NERV

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » NERV » Стартовый стол » Приключения в другом мире или как Вася вляпался в..


Приключения в другом мире или как Вася вляпался в..

Сообщений 51 страница 60 из 79

1

Название: "Приключения в другом мире или как Вася вляпался в..."
Автор: Мота

Жанр: фантастика, приключения, постапокалипсис, попаданство
Рейтинг: R
Статус: В процессе
Содержание:
Глава 1
Глава 2
Глава 3
Глава 4
Глава 5
Глава 6
Глава 7
Глава 8
Глава 9
Глава 10

Аннотация: Упал очнулся гипс. Ну хорошо, не упал, а стоял, сознание не терял, а вместо гипса — билет на приключения. Клёво звучит из московского метро сразу попасть в пустыню. Вот только мне было не до шуток очутиться в опустошённом мире, населённом расой андри. Они сильнее, выносливее и обладают магией. В отличие от людей, которых по пальцам одной руки сосчитать. Хорошая новость — одна часть андри почитают людей как богов. Плохая — остальные готовы убить человека при первой же встрече. Мило, не правда ли? И вот в этом мире мне стоит не только выжить, но и найти ответы: как я сюда попал и ради чего. А главное — как мне вернуться?

От себя: Чистой воды баловство, отвлечься от серьёзных текстов. Вообще вначале хотел написать фанфик к манге/аниме Break Blade, но уже в самом начале процесса что-то пошло не так. В итоге получилось то, что получилось.
PS Название и аннотация пока рабочие.

Приятного чтения!

Отредактировано Мота (09-11-2019 17:34:11)

+5

51

Экшон подвезли!
Приятного чтения :)

Глава 8

Свернутый текст

Вы знаете, что такое безумие? Нет, не скакать как угорелый по живописному острову. Там хотя бы есть годные для питья реки и съедобная живность. Безумие — это остаться одному посреди выжженной пустыни без пищи и воды, без транспорта и оружия. И вообще хоть какого-то шанса повлиять на собственное выживание.
Брайста прикинула хрен к носу, что до Горного града я не дотяну — туда ещё целые сутки ехать, если я правильно её понял. «Один восход, один закат» — это ведь сутки, правда?
Последнюю каплю живительной жидкости мой организм принял вот уже несколько часов назад. И как полагается ответственному организму — все остатки спалил одним махом. В горле уже чувствовалась поступь Сахары, которая плавно переходила в Эль-Хамра на кончиках моих губ. А из глотки вот-вот высыплется песок из богомерзкой кашки. Отлично прогулялся.
Гениальная мысль о том, что надо научиться экономить всегда приходит уже после того, как наломаешь дров. Ну, или разольёшь чан с водой. Задним числом мы все гении.
Мне ничего не оставалось, как остаться на горе и приглядывать за двухкрикатом, пока Брайста под покровом сумерек пробиралась в деревню железоделов. Шум и гам там усилился, уже почти все люди высыпались на улицу, подъехало ещё несколько караванов. То ли праздник с гуляниями, то ли сбор резервистов на войну. Или и то, и другое.
Безучастно наблюдать в допотопную подзорную трубу за Брайстой крайне волнительно. Со своей высоты мне открывался почти полный вид тех опасностей, которые лазутчицу поджидают в деревушке и её окраинах. Но чуть что я ей никак и ничем не помогу. И дело не в том, что мне было бы лениво оторвать свою задницу, а просто даже не представлял, чем я могу ей помочь. Брайста оставила мне паунк в лампе, чтобы совсем уж не остаться в темноте, но строго-настрого запретила им светить в сторону деревушки, авось меня обнаружат и схватят. То есть никаких сигналов с горы, никаких азбук Морзе. Двухкрикатом я тоже не воспользуюсь, я вообще паунками пользоваться не мог. Поэтому осталась Брайста без какой-либо помощи, сейчас ей остаётся полагаться на собственные силы и чутьё. Конечно, с собой она взяла полотно-невидимку-обманывалку или как эта штука там называется, но насколько оно поможет средь толпы? Да никак! Брайста или знала, что делала или была безумцем.
— Крупье, ставлю всё на последнее!
Как кошка на охоте Брайста кралась сквозь поля подобия пшеницы. Иногда она останавливалась и одним лёгким движением руки снимала со стебелька зёрна, закидывая улов к себе в сумочку. Можно ли это назвать воровством? Брайста паунки в своей деревушки тоже не с разрешения старосты Ватчфлока заполучила. «Одолжила». Да, конечно, «одолжила». И что она ещё сцапала «взаймы»?
— С кем я только повёлся…
Пока Брайста не стеснялась в воровстве, уж будем называть вещи своими именами, и выдалась свободная минутка — я достал свой телефон проверить как он там: скуксился или ещё потрепыхается. Затея достать его перед охотной до всяких артефактов любопытной Варварой могла обернуться фиаско. Так бы и застряли в пустыне, пока кое-кто не обсосал бы кое-что со всех сторон.
Аккумулятор стоически держался на тридцати с копейками процентах. Что весьма удивительно для китайской трубы. Потрепыхается ещё немного. Может попробовать найти способ как бы его подзарядить от паунка? Ну да, сначала придётся найти USB-переходник. Его же так просто найти, в каждой второй лавке завалялся за три копейки. Банковские карты принимают, интересно? Нет? Ну, у меня с собой пару тыщ российских банкнот. Обменного пункта не найдётся?
Помимо «спасибо, что живой» телефон мне равнодушно сообщил о времени: 23:18. Перед тем, как меня выдернуло из Москвы время было что-то около восьми вечера. Но когда я оказался здесь — солнце стояло полуденное, как если меня перебросило в ту же Неваду или Техас. Или я что-то путал? Если принять во внимание все пертурбации со временем, то сейчас должно быть что-то около трёх часов дня по местному времени. Но для трёх часов дня что-то слишком рано опустились сумерки. Ближе к экватору солнце, конечно, садится и встаёт чуть бы не по щелчку, но даже в таком случае слишком рано стемнело. Или я обсчитался?
— Говорила мне мама, учи математику. Математика всему голова!
Из сложных пересчётов каверзных часовых поясов, никогда толком мне не дающиеся без помощи поисковика, в котором найдётся всё, меня вывело то, что Брайста сквозь поля наконец-то добралась непосредственно до гудящей деревушки. О как завернул! И почему мой язык не настолько хитросплетён, когда это надо?
Следить через подзорную трубу за Брайстой та ещё задачка, ведь девчонка своей одеждой не сильно отличалась от армии Вождя. Каждый скроил по-своему, но материалы явно из одного ларца. Это позволяло ей скрываться в толпе от посторонних глаз. Наверняка не все её в лицо знали. И Брайста оказалась не такой уж дилетанткой, чтобы этим лицом светить налево и направо: когда надо отворачивалась, закрывалась платком или шмыгала за угол. И где она только набралась шпионским навыкам?
Хотя если подумать, то воровке такие таланты жизненно необходимы.
Я примерно знал конечную остановку Брайсты — вон тот сарай посреди домиков. Как она сказала, прежде, чем убежать — внутри водохранилище. По описанию типичный колодец, в который заливали лишнюю воду, полученную после торговли. Но ведь «водохранилище» звучит солиднее. Много «прозрачного и жидкого золота» похитительница не унесёт, но, по её словам, мне хватит до Горного града. Да что там, я уже пить хотел, как не в себя — мне бы стаканчика хватило. Сам исконный сарайчик с тайником из сокровищ находился чуть вглубь деревушки сразу позади подобия амбара, поэтому Брайсте предстояло проникнуть в деревушку и аки Джеймс Бонд миновать все опасности. Главное, чтобы в конце пути ей не повстречался рейд-босс, которому вся хитрость «агента 007» покажется нелепой игрой в кошки-мышки в кустах под окнами пятиэтажки. И такой босс уже наклёвывался: по другую сторону деревушки я приметил знакомое лицо, не обезображенное интеллектом. Да, Редшед явно был не в духе и бросался на любого, кто на него криво посмотрит. Ну что ж, Брайста, не подкачай, не попадись, а то из меня спаситель такой, что самого придётся вытаскивать из передряги! И Брайста не обманывала надежд. Юркнула на задние дворы перед какой-то развеселившейся компании. Вовремя успела быстренько посмотреть за угол и заметила приближавшихся двух людей Вожака, которые похоже её очень хорошо знали. Как прильнула к стене немедля ни минуты выудила полотно-невидимку и тут же им полностью накрылась. Понадобилось пару секунд, чтобы с лёгким мерцанием на её месте образовалась пустота. Голая стена и ничего большего.
— Вау.
Оно и вправду впечатляло — прямо волшебство наяву! В темноте, если особо не вглядываться, даже тень сомнения не возникнет, что тут что-то есть. Если случайно не врезаться. А так, не зная что и где искать, обязательно пропустишь притаившегося слона в кустах. Но если не просто вглядеться, но и тщательно рассматривать волшебную маскировку, то иногда можно было заметить лёгкую рябь и искажения в пространстве. Это у волшебства баги такие — разработчик забыл пропатчить. Или не успел. Бывает.
Как только опасность миновала Брайста вылезла из своего укрытия и метнулась к следующему одноэтажному домику. Слишком быстро и неосмотрительно она вылетела прямо на вышедшего из дверей одного из местных. Тот был в очень приподнятом настроении и не заметил наткнувшуюся на него незваную гостью. Обратиться в человека-невидимку Брайста уже не поспевала и не найдя ничего лучшего просто прыгнула.
Высоко прыгнула. Чуть выше собственной головы. С места. Я присвистнул.
Тихо взобравшись на крышу, она гуськом пробралась дальше, лишь бы не привлечь к себе внимания людей с площади. А взгляды тех уже устремились к стеле, где трое мужчин в закрытых лохмотьях что-то обсуждали.
— Ленин, Троцкий и кто там ещё был вождём революции…
То ли человек, то ли андри в капюшоне стало быть главный злодей. Лица его не видать отсюда. Наверное, типичный главный злодей с острым взглядом и каким-нибудь ужасным шрамом, как и полагается в таких историях. Вождь собственной персоной, без сомнений. Все его боялись и уважали — это хорошо заметно, как к нему вежливо обращались и заискивали, виляя воображаемым хвостиком. Один из таких уже знакомый нам товарищ — Редшед. Он держался молодцом, перед «насяльником» вёл себя адекватно. Старался. Но кулаки всё ещё чесались. Второй похоже представитель малочисленной знати. Ничем от всей своей группы не отличался — андри как андри в дорогих одеяниях. Не удивлюсь, если проповедует Noblesse oblige, поэтому влез в столь сомнительное предприятие ради своих подданных или кем они считают простолюдин. Но также не удивлюсь, если это представитель здешнего олигорхата, который хочет заграбастать в свои ручки как можно больше, ловя рыбку в мутной воде.
— Ща будет пламенная речь в стиле: «Землю — крестьянам, фабрики — рабочим». Давай, зажигай, чего медлишь!
Не то, чтобы мне было интересны революционные идеи этого мира — чем быстрее начнётся шоу, тем легче Брайсте будет проникнуть в сарай с колодцем. Она уже в низком старте прижалась на крыше соседнего домика, наблюдая за суетой у стелы. Туда принесли вытесанное из камня подобие алтаря высотой метра полтора. Изваяние внушало своей монолитностью, его пришлось нести четырём большим мужчинам. Они же помогли Вождю встать на этот самый алтарь, с которого раздались революционные речи. Во всяком случае я так себе воображал — с такого расстояния до меня доходило ровным счётом ничего. За всем представлением наблюдал как за немым кино.
Брайста выждав пару минут по-кошачьи спрыгнула за зданием. На некоторое время я потерял её из виду. Пришлось порыскать взглядом, пока она снова не вынырнула в моё поле зрения, когда подкралась к сараю. Двери, конечно же, оказались запертыми на замок и такого поворота событий Брайста явно не ожидала.
— И что же теперь, мисс Бонд?
Брайста оглянулась вокруг и удостоверилась, что все своё внимание устремили в сторону звучавшей речи со стороны стелы. Диверсант выудила из мешочка поблёскивающий кристаллик — один из маленьких паунков, от вида которых, что ими завладела Брайсты, Редшед вышел из себя. Похоже это было какое-то необычайное оружие. Можно только догадываться при каких обстоятельствах моя спутница упёрла нечто подобное.
Брайста не теряла времени и немного повозилась, чтобы просунуть паунк в замок. Она сделала шаг назад и направила руку в сторону кристаллика. Тот откликнулся, засветился алым пламенем. Но явно недостаточно, поэтому Брайста напряглась сильнее, пока тот не сверкнул фитилём. Диверсантка ещё раз оглянулась — не заметил ли кто? Я тоже ради интереса поводил взглядом по округе, но все словно околдованные слушали речи Вождя. Вернувшись к Брайсте — от той уже и след простыл, только прикрывающаяся дверь с выжженным замком выдавала её присутствие внутри сарая.
— Что-ж, Звёздочка, ты была на высоте. Только не свались с неё. За твой счёт желания мне не нужны.
Пламенные речи переходили в лозунги, со стороны деревни доносились приглушённый гул радостно скандирующей толпы, которая слилась в едином экстазе. С такими хоть на баррикады иди. И Вождь это понимал. Чувствуется кое-кто откопал руководство для чайников «Как заварить революцию». Надеюсь он там же нашёл и «Как расхлебать заваренную революцию», а то у меня плохие новости. Но рисковать из своего укрытия кинуть ложку дёгтя в бочку мёда я не особо горел, предпочтя только лишь наблюдать со стороны с воображаемыми попкорном и колой. Революционные рвения толпы меня не особо касались, а вот то, что эта толпа могла расправиться с Брайстой — волновало ещё как. Ведь на странный дымок, валивший из замка двери, обратил внимание один из местных.
— Ох, ёшкин матрёшкин.
Я очень сожалел, что у нас не было рации. Вот очень.
Местный парень тут же побежал к Редшеду рассказать о своих подозрениях. Я же взволновано вскочил на колено, жадно прильнув к подзорной трубе так, что глаз мог прямо в него и закатиться.
— Давай, Звёздочка. Не тормози, сникерсни.
Редшед не стал прерывать Вождя, а по-тихому собрал дюжину воинов и командовал ими, чтобы окружили сарай. Ещё двоим приказал штурмовать здание. По всей видимости Брайсте уже не удавалось без шума и пыли свалить. Самое главное, чтобы она вообще имела представление о том, что её раскрыли и сейчас будут брать живой или мёртвой.
У меня начался нервный тик, когда двое мужчин по одному вошли в сарай. Редшед ожидал у входа, держа свою палицу наготове.
— Ну же, ноги в руки и сваливай оттуда…
Внутри завязалась какая-та буча, Редшед со своими подручными псами приготовились в любой момент ловить беглянку. А я уже взвёлся ни на шутку, покрывшись потом. Последние лишние капли влаги покидали моё тело.
Из проёма спиной вперёд вывалился один из штурмовавших и плюхнулся на землю. За ним следом выскочила Брайста с мелкими паунками, выстроившимися в кольцо у неё за спиной. Вся братия вместе с Редшедом ринулись в атаку, но Брайста оказалась проворнее. Не раздумывая она рванула в сторону, на самого слабого на вид андри и хлестанула его паунками так, что тот съёжился от боли. Брайста воспользовавшись бедолагой как трамплином одним махом запрыгнула на соседний дом. В неё тут же полетели палки, камни и всё подручное, лишь бы сбить с ног. Уклоняться от снарядов ей было сложно — на спине висела тяжёлая сумка, которая не прибавляла баланса.
— Вот жадина то!
Воды Брайста явно перебрала. После очередного уклонения от пролетевшего мимо её головы булыжника — потеряла равновесие, и сумка потянула в пропасть. Брайста беспомощно махая руками рухнула на спину с двухметровой высоты. Одна из ёмкостей в сумке не выдержала такого удара и лопнула, расплескав воду по бесплодной земле. У Брайсты случилась паника от потери такого количества бесценного ресурса и попыталась загрести воду обратно в сумку, не веря тому, что произошло. Подбежавший Редшед завидев эту картину встал в ступор на несколько секунд, как и подоспевшие его соратники. Как только они опомнились, так сразу же с яростью набросились на Брайсту. Та перед неминуемой опасностью выползла из-под шока и успела отскочить. Но неудачно — прямо в руки сзади подбежавшим местным. Из сумки как из решета разливались остатки воды из повреждённой ёмкости и только один этот вид раззадорил мужчин ещё больше. Те попытались выбить из неё весь дух голыми руками, но паунки Брайсты не сбежали от своей нерадивой хозяйки, а хлыстнули то одного, то второго. Это позволило ей вырваться из захвата резким кувырком назад. Людей вокруг становилось всё больше. Разъярённых людей. Они окружили Брайсту со всех сторон, отрезав путь к отступлению. И среди них затесался Редшед, готовый заехать палицей по голове воровки под одобряющее улюлюканье его воителей.
Толпа с площади обратила внимание на творившуюся канитель в подворотнях. Эффектом домино распространялось известие и пролитой воде. Даже Вождь замолк и слез со своего «броневичка».
У меня волосы на жопе встали колом. В этот момент я отчётливо понял, что Брайсту сейчас просто растерзают заживо. У неё вообще нет никаких шансов.
Без раздумий я вскочил, закинул подзорную трубу в скарб, помятую насколько она значима для Брайсты. Туда же отправил телефон, на всякий случай. Избавившись от всего ценного сразу же рванул к деревне. Спускаться по горе пришлось чуть бы не катясь на попе, но у меня нет времени на рассусоливавания. Бегом туда, бегом на помощь. Сейчас никто кроме меня не выручит Брайсту.
Добравшись до подножья горы, я побежал что есть мочь: через дороги, ограды, пшеничные поля. Бежал так, как никогда. В горле без всяких нелепых ассоциаций прямо-таки пересохло. Под градом ударов стеблей по обезвоженному лицу хотелось остановиться, передохнуть, попросить воды, но я не сбавлял темпа — я обязан быть там как можно скорее.
Выбежал из поля, попытался перемахнуть через ограду, но сработала моя неуклюжесть — повалился на землю. Хорошо так ободрал ладонь во время приземления. Но сцепив зубы я встал и побежал снова — до деревни уже рукой подать. На меня наткнулся местный андри, вышедший из домика проверить что здесь стряслось. Я ему не дал даже толком сообразить кто я такой и откуда такой красавчик вылез — сразу на бегу ткнул в него пальцем и крикнул во всю глотку:
— Защищаешь меня! — просипел я — язык натурально присох. Но меня всё равно поняли. Радужки глаз андри в свете ночи сверкнули подобно газоразрядным лампам, и их хозяин, не изменившись в лице, молча увязался за мной.
Деревушка не была большой, с высоты горы я примерно запомнил её схему. Но вблизи всё настолько одинаково каменное, что легко можно заблудиться. Чёртов Татуин. Если встречу Энакина — мигом придушу на всякий случай.
Я постарался отыскать главный здешний ориентир — площадь. Пока я взглядом выхватывал искомое пришлось завербовать ещё парочку из числа людей Вожака. Они только и успели что угрожающе гаркнуть прежде, чем были околдованы. Я особо не задумывался как и насколько просто мне это даётся. Я просто искал Брайсту как можно скорее. Приметив скопление людей у амбара, я тут же рванул в ту сторону, не забывая пополнять свою маленькую охрану. Тихо пробираться через толпу я и не думал — перед глазами у меня так и стояла сцена линчевания Брайсты Редшедом. Со всего маха я врезался в толпу, бесцеремонно распихивая о чём-то вопящий недовольный люд. Мои охранники сами сообразили помочь мне расчистить путь.
Через столпотворение галдящих в единой какофонии андри я вылез в сам амбар, где обезоруженную Брайсту склонив на колени держало двое мужчин. Над ней возвышался Редшед с дьявольски зловещей аурой. В одной руке у него палица, которой угрожающе помахивал перед головой пленницы, а во второй те самые перчатки, способные управлять маленькими паунками. Он толкал какую-то непонятную мне речь с такой быстрой тарабарщиной, что у меня не было ни малейшего желания разбираться, что он там втюхивает толпе. А потом Редшед ударил Брайсту рукоятью в живот и из неё выбило весь дух. Она жалобно съёжилась, хватая ртом воздух. Часть андри одобрительно рукоплескала, а другая ахнула. А я что? А я сразу набросился на мучителя как умалишённый, повалив того на землю. Завербованные мною андри сами смекнули что им делать и устроили потасовку с людьми Редшеда, задумавшие осадить меня.
— Василий! — прохрипела Брайста. Из последних сил она постаралась вырваться из пут, но её наглухо держали.
— Ты! — только и рявкнул Редшед.
— Да, я! Лежи как лежишь! — я выхватил из его рук перчатки и тут же отскочил от разъярённого Редшеда, опасаясь, что на этот раз моё заклинание на него не сработает. Мало ли у меня всего лишь одна попытка, как у Лелуша? Но к моему счастью сила моего «гиасса» оказалась вовсе не одноразовой. А главное выше силы духа Редшеда. Или нет? Он завопил во всё горло, силясь вырваться из невидимых пут. Его глаза ярко засветились точно, как у Брайсты. Надолго навязанной клятвы не хватит.
— Вы двое! — указал я на пленителей моей спутницы, — защищайте Брайсту!
Один из них моментально подчинился и набросился на второго, который команду или не расслышал, или не понял. Или она за раз работает только на одного? Времени разбираться не было. Я нашёл в себе силы встать, чтобы пройти буквально пару шагов и снова рухнуть рядом с Брайстой — ноги уже отказывали. От жажды, от усталости, от страха. Дико клонило в сон.
— Василий! — подхватила меня Брайста. — Зачем-ты-здесь?! Зачем-зачем?! Это-опасно!
— Тебя спасаю, дурёха! — из рта вырвался непривычный старческий хрип и не придав тому значения я передал ей перчатки. — Держи, твоё.
— Спасибо… Вода! — опомнилась она.
Брайста метнулась к своим вещам, которые аккуратно сложили в сторонке. Сумка её вдвое исхудала, но какие-то ёмкости с водой ещё там остались. Пока она наспех собиралась я осмотрелся на учинённый мною переполох. Десятки андри дрались друг с другом на кулаках или подручными средствами, многие не понимали кто свой, а кто чужой. Где-то рядом выл Редшед, потихоньку пересиливая мой приказ — он уже умудрился встать на колено и тужился сделать следующий шаг. Его глаза горели натуральным адским пламенем, настолько он хотел сломить повешенный на него намордник.
Тикай с городу, Вася, тоби писец.
— Вот-выпей-быстро! — подбежала Брайста.
Я взял у неё флягу с водой и осушил её в несколько крупных глотков. Не знаю, когда мне в действительности станет лучше, но заряд бодрости духа я получил только в путь. И в этот путь пора сматывать удочки.
— Валим отсюда! — крякнул я.
Мы сразу бросились прочь. Брайста спешно натянув перчатки выбросила паунки в воздух и те сразу образовались в хлыст, поливающий всех на нашем пути. В этот раз она не сюсюкалась — движения Брайсты уже не были плавными и хореографическими, а быстрыми, резкими. И паунки рассекали воздух со свистом подстать её движениям. Но как-бы она мастерски не владела своим искусством, но мне приходилось прикрывать её спину, вовремя выкрикивая волшебные слова. И нет, это не «спасибо» и «пожалуйста», а «защищай нас!». Работало почти безотказно. На некоторых из категории «почти» мне приходилось вспомнить из далёких школьных дней каково это махать кулаками. И такой подставы от человека андри явно не ожидали. Они больше удивлялись, что получили по лицу хоть и нелепым, но всё же ударом голыми кулаками, чем им было действительно больно. Больно было моим костяшкам — давно они не обнимались с чьими-то зубами. Но один из андри всё же взял волю в кулак и этим же кулаком мне засадил в темечко так, что я увидел те самые звёздочки, порхающие над макушкой. Я чуть не опал наземь, но Брайста вновь успела меня подхватить и всеми паунками врезала в него так, что тот отлетел на добрые тройку метров. Как упал, так и не встал, только стонал от боли. Паунки подобно истребителям сделали ещё один вираж, чтобы обрушиться на следующую цель. Потом снова, снова и снова. Брайста освоила своё кунг-фу. Мне только ещё предстояло.
Путь перед нами расчищался как масло перед нагретым ножом, пока мы не вырвались из общей толпы. Сзади потасовка не думала утихать, только силы сторон становилось не в пользу мною завербованных. А пополнять новыми адептами времени уже совсем в обрез.
— Брайста!!! — в очередной раз нам вдогон слышалось рычание Редшеда.
Он её точно убьёт при следующей встрече.
В общей суматохе мы умудрились выскочить в пшеничные поля. Снова оплеухи по роже стебельками, которые из-за своей засушливости умудрялись ещё и оцарапывать до крови. Терпимо, а главное отрезвляюще.
И тут в мою чокнутую голову пришла безумная идея. Я остановился, чтобы сразу начать срывать пшеницу и наваливать в одну кучу.
— Ты-чего-делаешь-пошли-нам-надо-уходить!
— Дай сюда паунк, — я постарался попросить настолько обыденным тоном, насколько это возможно в такой ситуации. Чтобы это ни в коей мере не звучало приказом своей дурной силой, а именно просьбой. — Пожалуйста.
Она непонимающе глянула на меня.
— У меня есть идея!
Брайста поглядывала на доносившиеся крики в деревне, благодаря которым даже мне было понятно, что нас ищут и готовы четвертовать. Решив всё же не спорить, она подхватила один из летавших за её спиной паунков и передала мне.
— Спасибо.
Тёплый, как я и предполагал. Вложив его под образовавшейся кучкой стебельков пшеницы, я попросил исполнить последний штрих моего безумного плана:
— Нагрей паунк насколько сможешь.
— Зачем?
— Просто нагрей.
Опустившись на колени Брайста направила руку в сторону кучки. Из-под неё показалось алое свечение. Но ещё недостаточное.
— Сильнее, — оборачивался я на приближающиеся возгласы Редшеда и его компании.
Алый свет усилился, в воздухе потянуло гарью.
О-о, да-а-а.
— Василий? — неуверенно прощебетала Брайста.
— Продолжай!
Свет перерастал в ослепительно белый, а на его фоне стало заметно тление засушливых стебельков и как от них поднимался дымок.
— Сильнее! — повторил я.
Брайста напряглась — это уже было на пределе её возможностей.
— Прометей, взываю к тебе, — пробубнил себе под нос.
И прежде, чем Брайста обессиленно опустила руку мой план исполнился.
В этом опустошённом мире пробудился более страшный зверь, чем просто безжизненная жара. Он вспыхнул, словно с радостью пробудился от долгого сна. И он был голоден. Очень голоден.
Брайста вскрикнула и отползла от зверя, как ужаленная.
— Огонь! — зубы у неё стучали так, что даже я слышал. Она оцепенела в животном страхе, но одновременно с тем же заворожённо глядела, как пламя перекидывалось от кучки на соседние стебли и дальше продолжал своё победной шествие. Жар наступал со всех сторон. Не такой удушливый и всеобъемлющий, как от солнца, а кусачий и хищный. Нечто ненасытное и яростное вырвалось на волю.
— Всё, насмотрелись и хватит, — поднял я Брайсту на ноги. — Сейчас у них будут проблемы посерьёзнее, чем мы.
Я поволок остолбеневшую девчонку прочь от бушующего пожарища. Ночь стала днём, языки пламени жадно пожирали поле.
Явившийся в мёртвый мир живой огонь отрезал нас от преследователей.
Сзади нарастали паника, истошные вопли — весь муравейник растормошили. Про нас все тотчас же позабыли. И мы спокойно вырвались на свободу.
Обернувшись напоследок передо мной предстала картина жатвы. Огонь, неспособный унять голод, пожирал, властвовал, вновь напоминал людишкам, кто есть опаснейшая стихия, кто извечный враг номер один. И я тот самый, кто помог огню вновь вырваться на волю. Ведь враг моего врага — мой друг. Ибо огонь — один из главных помощников человека в выживании. В любое время, в любом мире.

Отредактировано Мота (09-11-2019 03:34:45)

+7

52

Мота написал(а):

А взгляды тех уже устремились к стеле, где трое мужчин

Мота написал(а):

наблюдая за суетой у стелы. Туда принесли

стелла

Мота написал(а):

Туда принесли вытесанный из камня подобие алтаря высотой

вытесанное

Мота написал(а):

дюжину воинов и командовал им, чтобы окружили сарай

ими

Мота написал(а):

готовый заехать палицей по голову воровке под одобряющие улюлюканье его воителей.

голове
одобряющее

Мота написал(а):

Ко мне на встречу вышел местный андри, вышедший из домика проверить что здесь стряслось

повтор

Мота написал(а):

лампам, и их хозяева, не изменившись в лице, молча увязались

ранее было написано, что вышел только один андри, откуда множественное число?

+1

53

Спасибо за продолжение! =)

Мота написал(а):

И я тот самый, кто помог огню вновь вырваться на волю.

«Я — смерть, разрушитель миров».
Эпично.
Мне кажется, что теперь нужно рвать когти во дворец к Софи. А то нашу "великолепную двойку" теперь каждый встречный "замочить" захочет, когда новости расползутся на окрестные селения. Хотя, я так думаю, что убивать их не будут. Как я понял, андри - сплошь пацифисты и даже грубую силу применяют очень-очень редко (даже свои бандосы от Редшеда были в шоке). Поэтому очень интересно посмотреть, что будет, если Вася возьмёт в руки какой-нибудь лом (аки Фримен) и даст им в челюсть тому же Редшеду (с переломами и выбитыми зубами). Не заклеймят ли Васю жестоким и безжалостным монстром из глубин тёмных веков (это за пару выбитых зубов и сломанную челюсть, ага)?

Нашёл в интернете такую картинку.

Свернутый текст

Постер какого-то мюзикла. Осталось только узнать, есть ли в том мире поезда. Если да, то будет совсем в тему.
http://appsummer.org/_images/_theme/Bright-Star-Image.jpg

Отредактировано Gordon Freeman (17-12-2018 08:32:38)

+1

54

Silver Ursus
Спасибо, поправим!

Silver Ursus написал(а):

ранее было написано, что вышел только один андри, откуда множественное число?

Похоже остались касяки некоторые. Я текст перелапачивал.

Gordon Freeman написал(а):

Мне кажется, что теперь нужно рвать когти во дворец к Софи

Там тоже не всё так однозначно. Вася вообще классический "человек не в то время, не в том месте" :)

Gordon Freeman написал(а):

Нашёл в интернете такую картинку.

Картинка красивая, но увы, никак не подойдёт. Поездов нема, а о таком платье Брайсте только мечтать :(
Алсо, добрый человек набросал скетч

Свернутый текст

https://i.imgur.com/7vy6dve.jpg

+2

55

Мота

Благодарю, было чертовски интересно.

0

56

Obscurum Tenebi написал(а):

Мота

Благодарю, было чертовски интересно.

Я рад, что вам понравилось  8-)

0

57

Мота написал(а):

Вася вообще классический "человек не в то время, не в том месте"

Обычно такой "может перевернуть мир".

Отредактировано Gordon Freeman (18-12-2018 06:02:16)

0

58

Gordon Freeman написал(а):

Обычно такой "может перевернуть мир".

Мне нравится слово "обычно" :D
Но да, Вася ещё погеройствует

Отредактировано Мота (18-12-2018 21:25:59)

+1

59

Отредактирована Глава 8.

Подвёз маленькой проды. Немного наркомании.
Приятного чтения. Надеюсь.

Глава 9

Свернутый текст

Невесомость владела мной, я плыл в бесконечном калейдоскопе моей жизни. Перед взором щёлкали кадры прошлого и уже несостоявшегося будущего.
Щёлк, удар, нарастающий гул. И сансара закручивается вновь.
Всё черно, ничего нет. Только невнятные запахи и звуки отдалённой поступью нарастали, врываясь в безжизненный мир и заставляя энтропию шевелить булками. А потом бабах, мутные и беспорядочные цвета ворвались, объяв всё то малое сущее, что вокруг меня было. Расплывчатое марево отступало, будто большая видеокамера соизволила начать фокусироваться. Мир представал размытым, обветшалым. Чёрные кляксы вжимались. Но лица засвечены, спрятались — они не хотели, чтобы их тревожили.
— Подпишите здесь, — ворвался незнакомый голос. Он звучал отовсюду приятным баритоном, обволакивающий всё моё естество. Такой знакомый и одновременно далёкий. Я машинально повернул голову на голос и калейдоскоп завертелся дальше, прокручивая всё новые кадры, которые уже не так стеснялись своей безобразностью. Лица другие, живые, смелые — им не нужна пелена, они не боялись запомниться и показаться.
— Подпишите здесь, — вновь предложил голос, звучавший откуда-то спереди. Я видел авторучку, стучащую по бумаге, по которой бежали буквы: большие и маленькие. Большие заманивали к себе, мол прочти нас. Маленькие же хотели скрыться от глаз и стеснялись своего факта существования. До поры до времени. Я поднял взгляд, чтобы увидеть своего собеседника и кадры вновь прокрутились до безумных лиц, в которых истощалось веселье и боль в едином порыве. Боль наступала из-за веселья, но после боли всегда наступало веселье. Бег по кругу ради того, чтобы вырваться из круговорота и увязнуть в болоте «Эта кофеварка учувствует в акции — на неё действует двадцатипроцентная скидка».
— Я люблю тебя! — свет разлился пред глазами, в котором угадывалось девичье лицо. Её тепло разливалось в моих руках, моё тепло разливалось в её руках. Я знал, что будет дальше. Тот момент в жизни, который въедался в подкорку памяти навечно. И эти ощущения вновь со мной, овладевали моим телом, заставляя его вновь оживать.
— Подпишите здесь, — авторучка стучала по бумаге, бумага лежала перед мной, а та самая авторучка была в моей руке. Я уже замахнулся в самом низу бумаги, чтобы поставить последний штрих в выстроенном домике из сотен буковок.
— Нам надо расстаться, — боль ударила молотом по мозгам, разливающееся по всем кончикам нервов.
— Василий! — нечеловеческий женский голос вломился в мой мирок, как соседский мяч влетает через окно. В левитации зависли перед моими глазами осколки стекла, в которых отражалась испуганная девушка.
— Подпишите здесь, — голос сдул осколки и вновь меня приковал к авторучке, чтобы я ей наконец-то вспорхнул по бумаге. Но я колебался. Не из-за страха, а из-за незнания, недоверия.
— Папа, что с тобой? — весь мой мир затрясся, разрушался. Я без своего на то желания двигался к своему концу, но старался хвататься за то прекрасное, что даровала жизнь — жизнь, которую сам и даровал.
— Этопоможет! — в окно вместе с голосом хлынули кубометры воды, увлекая за собой все выстроившиеся кадры из моей жизни. Всё перемешивалось в водовороте, я еле хватал ртом воздух, лишь бы не захлебнуться. И с каждым всплытием мельтешившая девушка представала всё в новых позах, не в силах понять, какая же из них будет работать. То она плясала вокруг, то она носилась с полотном, пытаясь прогнать откуда-то взявшееся светило. Оно ослепляло, выжигало. Но как же так? Ведь была ночь? Было марево огня где-то позади нас? Нас? Нас. Как же её зовут…
— Подпишите здесь, — я громоподобно рухнул на стул. Трясущаяся от утомления рука уже занесла авторучку над графой «Подпись клиента». Договор был исписан всеми видами условий, которые могли бы возникнуть в столь деликатном предприятии.
— А это точно будет во благо? — извергся из меня уставший голос с ленной хрипотцой. Все мои думы витали вокруг кого-то, чьего лица я даже не знал. Только мягкий и тёплый свет лился от воспоминаний о ней. Не той, что спасла мне жизнь, а той, что я даровал жизнь — мой светик.
— Нам надо расстаться, — снова удар, снова осколки моей жизни летят в разные стороны и не в силах их уже собрать. Они увлекали за собой на неизведанные тёмные тропы, в которых даже кошка испугается блуждать.
— Поверьте, всё будет сделано по высшему разряду, — заверил меня зализанный клерк в дорогом костюме, сидевший напротив своего стола. Его голливудская улыбка сверкнула белоснежными зубами, блеск которых ослепил меня. Блеск, призванный ослепить бдительность.
— Сейчасвсёбудетхорошо! — заверила меня девушка, прильнув ко мне почти в плотную. Я ощущал, как она сочилась жаром и от её прикосновений я возгорался всё сильнее, но сама девушка была холодна. Она не мой светик?
— Папа, что с тобой? — такой знакомый и родной голос, но я не мог вспомнить кому он принадлежал. Словно чужая жизнь вторглась в мою память и пыталась обосноваться. Она хотела быть моим светиком. Она была моим светиком. Но я упорно этого не помнил.
— Подпишите здесь, — указал клерк на договор с невероятной терпеливой выдержкой. С тем количеством дипломов и грамот висевших на стене этот клерк был обучен не только ангельскому терпению, но и тому, как заболтать любого сомневающегося человека. Например, меня. И я поддался его чарам. Моя рука сама по себе ткнула авторучку с отозвавшимся грохотом в графу «Подпись клиента». Стены трещали, разваливались, а осколки закручивались в нечто новое. Я готовился к росчерку пера над той частью жизни, которая не будет мне подвластна.
«Мы все дети ваши. Мы заблудились, мы в тупике» — новый голос смёл весь тот мир, который выстроил передо мной клерк. Всё обратилось в не обжигающий свет во тьме пред моими глазами. Тот луч света, который даёт надежду не заплутать в тёмные времена. Но для меня этот свет чужд, как и я чужд ему.
— ОВсематьпрошубудьмилосердной… — шепчущий голос девушки прямо под моим ухом не только успокаивал, но и отгонял от меня всех навалившихся призраков. Только настоящая тьма оставалась перед моими глазами. Физическая тьма, означающая лишь отсутствие света. Такой тьмы не стоило бояться. Я постарался дотянуться до бубнящей девушки, ощутить что-нибудь реальное, но моё тело меня не слушалось. Оно обмякло, в груди стучало, рот хватал воздух. Казалось, что я тону в бескрайнем озере.
— Подпишите здесь, — моя авторучка скользила по договору. Шарик катился по волокнам, окрашивая их в магическое заклинание. Собственноручно выковывал на себе печать, при одобряющем взгляде клерка.
«Даже вернувшись назад — перепутье нас ждёт. И мы не сможем двинуться дальше», — Сансара отсчитала конец и щёлкнув начала вновь. Калейдоскоп завертелся с новой силой. И с каждым витком детали прояснялись, уточнялись. Они пытались выстроиться в целостную картину, но тем нелепее эта картина начинала выглядеть.
— Я люблю тебя!
— Нам надо расстаться.
— Папа, что с тобой?
— Подпишите здесь.
«Мы бродим в темноте. Братья наши живут прошлым», — Я уставал от бесконечного бега по кругу. Этот мир сводил с ума, не давал расслабиться, держал в напряжении. Я чувствовал, как меня трясло не только от боли, но и ещё от того, что всё фальшиво.
— Я люблю тебя!
— Нам надо расстаться.
— Папа, что с тобой?
— Подпишите здесь.
«Прошу тебя — открой глаза братьям нашим. Примири нас», — В этом непрекращающемся калейдоскопе из голосов был только один реальный, осязаемый. Я потянулся к нему своими обмякшими руками. Нащупал нечто мягкое и бархатистое и сразу понял, что это тот самый спасательный круг. Тут же его прижал к себе, лишь бы не терять больше в этой вездесущей фальши. Голоса зазвучали с новой силой, раскалывая голову. Они высасывали из меня жизненную энергию. И на последних каплях, пока не стало поздно, я сильнее вцепился в свою соломинку и ощутил, как нежная сила, отгоняя нахлынувшую боль, вливается в моё дряблое тело через пересохшие губы.
— Я люблю тебя!
— Нам надо расстаться.
— Папа, что с тобой?
— Подпишите здесь.
«Укажи нам путь», — Всё завертелось, затряслось с новой силой. Но ощущения врывались теперь не только изнутри, но и снаружи.
— Васенькадержисьявытащутебя! Держисьнепадайдержисьзаменя! Прошудержись!

Отредактировано Мота (09-11-2019 03:38:25)

+4

60

Мота-сан, а в этом году прода ещё выйдет?
Я, признаюсь, довольно сильно подсел на вашу историю и жду проду каждый день.

+1


Вы здесь » NERV » Стартовый стол » Приключения в другом мире или как Вася вляпался в..