NERV

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » NERV » Произведения Сергея Rakshas » Переводы фанфиков по Tsukihime


Переводы фанфиков по Tsukihime

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

В этой теме буду размещать переводы фанфиков по Tsukihime (Type-Moon) и его продолжениям.

На все переводы получено разрешение авторов (если не указано иное).


Оглавление темы:

1. Mereo Flere. "Обручального торта не бывает, Арквейд" (ссылка)
2. Mereo Flere. "История о двух Шики" (ссылка)
3. Turbanator. "Багряный Валентин" (ссылка)


Отредактировано Rakshas (24-04-2012 07:46:02)

+1

2

Автор: Mereo Flere (ссылка на страницу автора)
Оригинальное название: There is no such thing as Engagement Cake, Arcueid (ссылка на оригинал)


Обручального торта не бывает, Арквейд
     
     Как обычно, всё началось с того, что кто-то ошибочно попытался научить чему-нибудь новому Арквейд. Нельзя сказать, что она была такой глупой, чтобы не понимать то, что ей рассказывали, просто все её знакомые как правило давали поразительно плохие объяснения. Шики постоянно предостерегал их от этого, и просил, что если уж так необходимо что-то пояснить ей, то, по крайней мере, надо осторожно подбирать слова. Но, в конце концов, все обычно забывали, что Арквейд росла и воспитывалась совсем не как обычный человек...
     Фактически, даже говорить, что она живёт как человек, совершенно неправильно. По правде говоря, всё гораздо печальнее. Хотя и не похоже, что она хоть когда-нибудь волновалась об этом. Это и было причиной, впрочем далеко не единственной, по которой Шики любил её.
     Ух... но сейчас всё это не важно. Важно то, что прямо сейчас Арквейд бежит вокруг особняка, убегая от сестры Шики и старшеклассницы из его школы, уворачиваясь от их атак, и, при этом, они сносят всё на своём пути.
     Нет, правда, о чём они вообще думают? Даже действуя вместе, они не смогут победить Арквейд. Только приведут всё в беспорядок, обеспечив Хисуи и Кохаку работой на всё утро, да позволят ближайшему мебельному магазину продолжить получать рекордную прибыль даже в этот мёртвый сезон.
     Ну... По крайней мере, они начали предоставлять скидку при покупке большого количества товара... Так что, кто знает? Может Шики удастся убедить их добавить к новому инвентарю стулья получше. На те, которые у них есть сейчас — точнее, те которые у них были, пока Акиха не испепелила их секунду назад — даже смотреть противно.
     Впрочем... Он снова отвлёкся.
     Некоторое время назад, Хисуи призналась, что она считает совершенно неправильным, что он занимается любовью с Арквейд до свадьбы. И естественно, что Арквейд одолело любопытство, и она отправилась на поиски Хисуи, чтобы спросить что такое свадьба. Но вместо этого она случайно наткнулась на Кохаку. В разговоре были брошены такие слова, как "невеста", "жених" и "венчание"... и, честно говоря, они возможно не заинтересовали бы Арквейд до такой степени (всё-таки это всего лишь глупый человеческий обычай), но Кохаку упомянула слово "Торт".
     Нужно ли говорить, что "Торт" взволновал Арквейд сильнее всего. А уж когда Кохаку объяснила, что свадебные торты традиционно делают очень большими, Арквейд возбудилась ещё сильнее. Как и следовало ожидать, она спросила, как эту свадьбу организовать. Вот здесь-то всё и началось.
     Нет. Возможно я немного опережаю события.
     Видите ли. Кохаку объяснила, что для свадьбы надо подготовить очень многое. Нужна церковь, свидетели, много обслуживающего персонала. Но главной причиной, по которой Арквейд оказалась в беде, стали приглашения на свадьбу.
     Вплоть до этого, никто другой, включая, между прочим самого Шики, не знал о её планах. Ну и когда она разослала эти маленькие пригласительные карточки, завершающиеся просьбой об ответе, Акиха и Сиэль решили передать ответ истинному предку лично.
     — Я должна понимать это как "может быть"? — спросила Арквейд, всё ещё продолжая убегать от двух школьниц.
     Шики не понял, как это вообще возможно, но Акиха и Сиэль стали атаковать с ещё большей злобой. В какой-то момент он даже подумал, что они могут победить его подругу. Но к счастью, прежде чем он решил вмешаться, чтобы этого точно не произошло, Арквейд в конце концов надоело, и она остановилась. А затем, невольно напомнив Шики, насколько на самом деле сильна та, кого он однажды убил, она снесла Акиху и Сиэль одним ударом.
     Нет. Она не била вначале одну девушку, потом — другую. Она снесла их обоих именно одним ударом кулака. Вначале Сиэль, а затем, пока та ещё была на кулаке предка, Акиху. Сестра Шики и старшеклассница пролетели через холл, снеся пару стен (Шики отметил, что похоже несколько плотников тоже очень обрадуются), и приземлились прямо на обеденный стол.
     К счастью, Хисуи ещё не накрыла стол к обеду. Шики был уверен, что и с Сиэль и с Акихой тоже всё будет в порядке. Первая была бессмертной, а Акиху таким ударом невозможно вырубить надолго.
     — Да право же! — сообщила Арквейд, надувшись, — Вам надо было только ответить, будете вы рыбу или мясо.
     Шики вздохнул. Действительно, Кохаку проделала хорошую работу, объяснив про свадьбу всё... за исключением, конечно же, самого важного.
     — Арквейд! — окликнул он любимую, подходя ближе.
     — А, Шики! — обрадовалась Арквейд, она подбежала к нему и обняла. — Вот ты где! Ты получил приглашение?
     — Обычно жениха не приглашают на собственную свадьбу, — объяснил ей юноша, тем не менее протянув девушке свой ответ.
     — О, неужели, — сконфуженно пробормотала Арквейд.
     — Кохаку также забыла сказать тебе ещё кое-что, — сообщил ей Шики, пригладив рукой волосы.
     — И что же?
     — Видишь ли. Предполагается, что до свадьбы должна быть помолвка. [1]
     — Но мы ведь уже сражались друг с другом раньше, — отмахнулась девушка. — Или ты забыл, как убил меня?
     — Нет. Не забыл. — поморщился Шики. Ему стало интересно, был ли у кого-нибудь ещё подобный разговор с любимой девушкой. — Я имел в виду обещание жениться.
     — Ааа... Ты в этом смысле. — Арквейд широко улыбнулась; эта прекрасная улыбка всегда заставляла его любить эту девушку ещё сильнее. — Шики, я обещаю выйти за тебя замуж!
     — Это не так просто, — сказал ей Шики, покачав головой. — Для этого есть особая процедура.
     — У вас для всего есть процедуры, — вздохнула Арквейд. — Почему вы так всё усложняете? Разве не достаточно просто любить друг друга?
     — Именно потому что люди любят друг друга, и важно сделать это правильно.
     Арквейд помолчала немного, а затем понимающе кивнула:
     — И как это должно происходить?
     — Вначале, — сказал Шики, опустившись перед ней на колено и достав из кармана маленькую коробочку. — Мужчина делает предложение.
     С этими словами он открыл коробку, в ней оказалось золотое кольцо. Честно говоря, не так он себе представлял этот момент... Но, что-ж, она уже прислала приглашение. Так что не было никакого смысла в повторении всего этого заново, тем более что снова могла бы случиться драка.
     Кроме того, думая об этом, он сам не понимал, почему тянул с этим так долго.
     — Не похоже на торт. — немного разочарованно протянула Арквейд.
     Вот так... Иногда даже он забывал, что ей всё надо объяснять подробно.
     — Такой вещи, как обручальный торт, не существует, Арквейд. — сказал он с улыбкой. — Слушай. Давай начнём с самого начала.
     Шики закрыл коробочку и убрал её обратно в карман. Впрочем, он не собирался держать её там вечно. В конце концов, если уж что-то делать, так делать это правильно.


   
[1] В оригинале используется слово "engagement", которое помимо значений "помолвка", "обязательство", "встреча", может обозначать "бой" или "стычка".


Отредактировано Rakshas (24-04-2012 07:47:21)

+1

3

Автор: Mereo Flere (ссылка на страницу автора)
Оригинальное название: A Tale of Two Shikis (ссылка на оригинал)

Кроссовер Tsukihime и Kara no Kyoukai.


История о двух Шики

    Арквейд не потерялась. Она точно знала, где сейчас находится. Это Шики позволил себе потеряться. Не она. В конце концов, Арк не знала, где он сейчас, а значит, это он потерялся и находится где-нибудь в совсем незнакомом месте этого совершенно незнакомого города.
     Это он сейчас плакал где-то, будучи уже целых пять минут разлучённым со своей любимой.
     Не она.
     — Бедный Шики, — Арк шмыгнула носом, она плакала, потому что беспокоилась за него, а не потому, что была расстроена. — Но я не могу просто стоять здесь и сочувствовать моему Шики! Я должна найти его.
     Решительно махнув рукой, она отправилась искать своего любимого.
     — Шики! Шики! Шики! — Арквейд мчалась по улице, крича во всё горло.
     И вскоре, она нала того кого искала.
     — ... и чего, чёрт возьми, тебе надо?
     По крайней мере, Арквейд думала, что услышала именно это.
     — Ты ведь Шики, верно? — прищурившись, спросила Арквейд.
     Честно говоря, она всё ещё иногда путала некоторых людей между собой, если у них не было каких-то характерных черт. В глазах этого человека была сила мистических глаз Шики, да и, в конце концов, он и откликнулся на это имя...
     В любом случае, в мире был только один Шики. Вот сколько всего людей с именем Шики и глазами, способными видеть линии смерти, которые не видны никому другому, существует в этом мире? Только один, и это Шики! Нет... был, конечно, ещё и ШИКИ, если не считать того, что Шики его уже убил. Так что, теперь в этом мире есть только один такой человек, как это и должно быть.
     — Да. И что? — ответил Шики.
     Каким-то образом, за то короткое время, которое они были разлучены, Шики стал грубее. Но здесь, понятное дело, сыграло роль то, что он остался в незнакомом месте вдали от Арквейд.
     Также, он как-то ухитрился переодеться. Хотя, как вынуждена была признать Арк, теперь на нём были одеты весьма милое кимоно и куртка. К тому же он снял свои очки.
     — Шики, я снова тебя нашла! — воскликнула Арквейд, бросившись ему на шею... точнее попытавшись это сделать.
     Шики поспешно отступил, избегая объятий, и постучал Арквейд по лбу. Шики точно стал вреднее с тех пор, как Арк видела его последний раз.
     — За что?! — обиженно спросила девушка, на её глаза навернулись слёзы, она с трудом сдержала всхлип.
     — Слушай, я даже не знаю, кто ты такая, — тихо прорычал Шики.
     — О нет! Шики! У тебя амнезия! Это ужасно!
     Глаз Шики слегка дёрнулся. Он был явно раздражён этим откровением.
     — Как я уже сказал, я...
     — Не беспокойся, — перебила его Арквейд, придумав как вернуть Шики память. Внезапно, она схватила Шики за руки и затем, засунула их себе под свитер. — Ты говорил, что никогда не сможешь забыть ЭТО. Правильно, Шики?
     Внезапно, Шики начал краснеть, так что Арк не могла не подумать, что даже эта, новая, версия Шики делала это не так часто. На удивление, Шики не стал тискать её как обычно, а немедленно вытащил руки наружу. Его слегка трясло, и он наклонил голову.
     Если бы Арквейд не знала его лучше, то подумала бы, что он зол.
     — Ой, извини! — воскликнула Арк, вдруг поняв, что она сделала. — Я забыла, что ты говорил мне больше не делать так на улице, особенно если вокруг много народа, как сейчас!
     И на самом деле, она огляделась вокруг и увидела, что все пялятся на них, держась на расстоянии, хотя некоторые смотрели прямо на неё. Возможно, потому, что она ещё не опустила задранный свитер. Однако, обычно Шики в таком случае делал это сам, но сейчас его, похоже, это не беспокоило.
     Или может что-то беспокоило его сильнее. Может пока её не было с ним, и она не могла его защитить, случилось нечто ужасное!
     — Шики, мне так жаль! — Арквейд заплакала, поняв, что не смогла его защитить. — Я...
     — Так! Теперь послушай! — начал Шики, свирепо посмотрев на неё.
     Он сделал паузу и секунду пристально смотрел на Арк перед тем, как погладить её по лицу, что Шики иногда делал, а затем схватил её свитер и опустил его. В конце концов, этот Шики совсем не изменился!
     Тем не менее, он всё еще сердился на неё.
     — Послушай! Во-первых, я не Шики.
     — Но ты же сказал, что ты это он! — возмутилась Арквейд.
     — Я не твой Шики, — ответил Шики, вздохнув. — Я не терял память, и, это, конечно, всего лишь догадка, но твой Шики не девушка.
     — Конечно ты не девушка, — улыбнулась Арквейд. — Вот, смотри!
     Затем, быстрее чем Шики смог отреагировать, Арк протянула руку и... обхватила ей грудь Шики. Её глаза расширились, но, чтобы убедиться, она ещё раз сжала ладонь. Действительно, у Шики появилась грудь!
     — Младшая сестра будет завидовать! — шокированно произнесла Арквейд и мотнула головой. Но это было неважно. — Так что же случилось, Шики? Неужели Кохаку снова превратила тебя в девочку?
     Шики оттолкнул руку Арквейд, которая всё еще щупала воздух, даже после того, как была убрана с груди Шики.
     — Снова? Неважно. Как я уже сказала, я не твой Шики.
     — Но... — начала Арквейд, наклонив голову. — Если ты не мой Шики, то где же мой Шики?..
     — Арквейд! — окликнул её сзади знакомый голос. Арквейд обернулась, уверенная, что теперь это точно Настоящий Шики бежит к ней и машет ей рукой. — Я наконец-то нашёл тебя!
     — А, вот ты где! — воскликнула Арк. Это был её Шики, и у него точно не было никакой амнезии.
     Однако, только она собралась подбежать к нему, как Другая Шики толкнула его и повалила на землю.
     — Микия! — вскричала Другая Шики. — Я, в конце концов, нашла тебя. Ты купил новые очки?
     Настоящий Шики моргнул.
     — Эээ... Привет. Ты кто?
     — Не говори мне, что у тебя амнезия... У тебя амнезия? Подожди, я сделаю то, что ты, по твоим словам, никогда не забудешь.
     — Подожди секунду! Что ты делаешь...
     — Нечестно, — сказала Арквейд, надувшись. — Мне ты всегда говорил не делать этого на людях.


Отредактировано Rakshas (24-04-2012 08:36:49)

+1

4

Автор: Turbanator (ссылка на страницу автора)
Оригинальное название: Crimson Valentine (ссылка на оригинал)


Багряный Валентин

     (13 февраля)
   
     — Эх... Последнее время в школе слишком скучно...
     Уроки сегодня были неинтересными. В основном они были посвящены грядущим экзаменам, а сказать, что я их жду не дождусь было бы ложью.
     Не то что бы я плохо учился, у меня были хорошие оценки, но, чтобы поступить в университет, мне надо быть лучшим.
     С последним школьным звонком классы извергли из себя толпы радостных (уроки ведь закончились!) учеников.
     Внезапно меня сильно хлопнули по спине.
     — Ох! — я смог удержать равновесие только уперевшись в свою парту обеими руками. — Что такое, Арихико?
     Мой огненно-рыжий друг широко усмехнулся:
     — Эй, Шики, ты должно быть беспокоишься насчёт завтрашнего дня. А? — сквозь его улыбку проглядывала лёгкая зависть. — В твоей жизни так много девушек. Выбрать, должно быть, сложно.
     — Что? — я не понял, о чём он вообще говорит. — Что такого особенного будет завтра, что я должен "выбирать" кого-то?
     Вначале Арихико уставился на меня, издевательски смеясь над моим удивлённым взглядом, но потом его челюсть отпала в удивлении:
     — Хочешь сказать, ты забыл?
     — Забыл? Что?
     По некоторым причинам, у меня были весьма мрачные предчувствия на завтра, и я знал, что в этот день моего внимания будут искать все, кого я знаю.
     — День святого Валентина, Шики! — неверяще вскричал разочарованный Арихико. — Лучший день в году для парней, ибо они получают подарки от девчонок, которым нравятся. Жди, что тебя завалят шоколадом!
     — О нет...
     Это проблема.
     Я знаю по меньшей мере пять, шесть включая Лен, девушек, которые с радостью преподнесут мне шоколад.
     Но это значило, что мне придётся принять все подарки, а вместе с ними и прилагаемые к ним чувства.
     Весь в унынии, я выходил из школы на холод улицы, совсем не радуясь грядущему дню.
   
   
     (Воскресенье. 14 февраля. 8 утра.)
   
     Солнце пробилось сквозь занавески, наполнив комнату яркими жёлтыми лучами. Один из них упал прямо на моё лицо, так что я сегодня проснулся рано.
     Я вспомнил, что вчера, покинув школу, где нам пол-дня вбивали в голову знания, я практически ничего не делал. Только посидел на солнце в саду, из-за чего Акиха выбранила меня, мол я веду себя не как учащийся старшей школы, затем поужинал (Кохаку, всё же, великолепно готовит), и, после мирного вечернего чаепития, лёг спать.
     Зная, что сегодняшний день станет истинным испытанием для моих нервов, я поклялся постараться не разбить ничьё сердце и быть внимательным к девушкам, по крайней мере более внимательным, чем обычно.
     Раздался стук в дверь.
     А, это должно быть Хисуи.
     Дверь открылась, и вошла Хисуи, лицо которой как обычно не выражало никаких эмоций. Её аккуратный наряд горничной ещё издавал запах свежевыглаженной одежды. Она поклонилась.
     — Доброе утро, Шики-сама.
     — Д-доброе утро, Хисуи. Приятно увидеть тебя в самом начале дня.
     Отлично... Что за чушь я несу? Однако, Хисуи просто кивнула мне в ответ, видимо не посчитав меня странным.
     — Благодарю Вас, Шики-сама. Будить Вас — моя работа, но я вижу, что Вы уже встали. — она внимательно посмотрела н моё лицо и нахмурилась. — Шики-сама, Вы хорошо себя чувствуете? Вы слегка покраснели, Вы не больны?
     Я быстро коснулся своего лица и прикинул, что бы могло вызвать прилив крови.
     — Нет, Хисуи. Всё в порядке. Просто слишком много солнца. — я улыбнулся ей, чтобы развеять её тревогу. — Я спущусь к завтраку через минуту. Остальные уже встали?
     — Да. Акиха-сама и сестра сидят в гостиной. — она ещё раз поклонилась. — Я сообщу им о том, что Вы скоро подойдёте. — она внезапно повернулась и вышла.
     Что-ж. Лучше не разочаровывать Акиху. Последнее время она раздражается по любой причине, всё чаще срываясь на меня. Теперь я подготовлюсь...
   
   
     (Пять минут спустя)
   
     — Доброе утро, брат. — поприветствовала меня Акиха, отложив газету. Это было какое-то ежедневное широкоформатное издание с новостями политики и финансового мира. Бывает, я пропускаю таблоиды, которые присылает семья Арима, я знаю, что Акиха с неодобрением отнесётся к тому, что я получаю их.
     — Доброе утро, Акиха. Как ты себя чувствуешь сегодня?
     Она подняла бровь, когда я спросил, но вопроса не последовало.
     — Хорошо. Просто жду тебя, чтобы приступить к завтраку, так же как и всегда. — с подозрением, она внимательно посмотрела на меня. — А ты себя как чувствуешь?
     — О, я хорошо спал, чувствую себя сегодня полностью отдохнувшим.
     Нет никакого смысла, чтобы лгать, несмотря на моё беспокойство по поводу грядущих сегодня событий. Я действительно чувствовал себя поздоровевшим и настроение у меня было хорошим.
     — Ну что же, раз ты себя хорошо чувствуешь, — она поправила волосы и улыбнулась. — Пойдёмте завтракать.
     Кивнув в знак согласия, я последовал за ней и Кохаку в столовую. Завтрак у нас в доме проходил как обычно в молчании, сейчас я уже привык к этому.
   
   
     (Десять минут спустя)
   
     — Брат... — обратилась ко мне Акиха, когда мы вышли из столовой.
     — Да, Акиха, что случилось? — дружелюбно спросил я, обычно после еды она оставляла меня в покое, занимаясь своими делами.
     — Сегодня прекрасный день, хорошая погода, так что мы собираемся устроить пикник в одном известном мне месте. — секунду она смотрела куда-то в сторону, а затем вопросительно поглядела на меня. — Ты пойдёшь с нами?
     — Эээ... К-конечно... — я не ожидал увидеть печаль в её глазах так рано утром. — Когда мы отправляемся?
     — Машина приедет за нами около часа дня, так что, пожалуйста, позаботься о том, чтобы быть здесь к этому времени.
     — Мне принести что-нибудь? Еду, деньги?
     Акиха помотала головой:
     — Обо всём позаботятся. Кохаку готовит со вчерашнего вечера. Разве что можешь взять с собой куртку, на случай если будет холодно или ветрено.
     — Хорошо, — улыбнулся я, неплохо время от времени выбираться куда-нибудь из особняка. — Я охотно приду, похоже будет весело.
     На лице Акихи сверкнула улыбка, но она тут же взяла себя в руки, возвращая своё обычное бесстрастное выражению лица.
     — Отлично. Тогда пока я буду делать уроки в своей комнате. Надеюсь, ты успешно справишься со своим заданием, брат.
     Блин! Она не могла не напомнить про это...
     Созерцание её подлого лица вызвало у меня внутреннюю дрожь, затем она развернулась и удалилась к себе. Я повернулся, направляясь в гостиную, но внезапно услышал зловещий смех.
     — Хе-хе-хе-хе...
     Из-за угла вышла скалящаяся во все зубы фигура в кимоно.
     — Я всё видела, Шики-сан...
     — К-кохаку!
     Эй, а чего это я боюсь?
     — Что всё? Я просто разговаривал с сестрой, незачем придавать этому значение, Кохаку!
     — Идёмте со мной, Шики-сан...
     Она подбежала ко мне и начала подталкивать и подпихивать меня в сторону кухни. Я начал беспокоиться о том, что ждёт меня там — может она хочет вколоть мне какое-то вредное лекарство, или может она снова превратится в эту прящущуюся под капюшоном ведьму...
     И вот мы на месте. В воздухе ещё витал запах, оставшийся после приготовления завтрака. Кохаку суетливо подбежала к комоду и достала оттуда что-то.
     Я вспотел, её лицо пугало меня.
     — Примите это от меня, Шики-сан!
     Я издал испуганный крик, который, впрочем, сменился смущённым восклицанием — она протягивала мне какую-то маленькую коробку. Неуверенно открыв её, я увидел внутри сделанное вручную прекрасное шоколадное сердце.
     — Ко-кохаку...?
     Она всего лишь подарила мне шоколадку на день святого Валентина...
     Маска улыбки сползла с её лица, и её губы стали прямыми. Она ждала моей реакции на подарок.
     Честно говоря, я всё ещё не придумал, что я буду говорить каждой из девушек, которая подарит мне что-нибудь.
     Так что, я просто импровизировал:
     — Спасибо тебе, Кохаку! Твой подарок очень много для меня значит. Я с огромным удовольствием съем его!
     Её лицо, мягко говоря, могло осветить весь особняк, так ярко светилась её настоящая улыбка. На её щеках выступил румянец.
     — Там внутри карамель с добавкой корицы, ванили и даже яблоком. Это мой лучший рецепт специально для Вас, Шики-сан!
     Я вернул ей улыбку и прижал её подарок к себе.
     — Я собираюсь уйти ненадолго, так что буду есть его по дороге. Скажи Акихе, чтобы не беспокоилась, я вернусь вовремя.
     — Хорошо, Шики-сан. — кивнула Кохаку.
     На этом я вышел из кухни, ещё успев услышать, как она шепнула мне вслед, — "Спасибо Вам".
   
   
     (Полчаса спустя. Город)
   
     Ух-ты, Кохаку превзошла саму себя — её шоколад достоин лучших ресторанов. И поскольку он был таким вкусным, я съел его очень быстро.
     После этого мне пришлось купить бутылку воды. И вот, я пил воду и размышлял куда бы пойти, подумывая о том, что стоит посетить Семпай. Несмотря на её возраст, она всё ещё жила одна, так что визит к ней не стал бы большой дерзостью.
     Ну что-ж, идти здесь недалеко, так что, почему бы и нет?
     Подойдя к её квартире, я постучал в дверь.
     — Иду! — послышались приближающиеся шаги, и из-за открывшейся двери показалась Семпай, поверх её школьной формы был надет фартук. — О, Тоно-кун, ты пришёл на ланч? Ещё немного рано...
     Её очки были слегка запотевшими, похоже, что она только отошла от плиты.
     — Э... Не совсем, Я просто зашёл узнать, как у тебя дела.
     — Тогда заходи, Тоно-кун. — пригласила меня Семпай, позволяя мне пройти.
     Когда я вошёл, то увидел что на кухне творится совершенный беспорядок. Поняв, куда я смотрю, Семпай покраснела.
     — Забудь, что ты это видел!
     Она протолкала меня вглубь квартиры, так, чтобы я больше не видел того бардака. Вздохнув, я покорно уселся на стул.
     — Так как дела, Семпай? — крикнул я ей сквозь звон кастрюль.
     — Очень хорошо! Нежить в последнее время затихла, так что, я думаю, мой срок пребывания в этом городе подходит к концу.
     — Хм...
     Это плохо, значит Семпай собирается уехать...
     — И когда ты планируешь уехать?
     — Уехать? Кто сказал, что я уезжаю? — Семпай, подняв бровь, высунулась из-за угла.
     — Ну ты же только что сказала...
     — А, я поняла. — Семпай сняла свой фартук и подошла ближе ко мне. — На самом деле, я планирую запросить у Церкви разрешение остаться здесь на постоянной основе. — она улыбнулась. — Видишь ли, поскольку моё бессмертие исчезло, я слишком уязвима в бою с любым мертвецом или Апостолом, если они вдруг появятся.
     — Э-это отличная новость! — я дал ей понять о своих истинных чувствах.
     — Эй, не торопи события! Я ещё не знаю, удовлетворят ли они мою просьбу. Хотя я и упомянула, что Арквейд теперь тоже живёт здесь, да ещё и проблема с твоей сестрой.
     — Гм... — она без сомнения имеет в виду Обратный Импульс, вторую ипостась сестры.
     — Достаточно ли этого, чтобы я осталась здесь? — Семпай с непонятным выражением на лице посмотрела в сторону, а затем, посерьёзнев, повернулась ко мне.
     — Конечно! В школе без Семпай будет не так интересно. Тем более, что ты уже несколько раз спасала мне жизнь, так что, если ты уедешь, мне будет не хватать тебя.
     Она снова заулыбалась и покраснела.
     — Это именно то, что я хотела услышать. — она достала из отброшенного фартука свежеизготовленную шоколадку. — Это тебе, Тоно-кун.
     Снова мне снова подарили шоколад. Этот, недавно сделанный, ещё горячий.
     — Я... Спасибо, Семпай... — я отломил немного и насладился запахом. — Я так ценю это...!
     Когда я положил отломленный кусочек в рот, то обнаружил, что у него странный вкус, и что он горячий, не только потому, что сделан недавно, но и из-за специй внутри...
     О, Боже! Как же оно печёт!
     — Как тебе, Тоно-кун? — её счастливые широко открытые глаза заблестели. — Я придумала новый рецепт, что ты думаешь?
     — Он...
     Пожалуйста, дайте мне воды! Я горю!
     — Он... очень особенный... Семпай... — я вымученно улыбнулся, из моих глаз потекли слёзы. — Только ты могла приготовить что-то подобное!
     — Ах, Я так рада это услышать! — просияла Семпай. — Я беспокоилась, что могла что-то напутать, но глядя на тебя вижу, что получилось так хорошо, что ты даже плачешь!
     — Я знаю, я так счастлив!
     Я доел шоколадку и, попрощавшись, ушёл.
   
   
     (Часом позже. Парк)
   
     Выпив два литра воды, я избавился от вкуса карри, которым была буквально напичкана шоколадка Семпай.
     Должно быть, мой язык сейчас красный от ожога. Сомневаюсь, что в следующие несколько дней, пока не востановятся мои вкусовые рецепторы, я смогу чувствовать вкус чего-либо.
     И тем не менее, было приятно видеть солнце, всё ещё висящее в небе. Парк был заполнен веселящимися людьми.
     В последнее время не было никаких странных убийств, так что никто больше не боялся ходить по улицам. Я бы присоединился к ним, чтобы порадоваться с ними, но не с кем было разделить свою радость.
     — Эй! Шики-сан!
     Я обернулся на возглас и узнал окликнувшую меня девушку.
     — Акира-чан, приятно увидеть тебя здесь!
     Она училась вместе с моей сестрой. Возможно из-за того, что погода была такой хорошей, она выглядела довольно весёлой.
     — Да, Шики-сан, я хотела прийти к вам домой, обсудить с Тоно-семпай вопросы самоуправления студентов, но и тебя я хотела повидать.
     Она по-кошачьи улыбнулась, что меня удивило.
     — Эээ... А меня почему?
     — Вот, это тебе!
     Ещё одна коробка с шоколадом, на этот раз относительно недорогая, такую можно купить где угодно, но чувства вызывает те же.
     — Я... даже не знаю что сказать...
     — Всё нормально. Как брату Тоно-семпай, я должна была оказать тебе сегодня знак внимания, традиционно подарив шоколад. — она мягко улыбнулась мне. — Тебе нравится эта марка?
     Мне не надо было притворяться:
     — Да, это мой любимый сорт. Спасибо, Акира-чан!
     Она хлопнула в ладоши:
     — Хорошо. Я знала, что ты так скажешь. Теперь я рада... Думаю, что пойду домой — студенческое самоуправление может подождать и до завтрашних уроков.
     Помахав мне на прощание, она убежала, и я внезапно понял, что она проделала весь этот путь, только чтобы сделать мне подарок.
     Посмотрев на часы, я понял, что если я хочу успеть освежиться перед поездкой, мне лучше вернуться в особняк.
     Я прикинул по времени и решил, что нет необходимости торопиться. Так что я неторопливо пошёл домой, впитывая солнце кожей.
   
   
     (12:55)
   
     — Брат, ты готов? — голос Акихи пронёсся по лестнице и достиг моей комнаты.
     Несмотря на то, что было ещё рано, она хотела быть абсолютно уверенной, что я соберусь вовремя. Поскольку мне надо было всего лишь надеть ботинки, я решил не отвечать.
     Дважды постучав в дверь, чтобы предупредить меня, в комнату вошла Хисуи.
     — Шики-сама, — поклонилась она. — Мы уже собрали всё для пикника и готовы выходить. Вы подготовились к поездке?
     Я быстро оглядел себя и кивнул. Следуя совету Акихи, я взял куртку на случай холода. В остальном я был в порядке.
     — Да. Пойдём, Хисуи.
     Я прошёл мимо неё в дверь, которую она держала открытой для меня. Бережно закрыв дверь, девушка последовала за мной вниз в холл, где ждали Акиха и Кохаку.
     Организатор нашего сегодняшнего мероприятия стояла, скрестив руки на груди, и постукивала ногой по полу.
     — И какова же причина твоего опоздания, брат?
     Я посмотрел на часы — всё нормально, я пришёл вовремя.
     — Акиха, ты нарочно стремишься расстроить меня? — дразнить её было весело, так что я притворился расстроенным. — Я уходил утром и, как ты и просила, вернулся. И, несмотря на всё это, я здесь к назначенному времени. Хочешь сказать, что я нарушил данное тебе обещание или забыл про него?
     Её боевой настрой сбился, а раздражение во взгляде сменилось унынием и печалью. Она смотрела на меня глазами побитого щенка.
     — Брат... Я...
     Она не могла придумать, что сказать, как извиниться за ту обиду, которую она якобы нанесла мне.
     Мне не хотелось, чтобы она тяготилась этим, так что я, улыбаясь, подошёл ближе и потрепал её по голове.
     — Да ладно тебе, Акиха! Пойдём и устроим наш пикник. Будет здорово просто поболтать с тобой, у нас не так часто это получается.
     — Ах... — она слегка покраснела, отведя взгляд, и вернулась к своей обычной роли хозяйки. — Тогда нам стоит пойти к машине. Кохаку, принеси еду. Брат, пожалуйста, следуй за мной.
     Ухмыляясь про себя, я подчинился.
   
   
     (Час спустя. За городом)
   
     Я не знаю, как Акиха нашла это место, но здесь было чудесно. Луг был покрыт травой и цветами, в удалении виднелись поля пшеницы и кукурузы.
     Здесь было так мирно.
     Мы расположились под одиноким деревом. Над нами, колеблемая легким ветерком, шелестела листва, сквозь которую пробивались солнечные лучи.
     Мы сидели на одеяле, а Хисуи и Кохаку разложили принесённую для пикника еду.
     Акиха с мягким, тоскливым выражением на лице смотрела куда-то вдаль. Мы уже немного перекусили, так что лучшим вариантом было поговорить с ней.
     Я подвинулся ближе к Акихе. Она сидела возле Кохаку, разговаривая с ней о чём-то.
     — Итак, Акиха, что тебя беспокоит?
     Поняв, что я хочу поговорить с Акихой, Кохаку подмигнула мне и пересела к Хисуи, наверно решив пообщаться со своей сестрой.
     При звуке моего голоса Акиха слегка дёрнулась и покраснела.
     — Извини, брат. Я просто думала про школу.
     — Школу? — даже я не хотел думать про неё в свой выходной, сегодня же воскресенье. — Почему ты не думаешь о чём-то более приятном?
     — Видишь ли... — Акиха посмотрела на меня, поджав губы, чтобы показать всю неопределённость. — Я не могу решить, оставаться ли мне в колледже Асагами или вернуться в твою школу.
     — Ты имеешь в виду перевод? Но почему ты думаешь о нём сейчас?
     На лице Акихи снова нарисовалось раздражение — вот теперь она вернулась в своё обычное состояние.
     — Подумай своей головой, брат! Я не могу продолжать метаться между школами. Они требуют от меня определиться к концу недели.
     Я вздохнул и лёг на спину, подложив руки под голову.
     — Ты слишком напряжена, Акиха, — я уставился на пробивающееся сквозь крону дерева солнце, в моей памяти всплыли воспоминания о нашем с ней детстве. — Тебе надо научиться расслабляться...
     Затем я решил сделать нечто немного дерзкое. Я потянул её назад, не сильно, но достаточно, чтобы она потеряла равновесие.
     — С-стой! Подожди, брат!
     Я ещё раз дёрнул её, и она начала заваливаться назад. Чтобы она не ударилась головой когда упадёт на коврик, я подставил ей под затылок руку.
     Зарычав, она повернулась и посмотрела на меня:
     — Что это за игры, брат?!
     Она уже обралась встать, но я не позволил ей, взяв её за руку так, что если она двинется, то контакт будет прерван.
     — Ах... — она мило покраснела и перестала двигаться, тоже уставившись на крону дерева.
     — Акиха, помнишь, когда мы были маленькими? — я начал говорить, чтобы она не чувствовала дискомфорт. — Мы вместе жили в особняке, но играть бегали в лес.
     — Д-да... — её лицо смягчилось, на нём читалась грусть. — Мы играли в прятки, даже вырезали свои имена... — тут её лицо исказилось в злобной гримасе, и я знал причину этого.
     — Забудь про ШИКИ, он мёртв. Я просто хотел вспомнить ту тебя. — с этими словами я уставился на неё, она тоже удивлённо смотрела прямо мне в глаза.
     — Б-брат... — румянец всё сильнее разливался по её щекам, и вместе с ним ширилась её улыбка. — Я тоже хочу помнить только тебя... Только ты — мой брат.
     — Дай-ка вспомнить... — я подумал, что сегодня странный день. — Мы на пикнике, и я не думаю, что тебе ещё хочется делать что-то "обычное"?
     Акиха прикрыла глаза, для меня было очевидно, что она чувствует себя немного виноватой.
     — Что-ж. Брат говорит, что я недостаточно развлекаюсь, так что, я думаю, нам, возможно, стоит ходить вместе куда-нибудь, как в старые-добрые времена. — она издала удовлетворённый звук, греясь в лучах солнца. — Хорошо выбираться куда-нибудь, как сейчас.
     — А лучше одной или со мной вместе? — нахально спросил я, ожидая в ответ тычок в бок.
     Вместо этого она улыбнулась и взяла меня за руку, её пальцы переплелись с моими:
     — С тобой всегда лучше, брат.
     Мы лежали так около часа, просто наслаждаясь красотой природы, и я потихоньку уснул.
   
   
     (Позже)
   
     — Хе-хе-хе-хе... — смешок, в котором проскакивали злобные нотки, не предвещал ничего хорошего.
     Но моё одеяло было столь уютным, что я, ничуть не беспокоясь, проигнорировал его.
     — Ши... Шики-сама...! — другой голос, хладнокровно спокойный, но настойчивый, с нарождающимися паническими нотками.
     Этот голос привлёк моё внимание куда сильнее, и я медленно открыл глаза, чтобы посмотреть на источник беспокойства.
     — Эм...
     М-да, это не одеяло. На самом деле я обнимал, а скорее даже прижимал к себе, мою младшую сестрёнку, спящую с довольным лицом.
     Я заметил, что каким-то образом, одна моя рука лежала под её головой, а другая обхватывала её, прижимая её ближе ко мне.
     Естественно, что первым моим действием, было освободиться от неё. Убрать руку, лежавшую сверху, было легко. А вот проделать то же со второй рукой было куда сложнее. Если я пытался сдвинуть свою руку, голова сестры тоже двигалась вместе с ней.
     Я понял, что одна из стоящих рядом со мной девушек явно веселится, глядя на нас, а другая просто шокированно смотрит. Так что, не обращая на них внимания, я пытался освободить свою руку.
     К сожалению, это произошло, когда она тихо пробормотала во сне:
     — Брат... — она нахмурилась, словно видела плохой сон. — Не уходи...
     Когда я сдвинул её дальше, её бормотание прекратилось, и, осознав, что моя рука не столь комфортна в роли подушки, она проснулась.
     — Ммм... Доброе утро, брат... — она медленно открыла глаза, и резко вернулась в сознание.
     Кажется, я увидел, как её волосы меняют цвет.
     Чёрт... Будет больно...
   
   
     (Десять минут спустя)
   
     Жарко. Солнце так печёт.
     Но когда я задумался об этом, моё тело как будто провело внутреннюю проверку, и я почувствовал, что на самом деле я буквально заледенел.
     Также обнаружилось, что моя голова приподнята и лежит на чём-то тёплом.
     Я попытался открыть уставшие глаза и посмотреть на тех, кто атаковал меня.
     — А... Акиха...! — не могу сказать, что я успокоился. Хотя её волосы и стали снова обычного для неё каштанового цвета, решительное выражение на её лице вызвало у меня новый приступ беспокойства.
     — Шшш... Не двигайся, брат... — я почувствовал, что она легонько гладит меня по голове, которая, как оказалось, лежит у неё на коленях.
     На моё лицо упали капли воды, слёзы сидящей надо мной девушки.
     — Брат... Мне так жаль... — она выглядела подавленной, что совсем не шло ей. — Я случайно использовала свою силу... [1] Я думала ты...
     Несмотря на жалостливое выражение лица, она была красива. Её волосы спадали на моё лицо, прикрывая нас от чужих взглядов. Крона дерева, возвышающегося над нами, отбрасывала на нас тень. Воздух пах свежей травой... Я никогда не чувствовал себя счастливее.
     Я поднял руку и погладил сестру по щеке, стирая слёзы. На мгновение она прижалась к моей руке.
     — Всё хорошо, Акиха. Я прощаю тебя. Это не твоя вина. — хотя я и говорил ей забыть про это, мне снова вспомнился тот летний день. — Ты всегда старалась защитить меня, даже если это почти убивало меня...
     Она ещё сильнее заплакала, но теперь на её лице хотя бы появилась улыбка:
     — Брат, какой же ты глупый...
     Я сел, чувствуя себя более энергичным, просто от того, что мы были на свежем воздухе. Акиха всё ещё сидела на коленях. Её волосы, более не перехваченные лентой, свободно развевались на ветру.
     Думаю что я очень сильно расстроил её сегодня. Я слишком перестарался поддразнивая её.
     Ничего не говоря, я просто придвинулся ближе к ней и обнял её.
     Даже не помню, когда я последний раз делал так. Даже когда я приехал домой после восьми лет, которые я прожил с семьёй Арима, Акиха оставалась полностью бесстрастной, иногда раздражаясь на меня, когда я оставлял её совсем одну. Тогда я ждал, что она обнимет меня, но она выросла настоящей леди из высшего общества.
     Но сейчас, перед моими проклятыми глазами и умирающим телом, предстала просто слабая напуганная одинокая девочка, которую я ценил больше чем кого-либо, моя сестра, единственная моя семья.
     Я полагал, что она продолжит плакать, и поддерживал её, даже после того, как она обняла меня в ответ. Ничего не говоря, я выражал свои чувства этим простым действием.
     Хотя нет, неправда. Я должен был сказать одну вещь, которая выражала всё, что мы пережили вместе.
     — Спасибо тебе, Акиха. — прошептал я ей на ухо.
     Она замерла, её руки пару секунд не двигались, она осела, опираясь на мои руки.
     — Нет, это тебе спасибо, брат. — выдохнула она.
   
   
     (Тридцать минут спустя)
   
     Мы заканчивали наш пикник. Вся еда была съедена, и мы просто пили чай, как обычно делали в особняке. Акиха вернулась к своему обычному состоянию, делая вид, что ничего не произошло.
     — Так что, Кохаку, ты подготовила всё на завтра?
     — Да, Акиха-сама. Я проверила, что садовник знает, где он должен работать.
     Увидев моё непонимающее лицо, Акиха объяснила:
     — Мы нанимаем работника, чтобы позаботиться о зарослях вокруг беседки. Они слишком разрослись, и мы не можем позволить им нарушать всё впечатление от неё.
     Я просто кивнул, догадываясь, что она хочет навести там порядок на будущее. Возможно потому, что мне нравится то место.
     Кашлянув, она вручила мне что-то:
     — Между прочим, брат, поскольку этот день особый, возьми это...
     Правильно. Ещё одна шоколадка, на этот раз выглядящая очень дорогой, лучшая марка, которую только можно купить. Она выглядела как изготовленная вручную, на ней было написано "Акиха".
     — Это просто маленький подарок, чтобы показать мою признательность брату.
     — Ух-ты... — мой желудок напоминал мне, сколько всего я уже съел сегодня, но я не мог сейчас отказаться. — Спасибо, Акиха! Выглядит восхитительно!
     Я откусил кусочек, и, действительно, он был немного влажным и в то же время обладал целой гаммой вкусов. Он полностью перебил вкус той шоколадки с карри, которую сделала Семпай.
     Когда я пытался сесть поудобнее, одна вещь выпала у меня из кармана, и Акиха подняла её.
     — Хм? — в её голосе начало нарастать раздражение. — И от кого это?
     Она уставилась на меня, держа шоколадку, которую я только начал есть сегодня днём.
     — Эээ... Я не могу сказать тебе, Акиха. Это будет нечестно по отношению к ней.
     Акиха изучила упаковку, самую обычную, и злобная ухмылка проскользнула на её лице.
     — Понятно... — она повернула шоколадку так, чтобы я видел написанное маркером имя дарителя.
     Я начал беспокоиться за эту девочку.
     — Так значит Акира успела подарить брату шоколад до меня? Возможно мне стоит поблагодарить её за это...
     Волосы Акихи вспыхнули красным и зажили собственной жизнью.
     — А-акиха, зачем ты оборачиваешься?
     — А? — она не изменилась. — Это какая-то ошибка, я не... — она посмотрела на шоколадку и расстроилась, хотя я не думаю, что искренне. — Вот так так! Посмотри на неё, похоже она расстаяла на солнце. Какой стыд...
     На самом деле, её волосы обвились вокруг шоколадки, высасывая из неё всё тепло, превращая её в несъедобный коричневый комок.
     — Кохаку, Хисуи, пора уходить... — Акиха, всё еще обернувшаяся, встала и быстро направилась к проходящей в отдалении дороге, где нас ждала машина.
     Я вздохнул и мысленно помолился за Акиру.
   
   
     (Вечером. В особняке)
   
     Ужин прошёл довольно тихо, в наш дом вернулась привычная атмосфера. Акиха потихоньку что-то бурчала себе под нос, но в целом всё было хорошо.
     Я немного полежал в своей комнате, а затем снова поднялся. Вспомнив, что Хисуи собиралась прибраться в столовой и гостиной, я отправился на её поиски.
     Конечно же, она убиралась в столовой, вытирая со стола. Она услышала мои шаги, и, перед тем как поклониться, некоторое время смотрела на меня.
     — Шики-сама, я могу Вам помочь?
     Мне не нравилось, что она так обращается ко мне, но, несмотря на это, приходилось терпеть.
     — Хисуи, я собираюсь выйти ненадолго. Я вернусь не слишком поздно, так что, был бы очень признателен тебе, если бы ты не запирала входную дверь.
     На её обычно ничего не выражающем лице отразилось беспокойство. Она удивлённо подняла бровь.
     — С Вами всё будет в порядке, Шики-сама? Вы опять будете драться?
     Должно быть она вспомнила о тех прошедших днях, когда я появлялся дома лишь под утро, весь в порезах и ушибах, после боёв с мертвецами, Неро Хаосом или ШИКИ, не говоря уже о недавних событиях.
     — Нет, Хисуи. Надеюсь, что всё будет в порядке... — успокоил я её. — Я собираюсь встретиться с другом, так что не думаю, что этим вечером что-то произойдёт.
     Хисуи еле заметно улыбнулась:
     — В этом случае, Шики-сама, пожалуйста, просто будьте осторожнее.
   
   
     (Через тридцать минут. Парк)
   
     Здесь уже долгое время было наше излюбленное место встреч, хотя мы выбрали его не сами. Кое-какие ужасающие события заставили нас часто ходить сюда, сражаясь и проливая кровь. Назвать это место счастливым я бы не мог.
     Но этот вечер был иным. Он только для нас двоих.
     — Хей, Шики, как дела?
     Я посмотрел на одну весёлую особу, стоявшую возле моей скамейки, и ответил:
     — Если честно, то довольно неплохо. День был беспокойным, но иногда было весело.
     Она снова улыбнулась, на этот раз гораздо шире:
     — Это хорошо. Мне нравится видеть тебя таким, Шики.
     — А как ты, Арквейд? Как твоё тело?
     — Никогда не было лучше! — она потянулась как кошка. — Я без труда могла бы добежать до Китая и вернуться назад.
     Я проигнорировал тот факт, что между Китаем и Японией была такая маленькая преграда, как море.
     — Так куда бы ты хотела пойти сегодня?
     — Мне всё равно! — она подхватила меня под руку. — Выбирай любое место!
     — Хорошо... Пойдём со мной!
   
   
     (Час спустя)
   
     Выбор мест, куда бы я мог повести Арквейд, был весьма ограничен. Мы были слишком молодыми, чтобы пойти в какой-нибудь бар, так что я выбрал одно уютное тускло освещенное кафе. Однако, это сильно её заинтересовало.
     — Почему здесь так темно? По-твоему, у них какие-то проблемы?
     Это было сказано так невинно, что я рассмеялся:
     — Нет, совсем нет. Это чтобы создать "настроение", романтическое или более личное.
     Арквейд расширила глаза в удивлении:
     — Вот как? Ух ты, они действительно удачно всё продумали! — она наклонилась через стол ко мне и вкрадчиво спросила. — Итак, почему же ты привёл меня в одно из таких мест?
     Хм... Я о таком не подумал, и мне не понравилось, что наш разговор поворачивает в таком направлении.
     — Ну... Я давно не водил тебя никуда и подумал, что такое место понравится тебе.
     В её взгляде мелькнули бесенята, от чего мне сразу стало жарко.
     — Шики, тебе не нужно быть таким застенчивым. Просто скажи, что я тебе нравлюсь, и всё.
     Отлично! Она опять загнала меня в угол. Если я скажу, что она мне не нравится, она расстроится и заплачет, а мне придётся её успокаивать. А если я скажу "да", то она с меня не слезет, и не знаю, что тогда сделать, чтобы остановить её.
     — Эээ... Арквейд, понимаешь... Это... — я ослабил воротник. — Я просто хочу, чтобы ты поняла, каково это жить в наше время. — веселье частично сползло с её лица. — Я имею в виду, что только я вожу тебя развлекаться и показываю разные места, где ты никогда раньше не бывала. Тебе надо самой устраивать что-то подобное для себя.
     — Но я так и делаю! — она обиженно скрестила руки на груди, раздражённая тем, что момент упущен.
     Зная, о чём она говорит, я покачал головой:
     — Да, конечно, но ходить куда-нибудь поесть, это не тоже самое, что "проводить время", то есть веселиться, заниматься чем-нибудь интересным или смотреть что-нибудь интересное.
     Арквейд почесала голову, мило наклонила её набок и вздохнула:
     — Шики, ты и правда знаешь как огорчить знакомого тебе человека...
     — Ай, брось, Арквейд. Ты же всегда веселишься, не так ли?
     Её лицо снова озарилось улыбкой.
     — Да уж. — она по-детски надула губы. — Но, как ты сказал, я не умею веселиться...
     В душе я рассмеялся.
     — Не беспокойся, ты научишься. Главное начать делать что-то самой.
     — Но я всегда могу положиться на тебя, не так ли Шики?
     Не желая отвечать, я сменил тему:
     — Не хочешь погулять где-нибудь? Для этого времени года сейчас довольно тепло.
     — Хорошо! — и вот она снова счастлива и весела.
   
   
     (Тридцать минут спустя)
   
     Мы спокойно гуляли по улицам, зная, что вокруг нас самые обычные люди. А тот факт, что на небе сияла полная луна, только добавлял мне уверенности, позволяя не беспокоиться об Арквейд — в такие ночи она была почти непобедима.
     Я показал ей несколько новых видов и пару мест, куда мы бы могли с ней как-нибудь сходить. Когда мы возвращались назад в парк, я почувствовал, что Арквейд немного расстроена тем, что вечер заканчивается, хотя мы и увидимся снова на следующий день.
     И ещё, когда мы пришли в парк, она остановила меня.
     — Шики... — она нежно посмотрела на меня. — Я плохо знаю человеческую культуру и обычаи, но я слышала, что для девушек сегодня особенный день. — она улыбнулась и протянула мне какой-то круглый предмет. — Это небольшой подарок тебе, Шики, чтобы показать, как я отношусь к тебе.
     Это было необычное шоколадное ассорти из близлежащего кондитерского магазина, куда она, должно быть, зашла перед нашей встречей. Сказать, что я был удивлён, значило ничего не сказать.
     — А-Арквейд...
     Она улыбнулась ещё шире:
     — Ага, это хорошо, похоже я сделала правильный выбор. — она наклонилась, заглядывая мне в лицо. — Хм. Шики, ты в порядке?
     — Д-да... — я не хотел открывать коробку, пока не хотел. — Тебе не стоило... Это слишком...
     Она беззаботно махнула рукой:
     — Не глупи. Я просто увидела, как много девушек дарят такое парням, и мне захотелось сделать так же.
     — Но ты знаешь, что это значит...? — я немного расслабился.
     Её улыбка потеплела, и она придвинулась ближе ко мне.
     — Да, знаю... — она обняла меня, и, удивлённый этим, я сделал то же самое.
     Мы стояли так несколько минут, но мне казалось, что прошёл час.
     Наконец мы расступились, но наш пыл не угас.
     — Вот как я к тебе отношусь, Шики. И я хочу всегда быть с тобой вместе...
     — Арквейд... — я улыбнулся в ответ, как я мог сделать иначе, услышав такое? — Я тоже не хочу оставлять тебя... никогда... Ты очень много для меня значишь.
     Арквейд хихикнула и хлопнула в ладоши:
     — Отлично! Теперь мы заключили пожизненный контракт! Я сгораю от нетерпения!
     — Э... Подожди... Пожизненный контракт? — Арквейд трусцой побежала от меня, и я последовал за ней. — Подожди минуту! Что ты имеешь в виду?! — она показала мне язык и длинным прыжком скрылась за деревьями.
     Прекрасно понимая, что найти её теперь невозможно, я просто сел на свою любимую скамейку и вздохнул:
     — Что-ж... Интересно, куда это я влип на этот раз...
     Пожизненный контракт? Это как предложение руки и сердца? Надеюсь она просто шутила.
     Я сидел на скамейке, наслаждаясь прохладой, и время от времени лениво осматривался. Я никого не ждал, но... редко когда мне удавалось мирно посидеть в одиночестве поздно вечером.
     Услышав за спиной шорох листьев, я было напрягся, но, поняв, кто это, тут же успокоился.
     — А, так это ты...
     Кто бы это ни был, он не ответил, но я услышал как он лёгкими шагами подходит ко мне по покрытой гравием дорожке.
     — На какое-то время я даже подумал, что ты решила оставить меня. Я не видел тебя поблизости...
     Запрыгнувшее на скамейку рядом со мной животное прервало тишину.
     — Так ты всё-таки была рядом? Должно быть ты хорошо прячешься, если даже я не видел тебя. Ты заглядывала недавно в мои сны?
     Чёрная кошка с большим бантом на ошейнике выжидающе уставилась на меня, а затем покачала головой.
     — Если хочешь, то можешь заходить, я не возражаю. — я погладил её по голове, и кошка в ответ замурчала. — Только не делай того, что Арквейд тогда устроила... — меня передёрнуло, когда я вспомнил тот не столь давний сон.
     Я отвёл назад руку, поворачиваясь, и почувствовал, что сидящая возле меня заметно выросла. Я оказался лицом к лицу с бледной синеволосой девочкой в чёрном платье.
     — Итак, Лен, как ты? Твоё тело держится?
     Она медленно кивнула.
     — Это хорошо, ты выглядишь гораздо лучше, чем после той безумной битвы...
     Лен слегка покраснела, но тут же восстановила бесстрастное выражение лица. Она подняла сложенные вместе ладони и материализовала шоколадку в форме кошки, которую протянула мне. Её лицо было на удивление полно решимости.
     — Э-это мне?
     Она кивнула и взглядом показала, что хочет, чтобы я съел её сейчас. Увидев, что шоколадка размером с бисквит, я съел её быстро, наслаждаясь наждым кусочком. Этот шоколад был, пожалуй, лучшим из тех, что я ел сегодня, он порадовал все мои вкусовые рецепторы.
     Лен наклонила голову, продолжая смотреть на меня.
     — Умно! — засмеялся я. — Значит, ты сделала эту шоколадку как сон, вложила в неё все вкусы и ощущения, которые нравятся мне.
     Она опять чуть покраснела и кивнула.
     — Хм... Возможно это будет правильно... Не могла бы ты посетить всех кого я знаю, мою семью, Семпай, Арквейд, и показать им сегодня ночью хороший сон?
     Её взгляд странным образом изменился, а её большие глаза сузились.
     — Нет, нет! — я быстро замахал руками в жесте отрицания. — Не так, как в прошлый раз! Просто покажи им хороший счастливый сон, о том, чего бы они хотели. Просто постарайся избежать в этих снах секса, если сможешь, конечно...
     Лен снова кивнула в ответ.
     — Если у тебя есть время, и если ты можешь, тоже посмотри хороший сон...
     На этот раз она покачала головой. Я догадался, что такое невозможно.
     Посмотрев на часы, висящие в парке, я отметил, что уже прошёл час.
     — Мне лучше вернуться, я не хочу больше расстраивать Акиху. Хочешь пойти со мной?
     Кивнув, она прямо у меня на глазах превратилась в кошку и забралась мне на колени.
     — Хочешь, чтобы я понёс тебя? Хорошо...
     Подняв её, я отправился по тёмным улицам домой, иногда поглаживая чёрную кошку, которая дремала у меня на руках.
   
   
     (Двадцать минут спустя. Особняк)
   
     Окна особняка были тёмными — похоже, что я вернулся после вечернего звонка. Однако, входная дверь была незаперта, и мысленно я поблагодарил за это Хисуи. Лен спрыгнула с моих рук и быстро убежала куда-то в кусты. Возможно, она отправилась устраивать те сны, о которых мы с ней говорили, так что я предоставил её самой себе.
     В холле особняка было темно, лунный свет совсем не проникал сюда, но в воздухе чувствовалась какая-то странная напряжённость.
     Слева раздался звук, как будто что-то разбилось.
     Учитывая нашу репутацию, ожидать того что в дом забрались грабители, было бы довольно странно, но рисковать я не собирался.
     Я достал свой фамильный нож, который на автомате прихватил с собой перед выходом из дома, и медленно открыл дверь в столовую. Свет здесь тоже был выключен, но из-под двери, ведущей на кухню, пробивалась полоска жёлтого света, в которой была видна тень расхаживающего там человека.
     Прикинув, что могли воры забыть на нашей кухне, я вспомнил, что все наши столовые приборы сделаны из серебра, а поскольку это был полный комплект на десять персон, грабители могли бы хорошо поживиться.
     Приблизившись к двери, я услышал тяжёлое дыхание. Кто бы там ни был, он устал, а значит, мои шансы повышались. Я не хотел снимать свои очки. Но если там будет не человек... Посмотрим...
     Зная, что открыть эту дверь бесшумно невозможно, я ворвался внутрь на полной скорости.
     Держа нож наготове, я подскочил к пригнувшемуся человеку, но узнав её, шокированно стоящую, я открыл рот от изумления. Меня занесло и я упал на пол.
     — Ш-Шики-сама! — Хисуи испуганно прижала руки к груди. — Ч-Что Вы здесь делаете?
     Находясь в некотором отупении, я быстро спрятал нож и поднялся с пола.
     — Я услышал шум и подумал, что в дом забрались воры или кто похуже... — я прочистил горло. — Впрочем неважно. А что ты так поздно делаешь здесь?
     — Эээ... — она покраснела.
     Оглядевшись, я увидел кучу кастрюль, сковородок и тарелок, сваленных где только можно.
     — Ты готовишь? Так поздно? — я вспомнил, как однажды попросил её приготовить мне бутерброд, что закончилось большим беспорядком и нервотрёпкой. — Но почему бы тебе не взять что-нибудь готовое?
     — Это, конечно, было бы проще, но я хотела приготовить это сама. — ответила она, возвращаясь к своей привычной манере раговора.
     — Но почему это так важно? — громко удивился я.
     — Если Шики-сама спросит меня, соврать я не смогу. — насторожённо ответила девушка.
     Я пожал плечами, желая лишь пробраться в свою комнату, пока Акиха не обнаружила, что я не сплю.
     — Продолжай, Хисуи, расскажи мне.
     Теребя передник, она наклонила голову, так, что чёлка прикрыла верхнюю половину лица от моего взгляда. Впрочем, её пылающие щёки были отлично видны.
     — Я... Шоколад...
     — Шоколад? Но...
     Увидев миску с коричневой субстанцией и сопоставив это с её смущением, я всё понял. Тяжело вздохнув, я обратился к ней:
     — Хисуи, тебе не нужно так беспокоиться обо мне... — пытаясь успокоить, я непринуждённо посмотрел на неё, но это не сработало.
     — Но Шики-сама так много сделал для меня, и он побывал в столь многих боях... — ответила она. — Это меньшее, что я могу сделать.
     — Хисуи... — я улыбнулся и шагнул ближе к ней. — То, что ты будишь меня по утрам, провожаешь меня до ворот, когда я иду в школу, все те мелочи, которые ты считаешь обычными, они очень важны для меня. Ты достаточно заботишься обо мне, делая всё это.
     — Но это моя обязанность... — покачала она головой в ответ.
     — Даже если так, ты делаешь это и, заботясь обо мне, интересуешься как я себя чувствую. Обычная же горничная ничего бы не стала спрашивать. — Хисуи молчала. — Но мне нравится, как ты себя ведёшь, я не хочу, чтобы ты менялась, и за это, я помогу тебе сделать хороший шоколад, и мы разделим его поровну. — увидев, что она открывает рот, чтобы возразить, я продолжил. — Не спорь, мы оба задержались после вечернего звонка и теперь должны как можно быстрее отправляться спать, поэтому давай приступим!
     Мы принялись за дело. Попробовав содержимое миски и слегка позеленев от его вкуса, я добавил туда сахар и другие ингредиенты по рецепту, чтобы спасти положение. Мы справились меньше чем за полчаса. Но времени для того, чтобы шоколад сделался окончательно, у нас не было, так что я отлил немного в маленькую чашку.
     — Остальное мы можем поставить до завтра в холодильник, Хисуи.
     — Да, Шики-сама. С днём Валентина Вас. — она протянула мне чашку с теплым щоколадом.
     Я покачал головой, не желая чтобы это произошло так. Увидев боль в её глазах, я пояснил:
     — Не называй меня Шики-сама, хотя бы сегодня, пожалуйста.
     Хисуи зарделась и склонив голову, снова протянула мне чашку:
     — Счастливого дня Валентина, Шики...
     С радостью приняв её подарок, я выпил его, и решил, что шоколад получился обычным, но довольно неплохим, поскольку мы вместе делали его.
     — Спасибо, Хисуи. С нетерпением буду ждать завтрашнего дня.
     Она кивнула:
     — Я позабочусь, чтобы ты съел его когда будешь один. — она пошла к двери. — Нам пора ложиться спать.
     Согласившись, я проследовал за ней, и в холле мы разделились.
   
   
     (15 февраля. Понедельник. 10 утра)
   
     — Ха-ах... — Арихико, уже пропустивший первый урок, забрёл в класс.
     — Непохоже на тебя, Арихико. Ты обычно если уж пропустил первый урок, так раньше обеда и не появляешься.
     — Да... Наверно... — обычно громкий и шумный парень был напряжён и держался за живот.
     — Что такое? Что-то случилось вчера?
     — И не говори... — ответил он и начал рассказывать мне события вчерашнего вечера.
   
   
     (Вчера. Дома у Инуи)
   
     Звонок в дверь всполошил жильцов. Громко вздохнув, Ичиго, старшая сестра Инуи, подошла к входной двери и открыла её.
     — Чего тебе надо? — нарочито медленно спросила она, будучи совсем не в настроении после того как её, как обычно спящую вечером в гостиной, разбудили.
     — Ах, Ичиго-сан, это... — ответил женский голос, но Ичиго, не дав договорить, просто указала на лестницу.
     Маленькая блондиночка, которая и пришла к ним в гости, проскочила внутрь и буквально взлетела по ступенькам к комнате Арихико. Тихонько постучав и не дождавшись ответа, она ворвалась внутрь.
     Широко зевнув, удивлённый Инуи сел на кровати и, увидев, кто пришёл, изменился в лице:
     — Н-Нанако-чан?
     — Йеп! — хихикнула энергичная изящная блондинка-гибрид.
     — Что ты здесь делаешь? — по мере того как Нанако приближалась, Арихико отползал к стене.
     — Ничего особенного, просто принесла тебе маленький подарок. Вот! — она протянула ему коробку, сделанную в форме морковки.
     Открыв её, Инуи обнаружил забавную шоколадку со странным запахом.
     — Эээ... Но...
     — Всё в порядке! Просто благодарность за то, что заботился обо мне раньше!
     — Чем это она пахнет? — колеблясь, поинтересовался парень, и форма шоколадки и запах овощей, исходящий от неё, вызвали у него законные подозрения.
     — А как ты думаешь? — девочка упёрла свои оканчивающиеся копытами руки в бока. — Морковкой, конечно!
     — Эээ... — её яростный взгляд испугал Инуи. — Я имею в виду... э... звучит восхитительно!
     Нанако расцвела:
     — Я знала, что ты так скажешь! А теперь, — она указала на шоколадку. — Ешь.
     — Есть... Ты имеешь в виду шоколад?
     — Именно. Даже если он подарен из чувства признательности, ты обязан съесть его.
     — Эх... Я только что пообедал, так что сейчас не могу. — вздохнул Арихико.
     Начав расстраиваться, она хитро посмотрела на него:
     — То есть, ты отказываешься от моей шоколадки, так? — она ещё сильнее сузила глаза. — Ты что, хочешь, чтобы я на тебя разозлилась?
     — Чёрт... — он достал шоколадку и откусил кусочек. — Гх... — у него из глаз потекли слёзы. — Какая гадость...
     — Что такое? — улыбнулась Нанако. Она была так рада, что он ел её шоколад, что не услышала его.
     — Я сказал... что вкус... неописуемый...
     — О, ты как знал, она сделана не из коровьего молока.
     Арихико, только собравшийся откусить ещё, остановился и внимательно посмотрел на ту коричневую субстанцию, кусок которой он только что проглотил. Он заметил, что структура шоколада была какой-то странной.
     — Хорошо... — он знал, что пожалеет о том, что спросил. — Из чего она?..
     Нанако покраснела, и юноша с трудом сдержал выброс желчи.
     — Ну... Ты, наверно, не понял, но я наполовину единорог, так что...
     — Не-не-не! — завопил парень. — Ты должно быть шутишь!
     — Я смертельно серьёзна.
     Взгляд девочки снова изменился, Инуи внезапно почудилось, что внутри её глаз кружатся тысячи книжных страниц, его кожа наэлектризовалась от статического электричества.
     — Съешь шоколадку целиком, пожалуйста, а не то Господь расстроится... — хотя она и закрыла глаза, улыбнувшись той самой улыбкой, шелест порхающих в воздухе страниц не прекратился.
     — Господи, помоги... — Арихико начал поглощать шоколад, не давая ему задерживаться на языке, чтобы больше не чувствовать этого вкуса.
     — Ты всё? — проворковала Нанако, глядя на его позеленевшее лицо. — Тебе надо чего-нибудь попить, воды, например... Или, может, мо...
     — Лучше воды! — вскричал юноша. — Я попью позже...
     Внезапно почувствовав сильное недомогание, он сдался и просто лёг на пол, позволив своему телу расслабиться.
     — Спасибо за шоколадку, Нанако... Я немного устал...
     — Хорошо, тогда я пойду. — девочка выглядела крайне счастливой. — Я оставлю это здесь. — она положила на стол ещё одну коробочку, на этот раз другой формы.
     — О нет... — с ужасом посмотрел на очередной "подарок" Инуи.
     — Не беспокойся, это от моей Хозяйки, за то, что ты заботился обо мне тогда. На неё тоже наложено заклинание, оно даст тебе 24 часа блаженства.
     — Заклинание? Какое ещё...? — Арихико потёр лоб. — Я совсем сбит с толку.
     — Всё отлично, я уже ухожу. — Нанако помахала ему, открыла окно и, сказав "Пока", выпрыгнула наружу.
     Памятуя о всех странностях, произошедших до этого, юноша даже не стал проверять, что с ней.
     Внимательно посмотрев на шоколад, лежащий на столе, Инуи сел перед ним на стул и, наклонившись, понюхал.
     — Что за чёрт? Это что, карри?
     Скривившись, он спустился вниз, положил шоколад в холодильник, не обращая внимания на довольное выражение лица сестры, и выпил почти литр воды, чуть не плача от радости, что это испытание наконец-то закончилось.
   
     На улице Нанако подошла к медленно прогуливающейся женщине в тёмной одежде и солнечных очках.
     — Спасибо, что отпустили меня, Хозяйка.
     — Ты сделала всё, что хотела? — спросила её женщина.
     — Ага! — весело ответила Нанако. — Ему действительно понравилось. Спасибо, что помогли мне приготовить шоколад.
     Её хозяйка осмотрелась, чтобы убедиться, что их никто не видит.
     — Ну и отлично. — она достала откуда-то книгу в твёрдом переплёте, в которой почти не было страниц. — Я думаю, тебе пора немного поспать — иначе ты лишишься своих сил.
     — Арр, нечестно... — начала было возмущаться Нанако, но, увидев взгляд женщины, раздражённо пробурчала. — Ну ладно, делайте что хотите!
     Её хозяйка пробормотала несколько слов, и Нанако начала распадаться на страницы, пока не исчезла совсем, зато в книге теперь была целой.
     Сиэль сняла очки и постучала по обложке книги.
     — Какая беспокойная девочка... — вздохнула она.
     Убирая Седьмую священную книгу в недра своей рясы, она почуствовала, как кто-то слегка ткнул её под ребра.
     — Хм, может я и правда слишком подолгу держу её внутри. — Сиэль посмотрела на небо. — Возможно ей даже стоит гулять сместе с Лен-сан, хотя я не уверена, что Акиха-сан позволит мне находиться поблизости.
     Вспомнив, как она сама дарила шоколад Шики, девушка улыбнулась:
     — Я рада, что Тоно-куну понравилось.
   
   
     (Сегодня. Школа)
   
     Арихико начал раскачиваться на стуле.
     Я не знал, что ему сказать, было видно, что произошедшее сильно шокировало его.
     — Слушай, я уверен, что она в ближайшее время не вернётся. — не похоже, что я его убедил. — Она больше не придёт. — повторил я на всякий случай.
     — Уж надеюсь, я не перенесу, если такое безумие повторится — он покачал головой и внезапно повеселел. — Ну и ладно, расскажи мне лучше, как у тебя прошёл день.
     — О-хо-хо... Не думаю, что мой рассказ его обрадует...
   
   
     (Вечер. Особняк Тоно)
   
     Как обычно, ужин прошёл в формальной обстановке: с одной стороны длинного стола сидела Акиха, с другого — я, около нас находились Кохаку и Хисуи, соответственно.
     — Между прочим, брат... — сообщила мне Акиха, как только я закончил есть. — После того как ты вернулся из школы, на твоё имя пришли две посылки: одна международная, а вторая местная.
     — Интересно... — я был удивлён — немногие стали бы посылать мне что-либо. — От кого они?
     — Брат, — начала выговаривать мне сестра. — Ты должен знать, что хотя я и хочу, чтобы ты следовал установленным в этом доме правилам, я также выполняю их. Одним из этих правил является то, что никто не должен брать что-то, что принадлежит кому-то другому. — она пронзительно посмотрела на меня. — Сюда же относятся личные письма и посылки.
     — Я удивлён, Акиха... — я откинулся на спинку стула. — Я бы скорее мог представить, тебя или Кохаку открывающими посылку, чтобы проверить, нет ли там бомбы.
     В её глазах мелькнула обида:
     — Подумать только, брат, насколько ты не доверяешь собственной сестре. — Встав со стула, она подошла ко мне. — Будь в посылке бомба, она взорвалась бы при попытке открыть коробку, разве не так? — показав на свою служанку, она продолжила. — У Кохаку есть специальное оборудование, которое позволяет определить есть ли внутри опасные вещества. В этих посылках ничего подобного обнаружено не было.
     — Какое облегчение. — громко вздохнул я, сомневаясь, впрочем, что какой-нибудь Апостол додумается использовать что-то столь приземлённое, как бомба, чтобы убить меня. — Что-ж, по крайней мере, нам не присылают сюда никаких бомб, не так ли, Кохаку?
     — Напротив, Шики-сан, каждую неделю мы получаем десять-двенадцать бомб неизвестно откуда, но все они обевреживаются и выбрасываются.
     — Ч-что...? — вот так новость. — Почему так много...? — схватился я за голову. — Хотя... Не говори мне — чем меньше я знаю, тем лучше для моего душевного здоровья.
     — Так и должно быть, брат. — высокомерно улыбнулась Акиха. — Хисуи получила твои посылки и отнесла их в твою комнату.
     — Шики-сама, — упомянутая девушка слегка поклонилась. — позвольте мне показать Вам.
     — Хорошо, Хисуи, спасибо. — выходя из столовой, я помахал остающимся девушкам. — Акиха, Кохаку, до завтра.
     Я не видел этого, но буквально спиной почувствовал осуждающий взгляд и откровенную улыбку.
     Когда Хисуи открыла дверь, я увидел, что пакеты просто лежат на столе, а не спрятаны, как я думал.
     — Я бы рекомендовала Вам начать с международной посылки, это та, на которой много почтовых марок.
     — Спасибо, Хисуи. — я уселся за стол. — Думаю, ты права.
     Она поклонилась и вышла, а я начал открывать пакет своим незаменимым ножом, уж для этого мне не нужно снимать очки.
     Распечатав посылку, я обнаружил там письмо от друга.
   
     "Дорогой Шики,
   
     Я понимаю, что, скорее всего, эта посылка не дойдет до тебя вовремя, к 14-му, однако, я считаю правильным выразить тебе мою благодарность за то, что ты помог мне, когда я так в этом нуждалась.
     Пожалуйста, прими этот маленький подарок, приготовленный лучшими поварами Европы. Я добавила туда кое-что, чтобы он не испортился за то время пока идёт к тебе. Один секретный ингредиент, о котором знают только в нашей организации, весьма полезен в таких ситуациях.
     Как и прежде, жду когда тебе понадобится моя помощь, ведь друзья должны помогать друг-другу.
   
     Искренне твоя, Сион Эльтнем Атласия."

   
     Конечно же, упакованные конфеты выглядели совершенно свежими и смотрелись восхитительно. Но после такого плотного ужина, я не чувствовал в себе сил, чтобы съесть их все прямо сейчас.
     Открыв шкаф, я нашел там маленький холодильник, который Акиха установила туда по моей просьбе, и положил конфеты внутрь, к нескольким бутылкам воды и паре упаковок мороженого, которые лежали в морозилке.
     После этого я вернулся ко второй посылке и, быстро вскрыв её, обнаружил дешёвую коробку конфет с короткой запиской сверху:
   
     "Братик, когда ты придёшь домой? Не забывай меня!"
   
     Под текстом была прелестная картинка с разочарованной девочкой, и я с трудом сдержал смешок.
     Догадываюсь, что, в конце концов, я не такой хороший брат. Мне следовало время от времени навещать Мияко, а то последний раз я видел её летом, когда мы всей компанией ходили на пляж.
     Громко вздохнув, я убрал в холодильник и эти конфеты. За эти дни я съел столько шоколада, что у меня поднялся уровень сахара в крови, и от переизбытка энергии начала кружиться голова. Моё слабое от природы тело, хотя и стало сильнее за поледние месяцы, ещё не могло переработать столько энергии.
     Как говорили раньше, моё тело в хорошем состоянии и прекрасно справляется в обычной жизни и, конечно же, в тех редких драках не на жизнь, а на смерть. Но при этом, оно достаточно слабое, чтобы я легко мог простыть или подхватить какой-нибудь вирус.
     Кроме того, мне следует подумать, что подарить всем девушкам на Белый день [2], пока я могу представить, что бы они хотели получить. Поэтому, оставлю все эти конфеты до завтра...


[1] Акиха может вытягивать жизненную силу из других людей. На английском эта способность называется "Plunder" — кража, грабёж, мародёрство.
[2] Белый день (англ. White day) — японский, корейский и тайванский негосударственный праздник, отмечается ежегодно 14 марта, спустя месяц после Дня святого Валентина (14 февраля). В Белый День мужчины дарят женщинам подарки в благодарность за подарки на День святого Валентина.


+2


Вы здесь » NERV » Произведения Сергея Rakshas » Переводы фанфиков по Tsukihime