NERV

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » NERV » Произведения Сергея Олеговича » Интерлюдии, омаки, филлеры по "NGE: Чтобы выжить"


Интерлюдии, омаки, филлеры по "NGE: Чтобы выжить"

Сообщений 21 страница 30 из 44

21

А утром Ф. такой скромницей была....

Поставил плюс и ушол перечитывать "Жизнь", пытаясь сообразить, когда это "Первое Дитя им уже пользовалась, осталась довольна результатом."

0

22

Это отсылка к ненаписанным эпизодам из жизни полевого агента "Хроноса", так что в ЧЖ не найдёте...
Завтра вечером вывалю тут ещё одно недописанно-заброшенное произведение...

0

23

Откопал вот... нечто мартисьюшное...

Сорью остановилась в паре метров напротив меня и Мисато, упёрла правую руку в бок и внимательно посмотрела на нас.
Мы скрестили взгляды: она оценивала меня, я – её.
Лично мне чисто визуально моя новая сослуживица очень даже нравилась, а вот о чём сейчас думала Лэнгли – было решительно неизвестно…
- Мисато Кацураги? Здравствуйте.
Японский у Сорью оказался очень и очень чистый, почти без малейшего акцента.
- Здравствуй, Лэнгли! – жизнерадостно поприветствовала немку Мисато. – А ты, я смотрю, подросла, да? На тех фотографиях, что я видела, ты была ещё совсем маленькой.
- О, да, я теперь совсем взрослая девушка… - нарочито-равнодушно ответила Аска. – А это, я так понимаю, знаменитое Третье Дитя?
Последние слова Лэнгли выговорила с некоторой ехидцей.
Вот так, да? А мы вот так…
- Jawohl, mein schönes Fräulein , - вежливо произнёс я и добавил: – Лейтенант Икари, приятно познакомиться. Премного о вас наслышан.
Сорью большого труда стоило скрыть своё удивление от услышанного.
- Акцент у тебя просто чудовищный, но и это хоть что-то,  - заявила немка. – Будем знакомы, Третье Дитя.
Аска протянула мне руку. После секундной заминки я пожал её, внутренне усмехнувшись тому, что Лэнгли попыталась сдавить мою руку как можно сильнее…

  Но тут гулкий хлопок возвестил о прибытии на сцену нового персонажа… Все, в том числе и я обернулись… и обомлели. Поглядеть и правда было на что, персонаж был, скажем так, оригинален…  Он словно сошёл прямиком с экрана довоенной кинохроники… Потёртый реглан с синими петлицами, на которых красовалось по одной «шпале», начищенные до блеска сапоги, лётная фуражка ВВС РККА довоенного образца… На плече пришелец нёс  старенький, но ухоженный пулемёт МГ-42 с пристёгнутым патронным коробом, а вторую руку держал почему-то за спиной. Окинув нашу группу взглядом, он целенаправленно двинулся… к Аске. Я же тем временем лихорадочно вспоминал, где же мне встречался этот товарищ…  Что-то в нём было неуловимо знакомое… Тем временем, подойдя к Аске, незнакомец опустил свой пулемёт на палубу и ловко вручил ей… букет алых роз. Затем, не давая времени ей опомниться, он  извлёк из планшета листок бумаги, густо исписанный какими-то каракулями. В уголке листка красовались несколько иероглифов,  цифра «три», написанная кандзи и стилизованное изображение цветка, вроде бы бархатца…  Запинаясь, по складам, он зачитал какую-то  длинную немецкую фразу. По мере её чтения и так немаленькие глаза Аски расширялись ещё больше, на щеках выступил жаркий  румянец.
- Но… зачем же так сразу? – сказала она, не забыв, впрочем, стрельнуть глазами в сторону мужчины. – Я ... я ещё не  готова к такому шагу…  Нам… нам надо узнать хотя бы друг друга… - румянец на её щеках усилился, и она спрятала полыхающее лицо в букете.
- Э? – непонимающе спросил гость. Не выдержав, я заглянул через его плечо в шпаргалку. Как и ожидалось, это был список немецких фраз и их якобы перевод на японский. Почему якобы? Да потому что, насколько хватало моих познаний в немецком, перевод не имел ничего общего с содержанием оригинала. Неведомый переводчик очень  жестоко подшутил над гостем … Так например, напротив только что зачитанного предложения руки, сердца , любви до гроба  и немедленного замужества по-немецки  красовался «перевод» на японский: «Здравствуйте, рад приветствовать вас на борту этого корабля от имени коллектива и модераторской коллегии нашего форума». Остальные фразы были «переведены» в таком же ключе. Присутствовал даже аналог классической реплики поручика Ржевского: «Мадам, разрешите вам впендюрить!», «переведённый» как «Прошу вашего автографа на память» Опа! Так вспомнил, где я этого пилота с пулемётом видел!.. Так, а ведь его же спасать срочно нужно, пока он ещё чего-нибудь не ляпнул! Особенно в стиле Ржевского…
- А… Гхм… - кашлянул в кулак. - Коллега. Извините, но тут, видимо, какое-то недоразумение. То, что вы сейчас произнесли, мда… В общем, это очень мало соотносится с тем, что вы, видимо, хотели произнести…
- Чего?
- Коллега, хрень вы сейчас сказали. Лютую и беспощадную. Не знаю, кто вам эту ерунду сочинил, но его надо непременно подвесить за одно место.
- Ни… чего себе… - лётчик слегка побледнел, потом внимательнее взглянул на меня и, похоже опознал. – Коллега… а… если не секрет, чего такого я сейчас ляпнул? – спросил он вполголоса, с опаской поглядывая на вовсю обстреливающую его глазами Аску, едва слышно прошипев что-то совсем нелестное в адрес какой-то «сильно весёлой» сволочи

+2

24

Через два месяца после «обмывания» званий…

Виктор, как обычно, готовил на кухне ужин для себя и для Мисато. С недавних пор она вообще приходила очень поздно, как правило, когда парень уже спал, поэтому он взял за привычку оставлять ей приготовленный ужин на столе. Правда, в большинстве случаев он так и оставался нетронутым...
  Вообще, крайнее время с обычно весёлой и жизнерадостной девушкой творилось что-то неладное. Синдзи она откровенно избегала, как дома, так и на службе, ссылаясь то на усталость, то на занятость, то ещё на что... А пару раз из её комнаты слышались звуки, подозрительно похожие на рыдания... Парень тактично не лез к ней, справедливо считая, что с его знанием женской психологии может выйти только ещё хуже. Ибо всем давно известно, что мужчину, утверждающего, что он понимает женскую логику - надо немедленно сдавать в дурдом... Осторожные попытки окольными путями узнать о причинах такого поведения Мисато от посторонних тоже не дали никаких результатов, хотя пару раз Виктор не погнушался банальным подслушиванием женских сплетен и разговоров...  Вот послышался звук открывающейся двери. "Наконец-то – подумал парень – Хоть сегодня пришла вовремя а не заполночь..."
  Выйдя навстречу Мисато, он словно споткнулся. Было отчего – никогда ещё не приходилось видеть Кацураги такой растерянной, и.., несчастной?!
- Мисато! Что случилось? Что-то серьёзное? На тебе ж лица нет! - взволнованно спросил он у девушки. Та, прислонившись к стене, буквально сползла на пол.
"Да что же с ней такое??" - промелькнула мысль.
- Мисато, тебе плохо? Вызвать врача? - захлопотал Виктор вокруг Мисато.
- Не надо… я уже… была… у врача… - едва слышно выдавила она, почему-то избегая встречаться с ним взглядом.
- Ну и? Ты чем-то заболела? Да что с тобой такое вообще? - засыпал парень её вопросами, параллельно вспоминая, где и когда крайний раз он видел градусник.
- Помнишь, как мы... праздновали... твой... твой день рождения?.. - прошептала Кацураги, закрыв лицо ладонями.
- Конечно, такое разве забудешь?... - теперь очередь смущаться  перешла к Виктору, ибо память услужливо подкинула ему несколько особо "смачных" воспоминаний. -  А что случилось-то? И к чему ты это вспомнила? - с подозрением спросил он.
- К чему, спрашиваешь? - Мисато сглотнула и прерывисто вздохула. Глаза девушки опасно заблестели, постепенно наполняясь слезами. -  Ты, наверно, не помнишь..  но мы…  мы с с тобой… ты... и я... ну, понимаешь?.. - в её голосе явственно послышались всхлипывания.
- Так значит... это... это  был не сон! – ошарашенно выдавил Виктор. Младший в глубине души, похоже, вообще впал в ступор.
- Прости.. но... но этому "сну" уже второй месяц... - всхлипывания усилились.
- Так, а разве это так плохо? - спросил парень. - Ведь у тебя... и у меня... У нас будет ребёнок!
- Плохо… Всё плохо... Я... Я скрывала, как могла... я думала... уеду куда-нибудь, рожу там... чтоб не ломать тебе жизнь... Зачем... зачем тебе такая старуха как я? Найдёшь себе молоденькую.... поженитесь... всё у вас хорошо будет.... Но командующий... твой отец как-то узнал... Завтра... завтра  нас вызывают «на ковёр» - меня и тебя. И тебе я, можно сказать, жизнь уже испаскудила… И меня… твой отец со света сживёт.... Наверное, прикажет сделать аборт. А я не хочу!!! Не хочу этого!! Я хочу ребёнка!  - выкрикнула Мисато - Потому…  потому что у меня...., наверное, детей уже не будет. Никогда больше… - конец фразы потонул в отчаянных рыданиях.
- Всё... всё... тихо... тихо... не плачь... - с этими словами Виктор решительно обнял Мисато и (откуда и силы взялись) практически донёс её до дивана в гостиной. - Я тебя не брошу... никогда не брошу... ведь мы своих не бросаем!
- Синдзи... не отпускай меня... Не отпускай, пожалуйста... - прошептала Мисато, когда рыдания более-менее стихли - Пусть хоть сегодня мы будем... будем вместе...
- Не отпущу. - уверенно сказал парень - Никогда не отпущу...

И снова Дисциплинарная Комиссия... Хотя какое там. Уж скорее - трибунал. Как и тогда, когда «пропесочивали» некоего пилота Синдзи Икари. Небольшое отличие было только в составе участников. На месте судей - троица: Гендо, Фуюцки и Акаги (хотя зачем она-то тут?).
На месте подсудимых – пилот Икари Синдзи и его любимый (гм!) командир.

- … Это уже перешло все границы! Ваша безответственность может дорого обойтись всем! И вам она тоже не пройдёт просто так! В первую очередь, майор Кацураги - вам надлежит явиться в госпиталь для прерывания беременности! А потом… - с места в карьер начал гневную речь Фуюцки
Виктор почувствовал, как со дна души поднимается клокочущая ярость.
"А вот хрен вам! Я виноват – накажите меня! Виновата Мисато – хорошо, - накажите и её! Но не сметь трогать ребёнка! Нашего ребёнка!! Моего ребёнка!!!"
- Господин Командующий, я протестую!! - звенящим от ярости голосом сказав это, парень решительно сделал шаг вперёд, закрывая собой Мисато.
Фуюцки, поперхнувшись на полуслове, яростно взглянул на имевшего наглость что-то вякнуть лейтенанта:
- А с вами мы поговорим чуть позже…
- Нет! Сейчас!!
После этих слов в ступор впали все, включая Мисато.
- Лейтенант! Что вы себе позволяете?! - медленно начал зам. командующего
- Пусть пояснит. - коротко изрёк Гендо, не меняя своей излюбленной позы. Немедленно заткнувшись, Фуюцки сел, яростно поглядывая на Икари-младшего.
- Официально, перед лицом комиссии, я,  лейтенант Синдзи Икари, заявляю, что только я несу полную и персональную ответственность за всё произошедшее и готов понести наказание любой формы и тяжести! - начал свою речь Виктор.
- Так же, – продолжил он – я решительно протестую против прерывания беременности майора Мисато Кацураги!
- Аргументы. - снова подал признаки жизни Гендо.
- Считаю, что:
- Во-первых: беременность майора Кацураги не является критическим фактором, делающим невозможным исполнение ею служебных обязанностей;
- Из этого следует второе: наличие ребёнка, является дополнительной мотивацией добросовестного исполнения ею своих служебных обязанностей
- В-третьих: прерывание беременности, вдобавок в принудительном порядке, наоборот, может пагубно сказаться как на физическом, так и психологическом здоровье майора Кацураги.
- В-четвёртых: Командующий, можно к вам обратится не как к командиру, а как сын к отцу? - Гендо молча кивнул, Фуюцки и доктор Акаги встали и отошли.
- Отец, прошу извинить за банальность, - вполголоса сказал Виктор, подойдя к столу вплотную, но ты и сам прекрасно знаешь – сейчас война. А я – последний из рода Икари. Если я погибну – а это может случиться в любой момент, и не только от лап, или что там у них, Ангелов, но и от рук людей.  – наш род прервётся. Ребёнок – единственная надежда на продолжение рода! И – он ведь твой внук! Или внучка...
- И что ты намерен делать? - в голосе Гендо появилась некая тень эмоций.
- Ты сам знаешь, отец. - с этими словами парень чётко развернулся кругом и направился прямо к Мисато, на залитом слезами лице которой застыла дикая смесь удивления и... отчаянной надежды. Резко опустившись перед ней на колено, он торжественно произнёс:
- Мисато Кацураги – согласны ли вы стать моей женой? - В воздухе был буквально слышен грохот падающих на землю челюстей. Несмотря на то, что все уже попривыкли, что Синдзи вёл себя совершенно не так, как от него ожидалось– но это уже выходило за все рамки!
"Хм, а сам Синдзи тоже никак от подобных выкрутасов не может очухаться! А ведь знает меня получше прочих!" - проскочила мысль в голове парня.
- Да... - еле слышно, полуобморочным голосом, прошептала Мисато. - Да, я согласна!.. - быстро встав с колена, парень решительно подхватил свою, теперь уже невесту, под руку, дабы та не загремела в обморок прямо тут.
- Я прошу у Командования разрешения на бракосочетание с Мисато Кацураги с целью обеспечения должного ухода за ней в течении беременности и активного участия в воспитании и уходе за ребёнком. - сделав пару шагов вместе с ней к столу, сказал Виктор. - Ожидаю вашего решения...

Немного позже:
- В следующий раз ты будешь "злым полицейским" - пробурчал Фуюцки, собирая бумаги в папку - Надоело мне орать, как фельдфебелю...
- Мне орать не положено. - буркнул Гендо - Хоть и хотелось, не спорю... Но... теперь я вижу, что мой сын- настоящий Икари, а не слюнявое, инфантильное... нечто... Если бы он поступил по-другому, я был бы сильно разочарован в нём...
- Ты лучше скажи, как ты себя чувствуешь в роли деда, а? - ухмыльнулся Козо
- Ещё не определился... У меня это в первый раз... - с этими словами Гендо вышел.

+2

25

Пропал Синдзи внезапно и без предупреждения. Да так пропал, что и найти его не мог, ни Второй отдел, ни Габриэла по своим каналам, ни даже Гюнтер Шульц, не погнушавшийся обратиться ради этого к мистеру Ченгу из Роанапура. А через месяц появился снова, так же внезапно, так же без предупреждения. От кинувшейся на радостях его обнимать Мисато он отскочил с воплем "Не трожь меня!!!!", как средневековый монах от сатаны, Аске даже руки не подал, с Рей и Габриэллой вежливо поздоровался издалека. Буркнув по-русски что-то вроде "я только за гармошкой", он молча удалился в свою комнату.
Причина столь выраженной гименофобии выяснилась довольно быстро, когда Мисато, якобы чтото забыв спросить, вломилась в его комнату. На её радостно-удивлённый вопль тут же сбежалось всё население квартиры, включая Габриэллу и Рей, зашедших посмотеть на вернувшегося Икари-младшего. Весь красный от смущения, парень стоял посреди комнаты, одетый в симпатичные семейники с розовыми сердечками. На трусах была вышита синяя пятиконечная звезда, собранная из мётел, и крупная надпись по-английски:
"СОБСТВЕННОСТЬ 501 ЭСКАДРИЛЬИ "ШТУРМОВЫЕ ВЕДЬМЫ"
Ниже более мелким шрифтом было приписано маркером по-немецки:
"Ханна Марсель! Протянешь сюда руки - оторву ноги! Г.Баркхорн"
- Я вам чего, картина в Лувре, чтоб меня разглядывать? - рявкнул раздосадованный таким вниманием к своей особе парень и демонстративно отвернулся. Зря. Потому что с тыльной его стороны обнаружилось такое, от чего Мисато, подвывая от смеха, сползла на пол. На его шее сзади красовались два смачных засоса, а на искорябанной ногтями спине было написано розовым маркером, тоже по-немецки.
"Сначала догони, Труде, а потом уже и ноги выдёргивай! Х.Марсель"
- Вот стерва! Убью, гадину!! - с этим возгласом на сцене появилось новое действующее лицо- девушка, на вид лет восемнадцати, одетая в лётную, меховую кожанную куртку со странного фасона разгрузкой поверх неё, утеплённый шлем с очками и... кожаные шорты на меху. При виде неё Синдзи испуганно попятился в угол.
- Наглая змея! Да ещё и в мой день!- продолжала девушка, скинув шлем, из под которого по плечам рассыпались каштановые волосы, собранные чёрными ленточками в два "хвостика" на затылке - И ты! Изменник! Налево уже потянуло! Убью! - чем-то она напоминала разьярённого, приготовившегося к броску дога.
- Труде! Постой! Я всё обьясню!  - отчаянно попытался оправдаться парень - Я думал, что это ты! Она выглядела точь-в точь как ты!!
- Не верю!! - выкрикнула девушка, в уголках глаз которой уже набухали слёзы. В комнате отчётливо запахло озоном, а вокруг её руки заплясали мелкие электрические разряды, но тут..
- Баркхорн-сан! Не надо! Не бейте Синдзи-куна! - с этим воплем в комнату влетела ещё одна девушка, на вид лет четырнадцати, одетая аналогично и с здоровенным, даже на вид крупнокалиберным пулемётом с барабанным магазином в руках. С тяжким грохотом бросив своё оружие на пол, она прошмыгнула мимо первой девушки, стала между ней и Синдзи и расставила руки в стороны, защищая его.
- Синдзи-кун правду говорит! Я тоже видела Ханну-сан, только она тогда выглядела совсем-совсем как вы, я даже подумала, почему это Баркхорн-сан так рано вернулась, и без Эрики-сан, а вы, то есть не вы, прошли мимо, и со мной не поздоровались, и сразу Синдзи-куна за руку и в комнату! - затараторила, как из пулемёта она.
- Это п-правда? - переспросила упомянутая Баркхорн-сан. Молнии вокруг её руки погасли, да и общее напряжение спало
- Правда-правда, Баркхорн-сан!- к второй девушке прибыло подкрепление в виде её ровесницы, симпатичной русоволосой девушки, одетой аналогично предыдущим, разве только без шлема. - Мы с Йошикой-тян как раз обед готовили, и я тоже видела! - ничего не ответив, Труде всхлипнула,заревела и попыталась плюхнуться на пол, но Синдзи вовремя её подхватив, зашептал что-то извинительно-утешительное на ухо... А две оставшиеся девушки стали в четыре руки выпихивать всех остальных из комнаты. Впрочем рыдала Баркхорн недолго...
- Э-это всё из-за... нарушений дисциплины.. - пробормотала сквозь всхлипывания она, а потом, явно оседлав своего любимого конька, ободрилась и пошла в решительное наступление на поникшего парня:
- Вот как ты только подумать, что я, солдат Карлсланда, нарушу воинскую дисциплину, брошу патрулирование, и кинусь заниматься...этим?! Для воина Карлсланда дисциплинированность и беспрекословное исполнение приказов есть основополагающее свойство натуры!...
  Но нашествие симпатичных пришелиц на этом не закончилось. Как только Мисато, наконец, открыла рот, чтоб всех застроить и гпромогласно вопросить, что всё это такое происходит, и откуда такое нашествие, как её кто-то окликнул:
- Госпожа Мисато Кацураги? - обернувшись, она увидела стоявшую рядом девушку лет двадцати, с рыжими, даже с оттенком в красноту волосами, одетая аналогично всем предыдущим пришелицам, единственно, что шлема на голове не было, куртка была расстёгнута, а на старом мундире люфтваффе, бывшем под ней, красовались погоны оберста и Рыцарский Крест с мечами, дубовыми листьями и бриллиантами.
- Да, это я... Майор института ООН НЕРВ, Мисато Кацураги - машинально представилась она.
- Полковник Минна-Детлюда Вильке, командир 501-й особой эскадрильи "Штурмовые Ведьмы"- в свою очередь представилась гостья. - С вами можно побеседовать приватно?
- Да, пойдёмте... - тут Мисато задумалась - ... в мою комнату... - наконец, приняла она решение.
  А возле комнаты Синдзи события тем временем развивались дальше. Габриэлла заинтересованно разглядывала оружие девушки, защищавшей Синдзи, к своему удивлению опознав в нём авиапушку Тип 99-1. Хозяйка же авиапушшки, в компании со своей подругой и Аской, скинув своё лётное обмундирование, подглядывала в приоткрытую дверь за процессом воспитания Синдзи.

+2

26

Осень в Простоквашино

И снова мы возвращаемся в один дальневосточный город Ха... , где в самом обычном доме, в самой обычной квартире на седьмом этаже живут очень необычные люди...  И вот новая история про них:
  Погода в этот день была вполне под стать настроению обитателей квартиры, пасмурная, с мелким, противным, моросящим дождём и пронизывающим ветром. Жильцы же, во главе с хозяином квартиры собрались около дивана в зале, на котором, укутанная в одеяла, обложенная подушками с компрессом на лбу и градусником во рту лежала рыжеволосая девица, известная вам всем как Аска Сорью Лэнгли Цеппелин. Девушка, как вы уже все поняли, болела простудой и чувствовала себя отвратительнее всех.
- Это всё вы, Мисато-сан виноваты, что она заболела! - сердито бурчал хозяин квартиры, меняя компресс на лбу у Аски.
- Это почему же я? - спросила майор Кацураги, сидевшая рядом
- А кто додумался её в жару холодным молоком напоить?.. Я, что ли? - отпарировал мужчина
- Ещё и радовались, "вон, как хорошо новый холодильник работает, молоко аж ледяное...." - добавила Аянами, вытаскивая градусник изо рта Аски и рассматиривая его показания. Брюнетка, которой на это было ответить нечем, покаянно повесила голову.
- Я ведь хотела как лучшееее.... - пробурчала она под нос.
- А получилось как всегда. - закончил её фразу мужчина - Ей-богу, вы просто какой-то вредитель домашний... - его фразу прервал звонок в дверь.
- Я открою. - с этими словами Рей вскочила на ноги и подбежала к двери.
- Кто там? - спросила она, пытаясь разглядеть в глазок нежданного визитёра.
- Свои! - ответили на два голоса из-за двери.
- В такую погоду свои дома сидят. Телевизор смотрят. Только чужие шастают. Не буду дверь открывать! - сердито ответила Аянами.
- Рей, открой, пожалуйста... - непривычно вежливо попросила проснувшаяся Аска. - Это, наверное, ОН приехал. - слово "он" девушка, насколько было возможно, выделила голосом.
Заклацали замки, и дверь распахнулась. На пороге стоял высокий парень восточной внешности, одетый в новенькую, украшенную шевронами, значками и аксельбантом форму и зелёный берет. На носу у него красовались солнцезащитные "зеркальные" очки, а на ногах начищенные до невероятного блеска берцы. Рядом с ним подпирал стенку в подъезде белобрысый и красноглазый тип, известный всем присутствующим, как Альфред Лоренц.
- Приехал!!! - с этим радостным писком все девушки, за исключением Аски, которую хозяин квартиры мягко, но настойчиво удержал в постели, бросились на шею "зелёному берету"
- Привет, дружище! - после тгго, как девичьи востоги стихли, с этими словами Автор разулся и прошёл в комнату, обменявшись с хозяином квартиры крепким рукопожатием и гулкими хлопками по спинам.
- Как видишь, болеем... - прокомментировал картину мужчина. Аска снова дёрнулась, попытавшись вскочить и повиснуть у Автора на шее,  и снова у неё ничего не вышло. Девушка бессильно рухнула обратно на диван.
- Видишь, до чего они твою героиню главную довели.... Их надо немедленно доктору Акаги сдать для опытов! - ядовито прокомментировал картину из прихожей Альфред.
- Я тебе сейчас покажу опыты, паршивец белобрысый! - немедленно перешла в агрессивный режим Мисато и полезла в свою сумочку, явно не за помадой.  Аянами молча извлекла из-за шкафа текстолитовую дубинку с надписью "Успокоительное", а хозяин квартиры многозначительно хрустнул пальцами, разминая руки. Поняв, что его сейчас будут бить, и возможно даже ногами, Лоренц-старший проворно испарился на площадку.
- Ну-с, сейчас мы тебя лечить будем, горюшко ты моё луковое... - снимая очки и берет, обратился Автор к Аске
- Я не луковое... бака...- просипела девушка и закашлялась.
- Так, нагрейте мне молока с мёдом и тащите сюда свои лекарства-продолжал командовать Автор. Мисато, чувствуя шанс реабилитироваться, рванула на кухню, опережая скорость звука, а друг Автора и Аянами притащили все более-менее подходящие лекарства.
- Вот, пожалуйста! - молоко было нагрето в рекордные сроки.
- А теперь налейте горячей воды в грелку - продолжал распоряжаться Автор
- Сию минуту! - снова сорвалась с места Кацураги.
Через полчаса, когда все лечебные процедуры были проведены и Аска, выпив все нужные таблетки и выдув полулитровую кружку молока с мёдом, наконец, уснула, довольный проделанной работой Автор, заметил:
- Я даже и не думал, что вы, Мисато-сан такой заботливой бываете.... Я думал, что вы только пиво умеете таскать из холодильника и песни по пьяни потом орать. А тут на тебе — Мисато, а медсестра!
- Подумаешь... я ещё и вышивать могу... и на машинке... - покраснев, пробурчала брюнетка...
  Наутро рыжая была уже совершенно здорова, и спозаранку носилась по дому как электровеник, собирая свои вещи и помогая подругам делать то же самое... Через полчаса, когда все уже вышли на улицу, ожидая заказанное такси, Автор обратился к другу:
- Ну что, спасибо, что присмотрел за моими героинями, пока я служил, а теперь мы всё, уезжаем. Планов у меня много, работать будем долго и плодотворно! Спасибо, друг!
- Да не во что... - улыбнулся товарищ - Ну ты это... заходи, если что...- добавил он сиплым голосом, явно кого-то пародируя.
- Ой, мы про Альфреда совсем забыли... - вспомнила Аянами.
- Да ну его, он вредный! - отмахнулась Аска.
- Я почему вредный был? Потому что мой джип взорвали! А теперь, когда у меня и мотоцикл спёрли, я вообще всех убивать буду, сволочей... - язвительно отпарировал Альфред, стоявший неподалёку....
  Через пару недель, когда дома всё более-менее устаканилось и прерванная из-за службы работа вошла в привычный ритм, Автор решил позвонить товарищу по Скайпу. Сказано-сделано, выбрав в списке контактов его имя, он щёлкнул мышкой на значок вызова. Товарищ ответил не сразу...
С окна запущенной программы на парня смотрел его друг, только вид этого товарища, если точнее выразиться, был каким-то немного помятым,  а чей-то звонкий мелодичный голос где-то за кадром напевал мотив, очень похожый на «Лили Марлен».
— Привет, камрад, как делищи? — улыбнулся молодой человек.
- Делищи? Да вот... посмотри сам — как-то очень грустно проговорил мужчина, и несмотря на дернувшегося было что-то спросить, юношу, потянулся и повернул камеру, — Смотри…
  При этом картинка переместилась по комнате и остановилась на стоявшем у противоположенной стены диване. Там положив, нога на ногу, сидела коротко стриженная блондиночка, она относилась к той категорий женщин, чей возраст по внешнему виду понять практически невозможно. С одинаковой вероятностью ей можно бы было дать как тринадцать, так и двадцать лет.
Кроме целой горы различных цветных журналов разбросанных как на самом диване, так и на полу, рядом с блондинкой стояла тарелка с большим куском торта и несколько бутылок пива. Одна из которых, открытая располагалась на полу у её ног.
Девочка была занята тем, что с интересом просматривала женский журнал, напевая слышанную ранее песню. Увидев, что камера повернута на нее, она сделала вид, что одергивает одежду, очень похожую на старую немецкую форму люфтваффе и шуточно отдала честь.
Отложив журнал в сторону, девушка взяла еще один и с видимым интересом продолжила свое занятие.
— Вот такие дела, — из-за кадра послышался голос товарища.
— Хартманн! Опять ты тут бездельничаешь! — с этими словами в поле видимости появилась ещё одна девушка, шатенка, с причёской, собранной в два хвостика сзади. Сами хвостики были перевязаны чёрными ленточками.
— Ты же солдат Карлсланда! Ты должна показывать всем пример дисциплины, а не хулиганства! — Напустилась она на продолжавшую сидеть блондиночку, — У солдата Карлсланда на первом месте дисциплина! На втором дисциплина! На третьем, четвёртом, пятом, шестом, седьмом и восьмом тоже должна быть дисциплина!!!
— Ну вот, пришла Труде и начала своё занудство… — простонала блондинка, не меняя при этом своего положения.
Тут в поле зрения появилась еще одно действующее лицо. Высокая, стройная девушка с очень развитой грудью. Тонкое, миловидное личико, её обрамляли длинные, опускающиеся ниже пояса, красно-рыжие волосы, собранные на висках парой простеньких детских заколок, в виде многолучевых звездочек или цветов. Одета она была в отличие от предыдущих в простую розовую футболку и голубые тренировочные брюки.
- Охайо, Эрика-тян, Баркхорн-сан! - поздоровалась она красивым, мелодичным, звонким голоском.
- Охайо, Орихиме-тян! - хором поздоровались девушки. Вновь прибывшая что-то сказала по-японски, как опознал этот языык молодой человек, после чего блондинка шустро подорвалась с дивана, прихватив пиво и тарелку, подошла к компьютеру, заглянула в монитор, сделала хозяину компьютера "рожки", послала на прощание молодому человеку воздушный поцелуй и испарилась. Баркхорн проводила её укоризненным взглядом и, щелчком смахнув с кителя невидимую пылинку, с независимым видом удалилась, прихватив парочку журналов из кучи на диване.
   Орихиме окинула взглядом оставшихся, тоже подошла к столу, заглянув в монитор и помахала рукой в камеру. Засим она вытащила из-за шкафа пылесос, чуть не свалив стоявший в углу чудовищный агрегат, отдалённо походий на американский гранатомёт М202, но отличающийся от него гораздо большими размерами и количеством труб. Поняв намёк, мужчина встав из кресла, удалился, на прощание кивнув на мегагранатомёт и сказав:
- И это ведь далеко не все...  После них группа "Чай после занятий" заезжает в полном составе...

+2

27

Продолжение постов 12 и 15. Огромное спасибо камраду Лунатику за помощь!

- Композиты, да?.. - Акаги со второй попытки попала огоньком зажигалки в кончик сигареты, затянулась зло. - Кевлар, пластины, керамоволокно... синтетическая ткань с распределением удара... Раздеть этого урода. Тёсокабе-сан!..
Один из бойцов, сплотившихся вокруг главы научного отдела, вздрогнул и выпрямился. Он был старше всех остальных и был вооружён явно нештатным оружием.
- Что это за громыхалка у вас в руках? - сердито спросила Акаги, ткнув сигаретой сначала в его СВТ, потом в труп под её ногами, который расторопные бойцы уже избавили от бронежилета и куртки. - И, да, не показалось - почему оно пробивает тело террориста вместе с тем, что на нём надето?
Пожилой мужчина воспрял и начал что-то рассказывать, сыпля цифрами и примерами, Акаги поглядела в его горящие мальчишеским воодушевлением глаза и покачала головой:
- Меня окружают маньяки. Я правильно поняла, что этому конкретному старому образцу оружия все новые защитные ухищрения нипочём?
Тёсокабе закивал, улыбаясь и гордо поглядывая на парней вокруг и новейшие машинки в их руках.
- Славно, - буркнула Акаги. - То есть скверно. Жаль, что у нас нет побольше таких вроде вашей... Чего?
- ... - Тёсокабе что-то пробормотал.
- Что, простите?
Мужчина побурел. Акаги склонилась к нему.
- Ещё разок - сколько единиц?..
Тёсокабе ответил.
- Как там ругался Синдзи? Бурундук... нет, хомяк. И где ваш... скромный запасец на чёрный день?
Чуть не стукаясь касками, они склонились над картой, Акаги, ненароком прожигая её сигаретой, взывала по рации к отрядам...

...Тёсокабэ вдруг дёрнул Акаги за плечо и толкнул к стене.
- Что?.. - одними губами спросила доктор.
Мужчина стоял, прислушиваясь. для верности стащил шлем и склонил седую голову.
- Бой идёт, - уверенно объявил. - Из моих малышек стреляют.
Издали и впрямь слышались звуки ожесточённого боя, с одной стороны трещали разнообразные детища компании Кольт вообще и Юджина Стоунера в частности, а с другой стороны слышались гулкие винтовочные выхлопы и мерный рокот "Максима". Опытный слух Тёсокабе даже определил, из каких винтовок стреляли. Вот тяжко рявкнул Шасспо-Гра, посылая свою одиннадцатимиллиметровую пулю, часто молотил Гаранд... замолк - видно отстрелял пачку и с характерным звоном выплюнул её, требуя следующую, подала голос русская АВТ, и её поддержали Маузер, старый Винчестер и Штейр-Манлихер, а следом и швейцарский карабин Шмидта-Рубина. Снова ожил Гаранд, подал голос карабин Лебеля....
- Это же в спецблоке "Дельта" стреляют!! - Акаги была бледна, как смерть. - Надо... Надо срочно поддержать их!- если бы её вовремя не поймал Артём, она бы кинулась туда одна.
- Без паники. - сказал он. - Если стреляют - значит, ещё держатся. У них же там, слышу, станкач работает?
- Да, там в складе был старый русский "Максим" с боезапасом - вместо Рицко ответил Тёсокабе
- "Максимка"-это вещь! - сказал Артём, дозаряжая расстрелянный магазин. - Если у него хорошая позиция- то хрен какая вражина пройдёт... Вперёд! - скомандовал он остальным бойцам, и сборная группа русского спецназа и НЕРВ-овцев двинулась. По мере приближения звуки перестрелки нарастали, уже можно было различить не только стрельбу, но и крики атакующих...
- Поют. - прокомментировал, прислушавшись, Артём - Про "Варяг" поют... - Каким-то чудом и правда оттуда донеслось:

Сбита высокая мачта,
Броня пробита на нем.
Борется стойко команда
С морем, с врагом и огнем....

- Интересно, откуда они её выучили? - пробормотала про себя Рицко, но продолжить не успела, так как там, куда они спешили, обстановка, похоже, кардинально поменялась. Что-то мощно, солидно, басовито замолотило, выдало длинную очередь, немного помолчало, а потом продолжило уже короткими. Трескотня потомков М-16 стала просто истерической, винтовки обороняюшихся загрохотали чаще, а Максим зашёлся в длинной очереди...
- Могу поклясться чем угодно- но это из авиапушки кто-то долбит! -выкрикнул Тёсокабе в ухо Артёму. - Похоже, что "Эрликон FFL" или наша японская копия!...

+2

28

Возле школы Засядько оказался в общем-то случайно, в процессе отслеживания очередного "попаданца". Техотдел выдал предполагаемую траекторию переброса, заканчивающуюся именно в этом районе, и теперь агент со своей  напарницей, разделившись, старательно прочёсывали район, сверяясь с показаниями приборов, замаскированных под местные коммуникаторы. Первой на след, как ни странно, вышла Нему, доложилась агенту, и теперь заманивала попаданца в безлюдное место, где должно было произойти его изъятие. А Сергей только сейчас обратил внимание, что находится как раз неподалёку от ворот школы, где учились Пилоты.  Вот вышел его подконтрольный ообъект, Икари Синдзи, он же Виктор Северов под руку с Аской. Аянами с ними не было, но агент припомнил, что она в этот день должна была заниматься в клубе боевых искусств, где она совершенствовала навыки владения нагинатой. Засядько решил подождать, а пока  ещё есть время - проверить аппаратурй научного отдела, расставленную поблизости.
Уложился он точно, как только он, притворяясь техником местного провайдера, закончил тестирование аппаратуры и сбор накопленных данных там, где нельзя было организовать защищённый канал связи и вернулся к воротам, как из них потянулись школьники и школьницы, закончившие занятия в своих клубах. С ними была и Рей, окружённая стайкой что-то бурно обсуждающих девушек, судя по длинным чехлам, висевшим за спинами, тоже занимавшимся в клубе единоборств. Тут-то всё и произошло...
На следовавшего за девушками парня Засядько сперва вовсе не обратил внимания, да и на что там было обращать? Обычный, дохловатого вида, очкастый, типичный ботаник, какие есть во всех школах. Сначала он стоял в тени неподалёку от Аянами с подругами, а потом, видно набравшись храбрости, решился подойти к ней. Агент в это время выслушивал по коммуникатору доклад Нему о завершении операции по изъятию попаданца, поэтому пропустил этот момент, и обратил внимание уже когда они о чём-то говорили. "Ботан", как окрестил парня Сергей, о чём-то спросил Аянами, та, по всей видимости, ответила отрицательно, но он, не сдаваясь, стал что-то ей говорить, постепенно распаляясь, и даже попытался схватить её за руку, но она оттолкнула его и что-то опять резко сказала. Засядько тем временем подтянулся поближе, делая вид, что набирает СМС и ни на что не обращает внимание, краем глаза замечая, что агенты Второго отдела тоже стали подтягиваться к месту действия. События тем временем развивались дальше всё стремительнее и стремительнее, "ботан" снова попытался схватить Аянами за руки, но одна из её подруг грубо оттолкнула его, так, что он упал, и сказала ему явно что-то очень резкое и обидное. Подошедший довольно близко Сергей расслышал только конец фразы:
- ...вали отсюда, очкодрот, пока не накостыляли! У Аянами-чан парень есть, узнает, что ты к ней клеился - руки-ноги тебе переломает!
- Ты... ты... - ошарашенно пробормотал "ботан", обращаясь к Аянами. - Гадина! Ты предала меня! Ты мерзкая... двуличная... ты...ты... - толкнувшая его девушка, которая было отошла, засучивая рукава, развернулась и явно с недобрыми целями направилась к нему, на секунду перекрым Сергею обзор, но тут же с визгом шарахнулась в сторону.
- Амано, ты что, совсем рехнулся? - выкрикнула она, а Засядько увидел, что "ботан" сжимает в руках нечто ржавое, в чём с трудом опознавался обрез одноствольного ружья.
- Умри, предательница! - истерично выкрикнул он, целясь в Рей, рука которой уже нырнула под китель за пистолетом, а Засядько по безумному взгляду понял, что псих сейчас выстрелит, в доли секунды оценил обстановку и понял, что стрелять нельзя.С агентом сыграла дурную шутку его привычка таскать с собой из оружия только два ТТ. Всем они были хороши, но в данной ситуации не годились категорически, поскольку пули из них прошили бы очкарика как бумагу и зацепили бы кого-нибудь из столпившихся вокруг школьников. Мгновенно приняв решение, Засядько на пределе возможностей рванул вперёд, к Аянами, ухватил её за плечи, прижал к себе и резко крутанулся, закрывая девушку своим телом. Сзади гулко хлопнуло, а по спине агента словно десятком плетей хлестануло, так, что тот злобно зашипел от боли. Отпустив спокойно глядящую на него Аянами, агент медленно развернулся в сторону стрелка.
- Я попал, да? Я ведь попал? - с абсолютно безумным видом выкрикивал он, выковыривая из ружья стрелянную гильзу.
- Да, чувак, ты попал. Ты конкретно попал... - прокомментировал Засядько, с хрустом размяв кулаки и вытащив из кармана складную дубинку, и краем глаза замечая, что часть подруг окружила Рей, что-то взволнованно спрашивая, а часть извлекла из своих чехлов боккены и тоже направлялась к ботану, с самыми кровожадными взглядами...
Расправы, правда не получилось, ибо на сцену вылетел явно изо всех сил бежавший сюда Тодзи, мгновенно сориентировался в обстановке и с ноги пробил ботану в пах так, что того аж подбросило. Не удовлетворившись результатом, он добавил психу ещё и кулаком в челюсть. Амано стёк на асфальт и, по меткому выражению Зощенко, "заскучал"...

Немного позже:

- Аййй!!! Больно ведь! - совершенно по-детски пожаловался лежащий на животе полевой агент, которому сидящая сверху на нём, дабы не сбежал, Аянами Рей, совместно с Нему в четыре руки выковыривали из спины посторонний металл и прочие инородные тела. - Хорошо, что этот... псих с зарядом не рассчитал, а то всё закончилось бы значительно печальнее... - добавил он.
- Терупи, коза, ато мамой будессь... - "успокоила" его Рей услышанным где-то русским выражением. - Кажется так у вас говорят.
- Во-первых не коза, а козёл. Во-вторых не мамой а папой. А в-третьих это выражение звучит совершенно не та... - шипя от боли попытался разьяснить Засядько, но Рей неожиданно его перебила:
- Из твоего разьяснения следует, что ты наконец-то хочешь вступить со мной в интимные отношения с целью моей последующей беременности? Это так? - ошарашенный такими неожиданным "выводом" агент даже забыл про боль, с полминуты помолчал, отфильтровывая рвущиеся на волю непечатные выражения, а потом осторожно, как он всегда общался с этой девочкой, спросил:
- Рей, солнышко... а какими таким путями ты пришла к такому выводу? Мне просто интересно... кому бы по физиономии настучать за твоё "просвещение"... - крайние слова он добавил в сторону, вполголоса
- Всё очень просто...- ответила девушка, продолжая ковыряться пинцетом в спине мужчины. - Под словом "козёл" подразумеваешься ты, поскольку майор Кацураги неоднократно выражалась "Все мужики - козлы"
- Добрая ты... - перебил её Засядько.
- Спасибо. - ответила Аянами. - Я продолжу. Выражение "папой будешь" подразумевает вступление в интимную связь с лицом женского пола репродуктивного возраста с целью последующей беременности этого лица и рождения у него ребёнка. Единственное здесь лицо женского пола, подходящее для этой цели - я. Всё элементарно, Ватсон...
- А я? - меланхолично спросила Нему, выколупывая пинцетом из спины мелкую гаечку. - Маюри-сама предусмотрел функцию деторождения в моём организме...
- Нелогично. - прокомментировала Рей.- Согласно служебному кодексу полевых агентов, вы тогда не сможете быть напарниками. Кроме того интимные отношения между вами с точки зрения общественной морали будут неприемлемыми.
- С точки зрения действующей общественной морали, отношения между вами будут ещё более неприемлемыми, а так же подпадающими под уголовный кодекс по причине твоего несовершеннолетия. Я же, по крайней мере гораздо старше тебя. - отпарировала брюнетка, поливая обработанную ранку перекисью. Перекись и полевой агент одновременно зашипели...
- Обойдётесь, Нему-обаа-сама... - не полезла за словом в карман Аянами.
- Да уж нет, досочка... -не осталась в долгу Куротсучи-младшая.
- А моё мнение тут кого-нибудь интересует? - хмуро поинтересовался пострадавший
- Нет. - это девушки ответили хором.
- Зря. - ответил агент - Вот щас встану, одну выпорю, а вторую в угол поставлю.... Кстати, у кое-кого тут вообще-то парень есть...
- Не у меня, а у Третьей сестры... - ответила Рей и снова запустила пинцет в рану. - Она меня тогда подменяла, когда брат к русским ездил...
- Поскольку в моём организме предусмотрена функция блокировки болевых ощущений - порка будет абсолютно бессмысленным занятием... - подала реплику брюнетка. Засядько только открыл рот, дабы чтото возразить, как Аянами что-то особенно злостно колупнула в его спине, и агент опять зашипел как проколотое колесо.
- Я тебе говорила - не дёргайся. - прокомментировала это девушка и добавила:
- Кстати, закон освобождает от уголовной ответственности, при вступлении в брак с потерпевшей...
- Оп-па... А когда это я успел его нарушить? - удивлённо поинтересовался агент.
- Ты меня за грудь трогал. Два раза. - уточнила Рей. - Когда перевязывал и когда из торгового центра выносил. - Поэтому ты автоматически обязан на мне жениться.
- Хмммм.... Кажется я понял, откуда ветер дует.... - сообразил Засядько. - Показывай.
- Что показывать? - не поняла девушка
- Мангу, которую ты читаешь - безмерно терпеливо уточнил Сергей. Со звяканием бросив очередную дробину в миску, Рей встала и извлекла из ящика стола несколько красочных томиков, на обложке которых было написано: "To Love-Ru. Любовь и другие неприятности"...

+1

29

- Помню, ловил я попаданца в одном интересном мире... - устроившись поудобнее на раскатанном спальнике и подложив под голву свёрнутую куртку, начал рассказывать Засядько. Аянами отложила книжку в сторону и приготовилась внимательно слушать.
- В общем, мир довольно прелюбопытный, хоть и полухимерический.... - продолжил агент. - Похоже, что его создатель явно пёрся от моэ-антропоморфизма...
- Это когда что-то из техники или оружия изображают в форме милых девочек? - перебила Рей
- Ага, угадала. В общем там некоторые образцы оружия неизвестно каким образом приобретали вид этих самых милых девочек... Ну, местные поступили довольно мудро- собрали их в одно место, а чтоб занять чем-то - органмизовали там школу. Обычную такую, с поправкой на военизированность..Ну и этот упырь, которого я  ловил- устроился туда учителем. Фиг его знает, как он вообще лицензию учителя получил, но факт.
- "Упырь"- это в бранном смыле? - уточнила Аянами.
- Именно в нём. - подтвердил Засядько. - Ну, в общем, проник я туда, подключились мы к системе наблюдения, стали пасти клиента... и, мягко говоря, офигевать от увиденного... Этот урод вообразил себя турецким султаном и развёл себе там персональный гарем... Девчонки-то наивные, думают, что он всерьёз с ними... а он этим и пользовался... Перетаскал в койку большую часть своего класса и уже поглядывал на младшие... Короче, мы его повязали, когда он МП-5 сооблазнял...- Самое хреновое, что он, собственно, не первый... Они уже пятого или шестого учителя средних классов так меняют... Не везёт им... - продолжил Засядько. - Единственное, что первый учитель оказался относительно порядочным... хоть и не выдержал тоже, но потом оформил лицензию.... короче женился на Элли - это L85A1, уволился и уехал с ней вместе... А остальные - кого пристрелили, кого посадили, крайнего мы повязали... Вот так вот...
- Прости, я перебью - снова вклинилась Аянами - Я так поняла, пистолет-пулемёты- это младшие классы, оружие под патрон 5,56 или 5,45 - средние, а под промежуточный - старшие? Логично?
- Ага, ты просто умница - улыбнулся Сергей - А преподаватели в основном или люди, или моэ-оружие под винтовочный патрон... Ну так вот короче мы его повязали и задумался я, что с ним делать? Просто прибить или назад вернуть- не выход... Связался я с начальством, обьяснил ситуацию, получил добро и отправили его в другой мир... Оччень интересный мир, да... Короче, выкинул я его из портала, развязал и говорю: "Иди, мол, я тебя типа прощаю и как мужик мужика понимаю... Вон там посёлок местных, к гостям, особенно мужикам, они относятся с радостью...."
- А в чём подвох? - заинтересованно спросила Рей
- Там посёлок был, да... Точнее деревня... Деревня ламий...- ухмыльнулся агент
- Это полудевушки- полузмеи?
- Ага, они самые... Симпатишные, на свой лад, мужиков они любят, да... Только любовный акт у них длится от десяти часов и далее... До двух суток...
- Жестоко... - резюмировала Рей. - Но справедливо...

+2

30

Пост 28 обновлён. Омак закончен.

0


Вы здесь » NERV » Произведения Сергея Олеговича » Интерлюдии, омаки, филлеры по "NGE: Чтобы выжить"