NERV

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » NERV » Стартовый стол » Пси-Эффект (перевод с английского, часть 2)


Пси-Эффект (перевод с английского, часть 2)

Сообщений 11 страница 20 из 61

1

Продолжение. Начало - Часть 1 -

Перевод


Оригинал (английская версия)
Автор

Текст

Отредактировано Денис (24-02-2017 19:05:46)

+1

11

Экспедиция 314, последствия, часть 1.

Фантом сделал долгую затяжку сигарой, одновременно пытаясь обдумать содержимое переданного Евой пси-пакета. Подумать только, он прохлаждался на борту «Васко да Гама», общаясь с Треланни и разбираясь с прочими заботами, связанными с Первым контактом, а в это время на Шанси едва не начался ад. Хорошо, что он оставил Еву за главную на той стороне от 314-го ретранслятора. Конечно, против Бена он тоже ничего не имел, но Ева всё-таки была куда надёжнее. Если с ним что-нибудь случится, «Цербер» почти наверняка отдадут под её командование… после согласования с Арктуром, само собой.
На голограмме Ева Корэ нахмурилась, глядя, как он вдыхает дым. Не нужно быть телепатом (хотя он им и был), чтобы догадаться, что она хочет в очередной раз посоветовать ему бросить, но сдерживается только потому, что сейчас не до того. Ещё со времён, когда их называли щенками «Цербера», она пилила его за эту безобидную вредную привычку. Конечно, сейчас не двадцатый век, и рака лёгких можно не бояться, она просто считала это грязным само по себе – отравляющим тело лишними стимуляторами, не говоря про дым, пепел и всё остальное, сопровождающее «натуральное» курение.
Это выражение лица в данный момент контрастировало со всем остальным её видом. Светлые волосы Евы были спутанными и мокрыми от пота, глаза пульсировали фиолетовым светом, но без пламени – эффект, сопутствующий почти полному истощению псионики. Вдобавок она до сих пор не сняла боевую броню, матово-чёрную с серебром и золотой отделкой. На левом плече виднелась эмблема «Цербера», а рядом девиз, придуманный ещё во времена зарождения организации. Mutare ad Custodiam. «Изменяться, чтобы защищать».
«Лучше всего у нас получается именно меняться и приспосабливаться... и чтобы защитить человечество мы станем кем угодно».
Выдохнув тонкую струю дыма, Джек закончил изучение и анализ полученных сведений, отметив:
- Всё могло быть куда хуже, - сев в кресле прямо и отложив в сторону не докуренную сигару, спросил: - А что, Старый Пёс тоже на линии? Могла бы и предупредить, Ева. Мы заставляем его ждать.
- Ему тоже есть чем заняться, - ответила Ева, проведя рукой по взлохмаченным волосам. – Да и в любом случае, даже если он создал эту службу, теперь он уже в отставке. Он – Старый Пёс, не забывай об этом. А Фантом теперь ты.
- Одна голова – хорошо, а три – уже Цербер, - пошутил Джек, жестом подключая второй канал связи. – В конце концов, было бы просто неприлично забыть про бывшего Фантома в подобной ситуации. Я рассчитываю, что, когда уйду в отставку много лет спустя, и ко мне будет такое же отношение.
Гиперволновая связь установилась, возникла вторая голограмма – старый битый жизнью человек в серебряной мантии поверх второй кожи. Старый Пёс. Самый первый. Его знали все в конторе, хотя «Цербер» по своей природе организация, не склонная выдавать секреты и раскрывать имена своих сотрудников. Короткие белые волосы, угловатое лицо с мощной челюстью, украшенной такой же белой бородкой… он выглядел так же, как и в день своего вступления в Икс-ком. Псионический талант, на открытие которого он в те времена решился уже третьим, лишь сделал его уже седые волосы совершенно белыми. Даже модификации на базе Состава не смогли исцелить этот шрам через правую щёку и правый глаз. Большая часть современных людей, вроде него самого или Евы, сейчас способны залечивать шрамы, исключая какие-то совсем уж невероятные ранения. А этот человек был реликтом прошедшей эпохи, как Латимерия… или Тираннозавр Рекс.
- Мистер Чжан, - Джек поприветствовал своего предшественника.
- Фантом, - ответил Чжан Шаочжэ, вежлив кивнув. Джек ухмыльнулся. Разумеется, Чжан знает, кто он на самом деле. Когда он ещё считался щенком, тот называл его «малыш Джеки», ещё до того, как уйти в отставку. Но все в «Цербере» зовут вожака стаи Фантомом, за исключением начальства. Джек уже был четвёртым, носившим этот «титул».
А Чжан Шаочжэ являлся первым.
В прошлом, когда Первая Война с Чужими только началась, Чжан был гангстером – не на первых ролях, но крайне полезным. Однако среди творящегося безумия первых дней войны его босс, заполучивший где-то трофейную технику чужих, попытался связаться с «Экзальт». Тогда Чжан украл инопланетные артефакты и сам вышел на контакт с Икс-ком – весьма впечатляющее достижение, если учесть, насколько секретным было само существование этой организации в первое время. Уже через полгода интенсивных боёв с пришельцами от всей этой конспирации почти ничего не осталось. А к тому времени Чжан ушёл из Триад и был принят в ряды Икс-ком, несмотря на довольно мутное прошлое.
Здесь его таланты раскрылись, Шаочжэ смог выжить там, где многие гибли очень быстро. Он показал, на что способен, уже с первых же боёв против чужих, а ведь когда четверть, а когда и половина новых бойцов Икс-ком не доживала даже до конца первого месяца. Однако по-настоящему он себя проявил даже не против пришельцев, а против «Экзальт». Когда Икс-ком и «Экзальт» начали свою тайную войну в масштабах всей планеты, Командующему и Брэдфорду понадобились люди, имеющие связи с преступным миром, а так же нетрадиционный подход к операциям и опыт работы под прикрытием. Именно в этой незаметной для людей войне с «Экзальт» и начал создаваться «Цербер». Для тайных операций Командующий обычно использовал небольшую группу одних и тех же людей, а становящиеся всё совершеннее кибернетические и генетические модификации только усилили их специализацию.
К концу войны в этот «Прото-Цербер» входило человек двадцать, не считая обеспечивающих их оборудованием Вален и Шеня. Их подразделение было очень сплоченным и закрытым, именно здесь оказались впервые опробованы многие модификации Составом, пригодившиеся при проведении тихих операций. Они выводили из строя передатчики «Экзальт» и взламывали их сети, ликвидировали командиров и похищали работающих на эту организацию учёных. Именно они защищали остальных бойцов Икс-ком и мирных граждан, когда «Экзальт» пытался взять реванш. Даже когда война завершилась благодаря Аннет Дюран (также состоявшей в «Цербере»), сотворившей чудо на борту «Дороги смерти», их работа не закончилась. Они продолжали проводить антитеррористические и контрразведывательные операции, вычищая остатки «Экзальт». В какой-то момент их командиру была установлена модификация мимикрирующей кожи, позволяющая становиться невидимым и подарившая прозвище «Фантом», а Командующий оформил существование «Цербера» официально в виде Отделения Тайных Операций в структуре Икс-ком.
- Переданная Евой картина выглядит довольно мрачно, - заметил Джек, покачав головой. – У нас восемьдесят один погибший.
- Зато пропавших без вести только пятеро, - возразил Чжан. Тем временем Джек с интересом смотрел, как Шаочжэ подносит ко рту сигарету. Да уж, старые привычки. – Атака была по той же схем, что и на Марсе. Ему были нужны дети и парки деторождения, но мы смогли предотвратить худшее. Захватили несколько Скорпионов, которые возглавляли обычные войска из андромедонов, берсеркеров, консортов и сектоидов. Один из скорпов как раз был из захваченных на Марсе. Во всяком случае теперь можно будет отдать тело семье.
- Неприятная работа, - заметил Джек. – Эфириалов не было?
- Всего один. Да и тот больше труп напоминал. У него и руки всего три осталось.
- Каждый убитый нами падший эфириал или человек ослабляет «Выражение ненависти», - произнесла Ева, пытаясь найти хоть что-то хорошее. Хотя сама она сейчас выглядела так, как будто последние несколько часов кого-то убивала в кромешной темноте своими ногтями. Хотя, может быть так оно и было. С учётом всех модификаций, Ева могла располосовать даже мутона на ходу. – Эти нападения говорят о его отчаянии. Ему нужны ресурсы, новые псионики, - она сжала кулак с такой силой, словно хотела раздавить в нём этот Флагман. – В конце концов, мы истощим его окончательно, а потом добьём.
- И сколько веков на это потребуется? – поинтересовалась голограмма Чжана, выдыхая облако дыма. Его мантия слегка качнулась от движения плечами. – Шанси в безопасности. Небеса вновь свободны. А уничтоженное мы восстановим. Такова уж жизнь в колониях – требуется постоянная бдительность. У меня есть только один вопрос. Оперативник, внедренный в состав экспедиции, я его знал?
Фантом колебался, размышляя, стоит ли ему подтвердить это или же ответить отрицательно. В конце концов, он решил, что может на это пойти. Лишь в этот раз. Но она и впрямь заслуживает такого отношения:
- Лилия Тэйлор, - произнёс Харпер. – Одна из лучших.
- Тэйлор? – Чжан прищурился, вспоминая что-то. – Блондинка, да? Та, с «Вестника»? Которую к нам перевели, когда мы помогли Слепому Эфириалу захватить «Последний час»?
- Вы что, всех наших кадетов помните? – удивился Джек, раскуривая новую сигару.
- Только тех, кто себя чем-то проявил, - ответил Джан, и они оба замолчали, размышляя и выдыхая дым.
- Китайцы от произошедшего не в восторге, и их можно понять, - напомнила им Ева ещё более хмуро, чем раньше. – И не только из-за Т’летх. Поговаривают, что всему виной именно вся эта шумиха вокруг Первого контакта. Местное руководство от КНР и без того к расам Цитадели относилось прохладно… а Шанси это ведь для них не просто колония, а важнейший проект, к тому же и перекресток на галактической карте. И тот факт, что эту систему атаковали корабли Цитадели… даже под контролем Спящего Эфириала…
- Однако самое худшее удалось предотвратить благодаря усилиям отважного Спектра Цитадели, - прервал её Джек, иронично улыбаясь. – Спектра, который направил орудия своего флагмана на другие суда ордера, а потом смог предупредить нас о приближении «Выражения ненависти». Ева, Первый контакт будет продвигаться, как намечено. Более того, сам Контакт уже состоялся. Поверь, я знаю, о чём говорю – наш корабль стоит в доке Цитадели, а у меня через несколько часов назначен завтрак с послом элкоров.
- Само собой. Сворачивать всё было бы уже слишком поздно, но если китайцы решат, что им оно не надо, то могут сильно осложнить нам жизнь…
- Братва с большой Земли отправила почти всех, кого удалось собрать, считайте, что целый флот, - Чжан выбросил окурок и пинком отправил куда-то за пределы фокуса проектора. – Они конечно напуганы, и будут относиться к чужим с ещё большей опаской, но люди на Шанси знали, на что идут. Они там за контакт с Цитаделью… ну, большинство из них. И произошедшее ничего не меняет. Мы обеспечим безопасность. А ты займешься тем, как всё подать общественности.
- Разумеется, - согласился Джек, кивнув предыдущему начальнику «Цербера». – Обеспечить проведение этого Первого контакта, причём по обе стороны ретранслятора – сейчас для нас первоочередная задача.
- А ещё нужно рассказать им о «Выражении ненависти» и предупредить, - предложил Чжан. – Мы уже знаем, что раньше он атаковал планеты в сети ретрансляторов. После того, как его потрепали у Марса и теперь у Шанси, Спящий будет искать, где разжиться биомассой, желательно разумной и слабозащищенной.
- Флагманы нельзя отследить, - недовольно заметила Ева. – Он может быть где угодно.
- Так ведь их для того и строили, - хмыкнув, ответил Чжан.
Джек откинулся в кресле и сделал долгую затяжку, прежде чем выбросить и эту сигару. И в самом деле, ужасная привычка.
- А ещё у нас остаётся вопрос, что же делать с нашим героическим Спектром? – подумал он вслух. - Ева?
- Сэр? – отозвалась та, явно подразумевая «а по-твоему, что нам с ним стоит делать?»
- Побеседуйте с мистером Артериусом. Судя по твоим отчётам, его сила воли просто невероятна, - произнёс Фантом, слабо улыбнувшись. – Так что постарайтесь не поджарить нашему новому другу мозги уж слишком сильно. А потом отмойте наших друзей, приведите в порядок и заверните с ленточкой – будем передавать их Цитадели. А всем бардаком, который из этого получится, я уже сам займусь...
- Какой реакции со стороны рас Цитадели ты ожидаешь? – серьёзно спросила Ева, глядя на него. Джек знал, что она относится к Цитадели куда настороженнее, чем он сам. Да, Ева была сторонницей контакта, но вот им она просто не доверяла. Не то чтобы им собирался доверять и сам Джек, скорее он просто считал, что при необходимости сможет успешно ими манипулировать, если до этого дойдёт.
- О, чую, будет очень интересно, - пообещал он, всё так же улыбаясь. – Мы собираемся впервые показать Цитадели, кто на самом деле является крупной рыбой в их пруду.
. . .
В обычных обстоятельствах турианский примарх не присутствует в Совете лично. В конце концов, для этого и нужен советник – чтобы представлять примарха и его интересы на Цитадели. Так что в появлении там главы Турианской Иерархии просто нет нужды, особенно учитывая, что ни Саларинский Союз, ни Республика Азари не имею подобных фигур, обладающих централизованной властью и таким же уровнем влияния, как примарх. Однако и запрещено подобное появление тоже не было – примарх мог присутствовать в Совете и вмешиваться в его работу, если его пригласит туда турианский советник. Если учесть, что приказы советнику как раз примарх и отдаёт, то получалась ситуация, когда он приказывал пригласить себя на заседание, что советник просто послушно исполнял, не имея возможности отказаться.
Так же не смог не исполнить приказ и Спаратус… даже если сам был от него не в восторге. Потому что если примарх собирается появиться в Совете лично, то это сразу ставит под сомнение компетентность турианского советника. Так что Спаратус старался просто обо всём этом не думать.
- Советники, советница, - посол людей поприветствовал трио за столом мягко, но уверенно. Затем обратился к голограмме пятой участницы заседания: - Примарх.
- Посол, - ответила Ориния, слегка дёрнув мандибулами в раздражении. Турианке было уже за пятьдесят, когда-то она и сама занимала кресла советника от Иерархии, а так же была ветераном двух экспедиций в Терминус и одной крупной операции по подавлению восстаний дома. Именно благодаря последней она смогла пробиться во власть. Благодаря этим проклятым сепаратистам, Духи их побери. Она всегда придерживалась жесткой линии в этом вопросе – никаких переговоров и компромиссов с мятежниками в Иерархии быть не может. Когда в колонии Таэтрус была захвачена группа террористов из турианцев и азари, Ориния лично отклонила все просьбы Тевос о снисхождении для её соплеменниц (переданных лично, как бывшей коллеге) и приказала судить, а признанных виновными – расстрелять, не глядя на расовую принадлежность мятежников.
Вероятно, Тевос её до сих пор за это ненавидит. Спаратус заметил пару полных неприязни взглядов, брошенных матриархом на Оринию, пока они дожидались прибытия Вильямса. Не похоже, правда, чтобы примарха это сколько-нибудь волновало. Турианка сидела с каменным лицом, на котором не отражалось совершенно никаких эмоций, а зубчатые линии раскраски и вовсе придавали ему зловещий вид, даже если учесть, что перед ними просто голограмма.
- Полагаю, у вас есть вопросы. Давайте с этого и начнём, - произнёс посол, занимая своё место за столом, мантия скрывала его движения.
- Да, давайте начнём с этого. Итак, вся экспедиция была уничтожена? – задал Спаратус вопрос, интересующий примарха. – Все наши корабли? Кажется, вы упоминали о выживших…
- Выжившие есть, - Аарон Армстронг Вильямс улыбнулся, радуясь, что можно начать разговор с хороших новостей. – И даже больше, чем мы предполагали! Не считая Сарена, вашего Спектра, а так же двух его товарищей, мы так же смогли разыскать ещё несколько выживших среди обломков. Одна девушка сумела добраться до спасательных капсул, и при этом дождаться выхода в систему, прежде чем отстрелить её от корабля. Ещё двое выжили, выйдя в открытый космос с запасом фильтров для скафандров и меняя их по мере износа. У обоих серьёзное обезвоживание, но они живы. Поразительно, но ещё один турианец ухитрился выжить, заперевшись в штурмовике. Всего мы смогли спасти около дюжины разумных, хотя лишь половина из них достаточно… нормальны, чтобы вернуть их домой.
- То есть полдюжины… из нескольких тысяч, - сделал вывод Спаратус.
- Я уже говорил, но повторю вновь – примите мои соболезнования, - произнёс Вильямс.
- А что насчёт тех, кто недостаточно… «нормален», как вы выразились? – поинтересовалась Ориния, её изображение слегка мерцало.
- Они… - произнёс Вильямс медленно. – Я бы настоятельно советовал оставить этих несчастных у нас, хотя бы на время. В их нынешнем состоянии они просто опасны. Для себя и для окружающих.
- Их свёл с ума этот «загадочный корабль»? – уточнила Ориния, правый щиток на её лице недоверчиво шевельнулся.
- Как вы можете видеть, «Выражение ненависти» более чем реально, - ответил Вильямс, его инструметрон начал удалённо работать с архивной базой данных Совета. – Мы не хотели сообщать о нём раньше, чтобы не вызвать панику… или желание разобраться с ним самим. Однако мы уверены, что это далеко не первый случай вашего столкновения с Т’летх.
- Как это? – удивился Соулон, глядя на своём экране на подтверждение загрузки неких данных. – Вы хотите сказать, что он уже нападал на нас раньше?
- Да. Согласно вашим записям… в 234 году п.ц. азарийская колония Покой Матрон загадочным образом исчезла, - Вильямс вызвал изображения известной в галактике загадки – снимки опустевших улиц и вымерших парков, трупы, которых смерть застигла за едой или посреди партии в настольную игру. Этот город так и остался брошенным в Покое Матрон и по сей день. Ни одна азари не согласилась бы жить там, место считалось проклятым и населенным призраками. – Больше десяти тысяч азари и около сотни не-азари умерли в одночасье. Были обнаружены следы борьбы, но ничего, что указывало бы на полномасштабное нападение.
Новые кадры: забрызганные кровью стены, разбитая мебель, лужи и потёки крови тут и там.
- Согласно официальной версии, произошла случайная вспышка излучения со стороны ближайшего пульсара, однако известно, что даже оказавшиеся под прикрытием мощных армейских противорадиационных щитов тоже погибли на месте. Некоторые предполагают крупное нападение коллекционеров, учитывая их тягу к похищению разумных, - продолжил человек. – Однако согласно нашим записям, данная атака произошла вскоре после столкновения между «Выражением ненависти» и «Венцом из червей». Мы считаем, что Т’летх атаковал эту планету и уничтожил её обитателей, чтобы восстановить себя. Например, сравните вот с этими изображениями, - предложил Вильямс, демонстрируя новые кадры.
Спаратус мог лишь определить, что на снимках изображена другая планета. Чужие, населявшие её, были ему совершенно незнакомы. А их архитектура выглядела достаточно примитивно…
- Это мир, не вступавший в Контакт? – очевидно, у Соулона появились те же мысли. – Где-то на человеческой территории?
- Нет, - возразил Вильямс, покачав головой. – Сейчас пространство, где он расположен, вы называете Скеллианским Пределом… но это снято шестьдесят пять тысяч лет назад. Тогда это была родная планета расы Денсорин. Современников протеан. Т’летх напал на них, собрав урожай из всех разумных на поверхности. Мы передадим вам записи и координаты, чтобы вы смогли убедиться во всём сами, - подняв палец, он добавил: - Должен заметить, что Батарианская Гегемония уже изучила данную систему, однако делиться этой информацией ни с кем не стала. Само собой, эту информацию мы вам тоже передадим, но конфиденциально.
- Уже не в первый раз Гегемония пытается скрывать от остальных свои открытия, - проворчала Ориния. Она бросила всего один взгляд на своего советника, но Спаратус понял её без слов. Ей нужны эти данные. Иерархия отправит для изучения этой системы сразу несколько кораблей.
- Это не единственные случаи, - продолжил посол Вильямс, положив руки на стол. – «Выражение ненависти» питается разумными существами – и псиониками, и нет. Не-псиоников оно просто поглощает – они погружаются в кататонический ступор, хотя некоторые и успевают проявить симптомы безумия, а после массово используется пси-поглощение.
- Это «пси-поглощение»… - уточнил Соулон, - оно напоминает биотический приём «опустошение»?
- Это способность ардат-якши… - отметила Тевос, поглаживая подбородок. Она тоже провела эту аналогию.
- В наших общих интересах уточню, - поправил её Соулон, - «опустошение» не присуще лишь ардат-якши. Это просто очень редкая способность, которую могут развить у себя лишь те, у кого есть определенные черты ардат. Однако неизвестно, чтобы ей пользовался кто-либо кроме биотиков азари.
- Мой коллега прав, - подтвердила Тевос слова советника, хотя и недовольно. – Известно, что юстициары так же используют данный приём.
- Я знаю, как работает Опустошение, - ответил Вильямс. – Атака, направленная на нервную систему противника и использующая быстро меняющиеся нестабильные биотические поля, высокоточная версия искажения. Так же известно, что его использование сопровождается выбросами адреналина и дофамина. Отсюда все истории о злоупотреблении ардат-якши данным приёмом, поскольку они сами по себе более импульсивны и легче теряют контроль.
- Вы неожиданно много знаете о физиологии азари, - широко улыбаясь заметил Соулон. – Наверняка, это просто совпадение?
- Я не имею привычки верить в совпадения, советник, - ответил посол Вильямс, и Соулон согласно закивал. Тем временем, человек продолжил говорить: - Пси-поглощение отличается от этого приёма. Позвольте мне продемонстрировать. Не лично… просто покажу вам архивную запись.
На экране начало воспроизводиться видео.

Отредактировано H-marine (22-06-2017 12:01:10)

+8

12

Очевидно, что это была запись с поля боя. Спаратус в своё время отсмотрел подобных немало. Эта ещё и выглядела довольно старой. На экране пара человек в силовой броне стреляли во что-то, невидимое за деревьями. Лес вокруг горел, люди выкрикивали команды, продвигаясь в сторону неизвестного противника. Оглушительный взрыв заставил камеру затрястись, затем она повернулась вверх, отслеживая тянущийся к кронам столб дыма.
В этот момент на них с диким рёвом выскочил громила в кроваво-красной броне. Одним взмахом огромной, напоминающей дубину руки, ещё и украшенной лезвиями, он переломил ближайшее дерево и ринулся в атаку. Два человека в зоне видимости и третий, стоящий где-то в стороне от камеры, сосредоточили на нём огонь. На них напал мутон, такой же, как телохранители Вильямса. Значит, информация о них верна – люди когда-то сражались с этими огромными существами, прежде чем подчинить их себе.
Плазменные заряды рвали берсеркера на куски. Там, где броня уже была повреждена, живая плоть испарялась от попаданий, разбрызгивая в сторону ошмётки. Даже лишившись одной руки, мутон упал на землю и попытался бежать дальше на трёх конечностях. В конце концов несколько выстрелов в лицо расплавили его маску, а затем испарили большую часть головы. Существо сделало ещё три длинных прыжка и покатилось кувырком по инерции, заставляя людей разбегаться с пути несущейся туши.
«Духи», - невольно подумал про себя Спаратус, - «значит, столько усилий надо приложить, чтобы убить хотя бы одного из них?»
Люди быстро перегруппировались, подбирая своих раненых. Спаратус увидел, что один из их кажется, пострадал несильно, он просто бодро показал большой палец на руке и отмахнулся, видимо этот жест означал «всё в порядке». Другой, человек, попавший в объектив впервые, казалось, боролся с какой-то невидимой силой. Она, а это явно была женщина, начала кричать.
- На записи этого не видно, но она попала под контроль разума, - пояснил им Вильямс. – Смотрите дальше.
Женщина боролась с чем-то, пытающимся подчинить её, а товарищи что-то ей кричали. Спаратус не понимал их язык, так что мог ориентироваться только на общий тон. В конце концов, ему доводилось служить и воевать вместе с азари, да и турианцы на их месте вряд и вели бы себя иначе. Наверняка они пытаются подбодрить её. Или убеждают сбросить чужой контроль? Без сомнения, турианцы своему сослуживцу кричали бы именно это.
Женщина запнулась, но сумела удержать равновесие, она явно ослабела. Один из людей вскинул винтовку и заговорил быстрее, уже со страхом. Тот, кто снимал всю операцию, поступил иначе, сменив своё оружие на некое незнакомое устройство. По форме оно совсем не походило на пистолет или автомат, слишком уж массивное. Спаратус предположил, что перед ним, должно быть, какой-то шокер или парализатор.
Да, вполне разумная идея.
Если ты сражаешься против врага, который может воздействовать на разум, тогда какой-нибудь шокер окажется крайне полезен. Или лучше вообще встроить его сразу в броню с возможностью включить по команде извне. Да, появилась бы серьёзная уязвимость перед хакерскими атаками, но куда проще усилить защиту оборудования от взлома, чем придумать альтернативный способ противодействия псионике. Во всяком случае о хакерах и взломе им известно куда как больше, чем о контроле разума. Спаратус понял, что он искренне переживает и надеется, что люди всё-таки смогут оглушить и спасти своего товарища.
«Покажите нам, что этот метод работает», - подумал он про себя.
Однако за то время, что оператору понадобилось на смену оружия, женщина успел выпустить из брони на руке какой-то трос. Тот зацепился за одно из деревьев и быстро оттащил её в сторону. Другой человек открыл огонь, пытаясь поразить удаляющуюся цель. Судя по его голосу, он был в панике.
Камера развернулась вместе с человеком, теперь вооруженным шокером.
И в этот момент появился он. Эфириал.
Существо было в металлизированной мантии, похожей на ту, что носит Вильямс, но более зловещего алого оттенка с оранжевой отделкой. Странный шлем полностью скрывал его голову, при этом три его фрагмента парили у лица без какого-то либо физического соединения. Командир пришельцев возник из пылающего леса, однако огонь расступился перед ним, словно испугавшись. Похоже, причиной недавнего взрыва был именно эфириал. Его наряд был слегка потрёпан – даже при том, что это явно не нормальная одежда – а по одной из рук текла струйка тёмной крови. На фоне пожара за спиной это худое четырёхрукое создание выглядело угрожающим и совершенно лишенным страха. Оно даже не пыталось прятаться за укрытием, вместо этого просто встретив поток зелёного огня раскрытой ладонью.
«Оно может отбивать выстрелы?!» - изумлённо подумал Спаратус, покосившись на поглощенных записью Тевос и Соулона. – «Значит, это чудовище… это и есть эфириал?»
Женщина приземлилась на землю рядом с ним, открывая огонь по своим бывшим товарищам, вынужденным прятаться за укрытия. На мгновение камера дёрнулась вместе с движением оператора, и ничего нельзя было разобрать. Затем человек высунулся из-за поваленного дерева и открыл огонь из пистолета. Шокер он отбросил в сторону, как только оказалась вне досягаемости. Сразу два человека сосредоточили огонь на эфириале, игнорируя попавшую под его контроль женщину и пытаясь как можно быстрее уничтожить пришельца.
К радости Спаратуса, эта тварь не могла отклонить всё, что в неё летело. Множество выстрелов отскакивало от странного барьера, порой даже отлетали обратно, заставляя стрелков уклоняться или принимать их на свою броню, но несколько всё-таки достигли цели. Однако эфириал отнёсся к попаданию зарядов плазмы, которые недавно свалили мутона, с полным безразличием.
Тонкая рука показалась из-под мантии и указала в сторону женщины под его управлением.
Тут же её тело затряслось и забилось в судорогах – даже так она пыталась продолжать стрелять в бывших сослуживцев, но заряды просто летели во все стороны. Спаратус наклонился вперёд, пытаясь не упустить ни одной детали. Прямо у него на глазах кожа человека побелела, а рот раскрылся в беззвучном крике. Не было того свечения, которое описывают все свидетели действия псионики, но Спаратус видел, как сами по себе отрываются и сгорают куски её брони и одежды. А затем и само её тело начало дымиться, словно невидимое пламя перекинулось и на него.
После этого она рухнула лицом вперёд, уже мёртвой, а эфириал сделал глубокий вдох, словно тот, кто впервые за долгое время выбрался за город. Он раскинул все четыре руки в стороны, со стороны казалось, что тварь испытывает экстаз. Его рана уже исчезла. Существо полетело вперёд, вытянув руки, в этот момент камера начала трястись. Ветки и обломки начали подниматься с земли вверх. Затем в камеру попала человеческая рука с оружием.
А затем она начала распадаться буквально на глазах.
Видео пошло рябью, на нём было видно, как рука загорелась. Человек закричал, Спаратус уже слышал подобные крики, хотя человеческий голос был ниже, чем у азари. Когда догорела броня и перчатка под ней, показалась голая человеческая рука. Ещё через мгновение кожа покраснела и сползла, затем последовала плоть, последней невидимая сила раскрошила кости, всё это время камера дёргалась всё сильнее и сильней.
Наконец, экран почернел, остались только несколько строк на языке людей. Спаратус мог предположить, что именно там написано. Скорее всего «сигнал потерян», а затем дата и время.
- Пси-поглощение применяется на тех, чья психика уже находится в нестабильном состоянии, - свернув видеофайл, посол Вильямс продолжил свои объяснения, давая им время переварить увиденное. – А теперь представьте, как под его действие попадает многотысячный город. Представьте цивилизацию, где миллионы разумных. Колонии, исчезающие за одну ночь. Дрейфующие в космосе корабли, вся команда которых погибла. У скольких рас в галактике есть легенды о цивилизациях, которые однажды просто исчезли… или все погибли за считанные часы?
- Вы же не хотите сказать, что за все эти трагедии ответственность несёт всего один корабль? – спросила Тевос.
- Нет, - признал Вильямс. – Но за многие из них.
- И какие действия следует предпринять армии для противодействия данному противнику? – поинтересовалась Ориния. Её лицо по-прежнему оставалось непроницаемым, не выдавая никаких эмоций, но взгляд стал жестким, она явно восприняла эту новую угрозу всерьёз. В этом Спаратус был уверен.
- Да, - поддержал он тему. – Что вы предлагаете делать в случае, если этот корабль, Т’летх, атакует нас?
- К сожалению, в этом случае я могу лишь посоветовать вам бежать, - мрачно заметил Вильямс, он выглядел так, будто съел какую-то особенно отвратительную дрянь из меню Соулона. – Вы не готовы противостоять такому врагу. Пока, во всяком случае.
. . .
- Им это явно не понравилось, - со вздохом заметил Вильямс. Со стоном откинувшись в кресле, он протянул руку. Рено быстро подал человеку стакан с виски, преданно дожидаясь его с бутылкой в руках.
- Мы ожидали подобного, - ответил Джек Харпер, паря у изображения Цитадели размерами во всю стену.
Разумеется, между этой стеной и обшивкой было ещё несколько палуб корабля, однако казалось, что он смотрит прямо сквозь них, и с этой точки были видны сразу два из пяти лепестков – часть Закеры и почти весь Китой. Картина была внушительной, все эти здания были построены словно прямо в космосе. Атмосфера в районах Цитадели доходила только метров на тридцать от «земли», поэтому всё, что выше, приходилось строить полностью герметичным. Там же пролегали и воздушные трассы. Тысячи аэрокаров неслись параллельно световым линиям разметки, столько шума и ярких красок в небе над человеческими мирами обычно не встретишь… ведь большая часть перевозок идёт за счёт прямых порталов.
- На какие уступки мы вынуждены будем пойти? – спросил Джек, всё ещё любуясь видом.
- Я согласился разрешить Иерархии присутствовать на нашей стороне Триста четырнадцатого ретранслятора, - ответил Вильямс, отпив виски. – Сам ретранслятор останется закрытым, так что от небольшой их станции много проблем не будет.
- Мы ведь в любом случае собирались им выделить пару квадратных метров.
- Именно.
- Сначала Марс, теперь Шанси…
- На «Выражение» это не похоже – атаковать две цели за короткий промежуток времени, - ответил Вильямс, покачав напиток и кубики льда в стакане. – До этого мы его не видели несколько десятилетий. И тут сразу две атаки? Джек, твоим ребятам из «Цербера» стоит с этим разобраться.
- Поверь мне, - произнёс Харпер, обернувшись к своему начальнику. Одному из них, точнее. – Мы разберемся.
- Тогда эту проблему я отдаю в твои надежные руки. Весь смысл разыгранного по сценарию Первого контакта как раз и состоял в том, чтобы предотвратить подобные катастрофы, - отдав пустой стакан Рено, Вильямс помассировал виски. - Ладно. Делегация Трезубца…
«Прибыла час назад», - пришел мысленный ответ через Рено и пси-сеть корабля. Дальше они продолжили разговор, не прибегая к старомодным словам.
Но даже сменив тему, Вильямс не мог отделаться от мысли, что он упускает что-то в действиях «Выражения ненависти».
Нападение на Марс ошеломило всю Конфедерацию. До того, если не считать единственную попытку вторжения в Солнечную вскоре после войны, Т’летх предпочитал атаковать дальние колонии человечества. Возможно, этот Флагман и являлся самым мощным среди всех, но обычно он старался не искать сложных путей. В конце концов, ему не нужны были сражения сами по себе, Т’летх интересуют ресурсы – кровавая жатва из псиоников и энергии обычных лишенных дара разумных, которая позволяла этих псиоников подчинить и изменить под свои нужды. Скорпионы – так называют людей, поглощенных им.
В каком-то смысле нападение на Шанси как раз было для него «нормальным». Быстрая атака за добычей, разве что с дополнительным прикрытием из рас Цитадели для облегчения задачи. Нападение на Марс шокировало ещё и потому, что совершенно не вписывалось в поведение этого Флагмана. Но с другой стороны, он мог бы найти себе цели куда проще, чем Шанси. Из-за наличия в системе ретранслятора там постоянно дежурил военный флот в полной боеготовности, в том числе и корабли Икс-ком… крупный и опасный флот, который легко не обойти. Почему он не напал на Сирону? На Соломон? На Годдард или Бримстоун? Две последние колонии были населены так же, как и Шанси, но оборона там явно слабее, а Соломон и вовсе прикрывают небольшие силы израильской армии на орбите.
Тогда почему же всё-таки Шанси? Из-за бесполезных протеанских развалин. Но ведь и на Марсе они тоже были…
«А ты что думаешь, Рено?» - мысленно спросил Вильямс, глядя на своего верного слугу.
«Обновление: Научное судно «Левенгук» задерживается в Туманности Змеи», - ответил командир сектоидов, его глаза смотрели на человека без выражения.
«Я имею в виду, что ты думаешь о «Выражении ненависти»? Запрос: Сектоиды (версия Т’летх), общий порядок действий, параметры атаки».
Сектоид замер на секунду, обрабатывая информацию.
«Сектоиды версии Т’Летх. Примитивные. Отвратительные. Воспроизводство запрещено. При встрече – уничтожать», - в красной голове Рено двигались мысли и пси-энергия, пока зависимое от человека существо подбирало ответы. «Т’летх является врагом всех хозяев. Должен быть выведен из строя. С высокой вероятностью его действия усложнят войну с Великим врагом за счёт урона координации и логистике. Единственная цель Т’летх – добавление новых объектов в свой Сон. Нападения будут продолжаться. Хозяева-люди являются богатым источником псионики. Более многочисленные, чем хозяева-эфириалы. Несмотря на все потери и неудачи, в целом корабль увеличил свою мощь из-за плодовитости людей и относительной простоты захвата отдельных жертв. Ожидается умножение псионической мощи Т’летх из-за похищения людей. Нападения продолжатся».
«Где будет следующая цель его атаки?»
«Иден Прайм».
«Иден Прайм. Почему? Под управлением «Адвент» колония прекрасно защищена. После нападения на Марс они даже увеличили свои силы.
«Предположение. Последние атаки были направлены на места с крупными протеанскими руинами: Большой кратер Сидония, Марс; Долина Шимин, Шанси. Эти регионы защищали достаточно крупные силы, хотя присутствовали более удобные альтернативные цели».
«Это могло быть совпадением», - решил Вильямс, откинувшись в кресле и глядя на панораму Цитадели. «Не то чтобы я верил в совпадения. Возможно, стоит ещё раз перепроверить данные по Марсу. Если Т’летх атакует миры с протеанскими руинами, то в пространстве Цитадели целей для него более чем достаточно».

+10

13

Экспедиция 314, последствия, часть 2.

В пространстве системы Мактарэ редко бывало настолько тесно.
Из-за непрекращающихся действий повстанцев на Таэтрусе Иерархии всегда приходилось держать здесь дополнительные силы флота. А сейчас, когда полным ходом продвигался Первый контакт с высокоразвитой межзвёздной расой, Иерархия вынуждена была отправлять сюда всё новые военные и гражданские суда на усиление. Конечно, полная флотская группировка – это было бы уже чересчур, и тянуло бы на военную провокацию, поэтому такие силы пришлось оставить у ближайшего ретранслятора на расстоянии одного прыжка. Однако и в самой  системе Мактарэ прибавилось две новые флотилии, осуществляющие патрулирование, дабы пресечь любые попытки пиратов или террористов помешать проведению Контакта.
Разумеется, командование всем этим бардаком поручили Десоласу Артериусу, хотя патрули и числились независимыми соединениями в составе флота. Люди пока что выставили всего несколько своих кораблей, разместив их рядом с ретранслятором. Как и Иерархия, мохнатые азари, вероятно, хотели продемонстрировать готовность сотрудничать, но при этом не выглядеть угрожающе. После отбытия НМО-1 «Васко да Гама», на орбитах у ретранслятора 314 остались три судна, появившихся неизвестно откуда. НМО-2 «Оказаки», НМО-3 «Френсис Дрейк» и НМО-4 «Эрнест Генри Шеклтон» - все они выглядели практически одинаково – длинные и имеющие приблизительно цилиндрическую форму, как и «Васко да Гама». Однако согласно переданной людьми информации о кодах распознавания, корабли всё-таки относились к разным классам: НМО-2 являлся научным судном, а два других оказались дальними разведчиками.
Однако после того, как люди заняли намеченные орбиты, коммуникация между ними практически сошла на нет. Иерархия уже много раз пыталась перехватить переговоры между их кораблями, однако ничего добиться так и не удалось. Так же люди не стремились к общению ни с одним из всё пребывающих в систему Триста четырнадцатого ретранслятора судов. Единственные сообщения, которые от них за это время приходили, это повторные предупреждения о недопустимости попыток воспользоваться ретранслятором, поскольку его выход перенаправлен в небезопасную сторону.
Шли дни, Десолас уже начал привыкать к этой службе, во время которой ничего не происходит, и тем удивительнее было увидеть пришедшее распоряжение от Примарха и Совета, предписывающее ему отправиться на территорию людей. Судя по поступившей информации, следовавшая к Араксис экспедиция была уничтожена неизвестным противником после входа в систему по ту сторону от Триста четырнадцатого. Впрочем, тут же была информация, что Сарену удалось выжить, как и ещё нескольким разумным, и именно для того, чтобы забрать их у людей, командование туда Десоласа и отправляет. Всё это для него оказалось неожиданностью. Какой бы враг не устроил засаду на экспедицию, он явно был очень силён – пускай «Бесстрашный» и считался уже устаревшим линкором, но всё равно вполне боеспособным и с умелым экипажем. Произошедшее было немалой трагедией для Иерархии, но в душе Десолас был рад, что хотя бы Сарен сумел остаться в живых… уж неизвестно, как ему это удалось.
После всех приготовлений Десолас отправился на встречу из орбитального дока у Таэтруса. Люди согласились принять один челнок… однако не через ретранслятор. Что более чем странно. Возможно, они собираются использовать иной способ сверхсветовых перемещений, либо челнок примут в ангар корабля людей, и потом довезут до нужного места? Десоласу не сообщили таких подробностей, потому что этого не знали и в Совете. Но это не так уж и важно – в любом случае, их челнок попадёт в неизвестную систему, а значит, такую возможность никак нельзя упускать. В результате подготовка транспорта немного затянулась, пока челнок забивали под крышу всеми возможными и невозможными датчиками и сенсорами. К сожалению, размер принимаемого корабля люди тоже обговорили заранее, потому пришлось укладываться в ограниченные объёмы.
Однако отведенных на подготовку двух дней более чем хватило.
Переоборудованный ТА-67 «Хиппет» в результате стал внутри теснее, чем Десоласу бы хотелось, но все усилия того стоили. Один из трёх имеющихся отсеков челнока (это считая кабину пилота) в итоге был целиком отдан под сканирующее оборудование. Таким образом для размещения экипажа оставалось всего одна каюта, притом, что совершенно неизвестно сколько продлится их полёт. Конечно, ожидалось, что при крайней необходимости можно будет воспользоваться гостеприимством людей и разместиться где-то на их корабле, однако Десолас учитывал, что пока совершенно неизвестно, каким именно способом их доставят в систему Араксис (Шанси), и будет ли там вообще задействован их корабль.
Тевос предполагала, что они их отправят на борту своего звездолёта с помощью обычных сверхсветовых двигателей, и уйдёт на это около недели. Советник Соулон больше надеялся на то, что люди всё-таки продемонстрируют свои собственные технологии сверхсветового перемещения, не использующие эффект массы. Со времён знаменитой загадки Фи Клио многие строили предположения об альтернативных способах перемещения быстрее света, однако на практике ни одного из них пока разработано не было. Цитадель сейчас отчаянно нуждается в дополнительной информации – больше, чем в чём-либо ином. Однако сейчас всё, что касалось людей, для них было покрыто ночным мраком, и если верить догадкам советников, ночь эта темна и полна ужасов.
Все стены свободного отсека челнока были увешены экранами. Здесь же располагались два оператора сенсоров, которые будут во время перелёта собирать все доступные данные о людях. Рдом с ними стоял и Десолас, наблюдая, как приближается человеческий корабль.
Суда Конфедерации казались маленькими на фоне ретранслятора, однако впечатление это было обманчиво. По классификации Цитадели все они числились где-то между крейсером и линкором. Некоторые уже называли их «карманными линкорами», другие – «тяжёлыми крейсерами». Однако из того, что Десолас, успел узнать, люди пользовались иной классификацией боевых кораблей, отличной от принятой в пространстве Цитадели и основанной на теоретических сведениях о протеанских судах. Люди же, судя по всему, сделали упор на массовом выпуске кораблей одного тоннажа.
- Нам к этому, - предположил Десолас, и через пару секунд компьютер подтвердил его догадку. Им предписывалось следовать именно туда, к НМО-2 «Оказаки».
Люди называли его научным судном. Даже когда челнок приблизился, разглядеть детали его устройство оказалось непросто из-за скрывающего обводы Покрова. Под ним сложно было разглядеть отдельные детали даже вблизи, не только при дальнем сканировании.
- Получено подтверждение с «Оказаки», - объявил один из техников. – Говорят, что готовы принять нас. Предписывается залететь внутрь корабля.
- Там ангар наверное полкорабля занимает, - сделал вывод Десолас. ТА-67 крупнее, чем, например, обычный штурмовик. Обычно их размещают на линкорах, но турианский линкор шире человеческого корабля, а значит и ангар для челноков у него больше.
Они наблюдали, как обшивка человеческого судна разошлась, открывая что-то вроде дока. Проём расширился, оставляя им достаточно места, чтобы пройти внутрь, однако из-за искажающего Покрова разглядеть что-то внутри было невозможно. Всё это напоминало не столько обычный ангар, сколько тёмную пасть, если сравнить раскрывшуюся обшивку корабля с нижней челюстью…
- Показания? – спросил, уже начиная о чём-то догадываться.
- Совершенно ничего, генерал, - ответила турианка-оператор, обеспокоенно посмотрев на него. – Словно мы чёрную дыру сканируем. Никаких отраженных сигналов.
- Сообщение с «Оказаки». Нам следует двигаться внутрь.
- Значит, летим внутрь, - согласился Десолас, встав прямо и напрягшись. – Пилоты, вы слышали приказ. Продолжать движение.
Два пилота находились в кабине, за переборкой, но они услышали его и чётко исполнили приказ, как и положено солдатам Иерархии. Турианский челнок медленно приблизился к зияющей пасти «Оказаки»… и к пугающей темноте внутри. Даже с такого близкого расстоянии они не могла разглядеть ангар внутри, только чёрную пустоту перед собой. Если бы не голографические линии, спроецированные людьми и указывающие курс внутрь, Десолас бы предположил, что это какая-то странная ловушка. Их же сейчас не размажет о внутреннюю переборку, специально для этого затенённую?
Челнок вошел в пустоту. И уже спустя пару секунд вышел снаружи.
Перед ними открывалась пустота со звёздами! И корабли в космосе. Человеческие коарбли!
- Всех духов ради, что сейчас вообще произошло?! – рявкнул в установившейся тишине Десолас.
- Неизвестные объекты!
- Вычисляю координаты в пространстве по видимым звёздам…
- Позади нас корабль!
Десолас обернулся к другому экрану, который показывал картинку с кормы челнока. Позади находился ещё один человеческий корабль с такой же распахнутой «пастью», как у «Оказаки». Несколько секунд он числился неопознанным, прежде чем пришёл ответ, и ему автоматически был присвоен позывной НМО-14 «Блез Паскаль».
Они что, только что влетели внутрь одного корабля и вылетели из другого?
- Подтверждение от навигационной системы! Мы в системе Араксис! Человеческое название – Шанси.
- Подтверждаю обнаружение рядом… тридцати шести судов класса «тяжёлый крейсер»! А так же наличие двух ретрансляторов!
- Покажи мне!
Десолас впервые взглянул на ту самую загадочную систему Шанси, расположенную по другую сторону ретранслятора 314: оранжевая звезда, четыре твёрдых планеты, два газовых гиганта, у одного из которых намного больше спутников, чем у другого, а ещё тут оказалась целая куча звездолётов. Два масс-ретранслятора, обозначенные как Шанси-Тэта и Шанси-Гамма, в данный момент располагались очень близко к самому крупному газовому гиганту на дальней орбите, названному Тайханшань. А это значит, что люди не блефовали.
Они и в самом деле перенаправили свои ретрансляторы!..
И если кто-то в системе Мактарэ всё-таки попытается пройти через Триста четырнадцатый, то окажется прямо в ядре газового гиганта. Причём не один, а оба сразу находились в таком положении. А это означает, что перед ними не препятствие, предназначенное помешать именно расам Цитадели. Люди и впрямь совершенно не собираются ими пользоваться. Однако если верить дальней телеметрии, на ретрансляторах было закреплено какое-то оборудование… возможно, с его помощью их и двигали. А значит при необходимости можно будет развернуть их и обратно.
Однако сейчас его куда больше волновали корабли. Похоже, их встречал даже не один флот людей, а сразу два. Коды распознавания и позывные, поступившие с них, быстро появились на экране. Половина из них, кажется, принадлежали силам местной обороны, если судить по единой номенклатуре, а вторую половину составляли корабли из разных группировок. Десолас уже слышал об этом, что отдельные планеты и «нации» человеческой Конфедерации имеют свои собственные вооруженные силы и космические флоты. В Иерархию подобной децентрализации, неизбежно приводящей к хаосу, никогда бы не допустили.
Однако суммарный тоннаж присутствующих кораблей производил впечатление. Хотя ни один из них не мог сравниться размерами с турианским линкором, но их тут было очень много. Если сравнивать, Десолас бы сказал, что собранные тут силы сопоставимые с двумя турианскими флотами, если не больше. И не стоит забывать ещё об одном.
Десолас вновь посмотрел на вид с кормы, на судно «Блез Паскаль».
«Вошли там, вышли здесь, так получается?» - подумал он. Они прошли через какой-то… портал на «Оказаки», а потом вышли из такого же портала «Паскаля». Десолас пытался просчитать все варианты и возможности. Если люди могут открывать подобные звёздные врата между двумя точками, удалёнными на множество световых лет, тогда их корабли должны быть куда лучше адаптированы для космоса. Что сразу приходит в голову, это корабль, способный запускать множество боевых дронов… которые даже не хранятся у него борту! Вместо этого их можно хранить где угодно, например, на планете, далеко в тылу, а потом просто через портал доставлять на корабль. Поврежденных можно так же отсылать обратно на ремонт. Не требуется ни огромного ангара, ни большой обслуживающей команды! Солдат можно десантировать с дальних баз прямо на поверхность планет через порталы на приземлившихся кораблях. Вся мудрёная логистика крайне упрощается и практически становится ненужной.
Они обязаны заполучить эту технологию.
Есть ли ограничения по дальности? Размеру корабля? Эти суда смогли держать портал достаточно большой, чтобы пропустить челнок. Очень ли много нужно энергии, чтобы держать портал открытым? Можно ли их как-то заглушить или сбить настройку? Работают они в одну сторону или сразу в обе? Устанавливается перманентная связь лишь между двумя определенными кораблями, или любой может подключиться к любому? Располагают ли люди вратами куда больших размеров, чтобы так же, как и этот челнок, перемещать в космосе целые флотилии?
- Нам указывают курс к планете, генерал.
- Да. Да… разумеется, - отвлеченно ответил Десолас. Он сцепил руки за спиной и попытался вновь принять безразличный вид. – Следуйте ему. Пора забрать наших домой.
Человеческий флот не мешал им, и вскоре челнок приблизился к планете Шанси.
Это был красно-оранжевый засушливый мир с горячим экватором. С орбиты можно было разглядеть всего несколько озёр, а рек и того меньше. Будь этот мир право-аминокислотным, он считался бы турианцами идеальным для колонизации. А люди, кажется, ещё не успели заселить больших территорий. Если судить по данным сенсоров челнока, на всей планете оказалось всего семь крупных поселений, и только два из них были достаточно велики, чтобы там могли проживать хотя бы больше пятидесяти тысяч жителей.
Люди не строили здесь высоких тонких башен в духе азари, на взгляд Десоласа их города больше походили на саларианские. Широкое приземистое основание служило фундаментом для нескольких крупных жилых комплексов, куда более ярких и покрытых зеленью, чем окружающая планета, а вокруг них, словно подлесок, поднимались во множестве здания поменьше. Однако, как и азари люди во множестве разбивали в городах парки и яркие открытые площадки. Улицы и воздушные трассы были очень широкими, но по меркам Палавена казались практически пустыми.
- Довольно приятная планета, чистый и разумно построенный город, - негромко оценил Десолас, просматривая идущие с сенсоров данные. – Если бы они принимали к себе чужих, наши колонисты могли бы здесь выращивать право-аминокисолтные культуры в замкнутых биосферах…
И, конечно же, не стоит забывать о протеанских артефактах.
Крупных древних городов, как на Феросе или Теруме, здесь не наблюдалось. Так же с орбиты не удалось засечь каких-либо мест, где ведутся археологические раскопки. Однако у Десоласа имелись данные, которые указывали, что на Араксис похоронено нечто древнее… Хотя, теперь уже стоит говорить «На Шанси». Что-то, связанное с древними руинами Палавена. Разыскать эти секреты Десолас пытался уже давно, и вот он уже здесь… только до них ему не добраться.
Время. Теперь потребуется ещё больше времени.
Мысль о том, чтобы драться с людьми за Шанси, он уже отбросил как идиотскую. Ни один протеанский артефакт не может стоить тех потерь, которые Иерархия понесёт в такой войне. Не говоря уж о том, что у них просто не хватит кораблей сброса статики, чтобы довести до Шанси флот достаточно крупный для противостояния всем этим человеческим судам. Нет, это совершенно исключено, а значит за реликвии придётся торговаться. Ну, это ещё не конец света. Не то чтобы у турианцев совсем никаких представлений о торговле и коммерции нет. А если эти артефакты и впрямь как-то связаны с руинами на Палавене, то ведь люди тоже захотят узнать, что всё это может означать – любой бы на их месте захотел. Просто на это потребуется время.
Вскоре их челнок направили к другому человеческому линкору, стоящему на якоре в небольшом озере рядом с другим городом. Этому, кажется, досталось сильнее, чем поселению, которое они рассматривали раньше. Что-то мощное ударило по поверхности планеты рядом с ним, не слабее ядерного взрыва. Некоторые районы были разрушены и засыпаны обломками, но тысячи маленьких дронов усердно трудились, разгребая руины. Большая башня с выдвинутыми из неё руками прямо на месте создавала новые дома и восстанавливала поврежденные здания.
Челнок приземлился прямо на корпус человеческого линкора, и вскоре они увидели выживших из Экспедиции 314. Всего их было семь.
Десолас вышел наружу первым, за ним следовали один охранник и медик. Изможденные разумные отдали честь при виде его знаков различия, но устало. Неподалёку в воздухе парили два человека в своих таинственных мантиях, их сопровождали два огромных громилы в красной броне и два змееподобных инопланетянина. Последние весьма напоминали азари, не считая вытянутой головы и тела, заканчивающегося длинным хвостом вместо ног. Их раздвоенные языки постоянно пробовали воздух, а на явившихся гостей они смотрели с мрачным любопытством.
Ещё один человек не подлетел, а всё-таки подошел ближе. Из-под складок мантии появилась его рука – приветственный жест, о нём Десоласу уже сообщили. Рукопожатие, затем короткое воинское приветствие – в этом плане их с людьми традиции оказались похожи. При ближайшем рассмотрении и сам человек тоже оказался весьма немалых размеров, с широкими плечами и жутким шрамом на лице. Десолас даже подумал про себя, как бы, интересно, выглядела драка этого существа против крогана.
- Генерал Артериус, - низким голосом произнёс человек. – Коммандер Чжан, Колониальные Силы Обороны Шанси.
- Коммандер, - ответил Десолас, обмениваясь с чужим рукопожатием. Судя по данным с Цитадели, система званий у людей отличалась от турианской. В Иерархии «коммандером» называют офицера среднего ранга, а у них это звание близко к генеральскому. На самом деле, на родном языке Десолас и обратился к нему, как к генералу, переводчик же превратил это звание в «Коммандера».
- Вам подчиняются войска в этой системе? – спросил он, бросив взгляд на небо.
- Да, но только колониальные, - хмыкнув, ответил Чжан. – Контингетом Икс-ком распоряжается Коммандер Хинд.
- А что насчёт обломков нашей флотилии?..
- Боюсь, пока что вокруг них установлен карантин.
- Это настолько необходимо?
- Абсолютно, генерал, - человек по имени Чжан ответил сразу, как говорят азари, и глазом не моргнув. – Или вы хотите привести «Выражение ненависти» к одной из ваших станций или планет?
А может, идея и неплохая. Устроить ловушку, заманить его туда. Но…
- Нет, конечно нет, - произнёс Десолас, и затем посмотрел на уцелевших. – Похоже, они себя вполне неплохо чувствуют. А как быть с оставшимися четырьмя?
- Один из них в критическом состоянии, - ответил Чжан. Ещё одна рука, на этот раз металлическая, появилась из-под его мантии, чтобы погладить шерсть на его подбородке. Вроде бы и ничего особенного, если не считать, что она появилась с той же стороны, что и живая рука человека. А значит всего их у него четыре, по две с каждой стороны. – Ещё трое – в тяжелом состоянии, психически. Мы сделаем для них всё, что сможем, но вернуть их вам сможем не раньше, чем через месяц.
- Очень великодушно с вашей стороны, коммандер, - пока он пытался не пялиться на механическую конечность, турианца посетила мысль: - Ваши потери были так же велики, как и наши?
- Около сотни, - мрачно ответил Чжан, его обезображенное шрамом лицо стало ещё страшнее. – Но всё сложилось бы куда хуже, если бы не ваш Спектр.
- Ясно, - Десолас постарался произнести это бесстрастно, но его лицевые щитки всё равно дёрнулись, обозначая в слабую улыбку.
- Попутного ветра в обратном пути, генерал, - пожелал человек, на мгновение опустив глаза.
- Храни вас Духи, коммандер, - ответил Десолас, повторив его жест.
Они разошлись, человек через несколько шагов взлетел, присоединившись к своим товарищам в воздухе. Затем выжившие в экспедиции, сохраняя всё возможное достоинство, медленно поднялись на борт челнока. Люди их обеспечили чистой одеждой в виде просторных комбинезонов и сумками для личных вещей. Не похоже, чтобы с кем-то из них тут плохо обращались, двое даже посмотрели перед уходом на людей и выразили уважением кивком или воинским салютом.
Особое внимание Десолас обратил на брата. Отдав честь, Сарен со спокойным и профессиональным видом поднялся на челнок, но Десолас по глазам видел, что его что-то тревожит. И он обязан выяснить – что именно, до того, как он и все выжившие предстанут перед Советом Цитадели.
Уже на борту Десолас объяснил всем им дальнейшую судьбу. Сначала всех отправят на Цитадель для осмотра и разбора полётов. Потом они (само собой, за исключением Спектра) вернуться в Иерархию, где их вновь ждёт осмотр и расспросы, и это не считая короткой беседы, которая состоится на Таэтрусе. В конце концов, все они числятся на службе у Иерархии.
- Генерал… - произнёс с характерным шипением волус, когда Десолас закончил, - …я бы хотел поговорить с нашим послом, когда мы прибудем на Цитадель, - ещё один хрип. – Если мне это разрешено.
- И я – с нашим, - добавил бути, его глаза были красными от недосыпания.
- У вас есть на это право, - согласился Десолас. И волусы, и бути числились клиентскими расами Иерархии, но у них имелись свои представители на Цитадели. – А пока что пристегнитесь, думаю, мы вернёмся домой быстрее, чем вы могли бы ожидать.
Не слишком торопясь, челнок покинул Шанси, пытаясь попутно собрать как можно больше различных данных. Их уже ожидал «Блез Паскаль», в той же самой точке, что и при прибытии сюда. На их появление человеческий корабль никак не отреагировал – ни передачи, ни движения. Ограничился лишь иллюминацией, светящиеся линии на корпусе указывали им направление, переливаясь, словно на боках каких-то экзотических люминесцентных рыб. Выглядело это очень странно.
Азари и Совет сообщали, что люди способны общаться друг с другом мысленно – по слухам, что-то подобное могли делать рахни в давние времена. Может, и между кораблями они передавали сообщения так же? Может, сейчас эфир вокруг заполнен множеством разговоров и передач, но их техника просто не способна их перехватить и расшифровать. ГОР и остальных параноиков это всё точно не обрадует.
- Врата, - прошептал Сарен, стоя рядом с Десоласом у экранов сенсоров.
- Тебе уже знакома эта технология? – спросил тот с надеждой в голосе, которую не смог скрыть.
- Да, - Сарен прикрыл глаза. – Доводилось видеть.
. . .

Штаб Таэтруса.

Личные апартаменты Десоласа выглядели роскошно. Сводный брат Сарена считал себя не только археологом-любителем, но и вообще культурным и образованным турианцем, а потому отличался любовью к различным инопланетным сувенирам и безделушкам. Сходу Спектр заметил бюст из бело-розового мрамора азарийской работы, три редких кроганских гобелена с Тучанки, набор древнего огнестрельного оружия под стеклом, кусок дерева неизвестного происхождения, но несомненно ценный, пару старинных турианских сабель и украшенную батарианскую курильницу. Всю южную стену занимал позолоченный шкаф из натурального, доставленного с какого-то мира-сада, заполненный настоящими напечатанными на бумаге книгами. На вид шкаф был сделан и украшен резьбой вручную – должно быть, азарийская работа. Всё это выглядело весьма внушительно, и чего-то подобного Сарен от своего старшего брата и ожидал.
- Присядь, Сарен, расслабься. Судя по тому, что я знаю, тебе там через многое пришлось пройти, - произнёс Десолас, указывая на мягкое кресло из металла и сплетенной лозы. Подойдя ближе, Спектр увидел, что и кресло тоже украшено тонкой резьбой. Опять азарийская работа, и сомнений быть не может.
- Похоже, брат, что всё-таки новые соседи тебе понравятся, - отметил Сарен, занимая предложенное кресло. Он и впрямь сильно устал, да и отказываться было бы невежливо.
- А? – Десолас вернулся с графином, который извлек из ящика своего роскошного шкафа.
- Вкусы у людей похожи на твои, - пояснил Спектр, вежливым жестом отказываясь от выпивки. Тут ничего неучтивого Десолас не увидел – он знал, что Сарен прохладно относится к алкоголю, хоть на службе, хоть нет. Он полагал, что брат просто не умеет развлекаться. Сарен считал, что это мешало бы исполнять ему свой долг.
- Когда я очнулся после побега с флотилии, то оказался не в лазарете, а в саду, - фыркнув, поделился Сарен. – По словам людей, подобная среда оказывает терапевтический эффект.
- Ну да, они же не знали, что тебе кроме тира никаких развлечений и не надо, - пошутил Десолас, садясь напротив и вынимая пробку графина. Пояснил, постукивая по ней когтями: - К слову, это и не алкоголь. Сироп из корня рэй.
- Тогда не откажусь, - ответил Сарен, протягивая ладонь.
Десолас наполнил и передал ему стакан. Затем налил и себе, спросил, глядя на напиток:
- Скажи честно, брат, всё и впрямь было так ужасно, как они рассказывают?
Сарен поднёс стакан к мандибулам и осторожно отпил. На Палавене напитки из корней рэй стоили дешево, ведь их делают из горьких клубней растения, которые всё равно ни на что больше не годны. Бесхитростный напиток для бесхитростных турианцев – рабочих, солдат, простых парней. Сарену он нравился, так что он ненадолго прикрыл глаза, смакуя вкус. И только потом ответил:
- Во время обучения я два месяца провёл на Тучанке в руинах Аракти. Ворка нападали каждую ночь, а когда они убегали, то за их трупами являлись падальщики. Тамошние вожди кроганов носят ожерелья из высушенных турианских пластин. Все они знали, что там находится Спектр, и все они считали, что это возможность для хорошей драки. Я бывал на разных операциях, порой очень сложных и опасных… но ничего настолько ужасного я не видел до этого, брат. Ничего из моего прежнего опыта даже близко не сравнится.
Поглаживая большим пальцем одну из мандибул, Сарен медленно сделал вдох и продолжил:
- Десолас, там по коридорам ходили живые мертвецы. Их превратили в марионетки из мяса и костей. В первую ночь, когда безумие распространилось по эскадре, никто, имеющий хоть какое-то чутье на опасность, не сумел бы заснуть. На тебя мог набросится кто угодно. Я сам убил двух турианцев… первого я задушил после того, как он прыгнул мне на спину, другая попыталась в темноте зарезать меня осколком тарелки вместо ножа. Я закрыл перед ней дверь, а она билась в неё, крича и проклиная всех Духов. За следующие двое суток я ни разу не сомкнул глаз, просто потому что ни на мгновение не чувствовал себя в безопасности, - медленно подняв взгляд на Десоласа, Сарен увидел, что тот его просто не понимает. Он сказал просто: - Ты бы погиб в первую же ночь, брат. Поддался бы жалости, пожалел какого-то несчастного, а он бы тебе прирезал, едва ты повернешься спиной. Все слишком добрые и слишком доверчивые не пережили первого дня. И ты точно не хочешь знать, что там творилось двое суток спустя.
Десолас сделал большой глоток, закашлялся, но попытался скрыть, что ему не по себе.
- В отчётах упоминается некое существо…
- Пожиратель духов, - спокойно ответил Сарен. - Оно поднимало мёртвых и бросало их против нас… а ещё оно пожирало наших заживо. Другие твари могли свести тебя с ума, подчинить себе, даже не убивая. И процесс сам по себе выглядит довольно неприглядно. Те, у кого сила воли была чуть получше, сопротивлялись и кричали, даже когда их тела уже не подчинялись им. Поверь мне, словами не описать ужасы, которых я там насмотрелся… и насколько я понимаю, даже это – лишь верхушка айсберга. Больше всего мне жаль тех бедняг, которых отправили на борт этого проклятого Духами корабля.
- Понимаю. Да, я тебя понимаю, - наконец, ответил Десолас после долгого молчания. Он отвлёкся, чтобы снова наполнить свой стакан. – Ты не хуже меня понимаешь, что это очень тревожные новости. Примарх обеспокоена. Совет обеспокоен.
- Да уж, им хватит поводов для беспокойства, - согласился Сарен. – У нас нет никакой защиты от подобных угроз. Можешь себе представить, сколько миллиардов погибнет, если этот корабль окажется у Палавена? Даже если он просто войдёт в систему и не станет ничего больше делать?
Сарен вздохнул, глядя на мрачное лицо брата. Предположил, немного подумав:
- Может, я и преувеличиваю. Безумие не действует сразу, нужно хотя бы несколько часов. Эта тварь успеет спокойно посмотреть пару серий «Флота и флотилии», пока сводит с ума население планеты.
- Мой брат научился шутить, - мрачно хохотнув, Десолас сделал ещё один глоток и продолжил: - В любом случае, нам придётся что-то с этим делать... подготовиться получше… и попытаться мыслить вне шаблонов. Возможно, данные протеан что-нибудь нам подскажут. Учитывая ключ, который люди нам подарили, надежда на это есть.
- Ключ? – переспросил Сарен, вдруг заинтересовавшись. Он явно ещё не слышал об этой новости. – Какой ещё ключ?
- Уверен, тебе это ещё много раз всё перескажут, - пообещал Десолас. – В честь Первого контакта люди подарили нам ключ к протеанскому языку – его словарь, алфавит, правила и так далее. До сих пор трудно в это поверить! Я думаю, что они просто сами не осознают всей его ценности… если сравнивать количество протеанских реликвий, то у нас их в десять, двадцать, да может быть даже в сто раз больше, чем у них! Какими бы они там высокоразвитыми ни были. Очень щедрый подарок к Контакту, что тут скажешь! Даже и понятия не имею, что Совет может дать им взамен. Новые миры, наверное. Например, тот в Туманности Змеи, который у них был зарезервирован. А может и…
Сарен предпочел промолчать, не строя предположений, но и не споря. Просто пил свой сироп и пытался не уходить в раздумья слишком глубоко. Протеанский словарь! Сколько возможностей теперь для них открывается! Если учесть, что на один общеизвестный протеанский артефакт где-нибудь в музее приходится два, хранящихся в секрете в частной коллекции, у какого-нибудь богача или даже корпорации, а ещё есть те, которыми тайно владеют правительства, пираты, наёмники, и это не говоря про чёрный рынок…
- Я вот о чём ещё хотел тебя спросить. Совет упоминал, что ты встретил оперативника людей, внедрённого на наш флот, - произнёс Десолас, не зная о его мыслях. – Скажи, есть идеи, как она попала к вам на борт? Через их порталы? «Врата» или как ты их называл?
- Сомневаюсь, - Сарен покачал головой.
- Тогда как?
Тила.
- Не хочу строить догадок, - Сарен предпочёл уйти от ответа. – Что я тебе мог сказать – мы были знакомы совсем недолго, но она успела заслужить моё уважение. Мы смогли спастись оттуда только благодаря ей, она отдала свою жизнь, чтобы спасти всех. Будь у нас хотя бы полдюжины таких Спектров, как она, и мы бы взяли под контроль Терминус за одно поколение.
Десолас откинулся в кресле и изумлённо произнёс:
- Поверить не могу, что ты способен кем-то так восхищаться.
Сарен стиснул в кулаке стакан, но быстро взял себя в руки.
- Нам пора заканчивать с этими играми, - произнёс Сарен, внимательно глядя на брата. – Времена сытого спокойствия закончились. На этом корабле я впервые очнулся ото сна, и я больше не собираюсь погружаться в этот сон снова.
Десолас долго ничего не говорил. Братья просто сидели в тишине в генеральских апартаментах. В конце концов, когда эта неловкая пауза слишком затянулась, Десолас спросил:
- Эти люди, мы сможем с ними сотрудничать? Можем им доверять?
- Работать вместе с ними будет нетрудно, - мрачно ответил Сарен, отставляя в сторону пустой стакан. Продолжил, глядя в пол: - Но доверять не стоит никому, брат. Нас ожидают ужасные времена. Когда мы решили заглянуть за Триста четырнадцатый ретранслятор, то сами открыли дверь во тьму. Я чувствовал это. До сих пор чувствую. У себя под пластинами… под кожей. Как оно шевелится. Мы не должны доверять даже своим. Нам нужно стать сильнее… чтобы даже если мы погибнем, то наша смерть не была напрасной.
- Сарен… - начал Десолас, словно пытаясь ему возразить.
- Прости, брат, - Спектр погладил край стакана, показывая, что с него хватит и ему пора. – Мне нужно подготовиться к визиту на Цитадель. Спасибо, что пригласил выпить.
- Ты ведь понимаешь, что из тебя хотя сделать героя, Сарен? – спросил Десолас, уже глядя ему в спину. – Ещё бы, Спектр, который спас Первый контакт. Солдат, который пожертвовал своим флотом ради мира в галактике. Ну и всё такое…
«Всё, как она и предсказывала. Человек, и за это ты решила отдать свою жизнь? За этот фарс?»
Сарен ненадолго остановился у дверей.
- Я стану кем угодно ради Цитадели, - произнёс он негромко. – Но я не герой, Десолас. Никогда не называй меня так.
Он ушел, больше не сказав ни слова, оставляя брата наедине с его комфортом, его выпивкой, его собственным флотом. Эту войну одними кораблями уже не выиграть. Против таких угроз, как «Выражение ненависти», этого недостаточно. В Совете не дураки сидят, и они тоже это скоро поймут, но их амбиции и стремления ограничены. Да, они читали отчёты, но никто из них не видел своими глазами все те ужасы из самых тёмных углов галактики, которые видел Спектр. Они не поймут, возможно, за исключением Соулона, но тот уже стар и долго на этой должности не просидит.
«Люди уверены, что Жнецы существуют. Тила верила, что они существуют. И даже если это не так, или они не появятся ещё тысячи лет, эти Флагманы всё равно остаются опаснейшей угрозой. Мы должны быть к ней готовы, - мрачно подумал он, - и нам нужно перестать бояться тех методов, которыми придётся ради этого воспользоваться».
Он шел по коридорам станции, стиснув руку в кулак.
«Этим придётся заняться мне… и таким, как я».

Отредактировано H-marine (29-06-2017 06:11:35)

+9

14

H-marine написал(а):

поручили Дезолсу Артериусу

Десоласу

H-marine написал(а):

основанной на теоретические сведения о протеанских судах.

теоретических сведениях

H-marine написал(а):

кроганских гобелена с Тучанкиa

Тучанки

0

15

что из тебя хотя сделать героя

хотят

0

16

Чет давно ничего не было.
Как там дела?

0

17

в субботу на космобитвах появилась новая глава
http://forums.spacebattles.com/threads/ … t-38628049

0

18

Интерлюдии Человечества, часть 14

- Кризалид-Титан… - едва слышно прошептала Май, наблюдая за разворачивающимся на арене сражением. Чужой был выше девяти метров ростом, к тому же намного крепче и массивнее, чем обычный кризалид – чтобы удерживать пропорционально увеличившийся вес туловища ему требовались намного более мускулистые ноги. Однако при этом он вовсе не был мягким или хрупким: его тело прикрывал сверхтяжелый громоздкий панцирь, по торчащим шипам с треском проскакивали электрические разряды. Май знала, что эта броня на самом деле своеобразная быстро разросшаяся опухоль экзоскелета, которая вскоре убьёт и самого кризалида. Тварь быстро выкопалась из-под земли, готовясь исполнить приказы своих хозяев-сатурнианцев и с помощью эффекта внезапности и своих размеров принести им победу, став их главным оружием.
- А чего ещё ждать от Сатурна? Само собой, они притащат титана.
- Ну да, у них же эмблема – улыбающийся кризалид
- Годзилла бы этим психам больше подошла.
Собравшиеся в зале довольно громко обсуждали происходящее и делились своим мнением, пока на арене слуги двух команд сошлись в жестокой рукопашной. По земле потекла кровь чужих, окрашивая её в синий и медно-красный цвет. Май нахмурилась, глядя как гигантский кризалид разрывает одного из марсианских мутонов напополам. Китай в принципе не использует в бою кризалидов. Эти долбанные твари убили миллионы людей в ту войну самыми жестокими способами. В горах западных провинций до сих пор можно наткнуться на стаю «диких» кризалидов. А вот из мутонов солдаты куда лучше. Конечно, они тоже в своё время убили миллионы, стоит это признать… однако даже без модификаций они куда умнее полуразумных кризалидов, и в своё время все честно сложили оружие. Увы, все мутоны, которых придали её команде для участия в играх ТБА, теперь мертвы... как жаль.
- До сих пор не могу поверить, что подобное существо не нарушает правила и лимит по массе и объёму, - произнёс умник из Англии, стоящий слева от неё. Май покосилась на него, но быстро перевела взгляд обратно на экран. Впрочем, она согласилась:
- Да, выглядит это нелепо. Однако правила нарушены не были.
- Насколько я слышал, - продолжил он, сложив руки на груди, - они заявили на бой только яйцо. А уже тут тварь питалась разросшимся мхом, так же как личинка обычного кризалида вытягивает все питательные вещества из носителя, прежде чем вылупиться.
- Они уже не в первый раз выращивают кайдзю… - Май не хотела использовать японское слово, но что поделать, если оно давно уже вошло в другие языки для обозначения таких существ, - прямо в бою. Меня куда больше занимают эти фальшивые люди, которыми они заманили марсиан в засаду.
- Что это вообще могло быть? – похоже, англичанина тоже интересовал этот вопрос.
Тем временем на экране огромный «кайдзю-лид» продолжал наступление на позиции марсианской команды. Как все учили в школе, кризалиды имеют паразитический способ размножения, для этого им требуется найти и заразить жертву. Внутри личинки быстро поглощают и перерабатывают все питательные вещества хозяина, чтобы успеть до первой линьки. Так они «питаются». Большая часть кризалидов успевают сожрать изнутри одну жертву, прежде чем покинуть тело хозяина, а после их панцирь твердеет и становится непроницаемым. Единственной мотивацией взрослого кризалида является затмевающий всё остальное инстинкт размножения … а потом он просто умирает от голода. Для сравнения, человек может неделями выживать без еды, а вот кризалидов с их гиперактивным метаболизмом хватает максимум на сорок восемь часов… если им только не удастся найти безопасное место и впасть в спячку.
Они напоминают бабочек – безумных паразитических бабочек, чьей броне позавидует лёгкий танк.
Единственным государством, использующим кризалидов, является Сатурнианский Союз. Половина стран Земли до сих пор помнит, насколько тяжело было вычищать их после войны и сколько они принесли бед, Марс же в свою очередь просто официально отказался от их применения в бою. А вот Титан… точнее, Сатурнианский Союз, ничем себя не ограничивал. Они вывели несколько разных подвидов в качестве пушечного мяса, во многих случаях предпочитая использовать их вместо мутонов под командованием одной особи-командира. Кризалиды в том или ином виде составляли основу обширных и разнообразных подразделений биоорганического оружия Титана. И при этом они являлись далеко не самым странным из того, что там можно встретить.
А эти люди-обманки… они были достаточно качественными, чтобы одурачить даже марсианских псиоников.
Во имя «Тени Солнца», как они сумели это проделать?! И если у Сатурна есть в распоряжении такие биотехнологии, что ещё может оказаться у них в запасе?
. . .

Кризалид-Титан как оружие был предназначен одновременно для запугивания и отвлечения противника, и со своими задачами справлялся чертовски хорошо. Пока это чудовище наступало на врага, проламываясь сквозь «небольшие» препятствия вроде деревьев и домов, остальные слуги сатурнианцев использовали его в качестве мобильного укрытия. Среди них был минимум один из фальшивых людей, забравшийся на кризалида и стрелявший по противнику, удерживая оружие одной уцелевшей рукой. Пользуясь эффектом внезапности, всё новые силы Сатурна бросались в бой, пытаясь задавить сопротивление своих давних соперников с бывшей Красной планеты.
В лабораториях Европы(1) Сатурнианский Союз разрабатывал и выращивал новых улучшенных сектоидов – немного более живучих и лучше приспособленных для участия в сражениях в первых рядах. Сопровождаемые несколькими мутонами-берсеркерами, которые должны не подпускать к ним врага в ближний бой, эти доработанные сектоиды работали под управлением своих хозяев-псиоников как отличное армейское оружие. Вместе с крушащим окрестности кайдзю-лидом они сумели заставить марсиан перейти к контролируемому, но поспешному отступлению. Джон вместе с ещё несколькими товарищами уже успел отойти на запасные позиции и приготовить небольшой сюрприз для противника.
Может, у Сатурна и припасено в рукавах несколько тузов, но не только они одни привезли с собой на матч новые игрушки.
. . .

Огромный кризалид отбросил в сторону останки плохого мутона и проломил своим телом стену ближайшего стадиона. Это существо не отличалось склонностью к размышлениям, ему хватало естественных инстинктов и простого разума животного, который аккуратно направляли хозяева-псионики. Но не смотря на эти ограничения, назвать его глупым всё-таки нельзя. Кризалид понимал, что такое оружие, что может причинить ему вред, а что – не может. Слабый зуд инстинкта побуждал его размножаться, заражать жертв, но биологические механизмы ослабляли эти порывы, а контролирующий поведение псионический «поводок» подавлял их, как мешающие делу.
Кроме того, даже он понимал, что для осуществления этого желания ему потребуется жертва своего размера, и что найти такую не получится. Рядом только маленькие живые существа, которых можно лишь протыкать, давить, жрать и уничтожать. Кризалид-Титан понимал, что продолжить свой род ему не удастся. Да и не позволил бы ему никто. Он был создан, чтобы расти, расти, расти, затем служить, и в итоге – умереть. Он погибнет уже очень скоро. Он не питал сожаления по этому поводу, сама эта эмоция была слишком сложной, чтобы не имеющее самосознания существо могло её испытывать. А кризалид был простым, словно сила природы.
Сила природы, которая желает лишь служить хозяину.
Однако он не ожидал, что рядом окажется так много плохих людей-кристаллов. Он чувствовал их, имеющихся зачатков Дара хватало лишь на это, чтобы проще было найти и уничтожить врагов. Они светились вокруг, словно туча мелких мух, которых легко можно раздавить. Те, кому он служит, предполагали, что плохих людей будет только восемь. Почему же их здесь так много? Это…
Это плохо.
Плохие люди-кристаллы были буквально повсюду.
Однако до того как кристаллы смогли напасть на него, вспышка в небе заставила всех посмотреть наверх. И Большого Кризалида в том числе. Высоко в небесах появился корабль, Корабль Хозяев. Кризалид собирался проигнорировать его и продолжить дальше разбивать кристаллы, но через пси-связь он чувствовал, что хозяевам что-то в нём не нравится. Это кораблю здесь не место. Это плохой корабль. Плохой Корабль Хозяев. Его не должно здесь быть. Эти эмоции распространялись по мысленной сети, звуча всё громче, пока не прозвучало имя Плохого Корабля.
Т’летх.
От плохого корабля полетели вниз отдельные куски. Большие куски.
Буквально за секунды части плохого корабля достигли поверхности и врезались в землю. И тут же оттуда полезли новые плохие. Кристаллы, которых он недавно тоже считал плохими, пошли вперёд, чтобы вступить с ними в бой. Кризалид почувствовал приказ хозяев. Тех, которые недавно были плохими, теперь надо считать хорошими. Игнорируя плохих, ставших хорошими, созданное для сражений существо протопало мимо них к новым плохим. У них есть плоть… а значит пришло время рвать и резать. Время убивать. Титанцы сняли со своего чудовища ограничения, велев устроить среди врагов бойню.
. . .

В этот раз Джон Шепард вышел из погружения относительно легко. В отличие от большинства подобных экстренных выходов, созданное для боёв на арене ТБА тело не было уничтожено, и потому сейчас не последовало дезориентации или головокружения. Они отсоединились, как только отдали все приказы слугам, чтобы дальше те справлялись уже без участия людей. Убрав таблицу с результатами матча, он торопливо выпрыгнул из капсулы подавления чувств на решетчатый пол. Надавил на шею, вызывая рвотный рефлекс, чтобы избавиться от остатков раствора для погружения, затем дважды проверил пси-связь со своей командой и с общей марсианской пси-сетью.
В порядке. В порядке. В порядке.
«Всё работает… но сколько это ещё продлится?» - подумал он, чувствуя, как всё больше его товарищей отключаются от капсул. «Это же всеми проклятое «Выражение Ненависти»… Поверить не могу, что оно, в самом деле, оказалось здесь».
Группа 13 и 14 лет марсианской команды игр ТБА уже мысленно «обсуждала» происходящее, экономя время. Все уже видели его. Это и впрямь Т’летх, ошибки быть не может. О нём рассказывают ещё на первом курсе академии, тогда же заставляют запомнить его внешний вид. Шестнадцать километров в длину, вдвое меньше в ширину, и со стороны напоминает прямоугольный кусок городской застройки, поднятый в космос, к тому же он раза в два больше любого Флагмана людей или эфириалов. Тем более что в этот раз он прыгнул практически к самой планете, так что древние шпили и напоминающие храмы постройки на поверхности было видно даже с земли.
«Спящий, должно быть, окончательно рехнулся», - громко прозвучал в общей сети мысленный голос Анники, стоило только ей подключиться. «Мы ведь его разнесём в клочья с такого расстояния. Марс – это же самая защищённая планета во всей галактике».
«Ага, батареи ПВО его снесут прямо с поверхности», - это был голос Николаса Барзда, пси-адепта из академии «Тифон». – «И он рухнет прямо на нас!»
«В данном случае это допустимые потери», - заметила Анника, её тон и мысли были холодными как лёд, даже когда речь шла о возможности собственной смерти. – «Марс – щит Солнечной Системы. Разменять один город на уничтожение Т’летх это выгодная сделка, кто угодно бы на это согласился, не думая. И лучше пусть он упадёт сюда, чем на Сидонию».
«Ладно, хватит болтовни», - мысли Джона прозвучали, заглушив все остальные. - «Сфокусируйтесь. Я связался с командованием… они хотят, чтобы мы охраняли эту зону и постарались обеспечить безопасность остальных команд, насколько это будет возможно. Теперь у меня есть коды доступа к арсеналам на территории комплекса. Сейчас отмечу маршрут к ближайшему посту службы безопасности базы. Анника. Ты мой первый заместитель. Николас. Ты второй. Вы все знаете, что делать».
За этим не последовало колебаний или растерянности, им было не привыкать действовать вместе, словно единый отлаженный механизм.
Они добрались до яруса наблюдательных площадок, где остальные команды пытались разобраться в обстановке через пси-сети или собрать всех своих участников вместе. Джон подал общий ментальный сигнал всем, привлекая внимание. Всего несколько человек в ответ подключились к марсианской пси-сети на гостевых правах.
- Какого чёрта тут творится?! – крикнул один из мальчишек.
- Это что, и правда «Выражение Ненависти»? – спросил другой.
- Оно на самом деле здесь? – какая-то девочка была почти в отчаянии. – Здесь?! Прямо над нами? Именно сейчас?
Раскатистый грохот снаружи прозвучал очень вовремя, потому что он отвлёк всех и позволил Джону влезть.
- Подключитесь к нашей сети, немедленно, - приказал он, повторно давая сигнал-приглашение. Его команда уже успела рассыпаться по залу, пытаясь немного восстановить порядок. – Как вы уже догадались, на Марс напали, и да, это правда Т’летх. Однако нет повода для паники. Наземные батареи очень скоро разнесут его на куски. А значит силам на поверхности, то есть нам, нужно укрыться, а потом просто добить, что долетит.
- Силам на поверхности?
- Господи! Я чувствую его… это и есть пси-присутствие Т’летх?
- Оно огромное!
Далёкий удар ощущался так, словно по зданию попала бомба, однако более за ним ничего не последовало.
- Что это было?!
- Повторяю. Подключитесь к нам, чтобы скоординировать нашу оборону! – Джон очень постарался, чтобы командный голос прозвучал как надо. Ещё несколько минут назад все они были соперниками и противникам в этих играх. А сейчас все они просто люди, а значит, и действовать надо соответствующе. – По одиночке вы все более уязвимы, чем в сети, и я никому из своих не позволю превратиться в Скорпионов. У меня есть приказ – заблаговременно уничтожать любого псионика, если есть риск, что он присоединиться к Спящему.
- Ну да, штатная процедура, понятно, - ответил парень с песочного цвета волосами, вроде из команды САС. - Хорошо. Мы подключаемся.
С того момента, как Джон начал говорить, отдельные люди подключались и отключались от сети, но сейчас вся команда подсоединилась одновременно. Было приятно почувствовать, что у них сильная связь – команда уже организовалась, создала свою сеть, и в общую структуру встроилась без каких-либо проблем. Команда САС под названием «Кровавые корги» уж была боеспособна и готова выступать, им не хватало только вооружения. Сопутствующий информационный пакет включал список их имён и специализаций. В первую очередь Джон подтвердил, что командование новой подгруппой остаётся у капитана Эйгила Хенриксена. Может, и не самый сильный солдат, но как псионик превосходит любого в их команде с отрывом, что удобно для бойца поддержки. Отлично.
Сильный псионик незаменим для формирования общей обороны.
- Мы тоже в деле, - произнесла Май Юнву. Добавила мысленно: - «Давайте, народ. Подключайтесь. И если, суки, из вас хоть один попытается превратиться, то сама завалю!»
Китайская команда так же целиком встроилась в общую иерархию сети. Как Джон и ожидал, власть Май в команде была абсолютной за счёт превосходящей псионической силы, хотя физически в ней раза в два меньше массы, чем в любом из её подчинённых. Одновременно пришла информация об именах и классах, среди прочего Джон запомнил первого и второго заместителей Май – звали их Джи и Хао. Первый был штурмовиком, второй – специалист по тяжелому оружию. Всех остальных в китайской команде он тоже мысленно изучил, и к этому моменту общее число участников составляло тридцать шесть человек.
Помимо перечисленных подключились ещё две команды. Первыми были индонезийцы –командира у них звали Вакил. Ему и его команде оказалось сложнее всех принять тот факт, что они теперь посреди настоящего поля боя, а не просто очень достоверной его имитации. Джон сдержался, чтобы не нахмуриться. В этом же состоит вся суть игр ТБА – это не просто красивое представление, они нужны, чтобы подготовить молодых людей к реальным сражениям, к тому, что придётся воевать, убивать врагов и даже рисковать собственной жизнью. Технологии могут и должны улучшаться, Состав и другие фокусы могут сделать тело крепче, но всё это будет бесполезно, если нет готовности сражаться. Так же как мышцы нуждаются в регулярных тренировках, чтобы сделать их сильнее, так и разум нужно постоянно готовить к войне, пусть и аккуратно, но регулярно: для того, чтобы человек мог быть полноценным членом общества в мирное время, или не испытывающим колебаний солдатом – в военное.
С этой целью и проводятся игры Турнира Боевой Адаптации.
Наконец, Вакил смог организовать свою подгруппу в общей пси-сети. Джон изучил пришедшую от них информацию, и несколько изменил общее мнение о команде. Вакил не являлся их штатным командиром, отсюда и такие сложности. А вот их настоящий капитан, похоже, сейчас оказался практически в коме. Впрочем, от своего заместителя он по псионической силе отличался не слишком заметно, так что это не смертельно. Вакил должен справиться вместо него.
Последней группой в этом зале оказались бразильцы под командованием меднокожей девчонки по имени Патриция Вальенте. Бразилия в этом году возлагала на своих участников большие надежды, и до сих пор в индивидуальных соревнованиях они держались достойно (намного лучше, чем вся команда в групповых). Пси-защита Патриции оказалась непробиваемой, где-то на уровне тренированного взрослого оперативника. Лучше, чем у самого Джона, если уж быть до конца честным с собой, а при пси-связи быть нечестным сложно. Она станет отличным центром обороны для своей или любой другой команды. Он мысленно напомнил себе, что если придётся делить отряд на малые группы, то её надо постараться взять с собой. Кроме того, Джон узнал ещё одного участника их команды с выдающимися способностями. Звали его Антонио Поэта, и он взял золото в состязаниях снайперов среди их возрастной группы.
На всё ушло много времени, почти полминуты, но в итоге сеть всё-таки была организована.
- Следовать за мной. Дальше переходим только на мысленное общение, - приказал Джон,  и уже на ходу начал раздавать указания: - «В приоритете у нас найти другие команды и сопроводить их к убежищам. Так же по возможности оказываем помощь службе безопасности в защите здания и прикрываем нонкомбатантов. Как только появится возможность, я запрошу подкрепления и служебных чужих для поддержки. Загружаю правила проведения операции».
К счастью, до ближайшего холла было совсем недалеко. Там нашлось подходящее широкое окно, сквозь которое было видно марсианское небо. Что-то извне пробило его, вырвав несколько кусков и оплавив прозрачный ударопрочный пластик, заменяющий стекло – всё это чтобы доставить несколько подарков. Джон кивнул, глядя на эту картину, и улыбнулся своим товарищам. По его жесту, продублированному мысленной командой, отряд спустился в опустевший холл, проходя мимо зелёных деревьев и пересекающихся террас в марсианском стиле.
Их целью были три врезавшиеся в пол сферы, точнее икосаэдры, напоминающие по форме маленькие геодезические купола.
При их приближении сферы с писком начали открываться, демонстрируя своё содержимое – оружие, броню и снаряжение, замечательный презент от командования. Доставить всё это сюда оказалось не очень легко, учитывая, что группа находится внутри здания, однако сама по себе быстрая доставка оборудования на поле боя являлась частью доктрины быстрого развёртывания Икс-ком. Практически что угодно можно было упаковать и доставить по требованию бойцов прямо на передний край. Хотя портал для подобной задачи, конечно, предпочтительнее. Однако если это было невозможно или слишком затратно, то обходились подобной доставкой, запуская груз с орбиты или с воздуха с помощью дронов. Некоторые офицеры с особо больной фантазией заказывали сброс груза прямо на передовые вражеские позиции, чтобы уничтожить их ударом, а потом там же вооружиться и пойти дальше. Учитывая, что содержимое защищает небольшой генератор поля, компенсирующего инерцию, подобные сферы запускали с такой скоростью, что удар о землю сравним с попаданием старого-доброго артиллерийского снаряда двадцатого века.
По второй коже Джона прошла волна в такт с его собственным нетерпением, стоило ему достать и надеть разгрузку и бронированную мантию, напоминающую фактурой панцирь моллюска. Его глаза вспыхнули фиолетовым, когда встроенный в неё пси-усилитель включился и соединился с его псионикой. Панцирная броня была разработана ещё в годы Первой Войны с Чужими, во времена его пра-пра-бабушки. Её современная версия считалась лёгкой бронёй, где самой важной частью являлась мантия и пси-усилитель, а упор шел на применение защитных полей. По второй коже прошла волна синего света, сопровождаемая слоем усиленного сплава эфериума, прикрывшего сначала руки, а затем корпус и ноги. Когда броня завершила формирование и подключение ко второй коже, она активировала интерфейс между человеком и ВИ, а так же второй кинетический барьер.
«Всем взять кристаллы изгоев. Если вы сдали управление несколькими сразу, то берите по два», - передал Джон приказ по пси-сети, вынимая два бледно-сиреневых камня и запихивая в карманы брони. Проблема на данный момент была со слугами. У них даже ни одного сектоида нет. Возможно, дальше удастся кого-нибудь найти, но пока это не критично – им поручено не зачистить местность от врага, а всего лишь эвакуировать менее боеспособные команды и гражданских. Вероятнее всего остальные марсианские команды, других возрастных групп, получили точно такие же приказы.
Однако Джон понимал, что и эта задача тоже очень важна. Единственный повод для атаки Т’летх на Марс, если отмести вариант с ударом по Сидонии как заведомо безумный, это похитить людей и добавить в свой Сон. Взрослых он попытается свести с ума и усилиться за счёт их псионики; детей – похитить, чтобы позже превратить в Скорпионов. Допустить этого нельзя. Ведь все дети и подростки, участвующие в играх ТБА, вскоре должны стать элитой следующего поколения Икс-ком и национальных армий.
Т’летх никак не должен получить никого из них.
Однако Джон уже чувствовал присутствие этого жуткого корабля где-то на границе своего сознания, чувствовал присутствие Спящего Эфириала. От них до Флагмана сейчас по прямой километров двести. А значит, все они сейчас находятся в опасной зоне непосредственного влияния «Выражения Ненависти». Разумеется, этого нельзя так оставлять. Хотя он тут в любом случае не задержится. Вокруг каждого марсианского города установлены зенитные батареи, предназначенные для уничтожения даже вражеских Флагманов, и это не говоря про два флота, сейчас висящих на орбите. Т’летх разберут на части в считанные минуты.
Спящий смог добраться до Марса, но здесь он и найдёт свою смерть.
Внезапное ощущение пустоты едва не сбило Джона с ног. Словно у него с плеч свалился огромный груз, и от неожиданности он едва не потерял равновесие. Потребовалось несколько секунд, чтобы понять, что всё дело в Спящем. Он исчез.
«Его уже сбили? Если так, тогда нам…» - начал он, переводя взгляд на большое окно. – «Что?»
Он просто исчез. Т’летх пропал без след.
Осталось лишь несколько сопровождавших его линкоров, которые шли буквально над городом, и потому их не могли сбить огнём с орбиты. Но сам Флагман словно испарился. Он что, уже ушел в прыжок?
«Нет смысла висеть тут под перекрестным обстрелом», - мысленно ответила ему Анника. Подойдя ближе, она указала рукой на сброшенные кораблём шпили, упавшие на землю словно хвойные иглы. Если не считать, что каждый такой шпиль был размером с дом, а некоторые даже торчали из зданий. – «Внутри каждой такой штуки наверняка есть портал на Т’летх. Ему только и требовалось, что сбросить их на нас и уйти».
Джон хмуро кивнул, согласившись с её доводами.
Но это было… ненормально. Т’летх атаковал Новую Джакарту совершенно иным способом. И в записях эфириалов не упоминалось ничего подобного. Такую стратегию использовали впервые, а все эфириалы не любят риска и редко делают ставку на новые методы. Однако Анника права, вторжение ещё не отбито. Всё ещё только начинается… а «Выражение Ненависти» только что посмеялось над всеми их эшелонированными системами обороны, которые изначально и предназначены были для отражения подобных атак.
«Давайте найдём остальные команды!» - мысли Джона эхом разнеслись через пси-сеть. – «И будьте готовы к скорой встрече с противником! Один из этих шпилей врезался прямо в это здание!»
. . .

Отредактировано H-marine (03-09-2017 15:24:04)

+8

19

. . .

Прошло совсем немного времени, прежде чем план операции пошёл псу под хвост.
Массивный андромедон вывалился из-за своего укрытия, когда два нулевых копья пробили его тяжелую броню, так что токсичное содержимое кабины выплеснулось наружу, а управлявшая им тварь буквально взорвалась там внутри. Резервная система попыталась вновь запустить скафандр, но в этот момент в него плечом врезался мутон, сбивая бронекостюм наземь и сходу добивая длинной очередью из плазменного карабина. Бронированный чужой не обращал внимания на пузыри ожогов от расплескавшейся повсюду токсичной дряни, как и на сползающую лоскутами кожу на ногах.
«Туда! Туда!»
Джон старался отдавать короткие мысленные команды, но так чтобы из них лучше были понятны требуемые действия и задачи. Молодые люди под его командованием продвигались вперёд, а слуги шли в авангарде их группы. От тяжелых шагов мехтоида дрожал пол, ускорители плазмы на его руках вели настолько частый огонь, что в воздухе можно было различить ионизированные дорожки там, где проходили заряды. Рядом с ним скользила гадюка в броне цветов Икс-ком, которая резким прыжком укрылась за тлеющим прилавком с едой а затем выстрелила вдоль пола, отрывая ноги несущемуся на них чёрно-красному берсеркеру.
Джон увидел и почувствовал, что рядом с уничтоженным андромедоном недавний мутон схватился с новым противником.
С мутоном в рукопашную дралась тварь, выползшая из тёмных глубин Т’летх… Омар(2). Он был три метра в высоту, хотя сгорбившись казался ниже, Джон раньше видел этих чужих только на записях. Спину его прикрывал толстый тяжелый панцирь, скорее как у мечехвоста, чем как у земного омара. Огромные клешни, усиленные металлом и кибернетикой, или прикрывали тело как щиты, или использовались как смертоносное оружие в рукопашной. Ниже находилась ещё одна пара рук, в которых чужой обычно держал тяжелое оружие, а сегментированное брюхо прикрывало ещё с полдесятка пар коротких брюшных ног. Больших конечностей у пришельца было десять, как и у земных ракообразных – две пары «рук» и три пары боковых ног, на которых он бегал с удивительной для таких размеров скоростью и проворностью. Непропорционально огромные прикрытие крепким пластиком глаза не имели выражения и казались слепыми, но Джон знал, на самом деле они воспринимают куда более широкую полосу электромагнитного спектра, чем большая часть людей и их слуг, за исключением разве что ИСКР.
Джон вытянул силу из двух убитых врагов и одного из собственных погибших слуг, увеличивая свой резерв с помощью такого относительно безопасного применения пси-поглощения, и сразу же сфокусировал пси-энергию на кончиках пальцев. Это правило было непреложным – не пытаться впитать энергию, собранную даже пассивным поглощением, а сразу фокусировать её в какой-нибудь эффект. Этот приём и без того был далеко не безопасным, и заходить ещё дальше он не рисковал, по крайней мере в своём нынешнем возрасте.
Тем более что омары известны своей высокой устойчивостью к обычным пси-атакам.
Фиолетовая пси-энергия с треском перекатывалась между пальцами Джонами, почти причиняя боль. Сфокусировав в одну точку столько силы, сколько удалось собрать, он резко высвободил её, мысленно направив на цель. В рукопашной один на один омар победит мутона в девяти случаях из десяти, и сейчас бесстрашный слуга уже находился в довольно тяжелой ситуации. Одна огромная клешня сломала и искалечила левую руку мутона, другая уже щёлкала в опасной близости от его головы. Джон чувствовал его ярость и готовность сражаться за свою жизнь до конца, и на фоне всего этого неизменное мощное желание служить людям, которых он считал своими хозяевами.
Выпущенный Джоном «Вольт» прошёл практически над левым плечом мутона и врезался в более крупного омара. Покрытый хитином пришелец пронзительно заскрежетал, когда сфокусированный в одну точку пси-разряд взорвал ему сначала левый глаз, а следом и правый. Инопланетный пластик сначала потёк, затем растрескался, выпуская разогретый пар, в который превратились его глаза, а затем обе сферы лопнули, словно воздушный шарик. Тварь дёрнулась, быстро – слишком быстро – закрываясь клешней от псионической молнии и пытаясь защитить то, что осталось от её головы и мозгового ствола.
Глаза Джона вспыхнули фиолетовым светом, когда он вложил остаток сил в атаку, даже не думая её прекращать. В этот раз молния ударила в бронированную конечность, которой омар попытался закрыться. Плоть под панцирем вскипела, хитин затрещал, а затем раскололся, когда больше не смог удерживать давление. А после клешня с оглушительным хрустом взорвалась изнутри.
Оглянувшись на спасшего его человека, мутон хищно оскалился под своим дыхательным аппаратом, а затем пнул дёргающегося омара. Даже оставшись с одной здоровой рукой, он окатил искалеченное ракообразное изумрудной плазмой из своего карабина. Однако омар до сих пор был жив и продолжал отбиваться. Даже слепой и тяжелораненый, он смог поднять вторую пару рук и выстрелить из звуковой винтовки. Первый импульс отшвырнул мутона в сторону и сбил с ног. Второй попал в забывшую смотреть по сторонам гадюку, разнеся верхнюю половину её туловища в клочья.
Три разогнанных пучка частиц сошлись на омаре, безжалостно сжигая и испаряя броню чужого. На пол посыпались обгоревшие изломанные пластины, за ними последовали жгуты внутренностей, выпавшие из вскрытого пришельца. И в таком состоянии слуга Т’летх всё ещё продолжал бороться за жизнь, даже когда половина содержимого его головогруди путалась у него под ногами. Перед смертью тварь испустила громкий печальный вздох, эхом отразившийся от стен, и только после этого рухнула навзничь, всё ещё дёргая антеннами.
«Граната», - мысленно предупредила Май, и не своими, а её глазами Джон увидел, как один из диких пускающих слюни сектоидов Т’летх размахивается, чтобы швырнуть в них импульсную гранату. И пусть внутри у снаряда и не взрывчатка, однако всё равно умелому псионику не составит больших усилий применить на неё пси-детонацию. А Май была очень умелой.
По её команде граната сработала в задних рядах противника прямо в перепончатой лапе акватоида. Мощная яростная вибрация мгновенно превратила чужого в тщательно перемолотый фарш, заодно захватив и пару его соратников, оказавшихся в пределах искажающего поля. Импульс длился меньше секунды, но этого оказалось достаточно, а стоило полю рассеяться, как мелкие ошмётки чужих раскидало отдачей во все стороны, словно взрывом.
Это был шанс, и уменьшившийся, но успевший хорошо сработаться вместе отряд подростков поднялся из-з укрытий в атаку. Последних захватчиков, которых не зацепило взрывом, уничтожали мощным концентрированным огнём и псионикой. Сияющий разлом поглотил пару уже раненых тасотов, не дав им провести собственную ментальную атаку. Застигнутых врасплох и оглушенных, их перемололо словно комбайном, перед этим разрезав надвое на молекулярном уровне примерно посередине, на той высоте где возник разлом. То что от них ещё осталось поглотил кружащийся огненный вал на границе разлома, сносящийся всё на своём пути.
Тасоты на взгляд Джона были просто омерзительными тварями: слегка напоминающие внешне ящеров и находящиеся в дальнем родстве с гадюками и дохляками, они были полностью лишены костей, а заодно каких-либо внутренних органов. Всё их тело являлось сплошной массой мышц, приводящейся в движение только кибернетическими имплантами. Даже по стандартам слуг они были всего лишь роботами из живой плоти, лишенные любых чувств, мыслей или сознания. У омаров и то имелся хоть какой-то разум и собственные мысли. Тасоты были слишком отвратительны, чтобы дозволить им существовать.
Джон скривился, расстреливая одну из этих тварей, всё ещё пытающуюся доползти до своего звукового бластера, даже лишившись всей нижней половины тела. Т’летх принёс на Марс целый паноптикум из самых отвратительных кошмаров. Порой даже Джону непросто было сохранять хладнокровие и контролировать эмоции. Те, кто находился в иерархии пси-сети к нему ближе всего, смогли почувствовать эти колебания, и кое-кто не удержался от замечания:
«Боишься хоть немного поддаться эмоциям, а, марсиашка?» – спросила Май Юнву, проходя мимо и ставя ногу на затылок изорванного плазмой тасота. – «Случись такое у меня дома, я бы уж точно озверела до полного охерения».
«Всё чисто, сэр» - доложил Патриция Вальенте, Джон услышал её голос в голове. - «Похоже, это был последний».
«Хенриксен?» - спросил Джон, поворачиваясь к медику из САС.
Тот стоял у груды тел, но принадлежащей не захватчикам, а местным охранникам. Они были одеты только в укрепленную броней вторую кожу, не предназначенную для интенсивных боёв. И тем не менее, когда всё началось они быстро сформировали боевой отряд и попытались закрыть ближайший портал до того, как враги наводнят всё здание. Импланты в глазах Джона сканировали тела, лежащие там, где их застала смерть, отмечали и заносили в память их идентификаторы и имена... все пятеро получили статус «убит в бою», затем список ушел в штаб. Проклятье, чёртовы лунатики буквально рвали их на куски.
«Во всяком случае, они смогли вывести гражданских», - заметил Барзда, затем мысленно отметил ещё несколько тел, которые нашел кто-то группы и показал остальным через общую сеть. – «Основную их часть, по крайней мере».
«Нам нужно больше слуг», - заметила Анника, дважды перепроверив состояние имеющихся в подчинении чужих. - «Те, кто есть сейчас, уже на последнем издыхании».
После этой перестрелки с ними остались два мутона, причем один едва держащийся на ногах после контакта с кислотой андромедона. Второй был невредим и сейчас тщательно рассматривал своего раненного товарища, Джон слышал, что он тоже думает о подкреплении, хотя первый и настаивал, что сможет драться и дальше. Их единственный командир сектоидов тоже был в порядке, он держался поближе к Май, не обращая внимания на тела убитых акватоидов на полу. Мехтоид этого боя не пережил. Большая часть кибернетического корпуса уцелела, однако кабина получила прямое попадание звукового импульса, превратившись в гроб для размазанного сектоида. Последняя уцелевшая гадюка печально изучала тело своей сестры, раздвоенный язык мелькал, касаясь носа погибшей. Джон захотел подбодрить её, но гадюка тут же обернулась к ним, ожидая приказов, и он почувствовал, что все её колебания уже исчезли.
Это хорошо.
В конце концов, у слуг тоже есть боевой дух, они подвержены панике и даже могут бежать с поля боя. Это порой становилось проблемой, особенно когда их отправляли в битву одних, без поддержки человека или эфириала. Икс-ком и Марс тратили на своих слуг больше ресурсов и усилий, чем все остальные, и на их закалку и подготовку к сражениям в том числе.
Впрочем, траты на их экипировку себя тоже оправдывали. Марсианские гадюки облачались в полный комплект брони, состоящий из прочной кирасы для прикрытия туловища и подвижных ламеллярных элементов, защищающих руки и хвост. Голову и шею закрывал узкий шлем с прозрачным забралом, при этом он оставлял открытым рот, чтобы можно было плеваться ядом. И хотя способность гадюк обвиться вокруг врага кольцами всё ещё ценилась, но в марсианское снаряжение для них так же входили мономолекулярный клинок на одной руке и крюк с тросом на другой. Это расширяло их возможности в ближнем бою и заметно увеличивало подвижность.
Аналогично и марсианским мутонам полагалась более тяжелая броня, чем у их предков или нынешних собратьев из национальных армий. Ещё важнее, что им устанавливали базовые модификации Составом, улучающие выживаемость. Мимикрирующая кожа полагалась только гадюкам, приписанным к спецназу, но мутонам увеличивали их и так неплохую естественную регенерацию. Как Джону говорили, современный марсианский мутон сравним по возможностям с элитным времён войны. Всего этого вместе с крепкой бронёй оказалось достаточно, чтобы эти два мутона смогли пережить несколько последних столкновений с врагом.
Однако им всё равно требуется больше сил, чтобы наступать дальше.
«Создайте портал, а я свяжусь с командованием», - мысленно приказал Джон. Анника и Патриция уже привычно встали друг напротив друга, вытянув руки, одна держала их ладонями вниз, а другая – ладонями вверх. Даже если они и среди самых способных псиоников в своём возрасте,  сил в одиночку открыть грузовой портал им пока ещё не хватало. Остальные люди и чужие заняли вокруг них оборону, пока две девочки начали соединять свою силу – сложный и трудоёмкий процесс даже в самых спокойных условиях.
Глядя на них, Джону трудно было поверить, что существуют люди и эфириалы, которые могут открывать порталы самостоятельно. Однако ему не раз доводилось видеть это самому. Некоторые из его инструкторов способны на это. Его мать тоже может, единственная в их семье, хотя ей это и даётся непросто. Обычно те, кто имел талант к данному направлению псионики, были незаменимы в качестве поддержки отряда. Тем же, кому не хватало сил, навыков или возраста, приходилось выкручиваться, объединяя энергию нескольких псиоников.
Между Патрцией и Анникой замигала сиреневая точка, затем стала увеличиваться, пока не превратилась в овал выше их роста. В штабе Джону подтвердили, что соединение произошло, его проверили на безопасность, а затем отправили тестовый импульс и дрона. Джон быстро передал это всем остальным, чтобы они знали, чего ожидать.
Так же он поделился последними данными о текущей обстановке. Т’летх сбежал после обстрела наземными батареями, от него откололось несколько кусков, упавших в городе вдобавок ко всему творящемуся там хаосу. Что напрягало больше всего, половина городских батарей вообще не вступила в бой. Саботаж, и никак иначе. После появления Т’летх успел выпустить в атмосферу несколько линкоров и сбросить десятки своих шпилей. Как и предполагалось, внутри каждого из них находится действующий портал на «Выражение Ненависти», и бой нельзя будет объявить завершенным, пока они не уничтожат их последнего.
«Команда Иден Прайм тоже сражается?» - удивился Барзда, когда Шепард поделился последними новостями. – «Я думал, всем иностранным командам велели просто найти себе укрытие?»
«Сатурн, Валькирия, Луна, австралийцы и команды с «Гавани» и «Либертэ» дерутся неподалёку от нас», - ответил Джон, слабо улыбаясь под шлемом. – «Последний это Флагман Дюран. Не удивлюсь, если первый портал она вообще закрыла сама и без чужой помощи».
«На это бы точно стоило посмотреть».
«У леди Дюран всего лишь класс-А, по современным меркам ничего особенного».
«Май, неужели ты просто завидуешь?»
«Пошёл на хер!»
Джон усмехнулся, а затем потратил каплю пси-энергии, обозначая своё присутствие в сети, это означало, что время на болтовню вышло, пора вернуться к работе. Пора было взглянуть на присланное подкрепление. Первыми из портала появились два искателя, что открывало новые возможности по поиску противника и устройству засад. За ними последовали три сектоида, один из которых оказался командиром, к тому же на нём была надета разгрузочная система для снаряжения, снабжённая кинетическим барьером. Что ж, двум другим тоже найдётся место в качестве поддержки. Следом вышли два мутона, а вот гадюк в этот раз не было. Мутоны остановились, затем ударили себя в грудь, с радостью признавая в Джоне и его команде своих командиров в этом бою, а так же открывая свой разум людям для будущих приказов.
Последним из портала показался МЭК…
Точнее, не совсем МЭК, хотя внешне они и были похожи. Он оказался больше, чем человек в обычной силовой броне Икс-ком, так что пришлось даже наклониться, чтобы втиснуться в мерцающий и готовый схлопнуться портал, и затем сразу сделать шаг в сторону, чтобы не пострадать при его закрытии. Глянцево-чёрные доспехи с белым рисунком явно не являлись просто комплектом силовой брони на автопилоте (хотя такая тоже есть). На месте шлема Джон увидел характерный для ИСКР модуль: гладкую голову со встроенными сенсорами, которая собирала информацию для мозга, глубоко упрятанного в бронированном туловище. Эта ИСКРА решила добавить на шлем «лицо», женское с белыми волосами и голубыми глазами, а так же в сильно стилизованном серебряно-золотом шлеме с крыльями. На нащёчнике её голографического шлема была выгравирована руна валькнут в виде трёх пересекающихся треугольников.
«Доложить о готовности через гипер-волны», - мысленно приказал прибывшему ИИ Джон. - «Назови себя».
«Слышу вас чётко!» - ответила ИСКРА синтезированным, но несомненно женским голосом. Лицо повернулась к нему и изобразило широкую улыбку. – «Провожу импринтинг. Импринтинг завершен. ДЕМИ-5081. Оборонительная ИСКРА пятого поколения в ваше распоряжение прибыла!»
«Что здесь забыла ИСКРА валькирий?» - спросила Май, с любопытством разглядывая робота.
«Валькирия лидирует во всей Системной Конфедерации в разработке и производстве ИИ!» - ответила ДЕМИ(3), быстро обернулась назад, чтобы взглянуть на исчезающий портал. Псионика для искусственных форм жизни являлась по большей части чем-то абсолютно чужеродным и непонятным, насколько Джону было известно, и потому у многих из них вызывала искреннее любопытство и восторг. Пожав плечами, ДЕМИ продолжила: - «Я оборудована самой современной системой Бастион в известном космосе». Моя высокая защищённость будет крайне полезна вашей команде!»
«Ты кажешься… более живой, чем ИСКРы, с которыми я работал раньше», - заметил Джон, затем его глаза буквально загорелись, когда ДЕМИ открыла отсек на левой руке и передала ему псионную полуавтоматическую снайперскую винтовку, так сказать подарок от командования. Это тянет на небольшой праздник, ведь псионное оружие всегда обходит обычное лучевое на два корпуса.
«Личностные особенности, облегчающие работу в коллективе», - ответила ДЕМИ, меняя позу и выдвигая из секций на руках, ногах и корпусе проекторы силового поля. – «Как одна из последних моделей ИСКР, я с самого начала планировалась как очень открытая и общительная личность».
«Сколько же тебе лет?..»
«Семь месяцев, сэр! Намного старше возраста, с которого нам разрешается участвовать в бою!»
Джон только удивлённо поднял бровь от такого горячего энтузиазма робота. Ну хотя бы им не прислали какой-нибудь древний монотонно бубнящий ИИ третьего поколения, который до этого лежал где-то на дальнем складе в нафталине. Юный ИИ для юных солдат, всё вполне логично. Да и если смотреть на это со стороны, ДЕМИ наверняка впишется в их коллектив куда лучше, чем ИИ с более «взрослым» поведением. А сейчас, посреди операции это будет как бы ни важнее всего остального. Им и так пришлось сократить группу до минимума, выбрав самых сильных, пока остальные члены их отрядов остались охранять гражданских вместе с большей частью прочих не-марсианских команд.
«Хорошо, выступаем», - втянув воздух, приказал Джон. - «Анника. Я так понимаю, это был наш последний портал?»
«Боюсь, что да. Ещё один провесить мы сможем ещё не скоро», - довольно бодро ответила заместительница Джона, несмотря на все потраченные силы. Она уже успела дважды проверить свою лучевую винтовку и отметить в сети свою готовность двигаться дальше. Патриция по большей части играла роль её ведомой, она тоже доложила о готовности сразу же за ней.
«Тогда выходим».
От места боя у прилавков с едой до одного из шпилей Т’летх, упавшего в главный зал комплекса, оставалось буквально несколько десятков шагов. По пути к цели у отряда было время взглянуть сквозь прозрачную стену на город внизу. Хотя непростые условия планеты должны вызвать тягу к более плотной застройке, которую легче оборонять, однако марсиане славились своей любовью к широким улицам и большим, но довольно низким зданиям. Даже отсюда были видны пересекающие небо лучи и вспышки взрывов там, где марсианская армия вела бой с захватчиками с «Выражения Ненависти».
«Впереди Скорпион», - доложил Анника, двигающаяся справа от Джона в полной боеготовности. Они оба следовали за ДЕМИ, которая шла первой, её щит «Форт» почти перекрывал по ширине весь коридор. Джон слабо почувствовал то же, что заставило насторожиться Аннику – жуткое холодное присутствие на границе пси-сети. Присутствие человека… но оно было неправильным. Очень-очень неправильным.
Падший… или падшая. Одна из жертв Т’летх.
Должна быть, он или она защищает шпиль и портал внутри.
«Нас к этому готовили», - напомнил Джон, хотя даже он почувствовал слабую волну страха от мысли, с кем им придётся сражаться. Из-за множества поглощенных жизней псиоников и не-псиоников Скорпионы сильнее любого нормального человека. Сведенные с ума Спящим Эфириалом, но значительно усиленные большим количеством пси-поглощений, а их тела часто улучшены не меньше ,чем у ветерана Икс-ком…
И всё равно. Он там точно всего один, а их здесь семеро. Он сам. Анника. Май. Патриция. Барзда. Хенриксен. А теперь ещё и ДЕМИ. Плюс служебные чужие: два командира сектоидов и ещё три обычных,  два искателя, гадюка, четыре мутона (один ранен, но постепенно регенерирует) и ещё три многоцелевых дрона.
Хорошая команда. Сплоченная команда. У них найдется, что предпринять в любой возможной ситуации.
Широкополосные антенны на голове идущей первой ДЕМИ шевельнулись.
«Контакт!»
Джон уже видел противника чужими глазами. Он успел раздать все необходимые приказы.
«Распределить цели и открыть огонь! Покажем им, на что мы способны!»
***

Примечание от автора:

Отлично!
Итак, я думаю, пока что этого вполне достаточно, чтобы понять предысторию Джона.
Как вы можете помнить, предыстория Анны основана на «Единственном Выжившем» (она осталась последней во время нападения молотильщиков на Акузе) а предыстория Ханны – на «Безжалостном» типаже, таким образом, Джону остаётся «Герой Войны». Однако думаю, что подробности, что именно там происходило, я оставлю на потом, возможно он в будущем будет рассказывать эту историю Тали или Лиаре. Однако теперь мы знаем, что же случилось во время Игр и лучше можем понять, что Джон за человек. А ещё у меня теперь есть больше героев людей (и не-людей), которые могут появиться в истории позже.
После этого, полагаю, мы вернёмся к Новерии и кварианским делам, а это в свою очередь приведёт к Войне в Терминусе, и в итоге мы дойдём до времени действия МЭ 1!

___________
Примечания:
1. Европа – здесь подразумевается шестой спутник Юпитера, а не земной континент.
2. Омар – в оригинале Lobsterman, отсылка к классическому монстру из «Икс-Ком: ужас из глубин»
3. ДЕМИ – имя является отсылкой к полукулеврине (demi-culverin), одному из видов средневековой артиллерии.
___________
Иллюстрации к главе:
Гигантский кризалид
http://sd.uploads.ru/t/gdlvJ.jpg
ИСКРА первой модели
http://se.uploads.ru/t/2ogEO.jpg

Отредактировано H-marine (03-09-2017 15:26:55)

+10

20

H-marine написал(а):

Само собой они притаща

собой,

H-marine написал(а):

ставших хороших

хорошими

H-marine написал(а):

индонезийцы командира

индонезийцы --

H-marine написал(а):

посреди настоящего поля, а не просто

поля боя

H-marine написал(а):

держал тяжело оружие,

тяжелое
не раз

+1


Вы здесь » NERV » Стартовый стол » Пси-Эффект (перевод с английского, часть 2)