NERV

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » NERV » Омаки и интерлюдии » Вместо эпилога к Чужой Жизни


Вместо эпилога к Чужой Жизни

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Почему-то никто не обращался к такой теме (либо мне просто не попадались такие омаки), поэтому решил на днях набросать сам.
1ю часть ЧЖ давно не перечитывал, поэтому могут быть фактические ошибки. Если и вправду есть - прошу указать.

"Сон"

Летнее солнце уже клонилось к закату. Дневная духота солнечного летнего дня спадала, готовясь уступить место ночной свежести. По улицам заурядного российского города слонялись разнокалиберные школьники и прочие "прохлаждающиеся", наслаждающиеся летним отдыхом.
Из всей этой братии резко выделялась женщина лет сорока-сорокапяти, вся одетая в чёрное. Она не поднимала взора, и прохожие почему-то инстинктивно обходили её стороной. Не смотря по сторонам, она прошла перекрёсток и вошла в подъезд непримечательной пятиэтажки. На ощупь найдя выключатель, она привычно включила освещение
лестничных клеток и стала неспешно подниматься по лестнице. За спиной хлопнула входная дверь и через мгновение мимо неё проскочила младшеклассница Оля, русая дочка соседки сверху, и на ходу крикнув "Здрасте, тёть Марин" ускакала по лестнице на самый верхний этаж дома.
"Здравствуй, здравствуй..." - прошептала в ответ женщина, но её уже никто не слышал, кроме стен. Глубоко
вздохнув, женщина подошла к двери своей квартиры и долго искала в сумочке ключи. Обычно её всегда раздражало, когда приходилось что-то выискивать в сумке, но теперь её это не заботило. Найдя наконец ключи, открыла оба замка двери и зашла в прихожую. Машинально включила свет и устало привалилась спиной к дверцам платяного шкафа.
Взгляд её был затуманен.
Опустошение - вот что ощущала женщина.
Единственная радость, которая была в её непростой жизни - сын.
А теперь его не стало...
Погибнуть, таким молодым и так нелепо... "это просто невозможно! Так быть не должно! Проклятая маршрутка! Проклятый водила, ездивший на хламе!" - все эти мысли постоянно одолевали её, но в любом случае, она уже ничего не могла изменить.
На работе ей выдали отпуск на десять дней, чтобы после похорон, она могла оформить все необходимые документы и справки... И коллегам банально не хотелось видеть её в такой тяжелый час. Даже те, кто был на похоронах, чувствовали себя неловко. Хотя нельзя сказать, что Марину все оставили, нет.
Приезжала двоюродная сестра с племянниками, чтобы хоть как-то успокоить её. Но какой в этом толк? Племянники уехали ещё позавчера, а пару часов назад и сестра уехала домой. Марина осталась одна со своим горем.

Но сама Марина была удивительно спокойна. Да, когда хоронили Виктора - слёзы текли сами собой, но легче ей не становилось. Всю её поглотило удивительное равнодушие и спокойствие, как будто ничего и не произошло. Она сама понимала, что это ненормально. Понимала, что у неё шок. А что будет после того, как оцепенение пройдёт... она боялась думать об этом. Она даже не могла представить, как она теперь будет жить. Она боялась, что может покончить с собой, не смотря на то, что сие - страшный грех. Она даже не могла собраться с силами, чтобы просто почитать молитвы за Виктора... и за себя.
Машинально закрыла дверь на ключ. Посмотрела на себя в зеркало. Лицо её всё было посеревшим, глаза впалые и седых волос на голове за прошедшие дни прибавилось на порядок. Но всё это было неважно. Ей было плевать на себя. С трудом сняла туфли и чёрный платок. Сил не было ни на что, и женщина просто прошла в спальню и не раздеваясь легла на кровать.
И тут же уснула. Со дня гибели Виктора она не видела никаких снов, хотя невольно и ждала кошмаров.
Но в эту ночь она увидела самый странный в её жизни сон.

Ей виделся тёмный тоннель, в конце которого горел свет. Неяркий, но очень тёплый - как свет костра. Внезапно этот свет будто рванул ей навстречу и полностью поглотил её. Когда световой поток стих, Марина осознала, что стоит посреди асфальтированой дороги.
Взору открывался незнакомый пейзаж - какой-то современные город, но точно не русский - он был слишком чистый и имел буквально отзеркаленные дороги. Где-то вдалеке мелькали пешеходы и машины, и даже мелькнул вагон причудливого поезда. Женщина не успела даже толком осмотреться, как окружающая обстановка стала замедляться и спустя несколько секунд замерла - само время остановило свой ход.
Тишину остановившегося города разорвал внезапный вой сирены, и затем время вновь пошло, но на улицах уже не было никого из людей - а вот небо над городом заполнили военные вертолёты и самолёты. В стороне раздался мощный взрыв и обернувшись к нему, Марина увидела огромный зловещий силуэт, возвышающийся над домами. С такого расстояния не было видно деталей, но было ясно что это нечто зловещее и опасное. Армейские вертолёты обстреливали чудовище градом снарядов, но немыслимое существо даже не сбавляло своего хода.
Теперь, время побежало с невообразимой скоростью - всю окружение стало подобно перематываемой киноплёнке - нельзя было ничего толком разобрать, глаз успевал воспринять лишь отдельные "кадры". Вот разрушенный после боя квартал города, вот строители ведут ремонтные работы, вот солнечный будний день, опять бой с неизвестным чудовищем - а в одном кадре отчётливо было видно, как в жестокой битве схлестнулись два огромных существа: темный неясный силуэт - и в него впепилась огромная человекоподобная фигура, закованная в серую броню и увешанная множеством орудий. Оба монстра были залиты красной и синей кровью и было ясно что борются они с невообразимой яростью, готовые заживо рвать друг друга на части.
Время вновь ускорилось - настолько, что уже ничего нельзя было разобрать. На секунду "поток" фильма осветился нестерпимо ярком светом - как могло светит само солнце. Далее началась столь фантасмагоричная серия кадров, что мозг не мог ни разобрать ни осознать, что же там творилось.
Наконец, "сумасшедшая перемотка" событий окончилась и Марина оказалась посреди странной поляны, отчасти покрытой лесом, но в основном обильно засыпанная бетонным и каменным крошевом. Подняв взгляд вверх, женщина увидела, что горизонт был будто "поднят". "Как-будто я в карьере или кратере" - пришла в голову странная
аналогия. Поодаль виднелось огромное, полуразрушенное здание, поразительно похожее на пирамиду.
И на фоне этого изувеченного войной места выделялись колоссальные фигуры невероятных титанов. Их было более десятка. Несколько белых, буквально разорваных на части гигантов, лежало на берегу небольшого озерца. Чуть ближе на земле развалились  отличные от них красный четырёхглазый гигант и более худощавый белый.
И они тоже были страшно изранены - пробитая и обожженная броня, оторванные конечности.
Обернувшись назад, Марина увидела ещё одного павшего титана, завалившегося на левый бок среди обломков зданий.
Огромное тело его также было покрыто множеством кровоточащих ран - от чудовища во все стороны текли целые ручьи красной крови. Местами сохранившиеся куски брони были оплавлены, а то и вовсе надкушены. И прямо посреди разорванной груди пульсировала красным светом огромная сфера.
Внезапно, где-то из-за спины существа раздались голоса. Обежав вокруг кровоточащего гиганта, женщина увидела
что броня на спине монстра была раскрыта, и из нутра колосса торчал странный сигарообразный объект, уткнувшийся
в гору каменных обломков. И вокруг этого цилиндра суетилось несколько человек. Подойдя ближе, Марина увидела, что все
они были одеты в какую-то странную облегающую одежду, одновременно похожую на гидрокомбинезоны и на костюмы летчиков.
Все они были молоды - не старше 15-16 лет. И все были совершенно непохожи друг на друга - девчонка с красивой европейской внешностью и длинными рыжими волосами, симпатичный парень с необычными пепельными волосами и ещё одна девчонка, альбиноска с удивительно глубоким взором алых глаз.
Они сообща пытались повернуть рукоятки покорёженного люка, ведущего внутрь цилиндра.
Пока ребята боролись с непокорными рукоятками, Марина заметила, что у рыжей девчонки на левом глазу была повязка, как у всамделишного пирата. Впрочем, ругалась та не на английском и даже не на испанском, а на самом отборном немецком. Наконец, под напором общих усилий замок люка жалобно заскрипел и поддался. На удивление из
люка хлынул поток какой-то жидкости. Рыжая и пепельновласый сразу полезли внутрь и стали что-то тащить оттуда.
Красноглазая девчёнка стояла снаружи и стала принимать ношу на этой стороне. Ношей оказался темновласый парень с азиатскими чертами лица, облачёный в такой же костюм, как и у этой тройки. Изо рта и носа парня текла и текла та же самая желтоватая жидкость, и было ясно, что в его лёгких было ещё полно этой дряни. И хуже всего, что парень был без сознания.
Ребята на удивление грамотно стали откачивать "утопленника". Основательно измяв ему грудную клетку и "переломив" того об колено, заставили жидкость покинуть носоглотку и лёгкие.
Рыжая все кричала что-то и нервно трясла пострадавшего за плечи - будто это могло чем-то помочь делу.
Наконец, когда поток "желтой воды" иссяк, парнишку тут же повернули на спину. Склонившись над товарищем, ребята стали проводить диагностику его состояния - рыжая неврно прильнула к груди "утопленника" и пыталась услышать его сердцебиение. Спустя несколько секунд, даже не раздумывая, рыжая девчёнка руками приоткрыла рот пострадавшего и не мешкая прильнула к нему своими устами... и начала интенсивно делать искусственное дыхание.
Марина Северова не отрываясь смотрела на этого незнакомого парня и почему-то переживала за него, также и ребята. Внезапно рядом прямо в воздухе возникло золотое свечение.
Никто из ребят почему-то не отреагировал на него, продолжая бороться за жизнь темновласого парнишки, но Марина  уставилась на него во все глаза - и из этого золотистого пятна вышел молодой человек в форме советских солдат, прямо как в фильмах про Афган. Новоприбывший нёс лейтенантские погоны, а на поясе у него висел причудливый нож,
слегка изогнутой формы. Но главным было иное - у этого лейтенанта было лицо её сына. Лицо Виктора Северова.
- Витя?.. - не веря в то, что она видит прошептала Марина.
Лейтенант на мгновенье обернулся в её сторону, даже скользнул взглядом - и будто никого не увидел. Виктор глубоко вздохнул и поправив ремень с крупной бляхой, зашагал к телу бездыханного парнишки. Подойдя к телу парня, силуэт "лейтенанта" засветился золотым и с лёгким звоном лопнул.
- Витя! - закричала мать и бросилась вперёд, но не добежав пары метров до места исчезновения Виктора внезапно наткнулась на незримую стенку.
А тем временем, "утопленик" открыл глаза и мутным взглядом окинул ребят. После чего закашлялся и начал выплёвывать остававшуюся в легких жидкость. Спустя несколько секунд спазмы закончились и парень устало провёл ладонью по губам стирая с них остатки жижи. Взгляд его просветлел и он сказал на русском (хотя и с ощутимым акцентом): "Как же мне хреново". Устало посмотрел на своих... товарищей? и Марина увидела, что у этого темновласого азиатского парня глаза Виктора! В недоумении женщина опустилась на колени, смотря на незнакомого мальчишку, у которого был взор её родного сына. Она даже не могла ничего сказать - только оторопело опиралась ладонями на незримую стену.
А вот по ту сторону стены все предавались радости: пепельновласый хохотал будто одержимый, стоящая рядом альбиноска украдкой вытирала катящиеся из глаз слезинки, а вот рыжая начала кричать на дикой смеси разных языков, затем расплакалась и изо всех сил сграбастала в свои объятья полуживого... Виктора?
- Виктор... Виктор... Виктор... - продолжала шептать женщина, ошеломлённо смотря на неизвестных ребят, которые сейчас искренне радовались тому, что их товарищ жив.
- Прости нас, Марина. - раздался совсем рядом женский голос.
Северова испуганно обернулась направо и увидела стоящую поблизости молодую девушку. Она была очень красивая, а её одеяние белого цвета с чёрной окантовкой было схоже с мантией. Волосы её были необычайного серебристого оттенка, а глаза и вовсе были алого цвета... как у девчёнки в комбинезоне, стоявшей по ту сторону "стены".
- Что это? Где я?
- Это чужой для тебя мир. И Виктор теперь принадлежит ему. Для тебя Виктор... хм, "ушёл" неделю назад. Здесь же минуло более года, с того дня, как он прибыл. Не думай об этом, это всё мелочи. Главное - то что он смог совершить! - с восторгом в голосе произнесла девушка в мантии.
- Как же это произошло. - совершенно ничего не понимая пробормотала мама Виктора.
- Прости нас, Марина. Нам пришлось призвать Виктора. Он был нашей надеждой на спасение... и он стал СПАСЕНИЕМ. Теперь всё будет хорошо. И у Виктора впереди большое будущее. У них обоих. - с усмешкой произнесла неизвестная, смотря на то, как заплаканная рыжевласая красавица осыпает лицо спасённого парня поцелуями.
- Могу я... - сбивчиво заговорила Северова, но неизвестная прервала её:
- Прости, Марина, мы не сможем перенести тебя в этот мир. Но... ты сможешь иногда видеть своего сына. Во снах.
Это всё что мы можем сделать для тебя. Быть может, однажды и он сможет увидеть тебя.
- Это ведь не просто сон? Это ведь не так? Или всё это у меня в голове? - со страхом спросила Марина.
- Конечно, это сон. И это всё у тебя в голове. Но почему это не должно быть правдой? - улыбаясь ответила незнакомка, и посмотрев на бегущих в сторону молодёжи группы медиков и спасателей, произнесла - Что ж, мне пора. Моё время здесь окончено. Марина, тебе тоже пора. Прощай. И ещё раз спасибо вам! - девушка повернулась к женщине, поклонилась ей и искренне улыбнулась.
- Кто же ты?! - крикнула напоследок Северова, но весь окружающий мир засветился золотым, и через мгновение схлопнулся.

Марина проснулась. За окном уже занимался новый день - лучи утреннего солнца пробивались сквозь шторы,
пели птицы и на душе было удивительно спокойно. Она не помнила что ей снилось, но точно знала, что
во сне был Витя - и где бы он ни был теперь - у него всё хорошо. А значит и её жизнь была не напрасна.

И значит - всё было в порядке.

Отредактировано JETFIRE (04-01-2016 06:45:25)

+8

2

Напугали уважаемый ой напугали.

0

3

Сильно написано, чуть слезу не прошибло.

+1


Вы здесь » NERV » Омаки и интерлюдии » Вместо эпилога к Чужой Жизни