NERV

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » NERV » Стартовый стол » Столпы Вечности(рабочее название)


Столпы Вечности(рабочее название)

Сообщений 1 страница 10 из 32

1

Новая попытка в собственное творчество.

Фанфик по Pillars of Eternity, с возможной эволюцией в кроссовер, если до этого когда-нибудь дойдет.

Общую информацию о мире можно почерпнуть https://pillarsofeternity.gamepedia.com … rnity_Wiki
https://rutab.net/b/games/2015/03/31/ga … eniya.html
http://www.edubel.ru/edu/042115poe_d20.pdf
Только отмечу что по второй ссылке есть серьезные расхождения с оффициальным переводом названий, а по третьей находится конверсия игры под D&D с соответствующими косметическими добавками.

Глоссарий

[1]Анамфат (ж. анаменфат) — титул вождя гланфатанского племени, приблизительно переводится как «принц душ». Должность пожизненная, но не наследуемая. Первым словом в выборе кандидата в наследники обладают сайферы племени, если совет решит, что душа кандидата недостаточно сильна, то он или она ни при каких обстоятельствах не сможет стать вождем.

[2]Дирвуд — или Свободный Палантин Дирвуд, одна из бывших колоний Аэдира на материке Восточный Край. В имперские времена этой землей правил грейв, назначаемый метрополией, но после отделения верховные правители Дирвуда именуются герцогами. Территория страны разделена на семь регионов, элдормов, каждым из которых правит эрл, за чье назначение отвечает герцог. В сою очередь сами эдморы поделены на более мелкие уделы, находящиеся под властью сейнов.

[3]Орланы — Орланы относительно небольшие (50-60% от размера человека) гуманоиды с большими, покрытыми мехом ушами и внушительных размеров «кошачьими» глазами с вертикальным зрачком. Они ведут ночной образ жизни, но многие орланы, живущие вместе с другими расами, приспособились к дневному распорядку дня.
Из-за своего размера орланы либо подвергались преследованию, либо игнорировались большинством культур, с которыми входили в контакт. В результате у них почти нет больших общин, и они последние несколько веков постепенно перебираются глубоко в густые леса. Многие из этих орланов ведут довольно жестокую партизанскую деятельность против прочих рас, из-за чего все орланы, независимо от их культуры и воспитания, воспринимаются другими разумными расами как кровожадные дикари и убийцы.
Единственная область, где орланы живут наравне с другими расами, — это Эйр Гланфат. В гланфатских легендах говорится, что орланы наравне с эльфийскими племенами дали клятву защищать энгвитанские руины. С тех пор племена смешались до такой степени, что, несмотря на физические различия между ними, гланфатские эльфы и орланы относятся друг к другу как к равным.

[4]Богоподобные — это дети из народа (так называемых «цивилизованных» рас), благословленные физическими особенностями богов, хотя не все считают это благословением. Такие особенности принимают самые разнообразные формы и часто связаны с мистическими силами. Как правило, головы богоподобных имеют нестандартную, искаженную форму, потому им крайне трудно подобрать себе шлем или что-то подобное. Из-за отличий и неспособности приносить потомство к богоподобным относятся с опаской и изумлением. В Вайлии (Старой Вайлии и Валианских Республиках) богоподобные официально считаются бесполыми.

[5]Эстрамор — полуругательное выражение гланфатанцев, относящееся ко всем пришельцам из-за моря.

[6]Эйр-Гланфат — родина гланфатанцев. Лесистая и болотистая местность, лишѐнная городов; гланфатанцы живут либо в небольших деревнях (многие из которых построены около энгвитанских руин), либо кочуют, занимаясь охотой и рыболовством.
Ранее здесь жил народ энгвит; они были не особенно развиты технологически, однако были прекрасными астрономами, архитекторами и учѐными. К моменты прихода гланфатанцев (откуда-то с востока) большая часть энгвитских поселений была пуста и заброшена, но легенды гласят, что оставшиеся энгвитанцы обучили племена различным наукам и позволили поселиться среди руин. В обмен они взяли с гланфатанцев слово, что те будут охранять руины до конца дней своих, не пуская туда никого. Что после этого стало с энгвитанцами из легенд, неизвестно. Возможно, содержимое руин может ответить на этот вопрос, да только гланфатанцы блюдут данную когда-то клятву и не щадят тех, кто пытается исследовать руины…

[7]Зимний Зверь(Римрганд) — Бог энтропии, холода, зимы, неудачи, чумы и природных катаклизмов. Является в образе гигантского, но тощего тура-альбиноса, который продвигается сквозь сильную снежную метель, а за его медленной размеренной поступью следуют смерть и распад.

[8]Аэдир — обширная колониальная империя, чья метрополия расположена на материке в районе экватора. Была образована после слияния человеческого королевства «Аэдир» и эльфиской державы «Кулклин». Вследствие такого объединения империей одновременно правят двое, Феркенинг (первый король) и Мейквин (блистательная королева), принадлежащие к двум основным расам империи и заключившие между собой традиционный брак.

[9]Движущаяся Белизна — Огромный, изрытый трещинами южный ледяной массив под названием Движущаяся Белизна стал обиталищем белых эльфов, а также приютил изгоев, искателей приключений и небольшие колонии отважных исследователей. Растительной жизни в Белизне нет, зато полно выносливых и опасных зверей, которые выживают, питаясь морской добычей и друг другом.

[10]Анимансия — наука о душах и воздействии на них. Впервые появилась в Аэдире, но из-за первого же эксперимента, который привел к поднятию мертвеца и сжиранию части ученых, быстро была запрещена. В разных странах отношение к этой практике различается, но последствия многих неудачных экспериментов серьезно подрывают доверие к тем, кто посвещает себя этому искусству.

[11]Хранители — разумные, открывшие в себе способность смотреть за грань материального мира. Они способны напрямую общаться с умершими, которые еще не ушли за грань, заглядывать в прошлое душ и воздействовать на них. Хранитель видит мир глубже любого сайфера, но с этим же связана опасность, так как смертный разум слабо приспособлен к восприятию высоких материй, и владение ею часто приводит к психологическим расстройствам. Кроме того, становление Хранителем часто способствует пробуждению прошлых реинкарнаций души и, соответственно, раздвоению или даже растроению личности.

[12]Аумауа — Жизнь аумауа всегда была связана с морями и океанами. Их облик имеет яркие «рыбьи» черты: короткие острые зубы, гладкая кожа синего, сине-зелѐного или коричневого цвета, практически отсутствующие ушные раковины. У этих гигантов широкие плоские носы и маленькие глаза. Хоть аумауа и можно назвать самой путешествующей расой, это «звание» по большей части принадлежит народу кальбандра — они первыми начали активно расселяться по берегам морей и островам, забираясь подчас очень далеко от своей родины.

[13]Ондра — Богиня океанов, забытых вещей, утраты, упорства и скорби. Говорят, она однажды влюбилась в луну и пыталась притянуть ее к себе, что привело к катастрофическим последствиям. Однако она до сих пор пытается дотянуться до отвергшей еѐ луны волнами (что становится причиной бурь, приливов и отливов).
По поверью, чтобы о чем-то забыть, нужно принести в храм Ондры соответствующий символ, а ее жрецы бросят этот дар в море.

[14]Рауатай — страна аумауа которой правит ранга нуи— «король» на языке рауатай. Столица Рауатай называется Такова. В основном в Рауатае проживают прибрежные аумауа, но также живёт некоторое количество островных аумауа, орланов, людей и эльфов. Рауатай— светоч прогресса в своём регионе: там есть университеты, мощный флот и самая могучая в мире артиллерия. Кораблям других государств запрещено проходить в их гавани, и постепенно это королевство становится всё более и более закрытым.
По соседству с Рауатаем расположены еще несколько стран аумауа, орланов и гномов. Несмотря на свою молодость, они входят в число наиболее развитых колониальных поселений на востоке. Залив — это земля богатств и ресурсов. Для тех, кто способен их взять разумеется. Все побережье время от времени подвергается разрушению из-за мощнейших бурь.

[15]Магран — богиня войны и огня. Ее культ — самый популярный в Дирвуде. Магран поклоняются рядовые солдаты, офицеры, тактики и стратеги всех мастей. Кроме того, в рядах ее почитателей те, кто создает снаряжение для боя, особенно все, что куется — оружие и доспехи. С точки зрения ее жрецов битва и война — неотъемлемые для человека занятия, к которым следует стремиться с максимальным упорством. Потому она не столько богиня жажды боя или чествования побед, сколько покровительница отточенных военных навыков и строгой дисциплины.

[16]Воедика — Богиня справедливости, закона, клятв, обещаний, государственного правления, мести, памяти и иерархий. Изображается в виде старой аристократки со сломанной короной на голове. Говорят, что когда-то она правила остальными богами, но была свергнута.

[17]Скейн — также именуемый Безмолвным Рабом — это бог скрытой ненависти, обиды и жестокого восстания. Как правило, его изображают в виде небольшого лысого мужчины с отрезанными носом и ушами, покрытого шрамами от плети. На вид он покорен, взгляд его потуплен. При этом его глаза сверкают черной тихой ненавистью, а кулаки стиснуты.
Известно также, что тем его последователям, которые были достаточно отчаянны для проведения определенного ужасного ритуала, он являлся в кошмарной инкарнации по имени Чучело. В Дирвуде последователи Скейна часто работают и в пыточных, и в качестве палачей: унижение высокопоставленных пленников доставляет им истинное удовольствие.

[18]Война Святого — военный конфликт между Ридсерасом и Дирвудом, названый в честь Святого Вайдвена, который считался воплощением бога Эотаса. Война была окончена взрывом бомбы Молот Бога, которая уничтожила Вайдвена вместе с частью его войска.

[19]Эотас — это аэдирское имя бога света, искупления и перерождения. Поклонение Эотасу все еще распространено в Аэдирской империи и Редсерасе, хотя эта вера запрещена законом в большинстве городов Дирвуда после событий Войны Святого, в ходе которых Святой Вайдвен, предположительно ставший земной оболочкой для Эотаса, попытался вторгнуться в Дирвуд и был уничтожен у ворот Цитадели Халгот. Об Эотасе с тех пор никто не слышал. По мнению большинства, он мертв.

[20]Молот Бога — мощнейшая бомба, разработанная умельцами Эшфола с непосредственным участием жречества Магран, чтобы уничтожить аватара бога Эотаса, Святого Вайдвена. Бомба была установлена на мосту у входа в крепость и взорвана, пока Эотас был на нем. Со смертью Вайдвена завершилась и война Ридсераса с Дирвудом, которую он развязал. После кончины аватара Эотас перестал общаться со своими почитателями, но священство сил не утратило. Его судьба доподлинно неизвестна.
До взрыва бомбы Вайдвена на мосту удерживало двенадцать добровольцев. Позже их стали называть Дюжиной и назвали в их честь организацию наемников со штабом в Бухте Непокорности. Также доподлинно известно, что, кроме первой дюжины, была и вторая, состоящая из высокопоставленных священников Магран. Именно они питали магическую часть бомбы и запустили взрыв. Там же они и погибли. Все, кроме одного, позже назвавшегося Стоиком.

[21]Сайфер — Сайферы способны напрямую проникать в душу
и психику другого существа и манипулировать ими, фокусируя при этом свою магию на духе как врагов, так и союзников. Большая часть сайферов до сих пор обитает в Восточных землях, хотя многие из тех, кто пользуется такими методами, расселились на всех изученных территориях. Постепенно к ним приходит общее признание, но в целом доверия к ним еще нет, особенно со стороны малообразованного населения.

[22]Фамиры — разумный, чья душа привязана к телу. Такое создание остается разумным и продолжает существовать после физической смерти тела, но подвержено быстрой деградации — душа начинает гнить вместе с телом. Для приостановки этого процесса фамир вынужден питается кровью и плотью разумных, поглощая сущность живых душ ради сохранения собственного разума. Фамиры не обладают какими-либо значительными преимуществами перед живыми существами.

[23]Стихийные Блайты — аморфные облака духовной энергии со стихийным окрасом. В вихре появляются и мгновенно исчезают дюжины гуманоидных очертаний. Лица кричат в безмолвной агонии, а руки отчаянно хватают воздух возле массы.
Биауаки (ветра, уносящие души), как известно, часто вызывают появление блайтов. Если сила бури выдирает душу из тела, она может попасть в центр стихии и сцепиться с другими природными элементами в вихре.
Эксперименты по созданию блайтов — это еще одно сомнительное направление анимансии, из-за которого она получила дурную репутацию во многих кругах. Некоторые считают такую практику опасной и негуманной, а другие — средством достижения цели. Анимансеры нередко страдают из-за того, что боязливый народ обвиняет их в создании блайтов.

[24]Свинцовый Ключ — тайная организация поклонников Воедики под предводительством Таоса. Декларируемой целью данного общества является сохранение тайн Богов и дискредитация аниманси.

[25]Арсенал Дургана — знаменитое поселение гномов высоко в горах Белого Перехода. Около столетия назад по неизвестным причинам все гномы были перебиты, а сам Арсенал запечатан.

[26]Галавэйн — Бог охоты, убийц, погони, диких земель и хищников. Говорят, что иногда он принимает облик одетого в шкуры охотника или крупного гончего пса. Галавэйн одобряет убийство слабых и выживание сильнейших.

[27]Адра — таинственный минерал (как правило зеленоватого цвета), растущий прямо из земли. Из-за своего распространения в некоторых местах часто используется в строительстве.
Кристаллы адры обладают удивительным свойством удерживать духовную сущность, из-за чего они очень востребованы анимансерами и создателями артефактов. Отколотые от куски адры быстро умирают, теряя блеск, но на основных свойствах это не сказывается.
В народе ходит молва, что души умерших уходят именно в эти камни, а их корни тянутся до самого центра мира.

[28]Касурип — мелкие ящероподобные существа сомнительной разумности.

[29]Наследие Вайдвена — после окончания войны с Ридсерасом в Дирвуде начали появляться пусторожденные. Дети, появившиеся на свет без души. Пустые тела, способные только на дыхание, но не более того. Так как недавно прогремела война, где Дирвуд воевал против воплощенного бога, народная молва быстро связала эти два события.

[30]Сеан-Гула — это агрессивные и сбитые с толку души, которые не смогли или не захотели перейти за Завесу. Точнее говоря, это души женщин, умерших при трагических или травматических обстоятельствах, откуда и название «сеан-гула», которое переводится как «кровавая мать»

[31]Спасение — попытка анимансеров хотя бы частично притупить последствия Наследия Вайдвена, также именуемого Чумой Пусторожденных, — проклятия, заставляющего детей рождаться пустыми бездушными оболочками, неспособными на самостоятельные действия. Суть метода состояла в изъятии души животного и помещении ее в пустое тело ребенка, благодаря чему тот должен был получить хотя бы ограниченную возможность развиваться. После первых успехов этой процедуре были подвергнуты тысячи детей по всей стране.
К сожалению, ущербность методики проявила себя только несколько лет спустя. В период полового созревания «Спасенные» дети начали терять рассудок, мутируя в уродливых, безмозглых и кровожадных тварей. Нередко были случаи, когда эти создания сжирали собственные семьи.
В народе этих существ прозвали Вихты — в буквальном значении «неуправляемые дети».

[32]Абидон – Бог големов, механизмов, техники, трудолюбия, надежды и стремлений. Наиболее любим рабочим классом. Говорят, когда-то «Голем» мог принимать человеческий вид, как и большинство богов, но его каким-то образом убили, и после этого он возродил себя в оболочке огромного голема. О его смерти ходят разные истории, но ни одна из них не считается абсолютно достоверной.

[33]Свеф – это аэйдирское название мощного наркотика, который добывают из ягод, растущих на небольших кустах в засушливых районах в далеких горах, – Тальских Коленях. Свеф вызывает галлюцинации, а некоторые даже говорят, что благодаря этому наркотику им удается увидеть собственную душу.

[34]Пугра – Делемпугра («гнилой лист»), чаще называемая пугрой («гнилой») – делемган (читай дриада или сприган в TES), испорченная из-за разрушения ее домашнего дерева или адрового камня. Они настолько же уродливы, насколько делемган красивы. Длинные перекрученные тела с кожей холодных тонов. Их волосы выглядят мертвыми, темными и склизкими, контуры лица искажены, а зубы – длинные и острые. Они охотятся на неудачливых путников, используя свои длинные когти. Пугры украшают себя черепами, шкурами и перьями убитых ими животных.
Делемган стремятся поддерживать здоровье своих лесов, а пугры в той же степени желают их испортить, из-за чего эти два вида – смертельные враги. Гниль, которая их поражает, делает их удары очень ядовитыми, но оставляет их уязвимыми к колющим и дробящим атакам.
Поскольку они больше не могут вытягивать сущность из здорового леса, им приходится выживать путем насильственного вытягивания энергии и сущности из растений, животных и представителей разумных рас. Поэтому они являются естественными союзниками теней, которые кормятся аналогичным образом, и часто охотятся вместе с ними.

[35]Скрытень – представляет собой колонию из нескольких разных видов паразитических хищных растений и грибов, вместе охотящихся за общей добычей. Вместе они образуют человекоподобное «тело» высотой около трех метров, состоящее из вьющихся стеблей, листьев, корней и земли. Из-за сосуществования такого количества отдельных организмов скрытня сложно уничтожить, поэтому в броьбе с ним лучше отделить части, которые позволяют ему двигаться, или просто поджечь всю колонию.

[36]Хемнег – это церемониальный брак эльфа с человеком. Поскольку основные земли Аэдира исторически разделены между двумя расами, множество заведенных порядков направлено на то, чтобы нормализовать отношения.
Во многих случаях хемнег позволяет двум домам объединить ресурсы. В аристократической среде хемнеги – способ объединения сил. Самый яркий пример хемнега – текущее монархическое устройство: государство возглавляет человек, но эльфийский консорт правит вместе с ним или ней. Консорты пользуются почти тем же авторитетом, что и их знатные партнеры.
Как известно, от союзов эльфов и людей не бывает детей. Хемнег – союз сугубо делового/политического характера, и в него могут вступать только особы, уже связанные настоящими брачными узами. Если одна из сторон хемнега овдовел(а) в молодом возрасте, общественные нормы требуют его/её найти себе новую настоящую пару. Но всё же порой хемнеги используются и для того, чтобы придать благопристойность внебрачной и/или межрасовой связи.
С учетом того, что после отделения Дирвуда от Империи страна успела обзавестись своим собственным колоритом, незыблемость этого института под вопросом, но вряд ли можно говорить о полном отказе.

[37]Берас – Берас на аэдирском, Сироно на вайлианском – это бог циклов, бог врат, бог жизни и смерти. Люди обычно ставят или вырезают фигурку Бераса в дверных проходах, окнах и прочих «порталах» из одного места в другое. У культа Бераса относительно немного священнослужителей – отчасти из-за того, что он нечасто с ними общается. Однако у него очень, очень много просителей и случайных последователей.

[38]Ваэль – божество снов, секретов, тайн и откровений. Познать его не могут даже другие боги. Ваэль не имеет ни определённого пола, ни внятной внешности. Его символ — глаз. При этом и внешний вид глаза, и даже количество глаз часто разнятся. Люди в молитвах просят Ваэля и защитить собственные секреты, и раскрыть лежащие перед ними тайны. Последователя Ваэля славятся странными и необычными привычками, которые они практикуют как для благих целей, так и без каких-либо определённых целей.

[39]Хайлия – Богиня небес, материнства, творчества, птиц, песни, изобретений, языка и искусств. Насколько известно, она не воплощается в какой-либо определенной физической форме, но, как считается, присутствует во всех птицах.

Чистовик
https://ficbook.net/readfic/5272196

P.S. Народные мнения и замечания весьма полезны для творческого процесса. ^^

Отредактировано Фриз (19-12-2018 00:23:30)

+2

2

Павел178 написал(а):

Т.е. воды озера окружающего священный остров - не имеют никакого сакрального значения?


На берегу того же озера находится город с портом, что должно бы подразумевать соответствующие нечистоты. Кроме того, местные боги вполне активно общаются с паствой и им поклоняются самые разные народы самыми разными способами. Ну и непосредственно с водой связано только одно божество, Ондра. И судя по ее сфере деятельности, она готова без проблем погребет под волнами все что угодно.

Повелитель кошек написал(а):

Может дальше будет больше пояснений для не игравших.


Хочу добавить сносок для непонятных терминов. Надеюсь поможет.)



Акт I: В конце пути

Борта небольшого судна рассекали гладь озера, унося своих обитателей все дальше от берега. Первые проблески солнечных лучей начинали прорезать пелену сизого тумана, стоящего над водой, окрашивая окружающий мир синевато-белыми оттенками.

      Владелец корабля тихо выругался сквозь зубы, поправляя кормовой руль, и рявкнул гребцам подналечь на весла. Легкий ветерок, наполнявший парус во время отхода от причала Олдсонга, совсем стих, и теперь знакомый маршрут грозил затянуться. А старику жутко хотелось быстрее избавиться от нынешних пассажиров.

      Дорвал в очередной раз окинул взглядом разношёрстную компанию, которая обосновалась на его посудине, снова задаваясь вопросом: какой слизень покусал племенных анамфатов[1], раз они дозволили этим чужакам не только шастать по Вязам-Близнецам, как по своему дому, но и отправиться на священный Погребальный Остров? Да еще и после того, как один из недавних визитеров из Дирвуда[2] поднял настоящий переполох! Ходили слухи, что этот дегенерат осквернил Храм Всех Богов и скрылся в глубинах запретных подземелий, перекрыв за собой вход завалом.

      В Длинном доме определенно сдохло что-то очень вонючее, и Дорвалу совсем не хотелось связываться с этим сверх необходимого.

      Собственно, он бы послал этих нанимателей десятой дорогой еще в порту, но с ними тогда явился жрец из Чрева Галавэйна и настоятельно порекомендовал доставить чужаков на остров.

      Старик раздраженно сплюнул за борт.

      Давешняя компания насчитывала двадцать рыл и четко делилась на две части. Первая состояла из десятка дирвудских воинов в единообразной броне и командира, одетого чуть покачественнее. А ко второй можно было причислить всех остальных пассажиров, которых, кажется, наскребли со всего остального мира! Был среди них и орлан[3], в котором легко было узнать друида с болота Тейн-Бог, и пернатая богоподобная[4] вайлианка, и гномка откуда-то с севера, и даже жутковатый металлический конструкт, подозрительно смахивающий на бабу.

      От взгляда на последнюю по спине старика пробежали мурашки. Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы признать работу гребаных Потрошителей Душ. И неважно, что там верещат охотники на разум про то, насколько они стали сильнее благодаря этим гребаным эстраморам[5], по мнению Дорвала, эти ублюдки годны только на корм зверью.

      А вел весь этот народ какой-то хмурый серокожий эльф. Кажется, таких называют гламфаленами, и Дорвал, честно говоря, вспомнил это слово только потому, что в Вязы совсем недавно приперлась целая толпа ему подобных. Они прибыли в Эйр-Гланфат[6] ради паломничества к святыне Зимнего Зверя[7], а теперь о них судачили в каждом кабаке.

      Хотя этот точно был не из тех. Больно морда холеная, да и говор явно аэдирский[8], а те как бы не из Движущейся Белизны[9].

      Дорвал снова сплюнул за борт и посмотрел вперед. Сквозь утренний туман проступали очертания Погребального Острова. Уже недалеко.

* * *

      Сареф стоял на носу малой гланфатанской ладьи и всматривался в утренний туман, сквозь который над гладью озера уже виднелись очертания цели их маленького путешествия. Последний район Вязов-Близнецов, самого знаменитого и, можно сказать, единственного города Эйр-Гланфата.

      Погребальный Остров.

      Запретное место для чужаков, но, к счастью, в этот раз всполохи памяти из прошлой жизни сыграли ему на руку, а не просто ударили по сознанию кувалдой чуждых эмоций. Пожалуй, если бы в длинном доме племенных анамфатов его не настигло видение, то всю эту погоню можно было бы считать бессмысленной.

      Сареф втянул сквозь зубы влажный воздух и поправил чехол своего гримуара.

      Да уж, погоня. Погоня, которая длится уже более трех лет. Или несколько жизней? Тут уж как посмотреть.

      Всего три года назад молодой эльф-гламфеллен из Аэдира (что само по себе та еще история, но уже не его, а деда с бабкой) сорока лет от роду даже представить себе не мог, куда заведет его решение эмигрировать в Дирвуд. А ведь он отправился сюда лишь ради тихой жизни да спокойного и вдумчивого изучения анимансии[10] без постоянной угрозы от ненавистников искусства! Но духовная буря (или биауак, если по-местному) на пути в Позолоченную Долину решила иначе. Именно ее ветра, разрывающие саму суть души, запустили цепь событий, которая и отправила его на поиски древнего энгвитанского инквизитора Таоса, живущего уже множество жизней, избегая стирающего прикосновения Колеса Жизни и Смерти.

      С того памятного момента, как гланфатанцы разграбили караван, в котором он ехал, а буря смела немногих выживших вместе с нападающими, Сареф потерял покой. Пробужденные тени из далекой реинкарнации его души, помноженные на выкручивающую разум силу Хранителя, гнали его вслед за неуловимым преступником и призрачной надеждой заставить прошлое умолкнуть до того, как видения разорвут хрупкий разум смертного в клочья. Все дальше и дальше, по своим и чужим знаниям и эмоциям, сквозь жуткие тайны мертвой цивилизации, что крепко сплетались с некими секретами Божеств. А каждый шаг вперед, каждый открытый секрет или слабый намек все сильнее раздувает искры старой памяти, нашептывая усталому сознанию о древнем проступке, который во что бы то ни стало необходимо исправить.

      И вот он здесь, в месте, где все должно решиться… в очередной раз. Тело заковано в доспехи, ставшие почти родными, на плече зачарованный чехол для гримуара, слева у пояса висит искусно выкованная булава, а справа — Гирд Хэванес Стенес, магический скипетр владыки крепости Каэд Нуа, что излучает успокаивающую ауру мощи древней твердыни.

      Удивительно, как правильные обстоятельства превращают книжного червя, обучавшегося боевой магии из-под палки, в бывалого воина.

      — О чем задумался, друг? — прервал его размышления глубокий голос.

      Обернувшись, Сареф понял, что так далеко ушел в свои мысли, что не заметил, как к нему подошел Кана Руа. И учитывая, что Кана был далеко не мелким аумауа, для которых «мелкий» — это метр девяносто пять и косая сажень в плечах…

      — Да так, — отозвался Хранитель. — Что-то вспомнилось, как я дошел до такой жизни.

      — Хо, это определенно интересная тема для философского диспута, — хмыкнул желтокожий гигант, растянув губы в зубастой ухмылке. — И какой же вывод ты сделал из истории своего пути к славе?

      — Что о таком надо размышлять после, — ответил Сареф, напряженно уставившись на выступающие из воды обломки древнего строения. — Либо дома у камина, либо в Колесе, ожидая нового рождения. И что-то мне подсказывает, что последнее куда вероятнее, — чем ближе был остров, тем сильнее чувствовалось напряжение его души. Словно осколки старой личности готовились провести его через серию новых неприятных откровений.

      Все же очень хорошо, что его прошлое не такое самостоятельное, как у Алота, иначе бы в Каэд Нуа давно завелся бы новый безумец взамен почившего Мервальда. Практика показывает, что перемножение способностей Хранителя[11] и полное Пробуждение нескольких прошлых реинкарнаций заставляет сходить с ума даже успешнее простого Пробуждения. А на последних Сареф насмотрелся в столичной лечебнице.

      Нет, все же Алот зря наговаривает на свою соседку. По сравнению со многими другими они уживаются практически без проблем.

      — Почему такой пессимистический настрой? — спросил Кана, удивленно подняв брови. — Мне казалось, что после всех прошлых неприятностей и периодических штурмов подземелий собственной крепости ты должен был привыкнуть к подобному. Сам подумай, насколько хуже могут быть очередные руины по сравнению со встречей с драконом, спуском в Арсенал Дургана или выживанием в бессмысленном Дирвудском бунте? Конечно, здесь будет лидер Свинцового Ключа со свитой, но, по-моему, в этом тоже уже нет ничего нового.

      В ответ Сареф лишь покачал головой.

      — Выше нос! — воскликнул аумауа[12], увидев, что его речь не возымела эффекта. — Как я должен писать вдохновляющую балладу о твоих похождениях, если над головой главного героя повествования висит туча скорби, словно над ондрапоклонником[13], к которому никак не приходит милость его госпожи? Да надо мной будет смеяться вся Такова!

      — Не радуйся раньше времени, руатайский[14] балабол, — прохрипел подковылявший к ним Стоик. — Я даже отсюда чую мощь опаленной старухи. Жрец в месте силы своего бога куда опаснее, чем где-либо еще. А Таос будет практически в объятиях своей трухлявой подстилки.

      Сареф внимательно посмотрел на полусумасшедшего жреца Магран[15], который, казалось, практически не изменился с тех пор, как он повстречал его у дорожного святилища богини войны. Только напялил кольчугу поверх своей истлевшей мантии да обзавелся волшебной булавой с духовной связью, с которой теперь периодически собачится, ненадолго оставляя в покое окружающих. А все остальное было ровно как в тот день: и опаленный до черноты посох, и всклокоченная борода, и хрипящий голос, и даже матерно-возвышенные речи, за которые его частенько хочется приложить мордой о ближайший валун. Все на месте.

      Стоик подошел к борту, оперся на него, звякнув броней, и устремил горящий взгляд на остров, точнее на самую высокую точку правого края этого клочка суши посреди большого озера.

      — Эх, уж лучше б ты молчал, — со вздохом произнес Кана. — Я, конечно, понимаю, что ты у нас просто цветешь, когда портишь всем настроение, но сейчас наш славный лидер и так не в лучшей форме. Подумай о боевом духе!

      В ответ на это жрец просто одарил аумауа презрительным взглядом.

      — Расскажи-ка поконкретнее, что ты там чуешь, — сказал Сареф, с прищуром оглядев своего давнего попутчика.

      — Пф-ф, злобствующего на нас бога, что же еще? — отозвался Стоик. — Как сила места питает своих, так же она и подавляет чужаков. Тем более таких враждебных, как мы. А ведь этот храм испокон веков принадлежал Воедике[16]. Даже на таком расстоянии я чувствую, что сиська Огненной Шлюхи стала для меня куда менее податливой, чем обычно.

      — О! Это что-то новенькое, — произнес Кана. — Не могу назвать себя именитым теологом, но ни в одной из прочитанных мною книг не было даже намека на что-то подобное. А прочел я немало. И, собственно, почему ты вспомнил о такой интересной детали только сейчас? Как по мне, такому откровению было бы самое время в той заварушке с культом Скейна[17], что засел под Дирфордом. Но в тот раз ты без проблем плевался ругательствами, пламенными благословениями и молитвами, — аумауа на мгновение задумался. — Хм… или это были ругательные молитвы для благословений? С тобой никогда непонятно, то ли ты молишься, то ли материшься.

      Сареф мысленно согласился с ним по всем пунктам.

      — К чему бессмысленно сотрясать воздух, если в этом нет нужды? — ответил Стоик вопросом на вопрос, игнорируя намек на свои проблемы с приличной речью. — Для серьезного результата недостаточно любой освященной земли. Нужна либо очень древняя местность, буквально пропитанная силой того, кому она посвящена; либо активные действия со стороны самого бога. Думаю, ты способен понять, что первое — большая редкость, а второе — это чушь, которой боги практически никогда не занимаются, — он снова посмотрел на приближающийся берег и прохрипел. — Вот только здесь нас ждет и то, и другое, — на мгновение Сарефу показалось, что вокруг Стоика возникло искаженное из-за жара марево. — Те отголоски, что я чувствую, напоминают мне о Войне Святого[18]. Многие мои братья и сестры стали лишь потухшими углями из-за своей неготовности к тому, что присутствие Эотаса[19] будет подавлять их связь с Магран. Именно поэтому был разработан ритуал «Внешней Дюжины». Двенадцать столпов веры, двенадцать скреп печати и двенадцать ручейков пламени, что беспрестанно питали Молот Бога[20], — жрец умолк и вперил свои безумный взгляд в Сарефа. — А что чувствуешь ты, Хранитель? Помимо тошноты от древних воспоминаний. Быть может, тебе пора засунуть свои печали себе в задницу и уже заняться делом? Кому ты здесь нужен, если даже даром не можешь пользоваться, ондрит недоделанный! А то обмазался апатией, словно смолой, и радуется, как свинья в луже.

      Сареф раздраженно скривился. Главный изрыгатель нечистот их отряда опять напомнил о своем чрезвычайно дружелюбном нраве. Но в его словах все равно был резон. Перед высадкой не помешает оглядеться по сторонам, ведь Воедика явно готова по максимуму поддержать своего ставленника. Да и хорошо бы отвлечься от самокопаний.

      Эльф отрешился от реальности, настраиваясь на потоки сущности вокруг себя.

      Как ни посмотри, а Хранители — удивительные существа. Разумные, что легко и непринужденно читают души живых и мертвых, воспринимают биение эфира словно движение воды, видят отпечатки событий далекого прошлого, управляют такими потоками духовной энергии, которые легко сметут любого сайфера[21] или закоротят анимансерские механизмы. Даже могут заглянуть в прошлое воплощение совершенно непробужденных душ или насильно пробудить их усилием воли… И обычно платят за все это собственным рассудком. В конце концов его состояние неспроста называют проклятием.

      Хотя все же плюсы перевешивают минусы. Уж для Анимансера так точно. Да за последние пару лет он совершил столько прорывов, сколько иные не добиваются и за десятилетия! А ведь ему еще и приходилось управлять неожиданно появившимся леном и за сектантами охотиться, в аристократических разборках участвовать… У Сарефа до сих пор случались нервные тики от той эпопеи с «претендентом» на Каэд Нуа. Этот мудак умудрился протащить в середину Дирвуда целую наемническую армию. Армию! Аэдирец! А местные власти просто благосклонно на это покивали и предложили ему разбираться с этим дерьмом самостоятельно. Да чтоб им всем со Скейновым Чучелом переспать!

      Ну, да не суть. В любом случае, сейчас Сареф собирался использовать одну из своих наработок по адаптации сайферских методик к силам Хранителя.

      Как известно, те разумные, что обладают способностями «охотников на разум», весьма чувствительны к отпечаткам сущности, а при должном обучении сайферы получают возможность идти по следу духовных отпечатков, словно породистая ищейка по запаху. Ребята из Данрид-Роу за годы существования этой организации не раз и не два демонстрировали свою компетентность в раскрытии самых заковыристых дел. И, конечно, в шпионаже.

      Хранителям такие тонкости недоступны. Заглянуть в глубины живой души или неупокоенного духа? Легко. Заставить чужую душу биться в агонии, нанося повреждения собственному телу? Без проблем. Напрямую поглотить чужую сущность без каннибализма, которым так славны вурдалаки и фамиры[22]? Тоже возможно. Но не проследить «запах» с предмета до его владельца. Никак.

      Сареф целых три месяца пытался сдвинуться с мертвой точки в этом направлении, и у него так ничего и не получилось.

      Тем не менее… кое-какой результат был, хотя и не на том уровне, на котором должно было. Сареф смог ощутить общий фон местности на достаточно большом расстоянии от себя, а позже и фокусировать это новое чувство в тонкий луч, который мог бить на порядок дальше.

      Благодаря этому ощущению духовного фона он получил возможность замечать то, что оному фону противоречит и, соответственно, определять наличие или отсутствие в определенной области существ, диссонирующих с местностью. Иногда даже получалось узнавать, что за существа собирались в разных частях одного подземелья даже прежде, чем вход переставал маячить за спиной.

      Конечно, у этой способности хватало ограничений. Ни количество, ни качество существ так не определишь, доступное расстояние меняется от раза к разу, да и утомительно это. Кроме того, такое «прощупывание» не помогает, если существо находится в гармонии с местностью. Друиды и звери незаметны в лесу, как и некоторые следопыты. Многие гигантские насекомые почти не видны в подземельях, а представители цивилизованных рас — в городах.

      Проще всего в этом плане было с восставшими мертвяками, големами и призраками. Они выделялись практически в любом месте.

      И сейчас, сосредоточив свое внимание на береговой линии, Сареф в очередной раз в этом убедился. Даже на фоне кладбищенского духа, буйной растительности и давящего амбрэ храма Воедики присутствие неупокоенных выделялось, словно масляный налет поверх стоячей воды. Кроме того, если судить по «размытости» этого налета, в той местности, докуда он смог дотянуться, в основном обитают бестелесные существа вроде призраков, теней, блуждающих огоньков и, возможно, стихийных блайтов[23]. Восставшие трупы в таком ракурсе выглядят поосновательнее.

      Разобрав все, что мог, Сареф рывком вернулся в реальность, покачнувшись от как обычно закружившейся головы.

      — Есть что-нибудь? — спросил Кана, придержав Хранителя за плечо, чтобы тот не свалился на пол.

      — Да, определенно есть, — отозвался Сареф, прогоняя остатки головокружения.

      — Ну вот, другое дело, а то развесил тут нюни, — пробурчал Стоик.

      Не обращая на него внимания, Сареф шагнул ближе к центру палубы.

      — Народ, готовьте зачарованные мушкетоны, — обратился он к своему маленькому войску. — Сегодня нашими первыми противниками будут какие-то призраки. Тактику для таких случаев вы знаете, но все равно будьте начеку.

      — Да, мой сейн, — ответил ему командир отряда воинов Каэд Нуа, лязгнув железной рукой по нагруднику, после чего отправился проверять своих бойцов.

      Сареф проводил взглядом человека, являющегося вещественным доказательством его успехов на поприще Анимансии. Точнее доказательством была его металлическая рука.

      Капитан Гаррет Эрн потерял правую руку во время Войны Святого и долгое время еле-еле сводил концы с концами, попрошайничая на улицах Бухты Непокорности. Там Сареф с ним и познакомился, когда искал информацию о подпольных театральных постановках с реальными убийствами. А позже предложил поучаствовать в эксперименте, который мог бы вернуть ему потерянную конечность или прикончить.

      И у него все получилось!

      Сареф никогда не разделял зацикленности многих своих коллег на поиске бессмертия и попытках создания войск из одушевлённых доспехов. Он считал, что целительство намного перспективнее, но выделялся даже здесь, стремясь исцелять тело, а не дух, как те анимансеры, которые разделяли его взгляды.

      Установка на живое тело искусственной конечности с полной функциональностью являлась его главным проектом еще со времен тайных исследований в Аэдире, а благодаря способностям Хранителя работа быстро перешла от теории к практике. Все же возможность реально видеть душу — это очень большое подспорье для научной деятельности. Остальным то до сих пор приходится пользоваться разными костылями вроде паровой взвеси, которую применяли еще в первых экспериментах шесть столетий назад.

      Его лабораторные мыши уже давно двигали простенькими деревянными лапками на шарнирах без особых неудобств и осложнений, но для эксперимента над человеком (ну, или ином разумном, не суть) не хватало нормального проекта конечности. В конце концов он сам не был достаточно хорошим механиком, чтобы сделать все с нуля, а нанять нужного специалиста никак не удавалось.

      И, как это часто бывает, решение нашлось в самом неожиданном месте. Да, поездка в Сталварт стала для Сарефа настоящем сокровищем, хотя этот след Свинцового Ключа[24] и оказался очередным тупиком.

      Но дело не только в сокровищах Арсенала Дургана[25] и приобретении новых земель для своей вотчины. Хотя последнее стало скорее следствием плохого настроения из-за очередной оборванной нити и отчаянья местного населения. Согласно заключенному договору, когда Сареф открыл опустевшую твердыню гномов, все окрестные земли вместе со Сталвартом перешли в его владение, а люди теперь выплачивали налог владельцу Каэд Нуа.

      Нет, особой удачей Сареф считал знакомство с анимансером Гальвино, который за небольшую услугу поделился с ним своими чертежами механических тел для големов, в которых пытался переносить души. И в нагрузку сбагрил ему на руки милое существо с членовредительскими замашками, которое отзывалось на прозвище «Дьявол из Карока».

      Кстати, о ней…

      — Итак, опять призраки, — лязгнув бронзовыми суставами, констатировала девушка-голем, подойдя к Сарефу. — Я-то надеялась, что ты найдешь мне цели поинтереснее, а то у этих прозрачных блестяшек даже кровь не идет. И в поход за зверятами в Чрево Галавэйна меня не взял, а там, похоже, было весело, — попеняла она ему.

      — Что поделать, Дэви, — ответил он, пожав плечами. — Мне показалось, что для Галавэйна[26] ты слишком искусственная, даже несмотря на то, что он вроде как может считаться твоим покровителем. Не хотел рисковать его гневом, таща тебя в такое место.

      — Не называй меня так! Сколько раз повторять? — раздраженно проскрежетала самая известная серийная убийца Дирвуда.

      — Ну, ты до сих пор не сказала мне свое настоящее имя, — беспечно отмахнулся Сареф. — Вот и пользуюсь тем, что есть, как могу.

      — Аргх! — бессильно рыкнула Дэви, после чего перемахнула через борт Ладьи, которая как раз подошла к причалу.

      Слабо хмыкнув себе под нос, Хранитель последовал за ней. Настроение немного улучшилось.

      Когда ноги Сарефа покинули грубо сбитый причал, его охватило хорошо знакомое чувство накатывающего видения, которое явно было новым приветом из прошлого. Он уже давно научился отличать всполохи сущности собственной души от невольных контактов с чужими отпечатками, которые с опытом и так почти сошли на нет.

      Перед Сарефом раскинулась чуть размытая картина памяти. Рядом с ним стояла Йовара, такая же, как в прошлом видении. Мягкие черты лица, прямой нос и чуть растрепанные черные волосы. Взгляд ее агатовых глаз был направлен куда-то вдаль, словно смотря на что-то, видимое только ей одной.

      — Помнишь, как, когда мы были детьми, миссионеры пришли в наше поселение и рассказали о богах? — тихо спросила она, вглядываясь в пустоту. — Они тогда сказали, что мы можем увидеть их среди звезд.

      На ее губах появилась хрупкая улыбка.

      — Я помню, как после этого ночью украдкой выбралась из дома и забралась на сторожевую башню старой крепости. Мне так хотелось рассмотреть их получше… — улыбка исчезла так же быстро, как и появилась. — Эта крепость сгорела несколько лет назад, когда мы изгнали миссионеров. Они ее и подожгли. Наверно, решили сразу лишить нас оборонительного сооружения. Жаль — с этой крепостью было связано много воспоминаний.

      — Это к лучшему, — ответил Сареф. — Та крепость давно обветшала и просто давала всем ложное чувство защищенности.

      — Согласна, так и было. На меня саму она действовала так же, — она помолчала. — Но то пламя заставило меня о многом задуматься. — Йовара перевела взгляд на Сарефа. — Этот город твой дом в той же степени, как и мой. Ты о нем беспокоишься?

      — Он пережил и большие бедствия, чем нынешнее, — ответил он.

      — Спасибо, что напомнил, иногда я начинаю об этом забывать, — отозвалась бывшая жрица. — Твоя поддержка очень помогает.

      На некоторое время между ними повисла тишина.

      — С тех пор, как все это началось, я совершила много ошибок, — вновь заговорила Йовара. — Для меня большое облегчение узнать, что ты не входишь в их число. Хорошо, что мы тебя не повесили.

      Она снова перевела взгляд куда-то вдаль.

      — Я всегда знала, что у этого пути будут последствия, но никогда не желала, чтобы мои действия принесли вред Крейтуму, — с сожалением произнесла эльфийка. — Не думаю, что и дальше смогу оставаться здесь. Мне доложили, что инквизиция отправляет послов в дальние регионы. Они готовят армию, чтобы выдвинуться против нас, а Крейтум не сможет выдержать осаду.

      В этот момент она выглядела хрупкой, как никогда. Кто бы мог подумать, что именно эта женщина выступила против самого Великого Инквизитора Таоса.

      — Если грядет война, я должна делать то же самое, что делает Таос. Мне необходимы союзники. Союзники с крепостями, стены которых не падут перед вторжением.

      Сареф почувствовал, как следующая фраза, возникшая в давние времена, поднимается по горлу, словно черная ядовитая желчь.

      — Ты думала о Оссинусе?

      — Оссинус… — медленно произнесла Йовара, словно пробуя название на вкус. — Об это место обломали зубы многие армии. И их правитель не испытывает любви к вере, распространяемой инквизицией. Возможно, он будет готов меня выслушать?..

      Видение выцветало вместе с задумчивым лицом девушки, которая когда-то была для Сарефа кем-то очень важным, оставляя после себя знакомый гул в голове и осознание того, что здесь и сейчас он видел переломный момент древней истории, вместе с ощущением жгучего стыда и сожаления, пропитанными гнилостным амбре предательства.

      Хранитель уставился вдаль остекленевшим взглядом, стараясь уложить в голове новую информацию. С каждым видением картина событий прошлого становилась немного яснее и мрачнее. Сареф отлично чувствовал, с каким трудом из его прошлого «я» вырвалась фраза об Оссинусе, но не мог понять, почему так. Ведь, судя по прошлым видениям, Таос планировал послать к Йоваре ее бывшего ученика задолго до этого момента, а значит, шпион должен был знать, на что идет, верно? И тем не менее, до этой фразы не было ни намека на грядущее предательство, словно сама эта идея была чужда ему, а после осталось только недоумение, будто даже для него самого было загадкой, отчего слова об Оссинусе вызывают почти физическое отторжение.

      Кем же была для него Йовара? Учителем, как он сказал в том видении на пути к Вязам? Подругой детства? Первой любовью? Или же… чем-то большим? Сейчас остается только идти вперед и надеяться, что дорога в конце концов приведет к искомым ответам.

      Сареф наконец пришел в себя и, отойдя немного дальше от причала, чтобы не мешать разгрузке, посмотрел на возвышенность, которую ранее прожигал взглядом Стоик. Там, на скале, среди частей обветшавших стен, арок с адровыми жилами и полуразрушенных куполов была промежуточная цель их похода. Почему-то он был просто уверен, что на вершине этого монументального храма его ждет новая часть головоломки. Прямо у древнего места казни под безжалостным взором Воедики.

      Хм… взором?

      — Почуял след? — вырвал его из раздумий неожиданный вопрос. Блин, второй раз подряд. Похоже, это уже начинает входить в привычку. Благо на этот раз это всего лишь Сагани со своим охотничьим лисом, а не прославленный руатайский певчий. Гномку-охотницу пропустить не так сложно. По крайней мере этим можно себя успокаивать.

      — Извини, ты что-то сказала? — отозвался Сареф.

      — Я спросила, встал ли ты на след, — спокойно сказала Сагани. — То, как ты уставился на эти развалины, было похоже на то, как Итумаак замирает, почуяв рядом кролика, так что выглядело это немного странновато, — она задумчиво кивнула сама себе. — Обычно, когда тебя прихватывают хранительские видения, больше похоже на то, что тебе только что прилетело по голове дубиной, вот мне и стало любопытно.

      — Хах, можно и так сказать, — со слабым смешком ответил Сареф. — Это место мне знакомо, даже несмотря на то, что я здесь впервые. Забавно получается. Все это время я шел по следу из непонятных обрывков собственных воспоминаний, и только сейчас этот след становится четче, знаменуя приближение к добыче.

      — Главное, чтобы добыча оказалась нам по зубам, — ответила гномка, крепче сжав свой серебристый лук, по тетиве которого пробегали едва заметные электрические искорки.

      — И то верно, — присоединился к их разговору еще один голос. Посмотрев в сторону, Сареф увидел приближающегося Эдера. Дальше, на краю причала, остальные заканчивали выгружать привезенные с собой припасы. — Было бы обидно, ожидая зайчонка, нарваться на горного льва. Жаль только подобное случается с завидной регулярностью.

      — С нашей удачей это, скорее всего, будет тысячелетний дракон, — сказал Сареф. — Так что давай лучше готовиться к чешуйчатой туше, а потом радоваться своей ошибке.

      — Хорошая идея, — согласилась с ним Сагани. — У нас с Итумааком и Громовиком от этого острова загривок дыбом встает, — и, словно соглашаясь с ее словами, магический лук издал резкий треск, а лис заскулил, прижавшись к ноге хозяйки. Гномка успокаивающе потрепала зверя за ухом.

      — Что-то эти камни на всех давят куда больше, чем любые другие из тех, что нам встречались раньше, — пробормотал Эдер, подозрительно оглядываясь по сторонам. — Вон наша Джин еще на подходе начала как-то по-особенному топорщить перья, а рыжий пройдоха чуть ли спину не выгибает, как настоящий кот. Будь он в своей совсем лохматой форме, точно бы шипел и скалился.

      — Дополнительный повод быть начеку, — пожал плечами Сареф. — Ладно, пора заняться делом.

      Хранитель подошел к основной группе, обращая на себя внимание.

      — Итак, дамы и господа, я предлагаю приступить к осмотру местности. Разделимся на группы по пять человек и начнём. Кана, Сагани, Стоик и Хравиас со мной. Эдер, Скорбящая Мать, Дэви и Алот с Поледжиной, — объявил он. — Двигаемся в разные стороны и ищем проход на вершину храмового комплекса. Капитан Гаррет, делите своих людей на собственное усмотрение, — дождавшись кивка от воина с протезом, Сареф окинул взглядом своих товарищей.

      — Вопросы есть?

      — Да! — откликнулся Эдер, поднимая руку. — Почему ты отправляешь с нами эту милую крестьянку? — простодушно спросил он, кивая на Скорбящую Мать. — По правде говоря, я все наше плаванье хотел спросить капитана, как она оказалась на корабле, — смущенно закончил свое выступление "простой деревенский парень".

      — Эдер, блин! — воскликнул Хранитель, устало уткнувшись лбом в ладонь. — Это уже несмешно. Она давно перестала скрывать свое присутствие от тебя и остальных. Не притворяйся.

      — Ой, да брось, — хмыкнул эотасианец, почесывая бородатую щеку. — Это никогда не стареет. А наша прекрасная затворница так мило краснеет, когда я над ней подшучиваю, что мне просто не удержаться, — добавил он, картинно поклонившись и в самом деле порозовевшей женщине.

      — Ох, делай что хочешь, я уже совсем ни касуарипа[27] не понимаю в ваших взаимных ухаживаниях, — беспомощно махнув рукой, сказал он. — Подумать только, пару поколений пожили рядом с гланфатанскими сайферами и уже придумали целую систему ухаживаний специально для них, а порядочным аэдирцам теперь приходиться голову ломать, — бормотал Сареф себе под нос, подходя к Алоту.

      — Смотрю, тебя опять выводят новомодные дирвудские традиции? — с усмешкой спросил эльф, отвлекаясь от своих дел.

      — И не говори, — со вздохом ответил Сареф. — Как дела с экспериментальным оборудованием? — спросил он у собрата по несчастью.

      — Нормально. Чары иллюзий держатся как надо, никаких сбоев не вижу, — сказал Алот, возвращаясь к внимательному изучению тяжелой шкатулки, в которой находилась деревянная подставка с пазами для четырех предметов. — На четыреста-пятьсот метров должно доставать уверенно, а вот дальше как повезёт.

      — Хорошо, — кивнул Хранитель, извлекая из шкатулки один из предметов, представляющий собой бронзовый овал, удобно лежащий в ладони. — Раздай остальным главам отрядов и поясни, как это работает. Посмотрим, как наши творения переживут полевые испытания. Если все будет в порядке, то мы получим связь хоть на некотором расстоянии, ну, а если нет, то ничего страшного.

      — Конечно, босс, — откликнулся он на порядок более высоким голосом, явно демонстрируя, что на свет показалось прошлое воплощение его товарища, именуемое Изельмир. — Уж я прослежу, чтобы они знали свое дело лучше любой портовой потаскушки!

      — Проклятье, ну хоть сейчас-то не лезь под руку! — воскликнул Алот, возвращая себе контроль над телом, после чего кивнул Сарефу и отправился инструктировать народ.

      Эти приборы были результатом их совместного проекта по созданию средств удаленной связи. Внутри бронзовых овалов находилось несколько полудрагоценных камней в медных оправах и небольшой кусочек адры, выполняющий роль накопителя эфира для питания конструкции. Сама же система представляла сбой творческую переработку иллюзорных заклинаний «Дивное зрелище» и «Смещающийся образ Ланграта». Из второго заклинания используется только часть схемы, отвечающая за передачу образа, а эффект первого смещен со зрительного спектра в слуховой и привязан к передающей схеме (её пришлось разрабатывать практически с нуля, ведь автор оригинала даже не пытался заставить ее проецировать дальше пары десятков метров от себя), благодаря чему владельцу одного артефакта кажется, что он слышит слова хозяина другого. Хотя на самом деле говорить для передачи не нужно, достаточно сосредоточиться на артефакте и четко подумать нужную фразу. Но подо… э-э, испытатели из слуг Каэд Нуа почему-то все равно в них орали. Ну да боги с ними, главное, там все работало правильно.

      «Великолепная идея, — подумал Сареф. — Этим мы точно впишем наши имена в историю! Это вам не какая-то беготня по руинам, о которой забудут через пару лет, — Хранитель посмотрел вслед эльфу, успевшему уже добраться до Гаррета, — А ведь Алоту такое и в голову могло не прийти, если бы бывшие приятели из Свинцового Ключа не кинули его в Позолоченной Длине. Поразительно, какие фортели может выкидывать сознание разумных. И если бы я не чувствовал истину, то решил бы, что Матушка просто решила посмеяться за мой счет, рассказывая про то, какую странную цепочку мыслей случайно выловила из его головы».

      Негромко хмыкнув, Сареф направился к своей группе. Время не ждет, до Таоса нужно добраться, прежде чем он успеет накормить Воедику душами. Радует лишь, что боги соблаговолили сообщить, что это дело непростое.

Отредактировано Фриз (05-05-2017 13:07:34)

+2

3

Фриз написал(а):

в металлической руке, эфес

руке эфес

0

4

М-м-м, что-то как-то совсем не...
С исходником не знаком. Слишком много персонажей, экскурсов в их историю, терминов и незнакомых понятий. Впечатление такое, будто это середина какого-то длинного фэнтезийного цикла книг. В некоторых таких циклах можно читать с любого тома, но во многих без знания предыстории тут же увязнешь...
Вот я и увяз.

командиром, одетым чуть по_качественнее

Вместе

И вот он, здесь, в месте, где все должно решиться…

Запятую убрать

Удивительно, как правильные обстоятельства

И поставить сюда

правого края, этого клочка суши

Без запятой

Расскажи-ка по конкретнее

Тире

Но в тот раз ты без проблем плевался ругательствами, пламенными благословениями

Запятая

Для серьезного результата не_достаточно любой освещенной земли.

недостаточно - вместе. И, видимо, "освящённой"

Они готовят армию, чтобы выдвинутся против нас

выдвинуться

Дополнительный повод быть на_чеку

Вместе

толи просто жуткое невезение, толи странноватую удачу.

то ли

разборки в пабе, где, тогда еще практически никому не известный, хозяин

запятая, не надо запятой, не надо запятой

вокруг себя словно тарчек, словивший приход

Очевидно, "торчок". И запятая

+2

5

Лунатик написал(а):

М-м-м, что-то как-то совсем не...
С исходником не знаком. Слишком много персонажей, экскурсов в их историю, терминов и незнакомых понятий. Впечатление такое, будто это середина какого-то длинного фэнтезийного цикла книг. В некоторых таких циклах можно читать с любого тома, но во многих без знания предыстории тут же увязнешь...
Вот я и увяз.


Ну, по сути у меня тут конец основного квеста, так что не мудрено.)) Хотя там вся игра не особо стремиться все раскладывать по полочкам, мда. Вот и хочу попробовать разъяснить диспозицию по ходу дела.

Спс за очепятки.^^

0

6

Ура! Я таки написал экшен сцену!  http://read.amahrov.ru/smile/yahoo.gif 
Вышло, нет?

Нос капитана уловил слабый запах гнили.
Блядь.
В следующее мгновение события понеслись вскачь. Маг выпустил свои чары, накрыв весь отряд волной света, а вслед за этим по земле прошла предупреждающая дрожь.
– Врассыпную! – только и успел рявкнуть, Гаррет отпрыгивая в сторону, и кувыркнувшись дальше, чтобы как можно дальше уйти от зоны удара. Буквально через мгновение на том месте, где он до этого стоял, из-под земли выстрелило десяток острых корней, каждый в полтора метра длиной.
– Это Пугра*! – продолжил капитан, быстро поднимаясь с земли. – Всем отойти к фундаменту сте…
Он прервался на середине фразы, резко разворачиваясь вправо одновременно взмахивая клинком. И как раз вовремя. С той стороны на него попытался напасть частично материализовавшийся  призрак, но удар заставил тварь отступить, яростно шипя из-за полученного ожога.
Мысленно поблагодарив замкового алхимика за хорошую работу, Гаррет выхватил свободной рукой пистолет и выстрелил в темную массу псевдоматерии. Особая пуля полностью выполнила свое предназначение, легко отправив поврежденную душу в Колесо.
Отметив краем глаза, что все его подчинённые пережили первый удар и теперь оперативно отступают, попутно отстреливаясь от наседающих призраков и рубя мечами ожившие корни, капитан поспешил присоединиться к ним, одновременно вешая временно бесполезный огнестрел обратно на пояс.
Но не тут-то было.
Он едва успел сделать два шага, прежде чем земля под ногами вздыбилась, отправляя его в полет к ближайшему дереву. От удара у Гаррета на мгновение потемнело в глазах. Когда он пришел в себя, то увидел как на него прет трехметровая туша смутно гуманоидной формы из переплетенных стеблей, корней, земли и мха.
«Твою мать, еще и Скрытень*! – мысленно выругался он, откатываясь с пути монстра, на которого, по-видимому,  перед этим наступил. Пролетев по инерции мимо него, тяжелая туша врезалась в то самое дерево, об которое Гаррет недавно приложился спиной.
Пользуясь заминкой, капитан быстро вскочил на ноги. Отчетливо понимая, что этот маленький конфуз растительного монстра надолго не задержит, Гаррет попытался выхватить магический свиток «Огненного Веера», чтобы запалить ходячую грибо-траву, но этот Скрытень оказался не так прост, как те которых он видел раньше.
Тварь атаковала даже не пытаясь поворачиваясь к прыткому обеду. На плече существа раскрылся бутон какого-то растения,  выплюнув в сторону капитана Эрна сноп колючек. К счастью, они оказались слишком слабы, чтобы прошить металл брони, а открытое лицо он успел прикрыть своей механической конечностью. Но некоторые все равно угадили в слабо защищенные места. Особенно досталось левой руке.
От боли Гаррет даже выронил заветный свиток. И тварь совершенно не собиралась давать ему время, чтобы его подобрать.
Наконец отвернув от многострадального дерева, Скрытень саданул по противнику конечностью, которая больше походила на хлыст из нескольких гибких корней.
Увернувшись от атаки, капитан быстро сблизился с врагом, пытаясь нивелировать его превосходство в длине оружия. Но как показала практика, это было плохим решением. Те самые корни, которые мгновение назад били в его сторону, ловко метнулись к своему хозяину, оплетя ноги мужчины, а в следующий миг Скрытень вздернул его в воздух, повесив перед собой вверх тормашками.
Отчаянно пытаясь, дотянутся клинком до твари, Гаррет почти уже простился с жизнью, но удача в этот раз все же решила повернуться к нему лицом.
Где-то в стороне прогремел взрыв, который заставил существо отвлечься и ослабить хватку, благодаря чему капитан смог потянуться и обрубить одерживающие его корни. Похоже, ребятам удалось прикончить местную Пугру, что и ударило по всей ее охотничьей партии.
Оказавшись на земле, Гаррет немедленно, что было сил, рубанул по опорной конечности плотоядного растения. Удача сопутствовала ему и здесь, так как место удара оказалось достаточно мягким, чтобы с одного раза практически перерубить ногу.
Скрытень пошатнулся, потерял равновесие и рухнул вперед, почти раздавив своего противника. Но капитан Эрн успел откатиться в сторону, после чего поднялся и быстро побежал к валяющемуся на земле свитку, сильно радуясь, что тот откатился достаточно далеко, чтобы полуиммобилизованная тварь не могла сходу до него достать.
Развернув магический пергамент непослушными пальцами, которые уже начали неметь от яда в колючках, он как мог точно направил каплю своей сущности в свиток, начиная процесс активации.
На мгновение пергамент повис перед ним в воздухе, зажигая на своей поверхности сложный узор, после чего изверг из себя мощный поток пламени, накрыв разом всю тварь, а сам распался в прах. Над лесом разнеслось свист и верещание пожираемого огнем Скрытьня.
Глубоко вздохнув, Гаррет утер со лба пот здоровой рукой(насколько вообще может быть здорова рука на месте которой много лет была пустота, а сейчас бронза и сталь), после чего быстро выпил противоядие, должное хотя бы замедлить действие отравы, и начал осторожно извлекать из себя уцелевшие иглы.
С этим нужно было разобраться как можно скорее.

*Делемпугра ("гнилой лист"), чаще называемая пугрой ("гнилой") – делемган(читай дриада или сприган в TES), испорченная из–за разрушения ее домашнего дерева или адрового камня. Они настолько же уродливы, насколько делемган красивы. Длинные перекрученные тела, с кожей холодных тонов. Их волосы выглядят мертвыми, темными и склизкими, контуры лица искажены, а зубу – длинные и острые. В неудачливых путников, используя свои длинные когти. Пугры украшают себя черепами, шкурами и перьями убитых ими животных.
Демеган стремятся поддерживать здоровье своих лесов, а пугры в той же степени желают их испортить, из–за чего эти два вида – смертельные враги. Гниль, которая их поражает, делает их удары очень ядовитыми, но оставляет их уязвимыми к колющим и дробящим атакам.
Поскольку они больше не могут вытягивать сущность из здорового леса, им приходится выживать путем насильственного вытягивания энергии и сущности из растений, животных и представителей разумных рас. Поэтому они являются естественными союзниками теней, которые кормятся аналогичным образом, и часто охотятся вместе с ними.
*Скрытни на самом деле состоят из колонии нескольких разных видов паразитических хищных растений и грибов, вместе охотящихся за общей добычей. Вместе они образуют человекоподобное "тело" высотой около трех метров, состоящее из вьюшитхся стеблей, листьев, корней и земли. Из-за сосуществования такого количества отдельных организмов скрытня сложно уничтожить, поэтому в броьбе с ним лучше отделить части, которые позволяют ему двигаться, или просто поджечь всю колонию.

Отредактировано Фриз (05-03-2017 23:58:34)

+4

7

Фриз написал(а):

выстрелил в темную массу псевдо материи

псевдоматерии

Фриз написал(а):

отправив поврежденную душу в Калесо

Колесо

Фриз написал(а):

К счастью они оказались

счастью,

0

8

Ну так как оно осмотрится? А то прям не знал с какой стороны подступиться к этой активности.

0

9

Конец интерлюдии! :flag:

Присев на ближайший камень, Гаррет тихо порадовался, что их яд только заставлял руку неметь, а не мешал крови свертываться или еще что-то в том же духе. Будь иначе и он уже мог потерять столько живительной влаги, что не был бы способен продолжать исполнять свои обязанности как минимум несколько часов. А в нынешней ситуации это неприемлемо. Благо сейчас можно просто извлечь застрявшие куски, плеснуть в раны зелья, да перевязать и все в порядке. Хотя все равно нужно показаться Адмесу, который исполнял в их группе роль фельдшера. Если конечно он сам в порядке.
На последней мысли капитан Эрн нахмурился. Конечно, судя по звукам, ребята должны были справиться, но неизвестно насколько дорого это им обошлось. Пугры неприятные противники.
Залив последнюю рану от шипа Скрытьня зельем, он перезарядил свой пистолет, после чего с кряхтением поднялся на ноги и направился в ту сторону, откуда доносились приглушенные голоса его подчиненных.
В скором времени Гаррет вышел на небольшую полянку возле одной из порушенных стен, где и расположились остальные. Судя по еще не успевшим осесть на землю останкам призраков, они закончили совсем недавно. А ровный черный круг пепла на опушке, с обгорелым человекообразным телом в центре, явно намекал, что трофей с Пугры достанется их магической поддержке в лице бородатой морды гнома по имени Деор. Собственно этот ушлый тип уже успел приступить к вскрытию трупа подпаленной гнилушки.
Ну да боги с ним.
Кроме гнома тут же были еще двое. Хеодан сидел у одного из камней, держась за бок, а Адмес как раз перевязывал ему ногу. Не хватало только Ёрги.
– Капитан, рад что ты в порядке, – хрипло поприветствовал его гном, когда Гаррет подошел ближе.
– Докладывай, Деор, – кивнув ему, произнес Эрн.
– Когда тебя снес Скрытень, мы попытались прорваться на помощь, но наша прогнившая дама со своими летающими шафками оказалась очень настойчивой, – сказал гном, кивнув на древесное тело которому как раз вскрывал грудину. – Поэтому мы продолжили отступать туда, где можно было не опасаться удара из-под земли. Призраков было многовато, но на открытой местности ребята легко смели большую часть тройным залпом своих мушкетонов, – Деор осторожно раскрыл, то что заменяло Пугре грудную клетку, после чего ловко извлек драгоценную сердцевину и немедленно завернул ее в припасенный платок. – Потом леди решила сама поучаствовать, тут-то я ее и накрыл. Эх, хороший был выстрел, да. Огненный шар вошел тютелька в тютельку между защитных корней. Только перед этим сучка успела подрезать Хеодана. Два корня прямо через фундамент. Видать нашла слабое место, тварь. Так что теперь, он на некоторое время не боец. Хорошо еще, что жив остался.
– Понятно, а куда делась Ёрги? – спросил Гаррет.
– На разведку пошла, кудаж еще? Ну и тебя поискать за одним, – хмыкнул гном. – Вот буквально перед твоим приходом умотала.
– Это хорошо, разведка дело нужное, – кивнул капитан. – Благо, кроме этой стаи тут не должно быть никаких тварей. Пугры конкурентов не терпят.
– Ты сам-то как, капитан? – спросил Деор, окинув взглядом помятого командира. – Смотрю, гриб переросток тебя знатно повалял.
– Да есть такое дело, – хмыкнул Гаррет. – Еще и потравил чем-то, скотина. Видел когда-нибудь такие шипы? – спросил он, показывая магу подарочек Скрытьня.
Гном взял у него иглу, на которой еще остались пятна крови и внимательно осмотрел.
– Что-то знакомое, но не помню, как называется, – ответил он, отдавая предмет обратно. – Кажется, у Адмеса должно быть правильное противоядие.
Кивнув в ответ, Гаррет направился к импровизированному госпиталю. Когда он подошел в плотную Адмес в последний раз проверил плотность перевязки Хеодана и быстро повернулся.
– О! Капинан, рад вашему возвращению! Вам нужна помощь? Кажется, вы немного бледноваты, – протараторил он.
– Скрытень оказался с сюрпризом и потравил меня вот этой штукой, – ответил Гаррет, передав фельдшеру шип.
– Так, так, так, – забормотал Адмес себе под нос. – Похоже на иглу харкающей розы. Хм, но какую пугру этот цветок забыл на Скрытьне?.. О! Наверно Пугру и забыл. Ха-ха, похоже наша давешняя подруга на досуге занималась садоводством. Забавно.
– У тебя есть противоядие от ее яда? – поторопил его Гаррет.
– А, да конечно, – отозвался Адмес, моментально оказавшись у своего походного мешка. – Сеймомент!
Пока травник искал противоядье, Гаррет решил проверить как там его самый невезучий подчиненный и картина его совершенно не порадовала.
Тяжелое дыхание, затуманенные глаза глядящие в пустоту, скривившееся от боли лицо и пот на лбу, совсем не хорошие признаки.
– Хеодан, ты там как? – спросил капитан Эрн, у мужчины.
– Он вас не слышит, капитан, – прервал его Адмес. – Эта Пугра хорошо подрала его своими корнями, да еще и ядом накачал по самую маковку, так что я тоже накачал его всяким разным, чтобы снять боль и разобраться с отравлением. Поэтому сейчас Хеодан немного не в себе, – сказал он, после чего протянул капитану маленький фиал. – А вот это вам. Выпейте и рука сразу пройдет. Даже второй стадии с удушающем опуханием тела совсем не будет.
– Он жить то будет? – нахмурившись, уточнил Гаррет, беря лекарство.
– У меня от такой мелочи еще никто не помирал, – гордо выдал Адмес. – Правда в строй он встанет еще не скоро.  Корень, прошивший бок, задел почку, а с таким даже храмовые целители быстро на ноги не поставят. Разве что наш лорд еще что-то из своих инноваций выдаст.
Неожиданно затрещали ветки, и на окраине поляны появилась эльфийка в добротной кожаной броне и луком в руках.
– Капитан Эрн, рада вас видеть! – радостно крикнула она, помахав ему рукой. – А я тут кое-что интересное нашла. Пойдемте покажу!
После чего, не дожидаясь ответа, почти бросилась обратно в чащу, но замерла на полушаге и снова обернулась.
– Ой, и захватите, пожалуйста, мой мушкетон, а то вдруг потеряется, – добавила Ёрги и немедленно исчезла.
– Ёрги… – устало прикрыв глаза, пробормотал Гаррет. – Сколько лет ее знаю, а до сих пор осталась непоседливой девчонкой.
– Вот иди и присмотри за ней, дедуля, – подколол его подошедший Деор. – Может она наконец решится и оприходует тебя в каком-нибудь укромном уголке. Нет, ну а что? Энгвитанские руины, гланфатанские мумии, да еще и сморщенные рожи Воедике то тут то там. Ррромантика!
– Осел, – сухо припечатал старого приятеля, капитан Эрн. – Она мне в дочери годится, даже не смотря на то, что эльфа.
– И чем дольше ты рассусоливаешь, тем меньше у вас времени, – ответил гном, неодобрительно посмотрев на командира. – А ведь она все равно своего добьется. Девочка то решительная. Смотри, дождешься пивка с щепоткой Свефа и той гланфатанской травкой для мужской силы. А на утро найдешь официальную бумагу о заключении хемнега* заверенную сейном.
Гаррет просто раздраженно отмахнулся от него, подхватил стоящий неподалеку мушкетон и отправился вслед за девушкой.
Он быстро нагнал ее, и дальше они уже пошли вместе, быстро огибая деревья и останки адровых колонн.
– Вон там, – Ёрги указала на высокий арочный проход в хорошо сохранившейся стене, только у самой арки была крупная прореха в верхней части. – Там есть полуразваленный проход, который ведет куда-то вверх. Как бы ни к самому подножию храма. Я заглянула с краю и видела вдалеке свет, а потом еще проверила, забравшись на дерево. Судя по всему выход там где-то рядом.
– Молодец Ёрги, – похвалил ее Гаррет, заглядывая в темноту древнего туннеля. – Об этом нужно доложить сейну.
Мужчина извлек из поясной сумки медный овал, который ему всучил Алот перед тем как группы разошлись и с сомнением оглядел его.
– Теперь бы еще вспомнить, как эта штука должна работать.


*Хемнег — это церемониальный брак эльфа с человеком. Поскольку основные земли Аэдира исторически разделены между двумя расами, множество заведенных порядков направлено на то, чтобы нормализовать отношения.
Во многих случаях хемнег позволяет двум домам объединить ресурсы. В аристократической среде хемнеги – способ объединения сил. Самый яркий пример хемнега текущее монархическое устройство — государство возглавляет человек, но эльфийский консорт правит вместе с ним или ней. Консорты пользуются почти тем же авторитетом, что и их знатные партнеры.
Как известно, от союзов эльфов и людей не бывает детей. Хемнег — союз сугубо делового/политического характера и в него могут вступать только особы уже связанные настоящими брачными узами. Если одна из сторон хемнега овдовел(а) в молодом возрасте — общественные нормы требуют его/её найти себе новую, настоящую пару. Но всё же порой хемнеги используются и для того, чтобы придать благопристойность внебрачной и/или меж-расовой связи.
С учетом того что после отделения Дирвуда от Империи страна успела обзавестись своим собственным колоритом незыблемость этого института под вопросом, но вряд ли можно говорить о полном отказе.

Отредактировано Фриз (16-03-2017 02:34:58)

+2

10

Поехали дальше.

От удара в щит тяжелого тела огромного лесного кота, Кана чуть не свалился на землю, но вовремя успел переставить ног для большей устойчивости и смог удержать равновесие, перенаправив инерцию зверя в сторону.
Все это он проделал ни на мгновение, не прекращая напевать какую-то песенку, благодаря которой окружающая энергия тоненькими струйками поддерживала его союзников.
Быстро приметив, что одержимый труп штилгара рухнул как раз рядом с ним, Сареф, который сейчас прикрывал тыл от наседающих скелетов, немедленно воспользовался представленной возможностью. К счастью то, что зверь уже некоторое время был мертв, сейчас играло на руку Хранителю, будь иначе и хитрый лесной охотник ни за что бы так не подставился. А если бы даже подставился, то никак не приземлился бы настолько неуклюже.
Лихо, скользнув к барахтающемуся на земле зверю, анимансер огрел его по голове своим наполненным силой гримуаром, веером разметав по округе осколки черепа и подгнивающих мозгов, после чего снова сосредоточился на управлении защитой, вновь отбрасывая толпу хлипких немертвых обратно в глубину полуразрушенного каменного строения. Вообще это было совершенно непрофильное применение заклинания «духовного щита», которое обычно используется как личная защита заклинателя и далеко от тела не удаляется, но нищим выбирать не приходится.
Когда началась вся эта чехарда, он только и успел накинуть на себя эти чары, а теперь ему приходилось им же перекрывать выход для хилых, но многочисленных противников, осторожно отстреливая одиночек с помощью жезла. И вед не отвлечёшься на что-то бьющее по площади, чтобы разметать все эти древние супнаборы! Костяки были на удивление юркими и постоянно норовили разбежаться из такой удобной позиции для удара. Радовало только, что некоторые удачные попадания жезла временно обращали одиночные костяки против их сотоварищей, тем самым нанося толпе, куда больший урон, чем обычные магические выстрелы.
Остальные были заняты своими проблемами, так что пока не приходилось рассчитывать на большее чем редкие стрелы Сагани.
Отойдя подальше от берега, их группа нарвалась на выводок штельгаров со здоровенной зверюгой во главе. В принципе проблема должна была решиться без осложнений, не даром же Харавиас промышляет друидизмом да еще и духовно достаточно близок к этим лесным хищника, чтобы перекидываться в такого кошака.
Но, они довольно быстро выяснили, что перед ними не просто группа зверей, которая заплыла на остров, чтобы полакомится падалью. Это были трупы прайда штельгаров одержимые тенями мертвых с поддержкой кучи теней, которым не хватило тел. А с безумными призраками даже Хранителю не договориться.
Харавиас немедленно перекинулся в звероформу, после чего сцепился с самой большой кошкой, которую поддержали несколько мелких. И судя по нескольким совсем неподвижным трупам, одержимые звери были нечета озверевшему орлану. Кана стянул на себя всех кого мог, пропев угрожающий речитатив, после чего переключился на поддерживающие песни и экономные удары цепом. Стоик выматерился себе под нос и, ударив в землю посохом, начал бубнить молитвы. Благодаря его трудам вокруг них образовалась зона отчуждения, где призраков начинало жечь пламенем Магран, что им совершенно не нравилось. Здоровенный лис, Итуумак прикрывал правый фланг Каны, демонстрируя, что суровым полярным зверям никакой кошачий труп не страшен, а его хозяйка, Сагани поддерживала всех сражающихся своими стрелами.
Сам же Сареф неожиданно для самого себя превратившийся из батареи артподдержки в тыловые баррикады, просто отстраненно размышлял над тем, какого Скейна тут твориться.
Нет, серьезно, за всю свою сознательную жизнь он не только не видел одержимых зверей, но даже не читал, ни о чем подобном! Более того, весь его опыт анимансера говорил, что неупокоеная душа, поврежденная настолько, чтобы переродится в тень, просто не способна удержаться в биологическом теле. Сам процесс становления тенью безвозвратно уничтожает такую возможность! Суть деградации душ привязанных к телам по методу Панграмма или схожим образом, серьезно отличается от того что происходит с призраками.
Эльф с тоской посмотрел на штильгара, которому недавно размозжил голову.
«Очень жаль, что у меня нет с собой инструментов для ловли теней. Эх, какие интересные образцы пропадают! – беззвучно вздохнув, подумал Сареф. – Хорошо бы хоть пара тел сохранилась получше, – но тут, же отмахнулся от этой мысли и раздраженно поморщившись. – Нет. Без толку. К тому времени, когда у меня дойдут до них руки исследовать уже будет нечего.
В очередной раз, отбросив костяки от выхода и прибив еще пару тварей, он мельком взглянул в сторону своих товарищей.
Похоже, в противостоянии наметился перелом.
Продолжающий что-то бубнить Стоик вдруг резко открыл глаза, в которых заплясали безумные искры и подняв посох снова ударил им оземь. От места удара широким конусом понеслась волна синего пламени, которая, не опалив даже травинки, мгновенно смыла каждую тень в зоне действия и заставила одержимые трупы потерять ориентацию, чем немедленно воспользовались остальные, быстро упокоив зверье.
После последнего выпада Стоик сгорбился и, тяжело дыша, оперся на свою опаленную оглоблю. По его изведенному оспой лицу катился пот, быстро пропадая в спутанной бороде. Зачистка местности далась ему нелегко.
– Кана перекрой проход, не хочу, чтобы костяки разбежались, – обратился Сареф к руатайцу.
– Без проблем, приятель, – откликнулся аумауа, начиная перенаправлять собранную вокруг себя силу.
Вообще методика колдовства певчих хоть и являлась самой древней и примитивной, но одновременно ее механика была весьма сложна и интересна. По сути, певчие колдовали в два этапа и практически непрерывно. Первым этапом была непосредственно песня. Проговаривая свои напевы, певчие синхронизировали свою сущность с инертными частицами душ, которых всегда полно вокруг и заставляли их исполнять определенные действия, информация о которых хранилась в общем ментальном поле мира. Таким образом, певчие могли поддерживать союзников или подавлять врагов вокруг себя. Кроме того у них не было проблем с дружественным огнем, так как их подсознание во время напева автоматически задавало цели воздействия(хотя в случаях личной неприязни иногда начинались проблемы). Хорошим примером здесь может служить весьма распространенный напев «Нежный ветер смерти», который будучи весьма опасным, и даже смертельным для ослабленных противников, одновременно прекрасно исполнял роль колыбельной для детей. Последнее Сареф сам не раз видел, когда его мать напевала эту песню, укачивая сестренку и параллельно очищала дом от вредителей.
И намучились же они как-то раз, выискивая под полом крысу, которая не успела сбежать от нежной мелодии!
Сложность этого искусства состояла в настройке собственной души на нужное воздействие и его связь со звуковыми колебаниями, чтобы можно было вытащить из окружающего мира именно то, что нужно, а не хаотичное нечто нивелирующее само себя. По этой причине немногие певчие отличались особо большим разнообразием действенных напевов(чего нельзя сказать об обычном репертуаре).
Следующий этап вступал в силу, только когда певчий уже некоторое время использовал первый. Во время произнесения напевов к певчему постепенно стягивалась податливая сущность мира, исторгаемая общим духовным полем вместе с первичным воздействием, но неспособное произвести определенный эффект. Именно эту энергию певчий мог использовать для сотворения своих напевов, которые куда больше походили на заклинания магов, чем воздействия первых этапов, хотя тоже активировались своими собственными речитативами. Но больше всего этот этап был знаменит способностью певчих к временному воплощению физических и даже в какой-то мере разумных конструкций из сущности. Собрав достаточно энергии и особым образом настроившись, мастера музыкальной магии могли создать из своей песни пополнение для собственного отряда. Группа скелетов, несколько вирмов способных плеваться огнем или огры с полновесными дубинами, так уважаемые в их племенах: все это было доступно им, хотя и ненадолго.
Такое могли провернуть только специалисты этого направления. У волшебников, друидов и монахов(в отличии от священников) тоже существовали определенные аналоги, но они сильно уступали результатам певчих. Ведь как можно сравнивать подвижные конструкции способные выполнять голосовые команды с оружием сотворенным из энергии или собственными копиями повторяющие все действия оригинала, словно тени?
Единственным минусом этих заклинаний была полная зависимость от распевов первого порядка и как следствие очень долгий процесс подготовки к применению с принципиальной невозможностью запасти такое заклинание впрок с помощью свитка или иным способом. По крайней мере Сареф не сталкивался ни с одним упоминанием успеха на этом поприще.
Одним из основных критериев для применения любого певчего заклинания второго порядка, является накопленная сущность именно с той модуляцией, которую она приобретает при извлечении из общего фона с помощью распева, но как только певчий прекращает петь, все накопленное быстро рассеивалось, возвращаясь в инертное состояние. Более того, то же самое происходит, даже если собрать сущность в специальный накопитель из адры или иного материала.
И это притом, что свитки с заклинаниями магов, священников и друидов продаются повсеместно, а использовать их может любой, у кого хватает сноровки. Нет, там тоже есть своя специфика, далеко не все заклинания поддаются переносу на одноразовый пергамент, но разница налицо.
Конечно, еще нужно отметить существование ряда артефактов, действие которых схоже с «призывами» певчих, но там, в ход идет совершенно иной принцип, а для создания таких предметов нужна рука настоящего мастера и значительные расходы на материалы.
Таким образом, быстрое создание временных помощников по большей части остается прерогативой певчих.  Именно такой фокус сейчас стремился проделать Кана с тем, что накопил за этот бой, пока его еще можно использовать.


Малек поправил и кое-чего добавил.

Отредактировано Фриз (14-03-2017 17:32:27)

+2


Вы здесь » NERV » Стартовый стол » Столпы Вечности(рабочее название)