NERV

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » NERV » Стартовый стол » Пси-Эффект (перевод с английского, часть 2)


Пси-Эффект (перевод с английского, часть 2)

Сообщений 1 страница 10 из 56

1

Продолжение. Начало - Часть 1 -

Перевод


Оригинал (английская версия)
Автор

Текст

Отредактировано Денис (24-02-2017 19:05:46)

+1

2

Денис
Спасибо за второй свиток, только можно ещё в шапку добавить ссылки на автора

и на темы с англо-версией

Оригинал: Итоговая версия - https://www.fanfiction.net/s/10550829/1/Psi-Effect Рабочая тема - http://forums.spacebattles.com/threads/ … er.303390/

?

0

3

H-marine написал(а):

Денис
Спасибо за второй свиток, только можно ещё в шапку добавить ссылки на автора

и на темы с англо-версией

?

Добавил. Так нормально, или что еще поправить?

0

4

Денис
Да, так нормально, спасибо.

0

5

А мы неожиданно продолжаем.
Примечание для не игравших в старые части Икс-ком - Тентакулят и Глубинник это противники из второй части, "Ужас из глубин".

___________
Экспедиция 314, часть 2

День 27
Неисследованный космос

Сарен никогда не был слишком уж религиозным турианцем, но даже он честно бы сказал, что наполненные сейчас безумием корабли 314-й Флотилии должно быть прокляты. Или Духи оставили их, или и сами сошли с ума, как и большая часть экипажей этого флота.
Однако сейчас даже Духи и их проклятья не имели для него значения. Он был и остаётся Спектром. Сдаваться или отступать ему по профессии не положено.
- Вперёд! Вперёд! – заорал он сборищу выживших под своим командованием, ведя огонь на подавление из своего «Фестона». – Вы же солдаты Иерархии! Забудьте про страх!
«Солдаты Иерархии». Сарен чуть сам не сплюнул. Ожидаемо, если учесть, что за «солдаты Иерархии» оказались сейчас в его подчинении. Пара волусов, один из которых – квартирмейстер с минимальным боевым опытом, пускай и довольно храбрый, а второй – бесполезный сын какого-то торговца. Три турианских пехотинца без особых талантов, даже близко не спецназ. Единственный бути на всю флотилию, оказавшийся инженером, а не биотиком или солдатом – вот уж повезло так повезло. И, к сожалению, последней – и по полезности, и просто в отряде – была подавленная и не прекращающая реветь оперативница Кабала, которая не могла даже пользоваться своей биотикой, не вспоминая каждый раз погибших товарищей по оружию. Сарен ей даже сочувствовал… или во всяком случае мог её понять, однако мёртвым уже не помочь, и тут ничего не исправить. А если они как можно скорее не вернут себе контроль над ситуацией, то погибнут здесь все. До единого.
В конце коридора Сарен увидел, как уже бывший член команды «Бесстрашного» падает на бок с булькающим криком, лишних дырок в нём теперь было столько, что хватило бы даже кроганскому вождю. Его кинетический щит замерцал и возник вновь, но прикрывая уже лежащий на полу труп. Сарен перенёс огонь на барьеры ещё одного турианца, пока волус-квартирмейстер по имени Хул Бон, высунулся и наметил нужный угол, чтобы бросить оглушающую гранату. Его щиты отрубились почти мгновенно, но он успел выпустить из инструментрона импровизированный заряд. К счастью голубой абориген Хонории сумел выскочить вперёд, прикрывая волуса своим большим телом и кинетическим барьером своей брони.
Граната взорвалась, Сарен сразу же бросился вперёд. Что бы ни свело команду с ума, оно ещё и сделало членов экипажа крепче, чем они были раньше. Хотя нормальных турианцев громкий звук и ударная волна вывели бы из строя или даже расшвыряли в стороны, эти лишь растерялись на пару секунд. Сарен одной рукой использовал биотический Подъём и мгновенно дополнил его Броском по открывшимся целям. Эта комбинация была его лучшим приёмом. И её более чем хватало, чтобы компенсировать его неспособность к Рывку и весьма посредственное Искажение.
Потому что именно эта связка биотики лучше всего сочеталась с его прекрасным владением оружием.
Оба потерявших равновесие турианца задергались от попаданий из «Фестона» - сначала быстрые выстрелы в корпус, чтобы сбить в барьеры, затем, когда щит начинал мерцать, следовала короткая очередь в голову. Не оставлять шансов. Не делать ошибок. Оба турианцы погибли ещё до того, как упали на пол, а штурмовая винтовка Сарена зашипела и выдала звуковой сигнал об экстремальном перегреве. Сразу же сменив её на пистолет-пулемёт, он присел на одно колено и открыл огонь по третьей цели за углом. Там была ещё одна турианка из космопехоты Иерархии, сошедшая с ума и роняющая пену между мандибулами.
- Оно тебя видит! – закричал маленькая турианка, прежде чем ей в лицо прилетело множество разогнанных эффектом массы вольфрамовых пуль. Даже лишившись головы, она открыла огонь из собственного «Фестона», пытаясь достать Сарена, но руки турианки ослабели, и выстрелы ушли мимо. И когда она рухнула на пол, палец всё равно продолжал выжимать спуск. Сарен откатился за угол, опасаясь рикошетов в замкнутом пространстве. Только когда выстрелы сменились характерными сигналами о перегреве и аварийном отключении оружия, он выглянул из-за укрытия, обводя пространство стволом пистолета-пулемёта.
- Это безумие… безумие… - бормотал за спиной второй волус, сын торговца. – Как такое могло случиться? Почему? Чем… - он жалобно зашипел дыхательным аппаратом. – Чем мы это заслужили? – волус прижал своё оружие к груди, за весь бой даже не попытавшись выстрелить хотя бы раз.
Сарен боролся с желанием расстрелять его лично.
- Надеюсь, от этой прогулки будет какая-то польза, - похрипел более полезный волус, проверяя состояние своего пистолета-пулемёта.
- Мы должны бежать к челнокам, - заметил один из солдат-турианцев, догнав остальных. Однако поставленную задачу честно выполнял – занял перекрёсток, контролируя подходы.
- Мы в пустоте между звёздными системами, - напомнил ему и всем остальным Сарен. – Отсюда некуда бежать. Это будет совершенно бессмысленная смерть.
- А поиск этой азари имеет какой-то смысл? – спросил другой.
- У неё есть ответы. Иногда ответы стоят того, чтобы умереть за них, - ответил Сарен на ходу и повернул направо. – Выдвигаемся.
Они смогли спокойно продвинуться всего на несколько метров, прежде чем безумие вновь выплеснулось на них из ближайших дверей.
- Лтх'улу! – провыл безумный турианец в окровавленной униформе, мгновение спустя его свалили автоматные очереди. Однако он там был не один. Из той же компании вслед за ним вывалились с полдюжины его товарищей, пусть и безоружные, но они рвались вперёд, не боясь смерти. Они бежали, яростно толкаясь и мешая друг другу. Сарен вместе с космопехотинцами заученно заняли позиции – двое для стрельбы с колена, двое для стрельбы стоя. Толпа безумцев была уничтожена их огнём в считанные секунды.
Затем они просто без слов перешагнули через тела убитых и пошли дальше.
Всё это началось после встречи с брошенным кораблём. С тех пор прошло уже три дня. Всех духов ради, они выживали в этом безумии уже три дня! Поначалу всё шло нормально. Несколько групп было отправлено на борт, чтобы объявить его турианской собственностью или попытаться что-нибудь полезное с него снять. Никто из них не вернулся. А затем пропавшие внезапно начали появляться вновь. Иногда даже не на тех кораблях, к которым они приписаны. И спустя всего несколько часов начались вспышки насилия: бунты, драки, когда бывшие товарищи и друзья нападали друг на друга…
Безумие.
Похоже, что буквально единицам удавалось сопротивляться ему, но именно они и погибали первыми от рук своих коллег и недавних сослуживцев. Сарен повернул за угол, ведя к цели свой маленький отряд, собранный из таких вот устойчивых к безумию членов экипажа, кого вовремя удалось отбить, и едва не вздрогнул. На пути к лазарету им требовалось пройти через кафетерий. А это один из самых больших отсеков на линкоре, и два дня назад здесь явно развернулось настоящее побоище.
За прошедшее время кто-то явно успел артистично поработать с телами. С дюжину распухших и воняющих трупов турианцев поставили у стены – некоторых прибили к ней за руки или за ноги. Ещё шестерых усадили у стола за игрой в Оборону Ретранслятора. Судя по немногим уцелевшим источникам света, партия свелась к ничьей.
- Посмотрите, - сказал один из турианцев, увеличивая яркость на фонаре своей винтовки и выхватывая из темноты надписи кровью на полу. Буквы были кривыми, но всё-таки читаемыми. - Проснись. Проснись. Проснись, - прочел солдат, отследив фонарём строчки на стенах и кое-где даже на потолке. – Просто повторяется одно и то же.
- А вот, кажется, и автор, - ответил бути, наводя фонарь на один из трупов. Его руки были перепачканы в турианской крови, голова его была разбита. Рядом с правой рукой валялась залитая кровью железяка. – Похоже, не смог разбить себе башку с первого раза. Я уже говорил, как я ненавижу это место, да?
- Не расслабляться, - предупредил Сарен.
- Вы же понимаете, что мы все умрём, - негромко произнесли позади, голос дрожал и прерывался всхлипами.
Сарен стиснул мандибулы, с трудом удерживаясь, чтобы не сорваться.
- Точно! Мы всё умрём! Вы ещё не поняли? Да мы уже мертвы! – произнесли уже громче, в голосе слышались истерические нотки, и в этот раз Сарен уже обернулся, тихо зарычав. Да, это была раненная турианка из Кабала. Всего неделю назад она была частью элиты этого корабля. Сейчас она ковыляла за ними со сломанной ногой, но хуже всего – её дух тоже был сломлен. Сарен обнаружил её в каюте в окружении тел сослуживцев – чтобы там не произошло, когда началось безумие, в конце концов из всего подразделения выжила лишь она одна.
- Мы, - прошептала она, вздрогнув при приближении Сарена, но затем сорвалась на крик: - Мы заслуживаем смерти! Мы все должны умереть! Это духи карают нас! Это кара небесная!
- Заткнись, - прошипел Сарен, борясь с желанием застрелить её и избавить от мучений. Духи ему в свидетели, турианке нужна серьёзная психиатрическая помощь или огромная доза успокоительного, чтобы вырубиться на несколько дней. Но ни успокоительного, ни психиатра под рукой у них нет. А значит бойцу «элиты» придётся или как-то держаться в строю самой, или…
- Я… я просто очень устала, - простонала она, падая на пол. Сломанная нога была вывернута в сторону, форма вымазана в грязи, а сама она, кажется, держалась из последних сил. Тускло-красная раскраска расплылась на лице турианки, теперь распознать, к какой колонии она принадлежит, было невозможно. - Простите. Я так сильно… устала…
Сарен молчал, решая, что ему делать с балластом в отряде, как вдруг он почувствовал знакомую пустоту в животе.
- Нет… - простонал один из солдат, испуганно оглядываясь по сторонам. – Только не одна из этих тварей! Сэр! Сэр!
- Дерьмо! – выругался Сарен, тоже почувствовав это. Затем возвысил голос, раздавая приказы: Похоже, оно охраняет лазарет! Занять позиции! Ты туда! – он показал за прилавок. – Туда! – позиция на фланге за двойными дверями. – Вон туда! – он указал на пару перевернутых столов. Укрытие было откровенно паршивое, но это хоть что-то.
- Рассредоточиться! – велел он. – Расстреляйте тела! Немедленно уничтожить тела! Рутарис! Сожги их!
- Исполняю! – инженер-бути быстро перевёл свой инструментрон в боевой режим и нацелился на трупы вокруг стола. – Чтобы перезарядить зажигательный заряд уйдёт несколько секунд.
- Духи… Духи, только… только не снова! – застонал один из турианцев, пытаясь укрыться за прилавком кафетерия. Он тоже почувствовал приближение твари.
Эта ужасная тянущая боль в животе.
Оно приближалось.
- Каждого, кто не будет драться, я пристрелю лично! – пригрозил Сарен, злобно оглядывая эту жалкую пародию на отряд. – Трусости в иерархии не место! Вспомните свою присягу! Вспомните свой дом и свои семьи! Вы увидите их снова, только если будете сражаться сейчас!
Едва он договорил, как двери отсека выгнулись в стороны. Времени у них больше не осталось.
С лязгом оно влетело внутрь, с трудом протиснувшись через коридоры «Бесстрашного», слишком для него узкие. Сферическое. Безликое. Сарен уже знал, что это одно из чудовищ с протеанского корабля-призрака. Гладкая внешняя поверхность состояла из непонятного белого металла, а похожий на яйцо корпус усеивали пугающие кроваво-красные руны. На всём его «теле» выделялся только один демонический злобно выглядящий глаз.
- Пожиратель духов, - с трепетом прошептал Сарен. Тварь напоминала чудищ из древних турианских легенд, которые являются за душами предателей. Он уже видел существо, обитающее в этой скорлупе... эту мерзость с щупальцами. Это уже второе чудовище, которое он видел. И оно должно стать первым, которое они убьют.
Они обязаны убить эту тварь, пути в обход нет.
- Уничтожьте это! – закричал кто-то, но Сарен не мог сказать – кто именно. Возможно, даже все они кричали одновременно. Их объял идущий из глубины души животный ужас, инстинктивное отторжение самого существования этой твари. Они начали стрелять в это все отродье одновременно из всего, что у них было.
Разогнанные эффектом массы пули начали отскакивать от брони, не прикрытой кинетическими щитами, когда существо беззаботно выплыло прямо под перекрестный обстрел. Вокруг похожего на глаз отверстия в его корпусе засияли потоки энергии, оно явно нацелилась на турианца за прилавком кафетерия. К чести солдата стоило сказать, что он не попытался залечь или забиться за укрытие, как опасался Сарен. Вместо этого турианец начал стрелять, безумно, бешено, отчаянно, вцепившись в свою винтовку, словно утопающий в спасательный круг. Уже понимая, что сейчас произойдёт, он встал, и с яростным криком палил из своего «Фестона» пока от оружия не начал валить пар.
Его звали Лаэтамус, и Сарен пообещал себе, что не забудет его.
Турианец исчез, поглощенный кошмарным бело-фиолетовым лучом. По крайней мере, его смерть была быстрой. Луч пробил стену у него за спиной и разнёс соседние отсеки и коридоры корабля. Его мощь была безумной, совершенно избыточной, но даже это оружие не являлось самой большой угрозой, исходящей от этого чудовища.
Проигнорировав разряд от голографического боевого дрона, Пожиратель открыл свою скорлупу, открывая их глазам обитающую внутри тварь. Оно выглядело как масса розовой плоти, частично скрытая белыми пластинами брони и рёбрами корпуса из странного сплава. Четыре длинных щупальца, каждое раза в два-три больше, чем у самого здоровенного ханара, потянулись из-под скорлупы к ближайшим противникам. Вдруг они с поразительной скоростью метнулись к турианцу, засевшему на левом фланге. Выругавшись, Сарен попытался огнём сбить эти щупальца, про себя надеявшись, что солдат успеет отскочить…
Однако, отшатываясь спиной вперёд, тот запнулся и растянулся на полу.
Демон только этого и ждал. Одного из щупалец обвилось вокруг ноги турианца и подняло его в воздух так же легко, как голодный варрен утаскивает детеныша пыжака. Крики солдата превратились в пронзительный рвущий горло визг, когда его тело окутал фиолетовый свет, тянущийся от щупальца. Не обращая внимания на стрельбу и даже на взрывы, тварь обхватила его сначала вторым, а потом и третьим щупальцем. Раны в розовой плоти Пожирателя духов зарастали буквально на глазах, а дергавшийся в его хватке турианец, наконец, затих, словно фиолетовое пламя выжгло его изнутри.
Закончив трапезу, демон взмахнул щупальцами, разрывая тело надвое и швыряя верхнюю половину через весь зал. Сарену даже пришлось откатиться в сторону, чтобы его не снесло этим броском. Когда он вновь прицелился во врага, быстро сменив перегретый «Фестон» на пистолет-пулемёт, то увидел, что тварь словно бы плетёт что-то в воздухе своими щупальцами. Затем оно метнуло в стену сферу из лилового огня, напоминающую биотическую сингулярность. Сила удара разбросала в стороны столы и стулья, на мгновение как будто сам воздух засветился от какой-то чужой энергии.
А ведь это стена, к которой приколочены трупы…
Рутарис ещё не успел сжечь их все. Очевидно, что демон нацелился на уцелевшие тела, которые ещё могут быть ему полезны. Ведь было же достаточно времени! О чём этот синий придурок только думал? Да и вообще, куда он делся-то? Сарен мельком огляделся по сторонам. Нет, бути не сбежал… его дрон секунду назад пролетел мимо.
Один из трупов на стене застонал, они начали двигаться, а их глаза светились странным светом.
Однако внимание Сарена, его товарищей, да вообще всех, кроме демона – который выглядел так, словно красуется после после своего фокуса с поднятием мертвецов – было отвлечено пронзительным воплем. Сарен увидел, что Рутарис несётся к твари с щупальцами, прячась за своим дроном, чтобы подобраться ближе. Однако приближаться к этому чудовищу было равносильно самоубийству.
Пожиратель духов развернулся на месте и вскинул свои щупальца, почувствовав приближение опасности. Однако не похоже, чтобы это пугало или хотя бы беспокоило… мерзость выглядела голодной и только. Рутарис продемонстрировал характерную для его расы ловкость, увернувшись сразу от двух щупалец, правую руку бути окутало белое свечение. Сарен даже позволил себе слабую неуверенную ухмылку. Рутарис использовал крио-взрыв!
Да! Ведь демон всё-таки существо из плоти и крови!..
Рутарис зарычал от боли, выпустив крио-взрыв двойной мощности в тело чудовища под бронёй, практически в упор. Щупальце отшвырнуло его в сторону уже секунду спустя, но удар успел найти свою цель и нанести урон. Скорлупа попыталась закрыться обратно, однако её движение затормозили замерзшая кровь и посиневшая обмороженная плоть чудовища.
- Игнорировать мертвецов! Сосредоточить огонь на этом! – Приказал Сарен, быстро отправив один биотический бросок в поднявшиеся трупы, прежде чем сконцентрировать всё внимание на Пожирателе. Пули врезались в обмороженное тело, оставляя цепочки небольших отверстий. Странная кровь чужого вытекала из ран в посиневшей плоти вместе с какой-то фиолетовой энергией.
Сарен услышал позади чей-то крик, но не стал оборачиваться. Если мертвецы добрались до кого-то, то тут ничего уже не сделать. Если эта тварь оправиться от удара, то они лягут тут все.
Бросившись вперёд к чудовищу, Спектр отбросил разряженный пистолет-пулемёт и выхватил из-за спины пистолеты. Калибр у них был больше, чем даже у «Фестона», а для этой твари явно опаснее несколько крупных дырок, чем множество мелких. Кровь выплёскивалась после каждого попадания, Сарен бежал вперёд, не останавливаясь. Они обязаны уничтожить эту тварей. Иначе…
Следующее, что осознал Спектр – он уже лежит на другой стороне зала и ничего не слышит. Единственный вывод – произошел какой-то взрыв, который его чувства не зафиксировали. Даже взорвалось это чудовище каким-то невозможным способом.
Духи…
- Доложить! – приказал он, с трудом пытаясь подняться на ноги. Пошатываясь, он сумел добрести до дверей, из которых на них вывалился Пожиратель. Всё вокруг было разрушено. Зияющая дыра открывала вид на нижнюю палубу, внутренние переборки оказались пробиты насквозь. С краёв свисали пучки оптоволокна и поврежденные трубы. Слева Сарен увидел последнего из космопехотинцев отряда… Взрыв расшвырял во все сторону куски брони чудовища, один из них начисто снёс этому турианцу голову. Сарен попытался вспомнить имя погибшего, но его мысли путались, всё было как в тумане.
- Доложить! – закричал он вновь, оглядываясь по сторонам. – Кто в строю?!
- Рутарис… здесь, - отозвался долговязый бути, вылезая из-за стола. Его техническая броня слабо мерцала, держась на последнем издыхании. Она вместе с кинетическими барьером его и спасла. И даже так из раны над ухом млекопитающего сочилась кровь необычного красного цвета.
- Хул Бон, - прохрипела небольшая фигура, появляясь из-за укрытия, - ещё жив. Жаль, не могу то же самое сказать о Мора.
- Мора? – переспросил Сарен, но потом вспомнил, что так звали второго волуса. Который был из богатой семьи. Он втянул воздух – пахло сгоревшим метаном и аммиаком.
Хул Бон указал на место другого взрыва, поменьше. В эпицентре виднелся разорванный скафандр с останками волуса внутри. Похоже, взорвался после нарушения герметичности из-за разницы в давлении. Вокруг него валялись три оживших мертвеца с различными увечьями, но всё ещё относительно целые. Похоже, что упокоил их не взрыв скафандра, а гибель демона.
Убрав один из своих собранных по спецзаказу пистолетов, Сарен изучил отсек. Турианку из кабала найти оказалось нетрудно. Но она тоже была мертва. Сложно было определить причину – тело выглядело целым… похоже, просто не выдержало сердце. Запоминать турианские имена всегда было проще, чем имена чужих. Тифея. Хотя он так и не узнал, из какой она колонии. Лаэтамус. Он был с Дигерис. Хабастус. С Палавена. Палукс. Родом с Ома Кер.
Все они погибли. Нужно двигаться дальше.
Их смерть не должна стать напрасной. Сейчас только это имеет значение.
- Построиться, - приказал Сарен, теперь он остался единственным турианцем в отряде. Вместе они аккуратно обошли зияющую в полу дыру. Этажом ниже Сарен с трудом мог разглядеть останки Пожирателя духов, горящие собственным нереальным пламенем. Идущая оттуда вонь заставила Спектра позавидовать волусу в герметичном скафандре.
Больше путь к лазарету им никто не преградил. Спасибо Духам хотя бы за такую мелочь. Но о безопасности не стоило и мечтать… что бы ни контролировало демонов с протеанского корабля, оно могло переносить их оттуда прямо на суда Флотилии. В этом Сарен уже был уверен. А потому надо обязательно оставаться начеку.
Сарен распределил роли жестами: он вместе Хул Боном занял оборону, пока Рутарис взламывал запечатанные двери в лазарет. В конце концов, неплохо, что тот выжил. Его навыки хотя бы сэкономили им взрывчатку. Да и этот трюк с крио-взрывом… это было хитро исполнено. Почти самоубийственно, но хитро. Вроде бы, так его соплеменники на родной планете охотятся на местных зверей, подбираясь поближе, чтобы запрыгнуть сверху и подчинить себе.
- Открываю дверь, - предупредил Рутарис, выхватывая дробовик и отступая на шаг.
Никаких чудищ на них не полезло, слава Духам, но отсек все осматривали только через прицел. Сарен вновь пошел первым, двигаясь по центральному коридору и изучая палаты справа и слева. Вскоре они обнаружили остальных азари.
- Они мёртвые? – спросил Хул Бон, глядя на бродящие по операционной тела.
- Они не светятся, но…
Рутарис скривился, когда одна из них обернулась, это была сама матриарх Лислэ Дантиус. Свечения вокруг неё не было, как с другими поднятыми трупами, но голое тело азари выглядело раздутым и болезненным. Кожа её местами покрылась пятнами и пожелтела, а глаза выглядели совершенно безжизненными. Две из азари столкнулись, но после этого продолжили так же бессмысленно брести дальше.
- Храни нас духи. Я совершенно убежден, что нам их оттуда выпускать не стоит, - тихо произнёс Рутарис, но на всякий случай посмотрел на Сарена. - Сэр?
- Оставим их здесь, - ответил Спектр и пошл дальше. – Мы здесь всё равно не ради этих.
- Последняя из них, - прохрипел Хул Бон, - верно?
- Да… и мы её нашли, - произнёс Сарен, с шумом втянув воздух.
Тилу не оставили шататься без цели, как остальных азари. Её раздели догола и приклеили к стене другой операционной какой-то странной слизью за руки и ноги. Она была изранена: глубокие порезы на коже, тёмно-фиолетовые синяки на коже и даже нечто, похожее на следы от зубов на лбу и головных щупальцах. Но её тело хотя бы не выглядело распухшим и зараженным чем-то, как остальные. Однако всё равно было что-то в её внешности неправильное и пугающее, где-то глубоко внутри… не считая очевидных ран. Что эти демоны здесь творили?
- Открывай дверь, - приказал Сарен, Рутарис только кивнул. Явно азарийский жест, успевший стать универсальным для многих разумных. Даже клиентские расы турианцев его переняли… по крайней мере те их представители, кто проводит много времени за пределами родной планеты.
Двери в операционную с шипением открылись, трое уцелевших вошли внутрь.
- И что дальше? – спросил Хул Бон с низким усталым хрипом. – Мы прошли весь этот путь… за ней. И что теперь?
- Мы её разбудим, - ответил Сарен, оглядывая запас медикаментов в комнате. – И это мы тоже возьмём. Давайте посмотрим, что мы можем сделать…
- Сэр?
- Хм?
- Мне кажется, она уже очнулась, - негромко произнёс Рутарис, указывая на растянутую на стене азари.
- Мистер Артериус, - Тила открыла глаза, но взгляд у не был очень усталым. – Я почувствовала ваше приближение…
- Неужели? – спросил Сарен, недоверчиво сощурившись, однако пистолет опустил.
- Ты же слышал мой голос, не так ли? – она попыталась улыбнуться, но только скривилась от боли. – Хотя скорее крик о помощи, чем голос, я думаю. У меня есть ответы. Просто… поможете мне немного, хорошо?
- В каком смысле «вы слышали её голос»? – спросил Рутарис.
- Ты у меня в голове, - произнёс Сарен, проигнорировав его вопрос.
- Ну, я же не про голос в буквальном смысле говорила, очевидно ведь? – риторически спросила Тила и слегка повернула голову. – Я серьезно. Пожалуйста. Ты же и сам хочешь меня вытащить отсюда. Ты уже видел остальных азари? Если то же самое случится со мной…
- Они чем-то заражены? – спросил Хул Бон, отступая к двери вперевалку. – А ты тоже заражена?..
- В отличие от этих азари моё тело было изменено, чтобы сопротивляться подобным вмешательствам, - довольно спокойно объяснила Тила. – Но я не могу держаться вечно… поэтому, пожалуйста, - на последнем слове её голос сорвался на шепот, - Бога ради… Вытащите. Меня. Отсюда. Иначе мы все умрём.
- Рутарис, сделай это, - приказал Сарен.
- Я? – переспросил бути, но потом уныло кивнул. – Ладно, но предупреждаю, если она решит на меня броситься или укусить, то я обоссусь. Я ещё не забыл, что она вытворяла на турнире по рукопашке.
Сарен заворчал, но одного его не оставил. Вдвоём они с помощью инструметронов сформировали клинки и начали прогрызаться через слизь чужих, сравнимую по прочности с бетоном. К счастью, достаточно оказалось прорубить её лишь частично. Когда захват достаточно ослаб, странная азари смогла вырвать сначала одну руку, а потом и другую. Через пару минут она освободилась полностью и рухнула на пол, приземлившись на локти и колени.
- Ладно, - произнесла она, пытаясь отдышаться. – Спасибо за это. Вам всем. Давно я уже себя такой беспомощной не чувствовала…
- А теперь, - напомнил Сарен, возвышаясь над ней, - у меня есть вопросы.
- Погоди минуту, - ответила Тила, тяжело дыша.
- Сколько тебе нужно времени, чтобы прийти в себя? – спросил он хмуро.
- Не о том речь, - ответила коммандос азари и со стоном выпрямилась. Словно не замечая трёх мужчин, она прошла к диагностическим сканнерам, и вскрыла один из лотков с хирургическими инструментами. Роясь в нём одной рукой, она откидывала в сторону ненужное, другой рукой включив прибор для ультразвуковой и электромагнитной диагностики. Сняв со стены сам сканер, азари прикрепила его к животу.
- Ты что… беременна? – спросил Сарен, пытаясь понять, что тут вообще происходит.
- Там паразит, - с отвращением выплюнула она это слово. – Зародыш глубинника. Я читала о таких, хотя раньше не видела ни одного вживую.
- Чего? – спросил Рутарис, отвлекшись от наблюдения за коридором. – Хочешь сказать, что такие… штуки… и  внутри у тех азари тоже?
- Не имеющее защиты тело они захватывают меньше, чем за день, - пояснила Тила, сгибая один из найденных медицинских инструментов и придавая ему иную форму. – Глубинники – это раса паразитов. Распространяются они половым путём. Первое поколение требуется внедрять в тело извне. Но если после заражения оно протянет достаточно долго, то сумеет поймать какую-нибудь ещё жертву и передать ей паразита. Потом второе поколение… они тоже заражены, но уже не выглядят как изуродованные зомби. С каждым поколением они всё лучше адаптируются к своим носителям и окружению. Если оставить их без внимания, то скоро эпидемия распространится со скоростью пожара, и вывести их будет почти невозможно.
Замешкавшись всего на секунду, Тила резко приставила импровизированный зонд к животу. Инструмент тут же воткнул внутрь длинную иглу. Азари лишь быстро покосилась на живот, а затем сосредоточилась на экране сканера. Странный силуэт у неё внутри извивался и дёргался, игла прошила его насквозь.
- Духи, - быстро прошептал Рутарис. Как и многие представители клиентских рас, росших с детства вдали от своих сородичей и старейшин, он воспринял изрядную часть турианской культуры и даже религии. Не сказать, чтобы это ему сильно помогло. Хотя с другой стороны – он сейчас жив и сохранил рассудок, а сколько сотен турианцев погибли или сошли с ума? Просто живой аргумент в пользу детерминизма.
- Я скоро закончу, - пообещала Тила, потянувшись к хирургическому лазеру.
- Ты же не собираешься… - начал Сарен, но договорить не успел. Азари уже начала резать.
- Любой его кусок, оставшийся внутри, ядовит даже для меня, - произнесла Тила сквозь стиснутые зубы. Её пальцы появились на экране, сжались несколько раз, прежде чем она всё-таки схватила правой рукой зародыш чужого. – Hui tebe, suka! Я тебя достала! – с криком она потянула эту дрянь наружу, а затем буквально вырвала из себя.
Сарен, Хул Бон и Рутарис отступили на шаг, когда азари вытащила наружу окровавленную руку. В кулаке она сжимала… какую-то проклятую духами мерзость. Чёрная извивающаяся тварь была покрыта кровью и слизью. Трясущимися руками Тила схватила е с двух концов, скрутила, а затем разорвала надвое. Бросив большую половину на пол, она начала топтать её ногой, пока не осталось только кровавое пятно.
Два раза перепроверив на экране сканера, что ничего не осталось внутри, не-азари вновь выругалась на странном чужом языке. Он совсем не походил на мелодично звучащий тессианский на котором она говорила до этого. Покачав головой, Тила начала быстро бинтовать рану… причем крови было на удивление мало, если учесть, что она только что сама вскрыла себе живот.
- Проклятье, да что ты вообще такое? – задал Сарен вопрос, который возник у всех троих.
- Я пришелец, само собой, - ответила Тила, не отвлекаясь от своего занятия. – А теперь мне нужно найти какую-нибудь одежду. Я не собираюсь щеголять перед вами в чём мать родила.

. . .

- Человек.
- Ты… «чела-век».
- Довольно близко, - ответила Тила, опершись спиной о стену, и медленно съезжая по ней на пол. Хотя она и назвала себя человеком, но выглядела в точности как азари. Даже кровь у неё была того же цвета, что и у них. – Уж прошу простить, но я сейчас практически одной ногой в могиле, так что по-хорошему мне вообще и двигаться не стоит. В общем, мне нужно отдышаться и поглотить где-то десять тысяч калорий, чтобы прийти в себя. А пока я буду есть, сможешь задать свои вопросы, мистер Артериус. Как и обещала, я на всё отвечу.
- Твоё тело исцеляется с ненормальной скоростью, - заметил Сарен. Занявший позицию рядом Хул Бон, казалось, слишком шокирован происходящим, чтобы задавать какие-то вопросы. Рутарис тем временем контролировал дверь, направив туда свой дробовик, правда делал это сидя – слишком устал, чтобы нести вахту на ногах.
- Это не магия. Просто синтетически клетки... а им нужно топливо, - продолжила объяснять Тила, разорвав упаковку на турианском пищевом батончике для лево-аминокислотных рас. Она проглотила его в два укуса и сразу перешла к следующему. Затем к третьему. Калорий там уже хватило бы на трёх азари, а она и не думала останавливаться.
- Все люди так умеют?
- Базовое улучшение регенерации у нас дома является частью системы здравоохранения, так что да, все. Или почти все.
- И какие… модификации у тебя ещё есть? – спросил Сарен, одну руку он положил на бедро, вторая сжимала личный пистолет.
- Всего девять различных модификаций, - прикрыв глаза и поморщившись, ответила Тила.  -  Набор боевых улучшений костно-мышечной системы, доработана пищеварительная система, иммунная система и кожа, ну и как обычно – второе сердце. Дополнительные модификации, обостряющие все не-псионические чувства и позволяющие воспринимать электромагнитные поля. Ещё есть Нейросмягчение, защищающее сознание, и изменяющий феромоны социальный корректор.
- Социальный что?
- На турианцах он не работает. Только на азари.
Сарен вглядывался в раненную женщину перед ним, пытаясь разглядеть всё перечисленное – все эти неизвестные технологии, скрытые под нормальной внешностью. Лисени у себя в Терминусе  создают кибер-импланты и вставляют в свои тела в больших количествах – большинство этих устройств низкого качества и вреда от них, честно говоря, не меньше, чем пользы, но самые лучшие из их устройств превосходят даже технологический уровень Саларианского Союза… Возможно именно поэтому медицинские корпорации Союза так любят вести свои разработки в Терминусе, где нет никаких законов. Когда Сарена готовили в Спектры, его обучали сражаться против аугументированных наёмников лисени. Однако похоже, что эти «люди» превзошли даже лисени в том, что касается самомодификации. А значит они, без сомнения, опасны.
- Расскажи мне больше о своём виде, - приказал он. – И как ты оказалась здесь?
- Вопрос справедливый, - согласилась Тила, успевая быстро прожевать ещё один батончик. – Ваше руководство считает, что система по ту сторону Ретранслятора-314 необитаема. Это не так. Ещё полсотни лет назад – да, но сейчас она уже населена. Там находятся две наши колонии – Шанси и Новая Луна. И прежде, чем ты спросишь… нам известно, что вам нужны протеанские артефакты, хотя они по большей части – мусор. Наша родная планета ещё дальше от ваших границ. Сколько до неё ретрансляторов я не скажу, да это и не важно. Мы ими всё равно не пользуемся.
- Это невозможно, - просто ответил Сарен, тоже садясь на пол, чтобы видеть её лицо. – Дальние сверхсветовые путешествия без ретрансляторов не…
- Ты можешь просто допустить, что я говорю тебе правду? – перебила его Тила. – Это ведь даже не самая фантастическая вещь, которую ты от меня сегодня услышишь.
- …ну допустим, - неохотно согласился Сарен. - Продолжай.
- А уж раз я здесь, то очевидно, что мы знаем о вас и остальных расах Цитадели. Много лет уже знаем, - Тила со стоном положила руку на живот. Снова выругалась на своём странном языке. Сарен разумно предположил, что так и звучит язык людей. Хотя внешне Тила и выглядит, как самая настоящая азари. – Мы уже давно планировали провести первый контакт с вами, но эта экспедиция заставила нас поторопиться. Меня здесь и быть-то не должно… у меня было другое задание... но когда мы узнали про вашу авантюру с отправкой флота, то туда срочно отправили ближайшего хоть сколько-нибудь подходящего по специализации агента. Вот такая я везучая.
- Само существование этого флота – военная тайна, - напомнил Сарен.
- Если тебя это утешит, я никому не скажу, - ответила Тила, прикрыв глаза, словно ей до этого вообще нет никакого дела.
Сарен разозлился, но возразить ничего не смог. Судя по всему, их «секреты» для тех, кто умеет читать мысли, секретами не являются. В будущем это придётся учитывать. Если у них вообще будет это будущее.
- Очевидно, что вы научились маскироваться под азари, но в ряды Иерархии проникнуть не смогли, - отметил Сарен, разглядывая её тело более внимательно. Хотя она и сумела найти себе азарийский скафандр, но они обычно настолько облегающие, что почти ничего и не скрывают. – Это твой настоящий облик? Или ты прошла значительную модификацию? Вы умеете притворяться азари, но замаскироваться под турианцев не можете? Это объясняет, почему ты изображаешь одну из всего нескольких азари в составе тураинской флотилии.
- Вы, турианцы, уж больно тощие и костлявые, - ответила Тила, точно таким же взглядом окидывая Спектра. – Мяса маловато. Недостаточно мышц. Без обид.
- Ты не ответила на мой вопрос.
Во взгляде Тилы мелькнуло раздражение, но она быстро взяла себя в руки.
- Люди… женщины у людей… во многих отношениях схожи с азари. Так же, как и кварианские женщины. Так что поступить так было проще всего.
Сарен тихо зарычал. Он получал ответы, и даже чувствовал, что она не врёт ему, но…
- Если сравнивать с расами в сети ретрансляторов, наши технологии биомодификации даже не сравнимы. Иначе говоря – вам в этом плане далеко до нас. Очень далеко, - Тила ухмыльнулась, глядя на его хмурое лицо. Попутно она ловко крутила между пальцами ещё один пищевой батончик. – На самом деле, мы во многих сферах продвинулись дальше вас. Уж извини, что разбиваю твои иллюзии. Но ты же сам хотел узнать правду, верно?
- Ты явно решила надо мной поиздеваться, - заметил Сарен. – Не удивлюсь, если некая новая раса будет в чём-то конкретном более развита, чем пространство Цитадели. У Спектров давно разработаны планы на случай встречи с расой, которой повезло найти продвинутые протеанские артефакты. Однако у нас в любом случае будет количественное преимущество.
- Ох уж эта ваша зацикленность на протеанах… - Тила вздохнула. – Ну, у вас свои сволочные предтечи, а у нас – свои. Собственно, из-за наших мы и оказались в этой ситуации. Тот корабль…
- Рассказывай, - потребовал Сарен, когда она намеренно сделала паузу.
- Мы называем его «Выражение ненависти», но оригинальное название звучит как Т’летх, - Тила вздохнула и переменила позу, опершись плечами о стену. Снова скривилась, коснувшись живота. Либо процесс исцеления оказался болезненным, либо он шел медленнее, чем она рассчитывала. – Этот корабль – грёбанный рак для этой галактики.
- Подписываюсь под каждым словом, мисс человек, - с мрачным смехом отозвался Рутарис, вцепившийся в свой дробовик, словно от этого зависит его жизнь. – Тучанка превратилась в радиоактивную пустыню. В моём родном мире есть растения, которые сожрут вас живьём, и это я ещё молчу про животных. Но и там, и там хотя бы на разум никто не покушается. А этот корабль – чистое зло. Рак, да, лучше и не скажешь.
- Точно. Любой корабль, порождающий таких… тварей, - прохрипел Хул Бон, вздрогнув всем круглым телом от одного воспоминания, - не имеет права существовать.
- Несмотря на его облик, Хранитель врат является животным, его нельзя считать хорошим или плохим.
- Даже не передать, как сильно мне наплевать на мораль этих пришельцев, - прорычал Сарен. – Сейчас мне нужны ответы на вопросы. Ответы, которые окажутся полезны. Ты мне обещала.
- Я помню, - проворчала Тила, однако продолжила: - В общем, краткий экскурс в историю. Всё было примерно так: очень давно, задолго до появления протеан, Эфирные сражались со Жнецами, и длилось это много циклов.
- Жнецами? Серьёзно?
- Ты дашь мне закончить, или как?
- Прекрасно. Продолжай.
- Эфирные терпели поражение за поражением, пока в итоге их флот не разделился, и они не пошли разными путями. Большинство предпочли отсиживаться в безопасности, наблюдать за войной издалека, пока мимо проходят сотни и тысячи лет. Выглядит это довольно жалко – они на каждом углу клянутся, что отомстят, обязательно отомстят, но только не в этот раз. В следующий раз обязательно. Другие пошли на более отчаянные меры. Наши злобные предтечи… по большей части… пришли с корабля «Дорога смерти». Однако не только у них появлялись интересные идеи, - Тила провела рукой по щупальцам на голове, сморщила нос, словно от вони. – Эфирные с «Выражения ненависти» решили, что для победы над Великим врагом надо больше походить на этого врага. Я обладаю своими способностями благодаря псионике…
- Псионика, - повторил Сарен. – Ты говоришь о Ментальном доминировании? Как делали Ардат-якши в древние времена?
- Не совсем, - Тила покачала головой. – Но суть ты понял. Эфириалы тоже являются псиониками. Я полагаю, они были… вторыми… кто получил этот дар, как и мы. В любом случае, Эфириалы на этом долбанном корабле решили, что им нужно создать псевдо-жнеца, соединив всю пси-энергию и свои сознания вместе в один очаровательный узел концентрированного безумия, который мы называем «Спящим». Его ядром является Высший эфириал, которому в голову и пришла эта замечательная идея. Мы зовём его Спящим эфириалом, но даже если он каким-то чудом испариться, сам Т'летх никуда не денется. Теперь Спящий уже существует сам по себе. Он, как бы сказать…
Она развела руками, не находя нужных слов.
- Сложно это описать. Спящий эфириал – это как глаз урагана, а вокруг него… шторм. Хаос. Безумие. Голод. Однако эта сила… чистая мощь, которой нет равных, но её невозможно контролировать или направлять. Каждый псионик, становящийся её частью, делает её сильнее, присоединяясь к этой какофонии из множества голосов. Не будет преувеличением сказать, что «Выражение ненависти» является врагом всех псиоников, вообще всего живого, потому что он питается нами. И те, кто становятся его частью… начинают делать то же самое.
- И что это означает? – спросил Сарен, чувствуя пустоту внутри. – Что значит «он питается нами»?
- Вы ведь уже видели Хранителя врат… тентакулята… пока шли за мной, - Тила медленно начала вскрывать очередной рацион. – Я чувствую следы энергии там, где он схватил одного из ваших. Что он с ним сделал? – она сама ответила на свой вопрос. – Он его опустошил, верно? Сожрал. Вы ведь сами это видели, так?
- И что это должно означать вообще - «опустошил»? – скептически уточнил Сарен.
- Никакой мистики, - ответила Тила, неторопливо принимаясь за очередной лево-аминокислотный рацион. – Это означает, что его разум поглотили: его опыт, его мысли, его чувства… мечты, надежды, ненависть, любовь… всё, что делало его разумным существом. Даже если бы он каким-то чудом выжил, то осталась бы просто пустая оболочка.
Сарен, должно быть, слишком уж недоверчиво смотрел на не, потому Тила только цыкнула недовольно, изучая его лицо. Спросила прямо:
- Ты мне веришь?
- Я понимаю, что оно его убило, но вот как можно… - попытался он объяснить.
- Всё перечисленное, все наши мысли могут не казаться чем-то ценным – просто цепочка электрических разрядов в синапсах. Но если их правильно сфокусировать и преобразовать в гиперволны, то сложная разумная жизнь может оказаться отличным источником энергии. И чем больше прожил и чем разнообразнее жизненный опыт, тем больше энергии можно получить при преобразовании. Сравни это с ископаемым топливом… я знаю, что когда-то вы на Палавене его использовали. Если у тебя нет огня и нет двигателя, то оно может показаться бесполезным, не так ли? Но если у тебя есть машина, куда его можно заправить, и ты запустишь двигатель, то внезапно осознаешь, что этот замечательный кусок углеводородов может сделать для тебя полезную работу, понимаешь?
- А ты так можешь? – серьёзно спросил Сарен. – Ты можешь прямо сейчас «поглотить» одного из нас? Если вдруг захочешь?
- А ты вызовешься добровольцем, мистер Артериус? - в улыбке Тилы появилось что-то хищное.
- Я бы вызвался, если такое доказательство оказалось для нас необходимым, - признал Сарен, явно удивив её этим ответом.
- В самом деле? – спросила она, покосившись на Спектра. Тот просто кивнул в ответ.
- А теперь ответь на мой вопрос.
- Это ведь было бы так удобно, правда? – фыркнув, Тила покачала головой. - …однако нет, я так не умею. Некоторые люди способны на это даже без тренировок, и все эфириалы так могут, однако мне не дано, - подтянув под себя ноги и уперев локти в колени, она посмотрела на турианского Спектра со слабым фиолетовым свечением в глазах. – Кроме того, пси-поглощение нельзя использовать «немного», не причинив вреда. Этот приём предназначен только чтобы убивать, и результаты обычно выглядят не очень-то красиво. Причём это касается обоих участников.
- Понятно, - Сарен задумчиво погладил подбородок. – Ну хорошо, продолжай. Расскажи мне больше об этом корабле.
- Как пожелаете, хозяин, - Тила усмехнулась. – «Выражение ненависти» не должно сейчас находиться здесь. Если я ещё неясно выразилась, этот корабль ненавидят все. На него охотятся даже те эфириалы, которые сами нападают на человеческие миры. Моя раса пытается уничтожить его уже сотню лет. Что не так-то просто, учитывая, что этот корабль превратился в кошмарный сплав из Флагмана эфириалов и Бог его знает, чего ещё. Чёрт возьми, там, кажется, даже протеанский линкор где-то в него врезался. Его ненавидят Жнецы. Его ненавидят эфириалы. Его ненавидим мы. Но он всегда ухитряется выживать. Однако, как я и сказала, здесь ему не место, - добавила она, указав пальцем в пол. – За вашим флотом шёл наш корабль. Очевидно, что он уничтожен, раз они не пришли забрать меня… или не прыгнули к Арктуру и не привели наш флот. А раз ничего из этого не произошло, значит, их устранили. Отсюда следует вывод, что всё происходящее это не случайность. «Выражение ненависти» появилось здесь с определённой целью.
- Свести с ума экипажи? – уточнил Сарен.
- Всего лишь побочный эффект, а не причина, - ответила Тила. – Безумие вызывает само нахождение здесь Т'летх. Псионики в этом смысле одновременно и более уязвимы, и имеют больше возможностей защитить себя. А для всех остальных всё зависит от силы воли и естественного сопротивления псионике. У тебя оно, мистер Артериус, на удивление высокое. Я это заметила ещё раньше. Однако никто не способен подняться на борт Т'летх и сохранить рассудок. Его можно уничтожить только с дистанции… желательно с очень большой дистанции… Спящий может свести с ума население планеты, находясь на другом конце звёздной системы.
- Тогда есть идеи, что ему тут нужно? – настойчиво спросил Сарен. Он видел, что веки Тилы опускаются сами собой, у азари обычно это было признаком сильной усталости. У людей, видимо, тоже.
- Только предположения, - ответила женщина, опустив подбородок на скрещенные руки. – Если на вашей флотилии не было чего-то невероятно ценного и нужного ему, то вас, скорее всего, просто используют для отвлечения. Отправят атаковать Шанси, иными словами – пошлют на убой, потому что китайцы ваш флот покрошат ещё до выхода на орбиту. А «Выражение ненависти» тем временем попытается подобраться к колонии. Если сумеет прорваться через корабли обороны, тогда перед ним на поверхности будет около ста тысяч душ, которые можно ассимилировать. Первыми станут дети – у них обычно пока ещё очень паршиво с силой воли. Потом раненные во время бомбардировки. Оно соберёт, кого сумеет, поглотит, а затем уйдёт порталом.
Сарен вглядывался в лицо инопланетянки, пытаясь заметить хоть какие-то признаки того, что она выдумывает или преувеличивает опасность. Однако он их не нашел.
- Такое уже происходило.
- Новая Джакарта, - ответила Тила, закрыв глаза. – И к Луне он тоже когда-то пытался пробиться. Но такой у него план, или нет, я могу лишь гадать. И я в любом случае попытаюсь остановить его.
Потерев левую мандибулу, после небольшой паузы Сарен поделился своими мыслями:
- Я планировал уничтожить корабль для сброса статики. Без него флотилия далеко не уйдет.
- Хорошо, - Тила улыбнулась, не открывая глаз. – Тогда разделяться нам не стоит. Просто дайте мне час или два.
- Не хочу вас прерывать, - произнёс Рутарис от дверей в офицерскую каюту. – Но если вы уничтожите этот корабль, то как мы тогда вернёмся домой?
- Домой мы уже не вернёмся, - ответил Хул Бон. Волус спокойно проверял термозаряды на их оружии, его скафандр уже был изрядно потрёпан и в нескольких местах наскоро залатан омни-гелем. Сарен понял, что тот уже давно осознал – выжить им не удастся. Тот факт, что два волуса протянули так долго, вообще был удивительным сам по себе. Хорошо, что он уже смирился с этим. Трагедией является только бессмысленная смерть.
- Но… но… - попытался возразить Рутарис, оглядел остальных выживших и остановился на Сарене. – Вы же говорили…
Спектр лишь молча покачал головой. Высокий бути отвернулся и только выругался на родном языке.
- Пока есть ещё вопрос, - поторопился Сарен, пока его новая подчинённая не уснула. - Что ты тогда делала? Там, в ангаре?
- Медитировала, - ответила Тила, хотя было видно, что она больше всего хочет, чтобы её оставили в покое ненадолго.
- Зачем?
- Глупый вопрос, - она только фыркнула, - А зачем ты принимаешь душ? Чтобы оставаться чистым. Только и всего, - она открыла один глаз. – Ещё есть вопросы, мистер Артериус?
- Есть и много, - ответил он, но потом отвернулся. – Однако они могут подождать. У тебя есть два часа.
. . .

+6

6

Возможности Тилы стоили того, чтобы подождать пару часов.
Она стерла кровь с руки, испачкав свой комбинезон на бедре, оглядела три валяющихся трупа. Сарен был рад видеть, на что она оказалась способна, особенно в ближнем бою. При габаритах азари силы у неё было, как у крогана, что позволяло буквально размазывать противников о стены и углы. А ещё она явно привыкла сражаться и не боялась смерти. По мнению Сарена это было самым лучшим её качеством – она не колебалась и не поддавалась страху.
- А где ты служила там, у себя, что-то вроде нашего спецназа? – спросил Сарен, переступая через изрешеченное тело. – Или Кабала? Чёрной стражи?
- Цербер, - ответила Тила, на ходу проверяя термозаряд пистолета, одолженного у Спектра. – Так что, ближе к Чёрной страже. Ты ведь там служил.
- Недолго, - ответил Сарен, проверяя следующий отсек. – Здесь чисто.
- А почему ушёл в Спектры?
- Стража служит только Иерархии, - ответил он, двигаясь с человеком плечом к плечу. – Это целиком и полностью турианское подразделение. Я их уважаю, но такому, как я, там не дадут продвинуться и раскрыть свои способности… даже ты, пришелец, должна понимать, что у меня на лице нет раскраски.
Тила кивнула.
- Я гололицый, - продолжил Сарен, проверяя вместе с ней следующую каюту. – Сирота без семьи и родной колонии. Таким не доверяют. Для большинства турианцев это означает, что у меня нет преданности… - Сарен раздраженно дёрнул мандибулами, но и только. – И они не так уж сильно ошибаются. Меня приняли в семью Артериус, они стали моими опекунами, и я перед ними за это в долгу, однако особой любви не испытываю. Даже сейчас я ни к кому и ни к чему не чувствую привязанности. Служить Цитадели было для меня самым логичным вариантом – только такая служба всем сразу годится для турианца, у которого нет дома.
- Ну, можно сказать, что твой дом сразу нигде и везде, - пошутила Тила, но Сарен её не поддержал.
- Когда я стал Спектром, многие колонии предлагали мне гражданство… чтобы я хоть юридически мог связать себя с каким-то местом и его жителями, - Сарен помотал головой. Завернув за угол Спектр увидел голого окровавленного турианца, сидящего над своим погибшим собратом. Сарен всадил три пули ему в голову, уложив рядом.
- Разумеется, я все их отклонил, - продолжил он, включая усиленное охлаждение на своём пистолете. – Я никогда не раскрашу лицо. Даже если Центральный Округ Палавена будет умолять меня присоединиться к ним.
- Внимание, - предупредила Тила, указывая на шахту лифта впереди.
- Сейчас разберусь, - Рутарис прыгнул вперёд, готовя инстурметрон. Присев на одно колено у мерцающего голографического экрана, он начал взламывать систему управления. Спросил, улыбнувшись: - Человек... скажи, ты когда-нибудь слышала о моём мире? Система Хонория, вторая по размеру луна у самого крупного газового гиганта, Хонория-2Б?
- Извини… не доводилось, - Тила коротко глянула на него, пока они с Сареном заняли оборону.
- Да извиняться не за что. Хонория – страшная глушь. Но я хочу сказать, что Спектр не единственный, у кого нет дома, - пояснил Рутарис, пока его синие пальцы летали над инстурметроном. – Ещё до того, как к нам пришли турианцы и волусы, разные племена у нас на родине раскрашивали свои лица… увековечить свои подвиги или просто показать, с кем ты и откуда. Когда из космоса пришли чужаки, мы попытались сражаться с ними. Турианцы сняли нас с деревьев, вытащили из джунглей, дали образование. Планету они тоже переименовали, само собой. Мы сумели сохранить единый разум планеты, но поклоняться ему перестали. Ваша псионика мне немного его напоминает… совсем немного.
- В любом случае, - продолжил он, продолжая взлом и пытаясь взять под контроль транспортную систему. – Большая часть нашего народа так и остались там… бедняги… они просто не могут это преодолеть. Зависимость – от флоры, от фауны. Ученые называют это «Экосистемой с усиленным сибиозом». Но те из нас, кого вырастили в космосе, способны ей сопротивляться. Мы больше не возвращаемся домой… хотя Иерархия даёт нам такой выбор, но нас там больше никогда не примут по-настоящему, ни соплеменники, ни сама планета. Мы не сможем больше наладить связь с животными. А воздух будет раздражать, даже если удалить импланты, которые позволяют нам дышать обычной смесью кислорода и азота. Но лишившись дома, мы получаем звёзды.
Лифт прибыл, двери сразу же раскрылись перед ними.
- Ты должен защищать свой дом, даже если тебе там будут не рады, - Рутарис свернул инструметрон и вновь взялся за дробовик. – Так что я тоже гололицый, в каком-то смысле.
Они вошли в лифт, который немедленно начал движение.
- Говорите за себя, - прохрипел Хул Бон, стискивая свою винтовку манипуляторами скафандра. – У меня на Боро остался жилой комплекс и шесть детей, - ещё один хрип. – И две жены. По одной из них я даже скучаю.
Неизвестно почему, но эта фраза рассмешила человека. Смех у неё был таким же, как у азари. Вслед за ней засмеялся и Рутарис. Хул Бон просто переминался на месте, дожидаясь, пока закончится их маршрут. Сарен, наблюдающий за ними, почувствовал, что и ему стало немного легче.
Лифт прибыл, но Рутарис быстро нажал кнопку на инструметроне. Не давая дверям раскрыться. Спросил у Тилы:
- Сделаешь как обычно?
Та прикрыла глаза, концентрируясь.
- Да. Я их чувствую, - она указала направо и налево. – Двое там, оба с оружием. Один в трёх метрах от двери, второй – в десяти. Трое вон там. Один в трёх метрах. Двое дальше за консолью. Только турианцы. Нет… погодите… ещё один, - губы Тилы скривились от отвращения. - Андромедон. Давно я их уже не встречала.
- Андромедон? – переспросил Рутарис.
- Тяжелый боевой бронекостюм. Скафандр, предназначенный для действий в любой среде. Я могу взять его под контроль, но на это уйдут все силы. Я сейчас далеко не в лучшей форме, - она посмотрела на пистолет и перебросила его Сарену. – Этими пукалками дона даже не поцарапать. Вы займётесь турианцами, а я придержу громилу. Как только двери откроются – сразу же рассыпаемся в стороны. Он попытается окатить нас кислотой, как только увидит.
Рутарис и Хул Бон обеспокоенно переглянулись, но Сарен согласился со всем сказанным, ворчливо приказав:
- Выходим на счёт «три». Раз. Два. Три!
Двери лифта открылись, четверо выживших бросились в разные стороны, занимая заранее намеченные укрытия на мостике. Мимо них быстро пронёсся шар, угодивший внутрь лифта, но  у Сарена не было времени посмотреть на результаты кислотной атаки, о которой предупреждала Тила. Он увидел, как Хул Бон перекатился, пытаясь оказаться поближе к одному из турианцев, чтобы выстрелить в упор. Противник находился именно там, где указала Тила.
- Да уж, полезная способность, - прошептал Сарен, высовываясь из-за укрытия, чтобы выстрелить в подставившегося турианца у навигационной консоли. Уже когда пули перегрузили кинетический барьер и вошли в тело, Спектр узнал его. Генерал Каланос. Как жаль. Всего несколько дней назад генерал был очень ценным для Иерархии кадром.
Ответные выстрелы отрикошетили от щитов Сарена, заставляя вновь спрятаться за укрытие. Донёсся громкий треск, звук выстрела какого-то оружия пришельцев. Спектр мысленно досчитал до трёх. Как и было запланировано, от стен мостика отразился грохот оглушающей гранаты. Пара турианцев в дальнем углу вывалились из-за укрытия, и их накрыло зажигательным зарядом. Весь штурм оказался непривычно лёгким, когда хотя бы примерно заранее знаешь, где находится каждый противник. Но не будь с ними Рутариса и Хул Бона… хотя даже так прорваться бы сюда удалось, пусть и не так легко. А не окажись здесь Тилы, то всё бы сильно усложнилось. Может, тогда атака бы и вовсе не удалось, если уж быть до конца честным с самим собой.
Обойдя последнего врага с фланга и добив его, Сарен, наконец, смог хорошенько рассмотреть этого «андромедона». Туша и впрямь оказалась здоровенная – даже больше крогана или яга. Двуногий и тяжело бронированный, пришелец на вид чем-то напоминал древний космический скафандр… только центральная часть корпуса оказалась полупрозрачной, и под ней клубился густой туман чужой атмосферы. Внутри этой мути Сарен мог с трудом разглядеть лишь силуэт пилота. Андромедон застыл у консоли капитана корабля, в руках он сжимал неизвестное похожее на винтовку инопланетное оружие. В нескольких местах оно зловеще светилось зелёным.
Обернувшись к лифту, он увидел Тилу, стоящую с вытянутой рукой и всю окутанную фиолетовым огнём.
- Отличная работа… - начал Сарен, но сбился, заметив, что та осталась без левой руки. Позади человека в переборке большая виднелась оплавленная дыра.
- Тила? – воскликнул Рутарис, бросаясь к ней.
- Не сбивайте мне концентрацию, - велела она сквозь зубы, но взгляд от застывшего громилы в броне так и не отвела. – Мне эту штуку не завалить без пары разломов, но вот удержать на месте я её могу. А вы пока делайте то, зачем мы сюда пришли.
Сарен дёрнул мандибулами, но кивнул ей.
- Рутарис, Хул Бон. Разблокируйте управление, дайте мне доступ к навигации и управлению оружием. Моего допуска Спектра должно хватить.
С низким рычанием андромедон пошевелился. А затем начал двигаться.
- Тила! – крикнул Сарен.
- Всё нормально, это я. Я его веду! – ответила та. – Здесь находится действующий портал! Если его не заблокировать, то появятся ещё враги.
- Просто уничтожь его! – велел Сарен, увидев, о чём она говорит. У дальней стены, где прятались два сожженных Рутарисом турианца, в беспорядке были свалены какие-то приборы чужих. Между расставленными в стороны штырями одного из них кружились цепочки небольших огней.
- Взорвала бы, если бы могла! – крикнула Тила в ответ. - Но…
Она заставила андромедона вытянуть руки с оружием и засунуть их в портал. Тот стал бело-фиолетовым, а штыри вспыхнули жёлтым. Андромедон зарычал вновь – низкий звук, напоминал грохот камнепада. Там, где они касались кружащейся в портале энергии, его броня и оружие начали дымиться.
- Принимаю командование, - произнёс Сарен, быстро вводя свои коды Спектра. На обработку ушло пару секунд, но ВИ корабля оказался куда крепче, чем его команда, и чужому влиянию ещё не поддался.
Консоли управления засветились.
- Доступ разрешен.
- Есть допуск к управлению! – объявил Рутарис. – Сейчас будут данные с сенсоров.
Главные экраны мостика включились, демонстрируя космос впереди, по правому и по левому борту. Почти тут же подключился и голографический дисплей, демонстрируя созданную компьютером модель окружающего пространства. Следом пошла навигационная информация о местонахождении и координатах звездолёта в данный момент.
- Это… - прохрипел Хул Бон, - просто невозможно. Мы уже почти достигли системы Араксис.
- Так я и думала, - произнесла Тила, всё ещё стоя на одном месте с выставленной ладонью и контролируя андромедона.
Обожженный обрубок другой руки почему-то прекратил кровоточить. Сарен бы не удивился, если среди её модификаций предусмотрены и средства для контроля анемии и гиповолемического шока. В конструкции бронескафандров Иерархии предусмотрены быстродействующие коагулянты, активируемые при контакте с воздухом или вакуумом. Не так уж сложно себе представить их биологический аналог.
- Сколько осталось до входа в систему? – спросила Тила.
- Мы уже заканчиваем торможение, представитель клана людей, - ответил волус после паузы для вдоха. – Ещё минут пятнадцать. Но как… - Хул Бон сделал ещё один вдох и переключился на куда более насущную проблему: - На нас наводятся остальные корабли.
- На сверхсвете вести огонь совершенно бесполезно, - заверил его Сарен.
- Однако уже на половине скорости света можно использовать ПОИСК, - напомнил Рутарис. – Сбить они нас так не собьют, но повредить главное орудие могут.
- Против фрегатов и «Ютанес» оно нам всё равно не слишком нужно, - ответил Сарен, начиная разбираться в доступных ему системах корабля. На сверхсветовой скорости нельзя маневрировать или корректировать курс, это слишком опасно. Компьютер пытается всё контролировать и держать звездолёт на курсе и в составе ордера, но малейшая ошибка может привести к столкновению с другим кораблём. А на таких скоростях выживших после этого уже не будет. И это даже не считая того, что останется от корабля и его команды после экстренного неуправляемого торможения до досветовой скорости.
Нельзя маневрировать, нельзя ни в кого выстрелить. Если попытаться открыть огонь, то корабль догонит и врежется в собственные снаряды или даже потоки фотонов лазерного луча, едва те покинут пузырь из полей эффекта массы вокруг судна. Да и прицелиться ни в кого нельзя, но и в них тоже никто прицелиться сейчас не может. Когда замедлятся до половину световой скорости, теоретически лазеры ПОИСК могут представлять опасность, но только на минимальном расстоянии. Сарен проверил расположение судов и убедился, что они достаточно далеко от остальных, чтобы лазеров можно было не опасаться.
- Придётся ждать, пока не затормозим достаточно, - хмуро заметил Сарен. Он, в общем-то, с самого начала это и планировали, но рассчитывали, что успеют остановить флотилию на следующей остановке для сброса заряда. Никто не ожидал, что они успеют добраться до системы Шанси, уже принадлежащей людям. – Пока выбирайте цели. Потратим оставшееся время с пользой!
- Программирую систему управления огнём, - отозвался Рутарис через плечо, стоя у соседней консоли. – Дайте мне десять минут, и каждая пушка на этом корабле выстрелит хотя бы один раз.
- Я буду держать нас на правильном курсе, - отчитался Хул Бон.
- Продержишься десять минут? – спросил Сарен, посмотрев на Тилу.
- Продержусь, - заверила та. Андромедон под её контролем так и стоял у портала, словно не замечая боли и повреждений от контакта с ним. Дыра в пробитом пространстве-времени искрилась и выплевывала струи пламени.
- Порталы переносят один объект за раз, - объяснила Тила, видимо, прочтя мысли Спектра. – Пока кто-нибудь находится внутри, в него больше никто не войдет – такая мера безопасности. Но работает только на распознанных объектах и существах – просто подпереть его креслом не выйдет.
- Держись, - приказал Сарен и вновь сосредоточился на корабле. Если противник не может добраться до мостика через этот «портал», значит, обезумевшей команде остаётся только лифт в качестве пути внутрь. К счастью, безумие заметно сказалась на их мышлении и технических навыках. Никто из них сейчас не смог бы восстановить контроль над транспортной системой «Бесстрашного». То есть врагам остаётся разве что ломиться через лифтовую шахту и заблокированные двери.
- Мне нужно… присесть.
Услышав голос Тилы, Сарен быстро обернулся. Она осторожно опустилась на колени. Её рука тоже пошла вниз, но, к счастью, на контроле андромедона это никак не сказалось. Кроме того её кожа побледнела, и Сарен мог видеть тёмную сеть сосудов под ней.
- Ты же сказала, что сможешь продержаться десять минут, - напомнил турианец. – А прошло только пять.
- Я отвечаю за свои слова, мистер Артериус, - ответила Тила, но паузы между словами он делала слишком большие.
- Помнишь, мы с тобой говорили о доме? – спросил он, вручную запуская лифт, чтобы раздавить группу безумцев, наконец сумевших вскрыть одну из шахт. – Ну, или о его отсутствии. Но что насчёт тебя, человек? Откуда ты родом?
- Едва ли это имеет значение, - произнесла она после ещё одной долгой паузы.
- Ты ведь поклялась отвечать на мои вопросы.
- Поклялась.
- Вот и отвечай.
Тила застонала и раздраженно посмотрела на него, но хотя бы наконец подняла голову. Её глаза ярко светились, но Сарен мог видеть, что это сияние начинает мерцать, словно огонёк догорающей свечи.
- Я с «Вестника»… это Флагман… корабль-ковчег. Международный ковчег.
- Вроде жилых кораблей кварианцев? – уточнил Сарен. Раньше он от неё этого не слышал.
- Да, - Тила сперва кивнула, но потом помотала головой. - Нет… не думаю… что они похожи. Флагманы – это корабли… как «Выражение ненависти». Он тоже флагман. Но наш не такой древний. И поменьше. Его построили через сорок лет после войны. Одним из первых. Американцы, русские, европейцы, китайцы и японцы… основные страны Совета, кому удалось уцелеть…
Она покачала головой, и Сарен увидел в её глазах слёзы.
- Продолжай, - велел он.
- Он не такой красивый, как новые Флагманы, - Тила посмотрела в сторону, словно видела его вдалеке. – Большой и округлый, даже «толстый» на вид. Мои родители познакомились на его борту. Конечно, это не просто корабль… там есть и сады, и библиотеки, и даже стадион. Иногда командующий выводит его на орбиту Земли… Марса… Сатурна. Мы производим элерий и продаём его новым колониям. Когда я была маленькой, мы сели в Тихом Океане и вместе с целым флотом плавали там пять лет… словно большие острова.
Андромедон зарычал вновь, ладонь Тилы дёрнулась, сжимась в кулак. Огромный пришелец вновь замер, когда она восстановила контроль. Щеки у человека были мокрыми от слёз.
- Мы ловили рыбу с лодок и там же жарили её… настоящую рыбу... с настоящей деревянной лодки. А за неделю до отлёта мы устроили праздник. Тогда я впервые поцеловалась с мальчиком, - Тила вздохнула и вновь поднялась на ноги, словно к ней вернулось немного сил. – Господи, какое же классное время было, - с улыбкой добавила она. – А потом мы отправились в глубокий космос. Только звёзды и туманности, которые менялись раз в несколько месяцев.
- После я поступила в Академию Жанны д’Арк на Марсе… ну и в итоге эта дорога привела меня сюда, так получается? – саркастично заметила она, подняв глаза к потолку. Однако улыбаться не перестала. – У меня даже собственной кожи не осталось. Мои ногти. Мои волосы. А я ведь была натуральной блондинкой, безо всяких модификаций. Не думала, что придётся умереть в этом нелепом синем теле.
- А что ты имеешь против синих? – спросил Рутарис, разбираясь со множеством значков системы управления огнём.
- Синий – это красиво, но мне совсем не идёт, - призналась Тила, но, похоже, она хотя бы сумела вновь собраться с силами. Её кулак сжался ещё сильнее, а взгляд она не сводила с андромедона. – Сколько там ещё осталось?
- Скорость уже ниже двадцати процентов от световой – ответил Хул Бон.
Время уже почти пришло.
В космической пустоте они уже прошли астрономическую границу систему Араксис. Или Шанси. Обычно флот сейчас бы начал расходиться в стороны, перестраиваясь в тот порядок, в котором ушел на сверхсвет. Безопасности ради, курс любого корабля всегда планировался в сторону от других судов, а не к ним. Таким образом они окажутся хоть и на расстоянии от остальной флотилии, но достаточно близко, чтобы маневрировать и стрелять. Хул Бон вывел обратный отсчёт на главный экран, чтобы все успели подготовиться.
С каждой ушедшей секундой Сарен чувствовал, что опасность нарастает. Со слов Тилы, Флотилия 314 будет уничтожена, если попытается атаковать людей, и тогда Первый контакт превратится в войну. Однако у Спектра была иная точка зрения на происходящее. Флот Цитадели бросили в атаку на планету людей в качестве пушечного мяса? Это просто унизительно для Цитадели. Первый контакт будет испорчен, но куда хуже, что люди перестанут воспринимать расы Цитадели всерьёз и потеряют к ним какое-либо уважение. Если они так легко превратились в расходный материал для Спящего Эфириала, то и люди будут относиться к ним точно так же.
Сарен не мог этого допустить.
И дело не только в гордости. Исключительно вопрос практичности. Если всё это время Тила говорила правду, а в глубине души Сарен ей уже верил, тогда люди могут стать или сильными союзниками, или опасными врагами. А если в этой части галактики ещё и обнаружилась древняя раса, эти «эфириалы», тогда помощь людей потребуется, чтобы договариваться с ними. Иными словами, это в интересах всей галактики и Цитадели (что для него одно и то же), если расы сети ретрансляторов и люди объединятся. Само собой, главенство Цитадели должно сохраниться, но это уже следующий вопрос, ведь нет смысла оставаться капитаном, если корабль уже идёт ко дну.
- Может, мы и погибнем, но погибнем не зря, - прошептал Сарен. – Наша смерть обязана не оказаться напрасной.
- Выходим в космос! – крикнул Рутарис. Продолжил, не дожидаясь приказа: - Открываю огонь!
Сарен взглянул на главный экран, где показались выходящие из сверхсвета корабли флотилии. Некоторые успели раньше них и уже направляли свои орудия на «Бесстрашный». Другие ещё не появились. Пространство уже наполнили лучи лазеров и разогнанные эффектом массы снаряды.
- Фрегаты атакуют! – в последний момент предупредил Хул Бон. Едва он договорил, как звездолёт вздрогнул от попаданий. Корабли с обезумившими командами палили по старому линкору, но и «Бесстрашный» стрелял в ответ.
Снаряды из вспомогательного орудия линкора разнёс на куски один из фрегатов, «Тети». Заключенный в прицельные маркеры корабль потерял главный двигатель, его передняя часть разломилась, в космос посыпались ещё живые члены экипажа. С некоторыми из них Сарен разговаривал ещё совсем недавно, во время турнира по рукопашному бою. Следующим погиб грузовой корабль, практически невооруженный и небронированный. На нём везли оборудование, предназначенное для изучения данной системы. Снаряд из вспомогательного орудия пробил нос звездолёта, отправив дрейфовать в куда-то в сторону от флотилии. Повредило его не так сильно, но гражданский корабль не предназначен для таких столкновений, удар перегрузил его компенсаторы гравитации – из команды никому выжить уже не удастся.
- «Рапета»! – закричал Рутарис, когда снаряды накрыли корабль, на котором он служил. Руками бути вцепился в голый скальп, но стрельба всё равно продолжалось – все алгоритмы уже были запрограммированы. Больше он повлиять уже ни на что не мог.
Мостик вздрогнул, когда снаряды врезались в левый борт линкора. Основной защитой кораблю обычно служили барьеры, но поднять их просто не успели. Всего два фрегата, закончившие прыжок раньше прочих, успели активировать щиты.
- Мы разваливаемся на части! – закричал Хул Бон, отворачиваясь от своей консоли. – Повреждено… всё! Вообще всё!
- Отлично.
- Да, неплохо, - согласился с человеком Сарен, тоже поднимая взгляд от консоли. – Этого мы и добивались.
Едва успев появиться, «Утанес» превратился в основную цель. Первоначально они планировали уничтожить этот корабль, но сейчас достаточно было выбить небронированному гиганту двигатели. То же касалось и других легкобронированных судов.
- Что ж, этого будет достаточно, - вновь заговорила Тила, и андромедон по её команде отошел от портала. – Вам пора уходить.
- Что ты делаешь? – прорычал Сарен, наставляя пистолет на открытый портал. Прямо на его глазах тот стабилизировался и превратился в овал из фиолетового света. – А если кто-нибудь сейчас явится сюда?
- Мы уже в системе, я смогла его перенаправить, - Тила указала на портал рукой андромедона. – Он теперь ведёт на Шанси. Уходите.
- Ты уверена, что это безопасно? – Хул Бон посмотрел на портал, потом на человека. Несмотря на синтезированный голос и непрозрачный шлем, было очевидно, что он готов ухватиться даже за самую слабую надежду на спасение.
- Я использовала коды Цербера. Какое-то время он продержится, - пообещала Тила, - иди. Во всяком случае, так у тебя будет шанс увидеть своих детей и ту жену.
- Рутарис? – позвал Хул Бон, бросаясь к порталу.
- Я понял, шанс, - согласился бути, направляясь за ним. Когда волус исчез в фиолетовом водовороте, Рутарис замер, но лишь на секунду. Корабль качнулся вновь. На экране замигали предупреждения о повреждении двигателя и разгерметизации корпуса. Бути отдал честь турианским жестом, добавив: - Человек, я не забуду тебя!
Когда он исчез в фиолетовой вспышке, Тила лишь покачала головой.
- Нет, ты меня не вспомнишь, - произнесла она ему вслед. – Но спасибо на добром слове, - затем посмотрела на Сарена.  – и ты тоже, мистер Артериус. Время для пафосного спасения в последнюю минуту. Цитадели нужен герой даже в такой трагичной ситуации.
- И я теперь буду считаться героем? – спросил Сарен, не опуская свой пистолет.
- Ну, ты же меня спас, - пошутила Тила и покачнулась, когда корабль вздрогнул вновь. Она врезалась бедром в соседнюю консоль и оперлась на неё, чтобы не упасть.
- Лучше уходи ты, - возразил Сарен, указывая пистолетом на стабилизированный портал. – Уж если я буду тут героем, то и героически погибнуть должен я.
- Как только я потеряю контроль, портал вновь перенацелится на «Выражение ненависти», - ответила Тила с уверенностью в голосе. – Кроме того, есть причины, почему я осталась здесь, а не попала на Т'летх. Я не могу воспользоваться любым порталом на технологиях этого корабля… последний предохранитель, страховка на случай похищения. Слава Богу, что он у меня есть. Уж лучше смерть, чем присоединиться к Спящему. Но и домой я через этот портал вернуться не могу.
Сарен шевельнул мандибулами, словно пытаясь что-то сказать. На мгновение у него закончились слова. Значит, вот в чём причина? Он уже размышлял над этим… почему демоны заразили её, но не утащили на свой древний корабль? Нет, они не забыли про неё. Они просто не могли.
- Хочешь умереть героем, - прошептал он, но она услышала.
- Может быть, - ответила Тила.
- Всё равно… - Сарен колебался. – Я же… - он не мог подобрать слова. – Это я должен был…
Сарен услышал тяжелые шаги, а затем почувствовал, как его отрывают от пола. Андромедон легко поднял его за пояс, словно ребёнка!
- Прости, нет времени болтать, - Тила поцеловала ладонь и махнула в его сторону. – Как приземлишься, не дёргайся. Мутоны этого не любят.
- Стой! – зарычал Сарен. – Стой! Я приказываю…
Он не закончил фразу.
Огромный андромедон швырнул его через несколько метров в портал… и затем вселенная для него вывернулась наизнанку. На мгновение все его чувства исчезли… чтобы вернуться через одну невероятно долгую секунду. Сарен перекатился по холодному стерильному полу, пытаясь разобраться в своих ощущениях. Всего на мгновение он, казалось, мог видеть кожей и ощущать вкус глазами. Всё пошло кувырком, но тут же вернулось в норму.
Моргнув, Спектр Совета уставился на зелёных громил в броне. Их оказалось сразу двое и размером они были почти с андромедона. А за их спинами… виднелось похожее на азари существо в серебряного цвета одежде и металлической мантии поверх. Оно вытянуло бледную руку в сторону Сарена Артериуса, и всё вокруг погрузилось в темноту.
__________
Иллюстрации к главе:
Хранитель врат в основном режиме
http://s0.uploads.ru/t/trZe2.jpg

Хранитель врат без панциря поднимает мёртвых
http://s7.uploads.ru/t/QeWFZ.jpg

Андромедон рядом с человеком
http://s6.uploads.ru/t/gki3x.jpg

+10

7

... синтетическиЕ кетки

... большая часть нашего народа так и осталАсь там

Хм, бути = На'Ви?

0

8

Chitatel написал(а):

Хм, бути = На'Ви?

Они самые.

З.Ы. В голове такой вопрос пришёл - известно что для выработки МЕЛДа нужна псионика - люди и эфириалы, достоверно известно, "вырабатывают", а как с сектоидами - хотя бы с командирами. Кто как думает?

0

9

Chitatel написал(а):

Хм, бути = На'Ви?

Да. В принципе, это было понятно по первой части. Видимо, турианцы не страдали интеллигентскими соплями, просто взяли на планете, что им нужно, и потом начали строить школы и больницы.

Koul написал(а):

В голове такой вопрос пришёл - известно что для выработки МЕЛДа нужна псионика - люди и эфириалы, достоверно известно, "вырабатывают", а как с сектоидами - хотя бы с командирами. Кто как думает?

Про эфириалов это, как раз, неизвестно. Хотя можно предполагать - как-то же они его раньше создавали, до прибытия на Землю. А вот насчёт сектоидов лично я сомневаюсь. Во-первых, они не имеют свободы воли, а воля и сознание играют важную роль при оперировании псионикой. Во-вторых, со слов автора известно, что с учётом всех технологий у людей сейчас нет недостатка в любых минеральных ресурсах, будь то золото, нефть, иридий или дейтерий, исключения только два - элерий и Состав (МЕЛД). И то, и другое, конечно, производят в больших количествах, но не в безграничных и можно и нужно больше. А раз сектоидов можно клонировать в любых количествах, то недостатка в Составе бы не возникало. А значит или выход Состава с них ничтожен, или его нет вообще. Но вопрос я автору закину.

0

10

И так в появился новый кусок из арки "314", в котором мы наконец узнали кто нагло наехал на Марс и почему эти "некто" не боялись Бога-Императора, пардон Аватара.
И у нас есть совершенно бесподобный момент сектоидом!
https://forums.spacebattles.com/threads … t-36274504

H-marine написал(а):

А вот насчёт сектоидов лично я сомневаюсь. Во-первых, они не имеют свободы воли, а воля и сознание играют важную роль при оперировании псионикой.

Ну их командиры в полнее себе приличные псионики, но это так к слову.

H-marine написал(а):

Во-вторых, со слов автора известно, что с учётом всех технологий у людей сейчас нет недостатка в любых минеральных ресурсах, будь то золото, нефть, иридий или дейтерий, исключения только два - элерий и Состав (МЕЛД)

Тут частично соглашусь, именно это и смущало когда задавал вопрос, но тут может быть очень разная коннотация слова "недостаточно" особенно учитывая как статус стратегического ресурса, так и крайне широкое его применения в том числе и в гражданском секторе.
Собственно поля из сектойдов матрица-стайл сами собой напрашиваться если есть выход MELD'а (заодно как хабы пси-сети можно использовать) - другой вопрос соотношение затраты-производство. Хотя это соотношение может и за счёт других эффектов  поднять - собственно тот же MELD в при построении гипотетической пси-сети с серверами из сектоидов может быть просто малой (другой вопрос насколько малой - в плоть до уровня стат. погрешности) дополнительной плюшечкой...

Отредактировано Koul (20-06-2017 16:54:15)

0


Вы здесь » NERV » Стартовый стол » Пси-Эффект (перевод с английского, часть 2)