NERV

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » NERV » Стартовый стол » Уровни Глубины. (по Kankolle)


Уровни Глубины. (по Kankolle)

Сообщений 21 страница 30 из 648

21

Shin-san
Я уж не говорю про российских-советских, и их взаимоотношении с немцами и друг с другом, тут и "сволочь краснопузая", и "контра недобитая", и "да чёрта-с-два я с этой сукой фашистской/кайзеровской буду в одном ордере ходить!"
А с другой стороны - "Я больше не "Ройял Соверен, я- "Архангельск!" - после воспоминаний линкора о том, как благодарная Британия после возвращения порезала на металл, и "сраные янки, я воевала за них, а они меня ядрёнбатоном по башке наградили" - это от Саратоги, Невады и Пенсаколы с Индепенденс...
И трагедия "Джулио Чезаре",которую свои взорвали, а бывшие враги наоборот,боролись за живучесть до последнего, так и оставшись в отсеках...
В общем, простор широкий, поле непаханное...

+6

22

с рассветом подошли с берегу,- к берегу
- Чего рот открыл? Нравиться?- Нравится?

+1

23

А мне понравилась эта концепция. Если рассуждать материями оригинала, то теперь каждая глубинная будет считать обязанностью затащить своего "адмирала" в постель.

0

24

Gordon Freeman написал(а):

А мне понравилась эта концепция.

Спасибо, рад.)))

Gordon Freeman написал(а):

Если рассуждать материями оригинала, то теперь каждая глубинная будет считать обязанностью затащить своего "адмирала" в постель.

Пускай, те, кто есть, сначала эволюционируют немного..))) А то глубинные среднего уровня - Чи, Нэ и прочие, ИМХО, должны где-то детей-аутистов напоминать.

0

25

Глава 2 целиком.

Глава 02. Иерархия моря.

- Это какой-то бред, - когда я замолчал и снова приложился к бутылке с водой, подытожила Ходзе, а потом, заняв свою любимую позицию – прислонившись спиной к стенке, - отвернулась, глядя в сторону океана.
Группа канмусу, собравшаяся выслушать мои объяснения и расположившаяся в куцей тени уцелевшего здания склада, где, собственно, меня и выхаживали, была не сказать, чтобы сильно большой.
Но девушки и девчонки – а возраст морских воительниц варьировался от семнадцати-восемнадцати и до почти сопливых четырнадцати лет, - являли зрелище весьма занятное.
Все облаченные в такой же, как у Спартмайер и Ходзе светлый серо-голубой камуфляж – кто в полный комплект, то только в шорты, футболки и форменные кепи, - обладали ладными и спортивными фигурами, разве что у самых младших еще проглядывала слегка заметная подростковая угловатость. И японки, и европейки имели приятную внешность, были симпатичные, а в паре случаев откровенно весьма красивые. На то, что они много времени проводили в море и под жарким солнцем тропиков, не указывало ничего – ни тебе обветренных губ, ни солнечных ожогов, ни шелушащейся кожи. Даже загар на их лицах был ровный и не слишком-то и сильный.
Всего Сэнди собрала одиннадцать канмусу. Подходившие девушки внимательно и даже настороженно рассматривали меня, и вежливо представлялись – сначала человеческое имя, затем название и тип корабля.
К уже знакомым мне воплощениям «Атланты» и «Кинугасы» добавилось два крейсера: «Ашигара» типа «Миоко» и еще одна американка - «Хьюстон», принадлежащая к типу крейсеров «Нортхэмптон».
Сбоку, рядком на столе поваленной пальмы, стайкой расположились девчата на два-три года их младше. Три эсминца: «Самидаре», «Харусаме» и «Кавакадзе» типа «Ширацую», и два эсминца типа «Акидзуки» - собственно, сама «Акидзуки» и ее систершип «Хацудзуки».
В принципе, это был вполне разумный состав для отряда эскорта конвоя – три торпедных эсминца, два с большим уклоном в ПВО, три тяжелых артиллерийских крейсера и универсальная «Атланта», способная и прикрыть от воздушной угрозы, и занять место лидера у эсминцев.
Также в компании вынужденных островитянок обнаружилось и три подлодки, патрулировавшие воды Тиниана и близлежащий Сайпана в ночное время. Не рискнув соваться на базу в самый разгар боя, они затаились в позиционном положении, ведя наблюдение. И дождались своего шанса: когда, после потери Химе, в рядах глубинных возникло замешательство, подводные лодки разом разрядили свои торпедные аппараты, завалив достаточно «крупную рыбу» - линкор Ру-класса, еще больше усилив замешательство среди врага.
Решив не искушать судьбу, девчонки сразу же после залпа оттянулись дальше в море и, лишь когда все стихло, с рассветом подошли к берегу, где и встретились с вернувшимися эскортницами.
Подводный патрульный отряд состоял из японской субмарины I-19 и двух белобрысых немок, представившихся, как U-552 и U-451 из самой многочисленной серии VII-C.
Единственная, кто не пришла, была аватра ремонтного судна «Вестал», получившая назначение на Тиниан и прихваченная эскортницами на обратном пути с базы в Курэ. Ей тоже было очень интересно послушать, но все же она осталась в подземных доках наблюдать за состоянием «Фусо», помещенной в регенеративную камеру.
- Согласна, звучит как какая-то сказка. Параллельный мир, мы, как героини игры и мультиков, обнимашки с Глубинными, - сплела пальцы на колене крейсер «Хьюстон», достаточно, гм, развитая соломенная блондинка лет восемнадцати со схваченными в пучок у шеи волосами по имени Хелен. Несмотря на природно-светлый цвет волос, она производила впечатление особы спокойной и рассудительной.
– Но, во-первых – уж кому-кому, но не нам, Девам Флота, ссылаться на «этого не может быть». Вспомните, кто мы есть сами и кто наш противник.
И во-вторых, если Рэм действительно вошел в контакт с полумертвой Химе… Это вообще хоть кто-нибудь делал? Ставлю свою порцию вечернего мороженого, что если и делал, то рассказать потом об этом точно уже не мог. Так вот, если это действительно так, то и наблюдения Сэнди о его странностях, да и пасущееся у берега глубинные, вполне сойдут за подтверждение.
- Ты, Мири, кстати, определись, - обратившись к Ходзе, присоединилась «Атланта». – Что именно тебе кажется большим бредом – то, что военный корабль русских с Рэмом на борту каким-то образом «провалился» к нам из другого мира, или то, что он «поручкался» с Химе?
- И то, и другое! – отрезала японка, дернув подбородком.
- И кто же он тогда, по-твоему? Шпион глубинных, как ты кричала там, на берегу, предлагая его грохнуть? Или человек с каким-нибудь внедренным через задницу глубинным паразитом, который вскоре возьмет над ним власть?
- Известно, что Флот Бездны эволюционирует. Кто даст гарантию, что этот парень – не новый ее виток? - встала на сторону Ходзе чинно сидящая на пластиковом контейнере Куроки Хёка, воплощение тяжелого крайсера «Ашигара», наматывающая на палец прядь своих длинных волос, скрепленных выше висков двумя заколками в виде каких-то зубастых мордочек. Вот она-то как раз целиком и полностью подходила под понятие «восточная красавица» и лицом, и статями.
- Ха! Тогда это тем более повод за ним понаблюдать! – и Сэнди ухмыльнулась, как будто ожидала именно такого довода. – Хотя бы из практических соображений. Риск минимален – мы на суше, нас больше, и даже если Рэм начнет выпускать щупальца… Ты как, будешь выпускать щупальца?
- Да как-то не планировал, - держа серьезную мину, ответил я. – Или вам так нужен собственный тентаклевый монстр?
Японки-эсминцы о чем-то тихо весело зашептались, а «Ашигара» слегка порозовела. Это что же она там читает в свободное от службы время?
- Ну, вот и славно. Значит, поживешь пока здесь, мы к тебе присмотримся, а там и видно будет… Тем более что ни тебе, ни нам отсюда пока не уйти. Возражения есть?
Против никто не высказался, лишь «Кинугаса», отлепляясь от стенки и уходя, пробурчала под нос что-то типа: «Только потом не говорите, что я вас не предупреждала…»
- Извините… - подала голос одна из молча слушавших мой рассказ и спор старших подруг эсминец «Акидзуки» - темноволосая четырнадцатилетняя девушка по имени Ниши Томоэ, одетая в синюю термофутболку под горло и такие же, как у всех, форменные шорты с ботинками.
- А в том, вашем мире… Там правда нет Глубинных и войны?
Я даже не нашелся, что ей сразу ответить, столько всего уместилось в одном ее простом вопросе и поднятых на меня глазах – любопытство, легкая зависть и… надежда, что хоть где-то есть место, где нет бесконечных битв и бездушных, не знающих жалости порождений Бездны.
Все эти девушки и девочки, чьи психика и личности благодаря сплаву с духами и душами военных кораблей, стали прочнее на порядок, - иначе как они еще не свихнулись? - все равно, кто больше, кто меньше, оставались людьми. Пусть они и обрели недоступные прочим людям силы, пусть океаны стали их вторым домом, а морские сражения – тяжелой, привычной работой, но большинство из них так и не приняло войну в свое сердце.
- Нет, Томоэ, у нас не было ни Глубинного флота, ни канмусу, ни тотальной войны на море, - покачал я головой. - Наш мир не самое спокойное место, в нем постоянно тлеет то там, то сям, а ведущие мировые страны разговаривают друг с другом чаще сквозь зубы, да и оружием побряцать не прочь. Но такой угрозы всему человечеству разом… Нет, такого у нас нет.
- Тогда жаль, что вы попали к нам. И к нам в мир, и сюда, на Тиниан… Обычному человеку тут будет… непросто.
- Томоэ-чан ты что, ему поверила? – подозрительно глядя на меня, зашептала ее однотипная «Хацудзуки» Йори Тамако - тоже черноволосая деваха, но с более короткой прической и торчащими по бокам головы непослушными прядками. – Да какой же он обычный человек после контакта с Химе…?
Ниши что-то зашептала ей на ухо, но тут всем сразу задала вопрос «Хьюстон»:
- А что мы будем делать с торчащими у берега который день глубинными? Раздражает, если честно… Может, экипируемся и расстреляем их с мелководья?
- А зачем их вообще расстреливать? – в ответ поинтересовался я.
- Глубинные – существа стайные, - начала объяснять мне Сэнди. - Сейчас там ошивается несколько – то ли пять, то ли шесть эсминцев и два крейсера. Но к ним в скором времени начнут присоединяться те, кто был рассеян во время штурма базы. Ты же сказал, что Химе погибла? Значит, вся ее свита лишилась вожака. И когда стая достигнет размера в десять-пятнадцать особей, то одна из глубинных что рангом повыше, из тех же крейсеров, например, начнет быстро эволюционировать до уровня «демон». И это очень сильно увеличит опасность всей стаи.
- Но ты же прямо намекнула, что они, скорей всего, чувствуют и ждут именно меня? Эта кальмароподобная Химе что-то со мной сделала. Поставила метку, передала что-то… Не знаю, я ничего такого особенного не чувствую, по крайней мере пока.
Но вот так убивать тех, кто меня спас… Они же принесли меня на берег. Может, есть другое решение? Например, попробовать их… приручить что ли, раз они так на меня реагируют?
- П-приручить?
Несколько секунд стояла тишина, а потом подлодки слегка нервно захихикали, «Ашигара» прикрыла глаза ладошкой, «Хацудзуки» молча покрутила пальцем у виска, а Сэнди с Хелен натурально загоготали.
- Вот…! Не знаю, что там насчет ваших игр и комиксов про нас, но вот в то, что ты свалился к нам из другого мира, я теперь почти верю, - отсмеявшись, проговорила «Атланта». – Такое сказануть…
И тут же посерьезнела.
- Рэм, глубинные не приручаются. Никак. Никем. И никогда. Пойманные и помещенные в контейнеры с морской водой, они живут не более суток, а потом примитивные виды целиком распадаются на густую черную жидкость, близкую по составу на мазут и окислы металлов. Антропоморфные – еще и на быстро разлагающуюся органику.
- А Химе?
- Класс Химе еще никогда не удавалось взять живой. Уничтожить – да, сложно, трудно, но можно. Но поймать живьем… Да дело даже не в этом. У любого глубинного всегда одна и та же реакция на все, что несет отпечаток человека. Атака. Человек, канмусу, корабль, летающий или плавающий дрон, океанский буй-автомат – без разницы. Напасть, уничтожить, разорвать и сожрать – вот весь спектр их действий.
- То есть «Ямал»… Наш затонувший корабль вряд ли уцелел? Уж с него-то доказательств того, откуда я появился, можно было поднять вагон и маленькую тележку.
- Вряд ли от него вообще что-то осталось уже через сутки. Глубинным отвалился просто шикарный кусок пирога… Но когда станет поспокойнее, можно послать Ику с нашими фройляйн на разведку, - и Сэнди мотнула головой в сторону подлодок, тут же заинтересованно поднявших головы. - Но я бы не надеялась на то, что там хоть что-то найдется. Глубинные всегда действуют одинаково. А ты говоришь – приручить…
- Но как тогда быть с конкретно этими особями? Они меня не разорвали и не сожрали, а вовсе наоборот.
- И вот это беспокоит меня больше всего. Даже больше того, что ты влегкую проглотил С-рацион и от добавки, похоже, не отказался бы. Что-то с тобой точно произошло, и почему они тебя притащили… - «Атланта» взлохматила свою русую шевелюру, почесав голову обеими руками. - Я очень хотела бы знать.
- Так давайте проэкспериментируем, - предложил я. – Под пирсами дно почти сразу уходит вниз, но левее, ближе к эллингам, пологое мелководье. Можно отойти от берега на метров на пятьдесят – и будет максимум по пояс. Я войду в море – и посмотрим, как на это отреагируют мои «спасатели»… Ну а вы, раз уж собрались воевать, меня прикроете.
- Мда… - скрестила руки под грудью Хелен. – Звучит, как потыкать в аллигатора палочкой. Но можно попробовать, если ты готов рискнуть. Мы втроем, да еще с такой дистанции…  Да там одна Сэнди их снарядами мигом нашпигует, как булку – изюмом.
- Ну, так чего тянуть-то? Проблема сама не решится, – пружинисто вскочила на ноги Спартмайер. – Ты, Рэм, давай – прогуляйся к бережку, а мы минут через двадцать подтянемся.



***

Мои часы, как и все прочее имущество, кроме надетой на мне одежды, безвременно кануло в море вместе с кораблем, так что смогли ли отцы-командиры привить Девам Флота чувство пунктуальности, я так и не понял.
Но по ощущениям где-то через полчаса из-за гряды рифов, отгораживающую разрушенную акваторию порта от нависающих на морем холмов, по пологой дуге показались три стремительно приближающихся силуэта.
По колено скрытые взлетающими из под ног бурунами пены, они неслись по водной поверхности как лыжницы по пологому склону, лишь слегка подруливая наклоном корпуса. А зайдя на мелководье, сбросили скорость и остановились метрах в пяти от берега.
Ха! Кто там говорил про сейлор-фуку, блузочки, юбочки и сверкание панцами на ветру? Внешний вид «Атланты», «Ашигары» и «Хьюстон» нисколько не соответствовал рисованному канону; подошедшая по воде, аки по суху тройка, выглядела весьма внушающе. Особенно на фоне меня, одетого в закатанные до колен синие матросские штаны, резиновые шлепанцы и форменную майку.
Затянутые в облегающие тела явно металлизированные гидрокостюмы в серо-зеленых разводах, девушки несли на себе натуральные экзоскелеты, чем-то напоминающие устаревшую западную систему пехотной экипировки ALICE,  в которой основными несущими элементами являлись широкие пояс и плечевые лямки.
Так и тут – талии и плечи канмусу охватывали широкие, сегментированные металлические ремни с амортизирующей подложкой, закрывающие грудь и живот не хуже бронежилета. А к ним в свою очередь крепилась расположенная за спиной сложная рамочная конструкция, от плеч до копчика увешанная разнообразными модулями. Никаких символических пароходных труб, мачт и прочего абсурдного декора – только плотно скомпонованные металлические короба, несколько торчащих недлинных антенн, и контейнеры с гибкими, плоскими рукавами, ведущими к установленным на небольших выносных пилонах, орудийных башен.
Вдобавок шарнирные приводы экзоскелета с идущими по ним кабелями и закрепленными на предплечьях небольшими пультами, охватывали их руки до кистей, облаченных в толстые бронеперчатки. А у Сэнди и Хёки экзоскелет доходил до середины бедер, где были установлены вертикальные, плоские блоки торпедных аппаратов.
- Чего рот открыл? Нравится? – поинтересовалась прищурившаяся «Атланта», у которой двухорудийных башен, пусть и небольшого калибра, было больше всего – восемь штук по четыре с каждой стороны, расположенные возвышающимися «горками». Вся оснастка у девушек была выкрашена в матовый темно-серый, «шаровый» цвет, но было видно, что покрытие не ново – кое-где были заметны вмятины и глубокие царапины до металла; краска местами была облуплена или явно свежая, а на концах орудий наоборот, потемневшая и обгорелая. А на каждой второй башне по обоим ее бортам был нарисован заметно потрепанный «Южный крест» - флаг Конфедерации времен Гражданской войны США между Севером и Югом.
Голова Спартмайер, как и у «Ашигары» с «Хьюстон», была непокрыта, на шее имелась темная лента ларингофона с уходящим за спину проводом, а на левом ухе – наушник, чем-то похожий на блютус-гарнитуру из моего мира. А на носу красовались ее неизменные неуставные солнечные очки.
- Не то слово… Просто отпад… - вспомнил я подходящую фразу на английском, рассматривая изрядно навьюченную сталью девушку, которая… просто стояла на морской поверхности, лишь по щиколотку погрузившись в воду. На ногах у всей группы моего прикрытия, было что-то вроде легких ботинок наподобие тех, что я видел у морского спецназа – полностью проницаемые для воды, легко ее набирающие, но тут же ее выдавливающие, стоит пройти по суше с десяток-другой шагов.
- А то! Ну что, экспериментатор, не раздумал еще? – и ее башенки, несмотря на миниатюрный размер совершенно не выглядящие игрушками, синхронно задрали стволы на максимальное возвышение. - Может, просто разнесем эту компашку в клочки?
- Нет, я все же попробую.
- Ну, смотри… - покачала головой Сэнди. - Ноги у тебя свои, а это самое меньшее, что они тебе успеют отгрызть, пока мы их не накроем.
- Умеешь же ты ободрить… - вздохнул я и вступил в теплую воду.


***

Глубинные сразу меня заметили, вернее, даже не так – я очень отчетливо почувствовал направленное на меня со стороны моря пристальное внимание, стоило мне только приблизиться к кромке моря. Две заметные среди сине-зеленой зыби нечеткие фигуры и несколько движущихся темных силуэтов под водой сразу же пришли в движение параллельным курсом, стоило лишь мне войти в линию слабого прибоя и побрести вдоль него, понемногу заходя в воду. Они двигались со мной, как намагниченные, замирая сразу же, как только я останавливался.
Глубина в этом месте нарастала очень плавно, и когда вода дошла мне до колен, я уже стоял метрах в пятнадцати от берега.
«Идти или не идти дальше?» Нет, откровенного страха я не испытывал, но все же…
С одной стороны, я уже успел познакомиться с милыми повадками этих созданий, причем познакомиться прямо из первых рядов. И хотя они на моих глазах никого из людей пока не сожрали, что-то подсказывало, что большой разницы между куском корабельной стали и человеческим телом для них не будет. Ну и само наличие канмусу и их рассказы, тоже являлись доказательством, что это – враг. Стоило хотя бы оценить, как именно смотрят Девы Флота на этих, находящихся совсем рядом, существ.
Но с другой стороны… Чем дольше я стоял в воде, порой делая шаг-другой и глядел на неведомых порождений морских глубин этого мира, качающихся в легких волнах на расстоянии каких-то пятидесяти-семидесяти метров, тем больше на меня накатывало стойкое ощущение, что они… не враги. По крайней мере, мне.
Вода уже дошла мне до середины бедер, кисти рук погрузились в нее, и по нервам внезапно пробежали сотни острых уколов, за секунды достигнув позвоночника и устремившись вверх. Я вздрогнул – в голове с непривычным, тянущим чувством возникла странная зона некоего осязаемого эха, в котором, словно посылая короткие, высокие звуки, появилось семь пульсирующих точек.
- Эй, Рэм, ты как? – донесся до меня голос Сэнди, занявшей с подругами позицию левее и сзади от меня. Я в ответ молча поднял руку и сложил пальцы в жест «ОК», всерьез опасаясь, что если сейчас заговорить, то можно нарушить это завораживающее состояние, все больше затягивающее меня.
Теперь я совершенно точно знал, что там, в волнах, находятся пять простых созданий, именуемых людьми эсминцами, причем два из них отличались от остальных трех. И еще два объекта, воспринимаемые, как нечто на порядок более сложное, чем эсминцы. И если эти «сложные» просто терпеливо чего-то ждали, то «простые» больше всего напоминали… собак в вольере, к которым через пару дней отсутствия вернулся хозяин. Нет, они не скакали, размахивая от счастья хвостами, как делали бы это псы; то, что от них исходило, не было по большому счету даже эмоциями, скорее желанием ощутить себя в стае, в сфере притяжения того, кто им уже знаком и выше их по иерархии.
«Заприте в шкафу жену и собаку, а через несколько часов – выпустите. И тогда вы наверняка узнаете, кто из них вас по-настоящему любит… Так они действительно ждали… меня?» Собаки у нас в семье были и я, даже не успев осознать, что делаю, бросил в эту «зону эха» посыл - «Ко мне!»
И через какую-то долю секунды пять пенных бурунов понеслись на меня с возрастающей скоростью. За спиной послышалась англоязычная ругань касаемо возможной половой жизни глубинных одновременно с дробно лязгнувшим железом, и я, понимая, что сейчас все полетит к чертям, громко, как на плацу, по-русски рявкнул:
- Стоять!!!
Поняли меня все - глубинные эсминцы затормозили, как об стенку, аж вскинув над водой черные хвосты, сзади стрельбы тоже не последовало. А я, глядя, на замершие под водой тени размером с довольно крупного дельфина, уточнил приказ, дублируя его голосом:
- Один. Ко мне. Медленно.
Послушно подплывшее нечто было реально жутковатым. Больше похожее на грубовато выструганного из черной смолы гигантского, вытянутого головастика-переростка, оно имело здоровенную зубастую пасть, светящиеся синеватым светом крупные глаза без зрачков и буквально растущие из брюха и боков оружейные блоки непривычных форм.
И вот это подводное чудо-юдо – настоящий эсминец Ро-класса Глубинного Флота, - плавно изгибаясь сужающимся к хвосту телом, неторопливо проплыл вокруг меня и замер справа на расстоянии, достаточном чтобы положить ему руку на загривок. Что я и сделал, почувствовав под пальцами гладкую поверхность, похожую на обтянутую упругой резиной сталь.
- Чтоб мне сдохнуть… - послышался негромкий голос «Атланты». – Куроки, ущипни меня… Ай!! Я попросила «ущипни», а не «вырви кусок кожи», садистка косоглазая! Но это точно не сон.
- Неа, - раздался глухой голос «Хьюстон». – Глубинники его слушаются. И не трогают. Т-твою ж мать…
Я, не убирая руки с замершего эсминца, обернулся и увидел троих канмусу, что, нацелив на нас все свои орудия, сейчас вполне походили на героинь аниме по понятно какой причине. Хелен и Хёка пучили глазки, а Сэнди, морщась, потирала плечо.
- Ну что? Я позову остальных, или как?
- Даже  не знаю… - пробормотала ошарашенная канмусу. – Думаешь, крейсера тоже вокруг тебя хороводы водить будут?
- Не знаю… Но мне уже самому интересно. Но вы отойдите еще подальше – сдается мне,  вас они несколько опасаются.
В ответ Сэнди издала какой-то невнятный звук, коротко кивнула и тройка прикрытия отодвинулась еще на десяток метров.
Получив приказ «Все ко мне. Медленно» первыми до меня доплыли эсминцы, принявшись неторопливо кружить рядом, порой касаясь ног гладкими боками, а потом подтянулись и крейсера. И тут все было куда интереснее.
Два существа, выглядящие как девушки, вовсе не походили на свежих утопленниц. Да, у них была бледная кожа, большую часть тел закрывало что-то, похожее на гибкие, черные, асимметричные доспехи, несущие четкий отпечаток отличия от всего людского, но они явственно были живые.
Для этого достаточно было взглянуть в их глаза – светящиеся пронзительной голубизной, чем-то похожей на радиоактивное свечение Черенкова, что порой бывает в реакторах. В них плавилась, перетекая из оттенка в оттенок, какая-то иная, недоступная простому человеческому  пониманию, но все же жизнь.
Чи-класс… Ее лицо, обрамленное темными волосами чуть выше плеч, закрывала маска, похожая на согнутый под углом костяной островерхий щиток с тонкими, темными линиями и выемкой под левый глаз, обрамленный расходящимися разводами, настолько черными, что они казались трещинами на коже. Ее шею и грудь прикрывало какое-то подобие черной кирасы с высоким воротником, а на обеих руках были надеты по самый локоть два то ли излучателя, то ли пусковые установки, похожие на небольшие самолетные турбины с отсвечивающими зеленью соплами.
Нэ-класс была длинноволосой блондинкой чуть повыше Чи, сквозь белую шевелюру которой выступали какие-то темные, острые фрагменты, похожие то ли на рожки, то ли на обломки зубцов короны. Ее одеяние, смахивающее на облегающее короткое платье, оставляя обнаженными руки, покрытые чем-то похожим на расколотые наручи, поднималось до самого подбородка, расходясь там «воротником» широких лепестков, закрывающих нижнюю часть ее лица.
Талию Нэ перехватывал словно грубо отлитый пояс, расширяющийся на спине и уходящий вдоль позвоночника к шее, на котором, как будто вплавленные, крепились две крупные трехорудийные башни. И еще две, тоже с тремя пушками, но меньшего калибра, были закреплены на бедрах, но в данный момент все орудия были направлены стволами вниз. А дальше ноги до самых пяток покрывала пластинчатая сизо-черная броня. 
Глубинные крейсера синхронно подняли на меня взгляд – и в голове словно лопнул стеклянный пузырек и растекся по разуму уже знакомой по контакту с Химе обжигающе-холодной пленкой, заволакивающей взор.
Море, солнце близкий берег – весь мир вокруг меня словно бы исчез,  а в ушах, как в бесконечных переходах, зашептали тысячи призрачных голосов, и я будто наяву увидел темную, пронизанную токами подводных течений, темно-синюю бездну, увлекающую меня все ниже и ниже, в беспросветный мрак.
Но он вовсе не был необитаем.
Мириады синих, красных и зеленоватых огней, то рассыпающиеся в стороны, то собирающиеся в стайки вновь.
Целые сонмы теней, вращающиеся гигантским хороводом над чем-то соразмерным, похожим то ли на громадный, мерно сокращающийся цветок, свитый из алых и голубых потоков, то ли на полупрозрачную чудовищную актинию…
Здесь, на немыслимой глубине, видимой мной как через не слишком чистое стекло, реальность и иррациональность, некая мистика, будто теряли четкую разделяющую грань, чьей-то волей облекая в физические формы то, что веками накапливалось в море.
Осколки человеческих душ, намертво прикипевших к броневой стали, отзвуки последних пережитых эмоций и желаний, бережно сохраненные бездной призраки кораблей, давно рассыпавшихся ржавчиной или распиленные на металл на суше, собирались в этом неизвестно кем разожженном горниле, чтобы восстать и обрести новую, неясно как воплощенную, но хищную жизнь.
Я пошатнулся, но тут же почувствовал плечо и прохладные руки, поддерживающие меня и не дающие упасть.
И сразу стало легче.
Прикосновения глубинных, завораживающие видения, рассыпающиеся по нервам и мышцам уколы и струйки острого холода, воспринимались частью моего сознания, как нечто правильное, как последние, завершающие кусочки мозаики, собирающиеся во что-то полное и законченное.
- Рэм… Скажи… Ты – это еще ты? – выдернул меня из неизвестно сколько длившегося медитативного состояния знакомый голос.
- Да, а что…? – спросил, сам понимая, что кривлю душой. Что-то во мне поменялось, и поменялось разительно. Иначе, по новому, ощущалось все – собственное тело, окружающий мир и особенно океан – огромный, благодушный, свой… Это новое чувство, похожее на щекочущее эхо в затылке, даже без участия зрения четко отслеживало всех, присутствующих на воде и под ней. И более того - ясно давало знать, что в миле от берега у дна еще кто-то есть.
- Да как тебе сказать… Посмотри под ноги для начала.
Я помнил, что провалившись в видения чужой, нечеловеческой памяти и окруженный Глубинными, я находился по пояс в воде. Теперь же я стоял на ней, ощущая морскую гладь голыми ступнями так, как будто прямо под поверхностью воды появился второй, упругий и толстый слой. Он пружинил, слегка прогибался, но легко держал меня. Но также я знал, что стоит мне захотеть, и вода снова станет прежней, скрывая меня от посторонних глаз, и отныне не убьет даже на глубине.
- Нда… Так я что, теперь тоже канмусу? Канмусун, так сказать…
- Боюсь, что нет, - нервно усмехнулась «Атланта». – Полюбуйся на себя.
И девушка вытащила из своего снаряжения и метнула мне небольшой предмет. Машинально пойманный, он оказался квадратным зеркальцем из полированного металла в резиновой окантовке. И, поднося его к лицу, я уже был готов к тому, что я увижу.
Я обычный парень, чуть выше среднего роста, не красавец и не урод. Темные волосы уставной прической, прямой нос приемлемых размеров, брови как брови, ничего примечательного… Все и осталось по-прежнему, кроме, разве что глаз.
От привычного серого цвета не осталось и следа – белок имел голубоватый оттенок, а радужка… Она целиком была залита прозрачной, густой, флуоресцирующей синью с фиолетовым кружком зрачка.
«Вот и приехали, мля… Я теперь как фримен из «Дюны»… Только морской. И карманных Шай-Хулудов у меня целый выводок…»
- И что теперь? – спросил я «Атланту» и слегка развел руками, обозначая и себя, и свое окружение. – Несмотря на все это и весьма занятные ощущения, я как-то не испытываю непреодолимого желания жрать корабли и убивать людей с канмусу. И раз они меня слушаются, то и им не позволю.
-Что теперь… Если б я знала. Если б я только знала… - пробормотала Сэнди, натурально схватившись за виски. – Вот на кой черт ты, Рэм, вообще свалился нам на голову?!

Отредактировано Shin-san (28-02-2017 18:45:19)

+22

26

Shin-san написал(а):

Чи, Нэ и прочие, ИМХО, должны где-то детей-аутистов напоминать.

Инстинкты же останутся, а один из самых сильных инстинктов, емнип, инстинкт, кхм, размножения.

Shin-san написал(а):

Глава 2 целиком.

Спасибо! Больше проды Богу проды!

+2

27

Фи. Пошляки. Не хочу даже и думать об инстинкте размножения детей-аутистов!
П.С. Мертвежонок.

0

28

Павел178 написал(а):

Фи. Пошляки. Не хочу даже и думать об инстинкте размножения детей-аутистов!
П.С. Мертвежонок.

Вот не надо это выворачивать в таком виде. Никто не говорит, что это именно "дети-аутисты". Тут говорится, что их некоторые повадки будут на таком уровне. В биологическом же плане, они вполне сформировавшиеся... девушки. На округлости той же Чи посмотрите. В остальном же, глубинные - стайные... хм... пусть будут существа, поведением похожие на некоторых животных (волки, касатки и прочие). Ставлю сотку на то, что они (по крайней мере Чи- и Нэ -классы) обучаемые и их вполне можно научить общаться и не кидаться на всё живое (и не очень).

Отредактировано Gordon Freeman (28-02-2017 06:55:03)

0

29

ДВС!
Ясно. Дабы впредь люди понимали шутки - буду смайлики ставить.
Трындец какой-то.

0

30

Gordon Freeman написал(а):

В остальном же, глубинные - стайные... хм... пусть будут существа, поведением похожие на некоторых животных (волки, касатки и прочие). Ставлю сотку на то, что они (по крайней мере Чи- и Нэ -классы) обучаемые и их вполне можно научить общаться и не кидаться на всё живое (и не очень).

Тут будет еще интереснее...
Глубинные в моем понимании в большей части ориентируются на альфа-особь стаи, то есть на демона или химе. Если он "чистокровный" глубинный, то все как всегда - убить всех человеков и девошлюпок, сожрать корабли и т.д. И эволюция глубинников идет тем же вектором.
А вот если во главе какой-то волей судьбы стал тот, кто по-прежнему считает себя человеком, то тут возможны самые различные варианты и направления развития.))))

0


Вы здесь » NERV » Стартовый стол » Уровни Глубины. (по Kankolle)