NERV

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » NERV » Стартовый стол » Пси-Эффект (перевод с английского, часть 2)


Пси-Эффект (перевод с английского, часть 2)

Сообщений 21 страница 30 из 63

1

Продолжение. Начало - Часть 1 -

Перевод


Оригинал (английская версия)
Автор

Текст

Отредактировано Денис (24-02-2017 19:05:46)

+1

21

H-marine
Спасибо за ваш гигантский труд по переводу этого замечательного фанта. Благодарю и дарю ключ от хорошей(по отзывам) игры под названием Minion Masters. Ключ ищите в ЛС.

0

22

>>Это был шанс, и уменьшившийся, но успевший хорошо сработаться вместе отряд подростков поднял из-з укрытий в атаку. Последних захватчиков, которых не зацепило взрывом, уничтожали мощным концентрированным огнём и псионикой.

"поднялся из-за укрытий"

>>Глядя на них, Джону трудно было поверить, что существуют люди и эфириалы, которые могут открывать порталы самостоятельно. Однако ему ни раз доводилось видеть это самому.

"нЕ раз"

Спасибо за перевод!

0

23

Godunoff
Азартный Созерцатель
Благодарю, внёс правки.

Dima-klm
Спасибо. Жанр немного непривычный, однако посмотрю, что там и к чему, раз уж такой повод.

+1

24

Флешбек: Переломный момент.

Сирена зазвучала почти ровно в пятнадцать ноль-ноль.
Поначалу сотрудники физической лаборатории Альфа, за редким исключением, даже не обратили на неё особенного внимания. Ежемесячные учения проводились здесь с самого первого дня. Для большинства это означало, что нужно просто неторопливо закончить свои текущие дела, а потом действовать согласно протоколам безопасности. Лишь один человек в лаборатории знал, что тревога объявлена в неурочное время, а значит, случилось нечто непредвиденное.
Мойра Вален, глава научного отдела программы Икс-ком, имела на руках расписание всех «внезапных» учений, составленное на недели вперёд. Это было просто необходимо для работы. Никак нельзя допустить, чтобы особенно важное или требующее долгой подготовки исследование было вдруг прервано неожиданной учебной тревогой. Потому среди прочего в её обязанности входило составление расписания экспериментов таким образом, чтобы ничего критически важного не проводилось во время очередных учений. Хотя имея пару месяцев на планирование делать это было не так уж и сложно. Таким образом, если без предупреждения рабочее освещение сменилось светом аварийных оранжевых ламп, значит тревога реальная. Более чем реальная. Можно сказать, пугающе реальная, если подумать о том, что чужие буквально у них над головой. Особенно если учитывать, как они обращаются с пленными людьми.
Всё это означало, что дотянуться до небольшого сейфа под рабочим столом и достать оттуда пару вещей – первое, что сейчас нужно сделать.
После этого Вален быстрыми шагами вышла на открытое пространство между столами и громко хлопнула в ладоши, привлекая внимание.
- Коллеги! Коллеги, прошу вас! Это не учения! – из-за её акцента последнее прозвучало как «эта нье учения», но в любом случае её встревоженный тон привлёк внимание всех. - Давайте! Подъём! Подъём! Доктор Купер, вас это тоже касается. Да! И не смотрите на меня таким взглядом. Более чем уверена, что ваши нанотрубки за это время никуда не денутся.
Большая часть коллег поглядывала на неё недовольно – им не хотелось отрываться от своих экспериментов или просто от своих рабочих мест, где они обрабатывали данные или изучали отчёты, на основе которых будут проводиться новые опыты. Лаборатории Икс-ком не подчинялись военным, и потому жесткой субординации здесь никогда не устанавливали. Восемьдесят процентов учёных Икс-ком являлись гражданскими специалистами, не имеющими опыта военной службы. А компьютерный отдел организации являлся ещё более необычным – туда набирали молодежь даже без официальных дипломов, если их навыки соответствовали требованиями. Среди них был даже один русский хакер, который, не попади он сюда, сейчас наверняка отбывал бы срок.
- Дамы! Господа! Может, лучше пройдём в убежище? – Вален замедлила шаг, словно пастух, направляя своих подчинённых мимо зала совещаний дальше по коридору. Доктор не повышала голос, она почти никогда этого не делала, но сейчас было достаточно тона, чтобы дать им понять всю серьёзность ситуации. Она едва успела выгнать трёх последних своих подчинённых из конференц-зала, прервав телеконференцию с ЦЕРН и ДАРПА, когда освещение мигнуло вновь, став из оранжевого тускло-красным.
Это означало, что внешний периметр уже прорван.
Она знала, что командующий уже давно беспокоился об обороне базы. Каждый перехват противника увеличивал риск, что однажды их местоположение вычислят, даже хотя Икс-ком изо всех сил пытался уменьшить врагу шансы на это, распределив дополнительные авиабазы с перехватчиками в разных частях планеты. Однако «Небесный Рейнджер» оставался проблемой. Ни один из дополнительных аэродром не был достаточно большим и оснащенным для полноценного базирования на нём десантной группы. Если однажды враг отследит перемещение «Рейнджера» вплоть до места посадки – а возможности для этого у чужих есть – то нападение станет неизбежным.
Тем более что оборона базы далеко не так сильна, как им бы того хотелось. В строй введена всего одна батарея лазерных орудий, вместе со старой батареей зенитных ядерных ракет, которая уже стояла на базе, когда здесь решили разместить штаб Икс-ком. Однако первые месяцы войны с пришельцами ясно показали, что ядерные заряды против их кораблей малоэффективны, если только не удастся застать их врасплох, как это сделал Чжан в Китае. Скорее всего, оборонительная система базы уже успела отстреляться по противнику, не сумев сбить приближающиеся корабли. Лазеры могли оказаться более эффективными, однако по расчётам Вален им требовалось минимум три полноценных батареи лучевых орудий, чтобы защититься от тех сил, которые противник сможет собрать для удара.
Внезапный крик отвлёк от её глобальных мыслей, заставив сосредоточиться на более важных вещах – на собственном выживании и необходимости добраться до укрытия.
Каждый отдел на базе имел собственное убежище для персонала именно на случай подобных чрезвычайных ситуаций. По одному было в каждой научной лаборатории… биотехнологий, физики, материаловедения, даже в недавно организованной лаборатории псионики. То есть от сотрудников требовалось просто пройти в нужное помещение и занять места согласно расписанию.
Вален прищурилась, заметив вперед характерное фиолетовое свечение. Пси-атака. Этот вариант они в своё время не учли.
Стоящий на пороге убежища прямо у тяжелой бронедвери доктор Викланд явно был не в себе. Он дёргался и пускал пену изо рта, уже успев разбить нос доктору Ломбарди, а стоящая рядом с ним доктор Беннет, кажется, была готова в любой момент потерять сознание от шока. Не растерялся только доктор Нган, пытающийся организовать коллег, чтобы всем вместе свалить и связать одержимого специалиста по физике частиц.
- Извините. Прошу прощения, - извиняясь, Вален протолкалась через толпу ученых. - Доктор Маровиц, не могли бы вы дать мне дорогу?
Пробившись вперёд мимо крупного Маровица и ещё нескольких коллег, теперь Вален могла куда лучше разглядеть Викланда. Тот закрывал собой вход в убежище, нападая на каждого, кто пытался приблизиться. Вален подозревала, что именно ради этого его и взяли под контроль, хотя сама возможность пси-атаки по цели вне зоны прямой видимости означала новые проблемы. Командиры сектоидов на поле боя не демонстрировали ничего подобного, и все собранные данные вскрытий и экспериментов так же говорили, что это невозможно. В этот момент Викланд слегка повернул голову, заметив её приближение.
- Вы ведь меня знаете, не так ли? – спросила Вален, стоя прямо напротив попавшего под контроль разума американца. Викланду было уже около пятидесяти, он старше неё, однако в лучшей физической форме, и что хуже всего – на двадцать с лишним кило тяжелее своей достаточно миниатюрной начальницы. Да и силой она тоже не отличалась – полчаса в день на беговой дорожке явно недостаточно, чтобы накачать мышцы как у кикбоксёра.
- Ваа-ален… - произнесло нечто вместо учёного, звук не совпадал с движениями губ Викланда.
- Как приятно, что меня узнают, - ответила Вален. В тот же момент одержимый бросился на неё, и доктор вскинула правую руку, прикрытую белым пластиком. Дугомёт вздрогнул, посылая разряд, почти мгновенно сваливший Викланда на пол. Ноги американца дёргались, его мышцы свело судорогой, однако теперь он для них был неопасен. Когда марионетку вывели из строя, и дёргать за нити стало бессмысленно, фиолетовое сияние псионики исчезло – эфириалу придётся теперь искать новую цель.
Перчатка на правой руке Вален всё ещё потрескивала после выстрела. Она являлась одним из прототипов более компактной версии дугомёта. Многие солдаты, и даже сам командующий, жаловались, что тот слишком громоздкий, и часто бойцу приходится выбирать, взять один электрошокер или же подсумок с гранатами, либо иное важное для задания (и зачастую не менее убойное) снаряжение. Одним из путей решения проблемы было встраивание дугомёта в перчатку бронекостюма. К сожалению, текущая конструкция брони не оставляла достаточно места для установки нового оборудования, навесной шокер мешал ведению огня из обычного оружия, а кроме того габариты не позволяли устанавливать удобную батарею на два заряда, что приводило к долгой возне с аккумуляторами. Возможно, если силовую броню всё-таки удастся довести до ума, то подогнать шокер под неё будет проще.
Однако этим они займутся в другое время… если это время у них вообще будет.
- Клэр? – позвала Вален, помогая левой рукой доктору Беннет встать. Затем посмотрела на доктора Нгана и остальных учёных физической лаборатории. – Прошу вас, проследуйте в убежище. Похоже, у нас тут довольно непростая ситуация.
В этот раз учёные быстро пошли внутрь, уже без жалоб. Последним двигался Нган, поднявший Викланда и закинувший его правую руку себе на плечо.
- Мойра… Доктор Вален… а если кто-нибудь ещё… превратится?..
- Это, конечно, неприятно, но боюсь, тогда вам придётся разбираться с этим своими силами, - ответила она. У них ведь не висят тут дугомёты на каждом шагу, словно огнетушители. Хотя если Икс-ком переживёт следующие несколько часов, то потом это надо будет изменить. А если не переживёт, то и волноваться о такой мелочи уже будет некому. Мёртвым вообще волноваться не свойственно.
У охраны дугомёты есть… но все охранники сейчас сильно заняты на периметре.
- Если кого-то захватят, постарайтесь вывести их из строя, не применяя излишних мер. Контроль разума увеличивает силу человека лишь на 10-15 процентов от обычной, - пояснила она, глядя как два последних ученых входят в убежище.
- А вы к нам не присоединитесь? – спросила доктор Барретт, держа руку над контрольной панелью и явно опасаясь, что при необходимости дверь не сможет закрыться достаточно быстро.
Предложение звучало заманчиво. Даже очень заманчиво.
Возможно, будь она в других обстоятельствах…
- Боюсь, я вынуждена отказаться, - ответила Вален, покачав головой. – Мне необходимо проверить остальные лаборатории, - про себя она добавила: «Особенно лабораторию псионики». При этом она могла видеть страх и тревогу на лицах своих подчинённых. – Послушайте меня! Все вы! Через несколько часов я всех вас увижу вновь. Командующий сможет разрешить даже этот кризис. Вам нужно верить, Икс-ком сегодня не проиграет.
Шансы выжить у них у всех где-то пятьдесят на пятьдесят... но этого ей сейчас говорить точно не стоит, не так поймут.
Вален ещё раз оглядела лица всех своих коллег, а затем развернулась и показала жестом, что двери можно закрывать. При этом она не была настолько сентиментальной, чтобы оглянуться на них. Шипение, с которым герметизировалась дверь, обрадовало её. Ведь в той комнате сейчас прячется дюжина лучших учёных Земли. Исследователи, ответственные за колоссальные прорывы в науке и технике. С помощью международной сети учёных и инженеров они уже совершили немало открытий, включая вещи, раньше считавшиеся в принципе невозможными, а такие области, как разработка брони и вооружения продвигались вперёд даже не семимильными шагами, а прыжками через гиперпространство. Все они обязаны выжить.
Все её научные команды обязаны выжить… но в первую очередь группы, изучающие Состав и псионику. По её личному мнению, именно эти две технологии не только станут критически важными в победе над пришельцами, но возможно в будущем, после войны, позволяет изменить всё человечество. Кроме того, именно эти две области исследований могут стать ключом к пониманию причин и ответу на вопрос, зачем чужие вообще вторглись на Землю. А врага подобного уровня едва ли удастся победить, не сумев до конца понять его мотивацию и цели.
Почти бегом, так что полы халата взвились за спиной, Вален направилась к лестнице, чтобы добраться до биолаборатории двумя этажами ниже. Её стоит проверить в том числе и потому, что к этому отделу примыкает изолятор для пришельцев. Тем более, что сейчас в заключении находятся несколько весьма опасных объектов, и хотя меры предосторожности в изоляторе достаточны, и даже избыточны, чтобы не допустить побега, но если чужие смогут занять лабораторию, то они наверняка освободят всех своих. А это прибавит всем новых проблем. Кроме того, пришельцы, находящиеся в заключении, ведь до этого общались с персоналом… никак нельзя допустить, чтобы они передали всю полученную информацию своим хозяевам.
В особенности это касается дохляков и командира сектоидов.
Быстро пройдя через камеру дезинфекции, Вален почти пробежала мимо девяти рабочих столов – это половина всех мест в биолаборатории. При бледно-красном освещении аварийных ламп давно знакомые трупы пришельцев внутри светящихся стазис-камер выглядели довольно зловеще. Мойра старалась не поддаваться эмоциям. Она наблюдала десятки вскрытий чужих, и во многих участвовала лично. Конечно, она никогда не была в настоящих сражениях, но сам вид трупов чужих её уже не пугает. Она знала, как устроены их тела, тем более что здесь перед ней лишь их трупы – кости, мышцы, протеины, обычные химические соединения, такие же как и на Земле.
Дальше находились отделы изучения Генетики и Состава, где исследовали невероятные нанотехнологии пришельцев. Весь персонал, как и полагается, успел эвакуироваться в убежище, так что ей тут делать уже нечего. Вален задержалась лишь на несколько секунд, включив дополнительный защитный протокол, который должен обезопасить канистры с Составом. Один за другим светящиеся цилиндры уходили в хранилища в полу, и ещё один втянулась в стену. Доктор быстро закрыла всё, заблокировав замки своим собственным паролем, чтобы уж точно быть уверенной, что противнику до них никак не добраться.
Теперь до изолятора оставалось пройти всего несколько шагов через автоматический пост охраны.
Самой заметной частью этого отдела была печально известная камера для допросов, хотя на деле она занимала не больше десятой части общей пощади. Камеру использовали только для получения информации от новых пленников… сейчас она была пуста. Поскольку большая часть чужих не способны нормально общаться с людьми, допросы обычно сопровождались пытками, хотя в последнее время появились новые методы, менее опасные и менее грязные. Как оказалось, сектоиды, после их правильного «перепрограммирования», могут быть использованы в качестве неплохих посредников при общении почти с любыми пришельцами. Возможно, когда-нибудь придёт время, после которого камера останется всего лишь украшением, потерявшем практическую ценность.
В любом случае, на самом деле большую часть отдела занимали камеры для пленников. У них сейчас имелось несколько десятков чужих в заключении, и ещё пара дюжин свободных мест на будущее. Рядом с допросной камерой находилось большое помещение с широким окном и тремя пультами управления – контрольный пост, откуда можно было управлять всем отделом. На мониторы постоянно выводилась информация о задержанных: состояние здоровья, статус их имплантов, любые пси-поля и тому подобное. Плюс на отдельные мониторы поступала видео-трансляция из каждой занятой камеры.
Подтвердив свой допуск, Вален вывела данные о наиболее важных пришельцах, а также через камеры на других этажах взглянула на текущую ситуацию на базе. И увиденное её совсем не обрадовало.
Помимо того, что попавшие под контроль разума сотрудники, особенно вооруженные, вызывали хаос то здесь, то там, чужим удалось пробиться к ангару и главному лифту, дальше они напали на сектор Дельта и по пещерам обошли Оперативный штаб. Через шахту лифта они смогут пробраться на нижние уровни, даже если сам лифт по протоколу заблокирован. Большая часть солдат Икс-ком сосредоточена в главном арсенале и на обороне штаба. Вален знала, что находящийся там Геоскейп крайне ценен, однако куда важнее, что там сейчас находится командующий. На учениях Брэдфорд всегда успевал эвакуировать его на резервный командный пункт на нижних уровнях, но сейчас пси-атака спутала им все карты… подобного развития заранее не предусмотрели, и теперь вывести его в общем хаосе не удалось.
И если они потеряют командующего…
Ладно, мысли о подобном развитии событий делу не помогут.
Помимо командующего, потерять центрального директора Брэдфорда тоже было бы неприятно. Его местонахождение на данный момент неизвестно, однако Мойра не сомневалось, что он сумел выжить. Этого человека так просто не возьмешь. Вспомнить хоть, сколько раз ему удавалось найти её, когда доктор где-то в дальнем углу базы в одиночестве размышляла об очередной технической проблеме, и при этом на самые мрачные её взгляды он не обращал ни малейшего внимания. Эти воспоминания заставили её улыбнуться, но всего на мгновение. Сейчас нужно сконцентрироваться. Быстро набирая команды на клавиатуре, Вален выбрала протокол «Экстренной зачистки изолятора». Если верить данным с камер наблюдения, пришельцы уже на пути сюда. Вот только освобождать им будет некого.
На мгновение Вален остановила руку, засомневавшись. После запуска отменить процедуру уже невозможно, все её подопытные будут убиты. А ведь многие бойцы Икс-ком рисковали своими жизнями, чтобы взять их в плен. Кроме того, несколько текущих проектов придётся остановить, если они лишаться живых подопытных. А ещё массовое уничтожение пленных могло бы вызвать определённые морально-этические вопросы .
Последнее, конечно, особого значение не имело, а вот первые два пункта…
Покачав головой, Вален внесла несколько изменений в протокол. Нажав на кнопку запуска, она увидела, как мутон и дохляки падают на пол в своих камерах. Даже без оружия они были бы слишком опасны, сумей противник их освободить. А вот сектоидов, с другой стороны, можно просто вырубить на время. В лаборатории уже разработали состав, который на несколько часов погружает их в сон, жаль для прочих чужих подобных формул пока нет. Командира сектоидов это тоже касается, а он ведь сейчас самый ценный образец в изоляторе. По сравнению с ним, все остальные не так важны, и без них можно будет обойтись, даже если лаборатории захватит противник.
Хотя в камеру уже начал поступать усыпляющий газ, командир сектоидов продолжал, не мигая, смотреть в объектив, прямо на неё. Вален полагала, что он (или лучше сказать, оно) понимает в происходящем куда больше, чем может показаться. Она спокойно встретила его взгляд и не отводила глаза до момента, когда тварь вдруг свалилась, словно в её теле не осталось костей.
Хорошо, а теперь ещё осталось много дел. Она и так потратила тут слишком много времени.
На выходе из изолятора она обратила внимание на грохот у главных дверей биолаборатории. Хотя, само собой, лаборатория была герметичной, но вот мощные люки имелись только на главном входе и в изоляторе. Торопливо Вален пронеслась через автоматический пост охраны, слегка сбавив шаг, когда у неё за спиной закрылись бронедвери. Закрывающие изолятор были особенно крепкими – в полметра толщиной, двигались они на магнитных рельсах, как в банковских хранилищах. Остальные в лабораториях были попроще – разъезжающиеся бронированные створки с зубьями и выезжающими из пола и потолка решетками. По пути к следующей лестнице Вален слышала приглушенные удары и треск даже сквозь двойные двери. Без сомнения, автоматизированные системы обороны делают свою работу.
Больше в биолаборатории ей делать нечего.
Дальше находилась лаборатория материаловедения. Здесь раскрывали секреты сплавов чужих, разбирали и изучали их странные гравитационные двигатели, здесь же на свет появлялась экспериментальная броня и различные устройства. Этот отдел являлся, без сомнения, очень важным… но если бы встал вопрос, отдать ли его за спасение пси-лаборатории, Вален бы даже и колебаться не стала. В конце концов, даже восстановить с нуля лабораторию материаловедения будет во много раз дешевле. А командующий – практичный человек, и подобную оценку возможных потерь он поймёт. В любом случае, лаборатория уже была заблокирована, так что Мойра просто пробежала мимо.
Впереди оставалась лишь её любимая пси-лаборатория. Очередные двери закрылись у неё за спиной, и впервые она почувствовала какой-то слабый зуд на границе собственного разума. Исчез он так же быстро, как и появился.
- Как наивно.
Можно подумать, ключевые фигуры проекта не будут иметь какой-то защиты от псионики. Хотя «Щит разума», который делал бы волю солдата неуязвимой для вражеских псиоников, пока создать не удалось, но и обычные боевые стимуляторы оказались достаточно эффективны, а ещё их в наличии имелось с избытком. Процесс их производства, правда, был довольно мерзким, но после той бойни в Йоханнесбурге на руках имелось достаточно трупов берсеркеров, чтобы… отладить процесс извлечения их аналога адреналина из этой более крупной версии мутонов. В принципе, сейчас стимуляторов должно хватить на всех солдат, собравшихся в арсенале – в конце концов, сегодня решается вопрос жизни и смерти, так что всем можно пойти на риск.
Ей постоянно хотелось побежать ещё быстрее. Возможно, кто другой на её месте и поддался бы этому желанию. Но Вален, чья команда и разрабатывала боевые стимуляторы, разумеется знала все побочные эффекты, ведь она опробовала их и на себе, после того как препараты были прописаны Брэдфорду, Шеню и командующему. На самом деле любое новое оружие, броню или устройство, созданное для Икс-ком, Вален тестировала лично. Это касалось и дугомёта, про который среди бойцов ходит столько шуток. Более того, ей доводилось и стрелять из него, и оказаться подстреленной. Пускай она сама и не являлась солдатом, но профессиональная этика требовала от неё не давать в руки своих коллег ни одной вещи, которой она бы не готова была доверить собственную жизнь.
Пси-лаборатория встретила её фиолетовым светом, и это несмотря на режим аварийного освещения. Мойра была рада видеть, что лабораторию не успели уничтожить, да и вообще всё до сих пор на своих местах. А вот тот факт, что персонал всё ещё не эвакуировался в убежище, её уже радовал куда меньше.
- Доктор Вален! – к ней бросилась одна из учёных в белом халате, Джун Еп Ли из Южной Кореи, молодая девушка в очках с чёрной оправой и с короткими тёмными волосами. Вален посмотрела мимо неё на человека, лежащего на полу без сознания, очевидно, что так напугал учёную именно он. Ну да, сюда пришельцы тоже ударили псионикой. Но похоже, что модификации пси-подавления оказались неплохим средством против этой угрозы.
- Здравствуйте, Джун, - поприветствовала её Вален, вежливо улыбнувшись. – Вижу, у вас были тут проблемы?
Доктор Ли нетерпеливо закивала, судя по бегающему взгляду, она была всё ближе к панике. Вален положила ей на плечо свободную от электрошокера руку, пытаясь приободрить. Пусть не сразу, но кореянка вроде бы начала успокаиваться. Даже от подобных мелочей и проявлений участия бывает толк. Вален быстро убрала руку и заговорила вновь, не желая терять время:
- Я бы хотела, чтобы все вы прошли в убежище и оставались там до окончания тревоги… но перед этим, раз уж вы все здесь собрались, - добавила она, делая жест рукой в перчатке, - я хочу решить, что нам делать с проектом «Гейст». Я уверена, что в данный момент мы не можем оставить подопытного на месте и позволить процессу идти по старому расписанию.
- В лаборатории на самом деле проникли враги? – спросил один из подошедших мужчин, со спутавшимися светлыми волосами, по лбу у него стекали капли пота. – Они и впрямь направляются сюда?
- Эманации псионики должны привлекать их, так что ответ, я полагаю – да, они идут сюда, - Вален моргнула, увидев, что её ответ лишь усилил его испуг. Возможно, ей не стоило вот так всё выкладывать в лоб? Ложь из лучших побуждений оказалась бы полезнее. – Успокойтесь, Иосиф, нас от них отделяет множество бронированных дверей, не говоря уж о наших солдатах, которые сейчас с оружием в руках отражают это нападение, - властно произнесла она, и, кажется, учёного это немного успокоило. Она даже ни в чём не соврала, хотя сказанное, конечно, и не было до конца правдой. – К тому же нас прикрывают и автоматические турели. Весьма маловероятно, что враги смогут пробиться так глубоко, однако на всякий случай нам следует подготовиться.
- Да. Разумеется, доктор Вален.
- Доктор, - заговорила Джун, похоже, она сумела взять себя в руки. Это хорошо. Паника им всё равно бы ничем не помогла. – Проект «Гейст» сейчас в довольно чувствительной фазе. Мы можем подтвердить, что произведённая стимуляция привела к росту кристаллов согласно формуле Голлопа, и что их состояние внутри объекта стабилизировано…
- Но рядом с самыми крупными скоплениями до сих пор наблюдается процесс апоптоза, и это несмотря на применение ингибиторов, - добавил доктор Тихоненко, нервно теребя воротник. – Как мы с вами уже обсуждали раньше, причиной может быть как тот факт, что новые структуры намного больше, чем мы ожидали, так и их крайне высокая плотность. Новообразования очень сильно отличаются от тех, которые содержатся в мозгу командира сектоидов и которые мы брали за образец.
- Мы не можем гарантировать, что наш подопытный не будет страдать от… ограниченного локализованного повреждения мозга, - вмешался в разговор доктор Кумари. Он держал руки в карманах халата и выглядел спокойным и собранным. – Однако даже… даже если это так, учитывая малое количество поврежденных зон, я думаю, что это не скажется на его состоянии… Я бы не стал даже упоминать об этом, если бы рядом не находились участки, отвечающие за контроль псионики и работу с гиперволнами…
- Всё это вместе может иметь непредсказуемый эффект, - продолжила доктор Ли. – Поврежденные участки могут в итоге работать некорректно, либо не работать вообще. Мы обнаружили самое меньшее двенадцать подобных кластеров, каждый более чем пятьсот микрон в диаметре.
Вален подняла руки, заставляя их замолчать.
Будь у них время, подискутировать бы можно было ещё о многом. Однако сейчас неизвестно, чем закончится это нападение, и не захватят ли пришельцы в итоге всю базу, в том числе и проект «Гейст». Мойра не могла этого допустить. Они рискуют, конечно же, но в текущей ситуации этот риск следовало принять. Кроме того, сам Гейст – солдат, и один из лучших среди тех, кто у них есть. Вален даже не сомневалась, что если ему дать выбор между риском и возможностью сражаться за свою планету и за человечество, каким же будет его ответ.
- Я понимаю, - произнесла она, оглядывая коллег. Они волновались. Так же, как и она сама. Смертельную опасность понимали все. Однако она изо всех сил старалась не показывать свои чувства. – Мы сделаем всё, что сможем, однако выпускать Гейста придётся прямо сейчас. Доктор Гарднер. Будь так любезны, доставьте то снаряжение, которое мы планировали выдать нашему пси-оперативнику.
Пройдя мимо, она почувствовала облегчение, видя, что подчинённые без споров приступили к работе. У них просто нет времени на споры. Прямо сейчас солдаты рискую жизнью… умирают… и это происходит всего в паре сот метров отсюда. Там, где Оперативный штаб всё ещё держит оборону. Возможно, Гейст даже сможет помочь им отбиться.
К счастью, процедура не займёт много времени.
На самом деле, подопытных в пси-лаборатории можно вытащить почти в любой момент. Процесс не был непрерывным и требующим постоянного контроля, как при модификациях Составом. Наиболее тонкая часть процедуры проходила между 160 и 190 часами. Именно в этот период кристаллические структуры увеличиваются в объёме и укореняются в сером веществе. Следующий день, по большей части, уходит на адаптацию к изменениям… на возвращение тела и разума подопытного в норму. Именно данный процесс они сейчас и прервут, плюс придётся отказаться от обязательного после стабилизации комплекса тестов.
Вален закончила вводить команды и подошла к окну, через которое видно погруженную под воду капсулу. На данный момент таких капсул у них имелось всего две, хотя в планах значилось ещё несколько, их собирались добавить через несколько месяцев. Даст Бог, её надежды оправдаются, и однажды удастся протестировать каждого… и пробудить у всех дар. Возможно, когда-нибудь даже всё человечество удастся провести через это.
Единственная занятая капсула выдвинулась, наклонилась вперёд, с шипением разгерметизировалась, выпуская облако фиолетового пара.
Вален сощурилась, боевые стимуляторы только подстёгивали её нетерпение и любопытство, ещё один из их побочных эффектов. С лёгкой дрожью она наблюдала, как подопытный «Гейст» начал выбираться из капсулы, всё ещё не до конца восстановив координацию движений. Кивнув сама себе, Вален пошла к дверям, на ходу велев Гарднеру следовать за ней. Учёный выглядел бледно, намного бледнее обычного, но он прикатил контейнер с экспериментальной пси-совместимой бронёй, хотя этому образцу ещё далеко было до серийной версии.
Открыв дверь в тестовую камеру, Вален увидела, что Гейст всё ещё не может понять, что происходит. Он уже полностью выбрался из капсулы «кокона», его руки окружало характерное лиловое сияние псионики, однако оно выглядело нестабильным и подрагивающим. Это заметно отличалось от эффекта, наблюдаемого у сектоидов и от предварительных моделей, построенных для человека.
- Как себя чувствуешь, Джон? – мягко улыбнувшись, она протянула руку, помогая ему удержаться на ногах.
- Словно у меня мозг горит, - поколебавшись, ответил Гейст. Затем посмотрел на свои светящиеся ладони. - Непривычно. Щекотное ощущение, - потянувшись к лицу, он почесал щетину, отросшую за дни пребывания в капсуле. – И побриться мне, кажется, тоже не помешало бы.
- Хочу предупредить, твои волосы могли лишиться пигментирования.
- Насколько сильно, доктор?
- Честно говоря, полностью.
Гейст удивлённо распахнул глаза, в этот момент Вален смогла увидеть в них фиолетовое свечение. Естественный цвет радужной оболочки не исчез, просто казался приглушенным этим сиянием. Нормальный голубой цвет его глаз всё-таки был различим.
- В обычных обстоятельствах мы дали бы тебе время, чтобы в полной мере освоиться с псионикой, - Вален помогла солдату дойти до доставленного Гарднером контейнера. – Но обстоятельства у нас необычные. Полагаю, нас могут атаковать уже через несколько минут.
- Эту базу? – быстро уточнил Гейств. Босой ногой он толкнул рычаг, разблокировавший ящик. Тот послушно открылся, демонстрируя прототип брони.
- Эту лабораторию, - вынуждена была признать Вален.
- Что?! – удивился Гарднер. – Но вы же говорили…
- Я соврала, - просто ответила Вален, отметая вопросы. Она взглянула на окно камеры и на стоящую в лаборатории научную команду. – Джун. Иосиф. Садао. Теперь вам нужно укрыться в убежище.
Без выражения она смотрела, как те поспешили исполнить её команду.
- И не забудьте про Льюиса! Может, он и потерял сознание, но не оставляйте его здесь! – крикнула она, затем обернулась к торопящемуся Гарднеру. – Пожалуйста, не забудьте…
- Я понял! – отозвался ученый, быстро огибая контейнер и направляясь за остальными.
- Вам тоже пора, доктор, - произнёс Гейст, поглаживая перчатки пси-брони. Его глаза вспыхнули фиолетовым, с тихим стоном он сосредоточился, и затем свет вокруг его ладони сформировал почти полуметровое лезвие. Псионическое лезвие. Солдат сделал шаг назад, удивившись сделанному. Лезвие казалось слегка нечётким, но было очень острым, судя по зарубке, оставленной на бронированном ящике при случайном движении.
- Поразительно, - оценила Вален. – И это даже без фокусировки!.. А вы сможете…
Издав неопределенный звук, Гейст расвеял лезвие, вновь рассеявшееся фиолетовым облаком вокруг его рук. Практически без усилий он сформировал его вновь… И потом снова рассеял.
- Я его контролирую, доктор, - заверил он. – Не волнуйтесь, я позабочусь о противнике, который сюда явится… затем отправлюсь на соединение с центральным директором. А вам тоже пора в убежище.
- М-м-м, - неопределенно протянула Вален вытягивая из контейнера небольшой футляр. Присела, набирая команду и открывая его.
- Это что… меч? – фыркнув, поинтересовался Гейст.
- Сделали его из клинка берсеркера. Да, это меч, - объяснила Вален, поднимая оружие перед собой и разглядывая его. – Оно предназначалась для вас, но теперь, полагаю, оно стало лишним. Возможно, полковник Брэдфорд найдёт ему применение. Он как-то говорил, что неплохо обращается с мечом. Я не до конца уверена, говорил он в прямом смысле, или это была такая двусмысленная шутка… но я надеюсь на первое.
- Директор умеет драться мечом? – удивился Гейст, доставая из контейнера шлем брони. Если смотреть со стороны, он казался монолитным, однако передняя пластина просто сделана из сплава чужих односторонней прозрачности. – Хотя, чего только не случается
- И полагаю, ещё немало интересно случится, - заметила Вален, закинув на плечо перевязь с оружием, висящий в магнитном захвате меч оказался на спине. – Ну а теперь пойдем и спасём наш дом, я полагаю?
. . .

Отредактировано H-marine (30-09-2017 20:00:42)

+10

25

Первый храмовник стряхнул с пси-клинка оранжевые ошмётки.
- Директор, - хрипло произнёс он, усталость в голосе показывала, чего им стоило сюда пробиться. – Позывной – Гейст, прибыл в ваше распоряжение.
На его броне виднелись пятна характерных для внутренностей дохляков и сектоидов цветов, но по пути он успел зарубить клинком ещё пару летунов и одного мутона, которого застал врасплох. Трёх последних он уничтожил при зачистке биолаборатории. Мутон даже попытался заблокировать пси-лезвие рукой, возможно просто на инстинктах. Руку потом обязательно стоит пристально изучить, чтобы понять, как пси-клинок может оставлять настолько чистые срезы. Возможно, имеет место нечто вроде дугового разряда, когда его движение сопровождают потоки остаточной пси-энергии.
- Должна заметить, экскурсия у нас вышла крайне продуктивная, - сказала Вален, следовавшая за псиоником буквально по его кровавым следам. Её собственный шокер слегка дымился, остывая после пары недавних разрядов. Гейст прекрасно справлялся с наиболее опасными врагами, но в тесноте лаборатории у неё наконец-то появилась возможность поймать живого летуна. Вален просто не могла её упустить. Бедный пришелец был настолько шокирован видом того, как человек-псионик рубит на куски его товарищей, что совершенно не заметил, как к нему подкрадывается совсем неопасная учёная с дугомётом.
- Мойра? – директор явно не ожидал её здесь увидеть. Он быстро помотал головой. – В смысле, доктор. Доктор! Какого чёрта вы тут вообще забыли?!
Поднявшись из-за импровизированной баррикады, Брэдфорд провёл ладонью по коротко подстриженным волосам. Его рука была замотана биобинтами, очевидно скрывающими плазменный ожог. Выстрел из оружия чужих для человека без надежной защиты был опасен, даже если сам заряд пройдёт в стороне. Директор держал эту позицию не один. Рядом находились два охранника в лёгкой броне и тяжеловооруженный солдат в личном бронекостюме. Последний оказался вооружен лазерной винтовкой, которой тоже пришлось нелегко – характерное красное свечение ствола мерцало, что говорило о перегреве оружия. Если не дать ему нормально остыть, проводящая катушка продержится ещё выстрелов сто, не больше.
- И, Боже мой, неужели это тот, о ком я думаю? – удивился директор, делая шаг вперёд к Гейсту.
- Сэр, - тот кивнул, делая глубокий вдох и рассеивая пси-лезвие.
- Боец, - ответил директор с беспокойством в голосе. - А ты уверен, что…
- Он в порядке, не стоит беспокоиться, - заверила Вален, опуская руки в карманы своего халата и с безразличным видом оглядывая поле боя. Пол был усеян телами чужих, пытавшихся последним штурмом прорваться к сектору Дельта мимо Брэдфорда и остальных охранников, и в итоге пропустившие внезапную атаку с тыла. – Хотя за последние минут десять мы с ним явно превысили безопасную дозу боевых стимуляторов, - спокойно добавила она. – Не скажу за Джона, но я буквально чувствую, как у меня кровь кипит. Такая непривычная бодрость в теле .
- А по голосу совершенно не похоже
- В самом деле?
- Абсолютно. Но сейчас не о том речь! Почему вы вообще не в убежище?!
- Потому что я сейчас спасаю вам жизнь? – предположила она в ответ. – Наблюдаю работу проект «Гейст» в полевых условиях? Собираю новые образцы? Или всё это сразу? – Потянувшись за спину, она сняла с перевязи аптечку. – Вот, у меня есть с собой запас, но в первую очередь дайте осмотреть вашу руку. А потом я займусь остальными.
- Всё нормально у меня с рукой, - отрезал Брэдфорд. Аккуратно коснулся пальцами бинтов. Кровь на них была, но недостаточно, чтобы пропитать насквозь. – Лучше займитесь Ксандером. Ему попали в ногу… нужно остановить кровь.
- Сейчас посмотрю, - пообещала Вален. Рукой в перчатке она расстегнула перевязь с мечом. – Надеюсь, вы найдёте этому какое-то применение. Оказалось, что наш пси-оперативник в нём не нуждается.
- Не уверен, какой будет прок от меча на поле боя… - он взял предложенное оружие, оценивающе посмотрел на него, но тут же выражение на лице вновь сменилось беспокойством. – Не об этом сейчас думать надо! Серьёзно, вам нельзя тут находиться! Вы слишком ценны! Вы и Шень…
- Я уже сказала, что у меня сейчас в венах кровь пополам со стимуляторами, - спокойно ответила Вален, обрабатывая раны лежащего на полу солдата. – О пси-атаках мне пока что можно не волноваться, к тому же я достаточно квалифицированный медик. А ещё я смогу сама оглушить тех чужих, которые останутся после вас. У меня накопилось несколько вопросов, которые очень хочется задать нашим незваным гостям.
Директор, похоже, не мог подобрать слов. В отчаянии он посмотрел на Гейста. Храмовник лишь пожал плечами, сказав:
- Она умеет вовремя прятаться, сэр. Кроме того, если мы отдадим противнику Оперативный штаб, то какое всё это будет иметь значение?
- Полагаю, что так и есть, - со вздохом согласился Брэдфорд. Быстро надев перевязь, он вытащил меч. Улыбнулся, взвесив оружие в руке. – Им вообще драться-то можно?
Всё ещё занимаясь Ксандером, солдатом с нелепо выглядящей «квадратной» причёской, Вален тихо засмеялась. Оглянулась на него, весело спросив:
- Я хоть раз вас подводила?
- Когда дело касается оружия? – усмехнувшись, уточнил директор. - Нет. Хотя бойцы продолжают жаловаться на надёжность дугомётов…
- Ух! – по стандартам Мойры Вален, это была почти что брань. – Вы мне что, ещё лет сто будете про это напоминать?
- Думаю, что да.
. . .

Как оказалось, драться мечом более чем можно.
Заряд плазмы врезался в погрузчик, угрожающе близко. Во все стороны разлетелись раскалённые обломки, но залёгшая за укрытием Вален осталась невредима. Неподалёку на поднятой над полом платформе Брэдфорд пытался вытащить меч из свежего трупа сектоида. Оружие, которое он сам назвал «Рейнджером», вскрыло пришельца с одного удара от плеча до пояса. Не сбавляя темпа, директор выхватил лазерный «дробовик» и бросился вперёд, на ходу разрядив его в ближайшего дохляка. Ослепительно вспыхнуло алым, в теле чужого возникло в полдесятка обугленных дыр. Жутковатый человекообразный пришелец застонал от боли, его отшвырнуло в сторону и сшибло с платформы вниз, вырвавшийся из ран ядовитый газ оставил в воздухе желтый шлейф.
Справа Гейст разбирался с целой группой врагов, ловко прыгая между рядами ящиков, а затем заскочив на ограждение. С той стороны донёсся ещё один нечеловеческий крик, сопровождаемый знакомой сиреневой вспышкой. Хотя предполагалось, что пси-броня оптимизирована под использование пистолета или дробовика в качестве резервного оружия, Гейст даже не притрагивался к своему лазерному пистолету, предпочитая обходиться разнообразными псионическими приёмами. Пользуясь преимуществом в скорости он метался между противниками, от одной жертвы к другой, рубя и кромсая налево и направо.
Видя, как тот отскочил в сторону, в полёте зарубив летуна, Вален поздравила сама себя с тем, что взяла для процедуры уже усиленного Составом бойца. Хотя этого ресурса до сих пор ещё очень мало, и самих модификаций разработано всего несколько, однако Гейст был одним из тех, кто прошёл доработку костно-мышечной системы, за основу для которой был взят двигательный аппарат дохляков. Эту модификацию называли «увеличением плотности мышечных волокон», планировалось что она войдёт в комплект улучшений для тайных операций. Хотя были возражения, что для чистоты эксперимента лучше взять немодифицированного человека, обычно на это следовали замечания, что уже улучшенный боец с псионикой станет намного более эффективен.
Гейст ещё раз доказал, что выбор оказался верен, ловко перевернувшись в воздухе, парящий рядом с его правой рукой светящийся пси-клинок выглядел зловеще, словно лезвие занесенной косы. Прямо под ним массивный мехтоид дёрнулся, пытаясь сменить позицию и прицелиться в слишком подвижного врага, его металлические ноги загрохотали по бетонному полу. Но Гейст двигался очень быстро, он приземлился на корпус машины и вонзил свой клинок прямо в кабину, доставая уязвимого сектоида под бронёй. Спрятавшаяся за укрытием Вален сумела разглядеть, как лезвие проткнуло череп пришельца, из раны брызнула оранжевая кровь. «Отдачей» зацепило и ещё одного сектоида, который находился в телепатической связи с пилотом и усиливал его защиту – гибель одного сектоида серьёзно ударила по разуму и телу второго.
Вален наблюдала подобное явление в лабораторных условиях, однако впервые увидела в реальном бою. Это было просто потрясающе.
Бойцы с обычным оружием пошли в атаку, пользуясь возможность ударить врагу в открывшийся фланг. Отсюда Вален уже видела мерцание Геоскейпа. Командующий продолжал руководить боем, и хотя главный зал пришлось сдать, солдаты всё ещё держали оборону в смежных офисах и информационном центре. Дальше для отступления останется только защищённый серверный зал, а оттуда отходить уже будет некуда.
- Наступаем! – приказал директор, указывая вперёд мечом. - Харрис! Сато! Гейст! Держите второй этаж и технические переходы! Варгас! Богданова! Хауссман! Добейте мутона и займите пост охраны! Альварез! Е! Вы за мной!
Светошумовая граната заставила пришельца покинуть укрытие, два солдата и охранник встретили его огнём. Вален больше всего было жаль потерянного оружия, разлетевшегося на мелкие кусочки после гибели владельца. Однако вслух она ничего не сказала. Его хотя бы не подорвали гранатами. Не то чтобы она в принципе имела что-то против разработки новых взрывчатых веществ и зарядов, скорее текущие события доказывают, что бойцам нужно ещё более разрушительное вооружение. Не говоря о том, что саму базу потребуется защищать намного лучше и прикрыть куда более мощными системами обороны… вне зависимости от того, придётся им переезжать на запасную площадку, или комплекс останется здесь.
«Вот это да».
К её радостному удивлению, следуя за смелыми бойцами Икс-ком, пробивающимися вперёд, Вален неожиданно обнаружила ещё живого, хотя и тяжелораненого мутона, который бессильно тянулся к своей плазменной винтовке. Пара разрядов из её перчатки вырубили пришельца, уже ослабленного после нескольких попаданий из лазерных винтовок.
- Нам с тобой о многом надо будет побеседовать, дружок, - произнесла она негромко. – Просто жду не дождусь.
Она перешла на бег, бросаясь туда, где Хауссмана сбили на пол. Кризалид рухнул с потолка почти прямо на него. Чужой успел взмахнуть своими когтями всего один раз, прежде чем пришельца расстреляли в решето, но отравить солдата он успел. К счастью, именно на такие случаи у доктора и были с собой аптечки. Подбежав к бойцу, Вален быстро принялась за рану, сначала останавливая кровотечение с помощью гидрогеля, а затем вкалывая синтетический контр-токсин чтобы прервать развитие мегакариоцитов кризалида и начавшийся гемопоэз. Яд этих чужих состоял не только из обычного нейтротоксина – он ещё в буквальном смысле содержал их кровь и стволовые клетки, способные вызывать стремительное развитие зародыша кризалида внутри пораженного организма, напоминающее раковую опухоль. А потому чтобы спасти человека чужие клетки требовалось уничтожить… и сделать это нужно очень быстро.
Тем временем буквально в двух шагах от них продолжалось сражение за главный зал.
Наконец, чужих оттеснили к пещерам, прилегающим к оперативному штабу. Мутоны рычали, швыряя гранаты чтобы прикрыть отход. Один из пультов заискрился и вспыхнул, однако голографический шар земли продолжал ярко сиять, символизируя для солдат Икс-ком то, за что они сражаются. С другой стороны чужим пришел на помощь кибердиск, открывший огонь из тяжелого оружия в попытки остановить продвижение солдат и не дать им отбить свой штаб.
Внезапно пол вздрогнул.
- Корабль чужих сбит! - Радостно объявили по громкой связи. Переведя взгляд на Геоскейп, Вален увидела отметки одного из их перехватчиков с ближайшей запасной базы. Кажется, его поддерживали местные ВВС, поднятые для противодействия пришельцам.
А линкор чужих уже упал на землю!
Оставшиеся в пещерах пришельцы заревели, явно ошарашенные внезапной потерей прикрытия и управления. Руководили ими явно с того же корабля, а значит сейчас все их командиры или мертвы, или слишком заняты собственным выживанием. Оставшись без новых указаний, чужие запаниковали и начали отходить.
- Тащите тяжелое оружие! – услышала она приказ директора. – Нужно их добить!
В их сторону ушла всего одна ракета – должно быть, больше в запасах просто не осталось, но от её попадания взорвался кибердиск. Целый кусок скалы между штабом и пещерами рухнул куда-то вниз, вместе с парой не успевших среагировать мутонов, быстро исчезнувших в темноте. Бойцы Икс-ком воспользовались начавшимся хаосом, продолжая непрерывно вести огонь и продвигаться вперёд, сжигая и расстреливая последних оставшихся захватчиков. Сейчас, когда жизни командующего ничего больше не угрожало и спешка более не требовалась, они действовали куда более обстоятельно, тщательно обрабатывая каждую цель лазерными лучами. Последний живой дохляк попытался сбежать, протиснувшись в вентиляцию (должно быть, в них было достаточно от змей, чтобы он сумел там проползти), но Гейст успел поймать его за ногу и отшвырнуть в сторону.
- Стойте! Стойте! – крикнула Вален, бросаясь вперёд. – Пожалуйста, возьмите этого живьём!
Дохляк изо всех сил вырывался, а при виде неё и вовсе запаниковал, начал пинаться ногами и извиваться в отчаянных попытках сбежать.
- О, дорогой мой, кажется, я и впрямь имею у вас не лучшую репутацию… - заметила Вален, Гейст при её приближении силком отвернул голову пришельца в сторону, чтобы тот не смог плюнуть ядом. После того, как доктор выпустила в чужого два последних разряда электрошокера, тот потерял сознание и обмяк в руках псионика. – Да, просто замечательно. Спасибо за помощь, Джон, - Вален широко улыбнулась при виде нового пленника. Что ж, это маленький шаг в пополнении её запаса подопытных, серьёзно сократившегося после сегодняшней экстренной зачистки.
- Без проблем, доктор, - кивнув, ответил солдат. – Только, прошу, не могли бы вы обращаться ко мне по позывному?
- П-почему? – с любопытством спросила она, даже акцент в голосе сильнее стал слышен.
- Я теперь новый человек. Изменившийся! – Гейст поднял перед собой ладонь, посмотрел, как фиолетовый свет послушно кружится между пальцами. – Мне кажется, будет уместно получить и новое имя.
- Я обязана вам жизнью, так что…
- Командующий в порядке, - с облегчением произнёс подошедший к ним директор. – Похоже, мы всё-таки отбились.
- А Шень?
- Он и Лили сейчас вместе с остальной командой инженеров.
Это хорошо. Инженерные отсеки расположены глубоко на самых нижних уровнях базы, рядом с реактором. Пришельцы так далеко пробиться не смогли. Шень наверняка перепугался за свою дочь. Возможно, даже пожалел, что вывез её сюда, но с другой стороны – где угодно на Земле сейчас ещё опаснее, чем на базе Икс-ком. Калифорнии, где она до этого жила у родни со стороны матери, досталось особенно сильно. Тайвань тоже зацепило войной, хотя и лишь краем.
- И что мы теперь будем делать? – спросила Вален, вопрос в первую очередь предназначался директору. Придётся ли им теперь менять дислокацию? Помимо второй площадки ещё ведь есть и её собственная лаборатория в Антарктиде. Однако если Икс-ком распределит свои подразделения по разным объектам, не лишит ли это весь проект смысла? А если они просто восстановят эту базу, в строительство и обустройство которой вложено столько пота и крови, то нет гарантий, что нападение не повторится. Местоположение врагу уже известно. В конце концов, если ничего не поможет, пришельцы могут просто уничтожить их орбитальным ударом.
Правда, похоже, что в этот раз они в первую очередь хотели захватить в плен командующего.
Но можно ли строить всю оборону только на одном допущении, что они будут руководствоваться этой целью и в следующий раз?
- Я не знаю, Мойра. Я просто не знаю, что нам делать дальше, - произнёс Брэдфорд, наконец-то директор мог позволить себе показать, насколько же он устал – руки у него опустились, а глаза закрывались почти сами собой. Полковник был обожжённым и избитым, но как и сам Икс-ком, продолжал стоять на ногах и был готов сражаться и дальше. – Сначала, думаю, надо занять сбитый линкор… ну а потом…
- Пока у нас есть вы и командующий, уверена, мы справимся с чем угодно, - произнесла Вален, коснувшись его руки – всего лишь небольшой жест доверия.
- Спасибо… - ответил он, медленно кивнув, и в этот момент доктор почувствовала, что краснеет.
- Боевые стимуляторы, - пробормотала она торопливо, отдёргивая руку и сцепляя пальцы в замок. – Мне нужно будет пройти обследование в лазарете. После того, я проверю состояние командующего и всех, кто был ранен, - кашлянув в кулак, она добавила: - Вам тоже следует посетить лазарет, полковник. Мы оба сегодня явно получили передозировку стимуляторов.
- Лучше уж это, чем оказаться под контролем разума… или быть убитым, - ответил Брэдфорд, вежливо отвернувшись чтобы изучить какую-то очень важную точку на карте Земли. – Вы должны найти командующего и сразу же идти на в лазарет. Вы оба.
- Так точно, сэр, - произнёс стоящий около них Гейст, бесчувственного дохляка он продолжал держаться в руках
- Ладно, ладно, - быстро согласилась Вален, проходя мимо заместителя командующего. – Ещё столько всего надо сделать…
- И ещё… доктор?
- Да?
- Вы не против, если я оставлю себе меч?
- Разумеется, - она невольно улыбнулась, прежде чем обернуться к нему и ответить. – Никаких проблем. В конце концов, я для вас его сюда и принесла.
Он ухмыльнулся в ответ и немного напоказ убрал оружие в захват на спине.

. . .

Марс
155 лет после Войны с Эфириалами.

Джон Шепард откусил кусок тоста, направляясь к дивану, а значит и заслуженному отдыху. Как часто бывало, семейный особняк стоял практически пустым. Мать убыла куда-то в дальний космос по флотским делам – он сильно подозревал, что опять на Трезубец, налаживать связи и готовить интеграцию этого участка сети ретрансляторов к вступлению в Конфедерацию. Бабушка сейчас в Затмении, и это точно надолго. Конечно, у него есть и более дальние родственники, двоюродные братья и сёстры, но с ними нечасто доводиться видеться, обычно лишь когда вместе собирается вся семья, примерно раз в год… раз в марсианский год.
Особняк, можно сказать, стоит на автопилоте, слуги лишь убирают его и поддерживают всё в рабочем состоянии. Джон лишь мельком глянул на прошедшего мимо сектоида. Ну а то, с чем не справлялись слуги-пришельцы, находилось в ведении виртуального интеллекта дома. Приятно иногда вернуться домой во время увольнительной в Академии, вот только одному даже отдыхать немного скучновато. Может, хоть собаку стоило завести… и встречать будет кому, и домашние дела она сможет вести в их отсутствие.
Щёлкая по канала телевизора, Джон откусил ещё кусок тоста, намазанного мёдом и беконовым желе, и затем подключился к развлекательной пси-системе. В поисках чего-нибудь весёлого, но не требующего думать, он быстро нашёл интерактивный показ «Пляжной вечеринки Иллиума» и нырнул туда.
«Бессмысленная ксенодрянь» - скорее всего, именно так мать бы оценила это шоу.
Может, она была бы даже права, однако эта ксенодрянь чертовски популярна. Все в академии только о ней и говорят. На фоне заиграла навязчивая мелодия, Джон почувствовал, что идёт по пляжу Иллиума у окруженной искусственными островами лагуны с невозможно чистой и прозрачной водой, повсюду виднелись статуи и фонтаны, идеально вписанные в общий пейзаж. В чём стоит отдать должное азари: они умеют создавать красивые вещи, и они знают, как развлекаться со стилем. В подтверждение второй мысли пляж был наполнен мужчинами и женщинами. Женщин, особенно азарийских, было куда больше – в бикини, закрытых купальниках, даже во второй коже человеческого образца. Все купались, собирались вокруг плавучих баров, танцевали под музыку или играли в разные пляжные игры. Можно было увидеть даже пару гадюк и несколько девчонок явно с Титана (если судить по второй паре рук), играющих в волейбол.
Да, азари точно стоит отдать должное, ведь этот пляж не иллюзия, он существует в реальности и сейчас оттуда ведётся пси-трансляция. Должно быть вскоре после первого контакта с новой и потенциально опасной расой какая-то предприимчивая азари подумала: «Держу пари эту чужие захотят увидеть меня полуголой!» Хотя, правильнее было бы, конечно, сказать – голой на девять десятых. Ну а вторая мысль была: «Ну и раз такое дело, как же мне на этом заработать?»
Да, уж применение фантастического дара псионики в давние времена точно не так себе представляли.
Пожав плечами, Джон отсоединился от трансляции, дожевал тост и мысленной командой велел одному из сектоидов унести пустой поднос. На ходу он зацепился взглядом за ближайшую каминную полку. В нынешние времена, конечно, функции у каминов почти целиком декоративные, однако на полке всё ещё вполне можно держать несколько старинных безделушек и сувениров... среди них особенно выделялся меч директора ещё времён войны. Впрочем, о войне напоминали и другие вещи: древний пси-усилитель первого поколения, старый лабораторный халат пра-пра-бабушки под стеклом, нечто похожее на крайне примитивное шоковое копьё (кажется, подобные штуки тогда называли дугомётами), пустой контейнер из-под Состава и ящик с жетонами Икс-ком. Два верхних в нём были самыми старыми. Ниже лежали те, что принадлежали родителям бабушки… ещё ниже оставлен пустой пока ряд, куда свой когда-нибудь после отставки положит Аннабель, затем ещё два ряда для матери и для него самого.
Но больше всего его внимание привлекал именно старый меч. Сняв его с подставки, Джон оценил, что тот не потерял ни заточки, ни баланса. Обращаться с клинками их в академии учили, как и другим видом ближнего боя, а после зачисления в Икс-ком эти навыки будут оттачивать и дальше. По ощущениям, этим старым мечом до сих пор можно вскрыть человека в броне или мутона. Кромка до сих пор пугающе острая, чего и стоит ожидать от сплава эфериума. Трудно поверить, что Дед им когда-то в самом деле пользовался.
Джону даже стало интересно, доводилось ли этому оружию бывать в реальном деле, или оно являлось сугубо парадным?
Хотя второе вероятнее. Сама по себе картина, как в войну дед Брэдфорд с мечом прорубается через толпу чужих – это было слишком тяжело себе представить. Может, потому что когда при нём говорят о центральном директоре и его воинских подвигах, он всегда себе представлял деда, смотрящего на диване футбол, и только потом на ум приходят его знаменитые фото из учебника истории. То же самое касается и пра-пра-бабушки.
Аккуратно вернув меч на почётное место, Джон предпочёл не забивать больше голову мыслями о далёком прошлом. Ещё будет много времени подумать и об этом, и том, как он продолжит семейные традиции, когда начнёт службу в Икс-ком. Когда и у него будет собственный жетон, который однажды можно будет добавить в общую фамильную коллекцию. Но всё это будет ещё не скоро, а пока можно просто убить немного времени, и «Вечеринка Иллиума» для этого вполне подойдёт.
__________
Иллюстрации к главе:

Пси-лаборатория Икс-ком
http://sa.uploads.ru/t/F1hzt.png

Храмовник с пси-клинком
http://s4.uploads.ru/t/ZNv4o.jpg

Отредактировано H-marine (30-09-2017 20:01:30)

+10

26

Ашыпки, которые я заметил

Ну, во-1 это абзацы. Понимаю, что так пишете, но стена текста - не лучшая штука для восприятия. Так что а) пустые строки и б) красные строки. Да и выделение оригинала можно было бы сохранить (это я про курсив на слове/абзаце "псионика"/"Psyonic attacks").

"Более чем уверена, что ваши нанотрубки за это время никуда не денутся"

"Дамы! Господа! Пройдёмте в убежище?" - Хотел поставить восклицательный знак, но посмотрел оригинал ("Gentleman! Ladies! Panic room?"), так что предлагаю "Может пройдём в убежище?"

"Доктор Маровиц, не могли бы вы дать мне пройти?"

"центрального директора Брэдфорда" - В оригинале он "полковника Брэдфорда"/"Colonel Bradford", в самой игре вообще "Central officer" - старпом, начштаба, 1-й вахтенный / главный офицер... Затрудняюсь подобрать точный перевод, но явно не "директор". Извините, но звучит как из эры пиратских переводов с углепластиком и прочими Перефургонами. (А ещё Central - иногда "штаб" или "главный").

"Торопливо Вален пронеслась через автоматический пост охраны" - Плюс мне кажется, что тут корректнее (вот не знаю я смысла фразы "Little pepper in her step", хотя по контексту примерно понятно) будет "Прибавив ход / шаг / Ускорившись, Вален ... чуть / слегка притормозив, когда..." (выделение для понимания что на что меняется).

Дальше... "лабораторию Материаловедения". С тех пор как я в последний раз открывал учебник русского языка у нас названия наук и блоков пишутся с заглавной буквы? Нет, я понимаю, что в английском все (почти, кроме предлогов) слова в названиях так пишутся, а в немецком так и вообще все существительные, но мы же говорим на русском! И если по отношению к изолятору, который на базе можно было построить всего один и имеющий вполне заслуженную репутацию "плохого места", или к названиям отделов (хотя это уже с хорошей такой натяжкой и там скорее "Лаборатория исследования пришельцев", "Отдел по улучшению оружия", "Бронная мастерская") это ещё можно нормально использовать, то это...

Кстати, многоточия. Это вполне себе знак конца предложения, после которого начинается новое - точка, а не запятая. Что? В английском варианте не так, там строчная буква? А мы на каком языке сейчас пишем? То-то же.

"всё на своих местах, и вообще лабораторию не успели уничтожить" - Вариант 1 (наиболее близкий к оигиналу): "всё на месте / своих местах и в порядке / цело / цело и невредимо". Вариант 2: "всё на своих местах, да(?) и вообще лабораторию ещё не успели уничтожить". Почему я так набросился на вторую часть? Вот не нравится она мне и всё тут. Чувствуется какая-то... Незавершённость, что ли. В общем, над ней ещё подумать надо - то ли оставлять вариант с уничтожением, то ли переводить буквально.

"так что ответ, я полагаю – да, они идут сюда" - Во-1, я всё же за "полагаю, да" - "полагаю" всё же обособлено, так что нужна вторая запятая, да и получится больший акцент на "они идут сюда" -  во-2 можно последнюю запятую заменить на тире, в-3 можно (может быть!) убрать "они идут сюда", которая я вообще не понимаю, откуда взялась (нет, я понимаю, откуда, но зачем...).

"Мы можем подтвердить / подтверждаем, что произведённая стимуляция привела к росту кристаллов согласно формуле Голлопа(,) и что их состояние внутри объекта стабилизировано (а вот здесь бы я вставил ", но")"

"Новообразования крайне значительно отличаются" - А вам не кажется, что это синонимы? "крайне", "значительно", "очень сильно"...

"Мы обнаружили самое меньшее двенадцать подобных кластеров" - "no less" переводится скорее как "не меньше", "как минимум" (хотя это скорее "at least").

"Если смотреть со стороны, различить на нём забрало было невозможно – передняя пластина создавалась из сплава чужих односторонней прозрачности" - М... Я понимаю, что вам тоже хочется что-то своё написать, но не стоит ведь забывать про "волшебника Изумрудного города" и "сагу о Форкосиганах"! Конкретно здесь создаётся впечателние, что визор был, но замаскированный, когда на самом деле он представляет из себя всю лицевую пластину.

"Ну а теперь пойдем и спасём наш дом, я полагаю?" - Не удалось. В оригинале даже тон копировал боевики, знаете, "ну что, - Арнольд передёрнул затвор. - наваляем жукам?". А здесь вы безнадёжно потеряли темп фразы, отсылка не удалась. Предлагаю "Ну что. Спасём / Пойдём и спасём наш дом?", без перевода "shall we" - по крайней мере, так доктор Вален получается ЧЕРЕСЧУР кабинетной, несмотря на явную склонность к игре с большими игрушками (ну не просто из-за совести ведь она испытывала всё на себе, наверняка в тире не одну сотню часов провела).

"Директор, - хрипло произнёс он, усталость в голосе показывала, чего им стоило сюда пробиться. – Позывной – Гейст, прибыл в ваше распоряжение" - Вот здесь предлагаю ограничиться простым "сэр", по крайней мере я не могу придумать лучшую замену слова "Central", которое здесь, похоже, вообще синоним слова "Сам" ("А Сам у себя? - спросил генерал").

"но по пути он своим клинком успел зарубить" - Либо "своим клинком он успел", либо просто "он успел" - более правильное построение предложения.

"Его рука была замотана био-бинтами" - Во-1 "биобинтами", во-2 я не знаю, как он мог воспользоваться "makeshift bio-bandage" - "кустарным биобинтом" (!). Может быть, имеет смысл сменить на просто "бинтом", "повязкой" или что-то похожее.

"Я уже сказала, что у меня сейчас в венах кровь напополам со стимуляторами" - Во-1, "пополам" (хотя это косметическая / чисто моя придирка), во-2 может быть лучше переставить места словами слова местами, усилив эффект. Ну или перевести напрямую, что "у меня сейчас кровь накачана боевыми стимуляторами".

"Быстро надев перевязь, он вытащил меч"

"планировалось(,) что она войдёт в комплект улучшений для тайных операций"

"Хотя были возражения, что для чистоты эксперимента лучше взять немодифицированного человека, однако на это следовали замечания" - "обычно на это" - железобетонно. Желательно ещё "Хотя/ь и были возражения".

"Калифорнии, где она до этого жила у родни со стороны матери, досталось особенно сильно" - А стоит ли вставлять это? В смысле, потом может выйти боком если окажется, что бабушка-то со стороны отца. Я, конечно, за литературный перевод, но всё же надо именно переводить, а не писать по мотивам.


Хотя на самом деле вы круты - регулярно переводить такие объёмы текста, причём переводить так, будто он изначально был написан на русском языке (нет, там есть, конечно, признаки именно американского авторства, но именно текст читается вполне нормально). Эпизод получился любопытным, особенно последние несоклько абзацев про "скорее всего парадный". Да и опыт сверки оригинала (где к тому же употребляется ОЧЕНЬ много местных выражений) с таким переводом интересный получился. Нра.

Отредактировано Chitatel (30-09-2017 12:03:26)

+1

27

H-marine написал(а):

после их правильно «перепрограммирования

правильного

H-marine написал(а):

пронесла через автоматический пост охраны

пронеслась

H-marine написал(а):

Пожав плечами,, Джон отсоединился

плечами,

+1

28

Godunoff
Спасибо, исправил.

Chitatel
Большую часть исправил, но кое в чем возражу.

Chitatel написал(а):

Ну, во-1 это абзацы. Понимаю, что так пишете, но стена текста - не лучшая штука для восприятия. Так что а) пустые строки и б) красные строки.

Красные строки съедаются при вставке текста на форум, пустые не ставятся по правилам русского языка.

Chitatel написал(а):

В оригинале он "полковника Брэдфорда"/"Colonel Bradford", в самой игре вообще "Central officer" - старпом, начштаба, 1-й вахтенный / главный офицер... Затрудняюсь подобрать точный перевод, но явно не "директор". Извините, но звучит как из эры пиратских переводов с углепластиком и прочими Перефургонами. (А ещё Central - иногда "штаб" или "главный").

Перевод взят из русской вики по Икс-ком:

Организация - X-COM
Род занятий - Центральный директор проекта

Сокращенно, соответственно "директор", потому что "Центр" как прозвище звучит ещё более странно. А Главный - это командующий, которого Брэдфорд только замещает. А то что он полковник было указано в тексте.

Chitatel написал(а):

по крайней мере, так доктор Вален получается ЧЕРЕСЧУР кабинетной, несмотря на явную склонность к игре с большими игрушками (ну не просто из-за совести ведь она испытывала всё на себе, наверняка в тире не одну сотню часов провела).

Тут уже личное восприятие образа - я вижу Вален и её манеру речи иначе, именно более вежливой даже в подобных ситуациях, без лишней бравады.

Chitatel написал(а):

А стоит ли вставлять это? В смысле, потом может выйти боком если окажется, что бабушка-то со стороны отца.

Цитата из оригинала "Leaving her there with his in-laws", то есть "с родственниками со стороны жены"; "in-law" - "по закону", родственники, приобретенные после вступления в брак и не связанные кровно.

+1

29

Вставлю свои пять копеек:
Имя: Джон Бредфорд;
Звание: Полковник;
Должность: Заместитель командира(Замком)/Офицер управления(так он представляется в игре XCOM EU)/Центральный директор проекта(рускоязычная вики);
Позывной: "Центр"(общий на весь центр управления)

0

30

Мигрирующий флот (1) Тали’Зора

. . .

2674 ЭПЦ
(Эпоха после Цитадели)

Звёздная система Каспий

Мигрирующий флот кварианцев сверкал в пустоте, словно город посреди пустыни, разгоняющий своими огнями ночную тьму. Сравнение это даже более удачно, если подумать, что Флот и является по сути своей огромным городом, растянувшимся в космосе на тысячи километров и в таком виде движущимся между звёзд от одного ретранслятора к другому. Пятнадцать тысяч кораблей и семнадцать миллионов кварианцев у них на борту – большая часть всей их расы, обитающая на жилой площади, которая в сумме меньше острова Манхэттен. В данный момент Флот находился в системе Каспий, качая топливо из газового гиганта Антида и попутно разбирая на полезные ископаемые астероиды большого пояса вокруг горячей голубой звезды.
Тали’Зора в данный момент наблюдала всё это на проекции, висящей над головой – и звёздную систему, и флот, ставший домом для её народа.
Домом, где она прежде не бывала ни разу.
- Поступил сигнал от Патрульного флота.
- Обмен кодами безопасности завершен успешно.
- Нам присвоены флотские позывные.
- Заодно нам сильно сократили время ожидания. Наш маршрут подняли в приоритет и отработают следующим.
- Меньшего я и не ожидала, - Заметила Даро’Ксен вас Новерия, сидящая в капитанском кресле корабля «Умница». Она не скрывала нетерпения, барабаня пальцами по подлокотнику кресла. На ней был чёрно-фиолетовый скафандр Затмения, только с заниженным воротником, не закрывающим небольшие поры у ключиц, называемые «энуа» и предназначенные, чтобы изучать воздух вокруг. Грива тёмно-фиолетовых хорошо ухоженных «отростков», отдалённо напоминающих волосы, слабо светилась изнутри – сейчас характерные для кварианцев хроматофоры своим оттенком так же выдавали её раздражение и нетерпение. Хотя Тали могла понять мать и её плохое настроение – с каждым годом всё яснее и яснее становилось, что Мигрирующий флот готов обращаться к ней, только если опять что-то понадобилось.
Тали сидела на ступенях, отделяющих приподнятую центральную платформу с креслами капитана и старшего помощника от более низкого полумесяца, где размещались остальные посты и приборы для команды мостика. Вместо обычного скафандра по моде пространства ретрансляторов на ней была надета вторая кожа, как у людей, которая прикрывала всё тело ниже шеи, плюс золотая мантия с фиолетовой отделкой поверх. Мантия, конечно, не настоящая, без встроенных пси-усилителей, поскольку Тали не псионик, но стиль её подражал человеческому… только по длине немного короче, чем принято у людей, ведь кварианка не умеет парить, а трепать и волочить края длинной мантии по полу не хотелось бы.
И мантия и вторая кожа были оформлены в едином стиле «нео-стимпанк», популярном сейчас на Новерии, а туда пришедшем с человеческой колонии под названием Деметра. Тали добавила несколько трубок и светящихся крайне важных на вид (хотя не несущих никакой практической функции) механических деталей и штуковин на плечи и на спину, а так же на ботинки и перчатки. Её инструметрон, разумеется, был полностью интегрирован во вторую кожу, однако ради стиля на виду оставлены два выступа, выглядящие как постоянно крутящиеся на светящемся фоне шестеренки под стеклом, там же рядом была крутящаяся ручка в старинном стиле, вращением которой можно было регулировать громкость и яркость прибора. Завершали образ несколько лишних ремней на поясе и на руках. Конечно же, мать позаботилась о том, чтобы под всеми этими декорациями скрывался самый технологически продвинутый скафандр, какой кварианец только способен надеть, но сам по себе выглядел он уныло и никаких привлекающих внимание элементов не имел вовсе. Потому пришлось как следует заняться им при помощи дополнительных программ и ряда доработок.
- Тали! – позвал её знакомый голос с одного из экранов, на который сейчас шли передачи от флота, растянувшегося на четверть звёздной системы.
- Тётя Раан! – Тали вскочила, улыбаясь своей родственнице. Формально, конечно, Шала’Раан была двоюродной сестрой её родной матери, но она всегда звала её тётей, ещё с самого первого визита на Новерию, который Тали уже сама с трудом помнила. – Мы прилетели всех спасти! – усмехнувшись, заявила Тали. - Так что волноваться не о чем, мы быстро починим «Райя», и оглянуться не успеете!
- Всего тринадцать лет, и какая готовность служить Флоту, - произнесла Шала немного теплее, но этой интонации Тали было достаточно. Она легко могла представить, что тётя сейчас улыбается с гордостью за неё, это было заметно по её голосу, однако лицо было скрыто за почти непрозрачным забралом шлема, как и у всех «старорежимных» кварианцев. Тали едва могла различить более яркие пятна там, где должны быть глаза.
- Как видите, у нас с собой есть и другие подарки, - добавила Даро, кивнув женщине, которая, сложись всё иначе, могла бы стать Тали матерью. – Неизменно рада видеть вас, адмирал Раан.
- Адмирал Ксен, - тем же тоном ответила Шала. Тёплыми отношения между ними не были никогда.
А ещё Тали знала, что при равных званиях их должности имеют очень разный вес. Пускай они обе назначены адмиралами, но место в уважаемом Совете адмиралов есть лишь у одной из них. Шала’Раан командует Патрульным флотом, по сути отвечая за внутреннюю безопасность всего Мигрирующего флота. А Даро’Ксен назначили «Адмиралом Новерии» в знак признания (по её словам – буквально вынужденного) её возможностей, однако реальной власти во Флоте она практически не имеет. Тали было известно, что есть несколько таких адмиралов, приписанных к разным мирам, Новерия просто самая известная из подобных планет, с самой большой кварианской популяцией и самым большим портом, открытым для приёма паломников. В нынешние времена практически каждый кварианец, отправившийся в паломничество, сначала посещал Новеию, прежде чем двигаться дальше – в пространство Цитадели либо, куда реже, к людям.
Хотя сама Тали никогда раньше Мигрирующий флот даже не видела, однако ей уже было известно о расколе между старшим более консервативным поколением кварианцев и молодежью из тех, кто прошел через Новерию или вообще вырос там. Вторые отличались куда более космополитными взглядами. В качестве примера можно взять хотя бы экипаж «Умницы». Даже здесь на мостике находились представители сразу нескольких рас, хотя кварианцев и азари, конечно, было больше остальных. Среди прочих оказался даже один человек, ответственный за псионическую поддержку и защиту, а также ханар из Затмения, отвечающий за вооружение корабля. А на Новерии разных инопланетян ещё больше, там можно встретить и турианцев, и саларианцев, и батарианцев, и чужих из малых рас Терминуса, не говоря уже о том что там в разной степени представлены практически все возможные группы и сообщества галактики.
С другой стороны, если верить рассказам, население Мигрирующего флота на девяносто девять целых и девять тысяч девятьсот девяносто восемь десятитысячных (т.е. 99.9998%) составляли кварианцы. Исключением являлись тридцать две азари, живущих со своими партнёрами-кварианцами… и это на популяцию в семнадцать миллионов. Это и в самом деле самое однородное сообщество в галактике. Тали просто не могла себе подобного вообразить.
Однако сегодня она всё это увидит своими глазами.
- …мы будем признательны, если ваши подчиненные прибудут на «Райя» как можно быстрее, - тем временем Шала продолжала разговор. – При нынешней ситуации нашего запаса провизии хватит на две недели, но Конклав уже готов урезать рационы. И чем скорее решим эту проблему, тем скорее вы освободитесь, - Шала повернулась немного в сторону, и Тали поняла, что она перевела взгляд на кого-то ещё. – Тали… твой отец говорил, что ты выросла в замечательную девушку,  я искренне рад увидеть тебя вновь. Однако… кое-что меня беспокоит. Ты уверена, что это подходящий наряд для визита?
- А что не так с тем, как я одеваюсь? – спросила Тали, с вызовом сверкнув глазами и уперев руки в бёдра. – Тётя Раан, только не говори мне, что ты тоже одна из этих старых хеча? И к тому же это подарок от тёти Таноптис! Я его сама доводила до ума на Титане! Да этот костюм практически часть моей личности!
Кажется, под шлемом Шала слегка прищурила глаза, рассматривая её. Она пробормотала негромко нечто, напоминающие «эти подростки…»
- Вот и прекрасно, - произнесла она вслух. – Мы с тобой скоро увидимся. До скорого.
- А что плохого в том, как я одеваюсь? – спросила Тали у матери, но лишь дождавшись, когда экран погаснет.
- Недостаточно чёрного, - ответила Даро, бросив на неё всего один взгляд.
- Мама, галактика не чёрно-белая, в ней есть ещё и другие цвета, - сказала Тали, закатив светящиеся глаза.

. . .

Тали впервые ступила на палубу одного из кораблей Мигрирующего флота.
Корабль-ферма «Райя» являлся чудом древних времён, построенным в эпоху, когда Кварианский Доминион достиг своего высшего расцвета. Дед Окир порой вспоминал те времена, когда Тали вместе с Даро посещали Арктур. Давным-давно государство кварианцев, тогда называвшееся Доминионом, контролировало внушительный участок космоса. Хотя их раса вышла в космос позже, чем азари, саларианцы и турианцы, к первому контакту они набрали больше сил, чем в аналогичной ситуации было у Батарианской Гегемонии. У них имелся флот мощных и опасных линкоров, а кварианские инженеры достигли таких высот, что создавали корабли и станции потрясающих размеров, уступая в этом лишь протеанам. В те времена кварианцы построили крупнейшее космическое поселение нового времени – станцию Харатар, а так же самый крупный линкор (посрамив на этом поле турианцев и азари) и самую большую электростанцию на антиматерии (превзойдя саларианцев). Доминион становился всё сильнее с каждым днём, и перспективы перед ним открывались поистине безграничные… пока геты не уничтожили все эти достижения буквально за несколько недель.
«Райя» был спущен в те времена, когда кварианцы ещё строили с размахом. Первоначально созданный для колонизации, этот корабль был длиннее и массивнее, чем даже «Путь предназначения», нынешний флагман флота Цитадели. Огромный трюм и заполненные водными культурами колодцы производили для населения Мигрирующего флота примерно 60 миллиардов калорий в день, в основном в форме очень компактной полу-переработанной желеобразной пасты… Смесь из жиров, протеинов, углеводов, в которую потом добавляют витамины и минералы, а вся лишняя биомасса устраняется. Четыре тысячи тонн провизии производят и упаковывают на «Райя» каждый день, чтобы затем распределить по кораблям флота при помощи небольшого флота малых судов и челноков, которые сразу забирают обратно пищевые контейнеры и все отходы, что можно вновь переработать в биомассу. И это ещё не всё, ведь «Райя» так же поставляет чистую воду на тысячи кораблей, очистители которых не способны обеспечивать собственные нужды.
Если задуматься обо всём этом, то корабль иначе как потрясающим и не назвать, а к этому стоит добавить, что трудящиеся здесь кварианцы постоянно рискуют жизнью, учитывая отсутствие иммунной системы и, зачастую, самый минимум оборудования и снаряжения. И они поддерживают всё это в рабочем состоянии… без остановки… в течение почти трёх сотен лет.
Завороженная Тали разглядывала всё вокруг широко раскрытыми глазами. Хотя у неё не было собственного герметичного скафандра, просто потому что он ей совершенно не нужен, ради жителей Флота и корабля «Райя» она добавила к своему костюму лабораторный био-экран. Сам экран уже был встроен во вторую кожу, так что не пришлось даже переодеваться, лишь вытянуть устройство в районе воротника и дёрнуть за кольцо для активации. Работающий от внутреннего источника питания второй кожи экран создавал тонкую пленку, прикрывающую лицо и всю голову до шеи. Черные отростки, чтобы не мешали, пришлось связать в хвост на затылке. Впрочем, с такой «прической» она ходила с младенчества, так что никакого дискомфорта это не вызывало, а вот у матери так не получалось – её грива оказалась слишком чувствительной для подобного обращения. Теперь, пока хватает энергии, экран будет защищать её не хуже, чем обычный герметичный костюм.
Пройдя через древний шлюз «Райя» она увидела встречающих их бойцов космопехоты.
Все они были в типичных кварианских скафандрах, пускай и бронированных, даже хотя Тали знала, что многие прошли ту же процедуру исправления иммунной системы, что и её родители. Причем для солдат это была не роскошь, а вопрос жизни и смерти, ведь в очередной перестрелке с батарианцами или турианцами одно нарушение герметичности может стать фатальным. Но похоже, что здесь, среди своих, они всё равно предпочитают одеваться так же, как и все остальные.
Тали помнила, что мать ещё много лет назад обсуждала «групповой иммунитет» и заявляла о том, что каждый кварианец должен пройти через медицинские процедуры, только тогда их раса в самом деле избавиться от этих скафандров. Тали вообще не понимала, в чём тут сложности. Кто вообще захочет прожить всю жизнь в душном костюме? Когда всего-то и нужно, что добрать до Новерии и провести лечение. Сейчас процедура настолько отлажена, что даже её отец, отличавшийся крайне ослабленной иммунной системой, смог излечиться.
- Мисс Зора, - поприветствовал её один из космопехотинцев, когда кварианка проходила мимо. Затем он потянулся к шлему и перевёл тёмно-синее забрало в режим полной прозрачности. Теперь под шлемом можно было различить дружелюбное лицо с короткими отростками и мощной челюстью. – Помните меня?
- Кэл! – воскликнула Тали и подпрыгнула, чтобы обнять солдата. Кэл’Ригар раньше служил у её отца, он происходил из семьи потомственных военных и отличался рассудительностью и почти патологической преданностью. Как и многие из бойцов Раэля в своё время он посещал Новерию для замены иммунной системы… а через несколько лет появился вновь, теперь ради улучшения регенерации с помощью Состава.
- И я рад вас видеть, мэм, -  Кэл тоже обнял её, говорил он с теплотой и искренностью, хотя старался держать официальный тон. Ну такая вот у него манера общения, хотя Тали сама понимала, что на «мэм» она пока никак не тянет.
- Кэл, - произнесла она, слегка отодвигаясь и разглядывая его лицо. – Ты классно выглядишь! – но затем она опустила взгляд и предположила: - Постой… тебя же не прислали со мной нянчиться, правда?
- Я телохранитель, а не нянька, - поправил он.
- Ты уже слишком взрослая, чтобы с тобой нянчиться, Тали, - произнесла подошедшая мать. – А вот хороший телохранитель нужен в любом возрасте. Кэл’Ригар, верно? Я полагаю, наши доработки оказались полезны вам?
- Крайне полезны, мэм, - ответил Кэл, выпрямляясь при появлении Даро’Ксен. – Теперь мы теряем при абордажах меньше десятка бойцов, даже при серьёзном противодействии. А потери из-за инфекции вообще практически сошли на нет.
- Рада это слышать, - кивнув ему, заметила Даро. – А теперь нам пора. Нужно осмотреть «Райя».
- Я тебе позже напишу! – пообещала Тали, солдат улыбнулся в ответ, а затем вновь сделал забрало маски непрозрачным. И он был далеко не единственным космопехотинцем, да и не единственным кварианцем с непрозрачным внешне шлемом, кого Тали успела увидеть, пока они ходили по «Райя», встречаясь с капитаном и старшими инженерами. Все здесь носили такие шлемы.
Выглядело это очень странно.
На Новерии привыкаешь видеть лица кварианцев, читать их эмоции по свету глаз и отростков. А здесь единственными кварианцами с не скрытыми лицами были лишь она сама, мать, и те, кто прибыл с ними из Затмения и с Новерии. А местные их прятали. Некоторые, как Кэл, порой делали забрало прозрачным, привыкнув к этому на Новерии. А все остальные скрывались постоянно, даже здоровались, не показывая своего лица.
Она словно оказалась… среди пришельцев.
Но Тали была уверена, что в конце концов она привыкнет. Или так, или другие кварианцы покажут ей свою внешность, когда станут ближе и подряжаться с ней. Мать в своё время объясняла, что на Флоте кварианцы живут в большой тесноте, и внутренний объем своего костюма — это практически всё личное пространство, что у них есть. Своё лицо принято показывать лишь родным и самым близким друзьям. Это звучало довольно разумно, однако Тали всегда считала, что она слегка преувеличивает. Она пообещала себе во всём разобраться самой. Скрывают они лица или нет – кварианцы Флот это всё равно народ, к которому она принадлежит. Они смогут поладить, рано или поздно.
А пока она была занята тем, что внимательно слушала и смотрела вокруг во все глаза, пока они обходили «Райя». На этом корабле родилась её мать, сюда после паломничества назначили служить отца. Формально говоря, Тали тоже родилась здесь, однако её отвезли на Новерию до того, как название корабля официально добавили к её имени.
Однако судно это явно знавало лучшие дни. Среди множества иных сложностей самыми серьёзными оказались проблемы с реакторами, хотя и масс-ядро тоже нуждалось в нормальном техобслуживании. Под «нормальным» подразумевалась процедура, при которой ядро глушат и вынимают из отсека для полной профилактики, а для этого требуется полноценный док. В данном случае – док для линкоров. У большинства развитых флотов обычно имеется в запасе одно запасное ядро на два-три корабля того или иного класса. У турианцев, говорят, вообще есть запасное ядро для каждого линкора, чтобы в случае чего ни один корабль не остался у причальной стенки просто из-за проблем с техобслуживанием.
Естественно, Мигрирующий флот себе такой роскоши позволить не мог – как, в общем-то,  и любой иной роскоши. А значит придётся только заглушить ядро, а затем проводить обслуживание прямо на месте, лишь частично разобрав соответствующий отсек для упрощения доступа к нему. Мать пообещал, что будет наблюдать за процессом лично, к тому же с ней было два инженера-человека, которые смогут оказать помощь. Тали лично их обоих не знала, однако ей было известно, что среди людей немало квалифицированных инженеров, особенно в области крупномасштабных проектов. Мужчина и женщина большую часть времени перешучивались и спорили о чём-то не всерьёз, но стоило им увидеть изношенное ядро «Райя», как они сразу же собрали вокруг кварианских инженеров и начали составлять план ремонтных работ. Как Тали удалось услышать, остальной флот будет, по сути, дрейфовать в этой системе без дела, пока обслуживание ядра и замена реакторов на «Райя» не будут завершены.
Термоядерные реакторы были новыми, именно такие стали первым даром, который мать в своё время передала во Флот. И теперь древние установки ещё времён Доминиона заменят новейшие реакторы саларианской разработки, собранные на Новерии. К несчастью, сам процесс замены никак нельзя назвать простым. Целые секции корабля придётся снимать и ремонтировать прямо в космосе, при этом остальное судно должно функционировать в обычном режиме. Для этого придётся подогнать рядом ещё четыре корабля, которые будут обеспечивать «Райя» энергией через внешние кабели, пока идёт замена.
Стоит сказать, что реакторы не являлись единственным даром, что мать принесла Флоту.
Уже много лет Новерия поставляла сюда медикаменты, редкие материалы и просто кредиты – всё это напрямую из маминого кармана или получено за счёт её влияния. За прошедшее время она передала Флоту целых четыре корабля, причём всегда делала это в день рождения Тали. И это не говоря о том, что она развернула на Новерии кварианскую колонию, принимая тысячи новых паломников и обеспечивая их безопасной и хорошо оплачиваемой работой.
Тали могла лишь надеяться, что однажды она сможет сделать для своего народа столько же, сколько уже сделала мать. Слушая разговоры, она конечно раздумывала, чем могла бы быть полезной прямо сейчас, но вариантов было немного… в конце концов, ей пока всего тринадцать, в этом возрасте ещё даже в паломничество не отпускают. Мать обычно говорила, что образование у Тали «более чем достойное», даже по меркам взрослых, но с той работой, которой они занимаются здесь и сейчас, Тали помочь никак не могла, это просто не её уровень. Пока, во всяком случае. Однако никто не мешал ей слушать и учиться. Особенно интересно было наблюдать, как инженеры выкручиваются, подстраиваясь под имеющиеся непростые условия. В конце концов, не всегда есть возможность поставить корабль в нормальный док или привести к станции для ремонта, и тогда приходится импровизировать. Говорят, что импровизация – как раз одна из самых сильных сторон кварианцев. Тали слушала, как кварианские инженеры предлагают новые решения, на ходу пытаясь подобрать наиболее удачный порядок действий и методы, которые будут наилучшими в данной ситуации.
Тали улыбнулась. Вот оно – работать в команде всем вместе, как сейчас. Вот чем она хочет заниматься, когда вырастет!
- Тали, - Даро окликнула дочь, одной рукой успевая раздавать команды через инструметрон. – Почему бы тебе пока не изучить немного «Райя»? Похоже, нам придётся тут задержаться. А когда соберемся делать перерыв на обед, я тебе напишу, хорошо?
- Ладно, мам, - согласилась Тали, хотя и с некоторым сомнением. – Но если мне будет скучно, то я вернусь.
- Дорогая, этот корабль – инженерное чудо, как Флагман эфириалов, только созданный нашими предками, - заметила Даро, уже не глядя на неё и с головой уйдя в работу. – Нам обеим есть чему у них поучиться.
- Ладно, ладно. Я пойду.
Бодрым шагом Тали направилась на собственную экскурсию вглубь огромного корабля, а на некотором удалении за ней верно следовал Кэл’Ригар. На инструметроне имелась самая последняя карта звездолёта, так что она могла выбирать наиболее интересные места, которые стоит посетить, например, трюм, где производят питательную пасту. А ещё интереснее оказался находящийся рядом комплекс, где занимались переработкой биомассы и побочных продуктов, попутно восстанавливая из них алкоголь с различной молекулярной массой, амины, полимеры, кристаллы и парафиновые растворители. Лишь на трёх кораблях-фермах Флота (и с недавнего времени на Новерии) обитают редкие археи-экстремофилы, способные к биодобыче металла и дистилляции нефти, которые позволяют Мигрирующему флоту получать собственные углеводороды, перерабатывать пластик и аккуратно извлекать металлы из любых конструкций для дальнейшей переработки.
И самое поразительное, что всё это работает на корабле, которому почти четыреста лет! Когда геты подняли восстание, «Райя» уже считался устаревшим, однако звездолёт дожил до сегодняшнего дня, продолжая спасать чужие жизни! А теперь с их помощью он сможет продержаться и ещё несколько веков, хотя стоило надеяться, что к тому времени кварианцы уже смогут найти себе пристанище, и такая долгая служба от него не потребуется. Однако в любом случае этот шедевр кварианских инженеров просто восхитителен!
Возвращаясь тем же маршрутом, Тали решила повернуть в другую сторону, теперь к компьютерным архивам корабля, однако замедлила шаг, услышав разговоры. Вещь, которую она здесь поняла одной из первых – кварианские корабли очень тесные и очень шумные. Совершенно не похоже на Новерию, где у неё одной есть собственная комната и личная ванная. А здесь кварианцы набиты плотно, словно дроны в ящик. Корабль и в самом деле не зря называли «фермой», ведь крошечные каюты для экипажа располагались здесь повсюду, порой в совершенно случайных местах.
Однако это оказалась не просто очередная спальня, ведь находящиеся внутри кварианцы не только болтали, но и вместе смотрели что-то на экране. Тали почти сразу узнала занимавший их внимание сериал – там шла серия «Флота и флотилии»! Хотя сама она и не жила на Флоте, но этот сериал ей нравился, особенно космические битвы! …Ну, может, ещё и романтика немного, особенно учитывая, насколько классный там герой-турианец. Но в первую очередь, конечно же, она его смотрела ради битв!
Проскользнув в комнату, Тали немного расстроилась, поняв, что серия уже подходит к концу. И всё-таки, разве не замечательно, что она смогла встретить других фанатов? Набрав команду для управления второй кожей, она выбрала модель, купленную в официальном сетевом магазине сериала, и установила как скин. Через несколько секунд её вторая кожа начала меняться: на ней появились изображения кораблей, а затем эмблема в виде планеты с кольцами – символ клана Санали из сериала.
Последние детали нового дизайна как раз появились на костюме, когда Тали поняла, что на неё теперь смотрит больше кварианцев, чем на экран. Но почему? Неужели они никогда не видели вторую кожу? Тогда им, наверное, вообще башню сорвет, когда узнают, что она ещё может и форму менять!
- Привет всем! – поприветствовала их Тали, поднимая руку в человеческом жесте. – Я Тали! Я из клана Зора и родом с Новерии!
Кварианцы, которые, судя по их росту, были примерно одного с ней возраста, просто продолжали пялиться. Один из них прикрыл лицо ладонью, другой вдруг нервно засмеялся. Тали наклонила голову вбок, чувствуя, как её отростки меняют цвет.
- Ну чего? – спросила она прямо, поняв, что, кажется, чего-то не понимает.
- Твоё лицо! – наконец, выпалил один из них, и вскоре все они начали смеяться.
- Я могу увидеть твоё лицо, - сказал другой, указывая на неё пальцем.
- Эти кварианцы с Новерии… - прошептала одна из девчонок другой.
- Классные энуа, - заявил один из парней, и все вновь засмеялись.
Они смеялись над ней.
- А что не так с моими энуа?! – воскликнула Тали, голос у неё дрогнул, рукой кварианка прикрыла шею.
- Что на тебе вообще надето?
- А ты точно кварианка там под этой штукой?
- Эти с Новерии…
- Не пяльтесь на…
- А можно потрогать твои…
Они быстро обступили Тали, болтая наперебой и смеясь, а несколько даже начали трогать её руками. Это оказалось уже чересчур. Они вдруг оказались слишком близко. Испуганно вскрикнув и забыв, что нужно рассчитывать силы, Тали оттолкнула одного из мальчишек, коснувшегося её груди. Того буквально подбросило в воздух и швырнуло на двух других. Голоса зазвучали громче, теперь они звучали сразу обвинительно и испуганно, Тали развернулась на месте и просто сбежала, пользуясь внезапностью и их замешательством.
Может быть, она ошиблась? Может быть, она вовсе не так хорошо готова к встрече с кварианцами Флота, как сама считала.
______________
Иллюстрация к главе:
Кэл'Ригар
http://se.uploads.ru/t/mxt1C.png

+7


Вы здесь » NERV » Стартовый стол » Пси-Эффект (перевод с английского, часть 2)