым хрусталём а по венам течёт огонь были моими лучшими спутниками почти весь месяц. Странное сочетание онемения тело шло рука об руку с жуткими приступами боли, а обезболивающие в тех дозах что помогли бы ничего не чувствовать тупо бы ушатали наши и без того ослабленные хирургическими вмешательствами организмы.

Нам и без того в стерильных комнатах пришлось сидеть, потому как нас накачала имуно-подавителями чтобы организм не начал отторгать аугментации. Помогло не всем.

И всё же мне повезло… я оказался не просто в числе тех сорока выживших счастливчиков, а даже в числе двадцати девяти невероятных счастливчиков, что сумели сохранить боеспособность. Мне вовсе не улыбалось всю войну провести в криосне, чтобы потом меня разбудили милые ребята из местного НКВД с очередным предложением от которого я не могу отказаться.

Хватит с них и одного раза.

Что же, начало положено… интересно — удасться ли мне хотя бы умереть достойно? Или мне повезёт остаться в числе немногих выживших “двоек” к началу событий пятёрким? Что-то верится слабо… хм, а вот и Джон. Шатает беднягу, бледный как смерть, а тело исполосовано хирургическими шрамами, едва-едва зажившими.

Надо бы с ним поговорить — может избавлю его от одного врага в будущем. У него и так их будет слишком много, чтобы ещё и множить их количество. Да и не виноваты те УВОДовцы* в той подставе, что решили им устроить ДВКР** для проверки возможностей своей новой игрушки.

* Ударные Войска Орбитального Десантирования — аналог ВДВ в лучших традициях. Славятся своей наглостью, напором и лютым гонором. В ходе учебного поединка на ринге Джон-117 ещё не отошедший от операции и не привыкший к новым силам, случайно убил двух бойцов, когда те насели на него в четыре рыла. Джону было 14 лет на тот момент.
**Департамент Военно-Космической Разведки — классические плохие парни душие не чающие в страхе, ужасе и безжалостной эффективности, и просто милые ребята санкционировавшие программу “Спартанец-2” включающую в себя похищение 75 детей и создание из них верных цепных псов режима.

***

Мьёлнир — сколько смысла в одном слове. Первая настоящая силовая броня доступная этому человечеству, которую впрочем могут носить только люди прошедшие химическо-кибернетические доработки организма и долгие психические тренировки. Вот уж правда — не разбираюсь я в здешнем “хайтаке”* настолько чтобы судить обоснованно, хотя мне кажется скорее дело было здесь не в том что только спартанцы носить такую броню могут, а в элементарной стоимости оной брони.

У такой стоимости была причина, и как и всегда в этом мире, у каждой причины есть имя и фамилия… и у меня были подозрения, что именем оной было Кэтрин, а фамилией Халси. Право слово — очень удобно иметь броню подходящую только твоему ручному проекту, разработка и доведение до ума которой стоит огромных финансовых и ресурсных затрат.

Особенно когда по другим проектом полный затык.

С чего я так сужу? Да с того что впоследствии такая броня стала доступна куда менее могучим физически и дисциплинированным психически “четвёркам”, которые суть обычные (ну как обычные — очень хорошие) солдаты, прошедшие небольшую обработку напильником.
Вопросы-вопросы…

- Доктор, а нам будет разрешена внешняя модификация нашей брони? – я всё же не смог удержаться от вопроса доктору Халси, наблюдавшей за процедурой демонтажа ИИ.

- Интересный вопрос, Ральф, – она узнавала нас даже когда мы были в броне без знаков различия. Вероятно Халси просто хорошо запомнила наши голоса. Наши юные, смешные голоса. – Зачем? Чтобы ковенантам проще было различать кто из вас кто? – поинтересовалась она.
Я так и не понял, был ли это сарказм.

- Они религиозны. Где есть религиозность — есть место предрассудкам. Где есть место предрассудкам — есть место суеверному ужасу, – ответил я. – Таким образом каждый из нас сможет стать своим, уникальным демоном, заставляющим даже самых жутких монстров, которых только может исторгнуть на нас Ковенант, дрожать от страха. И этот страх будет даже более эффективным оружием, чем мы. Тогда одного упоминания о нашем появлении будет достаточным, чтобы развернуть армии.

- Это весьма смелое заявление, – заметила Кэтрин. – Могу я поинтересоваться ходом твоих мыслей?

- Я долго пересматривал и вспоминал запись, оставленную нам Ковенантом, пытаясь понять что же мне в ней показалось неправильным. Лишь на середине пути сюда я понял — они говорили что “боги захотели нашего уничтожения” и что “мы инструмент божественного правосудия”. Это всё объяснило, – кратко ответил я, после чего, дождавшись кивка Халси, продолжил.

- Они религиозны. Иначе не имело бы смысл вообще отправлять это сообщение — если смотреть с точки зрения нас, то есть технократической расы, то нет смысла отправлять сообщения тому, кого ты намерен уничтожить. Мы же не отправляем сообщения мелким грызунам, что собираемся их травить. Сообщения отправляются лишь равным по уровню — например мятежникам, но и в том случае мы не говорим что собираемся их уничтожить. Сообщение отправляется лишь тогда, когда мы потенциально готовы вступить в переговоры сейчас или в отдалённом будущем. Когда мы хотя бы рассматриваем возможность мирного решения конфликта.

- Однако если они теократическая раса, раса верующих в высшие силы разумных, то такие жесты обретают смысл и логику, мэм, – отрапортовал я.

- Тем более что прецеденты в нашей истории уже были, – кивнула Халси. – Однако ты не учитываешь, что пришельцы могут быть полностью непостижимы нашему разуму, и их логика не поддаваться пониманию.

- Логика не может быть нелогичной, мэм, – парировал я. – То что кажется нелогичным с точки зрения одного, кажется абсолютно естественным со стороны другого. Война сомкнутым строем была основной со времён античности и по новейшее время, до изобретения нарезной артиллерии и винтовок, хоть и по разным причинам. Для любого жителя того времени наш способ ведения боевых действий покажется алогичным и безумным… но ровно до того момента, как он увидит возможности нашего оружия, после чего сопоставить причины не составит труда.

- Если ты прав, то из тебя получился бы славный аналитик ДВКР, – усмехнулась Халси.

- Никак нет, мэм. Не вижу себя на штабной работе. Моё место на поле боя, – ответил я немного покривив душой.

В самом деле, какая разница где и как умереть — от плазменного шара в грудь, или от луча смерти с линкоров Ковенанта?

- Разумно. Что же, по твоему вопросу, думаю в этом нет особых проблем. Может твоя тактика и принесёт какую-то тактическую пользу. Нам сейчас нужны все возможные преимущества… Если, конечно, вас не уничтожат в ходе этой войны до того как вы сумеете нагнать страха, – несколько холодновато заметила Халси.

Мне показалось что она играла, нежели реально скептически относилась к нашим возможностям.

- Тогда мы не достойны звания спартанцев, – сухо ответил я. – И тогда это всё равно ничего не изменит.

*не опечатка

Отредактировано UnholyKnight (17-08-2017 07:13:08)

+5


Вы здесь » NERV » Омаки и интерлюдии » Мои творения по NGE и не только