NERV

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » NERV » Стартовый стол » Торговое путешествие Евы Айтерзенталь


Торговое путешествие Евы Айтерзенталь

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Сайд-проект. "Волчица и пряности". Попытка расширить рамки.

I
Я вышла из Леноса в первый день зимы, направившись в город Веленус, куда и пришла через два дня. Веленус – богатый торговый город, здесь также столица князя ливов, откуда он правит всей своей страной. Церковь здесь большой власти не имеет, ибо город этот наполовину языческий, и немногие ливы крещены, но даже и они в сердце своём остаются язычниками.
В Веленус приходят люди из множества разных мест, привозя разнообразные товары и с большой выгодой торгуя. В городе имеется пять больших торжищ, великое множество лавок и таверн, три больших гильдии и отделения всех гильдий из наших земель – в этом подобен он Рубинхейгену. Восемь раз в году устраивается в Веленусе большая ярмарка, и в первый день торговли не взимают никаких податей и пошлин, после же платят обыкновенную подать князю, а церковной десятины не платят вовсе.
(«Описание торгового путешествия на Восток, а так же стран и людей, в них живущих, сделанное Евой Айтерзенталь» )

Оставаться в Леносе было, по меньшей мере, неразумно – церковь всё ещё не отказалась бы заполучить её к себе, желательно – по частям, да и Лоуренс вряд ли простит попытку убийство и настоящее ограбление, а если и простит, так его странная компаньонка припомнит. Да и мятеж в городе никак не способствовал торговле… Словом, у Флёр Боланд были крайне веские основания поискать торговой удачи где-нибудь ещё.
Сказано – сделано, и вот уже она стоит перед воротами и вручает стражнику с железным волком на алом табарде выправленную на заставе подорожную. Стражник, сверив печать, вернул подорожную, махнул рукой – проезжай, мол, – и тут же забыл о ней. Флёр щёлкнула коня поводьями по шее и неспешным шагом двинулась вперёд.
Никаких особых планов у неё не было – только добраться до приличной таверны, расспросить людей… А там видно будет.  Что толку строить планы, не зная, как обстоят дела и какой товар в цене? А вот разузнав, что к чему, а еще лучше – найдя проводника или даже компаньона, можно и отправляться.
На Восток.
Мало кто из торговцев забирался на восток хотя бы до Борисфена, предпочитая останавливаться в Веленусе и покупая товары у ливов, рутов и огров – но только не Флёр. Она не собиралась останавливаться даже на берегах Борисфена – её путь лежал гораздо дальше. В степи сколотов, а может быть, и за пределы Ойкумены – в земли из смутных легенд, откуда приходит на запад шёлк, булат, меха, каких не видал никто в западных странах  и невероятной красоты и силы кони… Но для этого нужен кто-то, кто с Востоком знаком. Ведь сама Флёр до сих пор и в Веленусе бывала всего два или три раза, а о том, чтобы двинуться дальше, даже и не думала… Впрочем, об этом она будет думать на свежую голову, а пока что ей нужна крыша над головой, ужин и хотя бы горячее пиво с перцем – о глинтвейне вряд ли стоит говорить…
– Эй, мелкий! – окликнула она пробегающего мимо мальчишку. – Не подскажешь ли приличный трактир поблизости?
Мальчишка замер, зачарованно глядя на подброшенные медяки, и ожил лишь когда монеты снова скрылись в ладони.
– Тут совсем рядом, добрая госпожа, – затараторил он, – прямо по улице в сторону собора, а на перекрёстке налево, и через три дома как раз он будет – не ошибётесь, там еще железная кружка вверх дном висит! Лучший трактир на этом берегу, можете не сомневаться!
– Хм… – трактир в таком месте вряд ли будет плохим – впрочем, дешёвым тоже – но свои медяки мальчишка явно заработал.

Найти трактир было несложно, и снаружи он выглядел вполне пристойно – пожалуй, получше рубинхейгенских, а они ведь среди торговцев считались едва ли не идеалом трактира. Вместо одного общего стола здесь по новой моде имелось много маленьких, сам трактирщик разглядывал немногочисленную публику из-за стойки,  но главное – в середине зала горел очаг…
– Заходи, добрый человек, – приветственно кивнул вошедшей Флёр старый трактирщик. – Чего желаешь?
– Комнату на неделю и чего-нибудь горячего прямо сейчас.
– Пять тренни за всё.
Цена была вполне умеренной, и  Флёр без сожалений высыпала на стойку монеты и заняла ближайший стол.
Ломоть хлеба, миска неопределённо-мясной, но горячей и вкусной похлёбки и большая кружка горячей медовухи с пряностями – трактирщик называл её сбитнем… Определённо, это именно то, что надо. Довольная жизнью Флёр выбралась из-за стола, подобрала мешок и отправилась наверх – в комнату.
Комната её тоже не разочаровала – маленькая, но в ней имелись кровать и печка.  Ну а больше ничего и не требуется… Забросив мешок под кровать, Флёр растопила печь и с наслаждением протянула руки к огню. Что же, первый шаг сделан, теперь надо дождаться вечера и расспросить , где, что и почём продаётся и покупается, не собирается ли кто на Восток и что там вообще творится.
В землях, лежащих к востоку от Веленуса, Флёр никогда не бывала и знала их только понаслышке – а это дело ненадёжное. Попробуй догадайся, кто правду говорит, а кто небылицы плетёт, если случалось видеть, как реальностью оборачиваются сказки! Может, Лоуренс и уверен, что никто ничего не знает – и он в чём-то прав, люди исключительно слепы – но у нее достаточно острый глаз, чтобы понять, с кем он тащится на север. А ведь скажи кому, что видела Хлебного волка в человечьем обличье – не поверят… Вот она и не будет говорить.

Спустившись вечером в зал, Флёр потребовала ужин и вино, в ожидании ужина расспрашивая трактирщика о делах в городе. Дела пока что шли так себе – ярмарка открывалась только в воскресенье, а местная торговля особым разнообразием не блистала. Если сравнивать с привычными городами – то скорее похоже на Ленос, чем на Рубинхейген.
Спрашивала Флёр и о ярмарке – чего от неё ждут и много ли торговцев собралось.  Трактирщик отвечал охотно, и по его словам выходило, что главным товаром на ярмарке будут меха, мясо и всякого рода соленья, а также пряности, которые всегда в цене.
– Но самое главное, – трактирщик понизил голос, – именно на этой ярмарке сборщики продают весь янтарь, что собирали с весны. На весенние-то ярмарки у них обычно нет ничего, летом добычу продают неохотно, а вот сейчас, под зиму… Сейчас, добрая госпожа, янтарь  пойдет, пожалуй, по золотому за полфунта, а ежели особо прозрачный – то и по два возьмут…
В Леносе за фунт янтаря никогда не брали меньше десяти золотых, так что предложение смотрелось очень выгодным…
–  А на востоке-то янтарь в большой цене, особенно у сколотов , – продолжал трактирщик, – так что не сомневайтесь, добрая госпожа. В накладе не останетесь, как бы дело не обернулось. За янтарное ожерелье сколот лучшего жеребца иной раз дает, а кони у них – не то, что наши…
– Звучит неплохо, – согласилась Флёр. – Да только места те мне лишь понаслышке знакомы. Не знаешь ли, когда в те земли караван идёт, или, может, кто проводником наймётся?
– Знаю, как не знать, – кивнул трактирщик. – Бела-огр, что у меня каждый раз останавливается. Завтра или послезавтра приедет, так я вас и познакомлю, а дальше уж как договоритесь. Он купец вольный, своего каравана не имеет, так что может и вас в долю взять…
– А если не возьмёт?
– Тогда придется вам до конца зимы ждать, когда руты придут.  Они на обратную дорогу всегда вольных торговцев сзывают…
Что ж, решила Флёр, ей и такой расклад пойдёт. Янтарю ничего не сделается, денег хватит с запасом – отчего бы и не перезимовать здесь?.. С другой стороны, чем дальше она уберётся от Леноса и чем быстрее это сделает – тем лучше. Так что…
– Что ж, буду тебе благодарна, если замолвишь за меня словечко этому огру, – кивнула Флёр. – Я в долгу не останусь.
– Что ж, замолвлю, добрая госпожа, а там уж сочтемся как-нибудь, – ухмыльнулся трактирщик.
Вернувшись в комнату, Флёр, не раздеваясь, повалилась на кровать, заложила руки за голову, закрыла глаза и снова прошлась по всем пунктам своего плана. Вроде бы всё в порядке… А значит, можно и отдохнуть.

Ярмарка отличалась размахом и богатством, какое редко встретишь к северу от Слоде. Здесь, пожалуй, нашлось бы всё, что угодно, но сейчас Флёр интересовал только янтарь – и недостатка в нём не было. Янтарь здесь был на любой вкус – от прозрачного солнечно-золотого до костяно-белого, шероховатого на ощупь.
В этих рядах Флёр задержалась надолго и потратила неприлично много золота – но полученный в результате увесистый мешок того стоил. Затем она отправилась в конные ряды, и недолго поторговавшись приобрела вьючную лошадь – невысокую пегую кобылу с короткой гривой. Красотой она не блистала, зато оказалась огрской породы, то есть – неприхотливой и выносливой, хотя и не быстрой. А так как спешить было некуда, но идти придётся очень долго – лучше не найдёшь…
Завернув в кожевенные ряды и купив новое вьючное седло, Флёр нагрузила лошадь и отправилась назад. А по дороге, поддавшись порыву, купила свиток пергамента. Не лучшего, конечно, старого, не один раз выскобленного, зато дешёвого и его было много, а большего Флёр не требовалось.

Вернувшись в трактир, Флёр достала перо и чернильницу, открыла окно, пристроила свиток на подоконнике и принялась писать. Путевые заметки – отличный способ скоротать время, да и пригодится могут, особенно если она всё же вернётся. Впрочем, если она решит остаться на Востоке, записки тоже пригодятся – наверняка кто-нибудь воспользуется ими, чтобы добраться до Веленоса…
Увлёкшись, Флёр остановилась лишь тогда, когда стало слишком темно. Отложив перо, она убрала пергамент, зажгла свечу и спустилась в зал, где увидела, как трактирщик, кивнув ей, взмахнул рукой.
– Вот о ком я говорил, – сказал он подошедшей Флёр и кивнул на стоявшего у очага огра.
Тот, как и почти все огры, был черноволос и не слишком высок, носил разукрашенный шнуром зелёный кафтан, поверх которого накинул шубу, зелёные же штаны и знаменитые огрские сапоги.
– Вот и прекрасно…  Налей-ка по такому случаю вина, – Флёр бросила на стойку несколько медяков, забрала кружку и отправилась к огру.
– Добрый вечер, почтенный, – отсалютовала она кружкой.
– Добрый, – согласился огр. – Мы знакомы?
– Нет, хотя полагаю, что наш радушный хозяин говорил обо мне. Флёр Боланд, – представилась она.
– Бела, сын Чонгора, – ответил огр, протянув руку. – Да, трактирщик предупреждал, что у вас ко мне дело.
– Верно.
– Значит, собираетесь к сколотам? Что ж, я те края знаю неплохо, и если выйти сейчас, доберёмся быстро. Караван соберётся завтра-послезавтра… Кстати,  вы с чем идти собираетесь? Даром не возьму, предупреждаю сразу.
– С янтарём, да и монета осталась – могу и заплатить, –сердито ответила Флёр, оскорблённая подозрениями в дармоедстве.
– Расторгуемся – сочтёмся, – отмахнулся Бела. – А янтарь – это дело доброе, у сколотов он всегда в цене…
– Вот только я ещё дальше собираюсь.
– Хм… – Бела потёр подбородок. – Ну, на месте решим. Сам-то я до Танаиса доходил, но за ним никогда не был… Там ещё земли сколотов, но сколотов-кочевников, и тянутся они далеко. А вот о том, что лежит за ними, я знаю только по слухам… Ну и по товарам, которые оттуда привозят. Шёлк, порселан и множество других удивительных вещей… Так что если вы готовы идти до страны Серес – я пойду с вами. Товар, приходя оттуда, проходит слишком много рук, к которым липнет слишком много золота, и если мы найдём прямой путь…
Флёр в ответ промолчала – всё и так было понятно. Прямой путь к богатствам Востока – да даже просто известный путь – принесет неслыханные богатства любому, кто сумеет им воспользоваться.
– Думаю, нам стоит встретиться завтра и спокойно обсудить всё это на свежую голову, – заговорил Бела, протягивая руку.
– Согласна, – ответила Флёр, пожав её. – Значит, завтра утром…

Ночью выпал снег – немного, дюйм или даже меньше, но он лёг окончательно, до самой весны. Лучшей погоды для путешествия, пожалуй, и не придумать…
Флёр усмехнулась, собрала вещи и спустилась в зал. Бела-огр, разумеется, уже был там, и не один.
– Госпожа Боланд, позвольте мне представить наших спутников, – заговорил он, стоило Флёр подойти к четвёрке. – Волмант из Веленоса, мой старый товарищ.
Невысокий крепко сложенный лив поднял кубок, залпом осушил его и вытер длинные усы.
– Вышата-гусляр, – продолжил Бела, и русый парень – почти мальчишка – поспешно вскочил и поклонился, махнув рукой. – Родом из Хориуса, многих там знает и ориентируется в торговых делах недурно. И Ферми Армати из гильдии Роуэн…
– Мы знакомы, хоть и мельком, – Флёр бросила быстрый взгляд на блондина и отвернулась.
На самом деле знакомством это назвать было трудно – Флёр просто слышала о молодом купце, и о том, что его недавно здорово нагрели Лоуренс с подружкой-волчицей, и разумеется, Армати слышал о ней, хотя и явственно немногое. Что ж, тем лучше…
– Мастер Армати составит нам компанию лишь на части пути, – продолжил Бела, – поскольку дела ведут его в Брихен. Однако он просил меня познакомить его с наиболее достойными торговыми людьми этого города, чтобы основать отделение гильдии, и поэтому мы, возможно, задержимся в Брихене на какое-то время. Если это для кого-то неприемлемо, прошу сказать об этом сразу.
Задержка в Брихене у Флёр возражений не вызвала – она слышала об этом городе, но и только – как и большинство торговцев – и пренебрегать возможностью узнать из первых рук, что там и как, не хотела. Волмант и Вышата тоже не возражали, и Бела, кивнув, поднялся из-за стола и сказал:
– Ну что ж, отправляемся.

Час спустя пятеро всадников остановились у южных ворот, продемонстрировали стражнику подорожную и покинули Веленос.

Отредактировано Godunoff (02-07-2017 15:20:37)

+7

2

Пара замечаний:

Godunoff написал(а):

Лоуренс вряд ли простит попытку убийство и настоящее ограбление, а не он, так его странная компаньонка.

Я так и не понял последнюю часть предложения.

Godunoff написал(а):

с железным волком на алом табарде

Личное ощущение, написано специально для читателей: смотрите, в моём тексте много деталей (сужу исключительно по себе). Выглядит очень чужеродно. Может стоит убрать?

Дальше, просто перечитав абзац, я увидел шесть штук было:

Godunoff написал(а):

В этих рядах Флёр задержалась надолго и потратила больше трети золота – но полученный в результате увесистый мешок того стоил. Затем она отправилась к лошадникам, у которых после недолгого торга приобрела вьючную лошадь – невысокую пегую кобылу с короткой гривой. Красотой кобыла не блистала, но кое-что в лошадях Флёр смыслила, а кобыла была огрской – прямым потомком тех лошадей, что они привели с собой триста лет назад. То есть – неприхотливой и выносливой, хотя и не слишком быстрой. А поскольку особенно спешить было некуда, но идти придётся очень долго… Завернув в кожевенные ряды и купив новое вьючное седло, Флёр навьючила лошадь и отправилась назад. А по дороге, поддавшись какому-то порыву, купила свиток пергамента. Пергамент был старым, много раз выскобленным, да и изначально был посредственным – но он был дёшев и его было довольно много, а большего Флёр не требовалось.


Слегка откорректировал абзац:

В этих рядах Флёр задержалась надолго и потратила неприлично много золота – но полученный в результате увесистый мешок того стоил. Затем она отправилась в конные ряды, и недолго поторговавшись приобрела вьючную лошадь – невысокую пегую кобылу с короткой гривой. Красотой она не блистала, зато оказалась огрской породы, то есть – неприхотливой и выносливой, хотя и не быстрой. А так как спешить было некуда, но идти придётся очень долго… Завернув в кожевенные ряды и купив новое вьючное седло, Флёр нагрузила лошадь и отправилась назад. А по дороге, поддавшись порыву, купила свиток пергамента. Бумага оказалась старой, не один раз выскобленной, зато дёшевой и её было много, а большего Флёр не требовалось.

Godunoff написал(а):

А поскольку особенно спешить было некуда, но идти придётся очень долго…

То, что? Я не могу уловить связь.

П.С.: Посмотрите текст с помощью Свежего взгляда. )

Отредактировано Гость№54 (02-07-2017 16:33:32)

+1

3

Пока ничего не могу сказать, мало.

0

4

Как ни странно, но я всё-таки снова за него взялся...

II
Бирхен, на языке рутов называемый Берёстье, лежит в одном дне пути на юго-восток от Веленоса. Это самый западный город рутов, и хотя он не столь велик, как Веленос, это богатый торговый город, ибо всякий, кто идёт в столицу рутов, не может его миновать.
Обликом и нравом руты весьма похожи на ливов, однако принадлежат к восточной церкви, в душе, впрочем, оставаясь язычниками. Дома свои руты, подобно ливам, строят из брёвен, камень же в строительстве употребляют редко. Дома их внутри устроены подобно ливским, отличаясь лишь мелкими деталями. Сами дома, как было сказано прежде, складываются из брёвен, при этом не употребляется никаких инструментов, кроме топора.
В каждой области рутов правит свой князь, однако все они должны подчиняться верховному князю в Хориусе, что, впрочем, делают столь же редко, что и наши князья.
(«Описание торгового путешествия на Восток, стран и людей, в них живущих, сделанное Евой Айтерзенталь» )

Проезжая по городу от ворот до торговой площади, Флёр старалась не упустить ни одной детали – кто знает, что может пригодиться… И пока что увиденное было вполне привычным – разве что каменных построек почти не было, да одежда прохожих больше походила на огрскую. Пожалуй, главным отличием были церкви – строили их здесь в ромейской манере, и было это красиво, хоть и непривычно.
Трактир зато выглядел вполне привычно – и даже вылетающее из дверей тело было знакомой деталью. Флёр придержала лошадь, а тело, тем временем, поднялось, отряхнуло кафтан, выкрикнуло в сторону трактира несколько слов – судя по тону, срамных – и, шатаясь, побрело прочь.
– И ведь не голытьба какая, – заметил Вышата, проводив выброшенного пьяницу взглядом. – Посадский человек из лучших – в толк не возьму, с чего бы ему так пить. Эх… Бог ему судья, а нам как раз сюда.
Внутри трактир – корчма, как его называли руты – тоже выглядел вполне привычно. И публика там была столь же привычная – за исключением разве что бородатого священника, методично и со вкусом пившего пиво, благословляя каждую кружку.
– Чего желаете? – осведомился трактирщик, чей акцент заставил Флёр поморщиться.
– Комнаты и кормёжку, – ответил Бела, бросив трактирщику золотой. – Госпоже – лучшее.
– Не извольте беспокоиться, добрые господа, – закивал трактирщик. – Без промедления сделаем. Эй, Хлоп!
Подскочивший мальчишка получил указания и поспешил наверх – показать гостям комнаты, а сам хозяин исчез на кухне.

Лестница скрипела – не слишком громко, но отчётливо. Подняться по ней незаметно было невозможно, и Флёр это вполне устраивало. Воры в трактирах были всегда и везде, а если кто-то пронюхает, что именно она везёт, желающие залезть в её мешок найдутся немедленно. Впрочем, если потащить его с собой, желающие найдутся ещё быстрее…
Однако все сомнения Флёр разрешил стоящий в ногах кровати сундук с ключом в замке – трактирщик, похоже, на подобную ситуацию и рассчитывал. Что и неудивительно, если вспомнить публику в зале…
А публика в зале была не просто приличная – всё сплошь люди торговые, купцы да приказчики, даже капитаны наёмников, без которых ни одно подобное заведение на родине Флёр не обходилось, отсутствовали. Впрочем, всё это можно было обдумать и позже – прямо сейчас компаньонов ждали жаркое и пиво – только что из погреба…
– Итак, – начал Бела, отхлебнув пива. – Мастер Армати, вам для начала нужно будет предъявить гильдейские грамоты воеводе – так здесь называется бургомистр – но сделать это можно только до полудня, лучше всего – сразу после утрени.
– Но почему?
– Да потому, что дел у него много. Воевода потому и воевода, то есть полководец, что и военными делами занимается, и мирными, – ответил Бела. – Если хотите ещё один совет, скажу – держитесь почтительно, но твёрдо – подобострастия он не переносит. Ну и постарайтесь дело изложить коротко и ясно – тоже на пользу пойдёт…
– Благодарю за совет, Бела-огр, – Армати протянул руку. – Как вы понимаете, здесь наши пути почти наверняка разойдутся, поэтому…
– Хотите вернуть свою долю? – понимающе кивнул Бела. – Разумное желание…
– Напротив, я оставляю свою долю в вашем предприятии в уплату за сведения о землях сколотов и более дальних, если вы узнаете о них что-либо. Вы можете распоряжаться этими деньгами как сочтёте нужным, но все сведения о торгах и путях вы должны будете первым делом представить в нашу гильдию.
– По рукам, – Бела кивнул. – Будет вам описание путей и торгов, докуда дойдём.

На торге царило оживление – по лёгшему снегу пришли санные караваны. Меха с севера, драгоценности и оружие с юга, шёлк с востока… В оружейном ряду Флёр не пожалела двух золотых и приобрела отличный булатный кинжал, затем отправилась за стрелами – и обнаружила Белу. Огр бурно спорил с каким-то парнем в роскошной шубе, а затем что-то коротко бросил одному из торговцев и протянул руку. Торговец без промедления вручил ему лук – короткий и крутой, и несколько стрел. Парень тем временем сбросил шубу, достал откуда-то ещё один лук и принялся чертить углём на стене круги. Затем оба отошли шагов на пятьдесят, остановились и разом натянули луки…
До сих пор Флёр считала, что она неплохо стреляет из лука. Возможно, так оно и было…  но только не в сравнении с огром и рутом.  По сравнению с ними она была неуклюжим новичком, впервые взявшим лук в руки. Да что говорить – она не могла припомнить никого, кто обращался бы с луком с подобным мастерством, а ведь среди браконьеров и контрабандистов мастеров хватало. Но, как оказалось, западные мастера восточным и в подмётки не годятся – и Бела, и незнакомый рут стреляли быстрее и метче, чем самый искусный лучник империи. Десяток ударов сердца – и в стене уже торчит полдюжины стрел, вплотную одна к другой, в самом маленьком круге. Почти не целясь…
– Право, мастер Бела, мне не случалось видеть стрелка лучше, чем вы или ваш товарищ. Не согласитесь ли преподать мне урок искусства стрельбы из лука?
– С удовольствием, добрая госпожа, – усмехнулся Бела. – Хотя это окажется для вас нелегко – сколотский лук, который в ходу на востоке, сильно отличается от вашего. Впрочем, попробуйте сами…
Лук оказался непривычно тугим – Флёр едва смогла натянуть его до конца и тут же отпустила.
– Что ж, это первое отличие, – хмыкнул Бела. – Наши луки куда сильнее западных. Второе же – способ, которым натягивают тетиву. Мы подцепляем тетиву кольцом, надетым на большой палец, придерживая его средним, а сгибом указательного легко держим стрелу. Смотрите…
Снова взяв лук, Бела неторопливо натянул его, прицелился и выстрелил. Свистнув в воздухе, стрела вонзилась в мишень, а Бела снова отпустил тетиву, выпуская следующую. Это было потрясающе, и Флёр не удержалась:
– Не возражаете, если я опробую ваш способ?
– Попробуйте, – Бела протянул лук, три стрелы и несколько колец. – Только кольцо надо подбирать тщательно – такое, чтобы туго надевалось, иначе соскользнуть может. И учтите, с непривычки это нелегко.

Час спустя Флёр отложила лук и вытерла пот – это действительно было нелегко, но потраченного времени и сил однозначно стоило. Сколотский лук гораздо лучше западного подходил всаднику, а ей придётся провести немало времени в седле… Да, это сложно, но самое главное она поняла, а остальное – дело времени. Пусть она и не станет столь же искусной, как сами сколоты – но ей хватит и этого.
И Флёр, не раздумывая, купила лук и три дюжины стрел, старый же лук продала – за вполне пристойные деньги. Теперь можно было двигаться дальше – Бела собирался остановиться на зиму в Хореве, а весной двинуться на восток.

– Итак, куда мы отправимся дальше? – осведомилась Флёр, когда компаньоны собрались в зале трактира. – И когда?
– Послезавтра, едва рассветёт, – ответил Бела. – И как раз на закате придём в Бобровский городок. Город сей невелик – одна лишь крепость с посадами – и задерживаться мы там дольше, чем на ночь, не станем, если не случится чего-нибудь неожиданного. Оттуда двинемся в город Гомин – там задержаться стоит, потому как торг там,  может, и уступает здешнему, но ненамного, а по части мехов и вовсе превосходит. Там же, возможно, придётся нанять охрану – бобровский воевода свои земли от разбойников очистил, а вот дальше на юг они иной раз встречаются… Тут не угадаешь – иной год девица с мешком золота по тракту безбоязненно пройти сможет, а иной спасения нет от шаек, и не в недороде дело, это точно. Словом, если у кого остались тут дела – заканчивайте.

Дел у Флёр не нашлось – и, пройдясь ещё раз по торгу, она вернулась к себе в комнату, достала пергамент и принялась писать. Руты определённо заслуживали подробного описания – мало кто на Западе вёл с ними дела, а кое-кто и вовсе считал чем-то вроде антиподов или псоглавцев – более мифическими чудищами, чем людьми. Шутка ли – она первой из всех купцов Леноса зашла так далеко на восток, и она не собирается останавливаться. Сколоты – только первый шаг…
Она писала, пока не стемнело, потом спустилась в зал и до ночи просидела с кружкой сбитня, слушая разговоры людей, а иногда и спрашивая сама – как знать, что пригодится в дороге? Она запоминала имена земель и людей, дорожные приметы и дурные места, переправы и тропы, повадки зверей и стражников…
А на рассвете отправилась в путь.

Бобровский воевода был высок ростом, свиреп лицом и суров нравом, так что сам походил на разбойника – однако ж честен был на удивление. Лихоимством брезговал, на расправу был скор – пойманных в первый раз нещадно сёк кнутом, не оставивших же после этого разбой, поймав, вешал – подход, который Флёр находила весьма разумным .
Бела и Вышата, как оказалось, с воеводой были знакомы, и потому остановилась на ночлег их компания не в трактире, а в воеводском тереме. Флёр это показалось странным – ладно Бела, не раз  и не два проезжавший этим трактом, но Вышата? Как молодой гусляр мог оказаться знакомым воеводы? Нет, как они могли встретиться, Флёр вполне могла представить, но…  Воевода явно относился к гусляру, как к своему человеку – пожалуй даже, доверенному слуге. И верно – кто обратит внимание на бродячего музыканта? Кому придёт в голову грабить его или опасаться его? Кто станет умерять голос в его присутствии – а ведь у музыканта острый слух – и следить за словами?
Немногие. Очень немногие…  Даже сама Флёр, хоть и не особо доверяла Вышате, не думала, что он может быть человеком воеводы… И то, что ещё вчера она о воеводе Добрыне не слыхала – не оправдание. Должна была догадаться, что парень не сам по себе – но ничего не заподозрила. Расслабилась, как последняя дурочка… Что ж, впредь будет внимательнее – покуда ничего по-настоящему дурного не случилось.

На рассвете следующего дня они покинули крепость. Воевода, решивший устроить своим солдатам внезапный смотр, прощаясь, сказал:
– Верстах в пятнадцати по тракту , в лесу, увидите тропинку с полночи. Там осторожней будьте и на отдых не становитесь, покуда мёртвую сосну без ветвей не минуете, да молитесь. Кудеса недобрые там случаются…
Бела кивнул, пожелал воеводе доброго здоровья и отпустил поводья. Компания двинулась вслед за предводителем, и Флёр, толкнув лошадь каблуками, задумалась над словами воеводы.  Кудеса недобрые…  Что бы ни рассказывали с амвона священники, в мире оставалось место многим странным силам и существам, которые ничуть не боялись имени божьего и друзьями человеку не были. И на них была управа, конечно, да только не хотелось бы с таким встретиться на лесной дороге… Повезло Лоуренсу, ох повезло – да только редко кому так везёт.

Тропинку Флёр увидела первой – и ничего необычного не заметила. Обыкновенная лесная тропа, обыкновенный лес, обыкновенный среднего достатка крестьянин… Да только лошади встали, как вкопанные – храпят, глазами косят, но не идут. Крестьянин же неспешно подошёл, снял шапку, как-то небрежно поклонился и сказал:
– Здравы будьте, странники! Далеко ль путь держите?
– И тебе здоровья да благоденствия, – ответил Вышата, поклонившись в пояс. – А идём мы в город Гомин по делам торговым.
Флёр нахмурилась, внимательно разглядывая незнакомца – и мысленно хлопнула себя ладонью по лбу. Шуба, запахнутая не на ту сторону – куда уж очевиднее! Вот только что за дело до них лесному хозяину?..
Леший тем временем опрокинул поднесённую Вышатой чарку, крякнул и сообщил:
– Не дойти вам этой дорогой до Гомина. Дерево нынче утром старое на дорогу упало – и за день его не убрать. Могу я вас провести другой тропой…
– Да только что взамен спросишь?
– Уж спрошу, не думай, что даром пройдёте, – леший прищурился. – Видела ты, цветозванная, Хлебную Волчицу – чую я дух её на тебе – вот и расскажи-ка мне о ней всё, что тебе ведомо.
Флёр снова нахмурилась – на этот раз недоумённо – и ответила:
– Мало мне ведомо, а что ведомо, то и тебе поведаю, да смотри потом, не говори, будто продешевил.
– Не скажу, что бы не услышал от тебя.
– Знаю я, что идёт она на север, и идёт с ней торговец по имени Лоуренс. Знаю, что не одно лишь дело их связало. Слышала мельком, что не просто идёт она на север, но домой вернуться пожелала. Большего же не знаю – так не говори, что слова не давал!
– От слова своего не отказываюсь, – ответил леший. – И довольно ты сказала, а за то тебе благодарность моя.
И исчез, словно его и не было.
Под ногами по-прежнему был укатанный снег тракта, позади – огромное дерево… А была ли беседа с лесным хозяином – бог знает. Может, была, а может – пригрезилось, покуда у костра дремала…
– Ладно, – хлопнул рукавицами по ладони вставший Бела, – пора дальше идти. Если поднажмём, так самое большее, в сумерках до Гомина доберёмся, а не то как и засветло.
На том и порешили – ночевать в лесу не хотелось никому.

Город Гомин был невелик, небогат и спокоен, и надолго в нём задерживаться путешественники не собирались. Иди они на запад – здесь бы стоило задержаться да накупить мехов, но в восточных землях и своих хватало. Правда, могло тут сыскаться что-нибудь редкое, так что взглянуть всё же стоило – но завтра. Слишком поздно они пришли – часы на ратуше как раз пробили семь ударов. Оставалось только найти приличный трактир и устраиваться на Впрочем, искать трактир не пришлось – вполне приличное заведение стояло всего в квартале от ворот. Выглядел он, конечно, посредственно, однако чутьё подсказывало, что это всего лишь видимость... И не обмануло – в этом трактире останавливались одни только вольные торговцы. Редкая удача – да к тому же здесь были и друзья Белы, хорошо знакомые со сколотами. Люди эти, в отличие от Белы, с ними вели дела регулярно и всегда знали, что нынче в цене и кто из вождей куда откочевал. Были среди них те, кто доходил до реки Итиль, и кого-нибудь из них Флёр планировала взять проводником. Конечно, этого было мало, но для начала хватит и этого – а там она как-нибудь договорится о со сколотами, благо их земли тянулись и дальше на восток.

Разумеется, всё с самого начала пошло не по плану – нужных людей в городе не было. Разошлись кто куда, и вернуться обещали нескоро...  Пришлось расспрашивать трактирщика, не знает ли он кого-нибудь, кто торговал бы со сколотами и знал их земли.
Трактирщик знал – но его знакомого тоже не было в городе. Подавив желание выругался, Флёр устроилась за столом, разложила пергамент и обложила про себя парочку недоумков, которым потребовалась компания. Здесь, конечно, было довольно шумно, дымно и грязно – но здесь хотя бы стол был, а очаг и свечи давали достаточно света для письма.  Пододвинув подсвечник, Флёр прикрыла глаза, вспоминая дорожные приметы, и принялась писать.
Внимания на неё почти не обращали – благо, не она одна решила поупражняться в чистописании. Публика, собиравшаяся здесь – один только торговый люд – не только отдыхала, но и проворачивала дела... И этим нужно было воспользоваться. Пусть тех, кого искал Бела, не было – но были другие, и кто-нибудь знал о том, что их интересует. Кто-то бывал здесь, кто-то – там, один что-то слышал, другой нашёл необычный товар... Так, по кусочкам, и выяснится всё, что нужно.  Времени, конечно, на это уйдёт немало – но у них вся зима впереди, уж как-нибудь уложатся...
Занятая работой, Флёр не сразу заметила, что в зале воцарилась тишина.  А когда заметила...  Обычно такая тишина предваряла всеобщую драку, и Флёр, спешно закрыв чернильницу, приготовилась встать – да так и замерла.
Два крепких  мужика поставили на стол скамью, на неё уселся Вышата, положил на колени гусли и заиграл на них.  Сперва взял несколько нот на пробу, затем сыграл какой-то обрывок мелодии, а затем взялся за дело всерьёз.
Язык рутов Флёр понимала через раз, однако и того, что она разобрала, хватило, чтобы всё бросить и застыть, вслушиваясь в речитатив. Ведь герой этого сказания был купцом...  И его история была уж слишком похожа на её собственную. Совпадение? Как знать...  Вышата – человек бобровского воеводы, но только ли его? Да и сам-то воевода – чей человек?
Что-то подсказывало, что ответов на эти вопросы искать не стоит...

На торг Флёр явилась к самому открытию – и не пожалела.  Мехов было предостаточно, но ничего такого, что стоило бы везти к сколотам – за исключением одной шкуры. Шкура была медвежьей, но медведь этот был раза в полтора больше обыкновенного, да ещё и чисто-белым...  Привезли её откуда-то с севера, и стоила она соответственно – но была уж слишком хороша.  В самый раз для подарка царю сколотов – а без его дозволения им не пройти по сколотским землям. Одной её, конечно, будет мало – но что-то ещё стоит поискать в Хореве, благо, времени предостаточно.
Но всё это будет потом. А пока копыта мерно бьют по мёрзлой земле и утоптанному снегу, летит навстречу дорога, и с каждым часом всё ближе Хорев. Столица рутов... И настоящее начало её путешествия.

+3


Вы здесь » NERV » Стартовый стол » Торговое путешествие Евы Айтерзенталь