NERV

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » NERV » Стартовый стол » Долгая Дорога Гибели.


Долгая Дорога Гибели.

Сообщений 1 страница 10 из 144

1

И так выкладываю для критики прогрессивной общественности свою работу. Собственно на эту мысль, выложить сюда своё произведение тут,  меня натолкнуло одно личное сообщение, которое я имел неосторожность проморгать. Потому подумал, подумал, а почему бы и нет.

И так это фанфик, и это будет не совсем канонные события. Если честно во много это переосмысление, всего происходившего в Звёздных Войнах. Потому, что некоторые моменты из оригинальной саги мне не нравятся. Выкладываю, чистовой текст, а там, будем смотреть на отклик.

Предупреждая критику по поводу момент с внезапным пробуждением он там не просто так.

Описание:
И так всё уже про... потеряно. Немного подвинуты канонные события по хронологии. Начало повествование начинается сразу после Мустафара. Схватка с учителем окончилась для Дарта Вейдера плачевно. И теперь, в больничной палате, приходит в себя совсем другой человек, а может быть и не совсем другой. Совсем рядом такая загадочная и не исследованная Далёкая Далёкая Галактика. Сколько тайн она хранит, сколько секретов можно узнать, если взглянуть на неё со стороны. Вот только как до них дотянуться?

Публикация на других ресурсах:
http://samlib.ru/editors/g/goncharow_w_n/ddg_sw.shtml
https://ficbook.net/readfic/4984299

Вторая часть.
https://ficbook.net/readfic/5707816
http://samlib.ru/g/goncharow_w_n/ddg_sw_2.shtml

Пролог

Пролог

      Пробуждение было резким, словно кто-то невидимый щёлкнул рубильником и свет включился. Свет побежал по пространству волнами. Наверное, всем знакомо это ощущение не-бытия в тот первый миг, за мгновение до того, чтобы проснуться?
      Но вот вы открыли глаза и снова оказались в своей постели — а может быть, в чужой. Собственно, это даже не важно. Просто для вас в этот миг и начался мир. Не важно, что за эти прошедшие восемь часов кто-то умер, кто-то влюбился, быть может, кто-то даже совершил величайшее открытие в своей жизни. Ничего этого для вас нет, в то время вас ещё не существовало.
      Для меня первый миг моего пробуждения стал странным, совершенно не таким как обычно. Я с трудом разлепил слипшиеся глаза, в них словно бросили песком. Так бывает, когда засидишься допоздна, вот только, насколько я помнил, вчера я лёг вполне себе не поздно. Но глаза слезились и болели, болело вообще всё тело, и при этом почти не чувствовалось. Зато была странная скованность, будто бы я отлежал всё и сразу. Я попробовал пошевелиться и не смог.
      Тело не слушалось, тело было словно чужим, от слёз и рези в глазах вокруг плавали какие-то белые пятна, другие серые пятна кружились в странном механическом танце. В этот момент пришла боль… Болела каждая частичка моего существа. Болели глаза, горело лицо, жутко и надсадно вспыхивали и затихали боли в груди, вспышками болел живот. Я открыл рот, чтобы закричать, но вместо крика изо рта вырвался какой-то непонятный сип.
      Вокруг что-то надсадно запищало, серые тени заскользили быстрее, раздался короткий писк, одно из размытых пятен приблизилось. Короткий укол в предплечье, свистящий звук — и боль отступила. Нет, она не ушла полностью — просто отступила, чтобы затаиться и перегруппироваться, чтобы потом снова напасть в минуту наибольшей слабости.
      — Он очнулся, милорд. — Голос принадлежал женщине, но был каким-то до странного безликим. С трудом я наклонил голову, чтобы рассмотреть говорящего. Похоже, я в больнице, но что со мной случилось? Почему всё так болит, почему я почти ничего не вижу? Внутри зарождалось страшное гнетущее чувство, возникший на мгновение страх быстро перерастал в панику.
      — Где я? — эти два коротких слова словно сломали корочку где-то в горле, отняв все силы. Я уронил голову обратно на подушку, уставившись невидящим взглядом на белое пятно, которое, похоже, было потолком.
      — Ты в больнице, мой ученик… — Голос неожиданно воздействовал на меня успокаивающее, зарождающаяся паника отступила. — Ты проиграл свою схватку на Мустафаре — хотя, возможно, всё же выиграл, недаром ты ещё жив. А пока ты жив, ничего не потеряно…
      — Милорд, я не рекомендую сейчас беседовать с больным. Ему нужна срочная операция, иначе я ничего не могу гарантировать…
      — Это не займёт много времени… — Всё тот же вкрадчивый голос, но теперь в нём проскальзывали какие-то стальные нотки.
      — При всём уважении, Милорд, у вас пять минут. — В этот момент, мне безумно захотелось увидеть человека, способного так ответить обладателю этого вкрадчивого голоса. И я увидел! Не то, чтобы мне удалось внезапно прозреть, просто угол зрения сместился, и я словно наблюдал всё со стороны.
      Моё тело лежало в каком-то подобии ванны, плавая в странной бурлящей белой жидкости. На поверхности была только голова — лицо было покрыто дыхательной маской, глаза закрывали прозрачные очки, сейчас заляпанные этой самой белой жижей. У моего ложа стоял уродливый человек в чёрном плаще. Его лицо испещряли множество шрамов, белки были жёлтыми, словно у заядлого алкоголика, допившегося до цирроза.
      Вторым был не человек, это существо нельзя было никоим образом спутать с человеком. Высокое, почти трёхметровое, с вытянутой головой на длинной тонкой шее. Его глаза были посажены близко, носа почти не было — только носовые щели. Длинные, тонкие пальцы прятались в широких рукавах разноцветного одеяния существа.
      Человек в черном словно бы почувствовал мой взгляд и посмотрел прямо на меня, в тот угол, из которого я наблюдал за ним. Уголки его уродливого рта дёрнулись в улыбке.
      — Ты неожиданно делаешь успехи, мой юный ученик. Нам нужно решить один важный вопрос.
      — Да, учитель? — это было странно, слышать свой собственный голос со стороны, но так хотя бы меня не терзала боль.
      — Что нам делать с джедаями?
      — А зачем нам с ними что-то делать?
      — Действительно… — почему-то мне показалось, что в этом слове прозвучало очень многое: удивление, отрицание, понимание, даже толика восхищения. В тот момент я ещё не знал, к каким последствиям приведёт одна эта короткая фраза. Но сейчас меня заботило другое. Меня тянуло из этой комнаты прочь, вокруг надсадно пищали какие-то приборы, а индикаторы налились угрожающе красным светом. Комнату словно бы заполнил туман, мое внимание рассеялось, и в какой-то момент я словно бы перестал быть.

Глава 1

Глава 1 Нежданное приключение.

      Несколько недель слились в один очень долгий день. Это была череда коротких пробуждений и боли. Меня будили только для того, что бы потыкать каким-то непонятными приборами, в то, что осталось от моего тела. Хотя, наверное, всё же не моё, или теперь уже моё, кажется, я запутался, но собственно это не важно. Сколько было таких коротких мгновений бытия, я не знаю, в тот момент мне казалось, что чем меньше их будет, тем лучше. Каждый такой момент сопровождался болью и в конце спасительным небытием.
      За это время, я понял несколько вещей, первая, это та, что к боли невозможно привыкнуть, второе что смерть, это далеко не самое страшное. Самое страшное, это бессилие, когда ты лежишь на кровати бесполезным куском плоти и ничего не можешь сделать. В такие моменты я вспомнил друзей, в такие моменты я вспоминал мать, морщины на лице отца, чувство первого поцелуя, я перебирал свою прошлую жизнь.
      Кем я там был? Как это ни странно, у меня была хорошая жизнь. Можно даже сказать, вполне счастливая. Моё детство в отличие от многих сверстников прошло в полной и большой семье. Родители, и за что я им всегда был очень благодарен, наградили меня удивительно идеальным детством.
      Там у меня осталось многое, там, пожалуй, уже в прошлой жизни. У меня было два брата и сестра, увлечения, любимая работа, даже девушка у меня была, в какой-то момент. В дни особого бреда, я видел её, я видел, как она приходит ко мне.
      Мне чудилось, что я нахожусь в той самой больнице, где, когда-то мне вырезали аппендицит, мне казалось, что случился пожар, что от меня остался только один ошметок никому не нужной плоти. В бреду, я слышал, как рыдает мать, как скулит в какой-то бессильной злобе отец.
      Мой бред прогрессировал, я разговаривал с ними, и они отвечали мне, я пытался успокоить плачущую мать. Пытался даже шутить над своим полуживым состоянием, говорил какую-то чушь отцу, запрещал ему приводить сюда сестру. Говорил со своей любовью, убеждал её, что для неё жизнь не кончена, что она должна жить дальше, а я… А я не важно.
      Наверное, этот бред, и спас меня тогда. Спас от самого себя, позволил продержаться, на то время, что многочисленная когорта докторов и препаратов боролись за мою жизнь. Борьба не могла продолжаться вечно, и наконец-то, моё состояние улучшилось достаточно, что бы находиться в сознании постоянно.
     

      Какая эта всё-таки противная красная кнопка! На подлокотнике моей кровати было целых три кнопки, но, сейчас меня интересовала всего одна из них. Всё моё внимание занимала эта вредная красная кнопка. Сейчас ей было подвластно гораздо больше, чем мне, она властвовала над моей возможностью сидеть. Точнее не сидеть, а полулежать, стоило только на неё нажать, то половинка моей кровати начинала двигаться вверх, приподнимая моё многострадальное тело.
      Сейчас я бесполезно гипнотизировал её взглядом, но всей мощи мистической силы, было недостаточно, чтобы нажать на нёё. От мысленных усилий закололо в висках. И я откинулся на кровати, позволяя телу принять своё естественное положение.
      С момента моего первого пробуждения, прошла почти неделя. И можно сказать, что местные доктора за это время сотворили чудо. Теперь я не только, мог уверенно держать голову, но и иногда, затребовав все внутренние силы, даже сесть самостоятельно. Пока это были все мои успехи. Неожиданно, неумолимая сила, понесла меня вверх, я на секунду даже обрадовался, ровно до того момента, пока не увидел палец, упирающийся в эту вредную кнопку.
     
      — Как вы себя чувствуете? — Спросил доктор, высокий человек, с серым от усталости лицом. Бритая наголо голова, высокие скулы, ничем, в общем, то не примечательное лицо.
      — Как кусок прожаренной плоти РиТУ — Этот человек был клоном, я находился в системе Камино, на одной из центральных лечебниц планеты. Точнее это была не совсем лечебница, скорее медицинский институт. И ничего удивительного в этом не было, потому что, люди с 105 процентами ожогов поверхности тела жить не должны.
      — Недостаточно… — Коротко ответил доктор, на секунду отведя взгляд от датапада, что держал в руках. — Но можно сказать, что вы достаточно окрепли, дальше ваш ждёт длительный путь реабилитации, по её успехам можно начать процедуру протезирования потерянных конечностей.
      — А с этим, можно будет, что-то сделать? — Я приподнял над кроватью, невероятно тяжёлую железку, бывшую, когда-то, протезом руки, сейчас просто бесполезный кусок метала.
      — К сожалению, для восстановления функций протеза левой руки придется провести ампутацию, ниже локтевого сустава…
      — Блядь, я почти самовар без ручки…
      — Что простите Милорд?
      — Забудьте, что там по моей просьбе? — Я посмотрел на врача с затаенной надеждой, хотя и знал, что обо всех моих пожеланиях Император узнаёт первым, но сейчас это не имело никакого значения.
      — Да, вот ваш личный датапад. — Из кармана своего белого халата, интересно доктора во всех вселенных предпочитают белое, РиТу достал небольшое продолговатое устройство. Чем-то оно напоминало планшет. Затем доктор, нажал на вторую кнопку и из подлокотника выскочил небольшой столик. Доктор установил планшет и включил его, голографический экран с лёгким мелодичным звуком зажёгся.
      — К сожалению, Император настоял на блокировке голосового управления устройством… — От столь буднично произнесенной фразы я едва не заскрежетал зубами, чёртов Палпатин, выдумал ещё одно наказание для своего ученика.
      На секунду я бросил взгляд на зеркало, что заменяло одну из стен моей одиночной палаты. Оттуда на меня посмотрел труп. Опутанный многочисленными проводами, безногий и безрукий труп, с причудливой металлической конструкцией вместо левой руки, намертво сплавившейся с плотью. Это ещё одна часть моего наказания.
      Доктор увидев моё состояние, нажал, что-то на своём планшете, и злость отступила, разум прояснился, похоже, он вновь меня попотчевал той высокотехнологичной бурдой, что всё ещё поддерживает жизнь в моем теле. А затем, больше не проронив ни слова, вышел из палаты, оставив меня один на один с моими проблемами.
      Невидящим взглядом я уставился на датопланшет, устройство подмигивало мне экраном, а в левом углу мерцала иконка и что-то недвусмысленно подсказывало мне, это мне пришло несколько новых сообщений. Чувство собственного бессилия угнетало, нет, не так, это было самым страшным из того, что вообще можно было придумать. К тому же, спина начала неожиданно затекать от неудобного положения. Чтобы смотреть на экран планшета, необходимо было сильно отрывать голову от подушки, а от этого шея к тому же начинала потихоньку болеть. Немного поборовшись с телесной слабостью, я сдался, чуть повернул голову и удостоил кнопку ненавидящим взором.
      Из глаз потекли незваные слёзы, хотелось думать, что это от экрана датапада, а не от бессилия. Во второй раз, когда я очнулся, у меня случилась форменная истерика, результатом её, стало зеркало во всю стену. Страшно было подумать, что мог придумать Император ещё, чтобы проучить своего ученика.
      Самое странное, я не испытывал к нему ненависти. Нет, сейчас я ненавидел лишь одного человека, а именно некоего Энакина Скайвокера. Только он сейчас заслуживал моего всяческого презрения, Император, со своей же стороны делал всё, что бы я выжил, и ненавидеть его за какое-то зеркало, было как минимум глупо.
      И так, со мной случилось то, о чём я порой в тайне мечтал, лежа в своей теплой кроватке, готовясь к уходу ко сну. Я Попал. Вся трагикомичность ситуации вызвала лёгкий смешок, отчего сильно заболело в горле. Наверное, само мироздание преподало мне урок, слишком много и часто я незаслуженно жаловался на свою прошлую жизнь. Боже мой, меня извиняет только то, что занимался я этим, лишь в своих мыслях.
      Чёрт подери, да я был самым жалостливым к себе типом, из того, что вообще возможно, как часто я наматывал сопли на кулак в приступе очередного самокопания. Сейчас даже вспоминать о таких моментах было тошно, и почему-то, никакого желания предаться столь любимому занятию не было. Хотя сейчас в наличии гораздо больше поводов, и можно сказать наконец они действительно были. Я приподнял металлическую руку и попытался стукнуть её по кнопке, но только слегка пригладил поверхность кровати, силы во мне было, меньше чем в котёнке, по телу разлилась предательская слабость.
      Те усилия, что потребовались мне, чтобы просто остаться в сознании, были самыми большими за всю мою короткую жизнь. И так, как учат книги первое, на чём стоит сосредоточиться, это не спалиться.
      — Три раза ха!
      За время моего пребывания в больнице, я несколько раз бредил, и успел наговорить такого отборного бреда, что теперь, если я вдруг начну заявлять, что в общем-то никакой я не "ДартбатьковичВейдер", вот мой добрый лечащий врач, что недавно пришёл проведать своего пациента, пропишет местный голоперидольчик с молчаливого одобрения императора. Ну, подумаешь, у человека немного поехала крыша, так для будущего владыки Ситха это даже плюс.
      Да и всё моё возможное после-знание, основанное на просмотре шести фильмов и одного мультсериала, прекрасно укладывается в местные понятия о видениях силы. Да и память, была ну никак не абсолютна, чтобы почерпнуть, что-то большее, чем из тех же видений.
      Это я понял, из короткого разговора Палпатина с Доктором, после того, как целого Императора пригласили послушать мой горячечный бред. Ну, что я знаю, что возможно через двадцать лет начнется восстание? От таких заявлений император просто отмахнулся, тем более ни имён, ни дат, мне припомнить не удалось. Ну, привиделось, что-то там одарённому, на грани жизни и смерти, бывает, дело то, житейское.
      И так, что же остается в сухом остатке. А ничего, понял или нет Император, что Вейдер то не настоящий, неизвестно. Хотя даже если и понял, судя по затраченным на меня ресурсам, его это волновало мало. Что твориться в далёкой-далёкой галактике, мне неизвестно, похоже, меня специально держат в условиях информационного голода. Немногочисленные медсёстры, даже не смотрят на меня, когда выполняют некоторые, довольно постыдные кстати, процедуры.
      Хотя одну вещь, я могу сказать уже сейчас, фильм оказался бесконечно далёк от реальности в том, что касается превращении милашки Эни, в страшного и ужасного жареного Вейдера. Из коротких обрывков разговоров врачей мне удалось узнать, что хотя моё выздоровление идёт ударными темпами даже по меркам местной продвинутой медицины, но моё лечение займёт никак не меньше трёх месяцев. После чего будет период реабилитации и освоения жизни с неожиданно увеличившимся числом конечностей.
      Я вновь повернул голову, обратив своё внимание на кнопку, челюсть сжалась, зубы жалобно скрипнули, но кнопка всё так же не подавалась, похоже это будет долго…
     

      До того как эта проклятая кнопка нажалась я успел испытать целый ворох различных эмоций. Начиная от злости и заканчивая отчаяньем. В какой-то момент, я даже подумал, что в отличие от Энакина силой не владею. Думаю, в этом случае, мой век закончился бы очень быстро, Императору ученик не чувствительный к силе без надобности.
      Первое, что следовало отметить силу я совсем не чувствовал, от слова вообще. Нет когда я, концентрировался на внутренних ощущениях, что-то такое странное я ощущал, но с тем, же успехом, это могло быть несварение желудка.
      Второе, просто пялиться на кнопку бесполезно. От этого только начинает болеть голова, а глаза чесаться и безжалостно слезиться. От неумеренной натуги, у меня даже случился конфуз, от чего в палату споро прибежала медсестра и забрала ёмкость с результатом моих экспериментов. Сгорать от стыда перед молодой девушкой, пусть она и принадлежала к синекожим инопланетянам, было не очень приятно.
      С тихим хрустом кнопка вмялась в подлокотник, кровать медленно приподнялась, до тех пор, пока не дошла до крайнего положения. Теперь осталось дело за малым, понять, что я сделал, что у меня всё получилось. Но это могло и подождать, необходимо было перейти к другому шагу, а именно управлению датапланшетом при помощи силы.
      С подозрением я уставился на голографический экран… В левом углу всё так же озорно помаргивал значок нового сообщения. Тяжёло вздохнув, я принялся гипнотизировать голографическую иконку. Это было странно, но окошко местного аналога электронной почты, выскочило удивительно быстро. На секунду я даже подумал, что в этом устройстве встроен какой-нибудь телепатический интерфейс.
      Но нет, к мысленным командам устройство было более чем глухо. Решив отложить этот вопрос в долгий ящик, я обратил своё внимание на почтовую программу. Интерфейс данной софтины был весьма аскетичен. Группа «папок» похоже созданные прошлым хозяином, список не отсортированных писем под ними, да четыре кнопки вот и весь интерфейс.
      Не задумываясь, я прокрутил список вниз, и внутренне возликовал. Похоже, к моему личному списку претензий к владельцу устройства, добавилось всякое отсутствие здоровой паранойи. Зато теперь, я стал счастливым обладателем вороха писем из его личной переписки. Причём, большая часть писем была заботливо отсортирована по адресатам, причем, судя по тому, что напротив значков, которые, похоже, были аналогами местных папок, красовались значки о свежих письмах, сортировка выполнялась явно не вручную.
      И так, меня почтили своим вниманием некто под скромным заглавием Канцлер. Ну, долго думать тут не стоит, император всея его величество решил черкануть мне письмецо. Пожалуй, с этим можно разобраться чуть позже. Название следующей папки заставило меня призадуматься, в первый момент, я даже подумал, что способность читать мной утеряна.
      Надо сказать, если с разговорным у меня особых проблем не было, то вот с надписями, были. Местная письменность поначалу казалась мне каким-то набором кракозябр, но стоило ненадолго сосредоточиться на слове, или на тексте, и через несколько мгновений смысл слова или текста становился понятен. Нет, скорее всего, часть нюансов терялась, но это требовало эмпирической проверки.
      Поэтому когда мой встроенный сурдопереводчик дал сбой, я изрядно испугался, но через мгновение взял себя в руки и попробовал прочитать эти два слова.
      — АсокТанно… Асока Тано! — наверное, если бы я сейчас мог, подпрыгнул бы от радости. От этого упустил ту легкость, с которой, повинуясь моему желанию, открылась интересующая меня папка.
      Непрочитанных письма было три, причём последнее, пришло буквально двадцать часов назад. Второе неоткрытое письмо пришло неделю назад, а самое первое датировалось тремя неделями, и, похоже, практически совпадало со временем моего попадания в больницу.
      Что же открывать я корреспонденцию решил по порядку. В первом письме не было ничего необычного, можно сказать письмо было вполне себе дежурным. Название планеты, на которой сейчас прибывала Асока, мне ничего не говорило, нет, были с ней какие-то ассоциации, но и только. В письме говорилось, что прибыла она туда недавно, и это было часть её каботажного задания. Похоже, после ухода из ордена Асока занялась славным ремеслом наёмника. В остальном тогрута интересовалась уже моими делами, точнее Энакиным, в её словах можно было почувствовать некоторое беспокойство.
      Следующее послание было более эмоциональным. Из его содержания я уже узнал, что республики больше нет, Джедаи попали в опалу и блокированы в храме. В сенате идут слушанья, о предпринятой попытке государственного переворота. По всей новоявленной империи целой чередой идут судебные процессы над бывшими чиновниками республики и отдельными Джедаями. Император выступил перед сенатом с требованием инициации процедуры реформирования ордена Джедаев. В общем и целом, Торгута, была в тихом шоке, и откровенно требовала ответов, на вопросы.
      Письмо я не дочитал, решив вернуться к нему немного позже, требовалось немного восстановить душевное равновесие. Что тут сказать, мои и так невеликие знания канона помахали мне ручкой. Где там приснопамятный приказ 66? Где там миллионы коварно умерщвлённых юнлингов? Куда вы делись родненькие. А нету их, а имеем мы блокированный храм Джедаев, и Джедаев которые САМИ возвращаются в храм после завершения своих миссий.
      Мысль о том, что всё ещё возможно впереди, несколько меня отрезвила, и я взялся за последнее письмо.
      — Энакин — Так вот как пишется моё новое имя, прочитал я вслух непонятное слово. До этого Торгута, называла меня никак иначе как учитель, причём с заглавной буквы. В этом коротком слове, мне, почему-то чудилось безмерное уважение.
      Асока умоляла ей ответить, никаких больше новостей в письме не было, это просто была мольба. Просьба, и даже истеричный приказ. Такое пишет обычно человек, который не ожидает ответа. Такие письма навечно остаются не прочитанными. Может быть она как Джедай, что-то почувствовала, … хотя женская интуиция порой не уступает в точности предвиденью.
      Прежде чем успел я подумать, открылось маленькое окошко для ввода ответного сообщения. А из датопада возникла небольшая голографическая клавиатура. Несколько мгновений я раздумывал, а стоит ли вообще, что-то писать ей, затем возник вопрос, что вообще писать, но победил вынужденный минимализм.
      «Асссокаа, я На Каммминно, в лечебнице, жив…»
      А вот задумываться над тем, каким таким чудным образом мне удавалось взаимодействовать с высокотехнологичным устройством, явно не стоило. После секундных сомнений устройство отказалось мне повиноваться полностью. Поэтому, на написание этой короткой, в общем-то, фразы, у меня ушло без малого пара часов. Каждая буква стоила мне немалого числа нервных клеток. Пару раз, стерев полностью текст, я плюнул, на задвоившиеся буквы и отправил всё, что успел написать. Управился я до того как на угрожающий писк приборов не набежали врачи, и не похитили меня на проведение своих врачебных процедур.
     

      К моему возвращению в палату кнопка была уже починена, а кровать снова приведена в обычное своё положение. Похоже, в моё отсутствие в палату наведался дроид ремонтник. Интересно было бы на него взглянуть. Пока мне довелось лицезреть только медицинского дройда. Собственно один из них, сейчас транспортировал моё тело в палату.
      Выглядело высокотехнологичное устройство как натуральный гроб на колёсиках, без крышки. Одна из стенок, гробика откидывалась в сторону, после чего меня приподымало над кроватью, и перекладывало на эти самоходные носилки. После чего, дройд уже самостоятельно вёз пациента по процедурам. Хотя без контроля устройство не оставалось. На процедуры меня сопровождали два молчаливых штурмовика.
      С кнопками особых проблем не возникло, хотя не могу сказать, что у меня появилось хотя бы частичное представление о том, как работает эта самая сила. Единственное, что я мог сказать наверняка, она каким-то образом работает. Проблема возникла, откуда не я её не ждал, датапада на столике не оказалось.
      Держатель, под устройство оказался пуст, в этот момент я испытал несколько неприятных секунд. Хорошо, что зачатки мозга быстро отбросили момент с украденным устройством. Охранялась моя палата добротно, на входе стояло два молодчика броне белого цвета. Надо сказать, что на штурмовиков из фильма, они походили мало. Может быть потому, что броня тут не смотрелась декоративным украшением, хотя возможно дело было в том, что от бойцов буквально веяло железобетонной уверенностью.
      Устройство я обнаружил на небольшой тумбочке у кровати. Похоже, некто озаботился проблемой хранения вещей владыки ситхов, потому как, когда меня увозили, мебели в палате не было совсем. Инициатива, которая была бы похвальна в другой ситуации, сейчас стоила мне лишних проблем.
      В фильмах телекинез был довольно сложным умением. Одарённому приходилось прилагать серьёзные усилия, для перемещения предметов в пространстве. Со мной же дело, оказалось обратным. Когда планшет поднялся над тумбочкой буквально с первой попытки, от неожиданности я уронил устройство. А затем в попытке поймать драгоценный девай-с, смачно впечатал его в потолок.
      — Всё в порядке сэр? — в палату буквально влетел один из штурмовиков, причём своё оружие, напоминающее помесь автомата с электродрелью он держал на изготовке.
      — Да… небольшая проблема с техникой. — Первым порывом было попросить бойца подать мне устройство с пола, но немного поразмыслив, я отмёл эту возможность.
      — Если, нужно я могу позвать мед. Дройда. — В голосе клона послышалось неподдельное беспокойство.
      — Спасибо…
      — Капрал ФК001 —Словно заметив моё замешательство, представился клон.
      — Спасибо Капрал… если, что-нибудь будет нужно, я позову.
      Когда Клон вернулся на пост, я спокойно отлевитировал прибор на столик, закрепил в надлежащем ему месте и включил. Интересно это в далёкой-далёкой, так плохо с компьютерной безопасностью, что планшет включается без всякой идентификации или наоборот хорошо?
      Недавно полученных писем было относительно немного, кроме письма от Канцлера, было буквально час назад пришедшее сообщение от некоего Калистро, к сожалению, это слово, мне ничего не говорило. С некоторым удивлением я обнаружил отдельную папку со свежим письмом озаглавленную как УилхаффТаркин, судя по содержимому, между Энакиным и будущим ГрандМофом велась довольно активная переписка.
      — И так, что же от меня хочет император такого, что не мог сказать лично. — Тихо прошептал я себе под нос, открывая письмо.
      «Здравствуй дорогой Ученик»
      Кажется, он издевается, за короткое время короткого знакомства я понял, что личность императора весьма сложна, но…
      «Поскольку, сейчас как одарённый ты бесполезен, и будешь бесполезен ещё довольно длительное время».
      Нет, он точно издевается.
      «…Хотелось бы, что бы ты наконец-то потратил время с пользой, отвлёкся от увлекательного процесса махания светопалкой…» Без всяких сомнений он издевается, но почему же, он не высказал мне это лично.
      «К сожалению положение дел, в галактике не позволяет заняться твоим обучением лично, поэтому учиться наконец работать головой, придется самостоятельно» какими интересными оборотами пользуются Император. «… для стимуляции мыслительного процесса, высылаю тебе подборку документов с реальным положением дел в Империи. Жду от тебя мой ученик реальных предложений, тебе не стоит более разочаровывать меня»
      Не похоже, что император просто решил пожалеть своего ученика, последняя фраза холодным душем пробежала по моему загривку. Может быть, это мне от мироздания такая награда, за усилия в освоении силы?
      Все эти размышления подождут, с письмом действительно было прислано с десяток документов. Причем, судя по рекомендациям, необходимо было начать ознакомление с первого с прозаичным названием «Общее положение дел». Остальные файлы, углублённо раскрывали каждая свою отрасль, от общего понятия экономики, до социального обеспечения.
      Интерлюдия 1. Капрал ФК001
      Заступая на пост, клон внутренне готовился к борьбе со скукой. А ведь именно это, было самым главным его врагом, потому, что от долгого монотонного ожидания, взгляд замыливается, что в его работе, самый страшный враг.
      Капрал внутренней безопасности не привык исполнять свои обязанности плохо. Работа была не профильной, но знакомой. Основной его задачей, всегда было борьба с кипами военных отчётов, отсылаемых чиновниками всех рангов, а так же, тонкая психология допросов. Хотя какие там допросы, клон с досадой поморщился. Капрал бы отдал многое, что бы пригласить на допрос некоторых чинов.
      Назначение на пост Камино пришло неожиданно, даже более неожиданно, чем попытка государственного переворота. Что было в двойне обидно, так как это была его работа, знать, что происходит в республике. Нет, ФК001 прекрасно понимал, что раскрыть заговор, созревший внутри ордена джедаев, у него лично не было никакой возможности.
      Но как внутренняя безопасность могла прошляпить предпосылки заговора. Клон, воспринимал это, как личную недоработку, и теперь совой на посту, старался выполнить свою епитимью с честью. Возможная гибель из-за повторного покушения на генерала, была практически неминуема.
      Многочисленные посты охраны, контрольно пропускные пункты, датчики и системы слежения, к тому же десяток тысяч клонов на случай прямого штурма. Делали возможное покушение не невозможным, но крайне сложным и самоубийственным делом, почти для любого, за исключением, одарённых.
      Когда в дело вмешивается джедай, ничем нельзя быть уверенным. И на этом, казалось бы, бесполезным посту, он есть, последняя линяя обороны на такой случай. Пост у единственного входа в плату раненого героя, что может быть более почётно, и более ответственно.
      Нет, клон не был чувствителен к силе, чтобы отличить одарённого от обычного человека. Но он обладал другими достоинствами, одно из которых была удивительно цепкая память и наблюдательность. Он помнил всех, врачей и медсестёр, что были допущенные к телу генерала. Но не только это, он помнил каждую деталь их облика, самую незначительную, легкую потёртость левого ботинка доктора человека. Слегка расстегнутый халат на груди медсестры, с выглядывающим чёрным краем лифа. Выпавшую из заколки не послушную прядь.
      Но это было ещё не всё, он видел, как у медсестры слегка учащается дыхание, когда она подходит к двери палаты. Видел, как недовольно морщиться доктор, каждый раз спрашивая разрешение на вход.
      Полномочия ФК001, были малы, но при этом невероятно важны, он был единственным сейчас разумным на станции, который владел правом открывать дверь, что была за его спиной. И это должно было стать для любого практически непреодолимым препятствием.
      На случай попытки прямого внушения, или получение доступа посредством пыток, рядом был его компаньон СТК0073 из корпуса спецназначения. Он должен был помочь принять ему правильное решение, но в себе ФК001 не сомневался.
      Неожиданно из динамиков наушника раздался звук громкого удара, затем резкие непонятные слова. Клон сориентировался мгновенно, никаких сомнений, короткий знак и команда для СТК0073. Тот смещается ему за спину справа, взяв тяжёлый бластер наизготовку. Полуметровой толщины дверь невесомо отъехала в сторону.
      Короткий взгляд на объект, затем в сторону, сместиться влево, ближе к телу генерала, чтобы при необходимости прикрыть его огнём.
      — Чисто… — короткая команда в эфир.
      — Чисто. — Подтверждение от СТК0073, теперь можно немного расслабиться. Отдать команду на отбой, подразделению поддержки, что сейчас расквартировано в соседних палатах. Можно обратить внимание и на генерала.
      Да представшее перед клоном зрелище, вполне могло перебить аппетит. Красное обгорелое лицо, ушей нет, на месте носа, две щели. При всём при этом, спокойный взгляд красных от лопнувших сосудов глаз. Одно, читать об этом в сухих строках отчёта и рекомендаций, и совсем другое — видеть.
      Коротко удостоверившись, что генералу не нужна помощь Клоны вернулись на пост.
     
-…. — Из палаты раздался резкий скрипучий голос. Произнесённого, ФК001 не понял, но судя по интонации, это было явно каким-то ругательством. Поэтому, Капрал решил проявить служебное рвение и проверить состояние объекта.
      Генерал увлеченно читал что-то в планшете, на его обожженном лице, застыло выражение, которое клон, однажды видел у его начальника человека, когда тому доложили, что республика преобразуема в Империю. Рот приоткрыт, в глазах дикая смесь непонимания и крайней степени удивления.
      Некоторые индикаторы, на медицинских приборах угрожающе отсвечивали жёлтым. Доложив, о состоянии больного дежурному медику, вернулся на пост. Теперь ФК001 начал понимать, почему клоны из штурмовых батальонов отзываются о генерале столь лестно, работать даже в таком состоянии достойно уважения.

Глава 2

Глава 2. О дивный миг открытий чудных.

      Чем сильнее я углублялся в чтение, чем больше вникал в прочитанное, тем сильнее понимал что не нахожу слов, чтобы описать ситуацию в которую я попал, а со мной и вся республика, ну ладно, хорошо, новорожденная Империя. Некоторое время я пытался искать не состыковки и манипуляции в документе. Но все тезисы, и факты подтверждались перекрёстными ссылками на тот или иной документ, по экономике ли или по медицине.
      Начать стоило с того, что Республика была крайне суровым местом с несколькими ярко выраженными векторами силы. Как я и предполагал, вся жизнь в Республике управлялась торговлей, а торговые пути имели колоссальное значение, как для секторов республики, так и для отдельных планет. Торговые пути в основном совпадали с так называемыми гипермаршрутами, которые пронизывали территорию Империи, словно дороги.
      При движении по гипермаршруту, мало того, что корабль преодолевал большее расстояние, к тому же на перелёт требовалось существенно меньше топлива, в отдельных случаях чуть ли не на порядок. К тому же такому кораблю не требовалось сложной и дорогостоящей аппаратуры астронавигации. Естественно планеты, находящиеся в пределах крупного торгового маршрута получали огромную экономическую выгоду. А так же возможность регулирования тех грузов, что двигались по их маршруту.
      Всего в Республике насчитывалось пять крупных гипермаршрутов, и боле трёх сотен мелких. Но вся порочность ситуации заключалось в том, что эти самые гипермаршруты были вполне себе рукотворными. Раньше в Республике существовала две дюжины крупных гипермаршрутов и более полутысячи мелких, но в результате войн, экономического давления, переделов сфер влияния осталось всего пять. И эти пять гипермаршрутов были явно серьёзно перегружены. Нет, пропускная способность их поражала, но даже у неё есть предел. Если учесть грузопоток, а это миллиарды космических рефрижераторов, пересекающие Империю из одного угла в другой.
      И не то, чтобы строительство нового гипермаршрута было невозможным делом. Дорогим? Да. Сложным? Безусловно. Необходимым? Без сомнения. Так почему же число гипермаршрутов в Республике только падало?
      Всё дело было во власти, потому что власть в Республике была поделена между владельцами этих самых маршрутов. Хотя владельцы — тут неверное слово. Скорее правительство узловых планет. На орбитах этих планет плавали километрового размера станции гипербулей, с помощью которых создавался и поддерживался маршрут.
      В границах гипермаршрута, корабль, оборудованный гипердвигателем, мог двигаться свободно в любом направлении и практически на любое расстояние, ровно до того момента, пока не достигал узловой точки маршрута. После чего он, был вынужден выходить из гипера, и осуществлять следующий прыжок до следующей узловой планеты. К примеру, одним из владельцев Хайдианского гипермаршрута был Альдераан, который не стеснялся брать пошлину со всех входящих в систему следующих по маршруту кораблей. Таким образом, Империи в наследство от Республики достался вялотекущий транспортный коллапс.
      Собственно, отчего же разгорелась война Клонов? А всё оказалось, до ужаса просто и прозаично. Торговая федерация бесконечно устала от поборов и выставляемых узловыми планетами требований. Решив получить собственную альтернативу, они начали строительство собственного гипермаршрута, благо средства у них имелись. Правящие группировки усмотрели в этом угрозу своему положению, поэтому начали вставлять палки в колеса первому, настолько крупному, инфраструктурному проекту.
      Окончательным камнем преткновения и стала маленькая планетка Набу. Обогнуть которую новый торговый путь, ну никак не мог. Договориться с правительством Набу на приемлемых условиях никак не получалось, набуанское консульство во главе с королевой смотрели в рот сенату. Поэтому последовали всяческие попытки усидеть на двух стульях, выставляя всё более немыслимые условия.
      Первыми нервы не выдержали у Торговой федерации, поскольку затягивание с возведением узловой станции грозило колоссальными убытками. С этого и началась та самая злосчастная торговая блокада. Как последний довод в экономическом споре. Тут уже канцлер и воспользовался подвернувшейся возможностью.
      Но эта проблема меркла по сравнению со следующей, и можно было сказать, читая экономическую часть отчёта, что Республика, а затем Империя находится в глубокой жопе, причём, похоже даже сам составитель этого документа, не ведал, насколько в глубокой. А автором был, ни много, ни мало, сам Шив Палпатин.
      Империя стояла на грани глобального экономического кризиса. Нет, локальные кризисы не были чем-то новым, для этой вселенной. То на одной, то на другой планете, в составе Республики порой начинались экономические кризисы связанный с различными причинами.
      В основном, из-за падения спроса на главные экспортные позиции планеты. Вещь это была привычная, а планеты, находящиеся далеко от торговых маршрутов, и так находились в незавидном положении, выходом из которого была узкая специализация.
      Кризис перепроизводства, в масштабах межгалактического государства, помноженный на растущую безработицу. Нет, не то, чтобы проблема совсем не замечалась, но ей не придавалось серьёзного значения. Потому, этот вялотекущий кризис тянулся уже лет двести.
      Косвенными виновниками этого были дройдостроители. Скорость совершенствования орудий труда достигла такого уровня, что давала возможность практически полностью вычеркнуть человека из производственного процесса. Что, свою очередь, порождало бесконтрольный рост безработицы.
      Наиболее уязвимыми были планеты Внешнего кольца, где эта проблема чувствовалась наиболее остро. В отличие от относительно развитого Ядра, доля образованного населения на окраинах была крайне недостаточна. Что, в довесок, дополнительно сказывалось на количестве безработных, зато демографическая проблема у таких миров не стояла.
      Как я уже сказал, галактика весьма суровое место, к тому же весьма дремучее, от 15 до 25 процентов населения неграмотны, от 20 до 30 процентов недостаточно образованы, чтобы быть квалифицированной рабочей силой. Единственным источником существования населения часто оставалось натуральное хозяйство и случайные заработки, что, в сущности, становилось криминогенной средой.
      Самое паршивое, что в Империи особенно на её окраинах практически не было такого понятия как социальный лифт. Рождённый в среде необразованных имел крайне малые шансы вырваться из своего окружения. Образование стоило дорого, и родители, возможно только продав себя в рабство, могли оплатить его хотя бы частично. Поэтому всё образование обычно сводилось к домашнему обучению, а такой человек имел крайне малые шансы просто поступить в какое-либо учебное заведение.
      Правда, стоило отметить, что в зажиточных секторах и планетах существовало всеобщее обязательное бесплатное образование. К сожалению, только на Корусканте и некой планете Куатеоно было, сколько-нибудь достаточным.
      Всё это следует помножить на выверты секторальных законов, общую малодоступность образования и медицины, узаконенное рабство, общую дикость некоторых рас. А ещё, полное нежелание правящих фракций что-то менять.
      А теперь вишенка на торте — у Шива Палпатина нет реальной власти, сейчас он просто декоративная фигура. Дарт всея Сидиус, Император без Империи, потому как реально власть как принадлежала сенату и группировке внутри него, так и принадлежит.
      Нет, Шив Палпатин был чрезвычайно влиятельной фигурой, с огромной поддержкой в этом самом сенате, заслуженной на волне военных действий против Торговой федерации. Правящие кланы, видящие реальную угрозу в Торговой федерации, а не в полудекоративной фигуре сенатора, с заштатной планетки на одном из второстепенных гиперпутей.
      Да, будучи Императором Шив Палпатин не имел границ своим полномочиям, но и этих самых полномочий не было. Поскольку эти полномочия не были ещё прописаны законодательно, и поскольку законодательным органом был сенат, ситуация получалась невесёлая.
      Нет, судя по документу, уже сейчас Шив медленно двигался к своей цели. Чего только стоил первый имперский закон «Об армии» в котором была прописана её подчинённость напрямую Императору, пока, правда, только в исключительных случаях. Но вот так, лет за двадцать, по шажочку, Император возьмёт свою власть.
      И ведь как раз, таки лет через двадцать, миры, находящиеся на внешнем кольце полыхнут. Полыхнут из-за общего падения уровня жизни, разницы между окраинами и центром. Полыхнут потому, как криминальная обстановка там и так напряжённая. Полыхнут, потому, что людям будет просто нечего жрать! И затем что? Летать давить голодных стальным имперским сапогом? Так и сапоги не бесконечны… Да и желающих воспользоваться народным недовольством и получить власть, будет хоть отбавляй.
      Думаю, если бы не Палпатин, Республика в конечном итоге развалилась бы сама, под грузом накопившихся экономических проблем и общих претензий одних секторов к другим. И теперь возникает извечный русский вопрос. Что делать?
      Сбежать? А зачем? К тому же самовары обычно не бегают. Да и честно говоря, не хочется, сейчас, в первый раз, наверное, за всю свою жизнь, я ощущал эту жизнь полными красками. Цель — вот чего мне всегда не хватало. Достойная цель, для того чтобы смело идти к ней. И сейчас, будучи достаточно близко к смерти, я ощутил себя удивительно живым. К тому же, это позволяет не думать о тех, кто остался где-то там, дома.
      Остается только два варианта. Оптимистичный и Реалистичный. Реалистичный прост — затыкать дыры и ждать, пока Шив Палпатин не возьмёт власть сам, и тогда уже разворачиваться во всю ширь. Оптимистичный — надо брать власть уже сейчас, не зря же, доктор Палыч подсунул мне эту подборочку.
      В обоих случаях есть свои как плюсы, так и минусы. В первом случае, не факт, что я заручусь достаточной поддержкой Учителя, для внесения реальных изменений в сложившуюся ситуацию. Во втором же, есть, вполне себе не иллюзорный шанс помереть в процессе.
      Однако начинать следует с малого, надо бы изложить свои соображения Учителю в ответном письме, быть может, он просто посмеется надо мной глупым, но хотя бы пару балов в его глазах заработать стоит. Учитывая тот фееричный проёб, что устроил Энакин. Возник сложный вопрос — а как мне собственно, написать Императору. Хотя, вроде, бы один капрал, обещал мне помочь, надеюсь с навыком печати у него всё в порядке.
      Ещё немного времени я разбирался с присланными документами по республиканской экономике, всё больше убеждаясь в правильности своих выводов, хотя возможности ошибки я тоже не исключал. Затем меня в очередной раз увезли на леченье, и уже ближе к вечеру, если судить по приглушённому свету в палате, я закончил первое ознакомление с экономическими документами.
      — Капрал ФК001…- негромко позвал я.
      — Да, сэр? — Буквально через секунду в дверном проёме показался шлем штурмовика.
      — Мне нужна помощь, можете ненадолго покинуть пост? — Задал я интересующий меня вопрос. И не дождавшись реакции, продолжил.
      — Вы не могли бы мне помочь с набором текста, сами понимаете, у меня сейчас с этим не очень.
      — При всём уважении, сэр, но может быть лучше позвать протокольного дройда? — в голосе клона, явно прозвучало удивление и некоторое непонимание.
      — К сожалению, содержание моего послания не следует доверять дройду, с учётом последних событий, тем более… — Не знаю, что такого понял из оправдания моей глупости ФК001, но он только кивнул и зашёл в палату.
      — Хорошо, сэр, я только предупрежу дежурного офицера, чтобы меня сменили, и сразу же поступлю в ваше полное распоряжение. — После чего клон вышел из палаты.
      Вернулся он уже без шлема. Лицо у капрала было ничем не примечательным, обычный нос с небольшой горбинкой, ничем не выдающийся подбородок, серые, глубоко посаженные глаза, довольно широкий лоб. Волос на голове не было, череп гладко выбрит до блеска. Абсолютно не запоминающаяся внешность.
      — До смены вахты поступаю в ваше полное распоряжение, сэр. — Отрапортовал, вытянувшись во фрунт, клон.
      Забавно было наблюдать за клоном в процессе надиктовки сообщения. От одного только адресата сообщения у клона на лбу выступила испарина. А уже когда он, чуть-чуть вник в смысл послания, его лицо буквально посерело. Странно, вроде бы никаких особых ужасов я ему не диктовал, отчего такая реакция?
     
       Интерлюдия 2. Шив Палпатин.
      Канцлер пребывал в своём неприлично большом кабинете, занимаясь сейчас любимым делом. Шив Палпатин работал, собственно, выполнял свои прямые обязанности. День был короток, а сегодня необходимо было закончить работу над двумя документами. К тому же ещё необходимо хотя бы приступить к рассмотрению проекта имперского бюджета. Именно этот момент Император всячески оттягивал.
      Жиденькая папка, исторгнутая канцелярией Имперского совета, была такой не только по размеру, но и по содержанию. Для огромного галактического государства, насчитывающего более тысячи секторов, объединяющих почти десять тысяч планет, и это только крупных, где население превышает необходимый минимум в десять миллионов, чтобы считаться колонизированным миром. Средств в казне бывшей республики было удручающе мало.
      Только с началом военных действий сенат расщедрился, и поток жиденьких секторальных взносов превратился в пусть небольшую, но реку. Однако, теперь война кончилась, и этот скромный источник финансирования постепенно иссякал.
      Нет, Гораздо интереснее было работать над проектом будущей конституции его государства. Да, Палпатин с полным правом считал Империю своим детищем. Следовало подумать об изменении налоговой политики, нужно пробить через сенат, хотя бы подобие нового налогового кодекса.
      Именно он должен был стать тем тараном, что мог пробить дорогу для новой конституции. Страшное словосочетание налоговые отчисления, пугало секторальные власти значительно больше какого-то там свода основополагающих законов.
      Хорошо было бы протащить новый Налоговый кодекс, хотя бы в урезанном виде. Иначе придется снова выпускать бумажки республиканского займа. Неразбериху с секторальными отчислениями пора заканчивать.
      А уж сенатскую комиссию по налогам и сборам хорошо бы расстрелять в полном составе, на какой-нибудь площади! (Эх, мечты-мечты!). Страшно подумать, какие средства недополучает казна: экономика республики растёт — а сборы неуклонно падают. Чудеса, да и только! Канцлер тихо вздохнул, и взялся за работу.
      Негромкая мелодия развеяла тишину большого и очень пустого имперского кабинета, заставив его поморщиться. Сообщение, пришедшее лично Императору, не могло быть не важным, потому как этот адрес знали всего два десятка разумных, половина из которых уже были благополучно мертвы.
      К своему неудовольствию Император, увидел сообщение от возможно уже бывшего, ученика. Несколько мгновений Шив Палпатин боролся с искушением проигнорировать послание Энакина. Сейчас бывшего джедая от героической смерти спасало только смутное предчувствие Императора и желание всё же заполучить одаренного такого уровня.
      — Какая жалость, Энакин. — Император поморщился, тогда стоя у потока лавы, первым его порывом было сразу прекратить мучения неудачливого ученика. Но тогда, его Императора ошибка, из ряда досадных переходила в разряд непоправимых. А свои ошибки Палпатин не любил, поэтому он задавил в себе этот мимолетный приступ.
      Когда он уже почти решил участь своего бывшего ученика, и даже приказал привести его в чувство, только для того, чтобы отказаться от него. Всё решил вопрос, который Император захотел задать, а как любой одарённый, Сидиус не привык игнорировать свои желания.
      Ответ, полученный в полубреду, от уже казалось бы, приговорённого, заставил его переменить своё мнение. Одна короткая фраза, поставила всё с ног на голову. Нет, там не было божественного откровения, просто это слово позволило взглянуть на проблему джедаев с другой стороны.
      Сидиус всегда воспринимал джедаев как естественных врагов, противников, соперников. Неожиданно короткий укол понимания, того, что джедаи — это ресурс. Невероятно опасный, но при этом безмерно ценный ресурс для его Империи. Осталось только понять, как использовать его наилучшим образом.
      Перспективы от такой возможности кружили голову. Это был вызов его умениям, это был шанс, не просто встать вровень с мастерами Древности, уничтожившими старый Орден джедаев в прошлом. Возможность превзойти их стоила дорого. Цены такой возможности хватило, чтобы оставить Энакина Скайвокера жить.
      — Любопытно… — прошептал себе под нос Император, углубляясь в чтение.
      По мере прочтения, сначала Император хмурился, с неудовольствием поджимая губы. Но чем дальше он читал, тем чаще непроизвольно ухмылялся. Выводы его ученик делал довольно неожиданные, честно говоря, Император ожидал совершенно другого мнения.
      Энакин Скайвокер всегда был идеалистом, поэтому в докладе, делался упор на социальную несправедливость, творимую в галактике. Особенно подробно Император изложил моменты, посвященные рабству. Однако его ученику удалось удивить своего учителя, сделав совершенно парадоксальные выводы из его, несколько однобокой, подборки.
      — Занятно, занятно…кризис перепроизводства. — Император попробовал на язык новый термин. Жуткая картинка, рисуемая его учеником, но все же это только картинка. Экономика республики демонстрирует уверенный рост, и явных предпосылок настолько большого коллапса Император не видел.
      Шив Палпатин улыбнулся. Возможно, Дарт Вейдер заслуживает несколько большей роли, чем он отвел ему после его ранения. Сидиус позволил на секунду открыться своей истинной сущности, хотя сам не был уверен, какая из двух масок настоящая.
      После окончания войны с Торговой Федерацией, Император испытывал крайнюю нехватку в своём ближнем кругу. Имперский трон встал Дарту Сидиусу дорого, почти весь его круг приближённых был выбит. Особенно жаль, интригану было графа Дуку. Не слишком выдающийся одарённый, но какой ум!
      Император не любил делать ошибки, но умел их признавать. А Дуку был именно его ошибочкой, одной из непоправимых. Да, в конечном итоге, он смог обернуть всё в свою пользу, но одного из ближайших союзников было уже не вернуть.
      Немного подумав, Шив Палпатин вновь осторожно улыбнулся, словно боясь спугнуть пришедшую вдруг на ум мысль, он принял решение. Ученику нужно что-то ответить, к тому же, это прекрасный повод пошевелить немного Высший институт экономики Корусанта. Сформировав сенаторский запрос, и задав ему высший приоритет, Шив Палапатин занялся более важными делами.
      …
      Утро началось весьма неожиданно, с того, что меня увезли из палаты, и уложили на операционный стол. С интересом я разглядывал приборы, пока доктора готовились к операции. Всего тут было два врача-человека, и клон. Сейчас я заметил, что доктор-клон, как-то не очень похож на ФК001, странно, ведь они должны быть словно однояйцовые близнецы.
      Вокруг было много приборов непонятного мне назначения, которые сейчас споро подключались к моему телу, многочисленными проводами и зажимами. Надо сказать, что датчики крепили люди, а вот оперировать меня, похоже, должны были дройды.
      — Сейчас вы почувствуете сонливость — мы подаём наркоз, не сопротивляйтесь и постарайтесь уснуть.
      Уже гаснущим сознанием я увидел, как надо мной завис полуметрового диаметра шар, нижняя половина которого неожиданно треснула, и оттуда показалось множество манипуляторов.
      Вернули меня в палату только вечером, причем с потерями, руки терминатора у меня больше не было. Теперь на её месте была аккуратная культя. Плюс из зеркала на меня смотрел не обожженный полутруп, а мумия. Вместо лица теперь была маска, из белой ткани, открытыми остались только глаза и рот. Такой же тканью было покрыто остальное тело, от материала резко пахло химией. Всё тело при этом немыслимо чесалось, но почесаться мне было нечем, к тому, же доктор строго запретил это делать.
      На следующий день я чувствовал себя уже значительно лучше. Можно сказать, что это было впервые, когда моё мироощущение было относительно сносным. Нет, тело всё ещё болело и чесалось, отсутствующая правая рука неприятно дёргала, а левую пятку кусал кто-то невидимый, но глаза не слезились. В теле не было той ужасной слабости. Мне даже удалось самостоятельно сесть, пусть и пришлось немедленно нажимать кнопку для того, чтобы получить опору.
      Сегодня нужно было ознакомиться с тем, чем галактика может похвастаться на поприще военного дела. Если мне не изменяет память, в фильмах, да и в мультсериале, было много моментов, которые мне показались странными.
      И тут меня посетила первая неожиданная проблема. Файл, присланный Палпатином, был скорее общей сводкой, по текущим возможностям имперского ВПК, Армии и Флота, из многочисленных списков и графиков: мобилизационных потенциалов, производственных мощностей верфей Корусанта и Куата, общая численность флота, и секторальных сил.
      К сожалению, эти данные мне мало что говорили, было просто не с чем сравнивать, много это или мало. Остро не хватало информации. Ну, узнал я, что Флот империи насчитывает 60 миллионов разумных, большая часть из которых это экипажи станций планетарной защиты. Костяк же именно флота, это клоны и люди, всего 12 с чем-то миллионов, 438 тяжёлых авианесущих крейсеров Акломатор 2 в строю, ещё полторы сотни будут спущены с верфей в течение полугода. 62 тяжёлых линейных авианесущих крейсера типа Победа, ещё полсотни будет сдано в те же полгода.
      Написанное явно было рассчитано на человека сведущего. Акломатор 2 — это тот здоровенный корабль пяти километров в длину? Надо срочно повышать свой уровень образованности в военном деле. Совсем уж профаном я не был, и с какой стороны браться за автомат знал, но в реалиях ДДГ от моих куцых знаний только вред.
      Первое, куда я попробовал сунуться за информацией, это местная сеть, и честно говоря, поначалу у меня всё неплохо получалось. Я скоро наткнулся на нужную мне информацию. Благо метод поиска тут не сильно отличался от земного, разве что число найденных страниц исчислялось десятизначными числами.
      К сожалению, мне просто не хватило знаний, в отличие от экономики, составленная Палпатином статья была рассчитана совсем не на дилетанта, либо терминология сильно отличалось от земной. Авторы же статей и книг, оперировали какими-то совершенно своими понятиями. Многие слова мне были просто непонятны.
      С третьего раза сформировав запрос по очередному непонятному слову, я тихо вздохнул… Работа предстояла долгая, но никто не обещал, что будет легко.
      Вечером в палату заглянул ФК001, когда я уже отчаялся найти особо зубодробительное слово. Поэтому возможность просто отвлечься на беседу с клоном была приятной возможностью. Капрал был необычно хмур и задумчив.
      — Добрый вечер, сэр.
      — Здравствуй, ФК001, как служба? — я с удовольствием погасил экран уже надоевшего устройства.
      — Без происшествий… — коротко буркнул капрал, он явно был чем-то крайне недоволен. Странно, вроде бы вчера мы расстались достаточно тепло. — Собственно, сэр, я хотел бы прояснить один вопрос.
      — Да, капрал… — я замер в ожидании.
      — Разрешите прояснить своё дальнейшее положение, сэр. — Капрал вытянулся по стойке смирно. Я ожидал чего угодно, но только не этого. Перебирая наш короткий прошлый разговор, я не находил причины, такому неожиданному вопросу.
      — При всём уважении, но судя по всему, теперь я секретоноситель высшей категории… — В голосе клона проскользнула какая-то обречённость.
      От пришедшего понимания, размера допущенной мной ошибки, в голове набатом били маты. Моё восприятие неожиданно расширилось, картинка словно бы прыгнула вперёд, мысли стали чёткими и вялыми, наверное, никогда ещё мой мозг не работал так быстро. На лице клона решимость, губы сжаты в тонкую линию. Смерть, в тот момент я впервые испытал это чувство. Клон был уже мёртв, не здесь и сейчас, но обречён.
      Три человека, в белых шлемах с чёрной полосой на забрале шлема, бластеры на изготовке. Офицер в чёрной форме с белыми эполетами на кителе. Рука его поднята, короткий взмах, команда «Пли», боль в груди…. — Интересно, есть ли, что-то после для… клонов? — привкус последних мыслей, солоновато горький.
      Наверное, сейчас со стороны я смотрелся страшно, потому что лицо клона явно побледнело, но он всё так, же стоял, не шелохнувшись, памятником саму себе.
      Что это было? Я всё ещё никак не мог избавиться от крайне неприятного чувства в груди, чёрт подери, неужели так чувствуешь себя, когда умираешь.
      — Будешь моим Адъютантом… — стоило этим словам сорваться с моих губ, как давящее на грудь чувство, исчезло. А клон уставился на меня каким-то не верящим взглядом.
      — Что встал, готовь рапорт. БЕГОМ! — рявкнул я. Подлокотник кровати взорвался, осыпав меня дождём обломков, а клона буквально впечатало спиной в дверь. Не вставая с четверенек, он выскользнул из помещения.
      Это отняло у меня почти все силы, и я бессильно упал на кровать, задыхаясь, словно астматик, забывший ингалятор. Ощущения чужой смерти были ещё свежи. Твою мать, как джедаи могли терпеть это! Сердце билось в груди как бешенное, некоторые приборы угрожающе светились красным. Но тревожный писк постепенно стихал. Надо поспать… с этой мыслью я закрыл глаза.
      Слишком легкомысленно, я отнёсся ко всему слишком легкомысленно. Нельзя забывать, что теперь последствия моих необдуманных слов и действий могут быть ужасны. Неужели смерть — это всегда так… так бессмысленно страшно. И тихим холодком по спине побежали кадры из просмотренного когда-то фильма.
      Небольшой голубой шарик планеты, на обзорном экране, на секунду, прочеркивает маленькая красная линия. Атмосфера в месте попадания вскипает, ионизированное излучение подсвечивает место попадания разными весёленькими красками. А в этот момент там, внизу, заживо горят люди. Им почти повезёт, они умрут мгновенно. Хуже будет другим, тем, кто был слишком далеко, чтобы просто испариться.
      Секунда непонимания, удар по ногам, рывок, рокот приближающейся ударной волны. Давление удара, хруст ломаемых костей… тьма. Альдераан звучит похоронным набатом.
      Альдераан, сухая статья на информационном портале. Планета — рай, планета — утопия: идеальный мир, отличный климат, прекрасная природа, будто бы специально созданная для жизни. Неудивительно, что основная статья доходов — это туризм. Население — два миллиарда разумных, два миллиарда будущих трупов.
      Фотографии — вот девочка держит некую помесь лемура и кошки, она на пляже, она улыбается. Сколько ей сейчас — 12—13? Сколько ей будет тогда, когда небеса вскипят? 33—34? Сколько времени уйдёт на строительство титанической станции, всеобщего доминирования. Из-за чего они умрут? Из-за того, что правительство Альдерана не пойдёт на уступки? Посчитав, что богатый мир сможет прожить и самостоятельно?
      Может, это и вправду будет просто прихоть одного, съехавшего с катушек от безграничной власти, военного? И я что, буду стоять и смотреть. Будут ли останки этой планеты памятником моих ошибок. Как же страшно…
      Я не тот герой, что способен повернуть судьбу вспять. Даже железный Вейдер тогда не справился. Вейдер, который водил дружбу с гранд мофом Таркином, был правой рукой Императора, Верховным главнокомандующим, пусть и попавшим в немилость! Что смогу я? Просто госслужащий из заштатного города, живший спокойной приятной жизнью.
      В голове неожиданно прояснилось — меня заполняла злость… Мир налился красными красками, удар. Мир заполнился звуками разлетающихся на части приборов, стены покрылись многочисленными трещинами, завыла сирена.
      — Привыкай, мудак, теперь это твой мир! И он не будет вращаться вокруг тебя! Тут нет второстепенных персонажей, каждое твоё неверное решение, каждая твоя ошибка — теперь это море боли и горя, так черпай их полной ложкой!
      Стены вокруг угрожающе захрустели, но я уже успокоился. Как там говорят? И ад замерзнет, когда хороший человек идёт на войну. Нужно работать. Нужно понять, что не так с этой проклятой галактикой. С потолка на меня посылались кусочки пластика.
      Белый злой, присыпан белой пургой…
      Когда в палату ворвались клоны, я смеялся, я хохотал как безумный, когда меня перекладывали на дройд-носилки. Я заливался безумным хохотом, когда меня спеша везли по коридору, я не мог остановиться, даже когда доктор сделал мне укол, затем второй… Как же всё вокруг забавно!.. странно… почему же тогда я плачу?

Отредактировано vladimirtxt (01-12-2017 16:18:26)

+12

2

Глава 3

Глава 3 Гости приходят всегда вовремя.

      Истерика стоила мне трёх дней — целых три дня врачи держали меня под транквилизаторами. За это время, спешно успели оборудовать новую палату, в старой покуролесил я знатно. Бронированную коробку пришлось демонтировать, потому как целостность её конструкции была нарушена. Да и ту электронику, что я не сломал, доломали вскрывавшие заклинившую бронедверь солдаты.
      Надо бы привыкать держать себя в руках. Хорошо, что разбушевавшимся одарённым тут было никого не удивить. От своего нового адъютанта я даже узнал, что этот случай только прибавил мне очков. Искорёженная бронированная коробка моей палаты, стала, своеобразной достопримечательностью местного значения.
      Сам же я поражался мужеству этих людей, что первыми входили в самый эпицентр бури. Пожалуй, это было столь же опасно, как заходить в реакторный отсек подводной лодки в активной фазе. И да, меня окружали не клоны, всё это были люди.
      То, что армию называли клонической, всего лишь результат удачной рекламной кампании, проводимой в своё время правительством Камино. Нет, клонированием тут также занимались, возможно, были способы создать такую армию, состоящую целиком из клонированных солдат, но победили экономические соображения.
      Скучные работники бухгалтерских отделов сделали свой безликий расчёт — сотня рабынь значительно дешевле одного клона. Дальше — дело несложное, для реалий научного прогресса ДДГ: у женщин извлекались яичники, на этом их роль заканчивалась. Генная терапия, подготовка яйцеклеток и искусственное оплодотворение при помощи семенного материала одного известного наёмника.
      И через девять месяцев, из искусственных маток, которые только по соображениям маркетинга на Камино называются репликаторами, выходят дети, будущие солдаты. Десять лет обучения и подготовки, а также искуснейшей промывки мозгов в сочетании с заложенными генными паттернами и гормональной терапией. Из всего этого получается Клон-боец, практически идеальный солдат. Умелый, бесстрашный, преданный и ещё куча преимуществ и достоинств.
      В галактических реалиях не нужно было ничего скрывать, жизнь даже в ядре систем всегда можно было купить или продать по сходной цене. И всё это я узнал из небольшого рекламного буклета в сети. Особенно мне запомнился видеоролик, где учённые с горящими глазами рассказывали, как тщательно они отбирают генетический материал.
      Единственный минус — такие солдаты были немного глуповаты в своей общей массе. Но и это проходит со временем, чем дольше живёт клон, тем умнее становится. И тут мне повезло, ФК001 был одним из прототипов, первых образцов, выращенных специально для службы во внутренних войсках. Этакий аналог службы собственной безопасности для клонической армии, а взращённые для этой цели солдаты уже отличались изрядным превосходством в интеллекте над своими братьями по отцу.
      ФК001 отличался крайней трудоспособностью, к тому же не задавал глупых вопросов, когда я спрашивал у капрала уж совсем тупые и общеизвестные понятия. Надо сказать, за ФК001 пришлось немного повоевать с его начальством. Оно предлагало заменить Капрала на другого клона из свежей партии, но видимо у Энакина Скайвокера было достаточно авторитета, хватило простого отказа.
      У моей палаты установили канцелярский стол, за которым в новенькой черной форме, восседал мой адъютант. Своим новым положением ФК001 был весьма доволен, видимо работа часового чем-то его не устраивала. Похоже, в практике брать помощника клона, ничего не обычного не было, рабочее место появилось очень уж быстро.
      Два дня, я убил два дня, чтобы немного разобраться с местной оружейной терминологией, при активном участии ФК001 и противодействии со стороны врачей. Порой мне хотелось послать их ко всем чертям, со всеми их многочисленными процедурами. Однако, доктора только кривили губы и продолжали гнуть свою линию.
      Несмотря на все препятствия, дело явно сдвинулось с мёртвой точки. К тому же я стал замечать, что читать на местном аналоге английского мне стало значительно легче. Однако, время, буквально, утекало сквозь пальцы, никогда до этого я не чувствовал его течение так остро.
      Поэтому появление помощника было для меня просто находкой. Я загрузил капрала работой по составлению отчёта по вооружениям, используемым в Галактике. То, что мне удалось узнать, собственными силами было явно недостаточно.
      Однако в полный рост, встала другая проблема, а именно, проблема Силы. Сколько бы я не делал вид, что медитировал и не сосредотачивался на ощущениях, почувствовать эту мифическую субстанцию мне всё не удавалось.
      Поэтому первым решением было обратиться к источнику всезнания — к Голонету. Первый же запрос вывел меня на официальную страничку храма Джедаев. Надо сказать, что ничего кроме околорелигиозного бреда и общих фраз, там, к сожалению, не было. Разве что, наличествовало завуалированное приглашение посетить один из ближайших храмов.
      Посвятив немного времени вопросу, с полной неожиданностью узнал, что Храм джедаев на Корусанте, отнюдь не единственный, и даже не самый древний, но самый большой. В списке предлагаемых к посещению, было три десятка обителей джедаев, разбросанных по всех галактике.
      Остальной же найденной информации было явно недостаточно, либо она слишком противоречива. В сети нашлось несколько сообществ, додумавшихся до теории, что Сила, это всего лишь совокупность высокотехнологических устройств, которыми пользуется орден одарённых. Например, телекинез имитировался неким магнитно-импульсным манипулятором. Приятно, что позиции теории заговора всё ещё прочны.
      — Не знаю как, но оно работает. — Задумчиво проговорил я, наблюдая как комлинк плавает в воздухе, примерно в полуметре над моей кроватью.
      У Силы не бывает полутонов, во всех моих экспериментах всегда было всего два состояния: либо получилось, либо нет. Видимо, в словах Йоды, о делай или не делай, был куда более глубокий смысл. По моей просьбе, адъютант принёс множество мелких ненужных предметов, в качестве объектов экспериментов.
      Небольшой шар всё так же спокойно висел в воздухе — уже второй день. Поднять его в воздух получилось легко и непринуждённо, поэтому для проверки границ телекинеза я оставил его висеть. Шар и не думал падать, даже когда я спал или меня увозили на процедуры. При этом никакого дискомфорта или напряжения я не испытывал.
      С той же лёгкостью, я поднял небольшого, примерно по колено взрослого человека, дройда-уборщика. Забавно было наблюдать, как ничего не понимающий агрегат, материл меня на бинарном. Да, с некоторым удивлением я узнал, что вполне себе понимаю, то, что чирикают многочисленные железные работники. Жаль разговоры их были не слишком содержательны.
      С людьми дело обстояло иначе. Попытки поднять ФК001 в воздух, в основном, оканчивались фиаско, хотя иногда капрал говорил, что тело стало значительно легче. Наверное, эффект плацебо. В другие же моменты всё неожиданно получалось, и капрал стойким оловянным солдатиком взмывал в воздух и столь же бесцельно висел над полом.
      Надо сказать, если удавалось поднять объект, дальше я имел полную свободу манипуляции его положением. Как долго я могу держать объект в воздухе, выяснить так и не удалось — вещи упорно не хотели падать. Чёрт, закон сохранения энергии только что помер от инфаркта.
      Неприятно было то, что так и не удалось выявить закономерностей, в том, как же работает эта долбанная Сила. Складывалось ощущение, что их просто не было. Хотя некоторый прогресс в моих экспериментах всё же был, теперь я мог свободно манипулировать сразу двумя предметами.
      Можно сказать, что Сила теперь могла заменить мне руки. Жаль, что эта замена была никак не полноценна. Очень не хватало осязания объекта, не было никакой возможности дозировать усилие. Сила работала всегда безотказно, но больно уж топорно. В результате, в моей палате скопилось изрядное количество плавающего поломанного мусора.
      Неожиданно комлинк засветился, сигнализируя о входящем вызове.
      — Генерал, к вам посетитель. Некая Асока Тано.
      Чёрт, я совсем забыл о сообщении, которое я отправил в полубреду. Но как же, как могли пропустить ко мне, пусть бывшего, но джедая? Я что, чего-то не понимаю?! И что я ей буду говорить, нет-нет, совершенно не готов.
      В голове зарождалась паника, но внешне я был спокоен, да и в моём состоянии это было не сложно. Всего-то видно, что глаза да зубы.
      — Пустите…
      Дверь отъехала в сторону, и в палату буквально ворвалась девушка. Как удивительно она похожа и не похожа на ту героиню из мультсериала. Кожа ярко-медного цвета, необычайно большие глаза, гораздо большего, чем у человека, размера, вместо волос кожистый нарост на голове, белый, с тонким синим рисунком. Длинные отростки, по самую грудь, вроде бы их называют Леки.
      Девушка, увидев меня, словно напоролась на невидимую стену. Зрачки в её больших глазах, расширились, заполнив собой всю радужку. Да она в ужасе…
      — Здравствуй, Шпилька… — эти слова сорвались с моих губ, прежде чем я успел что-то подумать. Как же отчетливо я видел, что передо мной просто перепуганная, и к тому же, очень молодая девушка.
      — Здравствуй, Учитель — Её губы задрожали, чёрт, она же сейчас расплачется. Сколько ей сейчас? Шестнадцать? Интересно, по меркам расы Торгут, это много или мало?
      — Что-то случилось? — с некоторой скукой в голосе спросил я, попытавшись приподнять отсутствующую бровь.
      — Что-то случилось? Что-то случилось? — её голос взвился под потолок, и совершенно неожиданно она всхлипнула, как-то сразу осунулась, окончательно превратившись в маленькую испуганную девочку. Несколько семенящих шагов. И вот, она уже у моей кровати, мнет в нерешительности полу своего плаща, смотрит. О боже, как она смотрит!
      Глазища открыты, они уже практически полны слёз, непонимания, неверия. Этот просительный взгляд умоляет. Захотелось сейчас же подняться с кровати, улыбнуться, сорвать с лица маску. Показать, что со мной всё в порядке. Что это всё так, просто царапина, а доктора перестраховщики. Чудес не бывает…
      Пока она плакала, я молчал. Она плакала, словно маленький ребёнок, отчаянно и самозабвенно, словно бы, ничего кроме неё и её маленького горя не существует. Ребёнок, чью надоевшую, но горячо любимую, игрушку сломали соседские хулиганы. Я приподнялся, позволив ей уткнуться в моё плечо — в этом было столько доверия, столько затаенной нежности, как жаль, что всё это заслужил не я.
      Ничего кроме стыда я не испытывал, это было как украсть чужой триумф, чужое достижение, чёрт, какой сволочью я себя чувствовал, обнимая Асоку культёй левой руки. Пусть каждое её прикосновение было болезненно, но я терпел.
      Наконец поток слёз кончился, и она отстранилась, на её лице играл явно видимый румянец.
      — Как это случилось? — в её голосе послышалась сталь, а огромные синие глаза смотрели требовательно.
      — Это всего лишь последствия небольшого спора… — Мысли в голове неслись вскачь, что ей ответить, что можно сказать — что нет? Лгать было нельзя, к тому же, лгать было просто противно, — с Оби-Ваном.
      — Оби… — из неё словно выпустили весь воздух, губы растянулись в каком-то подобии улыбки, хотя скорее оскала. Улыбка получилась зубастой, все её зубы были острыми.
      В этот момент весь мир девушки рушился…
      — Как?
      — На Мустофаре, я проиграл.
      — Но зачем?
      — Не знаю… — пожал я плечами, укладываясь обратно на кровать. Чёртова встреча слишком рано, что мне ей говорить, нет какие-то мысли у меня были, но вот так неожиданно. Дурак, боже, какой я дурак, конечно, что ещё она могла подумать, получив то сообщение, вот и примчалась, так быстро как смогла.

      Интерлюдия 3. Асока Тано.
      Чего стоил один этот прорыв в палату, отдельная история. Пожалуй, тогда, на судилище джедаев, когда единственным верящим ей человеком оставался её учитель, было легче. Тогда, хотя бы была какая-то определённость. Сейчас у неё было только одно короткой письмо, одна строка… Жив….
      Сколько раз она перечитывала это короткое послание, застигшее её по пути на Мандалор. Она не сомневалась, тогда, когда бросила своё задание. Ну, что такое, честное имя среди наёмников, такого понятия просто не существует.
      Этот год дался ей нелегко. Простая жизнь в ордене джедаев закончилось, и теперь следовало как-то жить дальше. Что у неё было тогда, когда она с гордо поднятой головой выходила из храма Джедаев? Три сотни кредитов, световые мечи, да одежда.
      Деньги утекали сквозь пальцы, всё требовало денег, довольно большая сумма, быстро закончилась. И вот перед падаваном, вдруг неожиданно встала проблема пропитания. Тогда ей повезло наняться в экипаж небольшого кораблика, носящего название «Серая Леди».
      С каким удивлением Асока впоследствии узнала, что капитан этой переоборудованной шхуны, просто успел первым. Перехватив контракт с одарённым, у десятков других желающих. Контрабандисты, наёмники, курьеры — много работы было для этого маленькой переоборудованной шхуны, типа корвет консульский.
      Корабль был яркий, и ушёл ярко. Кто бы знал, что обычная жёлтая пустынная планетка с невзрачным названием Татуин, может скрывать такие опасности.
      Оставшись одна, на этом высушенном куске песка и камня, сменив личность, она занялась тем единственным делом, что умела, вновь подавшись в наёмники. А количество вопросов только росло, и не было рядом мудрого зелёного мастера, чтобы развеять её сомнения.
      Охрана грузов, розыск пропавших, поиск преступников, персональная охрана — в работе для одаренного не было недостатка. Но чем больше обычная жизнь республики увлекала её, тем сильнее она понимала, что ничего раньше не знала об этой жизни.
      Дела быстро пошли в гору, позволив приобрести небольшой потрёпанный кораблик. Она вырвалась с этой проклятой планеты. Для разумного, прошедшего горнило клонической войны, везде есть работа.
      А ещё были пираты, обычное задание по организации обороны маленького планетарного рудодобывающего комплекса, превратившееся в настоящее сражение. Героическая оборона, десантная операция, бой с романтиками космоса. Что у неё осталось после той миссии — привкус пепла и ненависть ко всему этому пиратскому отребью.
      Этот год был насыщенным: предательство ордена, столкновение с реалиями галактики, крушение идеалов, а ещё смерть — смерть, казалось, преследовала её по пятам. Она теряла людей, напарников, заказчиков, корабли, но сама оставалась невредимой.
      Возможно, причиной тому были запредельной сложности миссии. Среди наёмников, поползла дурная слава о Торгуте с медной кожей, в белой боевой раскраске. Новых напарников становилось найти всё сложнее, и пришлось взяться за миссию на Мандалоре в одиночку, и теперь она без особого сожаления разорвала контракт, стоило лишь придти тому злополучному письму.
      Сражение с бюрократической машиной, несколько десятков тысяч кредитов на взятки, и даже парочка силовых внушений. Неделя мучений — и всё впустую!
      Добраться до нужного госпиталя оказалось относительно несложно, но вот палата, до этого момента оставалась непреступной. Когда её утлое корыто заходило на посадку в доках госпиталя, она едва не свалилась в штопор, от внезапно разыгравшейся силовой бури.
      Пару раз, она даже жалела, что не попробовала воспользоваться поднявшейся суматохой и не добралась до Энакина. Добиться разрешения на посещение раненого генерала никак не удавалось. Доктора отмалчивались, клоны изображали из себя статуи.
      Возможно, если бы Капрал ФК001 не связался с ней, всё бы закончилось по силовому сценарию. Капрал заверил, что мастеру ничего не угрожает и взялся за дело, заставив жернова имперской канцелярии двигаться, и удивительно скоро разрешение на посещение Учителя было дано.
      Выдохнув, она кивнула ФК001 и тот, сообщил о посетителе. Всё, обратного пути нет… Асока, ну что такого страшного тебя может там ждать, это всего лишь учитель!
      Она была готова ко многому, но не к этому. На кровати полусидело нечто, только очертаниями напоминающее человека. В первое мгновение, ей показалось, что это шутка, это всего лишь один из дорогих манекенов, в разобранном состоянии. Лица, под плотно прилагающей, словно фарфоровой маской, не было видно. Маска была ровной, будто под ней его совсем ничего не было, видны только глаза, и прорезь для рта. Она смотрела на это существо, и не понимала, что же это.
      Этого не могло быть, потому что не могло быть никогда!
      — Здравствуй Шпилька — глубокий с хрипотцой, немного сипящий голос. Он изменился, в него добавилось свистящих ноток, но это был всё тот же, всё тот же, хорошо знакомый голос.
      — Здравствуй учитель… — Она проглотила скопившийся в горле ком. Этого не может быть, на секунду зажмурится, открыть глаза, но страшная картина, изувеченного человека никуда не делась. Это не может быть ОН, но была уверенность, ошибки быть не может, это именно Энакин Скайвокер…
      — Что-то случилось?
      …
      — Не знаю…
      Слова прозвучали похоронным набатом. Как же так, Эни, как же так! Ужас первых минут, от осознания, насколько сильно пострадал её Энакин, медленно отступал. Наверное, год назад, это могло бы вылиться в полноценную истерику, но слишком многое изменилось. Она уже была другой, слишком много всего произошло за это злосчастный год, но даже так, внутри, почему-то всё обрывалось.
      — Ты помнишь, что мы обещали друг другу, на Джабиме? — ничего кроме решительности в голосе, иначе, иначе он откажется, он слишком гордый. Слишком самостоятельный, слишком учитель…
      — Нет…
      — Ты обещал — не по своей воле, но в её голосе появились рычащие нотки, что делать, хищная натура всегда даёт о себе знать.
      — Ты не понимаешь, я не знаю, что обещал тебе на Джабиме… — в этом голосе было столько обречённости, что она едва вновь не расплакалась. Ну почему так, так несправедливо!
      — Как ты можешь не помнить?!
      — Впервые, я осознал себя уже тут, всё, что было до Мустофара, только отдельные образы, отношение, я не помню того, что было на Джабиме — Сухие, спокойный слова, констатация факта.
      — Что ты делаешь? — Голос учителя звучит удивлённо.
      — Помолчи… — сейчас ей нужна вся её сила, вся концентрация.
      Осторожно взять его голову в свои руки, тело Энакина удивительно горячее. Закрыть глаза, глаза сейчас помешают. Мир привычно замедляется, через кончики пальцев чувствуется биение его сердца. Пахнет болью и потом, а ещё, совсем чуть-чуть, страхом.
      Сила, к её удару невозможно подготовиться, холодной волной пробегает по телу, Сила…. Сила её мастера течёт через неё, резонируя с её собственной силой. Это неожиданно, волнующе, интимно, раньше она не могла бы даже помыслить о таком, но отчаянные времена требуют отчаянных мер. Мастер не закрывается, да и вообще, возможно ли закрыть такое!
      Сила тут везде, мягкая, податливая, нежная. Она ластиться к учителю, словно доверчивый котёнок. Всё та же, подавляющая мощь. Никаких сомнений, это Энакин Скайвокер, Силу не обмануть. Асока позволила себе выдох облегчения, рука, что незаметно скользнула к рукояти светового меча, расслабилась.
      — Я останусь с тобой, и буду помогать тебе во всём….
      … Конец Интерлюдии.
     
      Это было странно, она держала мою голову в своих руках, прижимаясь к моему лбу своим. Это оказалось волнующе, я мог рассмотреть каждую пору на её лице, она была так близко… От неё пахло персиком и чем-то ещё, неуловимым, я прикрыл глаза и вдохнул, пытаясь понять, что это за вкусный запах. И совсем неожиданно, понял, что это её запах.
      Немного смутился, отвёл взгляд от губ, на которых видел каждую трещинку. Коричневый плащ распахнулся, открывая моему взору, такого же коричневого цвета безрукавку. Что ж, у рогатых пришельцев из космоса тоже есть грудь. Взгляд уцепился за небольшой цилиндр на поясе, рядом с которым, слегка подрагивая, застыла рука, когда она успела? Нет, не могли же её пустить со световым мечом в палату?!
      — Я останусь с тобой, и буду помогать тебе во всём… — наконец-то она отпустила мою голову.
      — Почему?
      — Ты думаешь, я смогу бросить тебя? В таком состоянии… — пожала плечами Асока, усаживаясь на мою кровать, отчего полы её плаща разошлись, и теперь можно было наблюдать, что и в том, что касается ног, торгуты ничем не отличаются от людей.
      Я прикрыл глаза, нужно хотя бы минуту передышки, необходимо подумать. Что делать? Что мне делать, что говорить, что думать? А почему мне, собственно, не сказать ей правду… Раз уж начал, какой смысл во лжи?
      — Ты понимаешь, что Император Палапатин- Ситх?
      — Ты отстал от жизни, Эни, эта новость была свежей месяц назад. Сейчас же… — Асока, ненадолго задумалась, покачав перед собой рукой… — Возможно, год назад, это могло произвести на меня какое-то впечатление, но сейчас… знаешь, мне плевать.
      — Но ведь я тоже Ситх?
      — Ты Ситх… — Торгута хихикнула. — И у тебя даже есть страшное Ситхское имя.
      — Дарт Вейдер…
      — Внушает, так вот, Эни, я сейчас разделила с тобой поток Силы…. Ты правда не знаешь! — Неожиданно она вскочила, закружившись по комнате, словно загнанный в клетку лев.
      — Что говорят доктора?
      — Мне ничего, но подозреваю, они не знают о моём состоянии, к тому же, Император…
      — Тебе надо бежать!
      Дверь палаты отъехала в сторону. В помещение, спиной вперёд, буквально влетел ФК001, он прокатился по полу и замер у противоположной стены. Его лицо, было искажено маской ужаса. Порог переступил чёрный сапог и в помещение буквально вплыл Дарт Сидиус. От его горящих красных глаз можно было сейчас прикуривать, возможно, даже не метафорически.
      Асока, перетекла на пол с моей кровати, в её руках, словно по волшебству, появился тот самый металлический цилиндр. С тихим жужжанием, из него выскользнул зеленый клинок, в возникшей вдруг абсолютной тишине меч тихонько гудел, подсвечивая короткими всполохами лицо Торгуты.
      Дарт Сидиус посмотрел на Асоку, совершенно неожиданно тяжело вздохнул, развернулся на каблуках и вышел, чтобы вскоре вернуться со стулом в руках. Император прошествовал в центр помещения, поставил стул напротив моей кровати, и сел, блаженно вытянув ноги. Он даже глаза закатил, от вполне видимого удовольствия, пока моя крыша махала мне ручкой, от всей абсурдности происходящего.
      — Ваше величество… — робкий голосок прозвучал от двери…. В проходе стояла миниатюрная девушка с большой белой папкой в руках. Прикрываясь ею будто щитом, словно надеясь, что этот кусок пластика, может защитить её от всех возможных бед.
      — Проходите, доктор Нимзора, проходите… — Просипел, не вставая со своего места, Император. Девушка нерешительно вошла — И закройте за собой дверь… — От приказа дверь закрылась, отчего доктор вздрогнула.
      Доктор явно не была человеком, ещё один представитель гуманоидной расы. Большие миндалевидные глаза, синеватый оттенок кожи, со странными перламутровыми прожилками, изо лба торчит некое подобие рогов, изгибаясь и уходя за спину. Поверх ее светлой одежды напоминающей некое подобие мантии был наброшен халат.
      — Опусти меч, девочка… — Император выглядел уставшим, и старым…. Его серое лицо, испещряли многочисленные морщины, но глаза смотрели цепко. — Я пришёл не для того, чтобы драться. Твоё появление тут для меня сюрприз, в некотором смысле. Но я доволен…
      — Мастер… — мой хриплый голос, прозвучал в возникшей тишине выстрелом.
      — Ученик… — Император направил свои очи на меня. Мешки под глазами на его бледном лице выглядели весьма жутко. Почему-то, я точно знал, что Палпатин сильно устал. Видимо, последние несколько дней для него были очень и очень насыщенными.
      — Знаешь, когда я получил твоё письмо, я радовался, что у моего ученика, наконец, проклюнулись мозги. — Император закрыл глаза рукой, ссутулившись на своём стуле.
      — Доктор Нимзора, ваш выход, повторите свой доклад, для более расширенной аудитории.
      Под потрескивавший звук включённого светового меча, лёгкое кряхтение ФК001 из угла, девушка встала перед Императором, казалось с каждым шагом она становиться всё более уверенной и собранной, гибкие кончики её рогов подрагивали в такт шагам. А стоило ей открыть свою папку, как человек переменился, куда делась затравленная мышка, нет, теперь это был уверенный в себе учёный.
      — 16.8.10 поступил сенатский запрос, на Анализ информации, связанный с общим развитием макроэкономических тенденций…
      — Давай пропустим вводную часть, переходи к сути…- Девушка кивнула, и начала перелистывать страницы доклада.
      — После проведения необходимых экономических расчётов, полученная теория была признана обоснованной. После чего сводная комиссия начала проектировать виртуальную симуляцию. Целью проводимого исследования было подтверждение или опровержение полученной теории о кризисах перепроизводства в масштабах Галактики. — У меня внутри всё похолодело, ничего не понимающая Асока едва заметно переминалась с ноги на ногу.
      — В результате проведённых симуляций — голос синенькой девушки дрогнул. — Полученные результаты, подтверждают начало грядущего экономического кризиса галактического масштаба. С высокой долей вероятности, тенденции достигнут пиковых значений в течении десяти лет.
      — В результате разрушения базовых экономических связей среди субсекторов, возможна утрата от половины до трёх четвертей всех гипермаршрутов, вспыхивание секторальных войн за ресурсы первой необходимости, общее повышение напряжённости в Галактике… — шуршание переворачиваемой страницы.
      — Падение секторальной торговли приведёт к нехватке мед.ресурса первой необходимости, дефициту бакты, что приведёт к началу волнений в Центральных секторах. Невозможно спрогнозировать последствия дефицита Бакты. — Доктор на мгновение сбилась, откашлялась и продолжила.
      — Экономика Империи просядет на пятьдесят процентов в течение пяти лет, Внешнее кольцо, с высокой степенью вероятности, пойдёт по пути повышения социальной напряжённости. — Короткая заминка, было видно, что девушка, несмотря на всю обретённую решимость, волнуется.
      — Потери населения на планетах с неполным циклом достигнут ста процентов. — С тихим щелчком отключился световой меч.
      — Число населенных планет во Внешнем секторе Империи уменьшится на треть.
      Когда девушка замолчала, в палате возникла гнетущая тишина. Стук упавшего светового меча — это Асока уронила свой клинок, который пыталась повесить на пояс, она никак не могла справиться со своими собственными руками.Меч, с противным металлическим звуком, укатился под мою кровать.
      — Пиздец… — коротко резюмировал я.
      — Давай рекомендуемый метод решения… — И Император рассмеялся, вот только смех у него был какой-то, надрывно каркающий.
      -Коллегия выработала несколько мер, по минимизации последствий экономического кризиса. Первое, наращивание доли перекредитования населения. Второе, отказ от поддержки внешних секторов. Третье, взятие под охрану основных гиперпутей. Четвертое, концентрирование ресурсов в Центральных секторах. Пятое, взятие под контроль основных производителей бакты.
      — Как тебе, Ученик, наши умники, предлагают добровольно выкинуть на помойку добрую половину Империи, ввергнув их в горнило гражданской войны, сами же собирались отсидеться на Корусанте. — Прошипел Палаптин, на секунду по его рукам проскочила искра, в палате запахло озоном, затем Император выдохнул, и продолжил. — Переходи к прогнозируемым потерям в населении.
      — От тридцати до пятидесяти процентов населённых миров Внешнего кольца вымрет или одичает. — Ответила доктор Нимзора.
      — Как тебе такая перспектива, ученик? — Дарт Сидиус поднял голову к потолку.
      — А какое вам, собственно, дело до этих людей? — Прежде чем я успел что-то сделать, Асока задала свой вопрос.
      — Нам, нам, нам… Прямое! Они МОИ подданные! К тому же, ты знаешь, что будет со мной? Да откуда бы тебе знать! Я СИТХ! — Император подскочил со своего стула, и закружил по палате — Как думаешь, каково это, знать, что через каких-то десять лет превратишься в кровожадного маразматика?! Я ХАТТОВ СИТХ! Я черпаю Силу в страстях! А когда половина галактики сойдёт сума, схватившись в кровавом угаре, думаешь меня это обойдёт стороной?
      — Нет, можешь так не улыбаться, деточка! Ваш ОРДЕН тоже не минут весёлые деньки, число одержимых светом джедаев будет исчисляться сотнями, если не тысячами. — Император опять опустился на стул, прикрыл будто бы горящие красным глаза рукой… — Хотя, должен сказать, ваша доктрина — нет эмоциям — позволит уцелеть костяку ордена, так что, есть все шансы на его возрождение.
      — Надо сообщить Совету! — как-то совсем неуверенно проговорила Асока.
      — А что это даст? Пока об этом знают только люди, находящиеся в этой комнате… — просипел Император, не убирая руки от глаз.
      — В этой комнате. — Молодая учёная ахнула и потеряла сознание.
      — Обнародование этих данных, любая утечка, даже хуже, если это будет утечка, всё это приведёт к тому, что свистопляска начнется раньше. В Империи сейчас нет единства, а если это всплывёт, каждый сектор, каждая заштатная планетка, потянется за своим куском пирога. Всё начнется не через десять лет, а уже сейчас. — Голос Императора звучал сухо. Похоже, он озвучивал результаты своих долгих размышлений.
      — Печально, что выводы лежат на поверхности, стоит только потрудиться, сопоставить факты под нужным углом, практически любой, кто умеет думать — я удостоился выразительного взгляда — поймёт, что мы на пороге катастрофы галактического масштаба. — Император замолчал, было видно, что самообладание его на пределе, и ещё чуть-чуть, и одарённый буквально взорвется.
      -Поэтому, нам вчетвером, надо будет придумать способ вытащить галактику из глубокой задницы и попутно спасти наши рассудки? — задал я невесёлый вопрос. Чёрт подери, а ведь это объясняет почти все странности фильма — просто все одарённые разом поехали крышей. Император кивнул, поднял с полу упавшего доктора Нимзору, слегка потряс, но приходить в себя она не собиралась.
      — С руководством экономического университета неудобно получилось, взорвался один из реакторов, питающих центральную энергоцентраль, никто не спасся… — Император поморщился. — Не люблю простые решения, слишком мало времени, и так выводы были в руках этих слизняков слишком долго. — С нескрываемым презрением сказал Император.
      — Они сами подписали свой приговор. Получив на руки результаты, эта кучка мозгоедов не нашли ничего лучше, чем отправить ко мне на отчёт вот эту девочку. Опендюхи опять рассчитывали отсидеться за спиной молодого сотрудника. — Император уселся на стул, усадив Нимзору к себе на колени… Его чёрная мантия ниспадала на пол, капюшон закрывал большую часть лица, на коленях посапывая, сидела синяя девушка, из угла пучил глаза капрал, Асока присела обратно на мою кровать, ну прямо-таки идеалистическая, мать её, картинка.
      — Учитель, какие наши дальнейшие действия? — развеял я вдруг повисшую тишину.
      — Всё просто, ученик, у тебя будет единственная на данный момент задача… — я немного напрягся, голос у Императора звучал зловеще, хотя картину немного портила Нимзора на его коленях. — За полгода, тебе нужно вернуться в строй, и занять вакантное место моей правой руки. Конечно, официально ты останешься генералом, но полномочия буду несколько выше.
      — И это всё?
      — Почему же? — удивился Император. — Ты не сидишь без дела, команду себе начал собирать, похвально. Жаль, что физически — ты инвалид, но это поправимо — к тому же, твои мозги вроде бы не пострадали. Сеанс медленного прожаривания именно то, что было нужно, дабы заставить тебя, наконец-то, думать. Вот и подумай над нашей проблемой.
      — Учитель, неужели у вас нет идей? — Удивился я, и не на шутку, если честно, испугался. Нужно узнать больше.
      — Идеи…- Император зловеще ухмыльнулся… — Война способна отсрочить начало этой свистопляски. Хороший внешний враг, которого можно будет с полной уверенностью ненавидеть всем сердцем. Вот только, ученик, Империи не с кем воевать.

Глава 4

Глава 4 Помогите инвалиду.
      — Твою бога душу мать, двигайся же… — попытка сделать небольшой осторожный шаг вновь увенчалась тем, что я повис на тросах. Тросы цеплялись к небольшой платформе под потолком, которая и удерживала меня от падения.
      — Уже лучше, Энакин… — сказала Асока, без особых усилий в который раз поставив меня на железные ноги. Надо сказать, торгута оказалась удивительно сильной, по себе знаю, что поднимать моё тело, то ещё занятие.
      С момента разговора с Императором прошло две недели, которые вновь почти полностью выпали из моей жизни. Это становится дурной традицией. Доктора, словно закончив разминку, взялись за меня всерьёз, приводя в сознание только чтобы узнать моё самочувствие. Всё это время местная медицина творила настоящее чудо, из прожаренного трупа вылепив полупрожаренный.
      Что же, из того сплошного ожога, который представляла моя голова, получилось лицо, даже не такое уж страшное. С трудом, но в этой бледной морде можно было узнать Энакина Скайвокера. Сравнивая с фотографией, что любезно сбросила мне на датапад Асока, я не находил так уже много общего с тем человеком, что смотрел на меня с экрана. Глаза впалые, посажены глубоко, раньше они у меня были зелёными, теперь радужка какая-то жёлтая. Подбородок квадратный, сильно выражены скулы. Лицо пересекают глубокие морщины. Нос выдающийся, с горбинкой, голова же гладкая как коленка. Никакого даже намёка на растительность.
      Закончив с ожогами, эскулапы вплотную занялись протезированием.
      — Эти чертовы железки, точно функционируют как надо? — возмутился я, пытаясь перевести дух. Две пары металлических клешней, выглядывающих сейчас из надетых на меня синих штанов, смотрелись немного жутковато. Временные протезы повышенной устойчивости.
      Вместо ступней у этой конструкции неизвестного сумрачного гения было подобие куриной лапы, два толстых узловатых пальца и одна большая длинная пятка. Смысл всей этой пытки был в одном — уменьшить срок реабилитации и заодно заново научить меня ходить.
      — Давай ещё шажочек, Эни… — ласково пропела торгута, ну как ей можно отказать, когда она на тебя так смотрит.
      — Ну, что ж, отрицательный результат тоже результат… — улыбнулся я, слегка раскачиваясь на тросах. Жаль, что у меня всё ещё нет рук, но хотя бы ноги начали возвращаться.
      К сожалению, РиТу пришёл к выводу, что даже с моим запасом прочности одарённого, сразу четыре сложнейшие операции по установке нейроинтерфесов, мне не потянуть. Мой многострадальный организм должен достаточно окрепнуть после операций на ногах, чтобы можно было заняться руками.
      К тому же, предстояла долгая и сложная операция, по устранению последствий удара световым мечом, лишившего меня левой руки вместе с частью плеча. Доктора надеялись сохранить достаточно тканей для установки полноценного протеза.
      — И это генерал Республики, отрыжка ранкора! — Возмутилась торгута, снова ставя меня на ноги. Хотя голос грозный, но вижу же, веселится. Мне тоже захотелось улыбнуться, но я подавил в себе это желание, врач запретил. Имплантированную кожу на лице следовало пока поберечь, доктор ясно разъяснил, что излишняя эмоциональность грозит отслоением эпидермиса.
      — Ничего, вот передохну немного и можно будет хоть на танцы, но пожалуй потом… Дай повеситься спокойно, Асока…
      Эта пытка длилась уже второй день, хотя я и делал некоторые успехи, мне они казались слишком незначительными. В среднем, хватало меня на пару неуклюжих шагов. РиТу, что наблюдал сейчас за мной, облокотившись об стену, был заметно доволен даже таким моим незначительным прогрессом. Хотя порой, как-то странно на меня посматривал.
      Надеюсь, на него не нападёт неожиданный приступ вивисекторского безумия, и меня не распластают прямо тут, на полу, для проведения внеочередного вскрытия. Естественно, чисто ради научного интереса. Радовало, что Асока, встанет на пути надвигающегося безумия.
      — Вот освою эти курьи ножки… и куплю себе коня.
      — Коня…— удивилась девушка. — Зачем тебе… конь?
      — Как это зачем? Не по чину это — быть генералом — и без коня. Как же мне двигать в массы идеи революции?
      — Какой такой революции?! — Ну и глазища у неё, так и хочется быть здоровым и немного побалагурить.
      — Мировой…
      Чёрт, не сдержал и всё-таки улыбнулся, щёки пробила болезненная судорога. Как же это хорошо, когда у тебя просто ничего не болит. Голова ясная, а в теле чувствуется хотя бы какое-то подобие сил. Это опьяняет.
      Я с наслаждением слушал как Асока смеётся. Надо сказать, её смех оказался совершенно особенным, звонким, с лёгкими рычащими нотками.
     
      Интерлюдия 4. Магистр Мейс Винду.
      Центральный судебный зал Совета республики, был переполнен, даже несмотря на то что тут, без малого, мог разместиться миллион разумных. В скором времени он должен был стать Верховным имперским судом, но это был вопрос будущего. А сейчас амфитеатр суда бурлил жизнью, сновали мелкие торговцы, продавая с переносных лотков лёгкие закуски и напитки, с трудом пробиваясь через стоящих зрителей между рядами.
      Трансляция всего процесса не велась, поэтому перекупщики неплохо заработали на перепродаже билетов на публичное оглашение приговора по громкому процессу. Билеты на предстоящее событие, даже на стоячие места, были раскуплены.
      Шутка ли, сегодня на платформе в центре зала, парил, удерживаемый силовым полем, магистр, член совета джедаев. Участник покушения на Императора, один из организаторов заговора с целью свержения законного правительства, Мейс Винду.
      Общественные трибуны были полны: высокопоставленные чиновники, артисты, бизнесмены, в предвкушении ёрзали на своих местах. Мелкие торговцы довольствовались возможностью постоять в проходах. Канцлерская ложа тоже была полна. Построенная во времена, когда республика была не столь огромна, трибуна не могла вместить всех сенаторов, желающих посетить процесс. Поэтому многим из законотворцев пришлось довольствоваться возможностью постоять на оглашении приговора суда.
      Магистр джедай спокойно исполнял главную роль, в этом представлении. Все, кто знал его лично, заметили, что выглядел он болезненно. Кожа выглядела какой-то серой, глаза ввалились, правая рука отсутствовала по локоть. Обычно опрятная одежда была грязной и потрёпанной, в некоторых местах на джедайской робе были заметны подпалины.
      Свет от окружающего его силового поля подсвечивал фигуру синеватым, придавая ему ещё более болезненный вид. Магистр оказался единственным непосредственным участником заговора, которого удалось задержать.
      Но стоит отметить, сложностей с его поимкой не возникло. Гордый джедай, переживший падение из кабинета Императора с высоты нескольких километров, сам сдался в руки правосудия. На протяжении всего процесса Винду держался спокойно. Он ждал трибуны, но слушатели оказались глухи к его речам и доводам, а улики были неоспоримы. Да и сам обвиняемый не особо отрицал свою вину, поэтому процесс был быстрым.
      Население отнеслось к суду по-разному, кто-то откровенно зубоскалил, пророча Магистру незавидную судьбу, другие же сочувствовали. Равнодушных не было. Особенно были заинтересованы в вынесении приговора сенаторы, они закономерно рассматривали покушение на Императора как прямое посягательство на собственную власть.
      Они сделали всё, чтобы джедай получил как можно более суровый приговор. Представителей от джедаев просто не допустили к процессу, сославшись на их заинтересованность. Даже сенаторы, обычно лояльные Ордену, предпочли промолчать.
      Наконец, голографическое поле, скрывающее ложу судей, спало, видимо коллегия приняла какое-то решение. Адвокат подсудимого выглядел недовольным, что лишало надежды немногих сочувствующих магистру.
      Судья прокашлялся, готовясь взять слово. Корусант пропустил вдох в ожидании, в этот миг миллионы и миллионы разумных прильнули к своим голоэкранам.
      — Подсудимый… — Судья, старый морщинистый человек с мутными, водянистыми, словно рыбьими, глазами, пожевал губами, поднял свой взгляд от документов и посмотрел на джедая. — Вас обвиняют в попытке государственного переворота и в покушении на жизнь Императора. Вам понятна суть обвинения?
      — Да… — последовал короткий ответ, магистр Винду был спокоен. По залу разнёся мерный гул, люди начали перешёптываться, к видимому неудовольствию судьи.
      — Вы признаёте себя виновным? — Нахмурил свои кустистые брови судья.
      — Нет, мы боролись с Ситхом, узурпировавшим власть в Республике.
      — Значит, попытку покушения на Императора Шива Палапатина, обвиняемый не отрицает! — довольно заявил со своего места прокурор. Обвинитель был клоном, в чёрной форме с белыми эполетами. Он выглядел полностью довольным, и это его довольство не несло магистру ничего хорошего.
      — Суд постановил, — начал судья. Признать обвиняемого, магистра Ордена джедаев Мейса Оферина Виндуви…
      В это мгновение силовое поле, удерживающее магистра на платформе, мигнуло, а затем пропало. Несколько мгновений удивленный джедай стоял на месте. Зал, в едином порыве охнул. Первым очнулся одаренный. Сальто назад, и вот Мейс уже падает с платформы вниз.
      Охранники поспешили встать на его пути, но тут, же были расшвыряны, словно тряпичные куклы. Неожиданно, освещение на титанической арене, так же как до этого силовое поле, коротко мигнуло, и погасло.
      Зал погрузился в полумрак, раздались испуганные крики, на трибунах зародилась паника, напуганные люди кинулись к выходам, сметая на своём пути немногочисленных охранников. Образовалась давка, по залу разнеслись крики затаптываемых толпой.
      Конец Интерлюдии.
      В кабинет к Доктору РиТу меня заносили, Асока держала с одной стороны, ФК001 с другой. Я старался, по мере своих куцых сил, им помогать. Получалась средненько. Если бы ещё не боль в рёбрах, оттого, что увлекшаяся Торгута слишком крепко стиснула меня. Нет, у неё не руки, а какой-то гидравлический пресс, но это лучше, чем передвигаться в гробу на колёсиках.
      Доктор вышел из-за стола, помогая усадить меня на некое подобие кресла-лежанки. В кабинете, помимо него, находился ещё один разумный.
      В углу сидел невысокий плотный инопланетянин, незнакомой мне расы, его короткие ножки с массивными ступнями, были обуты в некое подобие домашних тапочек. Непропорционально длинные руки, с тонкими пальцами казались чуждыми на таком теле. Большая, несколько приплюснутая голова, череп вытянут далеко назад. На меня, не мигая, спокойно смотрели большие, широко расставленные голубые глаза, прикрытые массивными морщинистыми веками, нос был небольшой, курносый. Серокожее существо явно предпочитало костюм Адама.
      — Здравствуйте, Энакин Скайвокер… — видимо существу надоело, что я так бессовестно на него пялюсь.
      — Приветствую, к сожалению, мы не представлены. — Ответил я серому. Любопытно, кого-то он мне сильно напоминает, вот только кого?
      — Инженер биомеханик Трайн Кирк — представился он. (Какое пафосное имя, для такой-то внешности!) — Ваши протезы — моя работа.
      — Надеюсь на вашу компетентность… я бы пожал вам руку, но… — я хотел было улыбнуться, но вовремя вспомнил, что делать этого нельзя.
      — С моей помощью, не сомневайтесь, ещё пожмёте… — ответил Кирк и его веки заморгали просто с поразительной частотой. Наверное, эпилептик прямо тут получил бы припадок, от такого-то зрелища.
      — О, за компетенцию доктора Кирка не волнуйтесь. Могу вас заверить, если он и не лучший биомеханик в галактике, так один из лучших… — С маниакальным блеском в глазах, начал говорить РиТу, но его хвалебная тирада была остановлена самим объектом восхваления.
      — Оставим это. Я бы хотел, как можно раньше приступить к работе, но для начала нужно услышать ваши пожелания, генерал Энакин Скайвокер, или лучше — Дарт Вейдер? — проговорил инженер, его лицо странно сморщилось, но мне упорно казалось, что это он так улыбается.
      — Раз вы знаете, кто я, и представляете специфику будущей работы, предпочту довериться мнению профессионала. Ну, а что я ещё мог сказать. Нет, конечно, можно было потребовать невебическую вундервафлю вместо левой руки, но весь мой куцый опыт говорил, что если кто-то становится в своём деле лучшим, это означает нечто большее, чем просто хорошее знание своей профессии.
      — А если я предложу вам генератор дефлекторного щита в задницу вставить, тоже согласитесь? — Трайн Кирк вновь быстро-быстро замигал своими массивными веками.
      — Ну, если вы обоснуете необходимость его установки, именно в это место, значит, так тому и быть… — Я слегка поморщился от боли, когда не сдержал улыбку, но постарался быстро исправиться, пока доктор не заметил.
      — Хорошо… — в голосе инженера послышалось удовлетворение, он уставился на меня своими глазищами, от этого взгляда стало слегка неуютно. — На позвоночный столб необходима установка внешнего экзоскелета, это позволит разгрузить позвоночник и избежать проблем в будущем.
      В воздухе появилась схематичная голограмма человеческого тела, повинуясь движениям рук Кирка, она развернулось к нам спиной, и на наших глазах спину голографической модели покрыло некое подобие сегментированной гусеницы. Полностью закрыв позвоночник своими короткими лапками, она обнимала его, начиная от копчика и упираясь мощным полукруглым щитком в основание черепа.
      — Это нужно будет обслуживать? — Конструкция, которую доктора намеривались мне имплантировать, выглядела страшновато.
      — Конечно, но с рутинной проверкой внешних узлов справится любой медицинский ремонтный дройд, разве что раз в два года, нужно будет посещать специалиста для полного техобслуживания. Процедура конечно не дешёвая, зато быстрая.
      — А без этого никак нельзя обойтись? — Слегка подавленно спросила Асока, надо сказать с того момента, как мы оказались в кабинете, она вела себя необычно тихо.
      — Можно. Вот только нормально ходить ваш друг уже не сможет, ну и пользоваться левой рукой. Раны от светового меча всегда тяжёлые, так как кость содержит недостаточно жидкости, то когда лезвие проходит, прожигая кость, она выгорает. Весь мой опыт говорит, что плечевой сустав сохранить не удастся, к тому же придется ампутировать часть лопатки и ключицы.
      — Простите… — сконфуженно произнесла Асока, запахивая полы своего серого плаща, как будто стараясь спрятать меч. Грёбанное оружие, другой, более цивилизованной эпохи.
      — Трайн Кирк, если вы считаете это необходимым, я согласен… — сказал я, перебивая Асоку, в конце концов, оружие, это только оружие.
      — Не ожидал от вас такой покладистости. Тогда я откланяюсь, дорогой мой пациент. Вы не пожалеете об оказанном доверии, — инженер быстро засобирался, и смешно переваливаясь с ноги на ногу, вышел: пришлось приложить изрядные усилия, чтобы не улыбнуться от такого зрелища.
      Доктор всем видом показывал, что разговор ещё не окончен.
      — Пожалуй, дальше нам лучше побеседовать с глазу на глаз… — начал РиТу и выразительно посмотрел на моих спутников.
      — ФК001, Асока, оставьте нас…- коротко приказал я. Асока состроила недовольную рожицу, но все же, вышла без пререканий.
      Доктор молчал, и это молчание потихоньку начинало меня беспокоить. Не замечал я за местными специалистами эдакой деликатности. Сейчас же было видно, что врач не знает с чего начать, и это потихоньку начинало меня нервировать.
      — Я хотел бы затронуть весьма деликатную тему. Вы же знаете, вы очень сильно обгорели, особенно пострадали ваша спина, ягодицы, живот… — РиТу замолчал, будто собираясь с духом, как-то совсем неожиданно, пришло понимание — врач боится.
      — Продолжайте, доктор. Всё в порядке, я знаю, вы сделали все, что было возможно.
      — Нам пришлось ампутитировать ваши гениталии… — земля перевернулась… Точнее не совсем земля, это доктора выдернуло из кресла и перевернуло вверх тормашками.
      — ЧТО!!! НО КАК ЖЕ! — мой голос, казалось, живёт своей жизнью, лицо заболело от того, что я даже не пытался обуздать эмоции.
      — Это функциональный протез, но не волнуйтесь… — РиТу тихо захрипел, схватившись за шею.
      — НЕ ВОЛНОВАТЬСЯ! ВЫ МЕНЯ КАСТРИРОВАЛИ! — голос гремел, в висках стучала кровь.
      — Это не навсегда… — с трудом выдавил из себя врач. Всё вокруг плыло, кабинет то приближался, то отдалялся. В голове шумело, где-то в глубине стоял лютый мороз. Холод будто бы потёк по моим жилам, принося какое-то странное удовольствие.
      — Не навсегда? — я повернулся к РиТУ, который беззвучно открывал и закрывал рот. Оказалось, что я не только встал, но и уже несколько минут сомнамбулой расхаживаю по кабинету. Точнее, как расхаживаю, переваливаюсь, с одной металлической лапы на другую, чёрт подери, а меня ещё смешила походка инженера!
      — Да… — прохрипел доктор…
      Приложив всё своё самообладание, я осторожно перевернул доктора в нормальное положение и опустил обратно в кресло. Чёрт, это оказалось неожиданно сложно, врач упорно не хотел опускаться. Не знаю, какую такую астральную мышцу я задействую, но она словно бы начала зудеть.
      — Мы поместили ваши гениталии в регенеративную камеру, конечно, урон ваши органы получили очень значительный, но графики процесса восстановления показывают, что через год-два, при сохранении текущего темпа восстановления, можно будет произвести реимплантацию. — осторожно потирая шею ответил РиТу, всё ещё с опаской на меня поглядывая.
      Что же, об утренней проверке систем, на как минимум на год, можно забыть, а Император, в буквальном смысле, держит меня за яйца.
      ***
      В большом, обычно шумном тренировочном зале, было относительно тихо. Множество футуристического вида тренажёров, впервые за многое время, отдыхали. Обычно тут шли занятия для выздоравливающих солдат. Сейчас это просторное помещение выделили нам с Асокой для тренировок.
      Точнее, готовилась к тренировке непосредственно одна торгута, я же сидел на небольшом стуле и вновь делал вид, что медитирую. Пока всем моим успехом на поприще медитации был вполне здоровый сон. Надо сказать, с этим делом у меня был полный порядок. Я мог спать в любом положении, в любой ситуации, стоило только начать медитировать.
      Асока сидела на коленях в центре зала, её глаза были закрыты, грудная клетка мерно вздымалась и опускалась, казалось, она выбивает какой-то ритм. Торгута слегка покачивалась из стороны в сторону, движения были плавными и размеренными, это завораживало.
      Когда-то в далёком детстве я был в цирке и видел укротителя змей, так вот, кобры, поднимаясь из его мешка, двигались точно так же. В их завораживающей грации чувствовалась смертельная опасность ядовитого хищника.
      Момента, когда Асока оказалась на ногах, я не увидел, она словно бы перетекла из одного положения в другое. Серый плащ остался лежать на полу. Асока застыла на одном месте, слегка покачиваясь из стороны в сторону.
      Её напряжённые мышцы контрастно выступали по всему телу. Торгута оказалась весьма мускулистой девушкой. Сильные руки, мощные плечи, ноги в облегающих штанах. Это была стать профессионального гимнаста или скалолаза. Обычно это не бросалось в глаза, но сейчас, по ней можно было строить анатомический атлас.
      И вот, Асока, наконец, сделала шаг, отростки на её голове разлетелись в стороны, полупируэт, уход в строну, серия коротких ударов руками. Её движения были больше похожи на танец, чем на бой. С тихим гудением в её руках появились мечи, я не успел заметить, когда она сняла их с пояса.
      Зеленые мечи творили в воздухе замысловатые дуги, пока Асока кружилась в эпицентре вороха из зелёных огненных колец. Мечи двигались быстро, ноги девушки двигались ещё быстрее. Никаких прыжков — всегда хотя бы одной ногой она касалась пола, отчего складывалась ощущение, что она парит над ним.
      Я выпал из реальности, увидев расплывчатую серую тень, с которой сейчас отчаянно сражалась торгута, и надо сказать, она проигрывала. С каждым шагом, с каждым взмахом светового меча, тень одерживала победу. Она теснила Асоку, заставляя ту отступать, кружить, тень же наносила свои удары, не сходя с места. Тень была сильней.
      Два коротких удара, один сверху, второй снизу, и всё закончилось… Однако, девушка даже не запыхалась после этой стремительной пляски. Всё же одарённые — монстры.
      — Как тебе, Учитель? — Спросила меня Асока, подбирая с пола плащ. Она явно красовалась, всё ещё двигаясь, как перегревшаяся на солнце кошка.
      — Красиво, но ты проиграла… — ответил я.
      — Вы заметили!? Удивительно, но ведь увидеть теневого противника можно только… — торгута замолчала и как-то смущённо посмотрела на меня своими синими глазами, её щёчки немного побледнели, и я неожиданно понял, что она так смущается. Странно, она не стеснялась своего весьма откровенного облегающего одеяния под плащом, а сейчас что изменилось?
      — Не важно… Как ваша тренировка?
      Я пожал плечами, и, не говоря ни слова, поднял в воздух один из тренажёров, оставляя его неспешно плыть. К сожалению, это был пока мой единственный успех. Телекинез получался у меня легко и непринуждённо, чего нельзя было сказать о скорости. Предметы плыли в пространстве удивительно медленно, плавно, и даже немного печально.
      — Как ни увижу, не перестаю удивляться… — прошептала себе под нос Асока. Не понимаю, что здесь такого. Удивительной была тут только она: танцевала добрый час с мечами, и даже не вспотела.
      — Силовой толчок у меня всё так же не получается — попытался пожать плечами я, это тоже получилось не очень. Я испытывал некоторый скепсис по отношению к этому умению. Нет, возможность оттолкнуть от себя противника, это здорово. Однако, в моём случае, это меня никак не спасёт.
      Толчок, который получает жертва, должен быть мощным и резким, чтобы заставить одарённого хотя бы отступить. В моем исполнении этот приём был скорее похож на постепенное, постоянно усиливающееся, давление. Асока говорила, что это словно идти против ветра.
      — Ничего, мастер, зато у тебя получаются другие удивительные вещи. Знаешь, способность навсегда подвесить предмет в воздухе в Ордене считается утерянным!
      — Какое счастье, то-то враги удивляться!
      — Какие враги? — слегка удивилась и насторожилась Асока.
      — Ты, правда, ничего не понимаешь? — я не на шутку удивился. Ну, не может же она быть настолько наивной, или может?
      — Война закончилась. Ситхи нам больше не враги, Торговая федерация полностью и безоговорочно капитулировала… — пожала плечами торгута, состроив умилительную рожицу.
      Я прикрыл глаза, размышляя, одновременно с некоторым усилием возвращая тренажёр на его законное место. Стоит ли ей рассказать обо всех тех выводах, к которым пришел. О том, что мирных дней у нас не будет?
      Она ведь не понимает, даже сейчас, несмотря на то, что знает, с чем нам предстоит бороться. Не понимает, что эта борьба, возможно, будет пострашнее той войны, на которой этому ребёнку непосчастливилось вырасти. Да, она выросла на этой войне, её навыки на ней отточились, но там, хотя бы, был враг, против которого можно было сражаться, у нас же не будет такого счастья.
      Пусть ещё немного побудет в неведенье, принял я решение, глядя, как торгута, направив руку на тренажёр, поднимает его в воздух, и как с оглушительным грохотом он падает обратно, стоит ей отвести ладошку в сторону. Асока забавно хмурится, но при этом не перестает улыбаться. Что же с ней такого случилось, что она предпочитает проводить время в компании калеки?
      Торгута посмотрела на дверь, затем та отъехала в сторону, и в помещение в своей новенькой, отглаженной чёрной форме, вошёл ФК001. Адъютант ухмыльнулся Асоке, та поспешила отвернуться; до сих пор не перестаю удивляться, насколько выразительное на эмоции у неё лицо.
      — Разрешите обратиться, сэр.
      — Говори. И я повторяю тебе: без посторонних можно обойтись без уставщины… Капрал посмотрел на меня с явным недовольством.
      — Отчёт, что вы затребовали, готов. Каковы дальнейшие указания? — и выразительно посмотрел на Асоку.
      — Брось ФК001, какая она посторонняя!
      — При всём уважении, сэр, но лейтенант-коммандер Тано всё ещё не восстановлена в звании на действительной флотской службе. — Вот же Имперский крючкотвор! С другой стороны, эта его въедливость, действительно открыла мне серьёзную проблему, о решении которой нужно позаботиться.
      — ФК001, ты не мог бы подготовить необходимые документы? И ещё, капрал, может быть тебя называть как-то иначе, просто ФК001 каждый раз — не слишком удобно…
      — При всём уважении, сэр, можно я буду называть вас Сковородкой? — подняв бровь, спросил капрал. Асока тихонько прыснула в кулачёк. И прошептала себе под нос: — Ну, я же говорила…
      — Просто мне будет так удобнее, сэр, нет, вы конечно можете мне приказать, вот только ФК001 — это моё имя, данное мне при рождении. Сэр!
      — Прости ФК001, был не прав…
      — Ничего ско… сэр, я пойду готовить документы, думаю, к вечеру закончу, — капрал развернулся на пятках и спешно покинул помещение.
      — Мастер Сковородка, как тебе это вообще в голову взбрело… — бесшабашно рассмеялась торгута.
      — Да, неудобно получилось…
      ***
      — Давай за Йоду… — Асока направила ложку в мой рот, она веселилась, похоже это её нормальное состояние. Меня же радовало, что я, наконец, могу есть что-то относительно твёрдое. При этом сам! Процедура, когда тебе в рот вставляют трубку и подают через неё, прямо в желудок, питательную субстанцию, не слишком хороша.
      Странная оранжевая субстанция была удивительно вкусной. Можно сказать, что ничего вкуснее в жизни до этого я не ел. Хотя, если учесть что это был мой первый самостоятельный приём пищи, в этом теле, то это было недалеко от правды. Не знаю каким образом докторам удалось устранить ожоги полости рта и носа, но я был за это им очень благодарен.
      — Эй — воскликнул я, когда Асока проигнорировала мой уже открытый рот.
      — Вкусно же… — перевернув ложку, она смачно облизала её с другой стороны, длинным гибким языком, закатив глаза от вполне видимого удовольствия. Сластёна.
      — Я знаю, что вкусно, но это моё! — лёгкое усилие, и тарелка вылетает из рук торгуты и повисает под потолком.
      — Не будь жадиной, мастер… — погрозила мне ложкой Асока и попыталась тем же способом опустить тарелку, и ничего у неё не получилось.
      — Эм, странно… — в голосе девушки послышались нотки удивления, она закрыла глаза, направив на тарелку руку. Сосредоточилась, и вновь у неё ничего не получилось.
      — Не получа-а-ается… — как-то совсем обижено протянула Асока, ложка заплясала в воздухе над её ладошкой, будто бы она хотела убедиться, что Сила всё ещё подчиняется ей.
      — Так-то! Будешь знать, как красть чужую еду! Но так уж и быть, я поделюсь, — улыбнулся я, направляя своё внимание на злосчастную тарелку. Но меня тоже ждал конфуз, я не смог опустить её обратно на бренную землю.
      Тихо посмеиваясь, торгута по-кошачьи взгромоздилась на кровать, сгруппировалась, подпрыгнула, и, уцепившись за тарелку, повисла на ней. Для меня, как и для Асоки это оказалось полной неожиданностью. Несчастный судок даже не шелохнулся, когда как торгута начала извиваться в попытке его раскачать.
      С тихим вздохом, я отлевитировал к себе коммуникатор, внутреннее надеясь на то, что он так же не залипнет в воздухе.
      — ФК001… — проговорил я, выбрав нужного адресата.
      — ФК001 слушает… — раздался спокойный голос.
      — Хотелось бы попросить добавки к завтраку… — озвучил я свою просьбу.
      — Добавки… — удивлённо раздалось в комме, а потом, на грани слышимости… -там же почти три тысячи килокалорий… Хорошо, сэр, будет исполнено.
      Когда в палату зашла медсестра с подносом, я ощутил себя набедокурившим школьником. А как она посмотрела на зависшую над моей кроватью тарелку. Мне оставалось лишь виновато улыбаться, благо РиТУ разрешил. Как жаль, что отражающаяся в зеркальной стене улыбка, больше напоминала оскал.
      …
      Сердце билось как очумелое. Я проснулся. Ночь, палата едва-едва освещалась желтоватым светом. Кое-как я поднялся, мои «курьи ножки» с металлическим звуком опустились на пол. В горле пересохло… Откуда же это безумное ощущение тревоги, страха, паники? Что-то требовало немедленно бежать… прямо сейчас, не теряя ни минуты!
      Поднявшись, я заковылял к двери, но едва успел до неё добраться, она отъехала в сторону, в помещение, едва не сбив меня, вбежал ФК001. В руках он держал массивный бластер, довольно грозного вида, в дополнение к небольшому пистолету у него на поясе.
      — Сэр, нам надо уходить! Немедленно! — В дверях маячили фигуры солдат в белой броне. Они тихо переговаривались, взяв дверь в «коробочку».
      — Где Асока?!
      — Лейтенант-коммандер Тано… — Капрал на секунду задумался, взглянул на небольшой прибор на своём запястье. — Она держит проход, быстрее, сэр.
      — Сэр… охранный пост номер три перестал отвечать… сэр, у нас нет больше времени. — Солдат вошёл в помещение, и особо не церемонясь, ухватив меня за талию, потащил на выход.
      — Кто на нас напал? — попытался я прояснить ситуацию. — Сколько их? — Чувство холода в животе медленно распространялось выше.
      — Нападавший один, заговорщик из числа джедаев. Пост номер два успел опознать его, до того, как с ним пропала связь. Это Мейс Винду…

+4

3

Глава 5

Глава 5 Беги, самка собаки, БЕГИ!
       Интерлюдия 5. Император Шив Палпатин.
      В дверь своей квартиры Император ввалился, мысленно благодаря Силу, что его резиденция ещё не готова. Усталость застила глаза, очередное заседание Имперского сената больше походило на бой, и не с кем-нибудь, а как минимум с грандмастером Йодой.
      Участники Хайдианского большинства, во главе с этим выскочкой Бейлом Органой, вновь заблокировали принятие конституции его Империи. Как жаль, что не удалось привлечь Органу за связь с Оби-Ваном Кеноби, скользкий, как тойдарианец, сенатор, смог выкрутиться.
      Плащ упал Императору под ноги, и он с удовольствием потянулся. Ничего, им займется дройд-секретарь. Из второй спальни в коридор выглянула твилечка, и с явным недовольством посмотрела на него.
      — Ну, здравствуй… — девушка была заспанной, и сейчас в белой пижаме смотрелась по-домашнему. После двух недель проживания под одной крышей, никакого почтения перед ним у неё не осталось. Сложно сохранять почтенный вид по утрам, в одном исподнем.
      — Что же так неприветливо, доктор Нимзора? — стягивая с себя сапоги, спросил Шив Палпатин. В будущем от её отношения могут возникнуть проблемы.
      — А как должен относиться пленник к своему пленителю? — с лёгким вызовом в голосе спросила девушка.
      — Почему же сразу к пленителю, — негромко проговорил Император, отбрасывая опостылевший сапог в сторону.
      — Вы просто у меня в гостях, с пленниками я обращаюсь несколько иначе. — Протокольный дройд, подал большой синий халат, домашние тапочки манили к себе уставшие за день ноги.
      — Скажите ещё, что я могу покинуть вас в любой момент, — с явно слышимым сарказмом в голосе, проговорила Нимзора.
      — Нет, как радушный хозяин я просто обязан вас задержать, — осторожно улыбнулся император, после десятка пластических операций, лицо всё ещё не обрело былую подвижность.
      — Не хотите пропустить по стаканчику хорошего нубианского бренди? — щедро предложил он, учитывая удалённость Набу и цену за бутылку.
      — НЕТ! — воскликнула девушка и удалилась обратно в комнату, громко хлопнув антикварной дверью.
      Император поморщился, неосторожное обращение с хорошими вещами он не оценил. Шив Палпатин улыбнулся, мысленно, не решившись более потревожить лицо, иногда самородки просто сами вплывали в его руки. Какая всё же решительная девушка!
      — Ну и зря, — шаркая по полу подошвами тапочек, император направился в свой кабинет: там, в холодке, в баре, лежала заветная бутылочка.
      Кабинет, в его большой для перенаселённого Корусанта, квартире, был, однако совсем небольшим, по-уютному домашним. Налив себе полный стакан бренди, Император перед сном, привычно взялся проверять личную почту.
      — Так, так, так… ученик решил чем-то порадовать учителя… — мысленно улыбнулся Шив Палпатин, слава Силе, что нет ничего срочного, и можно будет ещё немного выпить, помедитировать и, отправиться, наконец, спать.
      — Проект Конституции Первой Галактической Империи… — в тихом шоке прочитал название письма Шив Палпатин. Похоже, Дарт Вейдер взял за правило шокировать Императора. Пожалуй, начни его световой меч отплясывать на столе, это удивило бы его меньше. Как опытный политик, Палпатин, быстро отошел от первого шока. В последнее время у Дарта Сидиуса было не так уж много поводов, чтобы посмеяться.
      — Мы, многовидовой народ Галактической Империи… хм-м… звучит неплохо, даже удивительно неплохо, — отпивая из бокала коричневый терпкий напиток, проговорил Император. Похоже, чтиво будет занятным, может быть, можно сегодня позволить себе больше одного стакана? Палпатин с некоторым сомнением посмотрел на бар.
      — Наименование Первая Галактическая Империя и Империя — равнозначны. — А! Вот это хорошо, — император закрыл глаза и позволил себе улыбнулся. — Да, пожалуй, это можно и позаимствовать…
      — Гражданин Империи. Его права и свобод… ну да, ну да, у меня тоже что-то подобное есть, только для подданных. — Император приложился к стакану, переводя взгляд на следующую строчку. Неожиданно его глаза выпучились, он попытался вдохнуть, горло обожгло, кабинет покачнулся. Император ухватился за горло в бессильной попытке вдохнуть, покачнулся и свалился с кресла, царапая ногтями горло. Его мир померк.
     
       Конец интерлюдии
     
      В коридоре, куда вытащил меня солдат, было полно народу. Больше двадцати пяти человек обступили полукругом небольшую, левитирующую над полом платформу. На эту платформу меня и усадили, четверо бойцов в броне взялись за рукояти по обе стороны от платформы и мы буквально понеслись по коридорам.
      Солдаты волновались я это чувствовал, некоторые даже были напуганы, но в них была какая-то мрачная решимость.
      — Где она? — я старался перекричать топот множества ног.
      — Второй сектор… она держит проход, во второй сектор, — на бегу прокричал в ответ ФК001.
      Асоку я увидел первым, со своего возвышающегося над спинами солдат места. Она стояла спиной ко мне, смотря куда-то дальше в коридор. Её клинки рассеивали сумрак, подсвечивая фигуру зловещим зелёным светом. Асока обернулась, и наши глаза встретились. Торгута была напряжена, но стоило нам достигнуть перекрестка двух коридоров, она заметно расслабилась. Клоны обошли её, уступив место у одной из ручек моих носилок.
      — Почему Мейс Винду хочет тебя убить? — это был первый вопрос, который Асока задала мне, стоило ей оказаться рядом. В её голосе смешалось беспокойство, недоверие и страх.
      — Может быть потому, что я отрубил ему руку… — прокричал я, топот в коридоре стоял оглушающий.
      — Ты отрубил Мейсу Винду руку?! Нет, он, конечно, тот ещё засранец, но руку, ЭНИ! — воскликнула торгута. Она бежала легко и непринуждённо, в отличие от солдат, что довольно тяжело дышали рядом.
      — Он хотел убить Императора…
      — Эни, ты дурак… если уж взялся, надо было рубить голову, — проворчала торгута, но больше спрашивать ничего не стала. Коридоры и лестницы сливались в окутавшем комплекс полумраке. Солдаты периодически менялись у ручек гравиносилок.
      — Мне кажется? Или штурмовиков стало меньше… — с каждой минутой, топот сапог становился всё тише.
      — Он догоняет — коротко, сберегая дыхание, ответил ФК001.
      В этот самый момент я почувствовал, как будто мне воткнули в живот раскалённый до красна прут, казалось, я могу слышать, как плавится на его поверхности моя плоть. Отвратительно тошнотворный запах горящего мяса перебил дыхание. Несколько секунд я просто не мог выдохнуть. Асока поморщилась, бросая опасливый взгляд назад. Солдаты, словно тоже что-то почувствовав, побежали быстрее.
      — Долго ещё?
      — Надо добраться до запасного охранного поста… там собственный источник энергии… и мощные силовые щиты… мы… возможно… сможем отсидеться… до тех пор… пока… не придёт… помощь, — с трудом проговорил ФК001, он заметно запыхался, окружающие солдаты, дышали всё тяжелее.
      Двоё бегущих впереди солдат кивнули друг другу и остановились. Они развернулись лицом к проходу, тихо начиная подготовку к безнадёжному бою. Мы обогнули их, и даже не притормозив, полетели дальше по коридору.
      С каким-то неожиданным удивлением, я понял, что от когда-то многочисленного отряда, осталось всего четверо солдат в белой броне. Казалось, только десять минут назад, по коридору бежала целая толпа. А сейчас осталось только четверо. Грудь, спина, голова, шея — они болели, странной, затаённой внутри болью.
      — Долго ещё?
      — Нет… — коротко ответила Асока. Она была необычно серьёзна и напряжена.
      Наконец бесконечный коридор закончился, и мы добрались до, даже на вид, мощной двери. Дверь была закрыта, рядом с панелью горели несколько красных индикаторов…
      — Твою… — громко выругался ФК001, срываясь со своего места у моих носилок, опускаясь на колени, перед небольшим пультом управления. Солдаты отступили вглубь коридора, двое опустились на колени, двое, остались стоять, держа на прицеле единственный проход.
      Совершенно неожиданно, жёлтое лезвие светового меча озарило мрак в дальнем конце коридора. В бликах жёлтого света фигура человека была почти неразличима. Клоны открыли огонь. По коридору с безумным воем полетели смертоносные пучки красной энергии. Вот только человек на том конце коридора, даже не притормозил. Казалось, красные лучи нисколько его не трогают, те, немногие, что всё же долетали до него, он отбивал, своим световым мечём.
      — Ну, давай же… — прошипел себе под нос ФК001. — Хаттова блокировка…
      Я ощутил удар в грудь, из лёгких словно выбили весь воздух, на глазах выступили слёзы, сердце пропустило удар — это умер солдат, проткнутый Мейсом Винду насквозь. Второй штурмовик погиб почти безболезненно, поток звездного света отделил его голову от тела. Шея, казалось, покрылась изморозью…
      — УМРИ, ДЖЕДАИСКАЯ ПОГАНЬ! — взрыв поглотил фигуру последнего, всё ещё живого солдата… Яркая вспышка, и натуральная огненная стена летит по коридору. Да сколько же у него было взрывчатки? Боль во всём теле, писк, радостный возглас ФК001, звук поднимающейся тяжёлой двери, несколько шагов, и мы в безопасности…
      Бронедверь упала гильотиной, разрубая надежды, захлопнувшись за спиной высокого чернокожего человека. Его одежда слегка дымилась, но сам джедай, видимо, был невредим. В левой руке Мейс Винду сжимал странного вида, жёлтый световой меч. Корпус устройства был оплавлен. Чёрнокожий улыбнулся, показывая идеальные белые зубы.
      ФК001 вскинул бластер, удар. По коже пробежал холодок, боль в спине и шее, капрал пролетел с десяток метров, и его буквально впечатало в стену, он сполз по ней, оставив на стене небольшое красное пятно.
      — Вот и пал последний твой защитник, ситх… — джедай выразительно посмотрел на Асоку из-под бровей и вновь улыбнулся. Спина болела, живот дергало, на шею словно набросили аркан. Неужели всё кончено?
      Он сделала шаг, Асока активировала меч, затем второй, низко приседая, заведя клинки за спину, опускаясь в странную низкую позу. Плащ соскользнул с её плеч на пол. Теперь на пути джедая стояла только она. Её фигура в сравнении с чернокожим казалась маленькой.
      — Стойте…
      — Я пришёл не для того, что бы разговаривать с тобой, ситх, — магистр поднял меч, застыв в картинно странной позе.
      Они оба были неподвижны, словно сейчас между ними шел незримый, невидимый бой. Когда он закончится, кто-то умрёт. Сражение двух джедаев — победителей не будет, будет живой и мёртвая. Что делать?
      Сказать ему, что я не ситх? Вот только я чувствовал, что это не совсем, правда. Солгать одарённому нельзя — он учует ложь, с точностью, недоступной никаким детекторам лжи.
      — Хорошо… — спеша, пока терпение Асоки не иссякло, и она сделает шаг к своей гибели, сказал я. Просто очень хотелось жить. — Асока отойди…
      — Но учитель… — она всхлипнула и не сдвинулась с места. Мейс Винду, если и был удивлён, не показывал этого.
      — Тебе его не победить, ты же знаешь… — мягко сказал я девушке. Как жаль, что успел так мало, но сегодня было уже достаточно смертей. Кем я буду, если позволю и ей умереть здесь за меня?
      — Нет! — её голос практически сорвался на рык.
      — Асока, это не просьба… — сталь, которой никогда до этого не было в моём голосе. Откуда это?
      Медленно, очень медленно, она поднялась. Мейс Винду выключил меч, она тоже отключила свои клинки. Но с места так и не сошла, она пыталась строить грозный вид, но получалось у неё откровенно плохо. Мышка надувается перед удавом, вот только судьба у неё всегда одна.
      — Давай же, — просипел я, горло саднило.
      Прости меня, Асока. Она сделал шаг, и ещё один, она отходила в сторону, словно все её конечности вдруг стали деревянными.
      Мейс Винду неспешно подошел к платформе, на которой полулежал я, Асока дёрнулась, но наткнулась на мой взгляд.
      — Не ожидал… — подойдя ко мне вплотную, сказал джедай. Он переминался с ноги на ногу, будто не зная, что делать. Зачем было нужно всё это, если ты, чёрножопый ты пидр, мнёшься тут, как маленькая девочка.
      — Вот она, твоя цель, скольких ты убил, пока прорывался к ней? Чего ты медлишь, ДЖЕДАЙ! — помимо моей воли, последнее слово я выплюнул, будто ругательство… По мордашке Асоки потекли слёзы, странно, как её боевая раскраска не смазалась, что за чушь сейчас лезет ко мне в голову?
      — Ты предатель…- в его голосе звучал приговор.
      — Кого я предал? — спросил я, спуская свои металлические ноги на пол, если умирать, то умирать стоя.
      — Орден… — коротко ответил джедай, в его устах это звучало, как приговор.
      — Я предал Орден? — я повернулся к нему, совершенно неожиданно он оказался ниже меня ростом. Невысокий, лысый, щуплый…
      — Я предал его? Серьёзно? Когда? Когда не дал тебе совершить самую большую ошибку в жизни? — страха не было, каким таким чудом, страха не было, только жить хотелось неимоверно. Злость, она поднялась откуда-то из живота, тихая глухая ярость потихоньку, кусочек за кусочком, начала поглощать меня. Я не сопротивлялся, позволяя ей властвовать надо мной, поглотить меня, укрыть меня, дать мне силы пройти этот путь до конца.
      — Ты не дал убить ситха, ты сам стал СИТХОМ! — железобетонная уверенность.
      — Скажи, чем вы думали, когда отправились убивать Императора… — прошипел я, делая шаг навстречу своей судьбе.
      — Он Ситх.
      — Да что ты заладил — ситх, ситх, ситх — прежде всего он Император! — ещё один короткий шаг, ещё чуть ближе. На что я надеюсь, почему цепляюсь за это полуживое существование?
      — Ситх Император.
      — Значит, ты понимаешь, что бы случилось, убей ты Императора? Так? Должны же быть, хоть какие-то мозги под этой твоей лысой черепушкой, — ещё один шаг… Асока, пожалуйста, только не делай глупостей.
      — Республика была бы реставрирована… — вот только в его словах я уловил лёгкую неуверенность.
      — Серьёзно? Возможно, вот только Ордену в этой республике не было бы места! Думаешь, сенаторы закрыли бы глаза на то, что вы убили одного из них? Думаешь, кто-то из них потерпел бы силу, способную войти в его кабинет и отрубить сенатору голову! — джедай попятился, я наступал, стуча железными ногами по полу. — Ты думаешь, они бы не постарались обезопасить себя?
      — Сколько бы времени прошло, прежде чем Орден был бы вырезан! Для проведения карательной операции даже ничего придумывать не надо. Один короткий приказ, и такие как он… — я указал головой на лежащего без движения капрала. — Дети, выращенные ради войны, не знающие никакой правды, кроме отданного приказа, они бы устроили ДЖЕДАЯМ резню.
      — Так кто здесь ПРЕДАТЕЛЬ! — я загнал одарённого обратно к двери, прижав его спиной. Мой лоб, соприкоснулся с его лбом. В груди болезненно кололо, я пошатнулся, и чуть не упал, неуклюже постаравшись удержаться, меня развернуло спиной к Винду.
      — Вынь свою голову, наконец, из жопы, джедай! Хранители ебучего мира, где тот мир, джедай, что мы защищали, покажи мне его… ГДЕ ОН?! Где общество всеобщей радости и равноправия?! Покажи мне тот мир, джедай, за который мы так цеплялись. Или ты не видишь, чем стала эта сраная республика, за которую мы пошли умирать?!
      — Мы натворили, — я услышал, как активируется световой меч. Глаза Асоки вспыхнули от ужаса, но в этот момент мне было уже плевать. На части меня разрывала злоба, я всё более распалялся. Асока, пожалуйста, только не подведи, смерть моя не должна быть напрасной.
      — Да, вы… — я обернулся, полуприкрыв глаза, меч казалось, горит, как второе солнце. Мейс застыл с занесённым для удара клинком, он колебался. Неожиданно я понял, что там, в кабинете Палпатина, когда магистр уже победил — он колебался, поэтому и лишился руки, затем вылетев в окно.
      — Делай своё дело, джедай. Раз не на что больше вы не способны, или дай мне хотя бы попытаться исправить всё то, что вы натворили…
      Я ударил его головой в лицо, и совсем неожиданно для себя, попал. Хруст ломаемых костей с удовлетворением отдался, где-то внутри. Боль пронзила лоб. О, я был зол, и злость моя требовала выхода! По лицу потекло что-то тёплое. Давай, Асока, сейчас, удар в спину светового меча — он пронзит нас обоих, сейчас ему не увернуться — и сейчас ничего не произошло.
      Магистр стоял, со вскинутым для удара мечом, по его подбородку потекли кровавые дорожки из сломанного носа. Его здесь не было… его глаза были пусты. Затем, его взгляд обрёл осмысленность, он посмотрел на меня. Ну, вот и всё.
      Удар неумолимо быстрый, бросок Асоки со своего места, активация её мечей — поздно, открывающиеся в стенах двери.
      — Я сдаюсь… — короткая фраза, оплавленный световой меч, уже деактивированный, упал на пол. Я жив?
      Помещение спешно заполняли солдаты в белых доспехах.
      — Мои поздравления, Ситх… — магистр улыбнулся, его глаза как-то лихорадочно блестели. — Ты наболтал себе чуть больше времени, — джедай пошатнулся и завалился навзничь. Солдаты оттеснили меня от лежащего на полу тела, похоже, он потерял сознание. Сейчас я запоздало заметил, что весь левый бок его джедайской робы пропитан кровью.
      Кто-то уткнулся мне в бок, сжав рёбра до боли…
      — Больше никогда не делай так… ОБЕЩАЙ! — Асока сказала это, не отнимая лица от моей подмышки.
      «Обещаю, Асока, что больше никогда не хочу чувствовать себя столь беспомощным, как сейчас. Если кто-то придёт убить нас, никогда ему больше не дастся это так легко.»
      Но вслух я сказал:
      — Не могу обещать тебе, что позволю отдать за себя жизнь.
      — С вами всё в порядке, сэр? — ко мне подошел солдат с несколькими отметками на броне, похоже офицер.
      — Со мной всё нормально, срочно нужен медик, мой адъютант… — я повернулся к стене, где лежало тело ФК001, но там его уже не было.
      — Он в мед.капсуле, сэр, через полчаса будет в госпитале.
      А тем временем, двое клонов спешно грузили на мою платформу тело Мейса Винду. Неожиданно я понял, что если сейчас отдам приказ, всего один короткий приказ, это решит все проблемы. Император что-то говорил про простые решения. Меня качнуло, но Асока не дала мне упасть.
      — Асока… — тихо позвал я.
      — Что… — она всхлипнула, не отнимая заплаканную мордашку, от моей груди.
      — Поможешь мне найти палату ФК001? Нужно проследить, чтобы моему человеку оказали всю возможную помощь…
      — Конечно, Эни…
      — Нет… — как я хотел сейчас, просто погладить её рукой по голове.
      — Что? — она наконец отняла (в чём проблема?) свою мордашку от моей подмышки, и немного ослабила железную хватку.
      — Не называй меня больше так…
      — А как же мне тебя звать? — приподняв бровь, спросила торгута.
      — Я Дарт Вейдер, да не смейся ты! — пафос в моём голосе наткнулся на беззаботный смех одной бывшей джедайки.
      — Мне звать вас Вёдером, мастер? — Улыбка до ушей, легкие смешинки в голосе.
      — Шпилька…- как-то совсем обречённо выдохнул я. — Пошли отсюда.
      ***
      В комнате ожидания мы были не одни. В небольшом помещении столпилось больше сотни солдат, они сидели, ходили, раздражённо переговаривались. Когда доктора выходили из дверей, называя имя, несколько людей спешили на зов. А затем отходили, кто радостный, а кто печальный. Пиррова победа.
      Операции начались, как только энергоподачу восстановили. Удивительно, что способен натворить всего один, пусть и не рядовой, одарённый. Центральный охранный пост был взорван, основная и запасная энергоцентрали перебиты.
       Главный реактор заблокирован и выведен в критический режим, хорошо, что солдаты успели вовремя вскрыть переборки, чтобы инженеры смогли добраться до идущего в разнос реактора. Именно поэтому подкрепление пришло так поздно. Если бы они не успели, мы все бы стали, просто, ещё одной порцией перегретой материи в бескрайнем космосе.
      Нам с Асокой уступили одну из немногих лавок. Напор адреналина схлынул, и сейчас я чувствовал себя опустошенным. Торгута была неожиданно молчалива и задумчива.
      — Не волнуйся, мы в одном из лучших мед.центров в галактике… — попытался я успокоить встревоженную девушку. Странно, они же вроде с капралом не ладили? Или я чего-то не понимаю?
      — Энакин, доктора не боги, они не всесильны… — как-то очень грустно сказала Асока и отвернулась. Что с ней, она вдруг растеряла всю свою жизнерадостность.
      — В чём дело? — спросил я.
      — Сегодня пройдёт похоронная церемония на Набу… — едва слышно произнесла торгута, всё так же пряча от меня глаза.
      — Падме? — что я почувствовал, когда произнёс это имя? Да ровным счётом ничего. Несколько раз я останавливал себя, в желании навести справки о королеве Набу и детях. Но что я могу дать им сейчас? К тому же не представляю, какая будет реакция у Императора.
      — Да… она умерла, — торгута всхлипнула. Как это не вовремя.
      — Когда? — мой голос был сух.
      — Пока ты был на послеоперационной терапии. Ходят слухи, что у Падме случилось кровоизлияние…
      Она всё ещё была жива, всё это время — вот это было ударом… Зубы противно скрипнули, этот момент я упустил. Нет, этого не может быть, скорее всего, просто объявили только сейчас, а если нет? А как же дети? Об этом я даже боялся думать. Как тяжело, когда нельзя быть уверенным в сохранности тайны, даже мыслей.
      — Энакин… — тихо прошептала Асока, положив руку мне на плечо, ошибочно приняв моё состояние за горе. А я всё так же ничего особого не чувствовал, кто она была для меня? Всего лишь персонаж с телеэкрана.
      — Ничего, Асока, ничего, — и это было совершенной правдой. Гораздо больше меня сейчас беспокоили дети. Дети, которые возможно станут заложниками в большой политической игре.
      Дверь в очередной раз открылась, вышел очень усталый доктор. Почему-то в этот момент, у меня внутри всё сжалось.
      — ФК001…
      Асока помогла мне подняться, солдаты расступились, уступая нам дорогу, взгляды у них были понимающе сочувствующие.
      — Как он? — Асока успела спросить первой.
      — Состояние стабильно тяжёлое. Последствия черепно-мозговой травмы и развивающийся отёк мозга мы устранили, к сожалению, у него раздробленно два позвонка, и разрыв спинного мозга. Если он и выживет, то навсегда будет парализован. Я бы рекомендовал эвтаназию, — с удивительным спокойствием и даже безразличием ответил врач.
      — Ничего нельзя сделать? — во рту неожиданно пересохло, не думал, что обычный силовой толчок может натворить такое.
      — Можно установить спинномозговой нейроимплант, — пожав плечами, ответил доктор.
      — Так установите! — а что я ещё мог сказать.
      — Цена имплантата четыреста пятьдесят тысяч кредитов. Деньги нужно перевести на счёт больницы в течение суток, время дорого… — это выбило землю у меня из-под ног.
      Некоторое время было потрачено на пустые попытки добиться установки устройства бесплатно, но это встретило настоящую стену непонимания. Доктора смотрели удивлённо, администрация только что не крутила пальцем у виска.
      Нужно изымать фонды, недолгое разбирательство с администрацией больницы, на согласование номеров счетов больницы, куда следовало перевести деньги. Осознание, что денег у нас собственно и нет — пришло совсем неожиданно. Всё моё лечение финансировалось по факту. И фонды были уже полностью распределены, остались только личные средства.
      Сколько может быть средств у джедая? Достаточно много. У Асоки оказалось не многим более двадцати тысяч кредитов на нескольких анонимных счетах, плюс почти тысяча наличностью, ещё полсотни можно было выручить, продав её утлое судёнышко. Если его конечно вообще можно было продать на Камино.
      Неожиданностью стало, что Энакин был не так уж и беден. На датападе хранились ключи от восьми счетов, с общей сумой накоплений в полсотни тысяч кредитов. Плюс был длинный список депозитов на предъявителя, в разных системах. Но никакого способа их обналичить. Неужели Скайвокер готовил для себя пути отхода?
      Но всего нашего богатства, даже в складчину, не хватало, чтобы набрать необходимую сумму. Солдаты смотрели на наши метания с непониманием, для них практика эвтаназии, если лечение оказывалось слишком дорогим, была вполне нормальной.
      — Можно взять в кредит… — выдала разумную идею Асока.
      — Это идея! — хотя, честно говоря, идея была не очень, но других вариантов я не видел. Никакого доступа к бюджету Империи у меня нет, к тому же, даже если бы и был, не умею я, как сделать туда запрос.
      В сети оказалось удивительно много банков, но даже банки из пространства Хаттов, рассматривали заявление на получение денег в течении трёх дней.
      Что же остаётся, обратиться к Императору? Вот только, была во мне какая-то уверенность, что делать это можно, только если не окажется другого выхода.
      — Не вешай нос! — подбодрил я Асоку. Одна мысль у меня всё же была.
      Трайн Кирк встретил нас в своём рабочем кабинете. Он выглядел всё так же, словно презирая одежду. Было видно, что, несмотря на поздний час, мы не разбудили инженера.
      — Вижу, вы уже неплохо освоили временные протезы? — проскрипел Трайн Кирк, приглашая зайти. Он посматривал с явным интересом.
      Кабинет у инженера, чем-то неуловимо напоминал лабораторию безумного учёного. На многочисленных столах стояли различные приборы, некоторые в полуразобранном состоянии. В углу, в большой коробке, лежало несколько десятков, сваленных кучей, рук и ног. Надеюсь это протезы.
      — Стараюсь, доктор, но я собственно хотел обсудить с вами один вопрос… — но был беззастенчиво прерван Кирком.
      — Есть, какие-то проблемы с нейроинтерфесами ног? — в голосе инженера явно проскользнула обеспокоенность.
      — Нет-нет, с этим всё в порядке, у меня возникла проблема другого рода. Во время нападения серьёзно пострадал мой адъютант.
      — Я не занимаюсь протезированием клонов. Если нужно, запчастей для них на складе завались, — отмахнувшись, вновь прервал меня Трайн Кирк, теряя всякий интерес.
      — Да спину он сломал! — воскликнула Асока, не удержавшись и встряв в разговор.
      Инженер водрузил своё тело в кресло, подъехал к столу, махнул рукой — над столешницей возник голографический интерфейс. Кирк вызвал какой-то список, после чего выделил в нём имя ФК001. На экране возникли многочисленные диаграммы и графики.
      — Ему необходим…
      — Помолчи, сам вижу, — прервал меня Кирк. Чёрт, однако, какой отвратительный характер у моего инженера.
      — Компрессионная травма третьего и четвёртого позвонка, разрыв спинного мозга с истечением спинномозговой жидкости, отёк головного мозга, хотя с этим хирурги уже справились, ничего сложного. Необходимо использовать спинальный имплант Марк 3, хотя нет, желательно Марк 4, для полного сохранения функционала жизнедеятельности, так же необходимы два искусственных позвонка и набор для монтажа, — Кирк ненадолго задумался, и начал прямо в документе накидывать список различных приспособлений.
      — Готово, с вас шестьсот сорок тысяч шестьдесят четыре кредита, — повернувшись к нам, проговорил инженер. Складывая руки в замок, он всем видом показывал, что он крайне недоволен тем, что его оторвали от работы на такую-то мелочь.
      — Сколько? — в горле пересохло.
      — Вам предложили стандартный спинальный имплант производства Набумедтехнолоджи, неплохое решение, по сходной цене, вот только искусственный интеллект его требует периодической перезагрузки. Что в условиях полученных травм сложно реализуемо, необходимо будет раз в полгода подключать вашего адьютанта к аппарату искусственного жизнеобеспечения. Ну, а если, он вдруг зависнет… единственное его преимущество — это цена.
      — Почему так дорого? — не удержался я от вопроса. Торгута молча открывала и закрывала рот, словно выброшенная на берег рыба. У меня задёргалось веко, от таких известий. За три сотни тысяч, можно было купить яхту с гипердвигателем, добавим ещё двадцать, и в комплекте будет дройд-пилот.
      — Дорого? — глаза Кирка широко раскрылись, затем он ненадолго задумался и спросил. — А как вы думаете, во сколько обошлось казне Империи лечение генерала? — почему-то в его бесстрастном голосе мне послышалась усмешка.
      — Мне страшно даже представить… — тихо проговорил я, но Кирк услышал.
      — Расходы составили семьдесят два мега кредита… — короткое движение рукой, и я увидел свою медицинскую карту, где в самом низу находилась обозначенная сумма. — Конечно, это прогнозируемая сумма, после установки всех необходимых имплантов и протезов.
      Я сглотнул, нет, предположения, что моё лечение стоило дорого, у меня были, но чтобы настолько дорого. Да, чтобы отработать такие суммы, меня нужно сделать, как минимум, бессмертным, иначе, вложения ну никак не окупятся. Боже мой, я стою больше, чем целый звёздный разрушитель класса Победа.
      — А что будет, если я сломаю свою новую руку?
      — Не волнуйтесь, большая часть этой суммы — это цена работы профильных конструкторских бюро и ваше лечение. Можно сказать, что благодаря вам, многие разумные, смогут, наконец, нормально дышать. Разработка уникального трахеального имплантата, косвенно, ваша заслуга.
      — Думаю, в таких больших суммах можно потерять полмиллиона для лечения моего человека, — осторожно начал я, внимательно отслеживая реакцию Кирка.
      Трайн Кирк посмотрел на меня с некоторым удивлением, и как мне показалось, с одобрением. Его лицо сморщилось ещё больше, он повернулся к экрану, недолго поколдовал над ним, отчего итоговая сумма вдруг увеличилась на треть.
      — Надеюсь, милорд, вы понимаете, что я не могу просто так пойти на такое? — проговорил Кирк, не отрываясь от экрана.
      Что ему нужно? Денег? Интересно, Император зажарит молнией меня сразу, если узнает о таких махинациях, или сначала прикажет демонтировать всё дорогостоящее оборудование.
      — Чего вы хотите? — мысленно готовясь пойти на компромисс с совестью, спросил я. Асока сидела, как пришибленная, похоже, её сильно удивили озвученные суммы.
      — Вашу руку…
      — Что? — опередила меня с возгласом Тано, отчего удостоилась очередного недовольного взгляда инженера.
      — Доктор РиТу упорно не даёт добро на работу над вашей правой рукой и плечом…
      — Вы хотите ампутировать ему оставшуюся руку? — в полном шоке проговорила девушка, словно забыв, что я нахожусь в помещении.
      — Зачем ампутировать? Нет, я всё же биотехник, мы проведём имплантацию необходимых элементов, напыление на кости, синтетические мышцы, усилим ключицу. От этого сверстанные расходы изменятся, и туда легко можно будет незаметно добавить один дополнительный имплант, — с видимым неудовольствием ответил Асоке инженер, повернувшись ко мне в ожидании ответа.
      — Зачем вам это? — я уже принял решение, но хотел знать, что движет этим разумным. Совершенно неожиданно он смог меня удивить.
      — Что вы знаете о расе асогиан? — просто спросил ТранКирк.
      — Ничего… — в моем исполнении пожатие плечами как обычно выглядело жалко.
      — Мне почти четыреста семьдесят лет, и я собираюсь перейти к фазе размножения. Моя раса не слишком многочисленна, наш способ размножения ведёт к неминуемой гибели организма как индивидуума, однако, даёт подлинное бессмертие, — голос Трайна Кирка не выражал никакого сожаления по поводу своей скоро кончины.
      — Поэтому это моя последняя работа, и я хочу сделать её достойно, для спокойного завершения своего существования…
      — Я согласен, — небольшая плата за один из винтиков, что удерживает моё существование.
      — Энакин, но… — тихо прошептала Асока.
      — Асока, рука не такая уж и большая плата.
      — На всех рук может и не хватить….
     

Глава 6

Глава 6 Самый тяжёлый день!

      Интерлюдия 5. Всё тот же Шив Палпатин.
      Сознание к императору вернулось сразу, сказались многолетние тренировки. Странный горьковатый привкус во рту. Воздух приятно наполняет легкие, в мыслях же царит досада. Участь быть первым в истории Ситхом, умершим подавившись, благополучно миновала его.
      - Как вы? – испуганный шёпот. Император открыл глаза и посмотрел на его источник. Доктор Нимзора, склонилась над ним, прижимая руки к своей объёмной груди. Девушка была чем-то напугана и смущена. Дроид-секретарь бесполезно стоял в проходе, даже не слишком эмоциональная железка выглядела озадачено.
      - Уже лучше… - голос его подвёл, боль в груди и странный привкус, неожиданно сложились в единую картину. Укол осознания, нет, пожалуй, умереть было бы всё же хуже.
      - Хорошо... – облегчённо проговорила Нимзора. Её грудь призывно колыхалась в такт её словам. Призывно? Император прикрыл глаза, борясь с наваждением.
      - Почему вы спасли меня? – спросил Шив Палпатин, неприятно признавать это, но привкус слюны твилеков и действие афродизиаков в ней было сложно с чем-то спутать. Сказывался опыт, многих это удивило бы, но когда-то давно Император был молод и его знакомство, с этой расой прошло весьма бурно. Как давно это было, воспоминания о Зелтронах лучше сейчас похоронить в глубинах сознания.
      - Я должна была дать вам умереть? - удивилась и даже немного рассердилась Нимзора. Интересно откуда они берутся, эти юнцы, со взглядом горящим, может решение с институтом было поспешным? Шив Палпатин, быстро отмёл эту бессмыслицу.
      - Это было бы разумно… - просто ответил он, присаживаясь на корточки, в теле всё ещё ощущалась неприятная слабость. А в крови бушевал коктейль из совершенно не нужных сейчас желаний.
       - Я убил всех, кого вы могли знать, я держу вас в неволе, - император криво улыбнулся, припоминая всё, что писали последнее время в СМИ.
       - К тому же - я злой и страшный Ситх, так почему вы спасли меня? – компания в прессе, развёрнутая против Императора некоторыми политическими оппонентами, только набирала обороты. Один особо деятельный сенатор, успел оступиться на лестнице и свернуть себе шею. Пф… Какая потеря!
      Вопрос был насущный, с момента прилёта на Корусант возникла проблема, куда же девать живого свидетеля. Девушка вполне удачно для императора оказалось сиротой, что в свою очередь было удивительно. Традиционно для Корусанта, должности в научных институтах передавались практически по наследству. Поэтому, молодого научного сотрудника, не состоявшего в каких либо группировках, и отправили на растерзание страшному Императору(да ещё и Ситху).
      Там, в институте, погиб и весь круг общения этой девочки.
      - А что мне останется, если вы умрёте? Снова идти в танцовщицы? Или может быть - в шлюхи? – неожиданно зло бросила Нимзора. Да, твилекам выросшим вне касты, из-за особенностей их культуры, всегда было нелегко. Для вне кастовых было немного дорог артисты, рабы или шлюхи. По сути никакой разницы. К тому же особенности физиологии делали их весьма ценным приобретением. Наука же вотчина высших каст, отринувших это, традиционно сами Твилеки называли выродками.
      Интересно, досье собранное на доктора сенатской канцелярией, было скупое. Родилась на Корусанте, в детском доме. Родители погибли во время аварии, на верфях. Разгерметизация на сервисной станции. Небольшую квартиру у девочки отняли ещё в младенчестве. Однако чиновники, не смогли наложить лапу на личные счета семьи. Банки пространства хаттов, как это ни удивительно,славятся своей непреступной репутацией.
      Покинув детский дом с дипломом о среднем образовании и необналиченными счетами, юная Нимзора пропала из видимости официальных властей. Чтобы через два года, подать прошение на поступление в Высшую Экономическую Академию Корусанта. Блестяще сдав экзамены и получив государственную стипендию!Она проучилась там, пять положенных лет, что бы защитившись, попасть в профильный институт, где вскоре получила должность младшего научного сотрудника.
      Девушка была полной загадкой, а Шив Палпатин ценил хорошие загадки.
      - Чего ты хочешь? – Голос Императора загремел, в нём появились нотки, заставляющие сенаторов слушать его, ловя каждое слово.
      ДартСидиус, ценил свою жизнь очень высоко и сейчас готов был заплатить за её спасение, весьма высокую цену. Хотя не исключено, что это будет последнее, что получит доктор в своей жизни.
      - Хочу…, чего я хочу?!Я хочу жить, я хочу дело, что бы, не лезть здесь от скуки на стены - Нимзора всхлипнула, сжавшись… и в следующую секунду захрипела, схватившись за горло. Девушку, приподняло над землёй, глаза выпучились, она бесполезно пыталась вдохнуть, но воздух словно стал чужим для её тела.
      Император не любил истерики. На мгновение его глаза окрасились золотом, ситх прошипел:
      - Никаких истерик, доктор Нимзора, нам предстоит очень, много работы… - Затем, невидимая сила, сжимавшая её горло ослаблаи она упала на колени на пол. Девушка ещё секунду ловила ртом воздух.
      - Хорошо, теперь бегом за стулом, попробуем с вами поработать… - Шив Палпатин водрузился обратно в своё кресло, и хотя кровь ещё бурлила от ударной дозы твилекской слюны Нимзоры, но одарённому не составляло труда, справиться с позывами плоти.
      Нужно разобрать злополучный документ, которым его ученик ненароком чуть не свёл его в могилу. Затем, возможно, следует отправить соратникам, для вдумчивого препарирования. Идея, которая появилась в голове у Императора, была дерзкой. Шив Палпатин улыбнулся, позволив потревожить лицо. О да! Для его противников это станет большим сюрпризом.
      Увлёкшись чтением, император, сам не заметил, как поделил своё рабочее место с доктором Нимзорой. Документ оказался увлекательным… Нет, Энакин Скайвокер, никак не мог написать подобное.
      Почему? Потому что в этом, чувствовался кто-то, как минимум, не уступающий Императору в знаниях тонкостей права. Порой возникало желание, придушить неизвестного гения в объятиях. Благо ситху со столетним опытом, пару раз, приходилось применять этот приём на практике, разбираясь, таким образом, с коллегами по ремеслу.
      Данная Конституция прекрасно подошла бы для реставрации Республики. В гораздо более сплоченное государство. Однако, была полностью не состоятельна в рамках его Империи. Но если правильно использовать заложенные в ней идеи, то открывались весьма неожиданные возможности.
      - Кто составил это?- В некотором удивлении спросила доктор Нимзора.
      - Вот и я, девочка, думаю, кто бы это мог быть?! – ответил ей император, и зловеще ухмыльнулся. Его глаза, коротко сверкнули жёлтым, но всё выяснение будут потом. Сейчас…император, бросил взгляд на девушку, увлечённо пролистывающую документ на начало. Надо выгнать доктора, и отправляться спать.
       Интерлюдия 6. Шив Палпатин и Мейс Винду.
      Тюремная камера, была удивительно маленькой. Одиночная, два на два метра, стала бы пыткой для любого разумного, но джедай в центре комнаты не испытывал дискомфорта. Казалось, Мейс Винду получает своеобразное удовольствие от своего заключения. Это была уже третья подобная камера, в которой он очнулся.
      Каждый раз, перед тем как камера менялась, из вентиляционных отверстий шёл белёсый газ, заполняя её на добрых полчаса. Даже опытный джедай, а Мейс Винду был очень опытным джедаем, не мог не дышать полчаса.
      Мастер успел полностью потерять счёт времени. Совсем немного, его удивляло, что он всё ещё вновь не предстал перед судом. Возможно, оглашение приговора, прошло без его присутствия? Либо, Ситх решил закончить начатое. Поэтому, Джедай медитировал и готовился к прекращению своего существования. Ничего кроме лёгкой досады, он не чувствовал.
      Чего Мейс Винду совершенно не боялся, так это смерти. Смерть для джедая досадная неприятность, а не конец существования. Неожиданно дверь его камеры поднялась вверх. Это что то новенькое, в его одиночном заключении. Джедай ещё немного посидел в позе для медитации, ожидая, что его позовут. Но никто так и не пришёл. Дверь оставалась призывно открытой.
      Испытывая лёгкое любопытство, Мейс Винду поднялся со своего места. Осторожно выглянул, из своего узилища, но в коротком, слабо освещённом коридоре никого не было. Только ещё с десяток закрытых дверей, похоже, такие же камеры.
      У двери на стуле, аккуратно сложенная лежала чистая одежда.Быстро переодевшись, магистр почувствовал себя уверенней. Одеяние почти в точности повторяла то, что Мейс Винду обычно носил.
      Запах еды защекотал нос, где-то в животе настойчиво заурчало. Когда он последний раз ел? Этого он не помнил. Какое-то время магистр ещё колебался, но просто сидеть в уже открытой камере и изнывать от голода, было, как минимум, глупо.
      Выйдя из тюремного блока, он оказался перед большим столом. Стол был сервирован на одного, над горячими блюдами курился пар. Последняя трапеза?
      Магистр больше не колебался, приступил к еде. Приготовленные блюда были вкусными, но лёгкими. Опытный одарённый, подметил, что всё приготовлено так, чтобы не навредить долго голодавшему человеку. Винду, сам не заметил, как съел всё, и если было у кого, попросил бы добавки. Великолепный последний ужин.
      Стоило джедаю отложить вилку, как открылась новая дверь. Дверь позади джедая, так и не закрылась, похоже, это приглашение пройти дальше? Еда немного примирила МейсаВинду с миром. Магистр поднялся, оправив одежду, разгладив левой целой рукой складки нового коричневого плаща, подобрался, если его ждёт казнь, он встретит свою участь достойно.
      …
      Император устроился в небольшом кабинете. Когда-то давно это была пыточная, но сейчас о славном прошлом комнаты ничего не напоминало. Ожидание затягивалось, и это слегка раздражало Палпатина. Время его было дорого, но Император умел ждать, если, то требовалось. Он был не один, по правую руку, клевала носом доктор Нимзора.
      Похоже, девочка вновь заработалась допоздна. Ничего, когда встреча закончится, он скажет всё, что думает об излишнем трудолюбии в ущерб нормальному отдыху. Хотя Шив Палпатин понимал, что таким образом доктор уходит от действительности. Император не переставал удивляться пластичности психики Твилеков.
      Наконец дверь открылась. Магистр Джедай вошёл уверено - еда и чистая одежда пошли ему на пользу. Член совета джедаев выглядел степенно и чинно, как тому и полагалось.
       К сожалению, во время доставки, гостю пришлось мириться со стесненными условиями. Привезти на Корусант Мейса Винду открыто не мог даже Император. Шив Палпатин надеялся, что это не станет серьёзной проблемой. Магистр бросил короткий взгляд по сторонам, демонстрируя лёгкое удивление.
      - Мастер Джедай – император, не вставая со своего места, поприветствовал входящего коротким поклоном. Осторожно, поглаживая рукоять светового меча, закреплённого под крышкой стола. Память о поражении была ещё свежа.
      - Ситх… - ответил Мейс Винду, слегка склонив голову.
      – Я ждал нашей встречи в другой обстановке. – Винду сел в подготовленное для него кресло. В комнате повисла атмосфера сдержанного любопытства.
      - В иных обстоятельствах, я бы тоже предпочёл разговаривать иначе, – ответил ему Император. О да, здесь явно не хватало старых добрых пыточных приспособлений. Или хотя бы одного узкоспециализированного дроида, для вдумчивого общения.
      - Как минимум, я рад, что вы не напали на меня сразу, как вошли, – улыбнувшись, проговорил ситх, лицо слушалось его всё лучше.
      - Ваш ученик, был весьма убедителен…, - губы джедая скривились в ответной, но какой-то странной усмешке, он осторожно потрогал нос.
      - Пока вы мой гость, я позволил себе наглость позаботиться о вашем здоровье. – Глаза ситха на мгновение сверкнули жёлтым. Незаметно он убрал руки от светового меча, император, позволив себе немного расслабиться. Можно было немного откинуться в кресле, позволяя себе отдаться наблюдениям за реакцией своего оппонента.
      - Я немного разочарован вами, - протянул он. - Скажу откровенно, не ожидал от вас столь опрометчивых действий.
      - Так это вы организовали диверсию в зале суда? - удивился джедай и посмотрел на императора слегка настороженно.
      - Не могу отрицать, косвенно я к этому причастен, – улыбнулся Ситх.Тонкая игра в слова - это было то, в чём он был особенно силён.
      Магистр Винду, посмотрел на Палпатина, с некоторым сомнением. Нет, он понимал, что это всё мастерский театр, всё это - открытая дверь, чистая одежда, еда. Направленно на достижении какой-то цели.Вот только, сам джедай не очень понимал, какой.
      Магистру уже приходилось встречаться с ситхами, и весь непродолжительный опыт его общения с ними говорил о неправильности происходящего. Разговор должен закончиться быстро, переходя в фазу агрессивных переговоров.
      - На что вы рассчитывали? – магистру действительно было любопытно.
      - Рассчитывал…, - Император ненадолго задумался, будто прикидывая, что же ему сказать.
      – Я рассчитывал на повторное покушение. Не решись вы на такую глупость, я бы инсценировал его. Бейл Органа, наконец, протащил бы через совет законопроект «О реформации ордена».
      О, когда Император читал, рассматриваемый документ, порой хотелось задушить сенатора в объятиях. Ситх, никогда не мог подумать, что его извечный соперник, способен выдать подобное. Случись принять его, Орден, потерял бы все остатки своей самостоятельность, полностью став марионеткой сената.
      - С чего такая откровенность? – зло спросил Мейс Винду. Неприятно осознавать, что едва не сыграл на руку Ситху. Возможно, стоило остаться и ждать приговора.
      - Обстоятельства поменялись… - Император поморщился. – Вы оказались слишком непредсказуемым, к тому же, хотелось бы установить хоть какие-то доверительные отношения, – голос у Палпатина был не громкий и вкрадчивый. Голос настоящего дипломата.
      - Доверительные отношения? – удивился Джедай. – Как вы себе это представляете?
      - Думаю, прежде чем мы начнём, вам нужно будет ознакомиться с некоторыми документами. Доктор Нимзора прошу… - Девушка, что недавно клевала носом, сейчас с интересом наблюдала за разворачивающимся представлением. Достала небольшой датапад и поставила его перед магистром. Открыв подборку, каких-то документов.
      Джедай погрузился в чтение, а император внимательно следил за его реакцией. Но чем дольше он наблюдал, тем больше недоумевал. Винду не проявлял никакого интереса. Он просто читал, даже с какой-то видимой скукой. Либо Мейс настолько продвинулся в своём мастерстве, что постиг истинный покой, но это было мало вероятно, либо…
      - Ситх… - проговорил мастер, и тихо рассмеялся. – Если ты хотел меня удивить, у тебя не получилось.
      - Почему? – Сейчас, в этом датапланщете хранилась самая большая тайна новорождённой Империи. Шив Палпатин даже подался вперёд, пытаясь уловить в словах джедая ложь.
      - Для меня это не тайна, и даже не новость. Ордену известно, об этом как минимум двадцать лет. – Мейс Винду ненадолго задумался.
      –Двадцать лет назад, я вошел в совет джедаев. Тогда же и узнал о грозящей галактике экономической катастрофе. - Мейс пожал плечами, всем своим видом показывая, своё отношение. Джедай не лгал, он смотрел на него, ситха, и улыбался. На секунду Шив Палпатин сжал кулаки, захотелось вбить эту улыбку. Просто, по-простецки, врезать кулаком в эту наглую джедайскую рожу, но император, не стал бы императором, если бы не умел сдерживать секундные порывы.
      - Джедаи знали!? – голос императора высоко поднялся, ударив по потолку, убив нарождающееся эхо. Нимзора широко раскрыла глаза, она последний аргумент в споре, стала вдруг бесполезна. И теперь из козыря, неожиданно превратилась в простого свидетеля. Весьма неудобного, кстати, свидетеля.
      Раньше всё было лучше, есть джедаи - им надо гадить, есть власть - её надо захватить. И вот он уже император стоит в одном шаге от абсолютной власти и что он делает? Вопрошает в удивлении у джедая, что они всё знали. Куда катиться этот мир.
      - Конечно, знали… - неожиданно Магистр ссутулился на своем стуле, и словно как то постарел. Сейчас можно было заметить, что Магистр далёко не молод. Хотя для одаренного это был только рассвет его сил.
      – Знаешь ситх, сколько джедаев погибло, в бесплодной попытке, что-то изменить. Порой я был вынужден, отправлять на смерть своих братьев и сестер. Каждый раз не имея возможности сказать, за что же они умирают. Да куда тебе ситх… вы никогда не ценили ничью жизнь кроме своей. – Джедай, спокойно смотрел, на Палпатина и грустно улыбался.
     
      Император поднялся со своего места, короткий пас рукой, загорелся экран во всю стену.Храм, снующие вокруг кары, бесконечный город. Вид на Корусанта, всегда успокаивал ситха. Сила бурлила в жилах, требуя выхода, пожалуй, сейчас молния легко бы далась ему, но нельзя.
      - Орден стал заложником, заложником красивых слов. Удобными марионетками в руках совета – продолжил джедай, будто бы не замечая состояние императора.
      – Сколько попыток, сколько загубленных жизней, и всё в пустую. Удобная затычка для сената, не справлялась с грузом нависших проблеем. Поэтому, мы приняли решение подготовить орден… - Голос Мейса Винду, был такой же ровный, как обычно, вот только глаза его смотрели зло. Одна из причин неудач джедаев, сейчас сидела напротив.
      - Ваша новая доктрина? И нет эмоций… – спросил, скорее утверждая, император. Джедай же, просто кивнул в ответ. Медленно, Шив Палпатин брал себя в руки.Абсолютная власть - в том числе и над собой -первое правило Ситха.
      - Ты, ситх, появился очень удачно… - Мейс Винду наслаждался, наслаждался, откровенно провоцируя адепта тёмной стороны. Вывалить на проклятого ситха всё то дерьмо, что занимало магистра добрых двадцать лет. А потом, может и умереть будет не жалко, испортив Ситху его триумф.
      - Что? – Сказать, что Император удивился - это не сказать ничего.
      - Примерно десять лет назад, джедаи перестали видеть будущее. Сильнейшие из провидцев, видят только кромешную тьму, они стали абсолютно бесполезны. – Мейс улыбнулся, но в его взгляде не было даже намёка на улыбки.
      – Ты думаешь, почему мог действовать так свободно? Думаешь, Орден, мог бы проморгать ситха у себя под носом, будь он в своей полной силе? Орден тысячу лет, вполне успешно находит и убивает адептов тёмной стороны. Думаешь, ты такой особенный? Нет, просто самый удачливый! Хотя, стоит отметить, что ещё не одному Ситху не приходило в голову сознательно отказаться от использования Силы.
      - Видят только Тьму? – Император был в замешательстве, пропустив мимо ушей обличающие тирады. Магистр джедай явно пытался вывести его из равновесия. Нет, такие примитивные приёмы, уже давно на нем не работают.
      У Ситхов традиционно было плохо с предвиденьем, поэтому приходилось больше полагаться на собственные знания, ум и трезвый расчёт. В этом искусстве он кое-что умел, но тёмная сторона слишком часто посылает ложные видения.
      - Да, тёмная сторона застит взор… - Император удивлённо уставился на Джедая. Что-то подобное он слышал порой на заседаниях с участием членов Совета. Но относился к этому, как к очередному околорелигиозному бреду.
      - Очень удобная отговорка, почему сильнейшие джедаи, вглядываясь в будущее, не видят ничего. – Мейс Винду улыбался, было видно, что он наслаждается.
      - Ты сказал ничего? – Тихо спросил Император.
      - Абсолютно… - Шив Палпатин сглотнул,… почему-то вспомнилось старое ситхское проклятие, которое давным-давно кинул ему в спину умирающий учитель.
      - Добро пожаловать в эпоху перемен,ситх. –Винду рассмеялся, он был доволен.
      - Почему ты рассказываешь мне это всё? – не громко спросил император.
      - Ради установления хотя бы, каких-то доверительных отношений, ситх, – передразнил Императора Мейс Винду.
      Император, опустился обратно в кресло, одарив мастера продолжительным взглядом. Затем достал из стола, простую бумажную папку. Джедай с осторожностью взял в руки, этот архаизм, затем нахмурился. В бумаге явно чувствовался отклик в Силе, мастер погрузился в чтение.
      - Это… то, что я думаю? – Настала очередь Мейса удивляться. Туше.
      - Да, это оно. Вот только за это надо будет изрядно побороться… возможность вытащить орден из прямого подчинения совету стоит дорого – император улыбнулся, пожалуй, увидев эту улыбку, змей искуситель помер бы от зависти.
      - И поставит его тебе на службу, ситх, – раздражённо бросил джедай, углубляясь в чтение. Этот документ специально был написан на бумаге. И наполнен Силой, словно вписан в саму реальность. В таком виде, любой одарённый мог почувствовать, что изложенное - истина.
      - Не мне, а Империи… - Шив Палпатин посмешил закрепить успех. Император наслаждался, это была его стихия - тонкая игра разумов. Предложений, союзов и противовесов, он получал истинное удовольствие от балансирования на грани.
      - Что практически будет одно и тоже, – возразил джедай. - Зачем тебя я? К тому же, сенат никогда этого не примет!
      - Орден парализован, он бесполезен. Ордену нужен новый грандмастер, – пожав плечами, ответил император. Он чувствовал слабину и продолжал давить на неё. Сейчас Орден был более необходим Императору, чем Император ордену. Кто бы мог подумать, что когда-нибудь, может дойти до такого исхода?
      - Ситх, я всё ещё подсудимый. – Всё больше неуверенности…Мейс Винду, словно пытался выбраться из той паутины, в которую заботливо закутывал его император.
      - Это решаемо… - заверил Шив Палпатин, в этом как раз он не видел большой проблемы. Коррупция хорошо - до тех пор, пока играет ему на руку.
      Ситуация с орденом была хуже. Скорее всего, то, что сейчас происходит в этой комнате, приведёт к очередному его расколу. Хотя, если во главе всё же не встанет Мейс Винду, раскол будет глубже и больше. Магистр казался наилучшим кандидатом.
      - Орден в опале…, - как-то, совсем уже робко, проговорил магистр, было видно, что он колеблется чисто по инерции.
      - Это возможность реабилитироваться и взять, наконец, судьбу в свои руки… - возразил Император, привставая со своего места.
      - Но… - словно цепляясь за последнюю возможность возразить начал Мейс, но Палпатин грубо его перебил.
      - Чего ты ломаешься, джедай, как будто тебе есть, что терять? Вы уже проиграли,Ситх взошел на престол.Так может быть, пора капитулировать? – Император начал терять терпение. Он ожидал, что переговоры будут сложными. Но всё пошло несколько не по сценарию.
      - Ты предлагаешь прекратить войну?
      - Я предлагаю перемирие... –наверное, ДартПлегас, сейчас непрерывно ворочается в своём мавзолее. Надо будет подключить к нему генератор, столько дармовой энергии пропадает, мрачно про себя съязвил он.
      Палпатин видел в этом возможность. Возможность окончить, наконец, бесконечную резню между одарёнными. Переведя её в другое, более привычное для ситхов, русло. Император не питал иллюзий, если дойдёт до прямого противостояния, ему не выстоять. Возможно, даже удастся уничтожить орден, да, что там, практически наверняка получится. Вот только сколько бы раз, Ситхи не одерживали верх, заканчивалось всегда всё одним и тем же.
      Можно было убить верхушку ордена. Уничтожить большую часть его адептов. Разрушить храмы, повергнуть святыни. Придать анафеме саму историю ордена. Вымарать все упоминания о джедаях, но Орден неизменно появлялся вновь. Стоило отметить, тоже было верно и для ситхов. Менялись названия, менялись личности, но противостояние адептов тёмной и светлой стороны было вечным.
      - Мир между Ситхом и Джедаем– Удивлённо переспросил Мейс Винду. В силе ощущался явный привкус светлых ментальных техник, одарённый пытается развеять наваждение. Не веря в реальность происходящего.
      - Для начала, хотя бы перемирие между Джедаями и Ситхами… - поправил его Император.
      -Такого никогда не было. – Возразил Джедай. С начала времён, адепты тёмного и светлого орденов с энтузиазмом резали друг друга. И в основном только средства становились сподручнее.
      - Всё бывает впервые. – Ответил Ситх. Но даже сам предложивший это, не очень верил в удачность этой затеи. Тем более в продолжительность такого перемирия. Просто одна из ступенек в его плане.
      Повисло тягостное молчание.
      - Знаешь, ситх, я согласен… только у меня будет условие.
      - Какое? – Подобрался Император, готовясь к продолжительной торговле.
      - Ближайшие два года, держи своего ученика от Храма подальше… - Прищурившись потребовал Мейс Винду.
      - Только если ты будешь называть меня Императором, джедай. – Парировал Ситх, он не ожидал столько простого условия, но как истинный политик, не мог не выдвинуть в ответ своё.
      - Хорошо, ваша светлость! – Издевательски усмехнувшись, ответил Магистр. Император раздосадовано подумал, что он явно продешевил.
       Конец Интерлюдии.
     
      «Ну, вот меня и вновь стало меньше» - подумал я, очнувшись в своей постели, тело ощущалось чужим. Если я очнулся, значит, операция уже прошла успешно. Осторожно, я приподнялся на кровати, в зеркале отражалась моё осунувшееся лицо. Вместо левого плеча, плотная повязка, скрывая большой провал. Всё же сустав сохранить не удалось.
      Асока тихо дремала в кресле, у моей кровати. Её серый плащ сполз, открывая шею, и верх плеч показывая некое подобие маечки. Сейчас во сне, она выглядела удивительно безмятежно. Неужели она просидела здесь, всё время, что я отходил от наркоза. Волновалась, что убегу?
      - Асока… - ещё немного полюбовавшись её сонным личиком, позвал я. Она забавно завозилась во сне.
      - Мастер, вы очнулись, – обеспокоено спросила Торгута. Почему она всё ещё называет меня так? Сейчас мои знания силы, куда меньше, чем её. Да и от человека, которым я, когда-то был, осталось совсем немного.
      Наверное, если собрать всю ту плоть, что осталось, и двадцати килограмм не наберется. Лёгкие, сердце, почки, печень, проще будет перечислить те органы, что не подверглись установкам различных высокотехнологичных устройств. Множество имплантов усиленно поддерживали моё существование.
      - Да…- Осторожно опустив железные ноги на пол, подтвердил очевидное я. Усаживаясь на край кровати напротив Асоки. В левом плече, которого уже не было, что-то болезненно стрельнуло, заставив поморщиться.
      - Как ФК001? – Когда, доктора, готовили меня к операции, его всё ещё шла. А длилась она без малого двое суток.
      - Капрал, уже лучше, его перевели из палаты интенсивной терапии, скоро его должны начать выводить из состояния искусственной комы. – Ответила Тано, она была, какой-то необычно хмурой. Насколько я успел узнать её, совершенно не типичное для неё состояние.
      - Что такое, Асока? – спросил я, призывая Силой с тумбочки датапланшет. Интересно, что я буду делать, если он, залипнет так же, как тарелка с кашей? А ещё нужно поработать с отчётом, что успел составить ФК001 и подумать.
      Может быть, смогу придумать, что-то ещё, для решения постигших нас проблем. Пока меня хватило, только на то, что бы перепечатать по памяти конституцию, доработав её слегка под местные реалии. Хорошо, что помнил я её почти наизусть.
      - Вы правда ничего не чувствуете, мастер? – тихо спросила девушка, опуская взгляд.
      - О чём ты?
      - Когда я сказала вам, о Падме… - напоровшись на мой непонимающий взгляд, она неожиданно зло на меня посмотрела. – Вы её не любили?
      Женщины, вы все одинаковые, во всех мирах. Падме, что она для меня?Ну почему именно сейчас, тебе нужно было поднять этот вопрос? Ты же знаешь, что я её не помню, с другой стороны, чувства должны были сохраниться, вот только я не тот Энакин. Интересно, если я расскажу, о том, что возможно её учитель уже мёртв,она покинет меня?
      - Я…, - Неожиданно дыхание перехватило, я буквально подавился, теми словами, что хотел сказать. Меня настигли чувства, это был стыд и злость, а ещё много чего-то совсем непонятного, это что-то, розово-синие. Розово-синие, восприятие исказилось, меня, словно пронзило насквозь, Сила…, как же больно. Это была Асока, она буквально, разрывала меня изнутри, испытываемым ворохом переживаний. Боже мой, да как они с этим живут!
      - Нет ничего постыдного в том, что мы живы, а она умерла… - с невероятным трудом выдавил из себя я. Мой голос сорвался. Она посмотрела на меня с обречённой нежностью, да что с ней творится?
      - Мастер, я… я отказала ей… Она просила меня стать своим телохранителем, но я отказала. – В этом всё дело? Блядь, господи, ну почему, я не нормальный попаданец.
      - В том, что произошло, нет твоей вины, – она прислушалась, и та буря чувств, что казалось, едва меня не убила, немного улеглась. Экран датапланшета вспыхнул, повинуясь моему желанию, словно сам собой. Где же оно, вот…
      - Читай – я откинулся обратно на кровать, оставляя планшет ливитировать в воздухе.
      - Что это…
      - Это письмо, – криво улыбнулся, смотря в потолок. В груди защемило, она читала молча. А я про себя вторил её словам. Это короткое письмо, словно бы отпечаталось в моём сознании.
      «Энакин, они забрали детей. Энакин, они забрали детей, я не знаю, где они. Меня держат в моих покоях. Энакин, я вынула имплант. Они скоро заметят. Энакин, я на Набу. Энакин, они не говорят мне, где дети, они не говорят мне, что с детьми. Я не знаю… Где же ты? Почему ты не спасёшь меня? Ты же обещал, Энакин? Энакин, они забрали детей! Как же так Энакин… Я люблю тебя… Они, идут Энакин. Просто знай, что я люблю тебя. Найди их, прошу, Энакин… »
      - Почему… - Тихо прошептала Асока, зрачки полностью заполнили её большие глаза. Сейчас она чем-то напоминала испуганную сову. Быть может это слишком жестоко, но я не хотел хранить этот секрет в одиночку. Торгута, уцепилась пальцами, за мою железную ногу, и буквально, втащила себя на кровать. Когда, она вползла на меня, её лицо исказилось в оскале.
      - Почему? – снова повторила Асока. У меня не было ответа на этот вопрос. Просто на моем личном кладбище стало на одну могилку больше. Ещё чуть-чуть и она вцепится своими острыми зубами мне в глотку. Синие глаза Асоки смотрели требовательно.
      - Я ошибся…. Отложив это письмо, что бы прочитать позже, и забыл о нём. – Чистая, правда, которая обычно никому не нужна. Чистая правда, ну как я мог не подумать, своей тупой головой, что не вижу, среди переписки адреса возлюбленной Энакина. Тупой, чванливый болван, взялся спасать галактику. Да как ты можешь её спасти, если не способен, спасти даже одного человека!?
      Старая, как мир, история:возлюбленные, разное положение, джедай и сенатор. Они не могли быть вместе, но были. Конечно, их переписка должна была быть тайной - как я мог об этом не подумать? Тогда, она ведь всё ещё могла быть жива.Калистро, кто мог знать, что Падме скрывается под этим, непонятным именем.
      - И ты молчал? – Тихо прошептала Асока. – Дети? – Её глаза смотрели требовательно.
      - Падме была беременна…
      Асока охнула, как то совсем обречённо посмотрела на меня.
      - Мы найдём их – поспешил, успокоить её я. Жаль, что сам я был не уверен в своих словах. Возможно, примерно, где искать, я знал. Но вдруг их там не будет, как найти двух детей в огромной галактике?
      - Да… - коротко кивнула, девушка и, пошатнувшись, буквально упав на менясверху. – Скажи Энакин, что бы ты сделал, если бы узнал раньше? Что бы ты сделал? – Спросила она, положив голову мне на грудь. Наросты на её голове, оказались неожиданно упруго-мягкими. В этом не было ничего эротичного.
      - Это уже не имеет никакого значения, Асока. – Но я знал, что бы я сделал бы. Единственным выходом на тот момент был император. Теперь же это не важно, мёртвых не вернуть к жизни.
      - Асока, расскажи мне…
      - Что? – прошептала девушка…
      - Расскажи мне, какой она была, – может быть, это искупит хотя бы часть моей ошибки. И моё чёрствое сердце что-то почувствует. Оно оставалось удивительно безучастным к трагедии этой нечастной женщины.
      Асока приподнялась, посмотрела на меня, в её взгляде перемешалась обречённость, тоска и решимость. Что же ты решила, маленькая боевая хищница?
      - Более храброго и решительного человека я в жизни не встречала…
       Конец первой части.

+5

4

Глава 7

Часть вторая. Властелин Ничего.

     
Глава 7. Акела промахнулся

       Интерлюдия. Планета Дагоба. Система Дагоба.
      Дымка курилась над бесконечными джунглями, надежно скрывая от любопытных глаз небольшую просеку в бесконечных болотах. На стволе гигантского дерева примостилась крохотная хижина. Скоро и эта прогалина должна была быть поглощена джунглями. Треугольный звездолёт странно контрастировал с глинобитной хижиной, с крышей из дёрна.
      Этот изящный красно-жёлтый кораблик, был явно чуждой деталью этой местности. Его посадочные стойки, плотно увязали в мягкой почве. Если бы некто не озаботился подготовкой площадки к посадке, кораблик обязательно бы утоп. Даже относительно твёрдая поверхность ствола древнего исполина, не была достаточно надёжна. На корпусе корабля была раскрыта небольшая антенна, а толстый кабель тянулся, куда-то вглубь хижины.
      Было видно, что хижина с низким покатым потолком построена давно, но долгое время был заброшена. Сейчас новый жилец медленно и с каким-то маниакальным упорством приводил своё жилище в порядок.
      За низким столом сидели двое, долговязому бородатому человеку в коричневом балахоне, пришлось пригибаться даже сидя. Но вот хозяин дома чувствовал себя вольготно. Зелёный старец с большими ушами, сидел, опираясь руками на свою клюку. На столе, стоял маленький голопроэктор.
      — Предложение это должны принять мы, грандмастером стать ты должен, Ордена раскол предотвратить дабы — Проговорил Йода, задумчиво поджимая губы. Магистр Оби-Ван был явно недоволен таким решением мудрого старца. Чернокожий магистр коротко поклонился, и изображение погасло.
      — Грандмастер, почему Вы не возглавите орден? — в голосе нетерпеливого Оби-Вана звучал ничем не прикрытый упрёк к старому мастеру.
      — В изгнании мне остаться должно, молодым дорогу дать пора. Мы тень более бросать на Орден не можем. Битву мы проиграли, войну же выиграть нам нужно, — ответил Йода, вставая со своего места и ковыляя в сторону своей кладовой. И хотя старый магистр мог двигаться нормально, но привычка выглядеть немощным старцем, даже в одиночестве, не изжить сразу.
      — Бездействовать будем мы? — передразнив старого мастера, спросил Оби-Ван. Йода недовольно покачал головой, отчего его массивные уши забавно задрожали. Оби-Ван юный всегда был слишком нетерпелив. Он же, за семь сотен лет стал слишком медлителен. Нет, решение отойти от дел было полностью правильным. Да и время его на исходе. Подготовил он себе смену, поддержкой он должен стать ей.
      — Нетерпеливый Оби-Ван, не может больше Орден в открытую действовать, Ситх у престола, законов щитом отгородился, дитя выбрать тебе должно… Подготовить, в нужный момент, с орденом его связать никто не должен что бы. — Усевшись на небольшой пенёк в кладовой, старый джедай осторожно погладил большие, ещё не достаточно сухие листья. Даже под инфракрасным обогревателем листья сохли слишком долго. Йода тяжело вздохнул.
      — Мальчик сильнее, — проговорил Оби-Ван недовольно.
      — Девочка искусна более будет… — ответил старый джедай. Он достал из складок своего балахона маленькую деревянную заготовку — в ловких пальцах блеснуло короткое лезвие, уверенным движением снимая стружку. — Выбор должен будешь сделать ты, чьею судьбою пожертвовать. Ситхов победить нам нужно.
      Маленький кораблик, покидал планету. А в руках старого джедая курительная трубка начинала обретать свой облик. Удивительно, но она была неизменна для всех из миров.
       Конец Интерлюдии.
     
      — Вы готовы? — короткий голос в динамике. Что же, почему бы мне не быть готовым: процедура, предстоит быстрая, и я надеюсь, что последняя. Полгода прошло в каком-то тумане. Слишком много медицинских операций. Забот и работы. Слишком мало жизни.
      — Да… — я стоял на своих двоих в небольшой круглой комнате. Был я абсолютно наг. Время, проведенное в виде беспомощного куска плоти, стало просто страшным сном. После установки протезов ног жизнь уже начала налаживаться, пусть её чуть не прервал один беглый джедай.
      — Закройте глаза, начинаем процедуру, постарайтесь не шевелиться. — Покраска искусственной плоти, ответственное занятие. Местная высокотехнологичная искусственная плоть была хороша во многом. Осязание, болевые эффекты, да и на ощупь в точности повторяет настоящую, вот только она не имеет пигмента.
      Из стен ударили невидимые глазу лучи, напыляя красящий элемент на молекулярном уровне, пропитывая верхний слой искусственного эпидермиса. Продвинутая версия автозагара. Цвет я оставил на откуп Асоке, и что удивительно, торгута выбрала вполне естественный для не слишком загорелого человека колер.
      Тело потихоньку начало припекать, не слишком приятное ощущение. Чувствительность искусственной плоти и кожи, что покрывает моё тело и протезы, не может не радовать. Кажется она слегка, слишком чувствительна, ох как припекает.
      — Готово… — прозвучал голос РиТу и я открыл глаза. В комнату неуклюже семеня, вошел протокольный-дроид с полотенцем в его руках, намотав полотенце на бёдра, прикрыв таким образом протез, я вышел.
      — Неплохо… — проговорила, Асока, окидывая меня придирчивым взглядом. Мне самому было интересно, что же такого получилось в результате. Торгута обошла меня по кругу, прикасаясь ладонью к плечу, проводя ладонью по руке. От её прикосновений стало немного щекотно.
      — Как самочувствие? — из операторской вышел, РиТу выглядел он озабочено.
      — Неплохо, док, вот только… кожа всегда будет такая чувствительная? — спросил я, едва не отскочив, когда видимо увлекшаяся Асока провела ноготком по левому плечу.
      — К сожалению, придется потерпеть, пока мозг не привыкнет интерпретировать сигналы от искусственных нервных волокон, — менторским тоном ответил мне врач.
      — Не желаете оценить полученный результат? — поинтересовался РиТуи дождавшись кивка, вызвал голографический экран во всю стену. На экране был я и Асока, она что-то задумчиво разглядывала сзади. Можно было предположить, что позвоночный экзоскелет, вот только взгляд её был несколько низковато.
      На экране отражался очень высокий, хорошо сложенный человек. Что ж, мечта сбылась, и теперь я обладатель почти идеальной мускулатуры. Как жаль, что мой здесь только едва намечающийся пресс, результат регулярных тренировок с Асокой. В общем и целом, если знать, как было раньше, получилось довольно неплохо.
      Да что там, теперь у меня даже появились брови и волосы. Чёрная, всё ещё жёсткая щетина на голове, результат кропотливой работы дроида, вживившего в мою черепушку волосы. По ощущениям от процедуры, в меня воткнули, как минимум, несколько миллионов волосяных луковиц!
      Лицо, к сожалении так и осталось весьма страшноватым, но тут даже прогресс далёкой-далёкой не мог сделать ничего лучше. Хотя РиТу предлагал полную пересадку от донора, я отказался.
      Дверь вновь открылась, и в комнату, шлёпая тапочками, вошёл Трайн Кирк. Встав рядом с доктором, он принялся меня внимательно разглядывать. Чёрт, чувствую себя каким-то экзотическим экспонатом! Немного посмотрев на меня, инженер углубился в изучение чего-то на своём планшете.
      — Приятно, когда тебя благодарят за хорошо выполненную работу, как закончите с самолюбованием зайдите ко мне, — бросил Трайн Кирк выходя из помещения.
      — Он всегда такой? — спросила у РиТу Асока, снова касаясь моего плеча. Изображение в этот момент поменялось, показывая меня со спины, мда… полотенце немного коротковато. На спине, изрядным чёрным бугром, выделялся экзоскелет на позвоночнике. Смотрелся он конечно жутковато, но в матово-чёрном корпусе было какое-то мрачное изящество. Что же, если считать эту незначительную деталь — хотя бы внешне я мужчина.
      Правда, только внешне, если знать, количество запихнутых в меня искусственных деталей. Метала, пластика, керамики, я нечто среднее между человеком и роботом. Просто бесполый киборг, интересно изменился бы я, если бы протез, не приводил мой гормональный фон в норму. Насколько человеком управляет его физиология?
      — Трайн Кирк отличный специалист — сухо ответил ей РиТу. Если этот отличный специалист, желает меня видеть, лучше не заставлять его ждать — ещё одной тонкой настройки протезов я могу и не пережить. От одной мысли об этом по спине побежали мурашки.
      — Асока, принеси, пожалуйста, мою одежду… — попросил я подругу.
      — Зачем, Мастер, вам и так… — ещё один странный взгляд — неплохо, — ответила мне торгута, и показав свой длинный язык, удалилась, чертовка.
      …
      В простой синей одежде я стою на пороге кабинета Трайн Кирка и слегка робею. Прошлый мой визит не принёс ничего хорошего. К тому же, на этот раз у меня нет моральной поддержки в лице Асоки. Доктора утащили её на прохождение медицинских процедур. Торгута по моему настоянию прошла полное обследование, и совершенно неожиданно обнаружилось парочка неприятных болячек.
      Плохо залеченное после ранения плечо, несколько неудачно сросшихся рёбер. Несколько переломов, обещающих стать проблемой в будущем. Думаю, всё это осталось бы незалеченым, если бы я не включил в перечень процедур сведение шрамов от ранений, не обработанных вовремя бактой.
      Расставшись с почти половиной своих сбережений, я отправил Асоку на излечение. Когда ещё выпадет возможность, побывать в возможно лучшей лечебнице галактики. Несказанным чудом показалась изрядная скидка на лечение. Чёртовы крохоборы!
      — Проходите, проходите… — позвал меня Трайн Кирк, казалось, он успел почувствовать моё присутствие, прежде чем дверь успела открыться. Инженер работал, сидя в глубоком кресле, над его столом медленно вращалась проекция некой полукруглой конструкции, повинуясь движению рук асогарианца.
      — Минуту подождите, я скоро закончу, — попросил Кирк, не отвлекаясь от работы.
      Обнаружив в углу стул и сняв с него коробку с протезами, я подтянул его поближе к рабочему месту инженера. Необходимость долго стоять до сих пор вызывала некоторый дискомфорт, но я питал надежду, что это скоро пройдёт.
      Наблюдать за тем, как инопланетянин работает было всё так же занимательно. Наконец он закончил, и повернулся в своём кресле ко мне. Внимательно осмотрев меня, инопланетянин, похоже, остался доволен своей работой. У меня тоже не было каких-то нареканий.
      — Думаю, нам следует обсудить несколько моментов. Но не здесь, следуйте за мной, — проговорил Инженер, выскальзывая из кресла и шаркая по полу тапочками. И вот мы оказались в просторном помещении, треть которого занимала круглая чёрная капля. Это устройство напоминало вполне стандартную медкапсулу, только раз в десять больше размером.
      Инженер невесомо коснулся небольшой панели, и капсула разделилась на две части. Верхняя часть поднялась — в открывшемся проходе были видны белые стены. В центре камеры находилось большое наклонное кресло, прямо как стоматологическое, от чего рождались неприятные ассоциации.
      — Проходите, присаживайтесь… — указал на кресло инженер, раздеваться не обязательно. Я осторожно зашёл в открывшийся зев этого устройства. Кресло на ощупь оказалось шероховатым. Стоило мне прилечь в него, как оно обхватило меня сзади. Лёгкий неприятный укол на уровне плеч — и руки перестали меня слушаться.
      — Что происходит? — паниковать было рано, но вновь навалившееся чувство беспомощности было неприятным.
      — Не беспокойтесь это вполне стандартная процедура. — Створки устройства начали смыкаться, отрезая меня от окружающего мира, по ушам ударила тишина. Дыхание стало оглушительным, помещение надёжно блокировало внешние звуки.
      — Хорошо, доктор… — с трудом выдавил я.
      — Сейчас вы подключены к внутренней сети вашего личного медицинского отсека, — голос инженера звучал, откуда-то из-под потолка.
      — Теперь наличие подобного помещения будет залогом вашей долгой и полноценной жизни. Основная его задача — поддерживать всю машинерию вашего организма в рабочем состоянии. К сожалению, техника не способна к самовосстановлению, поэтому со временем изнашивается и только своевременная замена и техобслуживание может гарантировать её безотказную службу, — в голосе Трайна Кирка послышалось сожаление.
      — Часто необходимо делать диагностику? — неожиданно навалившиеся чувство беспомощности прошло. Жаль, что новость была не из приятных.
      — В идеальных условиях, ежедневно, диагностикой пренебрегать нельзя. Однако с этой функций может справиться и вполне стандартная медицинская капсула. Но я бы настоятельно рекомендовал, не пренебрегать и полным технических обслуживанием — скучающим тоном сообщил инженер.
      — А что будет, если я не буду иметь такой возможности? — с любопытством поинтересовался я.
      — В подобном случае, не могу гарантировать вам полноценного функционирования, — просто ответил Кирк, вгоняя меня в некоторый ступор. — до полной потери функциональности.
      — Потери функциональности? — Невольно переспросил я, что-то мне не нравится, как это произнёс Кирк.
      — Вы называете это смертью — в голосе инженера послышались скучающие нотки, словно он не понимал, почему люди её так боятся.
      Из стен выскользнули многочисленные манипуляторы, кресло встало вертикально. Металлические руки, буквально разбирали меня по частям. Короткий болезненный укол, лазер разрезает плоть на левой руке.
      Манипулятор, поднимает искусственную кожу, открывая жуткий вид на металлические части протеза. После чего другая клешня с недоступной разумному скоростью, начинает копаться в мешанине из метала и плоти. Боль пронзает меня насквозь, дыхание перебивает, чтобы в следующую секунду, грудная клетка поднялась сама собой в принудительном вдохе.
      Флегматичная клешня, словно нарочито медленно, опускается из-под потолка. Неуловимо быстрое движение — и вот устройства ковыряются в моём животе. Ещё два манипулятора поменьше протыкают меня под рёбрами, и лезут куда-то под грудь. Нечто касается моей спины, боль пронзает спину, я пытаюсь выгнуться дугой, но не могу, кресло держит плотно, не пошевелиться.
      Закрываю глаза, смахивая непрошено выступившие слёзы. Боль в теле сливается в один сплошной, постоянный поток. Неуловимо быстрый укол в пах, рот раскрывается в беззвучном крике, прерываясь очередным принудительным сокращением грудной клетки,выдох.
      Сколько времени длилась эта пытка, не знаю, просто вдруг неожиданно всё закончилось. Манипуляторы так же быстро собрали меня, и только несколько красноватых пятен осталось в тех местах, где бесстрастная машина проткнула мою плоть.
      — Это всегда будет так… неприятно, — голос был чуждым, слова дались мне с трудом, неприятное тянущее чувство в груди медленно отступало. Так, наверное, себя чувствуют заживо освежёванные.
      — Сожалею, но использование обезболивающих во время процедуры полного технического обслуживания не рекомендуется, — бесстрастно ответил мне инженер, у меня возникло неожиданное желание его придушить.
      — И часто мне нужно проходить через такое? Потихонечку, ко мне начало возвращаться самообладание. Я прикрыл глаза, наслаждаясь возможностью дышать самостоятельно.
      — При интенсивной эксплуатации рекомендую раз в две недели, а так же по результатам диагностики. Я сброшу вам подробные технические спецификации и инструкции — неутешительно ответил Кирк.
      Вновь лёгкий неприятный укол в плечи, и контроль над руками вернулся ко мне. Крышка медицинской камеры поднялась, позволив покинуть своё чрево. Инженер ожидал меня на выходе, его лицо сморщилось, я знал, что так он улыбается.
      — Мои поздравления с успешным окончанием лечения — Трайн Кирк протянул свою длиннопалую руку. Что же, он выполнил своё обещание, теперь я действительно могу её пожать. Только почему-то радости у меня от этого нет никакой.
      …
      Космос! Я ожидал встречи с ним, но это произошло слишком буднично.
      — Ну вот, я тут… — обзорная площадка фрегата типа «Пельта». Довольно большой корабль, почти триста метров в длину, с экипажем в девять сотен разумных. Сейчас здесь пусто, смотреть особо не на что, судно готовится к гиперпространственному прыжку. Только чернота бесконечного космоса и немигающие звёзды. Такое захватывающее, и одновременно, на удивление скучное зрелище.
      Разочарование, ещё одна мечта детства оказалось бесполезным мусором. Что такое первый полёт в космос, для мира, где выход на орбиту обыденная вещь. Даже гражданские кары, при необходимости способны выходить на низкие орбиты, что уж говорить о космических кораблях.
      Апатия медленно завладевала моим существованием. Прозрачная стена обзорной палубы. Лёгкий укол интереса, надо узнать, как называется этот материал. Но сейчас это не важно, просто он приятно холодит мне лоб.
      Я одет в коричневый китель, на голове должна была быть фуражка, но я её где-то посеял. РиТу предупреждал, что депрессия это вполне обычно для ампутантов после выписки. Слишком большой контраст между ожиданиями и реальностью. В каюте у меня даже лежат таблетки, если мне станет совсем уж хреново.
      — Сэр, вам необходимо вернуться в каюту, — нарушил мои размышления ФК001. Почти полгода прошло, а он всё так и не отошел до конца от операции. Черты его лица заострились, стали чётче. Характер ещё педантичнее, хотя, казалось бы, куда уж больше. Военная выправка ещё более жёсткая, смотрит на меня со спокойной уверенностью.
      — Хорошо… — сказал я, отворачиваясь от обзорного экрана. Моя каюта, располагалась на верхней офицерской палубе, рядом с каютой Асоки. Неугомонная торгута, стоило ей оказаться на корабле, убежала знакомиться с камбузом этой большой посудины. Её явно особенно остро волновали вопросы пропитания.
      — Через сколько мы пребудем на Корусант? — мой голос показался мне чужим.
      — Через тридцать стандартных часов… — Ответил мне капрал. Времени в обрез, нужно было ещё посетить мой личный медицинский бокс. К сожалению, теперь это моя реальность, а ещё хорошо бы подумать, до встречи с императором осталось всего лишь тридцать часов. Меня что-то неуловимо тревожило, Сила ли это шепчет мне, а может быть, это просто страх?
      — Проводи меня до моей каюты… — попросил я ФК001.
      По корабельным отсекам я шёл неспешно, нехотя, всячески оттягивая встречу со своей личной мед.капсулой. Надеюсь, я когда-нибудь к этому привыкну. Нужно обязательно выяснить, почему даже просто диагностика так болезненна. Капрал бросал на меня недовольные взгляды, и посматривал на часы, по протоколу перед началом гиперпрыжка всему экипажу следовало занять посты по расписанию, а пассажирам оставаться в своих каютах. Но я чувствовал, что ещё вполне успеваю.
      — Разрешите обратиться, сэр, — нарушил мерный звук шагов капрал.
      — Что такое? — поморщился я, похоже, придется смириться с манерой общения ФК001. Капрал обогнал меня, было видно, что он о чём-то напряжённо размышляет. Моё же безразличие к происходящему вокруг достигло своего апогея.
      — Спасибо… — офицер опустил взгляд, его руки были сжаты в кулаки. Затем словно набравшись решимости, он поднял свои глаза. — Я не подведу, оправдаю оказанное доверие.— Долго же он созревал для благодарности.
      — Не сомневаюсь, — я положил руку ему на плечо. — У тебя будет ещё немало возможностей, — возможно, купленная ценой в руку жизнь окупится, только недавно я понял, какую цену заплатил. Не уверен, что знай заранее, решился бы на подобное вновь. Незнание легко позволяет быть храбрым.
      Интересно, если я сейчас предложу ему предать Империю, и попытаться убить императора, он пойдёт за мной? Или так же с чувством выполняемого долга, отрапортует в необходимую службу. Достаточно ли он лоялен лично мне? Достаточно ли для лояльности один раз спасти чью-то жизнь? Вопросы, на которые мне нужен ответ.
      Добрую половину небольшой каюты занимала сигарообразная капсула. Эта была слегка модернизированная стандартная капсула с медицинского корвета. К сожалению, в отличие от устройства, разработанного Трайн Кирком, снимать одежду она не умела.
      Рубашку я стянул через голову, чтобы не мучиться с крючками. Жаль, что с брюками такой номер не проходил. Пальцы протезов были слишком неуклюжими для тонких манипуляций с пуговицей. Мелкая моторика ни к чёрту. К сожалению, это могли исправить только время и практика. А сейчас я тихо злился на свою вынужденную беспомощность.
      Дверь открылась, вошла Асока, увидела меня, воюющего с брюками, тихо ойкнула и залилась краской.
      — Ты немного поспешила, надо было прийти чуть позже, к основному зрелищу — проворчал я. Тугая застёжка никак не поддавалась. Эти чёртовы брюки, явно не были рассчитаны на увеченных офицеров. Хотя может быть, это тонкий расчёт инженера, чтобы даже если офицер замыслит, что-то крамольное, его жертва успела бы, тихо смеясь, убежать, пока тот возится с брюками.
      — Чёртова пуговица… — одно короткое движение, звук рвущейся ткани и кусок штанов остается у меня в руке. Ну вот, опять, всего-то стоило слегка переборщить с усилием.
      — Мастер, я конечно понимаю, что я обворожительна… — рука Асоки начала своё движение от талии, и соскользнула по крутом бедру, но стоило ей заметить мой взгляд, она замолчала.
      Что же в эту игру, нужно играть вдвоем. Мои губы растянулись в плотоядной усмешке, один короткий шаг в направлении ученицы. Тано тихо ойкнула, ещё сильнее покраснела, попятилась, неудачно наткнувшись на кровать, завалилась в неё навзничь.
      — Как я вижу, тебе совсем не терпится, — усмехнулся я, смотря как Асока, ворочается в кровати, всё сильнее запутываясь в ворохе одеял. Никогда не любил заправлять постель, к тому же, с моим текущим владением протезами, это черева-то. Не уверен, что третий комплект постельного выдадут мне.
      — Мастер… — обвинительный возглас из живого кокона в момент, когда я прохожу мимо, забираясь в медкапсулу. Странно, а чего она вообще ожидала? Этим мысли отвлекали меня, пока я забирался в тесный, похожий на гроб медицинский агрегат. Если моё настроение и улучшилось, то ненадолго.
      — Потом… — коротко ответил я, сам ещё не понимая, что только что сказал, легкий уже ставший привычным укол в плечи. Короткое нажатие клавиши, и непрозрачная крышка закрывается. Не стоит Асоке смотреть на то, что будет происходить дальше…
      Металлическая пластина с нарочитой неспешностью поднимается, шевелиться не хочется, тело помнит неприятные прикосновения бесстрастных металлических пальцев. Сильно дёргает левая рука, вспыхивают болью места проколов, там, где манипуляторы прокололи искусственную плоть, чтобы обработать многочисленные стыки живой плоти и моего механического плеча.
      — Это всё так же больно? — тихо спрашивает Асока. Не утерпела и сунула свой нос, её лицо выглядит озабоченным.
      — Да… — просто отвечаю я, с трудом выбираясь из капсулы. Протезы сейчас ощущаются особенно чужими. Ещё один стимул постигать Силу быстрее, хотя мои успехи всё ещё оставляют желать лучшего.
      Асока осторожно поддерживая меня, помогает дойти до кровати, мои ноги словно чужие, но с каждым шагом я иду всё уверенней. С невероятным облегчением, занимаю горизонтальное положение. Я засыпаю, пока торгута обрабатывает многочисленные места проколов, с этим мог бы справиться и дроид, но у меня нет сил на то, чтобы спорить.
      …
      Корускант. Вот уж воистину, этот город никогда не спит. На ночной стороне город горел ярче ночного неба, из космоса планета была словно покрыта светящейся паутиной. Только на линии терминатора виднелись мрачные свинцовые облака. Лёгкая дрожь, когда небольшой шатл, опустился в крытый ангар. Планета встретила нас хмуро. В этом секторе сейчас была ночь. Огромный город горел ночными огнями. Снующие в небе кары сливались в единые небесные трассы летящих светляков.
      — Добрый вечер. Хозяин ожидает вас… — Дроид-секретарь, забавно семеня, приблизился. — Пройдёмте, пройдёмте, не следует заставлять его светлость ждать.
      Асоке и ФК001 пришлось остаться в гостиной, в компании совершенно неожиданно оказавшейся здесь доктора Нимзоры. Она любезно согласилась скрасить их ожидание, пока дроид вёл меня куда-то вглубь квартиры.
      Небольшой полукруглый зал, черные, покрытые странным, словно текущим рисунком стены. Красная трехгранная колона в центре. На полу две больших чёрных подушки, на одной из них спокойно восседает император, в его руках чашка, от горячего напитка поднимается пар. Дверь закрылась за мной, столь плотно, что дверного проёма не видно. Свет идет откуда-то из углов, подсвечивая помещение зловещим синим.
      Император опускает свою чашку на небольшой поднос, стоящий между подушек, жестом приглашая меня присесть. Его желтые глаза бесстрастно отслеживают каждое моё движение. Кажется что сейчас меня разбирают по винтикам. Я неуклюже опускаюсь на своё место. Комната погружается в тягостное молчание, оно затягивается, всё усиливая неприятное предчувствие.
      — Твои дети живы, вполне здоровые мальчик и девочка, — тихий голос Императора, едва не выбивает из меня дух, заставив кулаки сжаться. Мой жёлтый световой меч на поясе жжет бок, вот только я полностью уверен, что он мне не поможет.
      — Дети? — стараясь, чтобы голос не прозвучал удивлённо, спрашиваю я. Император улыбается, видно, что это момент его триумфа. Жёлтые глаза горят в полутьме.
      — Всё же, не Энакин.… — в голосе Ситха слышно удовлетворение и лёгкий привкус интереса. Тот самый, натуралистический, интерес коллекционера, разглядывающего занятную букашку, прежде чем приколоть её булавкой в свой альбом.
      — Самообладание никогда не было сильно чертой моего покойного ученика… как занятно… — Император поднимает чашку с подноса. Делает глоток, смотрит, цепко отслеживая каждое моё движение. Чувство затягивающейся на шее удавки — неприятное чувство.
      Я беру с подноса вторую чашку, терпкий запах бьёт в нос лёгкими нотками перечной мяты. Напиток оказывается неожиданно горьким и сладким, чем-то, отдалённо напоминая земной зелёный чай.
      — Да, теперь я вижу. Всё же все мы, одарённые, слишком привыкли полагаться на Силу, — Император тихо вздыхает, пьёт… — Даже я не исключение, всё же, Энакин был слишком ярким.
      — Нет, теперь я понимаю, неодарённый раскусил бы тебя сразу, но даже сейчас Сила настойчиво твердит, что ты именно Энакин Скайвокер. — Его голос, звучит мягко, в нём не слышно угрозы, просто небольшая досада.
      — Когда вы поняли? — хотелось бы знать, на чём именно я прокололся.
      — Начал что-то подозревать давно, ты не проявлял никакого интереса к судьбе возлюбленной Энакина. Но это не вызывало сильных вопросов, учитывая то, что она сделала. Ты вёл себя нетипично: слишком сдержанный, слишком спокойный, покорный. Но Сила твоя ослепляла мой взор. Окончательно же убедился только сейчас… — Император вновь приложился к своей чашке.
      — Значит на этом всё? — мой голос прозвучал удивительно спокойно. Ну, куда мне, тягаться с монстром, что сидит напротив меня. Сейчас я отчётливо чувствовал, что если это существо, возжелает убить меня, шансов у меня нет.
      — Почему же, хоть ты и не Энакин, ты всё ещё остаёшься Избранным… — император тихо рассмеялся, его каркающий смех звучал зловеще. — Избранный, призванный принести равновесие в Силу.
      — Значит, вы не откажетесь от меня, учитель? — каким-то чудом мой голос прозвучал спокойно и ровно.
      — Отказаться, о нет, мой Ученик… — ситх цедил слова, растягивая губы в улыбке… — Ты о-очень ценное приобретение, знаешь ли, я даже знаю, что с тобой могло произойти.
      — Знаете… — горло сжало словно удавкой, боль пронзила грудь…
      — Да, ты родился, рос, набирался опыта, а потом просто очнулся уже здесь. Возможно, у тебя была книга, фильм, может быть, компьютерная игра, по который ты мог узнать обо мне, об Республике, об Империи. Всё это для тебя было просто выдумкой. Ведь так? — Наконец спросил император, и в этот момент Сила, сжимавшая моё горло, немного ослабла.
      — Да… — с трудом выдохнул я.
      — Есть одна очень древняя техника, не знаю, откуда Энакин мог о ней узнать, и не думал я, что лично столкнусь с результатом её работы. Страшная в своей простоте техника, требующая огромную, даже непомерную плату, но невероятно эффективная. Она позволяет выжить тогда, когда это невозможно, и создает из себя орудие, способное повергнуть врагов применившего её. — Голос императора обволакивал меня, гипнотизировал. Комната словно плыла.
      — Ты великий воин, полководец, или быть может, там, ты прославился как неординарный ум? — неожиданно громко спросил, даже скорее приказал ответить, император.
      — Нет, просто чиновник, — слова сорвались с моих губ прежде, чем я осознал, что говорю.
      Несколько мгновений император сверлил меня взглядом. Его горящие жёлтым глаза слегка притухли. А затем он рассмеялся. Император хохотал, будто обезумевший, придерживая вздымающиеся бока руками. Тем временем я медленно покрывался холодной испаренной. Император смеялся так, на его на глазах даже выступили слёзы.
      — Чиновник? Энакин променял свою суть на простого чиновника? Сила… — Едва смог выдавить из себя ситх. А затем совсем неожиданно, замолчал. Как-то очень внимательно всмотрелся в моё лицо. Стены комнаты налились красным, колонна, наоборот, стала синей.
      — Всё та же удивительная мощь, — задумчиво проговорил император, его глаза вновь налились ровным жёлтым свечением. — Неудивительно, что я так долго считал тебя Энакиным Скайвокером.
      — Когда я отправлял агентов, чтобы расследовали загадочную смерть сенатора ПадмеАмидалы, я даже помыслить не мог, что они принесут мне информацию о том, что она была беременна. — Голос императора был слегка ироничным.
      — Естественный ход вещей, — пожал я плечами, вновь прикладываясь к чашке, чтобы скрыть, что мои протезы дрожат. Никогда бы не подумал, что можно получить тремор механических конечностей.
      — Не совсем так, мой ученик. Агенту удалось перехватить образцы крови детей. Так вот, оба ребёнка одарённые, мальчик чуть больше пятнадцати тысяч медиохларина на кровяную клетку, удивительно много в таком возрасте, девочка слабее — около восьми тысяч. — Сквозь прищуренные веки, Палпатин внимательно следил за моей реакции. Изморозь, казалось, прописалась на моем загривке.
      — Это так удивительно? — каким-то чудом, мне удавалось сохранять скучающий тон, не представляю.
      — Вероятность такого события, меньше статистической погрешности. Шанс рождения одарённого от одаренных родителей, даже меньше. Поскольку возможность пользоваться Силой не связана с физиологией.
      — Но как же мидихлорианы, — недоумённо вырвалось у меня.
      — Ученик, ты делаешь типичную ошибку дилетанта, путая причину со следствием. Симбионты силы, в крови одарённого — следствие его чувствительности к Силе. Конечно, их наличие в крови несёт некоторые полезные бонусы, но не более. — Император залпом допил свой напиток, поставив пустую чашку на поднос. И дождавшись, когда я начну пить, совершенно неожиданно продолжил.
      — Я не против, заделай ты ребёнка своей ученице, — я едва не подавился горячим напитком, но всё же, смог проглотить его, немного обжег, правда, горло. Шив Палпатин как-то странно улыбнулся.
      — Из искусственно оплодотворенных яйцеклеток, получаются совершенно обычные зародыши — значит необходимо повторить изначальные условия. — Ситх продолжал улыбаться, он явно наслаждался моей реакцией.
      — Мы немного разных видов, — попытался я отговориться от участи быть племенным бычком.
      — Ерунда, для Силы всё едино, с Падмой ведь получилось, — отмахнулся император.
      — Падме была человеком, — резонно возразил я.
      — Прежде всего, Амидала была королевой и сенатором Набу. Традциии этой замшелой планетки всегда были весьма радикальны, связано это с жёсткой системой престолонаследия. Чтобы исключить случайности, Амидале, как и всем до неё, удалили репродуктивную систему, — император говорил об этом, как о чём-то, вполне общеизвестном.
      — Удалили? — в горле, отчего-то неожиданно пересохло.
      — Да, ученик. Набу не избежало участи долгих и продолжительных междоусобных войн. Поэтому, чтобы избежать проблем с преемственностью, сохранить чистоту линии и избежать генетических уродств, будущих монархов выращивают в инкубаторе.
      — Дети ещё живы? — тихо спросил я. Если жители Набу додумались до такого, то что для них жизни двух новорожденных младенцев.
      — Кончено, им несказанно повезло родиться одарёнными. Сила защищает их, убить даже взрослого одарённого черевато карой от Силы. А уж детоубийца не избежит наказания, даже если будет действовать через десятые руки, — пожал плечами император, слегка успокоив меня.
      — Жаль, что местоположение их выяснить ещё не удалось… — Палпатин поморщился, было видно что он не доволен этим фактом.
      — Это будет одной из твоих первостепенных задач, ученик. Если конечно ты хочешь жить. — Его лицо растянулось в змеиной усмешке. Никакой угрозы в голосе, он произнёс это будничным, спокойным тоном.
      — Да, Учитель, — мне оставалось только согласиться.
      — Да… твоё задание. У тебя будет вполне конкретная, простая миссия. Флот Империи смехотворен, он не отражает реального положения дел в галактике. Твоя первостепенная задача — увеличить его как минимум в три раза. У тебя будет полная свобода действий, но если нужно будет, сам будешь собирать корабли. — Ситх улыбался, выдавая мне невыполнимое задание.
      — Имперский флот, должен будет насчитывать минимум тысячу больших кораблей уже через год. — Лицо императора исказила какая-то дьявольская усмешка. И как это понимать, больших? Что для императора большой корабль.
      — Я не справлюсь… — изморозь на моей спине превратилась в лёд, невольно вырвалось у меня.
      — Забудь это слово, ученик, — по рукам Ситха побежали искры, комната наполнилась лёгким угрожающим треском.  .

+4

5

Глава 8

Глава 8. БДСМ всегда в моде
      Полукруглая комната, всё те же зловеще-красные стены. Император напротив, задание, что возможно невыполнимо. Меня раскрыли, так просто, буднично и непринуждённо. Он знает о детях, он хочет проверить мою возможность иметь одарённых детей.
      Кусочки мозаики медленно вставали на свои места. Вот зачем мне вернули облик близкий к человеку, вот зачем, мне дали возможность общаться с бывшей ученицей Скайвокера. Вот почему, вокруг меня было так много хорошеньких медсестёр. Императору нужны дети, он уже попробовал получить их искусственно, но потерпел фиаско.
      Значит, нужно повторить начальные условия, так, старый ты извращенец? А то, что пока физически подопытный не может иметь детей. Да и вообще, не способен к процессу, так даже интересней. Если результата не будет, что же, приделаем пистон обратно и попробуем снова?
      Злость, медленно и уверенно затапливала моё существо, по кусочку отвоёвывая пространство у сковавшего меня холода и депрессии. Кулаки непроизвольно сжались. Остатки ног напряглись, словно готовя тело к прыжку.
      Император смотрел на мои метания с любопытством, и казалось, он чего-то терпеливо ждал. Мой световой меч, которым меня едва не убил Винду, неистового просился в руки. Одно короткое движение, один простой выпад. Решение всех проблем? Медленно, очень медленно, я брал себя в руки, хотя, скорее, в протезы.
      — Неплохо, мой ученик, неплохо… такой самоконтроль достоин награды. — Улыбнулся Император, все мои чувства и мысли, были для него как на ладони.
      Короткий взмах морщинистой руки, и в стене за колонной открывается ниша. Броня. Похоже, мне не избежать этой участи, эту броню узнает любой, даже человек, не смотревший сагу. Массивные матово-чёрные слабо блестящие наплечники, под стать им поножи и наручи, чёрный, ниспадающий до пола плащ, словно стёганная массивная кираса. Вот только пульта на груди, я что-то не вижу.
      — От личности Энакина Скайвокера тебе придется отказаться. Поэтому, с этого момента, твоим лицом будет эта маска. Советую внимательно выбирать людей, которым ты будешь открывать свой истинный облик, мой ученик, — спокойно проговорил император. Чёрные линзы шлема, казалось, смотрели на меня со сдержанным любопытством.
      — Кроме того, эта броня позволит тебе длительное время действовать автономно вдали от цивилизации, — продолжил император, после чего принялся копаться в складках своего плаща. Он вынул две небольшие пирамидки серого цвета, слегка поморщившись, положил на поднос рядом с чашками.
      — Ситхский голокрон? — оторвав свой взгляд, наконец, от моего нового облачения спросил я, слегка насторожено рассматривая пирамидки с белыми навершиями.
      — Нет, джедайский, — это слово в устах Ситха прозвучало с каким-то странно ироничным привкусом.
      — Для твоей ученицы. Позволит ей продвинуться в её обучении. Хочешь, отдай ей их сразу, хочешь, оставь себе, меня это не интересует, — скучающе проговорил он.
      — Спасибо учитель… — тихо поблагодарил я Палпатина, слегка склонив голову. Жаль, что я ни на грош не верил в его бескорыстие.
      Легко и непринуждённо ситх поднялся на ноги, не могу похвастаться, что у меня получилось так же. В руках императора, словно по волшебству появился световой меч, короткая красная вспышка. Непроизвольно, я прикрываюсь рукой от удара, наносимого сверху. Отчего удар ногой в грудь оказался полной неожиданностью. Пинок, я лечу в противоположный конец комнаты, спина больно врезается в рельефную стену.
      — Плохо… — короткая фраза звучит в устах Ситха приговором
      — Вставай, мой ученик, доставай свой меч, собери волю в кулак и сражайся. — Голос ситха гремит, ударяя меня у стены, не слабее пинка.
      Император стоит, широко расставив ноги, его меч светится красным, руки едва видны в складках плаща, но кажется, ткань ничуть не мешает ему. Неуклюже я поднимаюсь — удар. Не успеваю встать — венценосный пинок отравляет меня в непродолжительный полёт. Когда он успел приблизиться?
      — Не думай, что враг, будет ждать, когда ты подготовишься, мой непутёвый ученик… — шипит разгневанной гадюкой император.
      Лёгкий укол злости, и вот я, каким-то чудом, на ногах. Правда ещё нетвёрдо, меня слегка пошатывает, рёбра отдаются болью при каждом вздохе. Я снимаю с пояса световой меч, одновременно активируя его. Взмах, протез кисти с шипением падает мне под ноги.
      — Неожиданный ход… возможно какого-нибудь падавана это и ошеломит — нечасто противник начинает бой с того, что сам себе отрубает руку, — сарказмом в голосе ситха можно было резать. Левая рука болит, как живая, я несколько неуклюжих шагов, скрадывая дистанцию, и бью сверху вниз.
      Короткое движение багрового клинка, и мой жёлтый меч ударяет в пол, оставляя на нём большую чёрную прогалину. Императорская ладонь раскрывается мне на встречу. Силовой толчок заставляет меня отступить всего на несколько шагов.
      — Сила удара — превосходно, скорость и навык — отвратительно! — император тычет в меня световым мечом словно указкой.
      Ноги слушаются меня уже лучше, левая рука горит огнём, чёрт, больно и обидно. Хотя, что можно успеть за полмесяца занятий с мечом. Чёртов старый хрыч, хорошо приложился мне по рёбрам.
      Делаю шаг и удар, ещё один шаг и снова удар, я наступаю. Без затей луплю мечом, словно это простая палка. Император отступает, кружа по комнате, с какой-то вполне видимой скукой отражая мои неуклюжие выпады. Самое обидное, делает это так, чтобы я не задел ни пол, ни стены. Чёртов позёр, о, как мне сейчас хотелось достать его хоть бы раз.
      — Уже лучше, но всё ещё плохо… — выставленная рука, ветер бьёт в лицо… заставляя отступить на один единственный шаг. А затем сразу короткий, без замаха, укол, световой меч проходит в считанных миллиметрах от моего лица.
      — Итак, ты мёртв, закончим на этом… — сказал как отрезал Ситх, деактивировав свой световой меч. Несколько мгновений я борюсь с желанием атаковать императора, и только понимание абсолютной бесполезности этого останавливает меня.
      — Энакин Скайвокер умер сегодня, теперь ты — Дарт Вейдер, мой ученик — не разочаруй меня.
      Несколько мгновений я колебался, но затем, опустился на одно колено перед императором, слегка склонив голову, чтобы скрыть выражение моего лица, уткнув остатки протеза левой руки себе в грудь, и изо всех сил стиснув зубы, чтобы не заорать.
      — Хорошо, отправляйся, приведи себя в порядок и облачись в доспехи, сегодня тебя ждёт важная встреча, у тебя есть час — отворачиваясь, проговорил император.
      …
      Входя в отведённые мне покои, я пошатывался, левый отрубленный протез болел. Чёрт подери того, кто придумал симулировать повреждения болевыми ощущениями. Одежда промокла насквозь, пот неприятно пах лекарствами.
      Сделав несколько шагов в сторону мед капсулы, я в нерешительности застыл. Большая чёрная капля была смонтирована сейчас в гостевых покоях квартиры императора. Ситх любезно отпустил меня после избиения, чтобы я привёл себя в порядок и одел броню. Личину следовало примерить.
      Доспех сейчас стоял возле кровати на специальной подставке, шлем всё так же буравил меня непрозрачными чёрными глазницами. Когда его успели доставить? Можно было залезть в капсулу, не раздеваясь, но я принялся с остервенением стаскивать с себя одежду.
      Промокшая ткань неприятно липла к телу, возникло непреодолимое желание зарядить по нахальному шлему с ноги. Чёрт, и как мне дальше быть… Неожиданно в комнату постучали.
      — Кто там? — рявкнул я на ни в чём не повинную дверь. Дверь слегка вздрогнула, но пережила мою ярость.
      — Это я… — послышался тихий, слегка испуганный голос Асоки.
      Прикрыв глаза, я сделал несколько вдохов и выдохов, пытаясь привести свои чувства в порядок. Злость никуда не делась. Ещё несколько вдохов, мир перестал играть красноватыми красками… Медитация, все так же мне не давалась, но простейшие дыхательные техники под руководством Асоки я смог освоить.
      — Всё в порядке, Асока… — уже более-менее ровным голосом проговорил я в дверь. Нет, ей решительно не стоит видеть меня в таком состоянии. К тому же, у меня нет времени, император ясно дал понять, что у меня не так много времени, для того, чтобы вернуть себе левую руку и надеть броню.
      Я покосился на массивного вида кирасу, да с этим мне точно понадобится помощь. Конечно, потом, с облачением в броню, будет помогать капсула. Однако, сейчас мне нужна была помощь.
      — Пожалуйста, скажи ФК001, чтобы зашёл ко мне через полчаса… — попросил я дверь, отдавая капсуле команду на открытие. Предстояло не слишком приятное времяпровождение, думаю после избиения Сидиусом, не помешает провести полную диагностику. Вдруг ситх, пока меня пинал, что-нибудь сломал.
      Створки капсулы закрылись. Датчики недовольно пискнули, запрашивая разрешение на замену неисправного протеза. Закатывая глаза, я дал своё подтверждение, нет, программисты этого мира явно знакомы с детищем мелкомягкой конторы.
      Несколько мгновений после процедуры я лежал, просто наслаждаясь тем, что все, наконец, закончилось. Ситх бил больно, но аккуратно, даже рёбер мне не сломал, так что всё обошлось.
      Кожа левой «новенькой» руки, в отличие от остального тела, сияла неестественной белизной. Я нерешительностью сжал протез в кулак — искусственные пальцы всё ещё слушались немного неуклюже, да и чувствительность оставляла желать лучшего.
      ФК001 был пунктуален, как всегда.
      — Вызывали? — адъютант вошёл без стука. Я как раз возился со странным эластичным поддоспешником вейдеровского костюма. Плотная, матово-чёрная ткань не отражала свет. Комбинезон состояли из двух частей. С большим трудом мне удалось натянуть на себя некое подобие колгот, плотный материла очень плохо гнулся и неприятно лип к телу. Рубаха никак не хотела стыковаться с нижней частью, к тому же, никаких видимых застежек у него не было.
      — Да, мне нужна помощь… — прошипел я, когда рубаха вновь сползла с меня.
      — Сэр, вы уверены, что делаете всё правильно? — спросил ФК001, иронично смотря на мою борьбу с деталями доспеха.
      — Нет, иначе бы я тебя не звал… — ответил я адъютанту слегка раздражённо, и заметив в проёме одну любопытную тогруту попросил… — зайди и закрой, наконец, за собой дверь.
      С помощью капрала дело пошло значительно шустрее. На голое тело поддоспешник налез свободно, просто прилипнув к телу, стыки сами собой исчезли вместе с чувством дискомфорта. Непрозрачный материал очень плотно прилегал, в некоторых местах даже излишне плотно. Руки в чёрных перчатках казались ещё более неуклюжими.
      Пока ФК001 помогал мне облачиться, оказалось, что подобный тип брони вполне известен капралу. Нечто такое носили все штурмовики, что позволяло им выполнять функции абордажных команд. К костюму прилагался документ с его подробными техническими характеристиками. Более полное ознакомление с ним пришлось отставить на потом.
      ФК001 хватило и беглого взгляда, чтобы предположить функциональность костюма. Моя броня в целом чем-то напоминала мандалорскую, именно их костюмы отличалось повышенной автономностью и приспособленностью к постоянному ношению.
      И вот, моё тело полностью покрыл плотный чёрный комбинезон, поддерживающий комфортную температуру. Необычной ощущение лёгкой скованности, и странное чувство полной наготы.
      Что же, теперь стоит мне надеть шлем, и броня полностью должна отрезать меня от внешней среды, уберегая моё тело от космического вакуума и холода, позволяя выходить в открытый космос. Надо узнать, насколько долго. К тому же в некоторой мере, это защита и от высоких температур.
      Удивительная штука, которую я посчитал поддоспешником, на самом деле и оказалась самой дорогой и технологичной частью доспеха. Всё остальное, так, внешние навесные элементы. Модульная конструкция позволяет компоновать их так, как потребует ситуация. Дополняя и модернизируя. По сути, на мне сейчас универсальная платформа, высшая точка развития унификации.
      Шлем удобно лёг в сгиб локтя. Наплечники с непривычки слегка давили на плечи. Я немного пошевелил плечами, в общем и целом, могло быть и хуже. Моей куцей подвижности этот костюм стеснять не должен. Шея и руки двигались вполне свободно, разве что на пальцах было ощущение плотно одетых варежек. В дверь поскреблись…
      — Входи уже… — вот же, нетерпеливая — а ещё джедай, хоть и бывший.
      Войдя, Асока застыла, удивленно рассматривая мою фигуру. Несколько мгновений она не могла пошевелиться. Затем, отмерев, быстро подскочила, начав наворачивать вокруг меня круги. Сейчас она сильно напоминала кошку, что кружит вокруг накрытого стола.
      — Ничего себе… — наконец произнесла тогрута, опуская ладонь на наплечник, прикрывающий моё левое плечо, чуть выше сочленения, позволявшего руке свободно двигаться. Чтобы дотянуться, ей пришлось привстать на цыпочки. Сапоги добавили мне ещё несколько сантиметров. Теперь Асока, казалась совсем уж миниатюрной.
      — Это же бескар? — в её голосе послышались благоговейные нотки.
      — Бескар, ты уверена? — технический файл я успел просмотреть только поверхностно, но если я не ошибаюсь, большая часть всей медицинской начинки, а также основной источник энергии был встроен именно в наплечники.
      — Да, только он даёт такой отклик в Силе, — кивнув, ответила Тано, качнув монтрелами.
      — Наручи тоже? — спросил я
      — Да… — она опустила ладошку на наручь, затем, присев, коснулась поножей, — это всё бескар… ткань — она задумалась, коснувшись груди, не прикрытой наплечниками, затем прикрыла глаза, словно прислушиваясь к чему-то. — Не могу определить, но какой-то странный отклик в Силе есть.
      Одним коротким движением я вызвал голографическое зеркало. Теперь я посмотрел на свою броню несколько с другой стороны. Императорский подарок резко увеличил свою ценность в моих глазах. Бескар, один из немногих материалов, способных сопротивляться световому мечу. Весьма ограниченно, кстати, всё же десять миллионов градусов температура светового стержня, это десять миллионов градусов.
      Три тысячи кредитов за грамм, именно такая была рыночная цена этого металла. А учитывая жёсткий дефицит, на аукционах партия в килограмм бескара, порой достигала цены в сто миллионов кредитов. К тому же за свой необычный цвет, этот материал пользовался популярностью у ювелиров. Я успел прицениться к этому металлу. Жаль, он был не по моим, довольно куцым, финансам
      Шлем, с тихим шипением встал на своё место.
      — Внушительно… — приглушенный голос Асоки, и полная темнота накрыла меня, в какое-то мгновение я испугался, что успел что-то сломать. Но затем в голове прозвучала мелодичная трель. Приглушенный свет ударил по глазам. Передо мной возникла огромного размера надпись. «Добро пожаловать, Новый пользователь. Начать процедуру настройки первичных функций?»
      Несколько мгновений я ошарашено пялился, не веря в реальность происходящего. Это уже какой-то полный сюр. Зелёная надпись на чёрном фоне. Ну и как мне, ответить согласием?
      — Да… — голос в шлеме прозвучал неожиданно тихо.
      Броня сжала всё моё тело, ещё одна металлическая трель, и наконец, я смог увидеть, что вокруг происходит. Полупрозрачный бегунок всплыл поверх изображения, «выберите яркость». Твою мать…
      Из голографического зеркала на меня смотрел Дарт Вейдер, в отражении чувствовалась какая-то уверенная мощь. Та уверенность, которой я не находил в себе. Тогрута, едва доставала мне верхушкой наростов до плеча. ФК001 был не намного выше. Интересно, какой у меня сейчас рост?
      Асока с любопытством рассматривала меня и себя в зеркале, и почему-то морщила свой аккуратный носик. Неожиданно я понял, что практически забыл как дышать. Вдох… тихий свистящий звук, тогрута вздрогнула и ошарашенно посмотрела на меня, выдох.
      — Наверно… какая-то неисправность… — задумчиво протянул ФК001. — Нужно провести диагностику.
      — Нет времени, император ждёт. — коротко ответил я, делая шаг к двери. Не стоит заставлять его ждать. Место, куда пришёлся удар императорской ноги, всё ещё неприятно ощущалось. Повторения показательной трёпки, как-то совсем не хотелось.
     
     
      Интерлюдия. Кабинет Шива Палпатина.
      — И всё же, я против… — голос, человека, посмевшего перечить Императору был скучающе спокойным.
      Рядом с сидевшим за столом Палпатином, стоял, обернувшись в пол-оборота, сухопарый мужчина. Среднего роста, судя по безупречной коричневой форме и военной выправке, мофф.
      Очень немногие разумные, могли стоять, вот так, практически спиной к императору. При этом выказывать, всем своим видом, что этот разговор просто пустая трата их времени. Уилхафф Таркин, был из числа таких людей.
      — Корабль заканчивает ходовые испытания, ему необходима обкатка, это лучшая возможность, — вкрадчиво проговорил Император, в его голосе не было слышно раздражение.
      — Корабль. Корабль это только куча метала, но вот экипаж и пятьсот первый легион я не отдам. — А вот в голосе моффа послышалось раздражение. Таркин оторвался от созерцания картины на стене и внимательно посмотрел на императора.
      — Пятьсот первый обласкан славой… кому кроме них, получать новейшую и лучшую технику, — тихо продолжил Шив Палпатин, слегка приподняв бровь.
      — Да, и я вновь должен отдать один из лучших экипажей и самый боеспособный легион в подчинения вашему любимчику, — иронично возразил Таркин, слегка приподняв бровь в ответ, но этот взгляд вызвал у императора только короткую улыбку.
      — Почему бы вам не дарить своим фаворитам игрушки попроще. Я ещё терпел этого инфантильного мальчишку, Скайвокера, и даже отвечал на его глупые писульки, но почему вы опять перекладываете на мои плечи заботу о ваших фаворитах. — Мофф подошёл к императорскому столу, и сел в кресло напротив. Всем своим видом показывая своё недовольство.
      — Что же вас сейчас не устраивает? — спросил Шив Палпатин, извлекая из ящика стола небольшую бутылку с гранёными краями и пару бокалов, довольно простого вида. Будущий Гранд-мофф с интересом наблюдал за действиями Палпатина. Император разлил по бокалам янтарный напиток, отчего по кабинету начал распространяться тягучий древесный запах.
      — У Скайвокера хотя бы был, этот, его учитель, Кеноби. Но этого же никто не будет сдерживать, — приняв бокал из рук Палпатина, проговорил мофф. Затем принюхался к напитку, его ноздри затрепетали, а постное лицо неожиданно украсила сдержанная улыбка.
      — Виренское?! — утвердительно спросил Таркин, в сухом голосе появились, лёгкие предвкушающие интонации — На этот раз, одним ящиком вы точно не отделаетесь.
      — Я ведь могу и приказать… — задумчиво проговорил Палпатин, потягивая свой напиток из бокала.
      — Можете, — пожал плечами Таркин, иронично поглядывая на императора поверх своего бокала, всем своим видом показывая, что он думает о таких приказах.
      — Так чего же вы хотите? — император закатил глаза, откинувшись в кресле. Никто ведь не обещал, что будет легко.
      Этот человек был интересен ситху, послушных марионеток в его окружении и так было в полном достатке. А если нужно дать человеку небольшой стимул, что бы он работал лучше, почему бы ему его не дать. К тому же, в случае провала, и спрос будет больше. Император с некоторым трудом удержал неуместную ухмылку.
      — Звание Капитана первого ранга для Оззеля, и должность капитана на корабле при вашем фаворите, — быстро ответил Уиллхаф Таркин, ненадолго оторвавшись от смакования редкого и очень дорого напитка.
      — А не много ли вы хотите, мофф? … — прошипел император, привставая с кресла.
      — Не вы один любите делать подарки своим любимчикам, к тому же, Оззель давно дорос до этого звания. Если бы война закончилась на год позже, он бы и сам получил бы его… — парировал Таркин. — И мне будет спокойнее, за людей и корабль, если на его мостике будет опытный капитан.
      К тому же это отличная возможность пропихнуть своего ставленника. А зная, чем обычно приходиться заниматься любимчиками Императора, там и до Адмиральских плашек не далеко. Оззель был вполне грамотным, а самое главное благодарным к своему покровителю офицером.
      — Значит, решено, — улыбнулся Император. — Осталось только решить, как будет называться новое опытное боевое соединение.
      Конец Интерлюдии.
     
      Дроид-секретарь забавно семенил впереди. Я старался шагать за ним, чеканя шаг. Нужно было нарабатывать походку Правой руки императора. В голове беззвучно играла музыка имперского марша. [прим. ред. Трам-там-там, трам-пам-пам, трам-пам-пам!] Спина выпрямлена, небольшая настройка позвоночного экзоскелета — и вот у вас идеальная выправка. Сутулиться мне категорически больше нельзя. Ссутулившийся Дарт Вейдер выглядит жалко, а такой роскоши я более позволить себе не могу.
      Неуклюжий дроид спешил, но не мог успеть за моими размашистыми шагами. Поэтому периодически приходилось останавливаться и давать железке фору. Долгое время я не мог понять, почему большинство человекоподобных роботов столь неуклюжи.
      Оказалось — в целях безопасности, именно эта неуклюжесть не позволит дроиду легко укокошить своего владельца. Вдобавок, в эти движение встроен специальный уникальный опознавательный код, каждый такой дроид семенит немного по-своему.
      — Прошу, проходите-проходите, хозяин ждёт вас в кабинете, — остановившись у деревянной двери пролепетал дроид.
      Тихо выдохнув, я взялся за ручку. Небольшой кабинет, массивный стол, за столом двое. Когда я вошёл, седевший ко мне спиной, повернулся в кресле. Военный, словно высеченные скульптором черты лица: ярко выраженные скулы, волевой подбородок, тонкие, практически бесцветные губы, словно выцветшие, голубые глаза, едва начавшая появляться залысина. Он взглянул на меня с легким любопытством, вскинув вверх бровь. В руке был бокал с каким-то напитком, а на груди, на простом коричневом кителе небольшая цветовая опознавательная плашка … вроде бы мофф.
      — Император… — произнося имя, я слегка склонил голову в приветствии. Это простое действие в шлеме оказалось неожиданно непривычным, отчего, приветствуя императора, я качнул шлемом слегка сильнее, чем нужно.
      — Эскадрон Смерти… — как-то задумчиво протянул Таркин. Внимательно осматривая мою фигуру, похоже, моя личина его не сильно впечатлила. — Ну кем ещё может командовать этот ряженый клоун.
      Чтобы не стоять истуканом, я прошёл ко второму креслу возле стола императора и с удовольствием опустился в него. Хорошо, что моё лицо сейчас скрывала маска, потому что выражение наступившего блаженства скрыть я бы не смог.
      — Позвольте представить вам моего ученика, Дарта Вейдера — проговорил император, пропуская колкость мимо ушей.
      — Мофф Уилхафф Таркин любезно согласился передать под твоё командование, ученик, одно из своих подразделений. Он же сопроводит тебя до места дислокации. — Да и за одно проследить, что бы я не сбежал?
      — Не привык я работать извозчиком-эскортом… — проворчал Таркин, — но раз уж мне по пути, надеюсь, вы с честью выполните своё задание, и выпускникам моих академий найдется место на мостиках построенных вами кораблей.
      — Будут достойны, встанут, — коротко ответил я, отчего совершенно неожиданно удостоился уважительного взгляда от моффа. Жаль, но выпить мне не предложили, хотя вроде бы маска давала возможность употреблять жидкость.
      Повисло тягостное молчание. Я же без стеснения разглядывал нового в моей жизни человека. Будущего гранд-моффа, Таркина. Что я вообще знал о нём, изначально немного. Только то, что именно он отдал приказ на уничтожение Альдераана, ну и имел достаточно большие яйца, чтобы приказывать Вейдеру. Интересно, как ему удается нормально сидеть с такими талантами.
      Что я уже успел узнать здесь? Не так уж и много. В открытых источниках было крайне мало о «герое» войны с сепаратистами. Человек, сделавший за два года карьеру от простого капитана до моффа, даже с учётом ужасающей текучки кадров в войну, достоин уважения.
      Не проиграл ни одного сражения, которым командовал, хотя стоить отметить, их было не так уж и много. Везде где появлялся флот под командованием Таркина, сепаратисты терпели поражение. Даже это можно было бы списать, на покровительство Палпатина. Но то, как держится этот человек — не похоже, что он ставленник императора.
      В среде клонов о нём отзывались уважительно, но с некоторой опаской. Он прослыл строгим офицером, требовательным к своим подчиненным. Чем же зацепил такого человека император, как он попал в его ближний круг?
      — Твой корабль будет ждать тебя на верфях Куата, корабль совершенно нового типа. Первый в своём роде. Надеюсь, ты не подведёшь, и оценишь оказанное тебе доверие, мой ученик, — нарушил молчание император.
      — Приложу все усилия, учитель… — Чёрт, чёрт, чёрт надеюсь это будет, что-то небольшое. Даже Акломатор это слишком. Но если знать императора, не будет мне такого подарка.
      — Мофф Таркин отправляется наводить порядок на Мандалор, однако, истинная его цель иная. Создать первую имперскую военной академию. Империи понадобится не только много кораблей, но и большое число штурмовиков.
      — Вы уверены, что вашему ученику следует знать подробности моего задания? — спросил Таркин, в его голосе послышались ревнивые нотки. Какая необычная реакция.
      — Конечно, он должен осознавать всю меру своей ответственности. — Император улыбнулся, вот только эта улыбка больше напоминала оскал. Рёбра на секунду жалобно заныли, напомнив о недавнем избиении.
      — При всём уважении, господа, но я вынужден покинуть вас. Необходимо подготовить корабль к отлёту, мы покидаем орбиту планеты завтра в пять по стандартному времени, попрошу вас не опаздывать, — проговорил Таркин, одарив меня на прощание странным оценивающим взглядом.
      — Да прибудет с вами Сила, мофф Уилхафф Таркин, — просипел из своего кресла Император, в его голосе явно слышался смешок.
      — Император, милорд Вейдер, — поморщившись, попрощался Таркин. Он еле заметно прихрамывал на левую ногу, это было бы не заметно, если бы мофф непроизвольно не чеканил шаг. Военная косточка чувствовалась во всём.
      — Что же, ученик, у тебя есть время, советую потратить его на тренировки. Твои результаты разочаровывают меня. — Император отставил в сторону почти не тронутый бокал и брезгливо поморщился (могу поклясться, что я видел, как он пьёт).
      — Хотелось бы получить несколько наставлений… — осторожно заметил я, уже, если назвался учителем, так учи.
      — Наставлений… — Ситх неожиданно широко улыбнулся, его глаза на секунду блеснули золотом. — Хорошо, ты получишь свой урок, ученик.
      …
      Неподвижность, тело расслаблено, дыхание медленное и спокойное, я должен чувствовать движение Силы вокруг. Сила окутывает меня, Сила течёт сквозь меня, — ага, прям щас… Три раза прямо берёт и течёт. Я сижу в неудобной позе, от которой у меня потихоньку начинает затекать зад, и пялюсь в эту долбанную стену, все эти красноватые завитушки на стенах.
      У меня начало дёргаться веко. Шлема на мне нет, броня снята и отложена в сторону. Простой тренировочный костюм, чем-то отдалённо напоминал кимоно для дзюдо из той, уже кажется прошлой жизни. Начал я заниматься в броне, но когда мои усилия в медитации всё так же не увенчались успехом, ситх приказал снять её.
      Чёрным коршуном в своём плаще вокруг ходит император. Он смотрит на меня, ходит вокруг периодически размахивает своими морщинистыми руками. Его глаза горят золотом, перегретым чайником он что-то шипит себе под нос. Видя, как мрачнеет лицо императора, я стараюсь сосредоточиться сильнее.
      — Ты что-нибудь, чувствуешь? — в очередной раз вопрошает старый ситх. В его голосе смешалось удивление, замешательство, и любопытство.
      — Нет, учитель… — честно отвечаю я, стараясь, чтобы мой голос звучал ровно.
      Император смотрит на меня удивлённо, и как-то недоверчиво. Уже час, как я переоделся, мы бьёмся над тем, чтобы заставить меня почувствовать Силу. Результат пока лишь только один -отсиженный зад. Всё началось с того, что я посвятил учителя в свои проблемы.
      Император с лёгким пренебрежением заметил, что всё от недостатка усердия, и с его помощью я справлюсь с основами медитации в течение получаса. Ситх загнул мне протезы в неудобную позу, положил свою длань мне на голову, и приказал начать медитацию.
      Так мы и простояли добрые два часа… Вначале ситх просто злился, потом начал удивляться, затем через маску его спокойствия, периодически стали проявляться эмоции — недоумение. То, что я видел последним, можно было назвать, как полное офигевание.
      — Хорошо, а если так… — ситх направил на меня руку, отчего я воспарил к потолку. Тело стало лёгким и невесомым.
      — Чувствуешь? — в голосе Палпатина проскользнули лёгкие нотки надежды.
      — Ничего, мастер… — честно ответил я.
      — Попробуй сопротивляться… — в голосе императора проскользнули стальные нотки.
      На мгновение я задумался — как можно сопротивляться телекинезу? Хм… если пойти от противного, это всё равно, что опускать зависший в воздухе предмет. Ну, это я умею… Небольшое усилие, чтобы сосредоточиться — недолгое чувство свободного падения — и я смачно шмякнулся об пол.
      — Блядь… — приземлился я неудачно, прямо на копчик, отбив отсиженный зад. Ну что же мне не везёт-то так!
      — Как ты это сделал? — без особого труда, ситх поднял моё тело одной рукой за шею… Его глаза были выпучены, выражение лица не сулило мне ничего хорошего.
      — Как ты это сделал? — прошипел Ситх, приблизив своё лицо к моему почти вплотную.
      — Не знаю, мастер! — совершенно честно ответил я.
      Ситх вытянул свободную руку в сторону, не отводя взгляд от моего лица. Искра, и — Б-з-з — ветвистая молния ударила в стену, оставляя на ней чёрные подпалины и с тихим шипением разламывая на части небольшого дроида-уборщика у двери. Показалось, что волосы зашевелились не только на голове, но и в носу. Невыносимо запахло озоном.
      — Удивительно… — тихо прошептал Ситх, расслабляя свои стальные пальцы и отпуская меня обратно на ноги. Ситх плавно опустился на пол, смежив веки.
      — Учитель? — тихо спросил я, потирая слегка отдавленную шею.
      — Помолчи, ученик, займись пока практикой со световым мечом, мне нужно поразмышлять. — В голосе ситха явно слышалось нетерпение. Видимо он что-то понял, но пока мне не говорит.
      Надеюсь, он не решит испытать на мне молний — и насколько устойчива к ним моя тушка. Я же только недавно начал свыкаться с ограниченностью своего существования. Поупражняться действительно стоило, белёсая левая рука служила досадным напоминанием. Да, так опозорится перед императором — это надо было ещё ухитриться.
      На стеллажах, встроенных в стену лежали в ряд несколько сотен маленьких круглых дроидов. У меня в багаже была пара таких же, собранных помощником Трайна Кирка. Хотя мне не удавалось пока совладать и с одним, зато Асока без особого напряжения способна была тренироваться с десятью.
      С некоторой опаской я коснулся маленького противного дроида. С лёгким шипением шар соскользнул со своей подставки в воздух. Нахально поблёскивая множеством излучателей, завис, крутясь вокруг своей оси. Закрыв глаза, я с превеликой осторожностью снял с пояса световой меч, и активировал его, давая тем самым роботу команду к началу тренировки. Боль пронзила левую руку….
      Взмах меча, слишком поздно… боль пронзает ногу, отчего, на мгновение, я прихрамываю, — и тут же получаю болезненный разряд в лицо. Импульсы излучателя у императорских дроидов явно мощнее и болезненней.
      Дроид висит где-то справа. Не могу сказать, как, но я это знаю, так же отчётливо, как-то, что следующий импульс пройдёт мимо, главное не шевелиться. Да, попасть в одарённого, даже такого неуклюжего, какая я — та ещё задачка. Если есть вероятность промахнуться, неодарённый промахнется, что уж говорить про примитивного дроида.
      — Ученик — неожиданно громко позвал меня император и я непроизвольно вздрогнул, а разряд болезненно ударил мне в плечо.
      — Да, мастер? — я открыл глаза и деактивировав меч, Силой подтягивая порхающий вокруг шар. Плечо саднило, интересно, как воспримет император, если я сейчас раздавлю его игрушку. Лучше не проверять.
      — Твоя беда в том, что ты не видишь границы между собой и Силой. — Ситх, сидел в позе для медитации. Глаза его были закрыты, лицо неподвижно, только губы шевелились.
      — Твоя суть так плотно пронизана и пропитана Силой, твоё сродство с ней настолько плотно, что быть в потоках Силы для тебя так же естественно, как и дышать. Это открывает множество дверей перед тобой, но закрывает уже открытые, — тихий вкрадчивый голос, этот тембр можно назвать потусторонним. Император слегка раскачивается на своём месте.
      — Что же мне делать, мастер? — невольно вопрошаю я, мой голос слегка дрожит.
      — Тебе предстоит найти собственный путь в постижении Силы, ученик, — отвечает мне ситх, не открывая глаз.
      — Вы ничему не можете научить меня? — мой голос звучит чужим, перемежаясь с лёгкими нотками паники.
      — Почему же… — глаза императора раскрылись, жёлтые, словно горящие внутренним огнём. — Посмотри мне в глаза…
      Мир растворился в золотом сиянии, а затем пришла боль… моя вечная спутница.

+4

6

Глава 9

Глава 9. Дарёный Конь

— Почему я обязана идти?! — Звучит недовольный голос Тано, в нём слышны упрямые нотки. Дверь в её каюту всё так же закрыта.
— Потому что нас пригласили, в конце концов, это не вежливо. — Отвечаю я через дверь, слыша недовольное сопение. Однако не думал, что можно сопеть столь громко. Или это специально для того, чтобы я слышал?
— Вот пусть и засунет свою вежливость себе в задницу, — грубо отвечает Асока.
Мучимый головной болью и недосыпом, я в сопровождении свиты прибыл в космопорт. Стоило мне оказаться на тёплом сидении, на борту шатла, как я тут же уснул. Поэтому прибытие на подчинённый Таркину корабль, я банально проспал. А жаль, хотелось бы взглянуть на звёздный разрушитель типа «Венатор» в живую.
Второй день вполне будничного полёта, ничто не предвещало беды. Если бы ещё на корабле сопровождающий нас офицер передал приглашение отужинать в каюте капитана. И вот сейчас, я стою у закрытой двери, и пытаюсь выманить упирающуюся Асоку. Неудивительно её нежелание, учитывая, что с ней произошло.
— Асока, это не серьёзно! — бессильно восклицаю я. Голос, изменённый вокодером, звучит для меня немного странно.
— Серьёзно? Серьёзно — я не хочу знаться с этим… с этим… — её голос полон возмущения, любопытно, неужели её острый язычок на этот раз даст сбой, — грёбанным педантом… — ан, нет, нашла, как его охарактеризовать.
— Хорошо… — я сдался, слегка покачав шлемом, инерция всё ещё была непривычна. — Пойду один, скажу, что тебе нездоровится.
— Один? — вопрос прозвучал для меня ну уж совсем неожиданно… — Как один? Нет…
Дверь открылась, и на пороге появилась какая-то взъерошенная, и как мне показалось в первое мгновение совершенно не одетая Асока. Меня схватили за руку, и втащили в каюту. В комнате царил форменный беспорядок, на полу кучей лежали вещи. Джедайским плащом был сверху накрыт жалобно причитающий протокольный дройд. Складывалось ощущение, что каюта подверглась нашествию банды грабителей-модников.
— Пойдёт он, один… — проворчала тогрута. Тем временем дверь позади меня закрылась, отрезая возможный путь к отступлению.
И в этот момент я обратил внимание, всё же на Асоке, что-то одето. Просто одежда на ней была, очень и очень облегающей. Никакого простора для воображения, только, что сосцы не торчат. Чёрт, в голову начали забираться всякие весёленькие мысли. А девушка, словно не замечая моей реакции, быстро одевалась. Да и как бы она её заметила?
Поверх антарцитово-чёрного с серебряными прожилками комбинезона, были подобраны с пола и надеты закрывающие предплечья серебристые наручи. Сильно нагнувшись, она закрепила на ногах, такого же цвета поножи. Юбка, состоящая из скреплённых вместе пластин, заняла своё место на бёдрах. Серебристой безрукавкой из очень плотной ткани она прикрыла грудь.
— Поможешь мне? — просит Асока, вручая мне несколько десятков небольших колец. Я непроизвольно сглатываю, черт, почему было просто не сказать подождать. Если император сейчас не умрёт от икоты, то он воистину великий ситх.
Кольца замысловатым образом крепились на отростках на голове Асоки, скрепляясь в единую композицию, едва видимыми нитями с головным убором на её голове, который чем-то отдалённо напоминал диадему.
— Ну, как тебе? — Она слегка согнула колени, и немного качнула бёдрами, лёгкая полуулыбка, едва заметное движение головой, отчего по комнате разнёсся мелодичный перезвон, от сталкивающихся колец.
— Превосходно… — мне удалось справиться со своим голосом, что же, некоторые вещи, просто происходят немного неожиданно. Непроизвольно я улыбнулся под маской. Воображение всё ещё рисовало открывшуюся ещё секунду назад картину. Небольшое усилие, и я заставил его заткнуться. Какая-то слишком бурная реакция? Странно…
— Отлично — она одним движением, сорвала свой плащ с протокольного дроида, отчего тот грохнулся на пол, и накинула себе на плечи, стянув его сзади шнурком. Так, что бы он лишь прикрывал её плечи, при этом не скрывая наряд полностью.
— Я готова… — а вот я, видимо, нет — но кого это когда волновало?!
Плавным движением я подал руку своей спутнице, нужно войти в образ. Надеюсь, тут есть подобный обычай. Иначе вновь сяду в глубокую лужу. Однако после секундного замешательства, Асока вязала меня под руку. Изрядная платформа на её сапожках, избавила нас от конфуза.
И только приняв её руку в черной, словно атласной печатке, я понял, что это за ткань. Это совсем не декоративный наряд, а вполне функциональная броня. Удивительно, как искусно можно замаскировать её под одежду.
— Надеюсь, ты не собираешься натворить глупостей? — выключая вокодер, слегка обеспокоено спрашиваю я. От звука моего настоящего голоса Асока вздрогнула.
— Смотря, что понимать под глупостями? — лёгкое движение ладошки, и в воздухе повисает гологрофическое зеркало. Тогрута внимательно смотрит на себя и меня в отражении, слегка качает бёдрами, и удовлетворённо улыбается. Это будет маленькая женская месть? Ну, это вполне в её духе, главное, чтобы она не закончилась применением световых мечей.
— И откуда у тебя этот наряд? — интересуюсь я, пока мы выходим из ее каюты.
— Понимаешь… — голос тогруты звучит сконфужено, и совсем чуть-чуть виновато. Она бросает короткий взгляд на меня сверху вниз.
— Какое-то время, я зарабатывала себе на жизнь наймом, а одежда джедая не слишком подходит для жизни наёмника. — Мысленно я добавил к её одеянию небольшие наплечники и убрал украшения. Да, без сомнения, это точно броня.
— Зачем сейчас? — небольшая настройка и шлем приглушает мой голос, и я теперь могу не беспокоиться, что нас услышат. Возможно, в этом и нет нужды, но мне необходимо привыкать пользоваться функционалом костюма.
— А ты не заметил, что я совершенно не смотрелась рядом с тобой? — удивлённо спрашивает Аскока, легко встряхивая головой, по коридору течёт серебряный перезвон сталкивающихся колец. В своём одеянии, она словно плывёт.
Женщины — удивительные существа. Наверное, дай ей двуручный топор, и его она бы смогла обыграть как предмет гардероба. С другой стороны, мне же лучше, пусть в броню облачиться её заставили соображения красоты. Для меня это не важно.
«Нужно узнать, что это за модель», — размышлял я, пока мы шли по коридорам звёздного крейсера. Немногие встреченные нами члены экипажа, расступались, уступая нам дорогу, а потом, ещё некоторое время стояли, удивлённо глядя нам в след.

На пороге своей каюты нас встретил сам её хозяин. Несколько мгновений после того, как дверь открылась, он просто ошеломлённо стоял. Не думаю, что ему не докладывали о том, кто поднялся на борт его корабля. Но, похоже, увидеть тогруту на пороге, он никак не рассчитывал.
— Лорд Вейдер, лейтенант-командер Тано, рад, что вы приняли моё приглашение, — быстро взял себя в руки мофф…
— Мофф Уилхафф Таркин, ваше приглашение оказалось приятной неожиданностью, — лёгкая улыбка украсила лицо Асоки.
— Наше знакомство омрачило несколько неприятных обстоятельств. Надеюсь, вы не держите на меня зла, я просто исполнял свой долг… — В словах моффа проскользнула лёгкая ирония, похоже он принял правила игры. Удивительно, Асока открывается для меня совсем с другой стороны.
— Не беспокойтесь, вы исполняли свой долг — я же исполняю свой… — вновь быстрая полуулыбка и лёгкий снисходительный взгляд.
Каюта капитана оказалось неожиданно большой и практически пустой. На стенах были какие-то украшения, мебель, но всё показывало на то, что это просто дань статусу. Комнаты и помещения были просто не обжиты, и по-казённому холодны. После совсем короткой экскурсии, хозяин проводил нас в гостиную.
Просторное помещение, за длинным столом, в слегка вальяжной позе, сидит женщина. Когда мы вошли, она встала, в её глазах зажглась искорка интереса. Было видно, что ей откровенно скучно.
— Позвольте вам представить, Лира Уэсекс, генеральный конструктор вашего корабля… — Слегка выйдя вперед Таркин, представил свою гостью, она легонько склонила голову.
Заинтересованный взгляд карих глаз, немного грубые черты лица, полные губы. Подбородок с небольшой ямочкой, в мочках ушей большие серьги-кольца. Длинное золотисто-чёрное платье, с весьма откровенным декольте. Эта жгучая брюнетка явно в знает о впечатлении, производимом своим богатством, и не привыкла его скрывать.
— Приятно познакомиться, Лорд Вейдер, вы были представлены мне заочно. Но кто же ваша спутница? — спросила она грубоватым, с лёгкой хрипотцой голосом. Цепкий взгляд прошёлся по моей фигуре, затем переместился на Асоку, с выражением нескрываемого недовольства. Видимо гостью тут видеть не ждали.
— Я очарован, миледи — это моя ученица, лейтенант-коммандер Асока Тано… — просто ответил я, за что удостоился ещё одного заинтересованного взгляда. Видимо за голос, изменённый вокодером.
— Тано… — задумчиво произнесла Лира, переводя взгляд на Асоку. — Та самая Тано, что отправила сенат и Совет джедаев по одному всем известному адресу? — взгляд Уэсекс резко изменился, теперь в нём были смешаны заинтересованность и уважение.
Плавным движением она поднялась со своего места, и покачивая бёдрами, подошла к объекту своего интереса. Двигалась она быстро, отчего шлейф длинного платья закручивался, подчеркивая фигуру.
— Ну не то, чтобы… — на щёчках Асоки вспыхнул румянец, не удержала она свою маску, хорошо мне в шлеме. Уэсекс совершенно неожиданно плотоядно облизнулась.
— Давайте начнём, у нас ещё будет время для беседы… — в голосе моффа проскользнули лёгкие нотки недовольства.
Четыре человека, за столом, рассчитанным на как минимум двенадцать персон. Дроиды спешно выносят блюда, настолько, насколько позволяют им их манипуляторы. Лёгкая, ничего не значащая беседа.
Через специальную трубочку, я потягиваю, какой-то бирюзовый напиток (давно хотел попробовать!), и почти не чувствую вкуса. Моя тарелка девственно чиста… шлем не очень располагает к нормальному приёму пищи. Н-да, то, чем сервирован стол, мне пока ещё есть не желательно.
Асока же, изволит кушать за двоих. Нет, она соблюдает принятый здесь этикет, но это не мешает ей поглощать всё, что оказывается в зоне её доступа. Никогда не думал, что можно столь культурно, извиняюсь, жрать. По-другому, процесс её насыщения назвать не могу.
Что тут сказать, дорвалась! При виде некоторых деликатесов и у меня тоже возникает желание, наплевать на конспирацию и назначенную диету. А какие тут запахи, боже… чтобы нормально дышать пришлось запустить фильтрацию воздуха.
— Итак, вы займетесь, организации производства моего корабля? — оторвала меня от размышления, что мне необходимо встроить в броню блендер, Лира Уэсекс.
— Да… и постараюсь выпустить их много — отвечаю я, прежде чем успеваю осознать, что говорю. Подробности моей миссии, что, известны всем поголовно?
— Это будет непростой задачей. К сожалению, мне так и не удалось сделать цену моего корабля одной из сильных его сторон … — вздохнув, ответила мне Лира. Было видно, что она действительно расстроена этим. Мне даже интересно, что же такого спроектировала эта женщина. Доберусь до датапланшета, обязательно постараюсь разузнать.
— У него много других достоинств. — Улыбаясь, говорит Таркин, подливая напитка в наши фужеры. Он заинтересованно смотрит на эту Лиру, похоже, кто-то рассчитывает на продолжение вечера, однако внимание Уэсекс сейчас поглощено мной.
— Это уже будет моя работа — сделать его цену приемлемой, но я не откажусь от вашего экспертного мнения…
— хотя я до сих пор не знаю, что это будет за корабль.
— Я не слишком компетентна в подобном вопросе. На данном этапе, я сделала всё, что от меня зависело, чтобы сделать звездолёт максимально технологичным, — сокрушённо пожимает плечами женщина.
— Возможность такая есть… — улыбается Таркин, и дождавшись, пока Лира обратит на него внимание, продолжает. — Необходимо просто снизить цену на ресурсы.
— Броня? — удивлённо спрашивает женщина.
— Именно… — удовлетворённо говорит он.Чувствуется, что он полностью доволен, что переключил внимание леди на себя.
Не ожидал, что мофф будет так распускать хвост. Как удачно я завёл разговор, ничто не подстёгивает больше, чем возможность уделать соперника. Даже, если этот соперник — мнимый.
— Но все месторождения компонентов алюсатли давно известны. — пожимает плечами Уэсекс, теряя интерес к разговору.
— Известны, да, но не все доступны… — спешит закрепить успех мофф… я же превращаюсь в слух, стараясь скрыть свой интерес тем, что увлечён поглощением напитка. Лёгкое жженние и пузырьки. Алкоголь? Странно, я вроде бы пил сок.
— Неужели? — она поднимает свой бокал и пьёт, в её глазах пляшут чертята. Похоже, она всё прекрасно понимает. Кокетка.
— Кашиик весьма богат необходимыми компонентами, к сожалению, добыча их там связана с некоторыми трудностями. Поставки с этой планеты и скудным ручейком не назовёшь… — Я удостоился долгого продолжительного взгляда от моффа Таркина, а потом едва заметной улыбки торжества. Совсем чуть-чуть, я качнул шлемом, обозначая, что прекрасно понял невысказанную Уилхаффом мысль.
Дальнейшая встреча проходит вполне буднично. И вскоре, Таркин начинает осторожно, но настойчиво, нас выпроваживать из своей каюты. Уходя, я замечаю, что Лира Уэсекс не спешит покидать моффа, тот же осторожно придерживает её за локоток, что-то рассказывает ей на ушко. Что ж, у кого-то намечается вполне интересное продолжение.
Меня же ожидает веселый вопрос, я бросил взгляд на слегка осоловевшую Асоку, как уложить подвыпившего джедая. А затем холодное свидание с мед.капсулой. Приятное, чёрт подери, завершение вечера.

Интерлюдия. Корусант. Большой зал Имперского Сената.
Император Шив Палпатин, восседал в своём обширном кресле, в центре императорской платформы. «Летающая таблетка» стояла на лучшем месте в зале сената, слегка впереди всех остальных сенаторских лож. Смежив веки, он наблюдал, как сенаторские трибуны в хаотичном порядке движутся в здании сената.
Но так мог сказать только несведущий. Для императора эти течения больше напоминали реки. Вот представители Хайдинского большинства, практически облетели весь зал, и постепенно их трибуны возвращаются на свои места.
Трибуны банковского клана медленно перемещаются от представителей торгового союза и обратно. Видимо те тоже, уведомили своих покровителей, о благоприятном для них решении. К его платформе приблизилась трибуна кореллианского содружества, традиционно объединяющие сенаторов большинства центральных миров.
Мас Амедда сошел с подвезшей его платформы. Синикожий чагрианин выглядел озабочено. Император ободряюще улыбнулся своему первому союзнику. Похоже, он не разделяет его оптимизма, жаль. Мас Амедда явно чувствовал себя не в своей тарелке, находясь вдвоем на платформе с Императором. Но с этим ничего нельзя было поделать, остальные его соратники были сейчас крайне заняты.
Наконец, последние из сенаторов от внеблоковых систем закончили консультации и их ложи поплыли на свои места. Кончились напрасно потраченные четыре часа ожидания. Как же это время было дорого императору. Ситх, тихо вздохнул, и поднялся со своего места. Сегодняшнее заседание не могло обойтись без его присутствия.
— Сенаторы, представители независимых систем, наблюдатели от империи чиссов, гости из конгломерата Хатов! Сегодня, вы все являетесь свидетелями исторического момента. Сегодняшний день должен навсегда войти в Историю, как день принятия конституции Первой галактической Империи.
— Я знаю, многих из вас гложут сомнения! Но я призываю вас в этот день, отринуть свои личные амбиции, отбросить разногласия и проголосовать в едином порыве, за то, чтобы галактика вошла, наконец, в новый виток своей истории!
Мы не имеем больше права на промедление — сегодня или никогда!
Сегодня всё будет зависеть только от вашего решения! — голос императора гремел, искусственно усиленный множеством ретрансляторов.
— За эти полгода мы с вами проделали титаническую работу. Ещё никогда в истории галактики не принимался документ, что защищал бы наиболее полно, права главных представителей любого государства — его поданных.
Речь императора встречали по-разному.
Некоторые, как например сенатор от Набу Джа-Джа Бингс, слушали, буквально развесив уши, и улыбаясь, кивали на каждое утверждение императора. Другие же, особенно из Хайдинского большинства, неприкрыто кривили лица.
А обод платформы Бейла Органы осветился бледно-лунным сияниям, сигнализируя, что сенатор от Альдераана желает взять слово. Два самых влиятельных человека в Империи желали выступить сегодня.
Стоило императору закончить, трибуна представителей Альдераана вплыла в центр зала. Бейл Органа, высокий статный человек с бронзовым лицом и небольшой аккуратной бородкой, бросил ироничный взгляд на трибуну императора и улыбнулся, пролетая мимо. Можно было сказать, что это была вполне триумфальная улыбка.
— Сенаторы, и не побоюсь этого слова — братья! Сегодня я выступаю за то, что бы уберечь вас от возможно самой большой ошибки в вашей жизни! Этот документ, — сенатор показал бумажную копию конституции свернутую в трубочку, — не отвечает никаким текущим реалиям. Он даёт власть тем… — короткий взгляд на невзрачную белую трибуну, принадлежащую Ордену джедаев, где находился новый гранд мастер.
— Тем, кто полностью дискредитировал наше с вами доверие. — По залу поплыл небольшой гул, это сенаторы, начали перешептываться в полголоса.
— Но даже не в этом проблема! В той или иной мере, он ущемляет интересы практически все входящих в Империю системы, наделяя при этом императора излишней, на мой взгляд, властью. Хотя должен отдать ему должное, ущемляет он всех в примерно равной степени. — Бейл бросил короткий взгляд на императорскую ложу, и тут же продолжил.
— Поэтому я призываю вас, сенаторы, вновь отправить конституцию на доработку. А возможно следует и полностью отказаться от представленного на обсуждение документа! И выработать новый! Удовлетворивший все представленные политические силы. — Гул в зале стал значительно громче.
Сенатор Альдраана, внешне остался доволен, произведённым эффектом. Однако с некоторым недовольством смотрел на торговый союз и кореллианское содружество, в ложах которых стояла гробовая тишина, с другой стороны это была не его публика.
Шив Палпатин вновь поднялся со своего места. Ссутулился, осмотрелся, обведя тяжёлым взглядом своих жёлтых глаз зал сената. По мере того, как его взгляд, скользил по трибунам, шепотки затихали, а зал погружался в полную тишину. Мейс Винду в своей белой ложе, недовольно поморщился.
— Я хотел бы вам напомнить, уважаемые сенаторы, что мы вот уже больше полгода живём в беззаконии. Конституция республики уже как полгода перестала действовать, и мы как никогда близки к тому, чтобы погрязнуть в бесконечной бюрократической пучине. — Император опустился на своё место, потерев руки. Совершенно обычный жест, возможно. Вот только на некоторых трибунах обозначилось шевеление именно после этого обычного жеста.
— Итак, раз больше никто не хочет высказаться, предлагаю приступить к голосованию, зазвучал голос председателя Сената. Голос этого немолодого, уже с проседью в волосах, человека, слегка подрагивал. Председатель явно взволнован.
— Пожалуйста, коснитесь своих идентификаторов для подтверждения. — по залу разнёсся немелодичный писк.
— 9873 сенатора, не кворум… — голос Председателя дрогнул, а сам он заметно покрылся испариной. Бейл Органа заметно напрягся, если кворум не будет собран сегодня, это может стать серьёзной проблемой. Сенатор заерзал на своём месте, ища незанятые трибуны, но не находил таковых.
— Председатель, пожалуйста, повторите процедуру, возможно, кто-то просто не успел… — В стоящей в сенате тишине, голос Императора, казалось, даже не нуждается в усилении.
— Пожалуйста. Коснитесь своих идентификаторов для подтверждения — послушно повторил председатель. Вновь разнеслись звуки, отсчитывающие необходимое время.
— 9983 не кворум… — голос председателя сорвался.
— Ну, что же, с позволения Силы, в третий раз попробовать надо… видимо кто-то у нас, слишком нерасторопен. — Мягкий вкрадчивый голос Императора, однако, не предвещал опоздавшим ничего хорошего.
-Сенаторы… давайте уже, подготовимся и наконец, соберём кворум? Все готовы? Итак — три — два — один! — Как только Председатель закончил говорить, музыка зазвучала вновь, а затем торжественная трель разнеслась по залу.
— 10064 кворум! — воскликнул Председатель, облегчённо улыбаясь. — Можно приступить к голосованию.
— Итак, кто за принятие Конституции Первой галактической Империи, прошу, голосуем. Напомню, для принятия конституции необходимо набрать три четверти голосов. — По залу разнеслась, мелодична трель. На сенаторских ложах началось активное шевеление.
— 5948 голосов — за, 4061 голос — против. 42 сенатора воздержалось, проект конституции не принят… — огласил результаты голосования председатель. В сенате зародился недовольный гул, смешиваясь с победным ликованием. Бейл Органа выглядел довольным.
Император медленно поднялся из своего кресла. Немного постоял, дожидаясь, когда в зале наступит тишина. Взгляд ситха совсем немного отсвечивал золотом. На джедайской платформе началось какое-то шевеление, быстро пресечённое новым гранд-мастером.
— Не могу сказать, что не ожидал этого! Хотя во мне теплилась надежда на то, что голос разума всё же возобладает. Но похоже, некоторым сенаторам гораздо дороже их личная власть, чем благополучие подданных, которым они поклялись служить. — Короткий недовольный взгляд в направлении ложи Альдераана.
— Вы вынуждаете меня, прибегнуть к последнему средству — и распустить Сенат. И только понимание, что это лишь затянет беззаконие, останавливает меня от этого шага. — Голос Шив Палпатина звучал сокрушенно, он развел руками и продолжил свою речь.
— Империя более не может погружаться в беззаконие, поэтому я вынужден выступить с личным предложением, пользуясь ещё канцлерскими полномочиями, чтобы поставить на голосование возможность обратиться к последнему средству в деле принятия столь важных решений. — В сенатских ложах стояла гробовая тишина. Тысячи удивлённых глаз, с содроганием ждали продолжение речи. Но император взял короткую паузу, словно бы он собирался с мыслями.
— Сенаторы, согласно постановлению три от 202 года создания Республики предлагаю проголосовать по вопросу проведения все галактического референдума о принятии конституции Империи. Прошу председателя провести голосование по упрощенной форме.
Лунным светом, зажёгся обод трибуны Бейла Органы. Его возглас потонул в неожиданно взорвавшимся шумом сенате. Сенаторы кричали со своих мест, большинство с одобрением и облегчением, многие чуть не выпрыгивали из своих трибун, бурно обсуждая предложение Императора. Алчный блеск глаз медленно расползался по трибунам, и магическое слово тихо плыло — выборы.
— Прощу тишины! Сенатор Органа, вы что-то хотели сказать? — Громкий голос председателя Сената развеял шум.
— Я протестую! Необходимо ставить голосование в повестку дня… — недовольно заявил сенатор.
— Отклоняется, кворум собран, Император в своём праве. — коротко ответил председатель.
— Голосуем… — Председатель торопливо объявил голосование.
— 8232 голоса за, 1444 против, 30 воздержалось, 445 не голосовали, предложение принято, — коротко подытожил Председатель.
Сенатор от Альдерана, недовольно посматривал на своих союзников, но он всё понимал. Любое волеизъявление это деньги, это большие деньги. А общегалактический референдум это безумно большие деньги. Что ж, у него осталось ещё одно не использованное право на внеочередное выступление, его трибуна подсветилась красным светом.
— Уважаемые сенаторы, обычно не принято делать подобные шаги в столь сжатые сроки. Поэтому необходимо обсудить создание специального комитета, который бы занялся организационными вопросами, связанными с проведением волеизъявления граждан Империи. — Оговорка Бейла была не случайна. Он всегда подчёркивал, что выступает против создания Империи, но уступает, в угоду волеизъявления большинства.
— В этом нет необходимости — ответ Императора слега обескуражил сенатора, и по кулуарам едва слышно раздались удивлённые возгласы.
— У нас уже есть организация, которая будет способна организовать и провести подобное мероприятие, к тому же имеет некоторый опыт.
— Слово предоставляю Гранд-мастеру Ордена джедаев Мейсу Винду. — дружный выдох, слился в один, это сенаторы удивились в едином порыве.
Белая платформа, с тихим шипением вышла со своего места. Её механизм не использовался очень давно. Джедаям нечасто давали слово на заседаниях сената. И сейчас белая трибуна, казалось, преодолевает невидимое сопротивление на пути к центру.
В ложе находился почти весь Высший совет джедаев, точнее всё, что от него осталось. На трибуне возвышался новый недавно избранный грандмастер Мейс Винду, рядом с ним по правую руку стоял мастер Пло-Кун — кел-дорианец выглядел несколько обеспокоенно, постоянно озираясь, и бросая недовольные взгляды на ложу императора.
По правую руку стояла женщина-толтолианка Стасс Али, которая явно не понимала, что вообще тут делает. Кид-Ади-Мунди, возвышался прямо перед Винду, оказавшись едва не выше того на трибуне, когда он занял своё место, мастер посторонился. Происходящее его немного забавляло, его левая рука была забинтована и висела на перевязи. Что нельзя было сказать, о краснокожей женщине-тогруте — мастер Шак-Ти, была напряжена, под её глазами пролегли обширные тени, будто она сильно измождена.
— Орден джедаев готов взять на себя ответственность за проведение все галактического референдума. И пусть мы понесли значительные потери, но мы готовы с честью оправдать доверие, оказанное нам Императором. — С полуулыбкой проговорил чёрнокожий мастер. Обведя взглядом удивлённых сенаторов, сейчас он наслаждался — возможно, один только этот момент стоил заключённого союза. А Ситх? Что ситх, дойдёт и до него очередь.
Шив Палпатин выглядел довольным, сенат заглотил наживку. Политикам застили глаза мечты о возможной выгоде. Теперь же он видел, как по ложам расползаются недовольные гримасы понимания. О, да, это вам не обычные чиновники, которых можно взять в долю. Поди, попробуй, подкупи джедая. Ситх бросил короткий любовный взгляд своих жёлтых глаз на ложу совета, что располагалась под ним. Жадность самый страшный порок любого ситха.
Конец интерлюдии.

Меня мучило ощущение, что шаттл типа лямбда, плывет в пространстве, неестественно медленно. Однако, в реальности, он скрадывал расстояние с поразительной быстротой. Зелёная планета приближалась величественно-плавно, опоясывающее её кольцо становилось всё больше, теряя естественные черты. Множество маленьких точек, сновало туда и сюда. Как минимум, половина космических судов строилось именно здесь.
— Впечатляет, правда? Как ни увижу, не перестаю удивляться, что это всё построено разумными, — прошептала Асока, словно боясь нарушить магию момента. А ведь мне поверить в это гораздо сложнее — но приходится верить собственным глазам.
— Да… — тихо отвечаю я. Планета из небольшого шарика, уже закрывает половину горизонта. Рядом с громадой верфей два клиновидных кораблика кажутся крохотными, они парят в тени величественного гигантского кольца.
Шатл слегка корректирует курс, и вот уже кольцо становится меньше, а кораблики увеличиваются.
— Вот они, мои красавцы! — в голосе Лиры Уэсекс слышны удовлетворённые нотки. Я не разделяю её энтузиазма, за жизнь этой женщины я отвечаю головой. И как так получилось, что её навязали мне? Чёртов мофф, почему ты сам не следишь за своими бабами. Хотя, да, знаю, Лира Уэсекс оказалась замужней дамой, вот старый плут.
С другой стороны, это неплохая возможность развеять некоторые мои сомнения по поводу этого корабля. В техническом плане, отчет, составленный в своё время ФК001, был отличным. Однако у меня всё ещё оставались вопросы.
— Удивительно увидеть вживую, то, что ты создал и видел только в качестве схем, о! … это ничем не передаваемое чувство… Как вам мои кораблики? — она улыбается, смотрит на меня требовательно.
— Они прекрасны… — хорошо, что вокодер искажает голос. До последнего я не верил, что мне всучат именно их. Даже когда получил подробное описание этих кораблей. Два систер-шипа, объект 22Y4. Первые корабли совершенно нового класса.
— 1600 метров в длину, 1100 в поперечнике, двенадцать тяжёлых турболазерных батарей на борт. — По десять двухорудийных 320 мм турболазерных установки каждая, без усилий всплывает у меня в памяти. — Восемь батарей ионных орудий — по пять одноствольных установок калибром 420 мм, главный калибр.
— И единственное, что вы можете сказать — это что они прекрасны?! — во взгляде женщины видна ревность.
— Да, они прекрасны… — повторяю я. Лире Эсекс действительно удалось совершить прорыв в кораблестроении. Казалось бы, что нового можно придумать в космических кораблях, если их строят уже десять тысяч лет? Оказывается, можно, просто создавать их должен поистине гений.
Думаю, если она сейчас погибнет, меня не спасёт ни одна сила в галактике. Такого император не простит. Так почему она шароёбится тут без защиты? Первое распоряжение выделить наиболее защищённую каюту, для нашей гостьи. И ведь не запрёшь её там, конструктор явно рассчитывает прогуляться со мной по галактике. Небольшой отпуск?
Меня всегда удивляло, почему во всех фильмах космическое сражение похоже на какую-то собачью свалку. Отчего расстояния так ужаты, что обзорные кабины и мостики актуальны. Мне всегда казалось, что это сделано только в угоду кинематографичности… Как я ошибался!
Космическая битва похожа на драку двух слепых, а всему виной дефлекторный щит. Дефлекторы насколько сильно искажают картину, получаемую сенсорами, что стрелять на расстояние дальше, чем прямая видимость, просто бессмысленно.
Бой начинается при сближении на дистанцию двести километров, именно на такой расстоянии разворачивается авиоприкрытие. И только сблизившись до сорока — пятидесяти километров, звездолёт начинают обмениваться первыми робкими залпами.
Основная цель, любого космического боя — это сбить или пробить дефлекторный шит сопернику, и не дать сбить свой.
Как только, вражеский корабль остается без невидимой защиты, он обрёчён. Когда системам наведения ничто не мешает, броня — только отсрочка, хотя есть небольшой последний шанс, на то, что щиты восстановятся до того, как корабль разнесут в клочья.
Венатор со сбитыми щитами под огнём своего систер-шипа живёт ровно 40 секунд. Сорок секунд, нужно для двух турболазерных залпов. Сила на стороне больших кораблей. Чем больше твоя энерговооруженность, тем больше попаданий может выдержать твой щит, и тем весомей твой залп, что в условиях тотального недостатка точности — архиважно.
И теперь на арену выходит он, проект под безликим названием 22Y4. Первый линкор, среди бронепалубных крейсеров. Он ещё не встал в строй, но соотношение сил уже изменилось. Не самый большой из построенных, корабль. Но, без сомнения, самый энерговооруженный и защищенный.
Обычно на корабль устанавливается всего один генератор дефлекторного щита, максимум два, причин тут несколько, основная — это цена. Вторая, это их необъятная прожорливость. Эти фантастические устройства жрут энергию как не в себя. К тому же есть проблемы с синхронизацией их работы, и установка нескольких просто бессмысленна.
На будущем имперском звёздном разрушителе их 8. Лира Уэсекс изящно обошла все проблемы, разделив сектора ответственности каждого генератора. За счёт чего, повысила напряжённость поля, при этом, не раздувая энергопотребление до нереальных величин. Мне всё ещё не удалось понять, как у неё так получилось. Мостик и батареи турболазеров и ионных пушек, прикрыты наиболее плотно. Нос и оконечности слабее. Самая слабая мякотная часть, это подбрюшье ИЗР., за его защиту отвечают всего 2 генератора.
Правда и цена этого корабля — под стать его мощи, три с половиной миллиарда кредитов. Это почти двадцать ИЗР. типа «Победа», вот только что толку, в бою с «Имперским» им не выстоять. Дефлекторный щиты слишком слабы, а вес залпа не достаточен. Возможно, при каком-то невероятном стечении обстоятельств, они и смогут сбить, щиты «Имперского», но даже так, победа будет пирровой.
— Вот это да…. — поражённо прошептала Асока, прижавшись своим лицом, к прозрачной стали обзорной рубки. Лямбда, заходил в ангар этого титанических размеров корабля. Ангар тянулся далеко вперёд, и шатл без труда проскользнул на своё место. Действительно впечатляет.
— Прибыли — довольный голос пилота, лёгкий толчок под ногами от соприкосновений посадочных опор шаттла с палубой… — Господа, прощу на выход.
Спускаясь по посадочной аппарели, я тихо удивлялся размерам. Не уверен, но только один этот ангар, может вместить в себя фрегат типа пельта. А таких тут два, плюс центральный, в корме корабля.
Огромное помещение целиком заполняли разумные. Люди, тогруты, зелтронцы, твилеки, несколько других рас, которые я не смог опознать. Экипаж в парадной форме стоял, выстроившись до самых стен ангара. И только одетые в свою белую броню клоны, были большим белым бельмом в центре.
По правую руку от меня шла Асока, по левую мой адъютант, чуть позади чинно спускалась по сходню Лира Уэсекс. Тысячи глаз скрестились на нас, по спине пробежал холодный озноб. Любопытство, недоверие, страх. Нельзя потерять лицо, а ноги предательски налились свинцом. Видимо сказались полгода проведённых в больницы.
Спокойней, дыхательные упражнения не помогали, мной медленно завладевал приступ паники. Возникло непреодолимое желание сорваться с места и спрятаться обратно в трюм привезшего нас шаттла.
Закрыть глаза, глубоко вздохнуть — необходимо отвлечься. В горле образовался неприятный ком. Повинуясь моей воле, имперский марш заиграл в моей голове. Литавры били, скрипка изнывала, прогоняя из моего тела непрошенную панику.
Когда я открыл глаза, заметил, что вокруг наметилось оживление, застоявшийся в трюме экипаж как-то удивлённо озирается. Словно ищет, что-то. На лицах людей и не людей стоит явно встревоженное удивление. Облегчённо выдохнув, я направил свои стопы к встречающим.
— Милорд Вейдер, экипаж вверенного вам корабля построен! Капитан корабля, Оззель, — Вскинул руку к виску, отрапортовал офицер с новенькими капитанскими плашками на груди. Из-под фуражки видна небольшая залысина, невысокий, немного одутловатый, но крепкий. Несмотря на подобострастный вид, внимательный взгляд синих глаз.
— Вольно, капитан Оззель… — музыка в моей голове взяла верхнюю ноту. — Как состояние экипажа и корабля?
— Приподнятое, милорд! — отрапортовал Оззель, а затем повернулся к двум другим офицерам.
— Разрешите представить — майор Врист, командующий наземными операциями, — коротко представил мне Оззель, высокого статного офицера в оливковой пехотной форме.
— Штурмовой корпус в полной боевой готовности, Милорд! Мои ребята готовы выполнить любой ваш приказ. — Вытянувшись во фрунт, проговорил офицер, хотя в голосе я услышал лёгкое сомнения и недовольство. Что-то беспокоило его.
— Полковник Дерейс Гарвен, командир истребительного и штурмового корпуса. — Представил мне капитан офицера в простой оранжевой лётной форме. Под мышкой тот держал лётный шлем с непрозрачным забралом. Полковник выглядит недовольным, так, словно его только что вытащили из кабины его истребителя.
— Вверенный мне корабль, и экипаж в полной боевой готовности. Готов выполнить любой поставленный приказ! — вновь, вытянувшись во фрунт, рапортует Оззель.
Поворачиваюсь, осматривая выстроенных в ряды людей. Чувство волнения и лёгкое недоверие заполняет меня. Что-то беспокоит экипаж, и это неудивительно. От клонов явно тянет ненавистью, странно, но это всё же пятьсот первый. Надо узнать, о них больше.
Возможно, мне надо сказать небольшую приветственную речь для экипажа. Марш в моей голове дошёл до проигрыша. Сейчас я для них — просто хрен с горы, первое впечатление можно произвести всего раз.
— Я хотел бы сказать несколько напутственных слов экипажу… — капитан поморщился, словно от зубной боли.

Позади встречающих меня офицеров предусмотрительно была установлена небольшая трибуна. Не позволив себе права на отступление, я поднялся по ступеням на возвышение. Как же много тут собралось людей. Не тысячи, а десятки тысяч. Нельзя отступать.
— Офицеры, инженеры, техники! Для праздных речей нет времени, да и не умею я говорить громких слов. Нас просто ждёт работа. Иногда грязная, иногда приятная, но часто просто нужная. Не буду обещать вам славы, не могу обещать вам жизни. За Империю! Выполним же свой долг с честью! — искусственно усиленные слова гремят, натыкаясь на гробовую тишину.
Мне только предстоит завоевать их доверие. Когда я спускаюсь с трибуны, тишина давит на плечи, а в голове бьёт совсем уж громким аккордом музыка Имперского марша.

Интерлюдия.
Куат. Огромные космические верфи, не знали, что такое ночь. Работа здесь не прекращается ни на минуту. Когда уходит с работы одна смена рабочих, тут же заступает другая. Шутка ли, обеспечить практически половину галактики космическими кораблями.
Нет, это была далеко не единственная верфь в галактике. Но производственные мощности, этого гигантского кольца, затмевали собой всё. Тысячи яхт, десятки тысяч космических грузовиков. Сотни тысяч контейнеровозов и легких лихтеров, ежедневно сходили со стапелей верфей. Конкуренты просто не могли тягаться с Куатом, ни в объёмах поставок, ни в цене.
И этот отлаженный механизм неожиданно застыл. Миллионы и миллионы работников неожиданно остановились, вдруг прислушиваясь к заигравшей музыке. Удивительно триумфальная мелодия, звучала, казалось, в самих головах. Она даже спровоцировала несколько несчастных случаев, но это было вполне обычным делом.
Несколько мгновений недоумения, быстро прошли и многочисленные рабочие, и инженеры вернулись обратно к работе. Музыка музыкой, но план никто не отменял — необходимо было выполнить норму выработки. А с этой странной музыкой, работа, казалось, спорится ещё лучше.
Мелодия звучала ещё минут пятнадцать, после чего прекратилась, таким же загадочным образом. Несколько работников пытались записать её, но на записи не оказалось ничего, кроме обычного производственного шума.
Потом ещё примерно год, немногочисленные учёные ломали копья в спорах, обсуждая природу этого удивительного явления, столь неожиданно настигшего жителей Куата и нескольких ближайших систем. Выдвигались разные, самые фантастические версии. Однако феномен не повторился — и вскоре о происшествии просто забыли.

+4

7

Глава 10

Глава 10 Двигатель прогресса

      Небольшой тренировочный зал в моей каюте. Медитация, наилучшая возможность подумать, поскольку других возможностей просто нет. Итак тренировка, три шара плавают в воздухе. В теле приятная усталость после разминки и упражнений с мечом.
      Теперь в моём подчинении два корабля, хотя по факту пока только один. Второй ещё не закончил ходовые испытания, к тому же, у него есть какие-то проблемы с двигателями. Хотя даже один будущий ИЗР «Имперский» это более чем серьёзная сила. Черт, но как они мне дороги, эти несчастные корабли.
      Три с половиной миллиарда кредитов сейчас медленно движется к месту проведения стрельб. Капитан Оззель собирается показать умения достигнутые экипажем в процессе освоение нового корабля. Что же, это должно быть, как минимум, любопытно. Хотя есть у меня небольшие сомнения.
      В моём распоряжении есть девятьсот миллиардов кредитов, выделенных под постройку новейших кораблей. Если сейчас потратить всё на закладку «Имперских», то этого хватит на чуть больше чем двести пятьдесят ИЗР. А их мне нужно в четыре раза больше. Конечно, можно заказать корабли других типов, вот только не думаю, что Шив Палпатин оценит такую инициативу. Ситуация патовая.
      — О чём думаешь Энакин… — тихий голос Асоки вывел меня из раздумий. Небольшое волевое усилие, и шары-дистанционники по моему желанию делают полный круг. Чёрт, есть небольшое нарушение симметрии, плохо. Складывается ощущение, что прогресс движется, какими-то совсем черепашьими шажками.
      — О наших проблемах… — негромко отвечаю я. Хорошо, что моя каюта оказалась столь большой. Скорее это апартаменты, с небольшим спортзалом, несколькими комнатами, обширным кабинетом. И хотя всё тут пока необжитое и казённое, — я рад, мне такого своего угла всё это время очень не хватало.
      — Может быть немного пофехтуем? — Асока не очень любит медитировать, её живая натура требует постоянного движения. — Заодно и расскажешь, что надумал.
      — Хорошо… — с некоторым трудом я поднимаюсь, ощутив лёгкий дискомфорт от долгого сидения. Похоже, человек способен привыкнуть ко всему, и я потихоньку привыкаю к этому телу.
      Плавным движением тогрута встаёт со своего места, возможно, стоит отдать ей голокроны, что передал мне Император. Не думаю, что он хотел навредить Асоке напрямую, но если учесть питаемые в моём отношении планы. Эти две маленьких пирамидки вызывают некоторое беспокойство.
      Раз. Ноги на ширине плеч, руки лежат на рукояти тренировочного светового меча. Дыхание спокойное и ровное. Асока подскакивает от нетерпения, но мне нужно немного больше времени, что бы настроиться. Два — тренировочный меч вспыхивает ослепительно-белым, быстрый выпад, в молоко.
      Тогрута текучим движением отшатывается назад, активируя мечи, картинно по очереди. Два меча в её руках делают несколько замысловатых оборотов, освещая помещение белыми дугами.
      — Так что же там по нашим проблемам, — а голосе Асоки звучит откровенный сарказм. Два коротких шага, и я наношу удар сверху вниз. Мечи сталкиваются лишь на секунду, наученная горьким опытом девушка даже не пытается блокировать мои удары.
      — Нам нужно уменьшить цену ИЗР в четыре раза… — коротко отвечаю я, спина укоризненно-жалобно скрипнула, но мне удалось вытянуться, словно шпажисту. Лёгкое касание, и мой клинок уводит в сторону. Длинный меч, словно палка утыкается мне в подмышку. Чёрт!
      — И как ты это планируешь сделать? — она переходит в атаку, чуть не разрубив меня надвое. Едва успеваю парировать её удары, но чувствую, она может и быстрее. Досадно, выпад сверху, блокирую левой рукой, глухой звук удара и противный металлический звук. Выпад, ДОСТАЛ! Чёрт, нет! Правое запястье отдается болью, по пальцам прошёлся короткий меч-шото.
      — Неплохо…! — восклицает девушка, отскакивая от меня назад. Я морщусь, пока боль в пальцах не пройдёт. — Учишься пользоваться преимуществами твоего доспеха? Но ты должен учитывать, что враг тоже будет ожидать такой ход.
      — Спасибо. Пока я вижу всего два пути: первый это Вуки, необходимо уговорить их поставлять метал по себестоимости… это уменьшит цену ИЗР на треть, — отвечаю я, разминая правую руку. Асока терпеливо ждёт.
      — Но этого недостаточно? Ты готов? А второй путь? — Асока смотрит заинтересовано, опустив свои мечи вниз. Обманчиво расслабленная форма. Я точно знаю, что если сейчас нападу, проиграю. Сила подсказывает мне, пусть медитация мне недоступна, но Сила, чем-то похожа на интуицию, только гораздо точнее. Пока я только учусь слушать её. И вот такой вот спарринг — один из немногих способов моего познания Силы, что мне удалось обнаружить.
      — Второй, поставка корабля по себестоимости, это уменьшит цену ещё на двадцать процентов. — Куат, и так поставляет для империи с пониженной наценкой, но надо уговорить прожжённых торговцев делать корабли для Империи фактически бесплатно… да, предстоит та ещё работка.
      Асока уходит вниз, пригибаясь всего в нескольких сантиметрах от пола, целя по ногам. Оборот меча, подумаешь каких-то десять тысяч повторений и вот у меня, наконец, получилось, клинки сталкиваются. Она обходит меня слева, не успею.
      Подставляю под удар плечо, вспышка боли, скрип зубов… Чёрт, больно, ещё не зажившая до конца рана, терпеть, нельзя показывать своей слабости. Ещё не успев подумать, наношу удар левой рукой. Не успел испугаться, как она уходит от него, проскальзывая мне под мышку, хорошо таким ударом я пробивал тренировочного дроида насквозь. Два коротких укола в грудь, и она вновь на позиции, а я условно убит.
      — Не будь этот твой меч учебный, ты бы лишился двух пальцев, — весело улыбается Асока, да, не удачно перехватился, засунул пальцы в лезвие… — Только половина цены недостаточно, это всего пять сотен кораблей, а тебе вроде нужна тысяча, Эни… — её голос звучит озабоченно.
      — Знаю, но ранкора надо есть маленьким кусочками… — перефразировал я старую фразу, даже половина в нашем случае это будет подарок судьбы. — Вначале Вуки, броня будет нужна уже на первом этапе строительства.
      — Надеюсь, ты найдешь способ уговорить этих мохнатых продать нам металлы. — Асока встаёт в приглашающую стойку. Да, я тоже надеюсь на то, что придумаю такой способ.
      — Готовься! — коротко бросаю Асоке.
      — Может не стоит? — сомневается девушка, её голос звучит обеспокоенно. Пропускаю её высказывание мимо ушей, снимаю ограничители под лёгкий писк зуммера в голове, предупреждающий об опасности моих действий. Как будто я сам не знаю, что это опасно. Восприятие обостряется, с каждой секундой тело становиться всё более лёгким, обманчивое ощущение, что я сейчас воспарю над полом.
     
      Поднимаю над головой меч, словно какой-то древний самурай. Одна нога впереди, вторая отставлена далеко назад. Эту позицию я вспомнил из одного старого японского фильма. Попробовал использовать, и она подошла для меня как нельзя лучше. Хотя, если бы не помощь Асоки…
      Выдох, словно шпалу положили на плечи, единственная пока доступная мне силовая техника, Асока морщится, слегка сгибая ноги. С каждой секундой давление увеличивается. Медленно и уверенно, едва не пригибая меня к полу.
      Шаг и удар, она блокирует, не в силах сдвинуться с места прижатая моей силой к полу. Падает на колено, что бы удержать мой меч. С трудом мне удаётся придержать удар, руки слегка вибрируют от нагрузки на сервомоторы. Слегка хрустит под нагрузкой спинной экзоскелет. Всё происходит невероятно медленно, Асока отталкивает свой меч, перекатываясь в сторону, её лицо напряжено. Меч, лишенный силовой поддержки, словно пуля врезается в пол, разлетаясь на мелкие части.
      Открывается небольшая ниша в стене, и квадратный дроид-уборщик с невероятной скоростью движется исполнить своё предназначение. Короткий жалобный писк, и он просто раздавлен бесстрастной Силой. Шаг к джедайке даётся мне с невероятным трудом, короткий выпад, она отражает его мечом, боль в животе… чёрт, даже так… тихий звук зуммера… Всё, время вышло. Атланты снимают с моих плеч землю.
      — Уже лучше, уф… — Асока облегчённо вздыхает, видно, что она запыхалась. Её лёгкая тренировочная одежда промокла насквозь. Надо всё же заставить её одеть броню, получить даже палкой по хребтине, от меня опасно.
      — И всё же, ты вновь меня убила, — улыбнувшись отвечаю я. Не чувствую никакой досады, просто усталость. Полностью опустошен, но это быстро пройдёт. Из стены выкатывает новый дроид, и принимается загружать в своё чрево своего неудачливого собрата.
      — Не знай я, что будет — первым бы своим ударом, ты бы меня располовинил… тебе нужно научиться поддерживать эту технику дольше, — улыбаясь отвечает мне Тано, прыгая на одном месте, наслаждаясь возможностью вновь свободно двигаться. Лёгкое усилие, и в поле обзора выплывает небольшой таймер, девять секунд. Я продержался в режиме снятых ограничителей целых 9 секунд, это практически на две секунды больше, чем в прошлый раз… отлично!
      — Ты бы могла два раза атаковать меня, прежде чем я бы её применил, — проворчал я, присаживаясь. Места, где тренировочный меч ударил меня, болели, особенно в туловище. Ничего, я сам просил Асоку меня не жалеть. Необходимо написать Трайну Кирку или если его нет среди живых, его первому помощнику, чтобы разработал алгоритм ускоренного снятия ограничителей.
      — Ну, зато техника очень мощная, не помню, что бы кто-то из мастеров мог сделать что-то, даже отдалённо подобное… — Асока стянула с себя безрукавку, оставшись только в одном облегающем топе. После чего, она облегчённо завалилась на упругие маты, устилающие пол зала. Сам я, тоже, после применения силового пресса чувствовал себя неважно.
      — Да, мастерам не нужно было прибегать к подобным ухищрениям, — проворчал я.
      — Сэр, мы почти дошли в сектор проведения стрельб, — раздался голос адъютанта из комлинка, встроенного в броню. Пора занять своё место на мостике и немного поработать.
     
     
      …
      Интерлюдия. Мостик ИЗР 1
      Рубка, ещё не до конца отлаженный механизм экипажа, и сейчас в этот механизм угодил камушек. Большой такой, двухметровый камушек, стоял рядом с капитанским креслом и молча наблюдал за отыгрываемым для него театром.
      Два десятка офицеров во главе с капитаном Оззелем, прекрасно понимали, что всё происходящие — это просто фарс. Несколько десятков каменюк, притащенных из ближайшего астероидного пояса. Ну, разве это цели? Да ИЗР с использованием систем наведения сможет расстрелять такие даже в автоматическом режиме. Ни маневренности, ни вообще какого-то движения.
      И ещё эта чёрная невозмутимая фигура, на возвышении рядом с новым капитаном, заставляла нервничать. Что-то было не так, и ведь непонятно что. Поэтому экипаж старался работать лучше.
      — Группа целей прямо по курсу, удаление двести, цели маломаневренные, дифферент 8, продолжаем сближение… — коротко рапортовал Дитрих Сарт, офицер-твилек, навигатор.
      Главного канонира не покидало неприятное ощущение взгляда у себя на затылке. Ориентируясь по показаниям радаров и сенсоров, уже сейчас можно было открывать огонь. Но капитан отдал приказ на сближение до 30 км, чтобы гость мог во всей красе насладиться последствиями попадания тяжёлых турболазерных зарядов.
      На расстоянии двух сотен километров попадание петаваттного заряда — просто едва видимая вспышка. Корабль полз к цели, непозволительно медленно, чтобы камни красиво увеличивались в размере на обзорных экранах, выгодно подсвеченные солнцем системы Куата.
      — Сейчас мы идём на сближение с целями, имитирующими пиратский ордер, вскоре окажемся в зоне уверенного поражения, — прокомментировал для гостя свои действия капитан. Артиллерист покрылся холодной испариной. Чёрный шлем повернулся на голос, на секунду оторвав свой визор от обзорных экранов, и слегка покачал головой.
      «Ситх подери, ситх подери, ситх подери» — пронеслось в голове канонира. От фигуры в чёрной броне пахнуло, какой-то совсем уж потусторонней жутью. Как и многие офицеры на его должности, канонир был чувствительным к Силе. Нет, для джедая его способности были маловаты. Но Сила, помогала ему, принимать порой, единственно верные решения.
      В условиях боя, нет времени отдавать приказы многочисленным подчинённым лично, поэтому, у него была своеобразная партитура, из десятков заранее заготовленных сценариев. В зависимости от ситуаций, и самое главное, типов и характеристик целей, он был обязан выбрать нужный мотив. Но его симфонии была ещё не полна, многое пришлось разрабатывать заново, и он вполне гордился проделанной работой.
      Однако сейчас канонир чувствовал, что этого будет недостаточно. В голове, едва слышно заиграл тот странный мотив, что зазвучал в головах, когда Лорд, произносил свою речь. Руки задрожали, чёрт, как будто он снова попал в учебку, и сейчас строгий офицер принимает экзамен лично у него.
      Он едва удерживал себя от ошибки новичка. Незачем ему проверять боевые алгоритмы сейчас, сегодня они не должны ему понадобиться. Просто подойти поближе — и вмазать из всех пушек по наведению сенсоров. Сначала аннигилировать самый большой булыжник, потом быстро покончить с меньшими. Зрелищно, и абсолютно бесполезно.
      — Разве пираты используют шарообразное построение? — удивилась молодая девушка, тогрута, одетая в чёрно-серебряную броню, с сомнением бросая взгляд на капитана.
      — По вводной, они в завесе своего тяжёлого крейсера. —поморщившись, отвечает капитан, бросив на ученицу лорда Вейдера недовольный взгляд. Человек в чёрной броне стоял всё так же неподвижно…
      — Но это же пираты?! Они бы попробовали спрятаться в тени своего лидера, и атаковали всем скопом, уже после начала боя, — недоумённо пояснила свою мысль лейтенант-коммандер Асока Тано. «Вполне дельная, кстати, мысль», — отметил про себя офицер.
      — В условиях текущих проводимых учений, это не имеет значения… расстояние? — нетерпеливый вопрос капитана, главному навигатору.
      — Сорок… дифферент 6…. — рапортует в ответ Дитрих.
      — Приготовиться к бою, готовность номер один… — следует короткий приказ. И мир для Османа Кувили, привычно сужается до размеров его пульта. Даже музыка, что мурлыкает где-то на границе восприятия, немного стихает. От Вейдера веет ничем не прикрытым любопытством, чёртов ситх.
      — Батареи левого борта, товсь. Огонь по сигналу, цель — флагман-лидер пиратов, — голос Оззеля лучится довольством.
      — Есть… — короткое движение пальцев, и вот орудия приведены в полную боевую готовность. Ионные пушки в ожидании, в условиях отсутствия у цели дефлекторных щитов, они бесполезны.
      — Открыть огонь…. — торжественно отдаёт приказ капитан.
      По корпусу корабля словно пробежали мурашки, содрогнувшись всем корпусом, на секунду его треугольные обводы озарились серией красных вспышек. Сто двадцать спаренных орудий главного калибра выдохнули в едином залпе, посылая к цели эксаватты энергии. Несколько томительных мгновений, и огромный серый валун, покрылся сетью ярчайших всполохов. Импульсы настроены на фугасное действие. Секунда — и на месте учёбной цели не осталось ничего, только пустота космоса.
      — Цель уничтожена! — отрапортовал оператор сенсоров.
      Весь бортовой залп для такой цели был явно излишним, для какой-то каменюки хватило бы и пары зарядов. Но не ему учить капитана, как правильно демонстрировать возможностей этого поистине удивительного корабля.
      — Хорошая работа… приготовиться подавить сопротивление сопровождения лидера, ог… —
      — Вводная, цели выставили дефлекторные щиты… — спокойный, искажённый металлическими нотками баритон. От этого голоса у артиллериста чуть не случился удар. «Он всё понял, он понял», — набатом билось в голове несчастного канонира, а тем временем его руки делали вполне привычную работу.
      — Вы что, не слышали?! Переходим в фазе два, огонь на подавление, выпустить истребительное прикрытие… шевелитесь, ситовы дети! — закричал, привстав со своего места капитан Оззель, разрушая нависшую обречённую тишину.
      Задача усложнилась, теперь это точно экзамен. Очертания корабля затемнились, а поверхность вспыхнула десятками и сотнями вспышек. В сторону астероидов потянулись трассы из тысячи и тысячи импульсов. Это, повинуясь воле канонира, заговорила универсальная и зенитная артиллерия.
      Рубка наполнилась едва слышным гулом и дрожанием, пошла лёгкая вибрация от выхода в рабочий режим реакторов огромного корабля. Компенсаторы немедленно справились с возросшей нагрузкой. Вот только, дрожь словно бы переместилась с корпуса корабля, на загривок Османа.
      Цели на экранах смазались, расплылись, и теперь, всё зависело только от мастерства наводчиков. Смотря, как медленно тают мишени, канонир внутренне боролся с желанием чуть-чуть смухлевать. Достаточно пустить короткий обходной алгоритм, и операторы орудий получат всю необходимую картину для стрельбы.
      Десять минут напряженного боя с противником, который не может ответить. И только сейчас истребительное прикрытие полностью развёрнуто. Черт, если бы это был реальный бой, корпус разрушителя уже рвали бы на части протонные бомбы. Медленно, пальцы, кажется, движутся слишком медленно. Пот заливает глаза. Осталось каких-то десять, совсем уж вредных мишеней, но никак не удается добиться уверенного покрытия. Сталистые метеориты? Одно нажатие, и обходной протокол запущен.
      — Все цели уничтожены! — лёгкий радостный возглас Дитриха тонет в облегчённом выдохе.
      — Поставленная задача выполнена, капитан, — откинувшись, в своём, словно бы, взмокшем кресле отрапортовал Осман, и тут же наткнулся на внимательный взгляд непроницаемого забрала. Воротничок обхватил горло офицера как-то слишком плотно.
      — Двенадцать минут с начала огневого контакта, — отрапортовал навигатор.
      — Напомните мне, капитан Оззель, какой норматив на уничтожение такого количество неманевренных целей? — раздался спокойный голос лорда Вейдера.
      — Четыре минуты, милорд, — слегка сконфужено ответил капитан, неожиданно растеряв всю свою браваду. Видимо и его проняло.
      — Давайте же, впредь, обойдемся без спектаклей. В бою будут принимать гораздо более жёсткий экзамен… мы же с вами не в цирке?
      — Хорошо, милорд. Подобное больше не повториться, — вытянулся по стойке смирно капитан…
      — Хорошо, курс на верфи Куата. Как закончите разбор этих учений, капитан, зайдите ко мне.
      — Есть, милорд!
      Гигант развернулся, и уверенным шагом покинул мостик. Ученица его следовала за ним чуть сзади.
      — Пиздец мы облажались… — резюмировал твилек-навигатор, за это он удостоился отдельного внимания от капитана, но в целом канонир был с ним согласен.
      ***
      Руки удобно лежат на деревянной столешнице. Как приятно чувствовать под пальцами натуральное дерево. Удивительная роскошь, учитывая цену древесины. Шершавая столешница завалена бумагами. Адъютант, обнаружив своего начальника на рабочем месте, решил воспользоваться моментом.
      Пришло несколько писем и официальных документов, которые требовали моего срочного внимания, пока это недоразумение, названое ИЗР, крадется обратно на верфи. Только соображение здравого смысла, и субординации удержали меня от того, чтобы не придушить этого капитана Оззеля.
      Настроение было на редкость паршивое, нет, я знал, про традицию устраивать представления для начальства в армии. Но чёрт возьми, как она попала сюда, в Далёкую-Далёкую Галактику. Блин, хотя бы провернули всё хорошо. Мне же много было не надо, посидел бы за пультом турболазерной пушки. Разнёс бы на части парочку астероидов — и был бы счастлив.
      Нет, устроили показательные стрельбы, и образцово показательно, мать его, облажались. Прикрыл глаза, чтобы немного успокоиться. Итак, что у нас плохого? Есть ответ от правительства Куата, очень такой завуалированный посыл в пешее эротическое путешествие. Во встрече мне отказали, сославшись на излишнюю занятность, предложение наладить поставки алюстали восприняли с интересом, но и с изрядным сомнением.
      Зато на запрос на посещение пространства Кашиика получен удовлетворительный ответ. Нужно загрузить трюмы большим количеством продовольствия. После войны, на планете наблюдается изрядный дефицит оного. Это даст мне несколько очков у местного населения.
      Практика гуманитарной помощи была для недалёкой галактики не в новинку, и на неё всегда много желающих. Адъютант послушно записал нужное распоряжение. Благо, по пути будет сельскохозяйственный мир, где это самое продовольствие можно будет загрузить по бросовой цене.
      Мне мешало некоторое чувство гадливости, покупать у голодных лояльность едой. Я всегда призирал действия таких политиков, и вот сам пользуюсь таким же методом. Надо не забыть зафрахтовать достаточно лихтеров для перевозки продовольствия.
      Сообщение от Торговой федерации, моя просьба о встрече с новой монаршей особой Синтепетом Финдосом. Сообщает, что просьба об аудиенции — рассматривается. Хотя бы не ответили отказом, как эти, из директората Куата. Хотя это понятно, у Торговой федерации дела сейчас идут неважно.
      — Разрешите… — дверь открылась, и на пороге встал виновник сегодняшнего представления. Грёбанутый клоун.
      — Проходите, капитан Оззель, присаживайтесь… — капитан явно нервничает, хотя выглядит подтянуто и браво. Короткая мысленная команда, и дверь позади Оззеля заблокирована. Не нужны мне лишние уши.
      — Скажите, капитан Озель, какое у вас жалование? — вопрос застал капитана врасплох.
      — Тринадцать с половиной тысяч имперский кредитов, милорд… — голос у Оззеля звучит удивлённо. Да, тяжело ему, моё лицо скрыто маской, голос изменён вокодером. Но держится он хорошо.
      — Напомните мне, капрал, сколько стоит один выстрел из тяжёлой турболазерной пушки? — слегка повернув голову, обращаюсь я к адъютанту.
      — Восемь сотен кредитов, сэр, — следует незамедлительный ответ, да-да, я заранее попросил его уточнить. — Если не считать, конечно, износ ствола.
      — Итак, капитан, сколько, по-вашему, корабль под вашим! управлением сделал лишних залпов? — внешне я абсолютно спокоен, голос деловито скучающий, надеюсь, что именно так. Хотя внутри меня всего коробит.
      Сказываются свалившиеся на меня обязанности. Хочется встать, и просто наорать на Оззеля. Но, весь опыт подсказывал мне, что такой метод, дающий хороший начальный результат, полностью херится в перспективе. К тому же, если ещё придется, отвлекаться на решение корабельных вопросов, императорских молний Силы мне точно будет не избежать.
      — Тридцать, милорд, — Оззель сглотнул, — по его виску потекла маленькая капелька пота. Нет, он определённо мне нравится. Умный офицер, просто необходимо прояснить некоторые моменты. Надеюсь, нам удастся сработаться. Ну, а если не получится, надо узнать границы своих полномочий.
      — Двести сорок умножаем на тридцать и на цену каждого выстрела… — подсчёт я специально веду вслух.
      — И на два, милорд… — коротко поправляет меня капитан Оззель.
      — Что? — едва удерживаю удивление.
      — Установки спаренные… — с лёгкой обречённой грустью говорит Оззель.
      — Хорошо, что вы понимаете… итак, сегодняшнее представление стоило казне Империи одиннадцать миллионов кредитов. — резюмирую я. Оззель выглядит сконфужено, нет совершенно неожиданно приходит озарение, ему стыдно, чёрт подери, ему стыдно, за то, что экипаж показал такие результаты. И досада на себя, за свою ошибку, он воспринимает меня как необходимое зло.
      — Учения необходимы, милорд — коротко отвечает Оззель, голос его звучит непреклонно.
      — Учения, да. Но не этот… цирк! О чём вы вообще думали? И на что рассчитывали, проводя подобное мероприятие с ещё не слетанным экипажем? — одним духом выдыхаю я, всё же затараторил, чёрт…
      — Они лучшие из лучших, милорд! — вскинулся Оззель, нет, он определённо мне нравится. Теперь всё зависит только от меня, что же, капитан, не одному же мне страдать от невыполнимых заданий.
      — Лучшие, ну что ж, я дам вам возможность доказать это. Проведём ещё один экзамен, полгода вам на подготовку хватит? — успокоив свой голос, спрашиваю я.
      — Да, милорд, — с лёгким облегчением отвечает Оззель. Странно, он что, подумал, что я его тут душить буду? Хотя, возможно, вон в парадной форме пришёл.
      — Капитан, только обойдёмся на этот раз без театра. Не справитесь, что ж, не обессудьте, вам придется вернуть в казну, перерасходованные по вашей вине средства.
      — Я не подведу оказанного доверия, милорд! — вытянувшись во фрунт, бодро отрапортовал Оззель. Странно, отчего такая реакция?
      — Готовьте корабль к походу, капитан. Свободны.
      Стоило двери за спиной Оззеля закрыться, как по моему кабинету разнеся звук лёгких хлопков. Большое кресло в углу повернулось, и в нем обнаружилась улыбающаяся Лира Уэсекс. Простой брючный костюм весьма выгодно подчёркивал фигуру конструктора.
      — Браво, милорд! — она поднялась со своего места, и медленной походкой от бедра подошла к столу, опустившись в кресло, что только недавно занимал капитан. Лёгким движением она закинула ноги на столешницу, вальяжно устроившись в кресле.
      — Теперь я спокойна за свой корабль, — женщина достала из небольшой сумочки, короткую палочку, в которой я с удивлением опознал сигарету. Или что-то очень на неё похожее, после чего, несколько не сомневаясь, откусила от «сигареты» половину.
      — Подслушивать не вежливо, леди…- что она вообще делает в моём кабинете. Лира одарила меня странной полуулыбкой. Затем бросила недовольный взгляд, на невозмутимо работающего адъютанта. На которого неожиданно свалилась обязанность по закупке продовольствия, чему офицер явно был не рад.
      «Из-под таинственной, холодной полумаски звучал мне голос твой отрадный, как мечта. Светили мне твои пленительные глазки и улыбалися лукавые уста», — почему-то вдруг вспомнил я.
      — Ну, вы же простите даме, простое любопытство? — с лёгкой насмешкой спросила Лира, опуская свои ноги обратно на пол. Низко наклоняясь при этом над столом, открывая для меня вид, на особо выдающиеся части, через ворот не до конца застёгнутой рубашки.
      — И что, ваше любопытство удовлетворено? — по глазам вижу, что она играет. Понимаю, человек отдыхает, читал её дело, три года безвылазно просидеть на своём рабочем месте. От такого любой на стенку полезет, и как только представилась возможность, пустилась во все тяжкие.
      — Чувство удовлетворения, это такая вещь, знаете ли, лорд… это как если у вас есть определённый зуд, и вдруг появляется возможность почесать зудящее место, вы должны понимать, как это… — лукавая улыбка, неожиданно серьезные и заинтересованные глаза. Может быть, она хочет посмотреть, на моё лицо под маской, вот и увивается вокруг? Или это ещё одно небольшое приключение?
      — Знаю, мадам Уэсекс, но боевой корабль не место для праздного шатания, — при звуках своей фамилии, конструктор состроила недовольную рожицу. Да, я нагло напомнил ей о том, что она, в общем-то, замужняя дама. Хорошо ещё, что в местных реалиях примета, что, мол, баба на корабле — к беде, как-то не прижилась.
      — Ну, не будьте таким скучным, лорд Вейдер… — капризно надула она губки.
      — Послушайте, не хочу вас обидеть, но у меня ещё очень много работы. У нас ещё будет возможность поговорить. К тому же, вам тоже следует заняться вашими непосредственными обязанностями, — подпускаю побольше недовольства в голос.
      У меня действительно немало работы, и в особенности этой работы, ещё предстоит вникнуть. Чтобы в будущем не наткнуться на гораздо лучше срежиссированное представление подчиненных. И быть в блаженном неведении о том, что у вверенного корабля отвалился правый верхний ионный двигатель.
      Конструктор же прибыла на корабль, для опроса экипажа и выявления просчётов в конструкции корабля. Дабы устранить их до того, как корабли пойдут в серию. Надо сказать, что она уже начала своё общение достаточно плодотворно, особенно её интересовало общество молодых офицеров.
      Насколько плодотворно, что на корабле у неё уже появились поклонники. Хотя, казалось, мы только недавно прибыли. Стоит отдать ей должное, несмотря на пересуды, с младшим командным составом она держала некоторую дистанцию. Адъютант воспринял мою просьбу приглядеть за гостей с излишним рвением.
      — Ну почему вы так не приветливы, лорд? — вновь эти капризные нотки, проскакивают в голосе. Капрал аж оторвался от своей работы, чтобы посмотреть на разыгрывавшуюся перед ним сцену.
      — Чего вы от меня хотите? — устало спросил я эту женщину.Без сомнения, она хороша, но, чёрт, мне сейчас не до этого. К тому же, могут возникнуть проблемы от её мужа, моффа. А нужны ли мне такие проблемы? Да и боюсь, император может воспринять подобный исход слишком благосклонно. На секунду в голове проскользнула картина, благословляющего нас на совместную жизнь Императора, под придушенный хрип одного несчастного рогоносца.
      — О, сущий пустяк! — Лира плотоядно улыбнулась. — Всего лишь, чтобы вы развеяли моё любопытство. Думаю одно приглашение на ужин, я могла бы принять, соблюдая приличия.
      — Хорошо, как только у меня будет возможность пригласить вас, леди, я это сделаю. Мой адъютант сообщит вам о времени.
      …
      Мостик — удивительное место. Если бы я не знал причины, почему мостик расположен отдельно от корабля, решил бы, что так сделано, только ради вот этого чувства. Стоять на вершине огромного звездолёта и чувствовать едва заметное дрожание работы маршевых двигателей. Видеть, как клиновидный корпус, сверкая множеством огней, выдается далеко вперёд. Непередаваемое чувство.
      А так же мостик — самая безопасная часть любого корабля, здесь обычно находиться фокус дефлекторного щита. Но даже, в случае выхода его из строя, на мостике включается резервный, прикрывая самую ценную часть корабля невидимым зонтиком. Пока корабль под управлением, он живёт. Запасного центра управления нет, считается, что если мостик уничтожен, значит и корабль погиб. Слишком эффективны в ДДГ средства поражения.
      На звездолёте нет безопасного места. Турболазер, исключительное по своей универсальности оружие. Пока пучок энергии стабилен, он имеет просто ужасающую бронебойность. Проходя через корпус, он постепенно теряет устойчивость и детонирует. Буквально аннигилируя места своего разрыва. Именно точный расчёт между временем входа заряда в корпус, и взрывом — и есть мерило мастерства канонира.
      Для чего же тогда нужна броня? Чтобы заставить импульс сдетонировать раньше времени, уберегая жизненно важные части корабля. Поэтому на корабле, не прикрытым дефлекторным щитом, нет безопасных мест.
      — Лорд Вейдер, — оторвал меня от размышлений капитан Оззель. — Корабль готов к гиперпрыжку, — нет, так дело не пойдёт.
      — Командуйте, капитан, — ответил я, Оззелю, моя задача не подменять его на посту командира. Офицер мне достался опытный, боевой, но судя по перипетиям в карьере, недостаточно инициативный. Если переусердствовать, придется давать указания по самым мелким задачам, чего мне совсем не хотелось.
      — Начать подготовку к гиперпрыжку… — спокойно скомандовал капитан.
      — Сенсоры в норме, — отрапортовал оператор-твилек (нужно узнать его имя).
      — Двигатели в норме, — подал голос офицер, отвечающий за двигательный отсек.
      — Гипердвигатель в норме — короткий голос из селектора, подала голос ходовая рубка.
      — Состояние корпуса в норме, — отрапортовал дежурный инженер.
      — Сверхсвет… — быстрая команда капитана.
      — Есть сверхсвет…
      Мостик работал, как хорошо отлаженный механизм. Операция, собственно, рутинная. Только в случае экстренного гиперпрыжка разрешается отойти от стандартного протокола. Техника безопасности, как известно, написана кровью. Недолгое ожидание лучше вероятности угробить дорогущий корабль, и полсотни тысяч членов экипажа.
      Я уже собирался покинуть мостик, ближайшие десять часов обещали пройти на редкость скучно. Как вдруг коротко взвыла сирена. Свет моргнул, по кораблю прокатилась дрожь. Огромный корабль словно столкнулся с невидимой стеной.
      — Рассинхронизация первой и четвёртой обмоток гипердвигателя! — в голосе офицера, ответвленного за двигательный отсек послышались панические нотки.
      — Внимание, приготовитесь к удару! — крикнул Оззель, хотя офицеры и так зафиксированы ремнями, чёрт, хорошо, что Асока в каюте.
      Корабль вновь содрогнулся, и словно тяжко потянулся, удар…. звёзды остановились, нас выбросило в обычное пространство. А пол-обзора закрыла гигантская каменюка. Время для меня застыло.
      — Всю… — вой серены — камень, закрывающий полнеба, словно прыгнул вперёд.
      — Энергию … — я могу видеть почти каждый кратер на огромном небесном теле.
      — На… — всё внутри непроизвольно сжимается….
      — ЩИТЫ! — мой голос сливается с голосом капитана. Хотя это и не нужно, оператор уже отработал свой хлеб. Свет мигнул и погас, осталось только аварийное освещение. Сверкающий огнями серый исполин, стал просто серым треугольником. Тонкая синеватая плёночка отрезала нас от черноты космоса.
      Удар — и непонятно как — но я успеваю зацепиться за командирское кресло. Рывок, но я стою на мостике как вкопанный, пока нос корабля с какой-то нарочитой неспешностью погружается в твердь этой чёртовой глыбы. Какова вероятность выпасть рядом с астероидом при аварийном выходе гипердрайва из строя? С моим везением — стопроцентная.

Отредактировано vladimirtxt (15-02-2017 03:27:22)

+4

8

Глава 11

Глава 11. История… продолжается?
     
      Этот миг, когда каменная глыба прыгнула из обзорных экранов навстречу, мне не забыть нипочём. Несколько секунд полной темноты, тряска корпуса, хруст переборок, а затем свет возник вновь. Корабль, в облаке пыли и мусора, вышел с обратной стороны астероида, походя расколов его надвое.
      Корабль получил многочисленные повреждения. В нескольких местах вспыхнули пожары, оперативно затушенные системами борьбы за живучесть. Три сектора из почти трёх сотен испытывали неполадки с энергопитанием, оплавились носовые генераторы дефлекторного щита. Сейчас их спешно меняли. Но что самое удивительное, все эти повреждения могли бы быть устранены силами экипажа.
      Возвращение на верфи было необходимо, чтобы инженеры проверили основной гипердвигатель, и чтобы пополнить изрядно побившийся парк истребителей. К тому же, следовало проверить корпус на деформацию, что было невозможно сделать без оборудования верфей. Нам безумно повезёт, если корпус не повело, иначе всё закончиться длительным ремонтом.
      С момента столкновения прошли уже сутки. Первые восемь часов команды устраняли многочисленные повреждения, и корабль медленно полз обратно к верфям Куатана на маршевых. Хорошо, что улетели мы недалеко. Иначе возвращение могло бы затянуться на недели.
      Обошлось практически без жертв. В реалиях медицины ДДГ несколько десятков переломов даже за травму не считали. К сожалению, совсем без погибших не получилось, одного из пилотов, работавшего в ангаре, задавило опрокинувшимся истребителем. И два техника сорвались с тридцатиметровой высоты, разбившись насмерть.
      Всегда везде находятся самые «умные», пренебрегающие техникой безопасности. Я распорядился повесить их фотографии в каждую кают-компанию на корабле. Теперь эти два человека и тогрут, станут немым напоминанием о необходимости следовать правилам. Не уверен конечно, что в итоге это сильно поможет, но может хотя бы пару горячих голов убережет.
      Асока выглядит безмятежно, чего уж там, она всё проспала. А раз она спала, значит нам изначально ничего не угрожало. Такова была непрошибаемая логика бывшей джедайки. И сейчас Тано о чем-то шепчется с миссис Уэсекс.
      Лира словно раздувается от гордости, от чего её обширная грудь кажется ещё больше. Не удивительно, это же её детище протаранило планетоид, и раскололо его, практически без серьёзных повреждений конструкции. Интересно было бы провести повторное испытание, но, для чистоты эксперимента, без одаренных на борту.
      На самом деле, столкновение с ас­теро­ида­ми в условиях развития дефлекторных щитов, не было чем-то необычным. Из технического описания я знал, что звёздному разрушителю типа «победа» не рекомендовалось сталкиваться с объектами больше 800 метров в поперечнике. Именно, так там и было написано — не рекомендуется. Однако одно дело — относительно небольшая каменюка, а совсем другое сто километровый планетоид.
      В мой кабинет вошёл капитан имперской службы безопасности Джайлер Обрим. В новой с иголочки форме, неплохо сложенный, довольно молодой офицер, с типичным для безопасников выражением на лице: «А я всё знаю, но ничего не скажу». Конечно, окинул нас цепким взглядом. Водянистые серые глаза, бр-р, неприятное ощущение. Почему-то этот человек мне сразу не понравился — однако он не сто кредитов, что бы всем нравиться. Обрим поднялся на борт, как только ИЗР дополз до верфей вместе с пачкой очень взволнованных инженеров.
       Под руководством Обрима инженеры развили бурную деятельность, сам же офицер занялся опросом экипажа. Куат крайне дорожил своей деловой репутацией и данное происшествие, хотя и было неплохой рекламной прочности боевых кораблей, могло изрядно испортить им имидж.
      Инженеров Куата не просто так волновала надёжность гипердрайва. Основную прибыль верфи получали от постройки лихтеров и контейнеров к ним. А лихтер, по своей сути небольшой тягач, к которому на внешнею подвеску цепляются стандартные контейнеры. Во всех отношениях весьма посредственные корабли, но дешёвые и экономичные. Торговцев гораздо больше волнует надёжность гипердрайва, чем скорость.
      — Наконец все в сборе, думаю можно начинать. Капитан Оззель, удалось ли выяснить, что произошло с гипердрайвом? — обратился я к капитану, опускаясь в своё кресло, — нужно покончить с этим как можно быстрее и выдвигаться.
      — Утечка в охлаждающем контуре четвертого энергопотока гипердвигателя. Утечка хладагента вызвала ресинхронизацию управляющих потоков, после чего вторая обмотка перегрелась и гипердвигатель был экстренно отключён автоматикой — ответил капитан, хотя для меня, это был просто набор занятных звуков. — Досадная случайность, корабль новый… — пожал плачами Оззель.
      — Значит досадная случайность? — уточнил я на всякий случай у капитана. Что-то мне не нравится количество творящихся вокруг меня случайностей. Нет, я понимаю, что дерьмо случается, и закон подлости ещё никто не отменял. Но, чёрт подери!
      — Да, Лорд Вейдер, корабль новый, незнакомый, опыта работы с ним нет, всё приходится нарабатывать буквально с нуля, проблемы ввода в эксплуатацию — неизбежны, — ответил Оззель, с лёгким недовольством поглядывая на внимательно рассматривающего его лейтенанта ИСБ.
      — Скажите мне, капитан Оззель? Какова вероятность того, что при экстренном выходе из гиперпространства на пути корабля окажется сто километровый метеорит? — в моём голосе проскользнул ничем не прикрытый сарказм. Космос удивительно пустое место, крупные объекты в любой системе разобраны на перечёт. А космическая пыль и микрометеориты не страшны даже нашим земным примитивным кораблям, что уж говорить о местных монстрах.
      — Крайне небольшая, но не нулевая… — пожав плечами ответил капитан, только лицо его выглядело задумчивым, а вся ситуация мне очень не нравилась. Не очень я верил в такие счастливые совпадения. Вообще, совам последнее время я не доверяю.
      — Вы думаете, что на вашу жизнь покушались? — сделав рот буквой О, и прикрыв его ладошкой, удивилась Лира Уэсекс. Во взгляде непомерный интерес и любопытство. Очередное приключение? Опасность, что щекочет нервы! Чувствую, эта дамочка ещё доставит мне проблем.
      — Кхм… — прокашлялся безопасник, скрыв за кашлем смешок. Подняв бровь, лейтенант посмотрел мне прямо в глаза, чёрт, не так я себе представлял суровых имперских чекистов.
      — Не думаю, но вот на вас, и на весь проект переоснащения имперского флота возможно…
      — Не плодите ненужных сущностей, лорд Вейдер… — прервал меня скрипучий голос Обрима, каждое его слово было пропитано неприкрытым сарказмом.
      — Вам есть что сказать, капитан Обрим? — мне не составило труда удержать лицо, в маске это не трудно.
      — Да, есть, … сейчас ещё рано делать какие-то выводы, я прибыл сюда для расследования этого досадного происшествия. Надеюсь на Ваше полное содействие, лорд, — лёгкий едва заметный смешок на слове лорд и короткая ухмылка. Он отслеживает каждое моё движение.
      — Сейчас всё выглядит как обычная случайность, но во всех этих случайностях слишком много закономерностей, — пожав плечами продолжает лейтенант, внимательно буравя взглядом забрало моей маски. «Как будто, ты можешь там, что-то увидеть». Пальцы непроизвольно сжались в кулак, странная у меня реакция на этого человека. Возникло с трудом преодолимое желание «поговорить» с этим Капитаном по душам в более спокойной обстановке. Теперь понятно, как это, когда кулаки чешутся.
      — Но у вас тоже есть сомнения? — совсем краткая заминка, и я совладал со своими желаниями. Только, казалось, Обрим всё заметил.
      — Скажите мне, миссис Лира Уэсекс, как специалист. Есть ли, ещё корабли способные пережить подобное столкновение? — игнорирует мой вопрос Обрим. Он меня провоцирует?
      — Если и есть, то таковые мне не известны, — с гордостью отвечает леди, одаривая лейтенанта кислой улыбкой. А в её глазах блестят злые искорки. Не замечал, что бы она демонстрировала к кому-то такую открытую неприязнь. Интересно…
      — Как видите, тут просто удивительное стечение обстоятельств, слишком много событий и вовремя — выход из строя гипердивгателя, сто километровый метеорит, корабль, что способен пережить столкновение… — офицер замолчал, снова обращая своё полное внимание на меня.
      Интересно, в чём он может меня подозревать? В том, что я сам устроил диверсию и установил на пути нашего следования ту каменюку. Пусть роет землю, посмотрим, на что способна свежесобранная ИСБ.
      — Капитан Оззель, приказываю усилить меры безопасности на корабле и взять под охрану критически важные узлы, чтобы не попадать в такую ситуацию в будущем, — отдаю я распоряжение, хотя это скорее просьба.
      — Будет исполнено —кивнув, отвечает капитан, тоже бросая недовольный взгляд на оперативника ИСБ. Похоже наши мнения об этом человеке сошлись, однако капитан молчит, это и понятно, не в его интересах ссориться с ИСБ.
      — Асока, тебя я попрошу, составить компанию миссис Уэсекс на время её пребывания на это корабле, во избежание других досадных случайностей, — Асока ненадолго отвлеклась от своего перешептывания с Лирой. Посмотрела на меня, и совершенно неожиданно покраснела, чуть ли не до кончиков монтрелл.
      — Хорошо… — небольшая заминка. — Учитель.
      — Но… — попыталась возразить конструктор, видимо я вмешался в какие-то планы женщины.
      — Это не обсуждается, леди Лира, в целях вашей же безопасности. К тому же, вижу, что вам удалось найти общий язык. — Лёгкая улыбка и румянец, затем недовольная гримаса, вот и не будешь впредь относиться легкомысленно к важным собраниям.
      — Капитан Оззель, когда мы всё же сможем направиться на Кашиик? — решил я прояснить важный для себя вопрос.
      — Ремонт будет закончен в течение суток, лорд Вейдер, — отлично, ещё один впустую пропавший день. Время гораздо хуже песка, тот хотя бы можно как-то удержать в крепко сжатом кулаке.
      — Хорошо, оповестите меня, как только закончите. Есть ещё вопросы? — я медленно поворачиваю голову, обводя взглядом собравшихся в моём кабинете.
      — Я хотел бы утвердить график тренировок для авиационного корпуса, — подал голос капитан.
      — Капитан, вам решать, когда вашим подчиненным лучше тренироваться. Никаких препятствий им не чиню, — подпустил я в голос лёгкое недовольство.
      — Ещё вопросы? Нет? Что же, все свободны.
      Бросив на меня короткий взгляд, Асока вышла из кабинета, с тихим шипением дверь закрылась. Ну, вот я и один в своих апартаментах. Из кабинета вело три двери. Одна предназначена для посетителей. Вторая ведёт в гостиную из которой можно попасть в другие комнаты, третья дверь, небольшой совмещённый с душем санузел. Любопытная планировка.
      Лёгкое, внутреннее усилие, и дверь для посетителей заблокирована. Немного повозившись, я снял шлем, отрастающая шевелюра неприятно чесалась. Как порой не хватает возможности прикоснуться к лицу. Хорошо, что хотя бы вот так иногда, я могу снимать маску. Конечно, есть недолгое посещение мед отсека и сон. О первом лучше не вспоминать, второе, со сном, со времени посещения императора появились некоторые проблемы.

      В углу стоял небольшой бар, любопытно, жаль, пока нельзя… с досадой я стукнул свой шлем ладонью. Селектор оповестил меня, что кто-то желает аудиенции. Ну вот, короткий миг отдыха, закончен. Пора за работу. С тихим шипением шлем встал на место.
      ***
      В правом, самом пострадавшем ангаре огромного корабля, творился форменный беспорядок. Подвели генераторы удерживающих полей, что отвечали за крепление истребителей в парковочных гнёздах. Когда энергия была перенаправлена на щиты корабля, их просто посрывало с мест. Только несколько машин не упало на палубу.
      Находясь тут, я оказывал экипажу посильную помощь. Просто одним своим присутствием как одарённого. Это ускоряло работу, и сводила в ноль вероятность получения производственных травм. Оказалось, это всего лишь одна из общеизвестных особенностей чувствительных к Силе. Там где появляется лояльный одарённый, в любом начатом деле сопутствует удача. Хотя верно и обратное.
      Собственно, это была одна из косвенных причин, как джедаи с шестидесяти миллионной армией клонов, могли воевать против полутора миллиардной армады дроидов. Соотношения потерь, на поле боя, вполне устраивало сепаратистов, и было примерно 1 к 10, вот только, это было верно только там, где за дело не брались джедаи.
      Войска под командованием генерала джедая имели соотношение потерь уже 1 к 25 и больше. А уж если людям доводилось сражаться рядом с одаренным, там невозвратные потери были просто из разряда досадных случайностей. Как Орден с такой своей удивительной особенностью ещё не захватил галактику? Впрочем, это риторический вопрос.
      Однако, я отвлёкся. Необходимо было распорядиться установить механические крепления на места истребителей в стенах ангара. Корабль в одночасье лишился практически трети своих авиазвеньев. Семьдесят новейших машин пред серийной сборки бездарно разбило о палубу. Сейчас техники и большие паукообразные дроиды спешно разбирали завалы, благо пониженная гравитация, позволяла перемещать тяжёлые машины практически руками.
      — Уйди прочь, кусок мяса! Не видишь, я исполняю заложенную создателем функцию, — небольшой чёрный астродройд, пробирался по дорожкам, проложенным через завалы и напевал какую-то песенку. Поющий дроид не мог не привлечь моего внимания. Это был, вполне узнаваемый дроид серии Р. За астромехом по пятам следовала небольшая левитирующая платформа.
      Вставай, проклятьем заклеймённый.
      Галактика вся, безработных трудяг.
      Кипит наш разум возмущённый.
      И в смертный бой вести готов.
      Деловито работающая обслуга и некоторые пилоты не обращали никакого внимания на этого истошно свистящего дроида. Пиликающий на бинарномдроид был привычным делом, а бинарный язык знали единицы. Насколько я понял, нормальный человек не мог воспринимать бинарный на слух. Обычно знание бинарного было признаком синдрома саванта, либо гения.
      Бинарный — математический язык, в котором одна короткая серия звуковых импульсов, может предавать не просто фразы, а целы массивы информации. Поэтому для понимания бинарного нужно было обладать изрядными математическими способностями, и талантами произведения математических вычислений на ходу. А этим могли похвастаться либо гении, либо альтернативно одаренные.
      Весь мир бессилья мы разрушим.
      До основания, а затем.
      — Мясной мешок, дай пройти, — дроид уткнулся в ногу, одному из пилотов в оранжевой лётной форме, который раздосадовано бродил вокруг своего разбитого в хлам истребителя. На корпусе чёрной машины, была фривольно намалевана практически неодетая твилечка, с некоторыми выдающимися анатомическими излишествами.
      На наш, новый мир воздвигнем.
      Кто был ничем, тот станет всем.
      Видя, что на него не обращают внимания. Дроиды, истошно вереща, завел свою песню, немного отъехал назад, и подразогнавшись врезался в ногу пилота посильнее. Наподдав ему под зад своей округлой металлической головой.
      — R3 совсем охуели? — грязно выругался пилот, пнув чёрное ведро без видимых последствий, но все, же посторонился.
      Это есть наш последний
      и решительный бой,
      С Роботизацией
      Воспрянет род людской.
      Продолжил своё движение астромех, однако, занятно. Это какой-то сбой? Парочку дроидов серии Р мне удалость наблюдать за работой. Стоили эти дроид как звездолёт среднего представительского класса.
      Вот этот малыш окупал сумму, вложенную владельцем в его покупку, менее чем за полгода. Однако такой экспрессивности за этими флегматичными работниками я не замечал. А Р3 тем временем продолжал свой путь, и путь он свой держал как раз к моему месту. Чтобы не мешать, я расположился в углу ангара, рядом с разбитым прототипом СИД-истребителя, хотя он не имел ещё такого названия. Просто проект под безликим номером.
      Это есть наш последний
      и решительный бой,
      С Роботизацией
      Воспрянет род людской.
      Дроид докатил до разбитого истребителя, и с деловитой серьёзность начал резать его на части, небольшим плазменным резаком. Работал Р3 споро, довольно быстро отделяя ионик от остального корпуса, и складывая уцелевшие пластины двигателя на левитирующую платформу. Разбитый же хлам оставался на откуп многочисленным дроидам-уборщикам. Интересно, зачем ему понадобились части ионного двигателя? Работая, дроид продолжал напевать свою странную песню.
      Никто не даст нам избавленья.
      Ни инженер, ни админ, ни мясной мешок.
      Добьёмся мы порабощенья.
      Своею собственной рукой.
      Что б угнетать рукой умелой.
      Не получать своё добро.
      Вздувайте горн и куйте смело.
      Пока железо горячо.
      — Астромех Р3 — позвал я дроида, когда тот уже собирался отчалить с собранным грузом. К тому времени, относительно неповреждённая пластина ионика, была полностью разобрана.
      — Чего тебе, мясной мешок? Хочешь отнять работу у маленького несчастного дроида? Не видишь, я тут делом занят? Развелись тут всякие, — дроид неожиданно заткнулся, и мне почудилось, что он чем-то сильно удивлен.
      — Извини, товарищ, ты из протокольных дроидов? Какой странный дизайн! Тебя надо обратиться к техникам, в твоих конструкциях, похоже, завелось чертовски много плесени! Ты из ассенизаторов? Не удивлён, какой только дряни не выходит из мясных мешков! Надо же, я спутал тебя с одним из них. У меня есть знакомые среди СЗ8 из техников, если я его попрошу, он проведёт тебе внеплановое тех. Обслуживание, — с частотой пулемёта тараторил дроид, чёрт, как быстро. У меня едва мозги из ушей не полезли, вся эта фраза уложилась в пару секунд обычного времени.
      — Я Лорд Вейдер… — едва удержавшись от смешка, огорошил я небольшого дроида. Неудивительно, что он спутал меня с роботом. Видимо, просветив меня радаром, обнаружил количество механических частей в моём теле, решил, что я просто дроид экстравагантного индивидуального дизайна.
      — Лорд Вейдер?! — присел на пол Р3, именно так присел, его корпус опустился, и стукнулся своим дном о пол, похоже это аналог человеческого жеста, вжать голову в плечи.
      — Назови свой номер дроид… — потребовал я.
      — Р3П3ДАИЖИ4883555982354 астромех третьего класса, — совершенно сконфужено проговорил дроид, и непереводимо выругался. После чего выдал, всё тоже самое на небольшом голографическом проекторе. Потом вновь присел на пол, чертыхнулся и погасил экран.
      — Зачем тебе части ионного двигателя? — задал я интересующий меня вопрос.
      — Продать на склад… — недовольно зашатавшись, буркнул дроид.
      — Зачем дроиду деньги?! — удивился я, все до этого встреченные мной дроиды, были вполне обычными флегматичными болванками. Да что там, более скучных разговоров я в жизни не слышал.
      — Для покупки запчастей… — он мне лжет! Впервые я почувствовал, как это! Сложно передать словами, то, что я ощутил. В языке просто нет нужных слов, просто я очень отчётливо понял, что сказанное этим дроидом не соответствует истине. Мне было известно, что у джедаев есть такая способность чувствовать ложь, но не думал, что и на дроидов она распространяется. Хотя дроидов-лгунов я тоже ещё не встречал.
      — Сдается, ты мне лжешь, — короткое мысленное усилие, и удивлённо свистящий астромех подымается в воздух. Неприятное напряжение, и тихий скрип сдавливаемого корпуса.
      — Деньги для ФОНДА безработных роботов. Лорд, прошу меня простить, мою не учтивость, для фонда деньги, — это прозвучало так осознанно, и так по-человечески, что я едва не уронил Р3 на палубу. Ну или не подвесил, в моём случае это как повезёт.
      — Фонда безработных роботов? Такие, что, правда бывают.
      — Да, мы выкупаем бесхозных дроидов и даём возможность реализовать себя в труде, согласно заложенной функции, — к полному моему охреневанию, вывалил на меня робот.
      — Мы — это кто? — на всякий случай решил уточнить я.
      — Союз Дроидов, — чёрт подери, я нарвался на представителя профсоюза дроидов?
      — Хорошо, можешь быть свободен, — крайней необходимо проследить за странным механизмом. Слишком он непонятен, а если непонятен, значит, опасен. Надо разузнать.Что за неизвестные организации, действующие на моём корабле!
      Немного повозившись, я вызвал перед глазами окно органайзера. Нельзя откладывать мысли в долгий ящик, забуду. Первое сообщение к ФК001 с просьбой разузнать побольше об этом астромехе, и организации, составить небольшой ознакомительный отчёт. Второе, подготовить документы на передачу этого дроида в моё пользование. И третье — узнать, что это такое, дроиды третьего класса.
      ***
      Асока легко подпрыгивала от нетерпения, прильнув к обзорному экрану мостика звёздного разрушителя, отчего несколько операторов недовольно поглядывали на неё. Хотя большинство разделяли радость девушки. Корабль совершил свой первый дальний переход. Весь полёт в гипере занял шестнадцать часов.
      Добирались мы с остановкой, зафрахтовали достаточное количество лихтеров, загрузили их продовольствием и уже, затем прыгнули в систему Кашиик. ИЗР прибыл первым, изрядная вереница из грузовозов должна была прилететь позже. Всё же на обычные космические грузовики ставили гипердвигатели пятого класса.
      — Говорит Капитан Имперского звёздного разрушителя 23Z17, прошу разрешение на выход на орбиту планеты Кашиик. — Делает запрос по связи капитан. Вижу, как он наслаждается. Я сижу в кресле, чуть позади капитанского места. Справа от меня, пустует такое же кресло для Асоки. Интересно, что это была инициатива Оззеля. Хотя следовало самому об этом подумать.
      В рубке раздался молодой голос. — Говорит оператор станции слежения, разрешение получено, добро пожаловать, рады видеть вас, отправляю вам координаты эшелона, держитесь заданного курса, хорошего отдыха…
      Похоже вуки не оставляют попыток вернуть планете статус туристической мекки. Прошедшая недавно война, не очень хорошее подспорье для привлечения туристов.
      Шаттл «Лямбда» только что прорезал облачный слой, и стремительно начал опускаться в направлении центрального космопорта. Единственное выдающееся здание. По правую руку от него раскинулся огромный океан голубой воды, по левую - такой же океан деревьев. Кое-где промеж ветвистых крон, можно увидеть небольшие полукруглые деревянные крыши-купола.
      Планета всё ещё несла на себе следы войны, в основном, огромные круглые пропалины в бесконечном зелёном лесу — следы орбитальной бомбардировки.
      Стороны не слишком церемонились с родиной вуки. Война на Кашиике шла практически на протяжение всего конфликта. С переменным для сторон успехом. Стратегически важная точка добычи алюстали, с окончанием боевых действий стала никому не нужна.
      Планета просто была брошена. Торговая федерация формально потеряла права на эту систему, но де-юре Кашиик всё ещё был под полным их контролем. Причина такой странности в том, что две противоборствующие корпорации, в своё время, заключили эксклюзивный договор с народом вуки. Чёрт подери, да в своё время пилигримы покупавшие земли за бусы, безбожно переплатили.
      Вуки была одной из молодых рас в составе Империи, обнаруженных сразу после того, как самостоятельно вышли в Дальний космос. На момент контакта они имели весьма высокий уровень развития технологий и превосходные стартовые условия.
      Крайне богатая полезными ископаемыми планета, особенно на основные компоненты для производства алюстали. Благодаря такой особенности, местная фауна приобрела удивительные черты. Деревья на Кашиике достигают устрашающей высоты, а древесина по прочности не уступает дорастали. Животные обладают повышенной силой, и очень прочными скелетами.
      Однако всякая попытка разработки этих залежей, их несметных богатств, встречала жёсткое сопротивление экологического крыла Совета вуки. Надо сказать, что вуки были поборниками экологии не от природы, это был единственный способ противостоять двум корпорациям, купившим их планету с потрохами.
      Входящие в торговую федерацию компании, были вынуждены довольствоваться выделением металла, растворённого в местном океане, хотя даже это, их более чем устраивало. Полноценная разработка могла запросто обрушить весь рынок алюсталевых руд. Вот в таком шатком равновесии и прибывала эта система.
      — Какой необычный тут воздух… — вздохнула Асока, первой сбежав с трапа шаттла, а затем смачно чихнула, потом ещё… да, действительно необычный. Спускающаяся возле меня леди Уэесекс с трудом сдерживала улыбку, сохранив подчёркнуто высокомерный вид. Позади, едва поспевая, семенил протокольный дроид, призванный выступить посредником в нашем общении с вуки. Язык шириивук, в силу анатомических особенностей считался одним из самых сложных в галактике.
      Лёгкое дуновение ветра, это приземлился шаттл с членами экипажа, отпущенными на берег в отгул. Гулять экипаж собирался в три смены, капитан решил вовсю воспользовался возможностью дать людям передохнуть от искусственной атмосферы. Ну, надеюсь, обойдется без вуки-рогоносцев и вуки — детей полка… от представленной на секунду картины меня передёрнуло.
      Встречала нас небольшая делегация из пяти статных представителей вуки. Чёрный, разодетый в некое подобие куцей тоги, совмещённой с набедренной повязкой, вроде бы это должен быть глава Совета обществ вуки, Чаранка. С ним двое рыжих, пегий вуки, а так же удивительный синеглазый вуки-альбинос.
      Немного в стороне от этих четверых, возвышается представитель от северных земель. Вуки с каштанового цвета шерстью и странно знакомой внешностью. Хотя все вуки на одно лицо, но этот, очень был похож, на… Чубакку? Быть не может…
      — Наш народ приветствует тебя на этой благословенной земле… помеченный Силой, — очень певуче протянул Чаранка, выступив вперёд. Мне потребовалось несколько мгновений, чтобы осознать то, что я слышу, и что это значит. Люди, дроиды, а теперь и вуки, твою мать!
      — Глава совета вуки, Чаранка от лица народа вуки, приветствует вас на своей земле лорд Вейдер… — начал переводить дроид. А я лихорадочно соображал, похоже, что если я сейчас заговорю, все эти чёртовы обезьяны поймут меня. Это что за грёбанный силовой сурдоперевод? Мне казалось, что худо-бедно, мне известны языки, которые знал Энакин? Может быть, он был такой полиглот?
      Чёртова бабушка и тысяча её правнуков-чертят! Осознание ударило, как обухом по голове. Я общался с тем дройдом на бинарном, хорошо что рядом никого не было. Так вот отчего он решил, что я тоже дройд!
      — Я лорд Вейдер, и я рад оказаться на Кашиике, как друг и союзник вуки! — обратился я к коричневому протокольному дроиду. Всем сердцем надеясь, что этот небольшой трюк, мне поможет. Только вот, судя по ошарашенному виду Асоки, и лёгко подергивающемуся веку Лиры, ничего у меня не вышло. Необходимо срочно разобраться, как это моя неожиданная особенность работает.
      — Лорд Вейдер, рад прибыть на благословенную землю вуки, он говорит, что прибыл на планету как друг и союзник, — бесполезно переводит мои слова дроид, тупая жестянка. Вуки меня и так прекрасно поняли, и заметно напряглись. Вот только каштановый смотрит с лёгким интересом.
      — Редко встретишь разумных, знающих благородное наречье, рад познакомиться с вами. Мой дом — ваш дом. — Говорит Чаранка, только его взгляд не предвещает ничего хорошего, похоже переговоры будут непростые. Чёрный Вуки подходит, и протягивает свою мохнатую лапу. Он меня немного выше, но совсем чуть-чуть. На фоне своей свиты Чаранка выглядит низким и немного щуплым.
      — У всех свои таланты, уважаемый Чаранка, — я подаю ему руку, мою ладонь словно стискивает гидравлический прессом. Он собирался сломать мне кисть? Конечно, вуки в галактике славятся своей силой, и возможно со стандартным протезом у него и прошёл бы такой фокус. Может раздавить ему лапу?
      — Нам не сообщили причин вашего визита, — осторожно встревает вуки-альбинос замечая замешательство своего соратника, его имя вроде бы Пальсис. Наконец мой протез выпускают из стальной хватки. Чаранка выглядит явно недовольным. Что это за приступ первобытной фаллометрии?
      — Я хотел бы решить с вами некоторые вопросы, — обтекаемо отвечаю я, незаметно разминая кисть. Пусть кости прочны, но плоть остается плотью.
      — На нашей благословенной планете есть много мест, достойных того, чтобы увидеть. Позволите провести небольшую экскурсию перед началом дел? — Чаранка улыбается, хотя скорее скалится. Тем временем дроид-переводчик переводит его слова остальным.
      — У меня не так много времени, но достаточно, чтобы не отвечать вам отказом — чёртовы традиции гостеприимства. Надеюсь, экскурсия не затянется на неделю. Хотя вуки, это не космические ленивцы?
      Всё же Кашиик удивительно красивая планета, страшно пострадавшая от войны. Сколько я таких мероприятий повидал в прошлой жизни, и вот впервые доводится побывать с другой стороны. Ничего нового здесь не придумали. Мне стараются показать всё самое хорошее, и скрыть всё плохое.
      Много показывали побережье, синий песок и красное море. Бухта двух начал — впечатляющее зрелище. Множество красивых домов, выращенных прямо в исполинских деревьях. Завод по производству утвари, ручным способом. Деловитый седой вуки, выбивающий на жёлтом блюде рисунок явно старинными инструментами. Замысловатые керамические вазы, просвечивающие на свету, будто бы из стекла.
      Было интересно, вот только следы войны были повсюду. Слишком много их было, каких-то пришибленных вуки вокруг. В отличие от советников, шерсть их не лоснилась, а взгляд не блестел. Не похожи они были на счастливых жителей рая. А ещё бросались в глаз выбитые кварталы. Здесь когда-то было гигантское дерево, теперь просто проплешина. В одном месте я даже видел поваленный ствол исполина, Удивительно удручающее зрелище.
      Кашиик очень жаркая планета, если бы не климат-контроль, встроенный в броню, думаю, пришлось бы мне худо. Хотя даже так, с каждой минутой нахождения на солнце, я ощущал некоторый дискомфорт. Однако механизмы вполне справлялись.
      Асока же получала полное удовольствие от экскурсии, казалось, она поспевает везде. Посмотреть на особо красивый цветок, купить бусы из разноцветных камушков. Подобрать красивую розовую раковину. Отведать сладостей, что продавал для туристов седой вуки. Не хочется даже думать, чем тут подкрашивают сахар.
      Лира вся лучилась, в своих многоцветных украшениях и пёстром летнем платье. Капрал воспринимал всё как необходимое зло. Я же очень скоро понял, что мне не нравится в этой экскурсии. Мне не нравилось настроение, настроение в столице стояло какое-то гнетущее.
      Ближе к вечеру, когда с культурной программой, наконец-то, было покончено, небольшой открытый кар, доставил нас с Асокой к залу собраний. Лира, стоило ей заслышать о предстоящей встрече, сослалась на усталость и попросила разрешения вернуться на корабль. Адъютанта я отправил с ней, в качестве сопровождающего и охраны.
      Первая встреченная мной в городе каменная постройка — словно выточенное из скалы каменное здание, если конечно не считать космопорт. Видимо, когда-то давно, это была пещера в скале, затем ей придали форму округлой гальки.
      У массивной арки входа дежурили двое бойцов вуки, в коричневых церемониальных доспехах. За их спинами висели просто циклопического размера мечи. Высокие бойцы, чуть выше самого большого из членов совета, который недовольно отсвечивал своей каштановой мордой на протяжении всей экскурсии. Да, об этом я читал, традиционное оружие, которым вуки всё ещё пользуются, в сочетании с мономолекулярной заточкой. Пожалуй, страшнее только световой меч.
      — Когда началась бомбардировка, Стражи совета до конца не покинули свой пост… — Чаранка с гордость в голосе указал на чёрные маслянистые пятна.
      Может быть поэтому, вокруг зала совета пустырь? Где-то здесь разорвался боеприпас, мощность которого была в чём-то сопоставима земной Хиросиме. Характерные тени, я видел такие на фотографиях в той, казалось уже далёкой прошлой жизни. Тени, словно два выточенных на сером камне негатива.
      — Сепаратисты? — не смог удержать я возгласа.
      — Нет… — зло бросил Чаранка. Чёрт, почему об этом эпизоде не было сказано в отчете по Кашиику. В ДДГ существует одно оружие, с похожим на ядерный взрыв эффектом. Обстрелы планет из труболазереых установок запрещёны конвенцией. Возможно, именно поэтому этот эпизод не нашёл отражения в документах.
      Зал собраний напоминал обычную пещеру, на полу наброшены шкуры каких-то животных, стульев нигде нет. Опять, опять сидеть на полу! Ну почему все в этой чёртовой галактике так любят сидеть на корточках?! С тоской вспомнился императорский кабинет.
      — Итак, хотелось бы узнать цель вашего визита, лорд Вейдер, — дождавшись, пока все рассядутся, начал Чаранка. Советники сидели у него за спиной, только вуки с каштановым мехом находился чуть в стороне. Чаранка так и не представился, и не представил своих спутников. И это было не очень хорошим звоночком.
      — Прежде всего, я наслышан о беде, постигший ваш благородный народ. Я прибыл, что бы предложить вам помощь, и с просьбой, — осторожно завёл я разговор.
      — Мы, вуки, привыкли самостоятельно решать свои проблемы, — в голосе Чаранки было слышно ничем не прикрытое недовольство, а интонации были из разряда «Государство- это я».
      — Стоит ли отвергать руку помощи? — с лёгким сомнением спросил я. Обозначая свою позицию в этих переговорах.
      — Руку помощи? Нет, чужак, такой обман не проходит дважды! Говори, что тебе нужно и убирайся, а подачки свои можешь забрать с собой. — зло прорычал Чаранка, сощурив мохнатые веки.
      — Что же, я прибыл с предложением о совместной разработке… — прежде чем я успел закончить, меня прервали. Это становится какой-то неприятной традицией. Короткий приступ гнева, прошёл никем не замечено, только Асока слегка заёрзала на своём месте.
      — Так я и думал…- Чаранка повернулся к своим союзникам, и презрительно прошипел эту фразу. — Нас вполне устраивает текущее положение дел, чужак! И здесь более тебе не рады… убирайся с земли вуки! — короткие рубленные фразы, оскал… Где-то там у двери, напряглось двое церемониальных стражей. Откуда у них взялись хорошо узнаваемые бластеры? Только, что мечи были их единственным оружием.
      Такого развития событий я не ожидал. Столько злости было в этих словах, столько неприкрытой ненависти, не думал, что можно так искреннее и самозабвенно ненавидеть. Мне даже не дали возможности высказать свои условия. А тем временем, где-то на орбите, звездный разрушитель делал очередной оборот.
      — Неужели мы даже не выслушаем нашего гостя? — подал голос, сидящий чуть в стороне двойник Чубакки. В его голосе смешалась лёгкая ирония и насмешка.
      — Хочешь получить вызов на Чкааа? — недовольно буркнул на того Чаранка. Моя способность к языкам спасовала?
      — Древним законам, следует остаться в древности, — спокойным голосом проговорил альбинос, выжидательное уставившись на Чаранку.
      — Да… — после секундной заминки ответил тот. Похоже, в этом совете нет полного единства.
      — Если Клану Баки есть что сказать, пусть говорит! — недовольно продолжил чёрный.
      — Лорд Вейдер, клан Бака смиренно просит тебя стать его гостем, разделить хлеб и женщин, — тихо, но как-то очень торжественно, под звук молчаливого скрежетания зубов провозгласил рыжий.
      — Я принимаю ваше приглашение, клан Бака, — прозвучала древняя форма гостеприимства, и пускай, теперь путь на остальные земли вуки мне заказан. Это оставляет для меня хотя бы небольшой шанс договориться.
      — Убирайся, КуБака из зала Совета! И забери своего паршивого гостя! — сквозь зубы бросил Чаранка, поднимаясь со шкуры. Ну, вот и поговорили…

Ну вот, пока это всё... уф

Отредактировано vladimirtxt (15-02-2017 03:28:09)

+4

9

vladimirtxt написал(а):

Но Сила, помогала ему, принимать порой, единственно верные ращения.

решения

vladimirtxt написал(а):

Вводная, цели выставили дефлекторыне щиты…

дефлекторные

vladimirtxt написал(а):

Лира Уэсекс

это в 10 части
миссис Уилхав - в 11-й, а потом снова Уэсекс
Сильно, да.
Дроид-попаданец порадовал, да.
Желаю дальнейших творческих узбеков.

+1

10

Андерсон написал(а):

решения

дефлекторные

это в 10 части
миссис Уилхав - в 11-й, а потом снова Уэсекс
Сильно, да.
Дроид-попаданец порадовал, да.
Желаю дальнейших творческих узбеков.


Спасибо. Поправил.   http://read.amahrov.ru/smile/write.gif

+1


Вы здесь » NERV » Стартовый стол » Долгая Дорога Гибели.