NERV

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » NERV » Произведения Олега Плетинь » Хроника ГЭБ (На страже интересов)


Хроника ГЭБ (На страже интересов)

Сообщений 11 страница 13 из 13

11

Приветствую, дорогой товарищ LiXiQing!

Благодарю за предположения. Есть о чем подумать.
К сожалению кроме "отвлечения" остальные мало осуществимы...
Начнем с конца:
Ченг деловой человек и "оставлять долг" на будущее не станет (мало ли чего может произойти в будущем), да и Шульц вряд ли пойдет на такую ситуацию с человеком которого он не знает, вернее даже более того - знает в определенном ключе...
Шантаж, как в "полицейских боевиках" возможен только в том случае, когда у "бизнесмена" и дела и семья находятся в данном городе... иными словами, когда его есть чем шантажировать, а пусть эти доблестные полицейские попробуют шантажировать гражданина другого государства, кем по сути и является господин Ченг. (если бы это было слишком просто не придумывали бы всевозможные "ИнтерПолы"...)
А вот отвлечение - вполне приемлемо. Хотя в прямом случае такой путь потребует последующего описания "экшена" либо все-равно придумывать - чего же все-таки этому Ченгу хотеловь, когда "конкурирующая фирма" выйдет на Шульца...
Однако за идею спасибо (потому и +1), опираясь на нее, кажется придумал возможный путь.

Суть в следующем: "Иди туда не знаешь куда и поговори о том не знаешь о чем..."

Просьба сходить и поговорить с кем-нибудь (вслепую и практически без темы). Потом выход на этого товарища и скорбное сообщение, что им заинтересовались... и как следствие - профит... предложение этому товарищу "крыши" от спецслужб за его работу на господина Ченга.
Причем такой вариант можно будет как и описать так и полностью оставить за кадром, в зависимости от желания...

Иным словом с Ченгом вроде бы разобрался, теперь бы узнать мнение уважаемого коллеги Set Sever по пути развертывания событий, дабы слишком в конфликт не создавать.

0

12

Приветствую, дорогие товарищи!

Новый сегмент на предварительную вычитку.
Чувствую, если еще буду шлифовать то так и не выложу...

>>>>>>>>>>>>>>>>>

*** 27-11-12 Новая глава (007) «Зыбкие связи».

Гюнтер проснулся примерно около часа назад, и с возрастающим нетерпением ожидал очередного, запланированного на вечер визита сослуживцев.
Ненажный, не рискнув беспокоить выздоравливающего командира звонком, сообщил коротким текстовым письмом о том, что «есть свежий прикол…» это могло означать, что подчиненный вышел на какую-то интересную информацию, а значит скуке и госпитальной беспомощности, неизменной спутнице всех выздоравливающих больных и раненых, наметился уверенный конец. Чему капитан в душе очень радовался.
В принципе, молодому человеку тоже было, что сказать друзьям.
Дело в том, что сегодня, во время ежедневного утреннего обхода доктор разрешил ему самостоятельно вставать, чем он не преминул почти сразу же воспользоваться, прогулявшись по коридору и сделав все необходимые «туалетные» дела без посторонней помощи.
Шульц уже с нетерпением поглядывал на часы, когда со стороны коридора донеслась короткая возня, а затем дверь распахнулась, и в палату буквально влетел Ненажный, очевидно получив хороший толчок. Следом появился ухмыляющийся американец.
— Салют командир!.. — Хенеске приветственно вскинул руку и, окинув помещение взглядом, быстро пристроился на единственном стуле. — Извини Шульц, что задержались, пришлось буквально тащить этого красавца за шиворот, — он махнул рукой в сторону неуверенно мнущегося посреди палаты русского.
Шульц осмотрел молодого коллегу, какое-то изменение в его облике показалось странным, однако что именно изменилось, капитан не мог понять до тех пор, пока юноша неуверенным жестом не поправил начавшие сползать большие зеркальные очки.
— Леонид, если не секрет, что произошло?..
— Ты не шифруйся, не шифруйся… — Хенеске принялся раскачиваться на стуле, давясь от смеха, — Тут все свои снимай маскировку…
— А-а-а… — Ненажный обреченно махнул рукой, и медленно сняв очки, сложил их и убрал во внутренний карман пиджака, — Не обращай внимания, это мне на экзамене освещение подвесили…
— На экзамене?.. — Гюнтер рассмотрел свежий синяк под левым глазом информационщика, контрастно выделяющийся на фоне общей бледности его лица, и с удивлением протянул, — Интере-е-есные… у вас экзамены, молодой человек…
— Как говорил один хороший человек, если событие это задница, то полная задница это комплекс мероприятий, — юноша, окинув взглядом палату, отогнул угол постели и пристроился в ногах Шульца.
Гюнтер не смог удержаться от короткого смешка. Философское выражение лица Ненажного, выглядело очень забавным вкупе с темневшим под глазом синяком.
— И в чем заключается этот… — капитан на секунду замялся, — Комплекс?.. Если не секрет, конечно.
— В том, что кому-то с большими звездами, — Леонид в задумчивости ткнул пальцем в потолок, — В свете введения особого положения, захотелось проверить уровень нашей подготовки. Охрану еще ладно, тут все относительно логично, но нас, то зачем?..
Устроившийся на стуле американец хохотнул:
— Смотри, как заговорил, а так буквально и пел, что все правильно именно так и нужно... спортсменка, комсомолка и просто красавица…
— Нет, ну… действительно красавица… — юноша в задумчивости почесал синяк, — Только не пойму, зачем же сразу прикладом…
— Конечно-конечно… прикладом… — Хенеске сдавленно хохотнул, — Вот только про приклад ты кому-нибудь другому рассказывай… Хорошо?..
— А что тебе не нравится? — В голосе Леонида отчетливо зазвучали угрожающие нотки.
— Не люблю, когда меня за дурака пытаются держать. Пришлось мне как-то по молодости лет через один абсолютно темный коридор пробираться, а в том коридоре железный несгораемый шкаф стоял, вот с ним я и встретился… — Вильям немного передвинулся вместе со стулом, внимательно заглядывая в лицо юноше, — Только у меня после той встречи помимо синяка еще и ссадина хорошая была. Догадываешься, к чему я клоню?..
— … Да, инструкторами у «оперов» просто так не становятся! — Ненажный помялся, отводя взгляд в сторону.
— Так что получил ты дорогой друг не прикладом, — безжалостно констатировал американец, — А маленьким таким девичьим кулачком…
— Мда-а… — Гюнтер слегка поерзал, устраиваясь удобнее в постели и с любопытством взглянул на коллег, — Очень интересные дела у вас без меня там творятся. Что еще новенького?.. Что удалось узнать?
Юноша озадаченно пожевал губами, вытащив из внутреннего кармана пиджака пистолет, бросил его в руки Шульцу, глубоко вздохнул и начал рассказывать:
— Тут такое дело командир… модель образца тридцать третьего года, собственно в пользу этого говорят и номера пистолетов. Они принадлежат к серии выпущенной, — он на секунду замялся, — До второй мировой войны. Это все, что можно пока сказать. Однако если посмотреть на стволы более внимательно, тут бросаются в глаза несколько странностей. Отсутствуют дефекты и неизбежные даже при самом тщательном уходе либо хранении следы коррозии. Я написал знакомому в «главке»… по вопросу этих стволов и еще по одному, но об этом чуть позже, попросил при возможности глянуть в архивах.
— Что ты хочешь этим сказать? — Шульц не смог скрыть удивления.
Юноша ненадолго умолк, но побуждаемый вопросительным взглядом командира продолжил:
— Я показал этот пистолет нашим оружейникам. Обычно, когда номера перебиваются, это имеет ряд характерных остаточных признаков. По сути, подобными фокусами можно обмануть только беглый осмотр при какой-нибудь инвентаризации. Любую мало-мальски точную инструментальную проверку не обманешь. В нашем случае эти признаки отсутствуют, а значит с определенной степенью достоверности можно утверждать, что данные номера выбиты изначально сразу при изготовлении пистолетов. В общем, это явный новодел, причем, судя по качеству изделия, изготовление штучное. Они слишком хорошо сделаны… слишком… — Леонид выделил интонацией последнее слово.
— Теперь пару слов по поводу патронов. Кто только не выпускал их в свое время. След конкретно этой партии ведет в Китай период примерно второй половины двадцатого века. Точнее сейчас уже и не определить.
Хенеске, с лица, которого успела сойти веселость, продолжал, молча раскачиваться на стуле. Гюнтер тоже молчал, внимательно слушая молодого коллегу.
— Теперь несколько слов стоит сказать о прежнем хозяине оружия. Согласно данным полицейского департамента никакой Засядько Сергей Михайлович в прошедшие три месяца в Токио-3 не въезжал…
— Можно подумать у нас тут не достаточно серьезный военный объект, а летний лагерь скаутов, — тихонько пробурчал себе под нос американец.
— Значит, он приехал либо не официально, не приобретая билетов и не отмечаясь в правоохранительных органах, либо… — юноша вопросительно взглянул на товарищей и после короткой паузы закончил, — Либо он пересек внешний периметр под другой фамилией.
— Либо он никакой не Засядько Сергей Михайлович, — тихонько поддакнул Хенеске, глядя куда-то в сторону.
— В общем, по этому вопросу я тоже запросил знакомых на родине. Если ты не ошибся относительно того, что он работал частным детективом, — Ненажный вопросительно взглянул на Гюнтера и, дождавшись его утвердительного кивка, продолжил, — Тут есть некоторая специфика, скорее всего он бывший силовик. В этом случае наверняка имеется более подробная информация в архиве, и мы сможем узнать, кто он такой и какое отношение имеет к данным стволам. Думаю, стоит пока успокоиться и дождаться ответа из «главка».
— И сколько это может потребовать времени? — Шульц озадаченно закусил губу, — Хотя бы ориентировочно…
— Как понимаешь, никто не бросится шерстить старые архивы просто так, — Ненажный пожал плечами, уставившись в потолок, — Думаю, ответа наверняка придется ждать какое-то время, когда у них дойдут до этого руки.
— Да… товарищи, — Гюнтер в задумчивости почесал затылок и, не удержавшись, зевнул, сказывалось вечернее время, — Однако и новости у вас…
— Понимаешь, Шульц… это еще не все… мы тут немного...
Пока подавший было реплику американец, замялся, подбирая более подходящие слова, втиснулся Ненажный, который все еще не мог отойти от собственного рассказа:
— По соплям мы получили, командир.
Хенеске едва уловимо поморщился, видимо, он собирался сказать как-нибудь иначе.
— А разве не?.. — Гюнтер многозначительно посмотрел на юношу, как бы намекая на красовавшееся, на его лице украшение.
— Не-е-ет… — покачал головой Леонид, — Я не об этом…
— Наш русский друг, — при этих словах Вильям снова едва уловимо поморщился, — Проводил тут веерную проверку, без какой-либо конкретной цели…
— И в чем же суть?.. — капитан поёрзал в постели, учитывая нехарактерное для товарищей долгое вступление, он уже мог предположить, что информационщик наверняка вышел на какую-нибудь интересную тему, и сгорал от нетерпения узнать подробности.
— Суть до банальности проста, командир, — Хенеске сделал театральную паузу и кивнул Леониду, — Рассказывай лучше ты, сам откопал – сам и отдувайся, с меня и одного Такамити хватило...
— Анализируя динамику поставок продовольствия за прошедшие четыре месяца, я обратил внимание на постепенное увеличение объёмов, — начал сухим, официальным тоном Ненажный. — Проведя сравнение изменений поставок, с изменениями общей численности НЕРВ выявлено превышение расчетного норматива практически на двадцать процентов.
— В смысле?.. — Гюнтер почувствовал, что пока не понимает суть вопроса.
Ненажный же продолжал излагать по-прежнему сухо, словно бы зачитывая по какой-то видимой только ему одному бумаге:
— За истекшие четыре месяца численность личного состава НЕРВ возросла на семь с половиной процентов. Преимущественно за счет развертывания второстепенных и усиления основных структурных подразделений до нормального штата. Поставки продовольствия, за тот же период выросли на двадцать пять процентов. Итого вилка превышения составила, если быть точным семнадцать с половиной процентов. Доступ к первичной документации мне получить не удалось. Однако если верить электронным товаротранспортным накладным основу этого превышения составляют преимущественно продукты длительного хранения: аварийно-спасательные рационы и армейские сухие пайки. — Юноша грустно вздохнул, — Вот собственно и вся суть, Шульц.
Выслушав монолог коллеги, Гюнтер задумался над ситуацией, но тут в разговор вновь включился Хенеске:
— Это может означать на самом деле что угодно, Гюнтер, но самое интересное, как любят говорить в телевизионной рекламе, в том, что это еще не все, — американец ехидно ухмыльнулся. — Вчера на утреннем совещании я доложил эти результаты майору, и вроде бы он даже заинтересовался, но… уже к обеду сам вызвал меня к себе и, объявив благодарность за проявленную бдительность и пообещав премиальные за усердную работу, приказал тему закрыть.
— Понимайте, как знаете, дорогие товарищи, — тихонько протянул Ненажный по-русски, глядя куда-то в сторону.
— Считаете, что кто-то, прикрываясь мандатом ООН, делает тут свой собственный бизнес за государственный счет? — Шульцу на секунду вспомнились первые голодные годы после Второго Удара, когда серьезно пострадали большинство крупнейших производителей продовольствия и весь общемировой товарооборот.
— Все бы было относительно просто, если бы нам позволили инициировать ревизию складов, — рассудительно продолжил экономист, — Но на это предложение поступил четкий и не допускающий иных толкований отказ. Или эти продукты идут куда-то «налево», или кто-то тут, в больших эшелонах, замечу, — Ульям на несколько секунд умолк, и чуть погодя продолжил уже иным тоном, словно бы продолжая мысленное обсуждение, — Незаметно для окружающих увеличивает НЗ больше регламентной нормы.
— Неприкосновенный запас по регламенту составляет одну неделю, если я правильно помню, — Ненажный перебил американца, — А такими темпами…
— Изнутри проверить мы не можем… — Вильям словно бы даже не заметил влезшего в его рассуждения информационщика, — Как вариант можно попробовать установить откуда-нибудь со стороны, имеются ли левые поставки продовольствия из Токио-3, если конечно… — он окинул коллег скептичным взглядом, — Если конечно, мы рискнем пойти против прямого приказа командования.

____________________________

PS: Поставки обуви приветствуются!..

Отредактировано Helikk (27-11-2012 18:12:45)

+3

13

Helikk написал(а):

текстовым письмом

Лучше: "текстовым сообщением", если не нравится слово sms'ка.  8-)
Остальное вроде бы гладко.

+1


Вы здесь » NERV » Произведения Олега Плетинь » Хроника ГЭБ (На страже интересов)