NERV

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » NERV » Любимые книги » Рецензии на прочитанное.


Рецензии на прочитанное.

Сообщений 1 страница 10 из 287

1

Приветствую

Вчера случилось мне прочитать "Везунчика" Олега Бубелы. Слышал об авторе много, решил, наконец, собственное мнение составить – нашел в записях одного из своих СИ-френдов ссылку, сходил, впечатлился.

Есть книга сия на Самиздате, находится она с негодованием у джентльменов; так что ссылку приводить не стану.
Не ради того, чтобы читатели мои гуглили, а ради того, чтобы любимый сайт не засудили за распространение детской порнографии.

На первый взгляд, высказывание хоть и хлесткое -- "Остро, по-заграничному" (с) Теоден, -- но определенно несправедливое. Потому как в тексте Олега Николаевича есть несомненные находки, достойные слова доброго. В смысле -- незлого и тихого.

Увы мне! Вещей, достойных слова злого и громкого, там, по скромному моему отрицательному мнению, несколько больше.

Однако ведомо мне учинилось, что имеет Олег Николаевич верных поклонников, почитателей и продолжателей. И чтобы избегнуть напрасных смертей прежалостных от удара оных тыквами в потолок, равно же и для сбережения драгоценной пуканиевой тяги (мало ли какие еще спутники в тихоокеанскую группировку подадутся, мало ли чего еще спасать придется -- тут и скромные 0,1G пригодятся), выкладывать подробности, могущие раскрыть интригу текста и лишить удовольствия от прочтения нетленного шедевра –
стану под скрытым текстом.

РИАЛЬНЕ МНОГА БУКАФ!  ВАС  ПРЕДУПРЕДИЛИ!

Будем говорить обо всем открыто и гласно; а уж читатель не дурак и примерно нас рассудить способен. Тем паче, что особенностей текста немного и оценить их нетрудно.

Сначала о хорошем

Автор "Везунчика" действительно умеет пользоваться психологией. У него получились в самом деле живые герои второго плана и персонажи. Они не просто выражаются языком, подобранным под расу, общественное положение, возраст -- все куда глубже. Они ведут себя в соответствии с архетипами. Действуют, плетут интриги, пытаются подставить героя, искренне благодарят его, вполне натурально умалчивают об очевидных всем (кроме героя, иже суть попаданец) вещам -- отчего рождаются немедленно же новые – обоснованные! Как приятно, шерт поеб… побьери! --  приключения, и так далее.

Автор "Везунчика" отнюдь не пугается действия. Это не так просто, как может показаться. Часто встречаются тексты, где видно, как автору тяжко убивать выпестованного персонажа либо героя второго плана. В тексте про Везунчика нет лишних смертей -- ради картона -- но вот обоснованные смерти совсем не задерживаются. «Не, Моня! Вдовой взял, вдовой и оставишь!»

Две главные особенности -- постоянная рубка, война, смерть всегда рядом. Плюс рядом множество других людей – других не наклейками, не ярлычками, а поступками.

"Они что-то замышляют! Тебе страшно?  Мне - да!" 

Эти-то особенности и создают непередаваемый образ варварского Приграничья.  Где в самом деле каждый день можно ждать клинка в спину; где верная дружба -- действительно редкость, а не встречается на второй же странице просто потому что на третьей должна быть сеча, а герой все еще одиночка -- все это в сумме создает очень цельный, весьма достоверный образ.

И снова -- так чего ж так сурово? Мало, очень мало авторов, владеющих психологией и композицией текста на уровне Олега Николаевича.

А вот отчего.

Текст чудовищно, непредставимо, необозримо затянут. Романисты склада Бальзака или Гюго, или Мопассана с их пятистраничными описаниями будуара героини (не шутка!) или  с расходом 1000 знаков на описание входной двери -- не какой-то сюжетной входной двери, пред коей герой сражен бысть, а каждой, которую глазами героя видит читатель -- так вот, все эти напыщенные французы могли бы покурить в коридоре, коли б не вертелись в гробах, обеспечивая до 80% всех электрических мощностей Прекрасной Франции. (А Вы что, до сих пор верите, что у них там все на АЭС держится? Упс...)

Но, наверное,  в столь огромном объеме автор чувствует себя вольготно? Верно, нет у него проблемы с рассказом интересных историй, верно, не сжат он микроформатом в 400 КБ на книгу? И то сказать -- первый текст 834КВ, второй более 1100КВ, дальше вечер закончился, пришлось спать ложиться. Сколько же событий можно тут разместить, сколько судеб показать! Симонов запаковал трилогию «Живые и мертвые» в 1500КВ. Громадина «Тихого Дона» - 3000 КВ. И поместились в эти 75 авторских листов судьбы ста действующих лиц (список есть на Википедии, если что), да немерянного числа персонажей эпизодических, упомянутых колорита и фона для. В первых ДВУХ книгах «Везунчика» объем порядка 1900КВ, это ж сколько можно показать! А сколько поместится шуток, удачных слов, метких фраз, чеканных абзацев, достойных запоминания с первого чтения?

Сколько?
Так вот, первое мое обвинение – вспомнить нечего. Ладно, я понимаю, у нас тут только средневековье, только хардкор. Этакий, понимаешь, Корнев-Круз, «Лед-Пограничье» в фентези-антураже. Тут, понимаешь, не до шлифовки метких фраз, не до игры в слова. В наши дни писатель тот, кто напишет марш и лозунг!
Хемингуэй тоже писал простыми словами: был, взял, вошел, закрыл дверь. «Я пошел к себе в отель под дождем». «Столько хороших картин к дерьмовой матери без всякого смысла» «Мы очень сожалеем, мистер Том». «Земля плыла?»
Недлинные фразы. Простой словарный запас. Прямые назывные глаголы, для действия сто синонимов не применяется. Но впечатление весьма сильное.
В чем же разница?
Хэмингуэй передает опыт. Чувственный или умственный, вопрос второй. В чем-то свой, в чем-то заимствованный, но реальный. Автор «Везунчика» просто описывает действия героя – многословно, неряшливо, не пытаясь усилить звучание фразы, не пытаясь выкинуть повторы как в тексте, так и в мыслях. Даже не пытаясь на уровне композиции просмотреть ветку, наметить там несколько ключевых точек и описывать именно их. А что, чем больше объем, тем дольше по времени читатель будет получать кайф. Первая схватка… вторая… третья… Даже в реальности рано или поздно человек ПРИВЫКНЕТ к боям. Хочет или не хочет, стремится или не стремится. Адаптация – фундаментально свойство психики, причем не только человеческой, а млекопитающих вообще. Но автор «Везунчика» упорно описывает каждый день и каждый бой, довольно мало отличающиеся от соседних. В годы того же Бальзака подобный подход весьма ценился при написании «путевых романов», для коротания времени в тогдашних дормезах. По скромному моему мнению, сейчас такое количество информации оправданно только в этнографических текстах, задача которых бережно передать исчезающую культуру (Как тот же Тихий Дон), а не в художественных текстах, цель которых – передать читателю…

Передать читателю – ЧТО?

Хрен с ним, с корявым языком. Сам-то я и похуже высказываюсь, мне ли возмущаться. Хрен с ней, с затянутостью романа. Толкиен вон описал обычнейший турпоход. По категории сплавщиков или альпинистов -- вообще ни о чем. Ни одного крюка не забили, ни одного сифона, ни одного переката. Может, автор «Везунчика» эпического размаха холст грунтует, на коем мысль его воссияет в блеске… томе так в десятом, примерно. Вот есть же у Бубелы психология, есть же ощущение Приграничья.

А послания нету.

Давным-давно огорчил меня сам великий и ужасный Dormiens: во имя чего ломал он любимых наших героев? Во имя чего «wasterland», о чем «Человеческое, слишком человеческое»?
Так то, простите, был Dormiens. В 675КВ уложился, душу вывернул, вытр… вытряс, скажем так, и высушил. Ни слова лишнего, ни всхлипа, ни абзаца водянистого. Может, не понял я его, может, не полюбил. Но уважать однозначно согласен.

А Бубелу я читал-читал, читал-читал… спать ушел… а где ж та кульминация, так и не дождался.

Это второе неприятное.
Для передачи важного опыта или чувства, чем только можно оправдать затянутость повествования, слабость языка -- любые иные огрехи, простительные очевидцу или участнику событий – текст слишком синтетический. Говоря проще – высосан из пальца чуть более, чем полностью. Выдуманные люди, выдуманные проблемы.

Для развлечения читателя, чем бы можно оправдать полностью выдуманное происхождение и откровенного МартиСью героя, что даже в заголовок вынесено – текст откровенно слабо написан. Много воды, длиннот, практически нет метких слов, достойных запоминания фраз, душевных пейзажей, драматических моментов.

Если текст не для передачи послания от автора к читателю, если текст и не для развлечения читателя – то он, получается, для развлечения автора.
И эта маленькая отрицательная деталь в моих глазах перевешивает напрочь все действительно хорошие находки «Везунчика».

Ну, а читать либо не читать, решайте сами. Мое мнение – всего лишь мнение; если об этом тексте есть мнения другие, хотел бы услышать.

+11

2

Купил в бумаге продолжение Злотниковскогого "Прекрасного нового мира", который, в свою очередь, продолжение горячо и искренне любимого цикла про приключения очередного суперполяка (Лем, Желязны, Сапковский) в других мирах. Что можно сказать.... Сразу стало понятно, почему Владетели такие скотствующие дегенераты с отсутствующей фантазией. А то уж я было начал подумывать.... Собственно, на этом достоинства книги заканчиваются. Малый объём текста. Очень крупный шрифт для раздутия количества листов. Явное желание автора закончить уже надоевшую ему историю. При чём, я подозрваю, что история просто переросла компетенцию автора. Отсюда и чётко зафиксированное решение Грона: "Нахрен все эти салатницы на голове в момент смерти. Сдохну здесь". Я человека понимаю. Всё таки две отчаянно любимых женщины остались в двух разных мирах. Других вариантов с ними встретится, кроме как в посмертии, нет. Ну, удачи ему. Жалко, конечно скомканного завершения одного из самых любимых мной сериалов, но, большое спасибо и на этом. Всё же, Злотников хороший автор. Очень не ровный, но хороший. От одних его произведений не оторвёшься, от других, челюсти вывихнуть можно. Сейчас он первый раз умудрился соеденить оба свойства в одном произведении, но всё равно огромное ему спасибо хотя бы за такое завершение. Тем более, что Грон, получив в конце нехилую плюшку, здорово оживился. Есть подозрение, - от найденного удачного сюжетного хода депрессия у автора прошла и мы можем увидеть дальнейшие приключения. Но уменя лично, осадочек остался.

Отредактировано df (03-01-2016 12:21:24)

+3

3

Филенко "шествие динозавров"
Оч качественное попадалово, хоть и с сильным перестроечным душком. Во многом полемика с классикой Стругацких. Внезапная катастрофа лишила будущего изолированный материк, превратив его в уникальный полигон для любых социальных экспериментов. Но не являются ли подопытными сами экспериментаторы?

-1

4

Гео777, минус я поставил за то, что пост с выше ни как не тянет на рецензию, а больше напоминает аннотацию или рекламный текст к книге.

0

5

Рекомендую
Виталий Зыков  Дорога домой

О сюжете кратко: в результете маг.ритуала группа землян попадает в другой мир - Торн и становится объектом интереса разных сил, которые непрочь использовать их в своих целях.

+ мир Торна очень хорошо проработан, имеет интересную историю и полон на загадки; будут интересны и политика, и конфликты - то и дело можно встретить аналогии с нашим миром, но и своих наработок у автора хватает. Отмечу реализм и обоснуй - нет народа или государства которое автоматически претендует на лавры Добра и Истины (но это не значит, что никто не ведёт подобной пропоганды)- политик старается действовать в интересах себя любимого, а потом уже в интересах государства (обратный момент для тех кто абсолютно уверен в своей власти и для кого благополучие и успех страны равносильны личной выгоде), но в тоже время есть и патриоты, и просто реалисты, что понимают мир таким какой он есть со всеми его "Игроками" которые все стремятся действовать во блого себя, а не во имя "Добра и справедливости"

+ Повествование ведётся как от лица Ярослава (гг), так и от других разумных (землян и торнцев), преследующих разные цели - герои проработаны хорошо, они имеют свои конкретные цели и свое виденье мира. Для сильного мага из крупного маг.государства никогда не видевшие магии земляне воспринимаются поначалу как дикари и Своим для него может стать только одаренный (причем равного по силе уровня - слабые маги для него это крохоборы, ворюги, пародия на Истинного мага). 

+ Сбалансированная и проработанная маг.система. Эльфы живут долго не просто так, но благодаря магии, которая их накачивает, а потому при постоянном росте населения магии на всех становится меньше и ушастики получают проблему с рождаемостью. Нет школы магии из принципа "Одним махом всех побивахом" - у всех свой подход, плюсы и минусы; также нет абсолютов - для кого-то ближе работа с астралом, кто-то легче работает со стихией, а попытка освоить "не своё" даёт шанс использовать лишь что-то слабое и простенькое

+ Отсутствует МС. Нет, у кое-кого из землян проявляются маг.способности или они сталкиваются с Древней и Забытой магией, но они не превращаются мгновенно в эпичных нагибателей, а учаться, учаться и ... Магию надо изучить, научиться применять на практике, понять что есть зубры круче, и то что знаешь ещё слишком мало, а значит надо учиться дальше. Опыт и практика в этом мире не пустой звук.

Ссылка на автора http://samlib.ru/z/zykow_w_w/

0

6

ВОТ НАШЕЛ МОЖЕТ ПРИГОДИТСЯ КОМУ

http://www.mirf.ru/articles/book/kak-napisat-recenziyu

+3

7

"Огненная серия" Воробъёва
Я числю космооперу Воробъёва явлением уникальным. Это - не просто хорошо написанный правильным русским языком и с крепко сбитым сюжетом боевик. Это космоопера, в которой автор стремится (я гуманитарий, я не могу определить, насколько это автору удаётся) писать космооперу именно с позиций "твёрдой" НФ. Не "концентрированный залп квантовых инфернаторов пробил силовое поле дредноута "Повелитель Звёдного пламени", но рекомпозитный дехренизатор отразил поток омега-кварков", а

Но первым удача улыбнулась два-пятому. Летя непредсказуемым, вышибающим дух зигзагом, он на секунду отключил двигатели, и всадил короткий импульс в сопло носителя.

– Вижу дисбаланс струи выхлопа! – ахнул Маркос, – носитель теряет тягу!

На этом удача закончилась. В прекративший маневрирование такшип сразу же вонзились два луча, распарывая корпус словно тонкую жесть. Два-пятый дернулся, пытаясь стряхнуть с себя жалящие потоки света, но еще три нащупавших цель лазера поставили крест на этой бесплодной попытке.

– О черт, нет! – взвыл Перри. – Два-пятый, уходи в сторону! Прикройся выхлопом!

Паря водородом из пробитого бака, два-пятый развернулся, и даже успел включить двигатели. У него оставался шанс вырваться из под огня, но очередной луч перечеркнул правый маневровый двигатель, и надежды на спасение.

Такшип триста пятой серии мог летать без одного маневрового, и кое как мог даже без обоих сразу, обходясь управляемыми соплами маршевых. Но потеряв маневренность он больше не мог уклоняться от сконцентрированного огня множества зениток.

До крови закусив губу, Анри смотрел, как гибнет отчаянный экипаж. Такшип оказался крепким орешком для зенитных батарей, но сейчас это лишь удлиняло агонию. Два-пятый бился, словно попавшая в невод рыба, пилот выжимал из покалеченной машины все возможное, раз за разом избегая смертоносного касания когерентного излучения.

– Еще пару секунд! – взмолился Перри, – еще пару секунд, мужики!

Из за тусклого свечения факела уже проглядывал сияющий ореол сопла. Плазменный поток, раскаленный у основания уже просвечивал через тонны успевшего остыть газа. Еще немного, и протонный пучок сможет пробиться, ударить, разнести уже поврежденную дюзу. А если повезет, то пробиться глубже, к нежным внутренностям, где среди реакторов и катушек ускорителей взрыв сможет разгуляться, не стесненный оковами корабельной брони.

Не повезло. Уклоняясь, два-пятый подставил брюхо, и через весь корпус, перечеркивая сразу оба маршевых двигателя, лег глубокий разрез. Лазер прожег металлокерамику обшивки, и походя расплавил обмотки ускорителей. Издав прощальный чих, «Аллисоны» замолчали.

– Нет! – в отчаянии закричал Перри.

Прежде чем пилот успел отключить левый маневровый двигатель, искалеченный такшип закрутило вокруг оси. Из пробитых баков выплеснулся водород, окутывая его предсмертным саваном, и в впервые с начала боя Анри увидел лазерные лучи. Прерывистые линии света, что проявились в облаках не успевшего рассеяться рабочего тела. Первый же луч разрезал дрейфующий такшип на две неравные части. К своему ужасу, Анри разглядел, что разрез миновал кабины экипажа. Люди внутри все еще были живы!

Сейчас уже написаны три тома - "Огненный след", "Огненная бездна" и "Огненное небо". Очень рекомендую. Описывается классическая космическая война. Противник напал, у противника технологическое преимущество, в земном обществе свои внутренние разборки... Лазеры в космосе не видны, оружие имеет предельную дальность эффективного огня, ракеты в космосе могут лететь сколь угодно долго, но по исчерпанию рабочего тела превращаются в неуправляемые болванки... В общем - твёрдая НВ-космоопера. Из "совершенно фантастических" допущений - только гипер-драйв.

Отредактировано Mohanes (03-05-2016 06:27:10)

+1

8

Прочитал роман Э. Вейра "Марсианин". Ну да, по нему сейчас уже фильм сняли, но было интересно - ьименно роман. На русский он официально не переведён, но есть вполне (на мой неискушённый взгляд) профессиональный перевод на Самиздате. Мне роман вельми и зело рекомендовали – мол, настоящая, твёрдая НФ про преодоление и несгибаемость! Мол – во! Не то что отечественные эльфотролли и попаданцы с ноутбуками наперевес. Ладно, прочёл. Итак, что могу сказать по итогам?
1. Вы, конечно, сколько угодно можете петь осанну про "настоящую, твёрдую, НФ", но это, извините, самый обыкновенный советский производственный роман. Да-да, про молодого (только что из института) инженера Петюкина, который хочет на Хрензнайских нефтяных приисках внедрить передовой турбобур ВСЖ-77АР3018бис, но ему мешает перестраховщик и ретроград технолог Федюкин. А точку в этом титаническом противостоянии поставит седой и мудрый парторг Хренюкин. Мы над этими производственными романами смеялись. Мы от них плевались. Над ними иронизировали в КВН. На них писали пародии сатирики. Теперь нам то же самое принесли на блюде, и мы радостно начали ахать. Отсюда вывод:
А) "Нет пророка в своём отечестве"
Б) "Ничто не ново под Луной"
2. Как я уже говорил – это именно советский производственный роман. Т.е. вся борьба проходит в формате "очень хорошее против совсем распрекрасного". По сути, хоть какого-то конфликта в романе нет. Вообще. Ибо спор между двумя руководителями НАСА по поводу разворачивать "Ареса" или ограничится посылкой на Марс "Ириса" – это очередной извод спора между Петюкиным, который жаждет внедрить более производительный бур, и Федюкиным, который против роста производительности ничего не имеет, но опасается, что работы по внедрению могут сорвать перевыполнение плана в этом году, и страна недополучит несколько тонн нефти. Все хотят исключительно "как лучше" (причём не себе, а общему делу), ни один человек не проявляет эгоизма (личного или корпоративного). В общем, единственное, чего я не понял – почему остался за кадром образ парторга. Там же точно должен быть парторг, я по советским романам 1970-х – 1980-х годов помню. У нас даже был особый жанр – "фантастика ближнего прицела". Там ещёЕремей Парнов в своё время подвизался. Помните – "Последний полустанок", "Осколок Солнца", "Когда приближаются дали…" Там тоже был фантастический антураж, а внутри – сердцевина из производственного романа. Но у Парнова всё же иногда ретрограды и бюрократы были таки действительно отрицательными персонажами, которые преследовали свои корыстные цели, а иногда даже шли на преступления. У Вейра всё тонет в розовом сиропе абсолютно и совершенно бесконфликтного сюжета. Тьфу.
3. И тем не менее – это очень американский роман. В космосе есть НАСА. Всё. Больше там нет никого. В последней четверти выясняется, что (сюрпрайз!) свою космическую программу имеет Китай. И китайский ракетоноситель даже некоторую роль в маневрировании "Ареса" сыграл. И это, собственно, всё. ЕКА не упоминается от слова "вовсе". Россия? Вы будет смеяться – но про российскую/советскую космонавтику Вейр таки упоминает. Один раз. Догадайтесь, в каком контексте? Ладно, я вам так скажу. Когда астронавт, претерпев 1001 превратность судьбы (и все их преодолев за счёт чудесной и неубиваемой техники НАСА – благодарения Агентству следуют примерно через каждые 20-30 страниц), сооружает свой суборбитальный "марсопрыг" едва ли не из поролона и брезента, он сам себя успокаивает, что мол, конечно, моя, бабль-гумом склеенная скорлупка – то ещё сооружение, но она всё равно лучше той штуки, на которой полетел Гагарин, ибо русские ракеты были "чёртовыми душегубками" (это цитата, да-да). Поэтому когда мне в очередной раз начнут рассказывать про русоцентризм и всехпобедизм, якобы царящий в российской фантастике, я только улыбнусь снисходительно, и пойду себе дальше.

+7

9

Mohanes написал(а):

благодарения Агентству следуют примерно через каждые 20-30 страниц

Похоже на заказуху - только не социальную, как в СССР, а прямую коммерческую, как в США, с "продакт плэйсментом".

0

10

Кто-то писал, что смотрел "Марисанина" с маленьким сыном, который заявил, что дураки эти американцы, что столько всего понагородили из-за гонора, а надо было всего-то попросить помощи у российской базы.

+6


Вы здесь » NERV » Любимые книги » Рецензии на прочитанное.