NERV

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » NERV » Стартовый стол » Провинциальный лорд (временное)


Провинциальный лорд (временное)

Сообщений 1 страница 10 из 29

1

Попытка в фэнтези-оридж. ПараДнД-шное. Есть смысл продолжать?

Двадцать лет безупречной службы императору принесли мне стрелу в колене, жену-магичку и кусок земли на северо-востоке империи. Приличный, надо отметить, кусок – две больших деревни, тракт и отличный лес... И орки. Просто прорва лесных орков, которых считают дикарями даже их степные сородичи. Хотя надо отдать им должное – они куда спокойнее.
Впрочем, начну с начала – со стрелы.

Стрелу я поймал, гоняя очередного восставшего лорда на Юге – моему эскадрону лёгкой конницы повезло нарваться на лордовых арбалетчиков. Действительно повезло – они нас не ждали, за что и поплатились. Никогда не понимал идиотов, расслабляющихся на поле боя... Но один из этих идиотов всё-таки прострелил мне ногу – кстати, самая тяжёлая рана с нашей стороны. А поскольку Хели ни разу не целитель, толку от неё было немного – только Огненной стрелой этого типа приложить...
В итоге лорд сбежал, мятежники сдались, а меня отправили домой – лечиться.

Отец, узнав что со мной случилось, долго смеялся, а затем заявил:
– Ты, главное, в стражу не подайся, раз уж дорога приключений накрылась.
Мда... Как обычно, я отца не понимаю. Впрочем, вряд ли в империи найдётся человек, который может сказать, что понимает Урая Ишера... И да, я действительно Ишер – Дин Ишер, и мой отец – тот самый Урай Тысяча Мечей, торговец оружием.
Впрочем, это неважно.
Целители, разобрав сустав по косточке и собрав заново, развели руками и сообщили: хромать я буду всегда. А стало быть, моя военная карьера окончена... Не сказать, что меня это огорчило, если честно – итак с пятнадцати лет лямку тяну, пора бы и прекратить.
Через несколько дней выяснилось, что и император думает также. Меня произвели в высшие капитаны, отправили в отставку и  пожаловали. Можжевеловые Холмы, ага.
Очень приятно... Был бы дворянином – решил бы, что в опалу попал. Тот ещё медвежий угол с дикими орками, дикими эльфами, не менее дикими хуторянами... Короче, там все дикие.
А вот отец, услышав о пожаловании, только хмыкнул.
– Человек с головой на плечах в этих краях может неслабо развернуться, – заявил он. – Сам подумай, что там на востоке?
– Последние горы, а за ними Серебряная Луна и море.
– Правильно. А в горах гномы, и гномы эти меня знают. А раз можжевельника там выше бровей, то я тебе один рецептик дам... Аппарат-то не разучился гонять?
– Да я на весь полк пойло гнал! – возмутился я. Чистая правда – не ладилось у нас с хмельным, приходилось пайку самим набирать...
– Ну вот, будешь можжевеловую гнать и с лесных эльфов ясак мягкой рухлядью брать.
Я уже говорил, что не понимаю отца?..

– Так мы в ссылке или нет? – спросила Хели, расчесывая отросшие волосы.
– Ты пытаешься подтвердить отцовское мнение о блондинках? – фыркнул я. – Какая ещё ссылка? Императору такие, как мы, просто неинтересны. Купеческий сын и безземельная дворянка-волшебница третьего круга – ну просто невероятно важные фигуры, ничего не скажешь... Нет, это действительно почетная отставка, тем более, что отец прав и подняться там можно неплохо
– Кстати, – Хели забралась под одеяло и принялась возиться, устраиваясь поудобнее, – твой отец вообще откуда родом?
– Понятия не имею, – хмыкнул я. – По-моему, только он один и знает, а что? Услышала что-то знакомое?
–Как раз наоборот. Я знаю десяток языков, но слова «ясак» что-то не припомню...
– Спи давай,  – проворчал я, обнимая жену, – потом будешь голову ломать. А то я тебя знаю...
И знаю, что если уж Хели загорится какой-нибудь идеей, так уже не остановиться, пока не закончит. Или пока не огребёт – и такое случалось...
Но это всё с одной стороны, а с другой... Действительно, откуда отец родом? По виду – обычный имперец из старых земель, но как заговорит... Сколько не искал, так и не нашёл такого языка, а ведь искал тщательно...

Вот примерно так, «в безделье и разврате», и прошли две недели. Колено окончательно зажило, и мы отправились в дорогу.
Что сказать? Ехать поздней весной по Северному Тракту – одно удовольствие. Жары ещё нет, слякоти уже нет, разбойников вообще нет, трактиров по две штуки на дневной переход... Красота. И можно путешествовать налегке, как мы с Хели. Мы вдвоём, Тень и Туман – кони, да вьючная лошадь со всеми пожитками. И всё.
Вот тогда я по-настоящему понял одну из любимых фразочек отца: «Империя – это дороги.» Армия, купцы, знать, крестьяне – это всё, конечно, нужно, но без дорог – таких, как Имперские Тракты – это всё бесполезно.
Единственный – да и то весьма условный – недостаток трёхнедельного путешествия состоял в отсутствии приключений. Но меня это вполне устраивало – приключений мне за двадцать лет хватило по уши. Да и какие приключения на Имперском Тракте?..
Так мы и двигались на север – без спешки, но и не мешкая. Степь по сторонам  потихоньку сменилась лесом, и вскоре мы свернули с тракта на пусть и приличную, но довольно узкую и немощеную дорогу. Надпись на мильном камне извещала, что дорога ведёт к Замостью, а рядом, держа под уздцы гнедую кобылу, стоял имперский управляющий в синем кафтане – и чего ему в Замостье не сиделось?..
– Имею ли я честь лицезреть высшего капитана Дина Ишера и его высокомудрую супругу Хели Ишер? – выдал в лучших придворных традициях управляющий и поклонился.
– Имеете, – согласился я.
– Я – Джолан Рэй, милостью императора временный управляющий этих земель, каковые ныне вверяю заботам их законного владельца, – заявил управляющий, протягивая мне свиток. Сломав печать, я внимательно прочитал грамоту и поднял взгляд на управляющего, ожидая худшего. Предчувствия меня не обманули – в руках у него была толстая пачка документов и ещё более толстая книга, размерами похожая на небольшой пехотный щит.
– Понимаете, тут в нескольких местах понадобится ваша печать... – начал управляющий. – Но тут в двух милях по дороге уже Замостье, а там лучший на ваших землях трактир – там всяко удобнее будет, чем на дороге.
Две мили для хороших лошадей не дорога, и поговорить нам толком не удалось. Единственное, что сказал по дороге Рэй – заметил:
– Тут, знаете ли, орков много...
Я пожал плечами – всем известно, что здесь много орков... Правда, я, как оказалось, недооценивал, насколько.
А стоило бы – трактирщик, например, был именно орком. Причём далеко не старым – если и старше меня, то ненамного. И в его возрасте – осесть?.. С другой стороны, в трактире всяко удобнее, чем в шатре, да и доход надёжнее – ни охоте, ни грабежу не сравниться. И на вышибалах экономия...
Приняв к сведению орка-трактирщика, я потребовал две кружки мёда и взялся за документы.
Первым делом – расписка за поземельную опись. Читать её – ту самую книгу – я, конечно, пока не стал, но дату проверил. Надо же – прошлый год, быстро они тут работают. Ну а дальше – на всё расписки. Принял, вступил во владение, распорядился... Мало на свете вещей страшнее имперской канцелярии. Отец, правда, говорил как-то, что на его родине ещё хуже, но вряд ли он это всерьёз. Ну не может ведь быть, чтобы подорожная для того, чтобы по городу ездить, требовалось?
Так или иначе, но закончили мы с бумагами только к вечеру. Можно, конечно, было двинуться в путь, но тогда пришлось бы или всю ночь ехать, или ночевать в лесу. Мне ни того, ни другого не хотелось, Хели – тем более, и мы решили остаться ночевать здесь. Тем более, что мёд был отличный, и если всё остальное не хуже...

Как оказалось – да, не хуже. Кормили отменно, топили исправно – печь на имперский манер была в подвале, и даже клопов не было. Последнее, кстати говоря, трактирщик приписывал шаману…
– Похоже, этот шаман тут популярен, – заметил я.
– Обычное дело там, где нет нормального мага, – фыркнула Хели. – Нет, может, он из себя что-то и представляет, но так, мелочь...
– Не ты ли всегда говоришь, что нельзя недооценивать мага-самоучку?
– Я и не недооцениваю старого козла, – буркнула Хели. – Но это никак не меняет того, что он старый козёл.
Ну не любит она шаманов, что тут поделать... Как, впрочем, и большинство магов. Особенно – стихийников из Высокого Замка. Очень уж они неудобные ребята, эти шаманы. Если сразу насмерть не накроешь – проблем не оберёшься...
Отмахнувшись от дурацких мыслей, я решил заняться чем-нибудь более плодотворным – например, повнимательнее изучить документы. А то ж я имперских крючкотворов знаю – вписать какую-нибудь пакость, да так, что не враз и заметишь, им проще, чем с бревна упасть.
Убил я на это дело весь день до вечера, но ничего такого не нашёл. Тут как раз и служанка постучалась – мол, не угодно ли добрым господам поужинать... Нам, само собой, было угодно, и мы спустились в зал.
Лучший способ узнать, что творится на свете – ну или в окрестностях, во всяком случае – трактирные разговоры. Особенно вечером. За час в трактире узнаешь больше, чем за несколько дней расспросов, и это если тебе ещё отвечать будут... А уж что по пьяни разболтают – такого и пыткой не выбьешь. Только вот разбираться в этом больно уж муторно – потому как бреда будет выше головы.
Так что мы сидели, ели отличное жаркое, пили эль и слушали. Судя по разговорам, дела здесь шли неплохо – орки не бунтовали, неурожаев не было, скотина жирела, гномы пьянствовали, а эльфы таскали контрабанду умеренно... Говорили, само собой, и о шамане – он явно не прозябал в безвестности. Шаман собирал и разгонял облака, повелевал зверями, изгонял клопов, тараканов и злых духов, лечил одним взглядом, залпом выпивал бочку эля... Словом, даже если всё это делить на сто, шаман был силён и популярен.
– Хели, – я наклонился к уху жены, – не вздумай с ним ссорится. Мы тут и так чужаки, а он с лёгкостью настроит местных против нас...
– Да знаю я! – шёпотом огрызнулась она. – Но он всё равно старый козёл...
Вот не любит она шаманов – и всё тут...

На следующее утро мы отправились дальше – нам предстояло ехать ещё полдня или около того. Впрочем, спешить нам было некуда, так что мы позволили коням двигаться спокойным шагом и смотрели по сторонам.
А посмотреть здесь было на что – Замостье было деревней богатой и многолюдной. И поля вокруг неё, понятное дело, были весьма обширными... Сейчас поля были подёрнуты зелёной рябью – где-то темнее, где-то светлее, – но я отчётливо представлял, каково тут будет осенью, когда спелые хлеба разольются золотой волной... Вдоль дороги поля тянулись мили на полторы – до самой реки, за которой начинался лес.
Через реку был перекинут мост – каменный, гномьей работы, по которому Замостье и прозвали, а где-то с треть мили спустя от дороги отходила ещё одна, чуть уже. Именно она и вела к нашему дому... Мы свернули, проехали еще полтора фурлонга или около того, и остановились перед воротами. Солидными воротами в солидном частоколе – такой и люди не сразу перелезут, а уж зверью и подавно не пробраться...
Сейчас ворота были открыты, и в них стоял орк. Вроде бы вполне обычный – зеленоватая кожа, грубые жёсткие волосы, клыки, обточенные по обычаю лесных... Вот только эти самые волосы были тщательно вымыты и даже расчёсаны – насколько это вообще возможно, да и вообще, выглядел орк вполне опрятно, и одежда у него была из хорошей кожи, а не кое-как выделенной шкуры.
– Хозяин, – произнёс он почти без акцента. – Хозяйка. Добро пожаловать. Меня зовут Шаграт, и я служу в этом доме.
Шаграт был одновременно конюхом, садовником, дворецким, егерем, сторожем... Короче, он в одиночку заменял половину штата слуг (а вторую – его жена Гарра), и его это вполне устраивало.
– Чего желают хозяева? – осведомился он, объяснив положение дел.
– Баня, обед и эль, – хором ответили мы, переглянувшись. – А дом позже покажешь.

Что ж, всё желаемое мы получили без задержек. Баня на северный манер, с паром – отец такую обожает, эль из Замостья и отменное жаркое... Что ещё нужно путешественнику для полного счастья? Компанию разве что, но и компания есть... Ну а после обеда мы занялись осмотром.
Поместье было обычным для Севера – два этажа, нижний каменный, верхний из брёвен, крутая крыша, небольшие окна, причём застеклённые, толстая труба... За домом, разумеется, огород, хлев и псарня, в которой нас ждал сюрприз – волки. Полторы дюжины ручных волков, типичное извращение местных лесных эльфов и орков, уж не знаю, кто из них завёл эту моду – охотится с волками. Волки выглядели наглыми и довольными жизнью, внимательно нас обнюхали и вернулись к прежнему занятию – валянию на весеннем солнышке.
– Не смотрите, что они сейчас ленивые, – посмотрел на меня Шаграт, – когда их выпустят, они очень даже бойкие, и дичь берут только так...
Я молча кивнул – меня охота не особо волновала, а Хели, чесавшая за ухом сразу двух волков, была и вовсе потеряна для общества.

Вообще, в имении было полноценное хозяйство – дело, для северян обычное. Места много, а зима долгая и снежная, да и весна с осенью не лучше. И хоть мощёным трактам распутица не страшна, обычные дороги разносит в хлам. И хоть погреба здесь явно не пустуют, хозяйство всё равно вещь полезная... И было оно в полном порядке. Мы прошлись по огороду, заглянули в птичник, проверили лошадей – и вернулись в дом.
Тут-то и пришёл шаман...
Шаман оказался старым, но крепким орком, совершенно седым, со сточенными клыками и цепким взглядом. Шаман был одет в обычный шаманский балахон с уймой всевозможных амулетов, и вид имел величественный и нетрезвый.
– Здоровья тебе и дому твоему, и всех благ! – заявил он с порога.
– И тебе здоровья, – ответил я, – и доброй удачи. С чем пожаловал?
– Хозяина давно в доме не было, – сообщил шаман. – Духи пришли. Теперь есть хозяева – изгнать духов надо.
Я не маг, но эмоции Хели ощущаю неплохо, поэтому не глядя поймал её руку и не позволил схватить жезл.
– Спокойно, – прошипел я и, обращаясь к шаману, продолжил:
– Коли надо, так изгоняй, а уж в долгу не останемся...
Шаман торжественно поднял над головой бубен, и принялся бить в него, крутясь на месте и завывая. И, разумеется, не вкладывая в это ни капли силы... Хели, естественно, чувствовала это куда лучше меня, так что её раздражение я ощутил бы и из столицы, поэтому я легонько сжал её пальцы и сказал:
– Всё в порядке, у меня даже план есть. А ты, Гарра, пока принеси белый кувшин из моих вещей.
Настроение Хели мгновенно улучшилось – она явно представила реакцию шамана, и даже шепнула, что сама ему отдаст кувшин. Я тоже предвкушал занимательное зрелище – вряд ли местный шаман был знаком с содержимым кувшина...
Наконец, шаману надоело валять дурака, он остановился и сообщил:
– Ушли духи. И не придут теперь.
– Вот и славно, – кивнул я. – Прими в знак нашей благодарности этот скромный дар для тебя и для духов.
Хели, кое-как задавив ухмылку, вручила кувшин шаману. Тот мастерски выдернул затычку, приложился к кувшину, сделал солидный глоток... Вытаращил глаза, шумно выдохнул и затряс головой.
– Мать моя лесная хозяйка, это  ж что ж такое?! – воскликнул он, отдышавшись.
– Мёртвая вода, – ответил я, – вдвое крепче живой.
Мёртвую воду отец делал из первин перегонки, процеживая через уголь и перегоняя ещё раз с разными пряностями. В общем, точно так же, как гномы делают свою живую воду, только раза в два крепче. Мёртвой же водой эту штуку обозвал мой дядя – попробовал и сказал, что после второй чарки любой мертвецки пьяным свалится
Шаман оказался не любым – на ногах он всё ещё держался твердо, и язык у него почти не заплетался, когда он спросил:
– Это ж кто ж такое ж гонит?..
– Допустим, я.
– Духи видят! – изрёк шаман. – Духи всё видят!
И удалился, изрядно покачиваясь.
В тот момент я был уверен, что больше шамана не увижу. Я ошибался, и очень сильно – и, как оказалось, очень удачно...

***
Объезжать владения мы отправились через три дня – спешить, в общем-то, было некуда, но и откладывать смысла не было. А потому, устроившись на новом месте, мы отправились смотреть, что же именно нам досталось. И начали, разумеется, с Замостья...

Ничего достойного внимания за три дня в деревне случиться не могло – а если бы и случилось, нам бы об этом доложили. Поэтому мы совершенно спокойно явились к старосте и сходу потребовали у него отчёт...
Староста нас явно ожидал и заметался, хватаясь то за голову, то за книги и призывая всех богов разом. Суматоху он при этом создавал такую, что мне сразу стало ясно – староста ворует. Не просто потихоньку прихватывает, что подвернётся, а ворует нагло, цинично и помногу. Мириться с этим я не собирался, но для этого надо было поймать старосту за руку, а как раз этого и не получалось – книги были в порядке. Вроде бы... Как сказал бы отец – «нутром чую, что пинта, но доказать не могу».
Не знаю, чем бы кончилось дело, если бы не крыса, которая вскочила на стол и выплюнула на страницу имперскую печать и клочок бересты, на котором было криво нацарпано «падвал». Как раз на ту страницу, где была запись о порче крысами трёх отрезов тонкого льняного полотна... Староста крысу не заметил, зато заметила Хели, раздула ноздри и наградила зверька свирепым взглядом.
– Не возражаете, если я на кухню загляну? – спросила она. – Воды выпью, а то как-то...
– Конечно, конечно, – закивал староста. – Там и кувшин стоит, только-только от колодца...
Хели скрылась на кухне и по дороге бросила в старосту какое-то сбивающее с толку заклинание. Теперь он не сразу сообразит, что её нет слишком долго... Хотя вряд ли так будет – даже если лаз в погреб и заперт, это ненадолго. Среди талантов моей жены числилось и умение вскрывать замки – без всякой магии, зато почти чем угодно. А поскольку её любимый набор отмычек был при ней – под видом шпилек...
И действительно – не прочёл я и трёх страниц – а читаю я быстро – как Хели появилась в дверях и спросила:
– Дорогой, ты обязательно должен это увидеть!
Заложив пальцем книгу, я неспешно прошёл на кухню, спустился в погреб и без малейшего удивления обнаружил якобы испорченное крысами полотно... И не только его.
– Да, чутьё меня не подвело... Эй, староста, а ну-ка иди сюда и объяснись!
Вместо старосты, однако, появилась перепуганная внучка оного и сообщила, что староста наспех оседал лошадь и ускакал.
– Вот же мерзавец... – вздохнула Хели. – Ладно, у нас кони явно лучше – догоним. Куда он поскакал?

Погоня, впрочем, оказалась короткой – лиги полторы, не больше. И ловить никого не пришлось – кобыла старосту сбросила, а сама залезла в кусты и не вылезала, пока мы не появились. Старосту же падение оглушило, и он ещё толком не пришёл в себя, так что повязали мы его без труда. Затем – уже с трудом, ибо тощих старост не бывает – взгромоздили его на лошадь и отправились обратно...
... Чтобы тут же обнаружить шамана.
Шаман сидел на мильном камне, жевал травинку и наблюдал за нашей процессией.
– Духи всё видят, – наставительно сообщил он связанному старосте. – Все твои грязные делишки... И корову мою, которую ты угнал и продал...
– Да не твоя эта корова, пьянь! – неожиданно заорал староста. – Приблудная! Господин лорд, не слушайте этого пьянчужку!..
– А тебе не всё ли равно? – мне стало смешно – он что, всерьёз думает, что это ему поможет? – Одна корова тебе уже никак поможет... По сравнению с остальным это и вовсе мелочь. Я ведь тебя, мерзавца, повесить могу, и что-то не кажется мне, что даже твоя семейка тебя пожалеет!
Тут бывший староста закатил истерику, да такую, что Хели пришлось заткнуть его заклинанием. Но тот продолжал извиваться и мычать, и в итоге был мною просто оглушён...

Так мы и вернулись в Замостье – я и Хели верхом, шаман пешком, ну а староста кулём болтался поперёк седла. Шаман, надо отдать ему должное, всю дорогу помалкивал – грыз травинку да поправлял старосту, когда тот начинал сползать.
В деревне нас уже ждали – и положение старосты привело народ в восторг. Похоже, все все знали, но боялись старосту настолько, что даже из города не спешили наместнику написать. Сирые и убогие, чтоб их...
Старосту я велел высечь кнутом и гнать на все четыре стороны, половину имущества отобрал в имперскую казну, а половину разделил между жителями деревни. Включая, само собой, и семью бывшего старосты, которым достался и дом. Семья, кстати, не особо и пострадала – староста был вдовцом, обе его дочери давно были замужем, а внучка, с которой мы столкнулись в доме, просто заходила помочь.
На этом ревизию, в общем, можно было и закончить. Конечно, необходимо было разобраться, что именно украл староста, и не остались ли у него сообщники – но всё это уже могло и подождать. До завтра так уж точно могло...
Ночевали мы в бывшем доме старосты – пока не было нового, дом оставался никому не нужным. Шаман же засел в трактире и, как я подозревал, собирался пьянствовать всю ночь. А там и до драки недалеко... Хотя вряд ли кто-то к нему полезет, а разнять драчунов он вполне способен и сам.

– Вот видишь, и от шамана бывает польза... – видеть-то Хели видела, но признавать явно не собиралась.
– Бывает, – она что, признала?.. – Во всяком случае, он не дурак и смекалкой не обделён, да и уважают его... Хотя как маг он, понятно, мало что из себя представляет.
Ну вот, а я уж забеспокоился... Ну да, Высокий Замок во всей своей красе – кто не стихийник, тот пустое место.
– Не недооценивай его, – посоветовал я. – Может, он и не слишком силён, но опыта у него куда больше, чем у нас обоих. Да и не требуется шаману особой силы, если уж на то прошло...
– Я, вообще-то, за теорию магии особую похвалу архимага получила, – заявила Хели. – И уж всяко разбираюсь в этом получше тебя... Я знаю, что шаману не требуется много силы, но образования у них нет и теории они не знают. Каждый сам по себе, никакой организации, тогда как Высокий Замок...
– ... Вот уже пять лет возглавляет северянка, прирезавшая своего предшественника, – закончил я, изучая тайник с бутылками – бывший староста явно не привык себе отказывать, и выбор был непростым.
– Анкано был таким козлом, что любого, кто его прикончил, тут же сделали бы архимагом, – заявила Хели. – Ему и колдовать-то уметь было бы не обязательно...
– Серьёзно? – я достал бутылку рийского. – Будешь?
– Буду. Серьёзно. И вообще, речь об этом шамане, свет его побери!
– Ладно, – согласился я. – Шаман так шаман. Если смотреть беспристрастно, что он из себя представляет?
– Для шамана довольно силён, хитрая и влиятельная сволочь, – немедленно ответила Хели. – Большой любитель выпить, но вряд ли запойный пьяница. Очень опытный, моментально соображает и умеет импровизировать.
– Ты его хвалишь?..
– Оцениваю беспристрастно, как ты и просил, – фыркнула Хели, потягивая вино. – За счёт опыта он мне, пожалуй, мог бы подгадить... Но серьёзно – очень вряд ли.
– Драться с ним тебе не надо.
– Кувшин мёртвой воды – и он твой с потрохами, – фыркнула Хели. – И хватит по комнате бродить – мне тут скучно...

Сволочной шаман явился с утра пораньше, разбудил нас, устроив шумный спор с прислугой, вылакал бутылку вина и сообщил, что духи открыли ему, кто был сообщником старосты. Я в ответ на это осведомился, есть ли у духов доказательства, на что шаман заявил, что духи в них не нуждаются, а для людей есть счётные книги, и что духи велят найти в них купца по имени Хенги.
Купец в книгах поминался всего однажды – хотя бывал в Замостье каждую осень уже лет шесть. Ясное дело, это было подозрительно... Но купец тут появится только осенью, так что этот вопрос пришлось отложить. И попытаться организовать отряд стражи...

Это было ужасно. Нет, я, кончено, видел немало придурков-новобранцев, но это... Большинство деревенских просто не желали понимать, что от них требуется, а только таращились на меня да невнятно мычали, а кое-кто нализался до того, что и на это был не способен.
Подавив острейшие желание поубивать всех на месте, я разогнал несостоявшихся стражников, вернулся в дом и вопросил:
– Ну и что прикажете делать?
– Можно шамана спросить, – предложила Хели. – Должна же от него быть какая-нибудь польза?
Идея – вероятно, от безысходности – была признана здравой, поэтому я поцеловал жену, взял бутылку и отправился на поиски шамана.
Шаман нашёлся на крыше сарая, где «общался с духами» – то есть, нагло дрых. Я потряс бутылку, та булькнула – и шаман моментально проснулся. Чувствуя себя идиотом, я поинтересовался, не знают ли духи с полдюжины крепких и толковых парней для стражи. Шаман на это ответил, что духи желают возлияний, но он их попробует убедить, и когда тень от отхожего места достигнет капустных грядок, он будет у трактира и явит волю духов.
Прикинув, что это будет часа через два, я вручил шаману бутылку и ушёл, стараясь не хихикать. И у меня это даже получилось...

Через два часа – часы, кстати, у старосты были столичной работы и даже с двумя стрелками – мы с Хели явились к трактиру. Шаман там имелся, и отнюдь не в одиночестве...
Помимо шамана имелись: здоровенный парень, пытающийся отрастить бороду, пожилой, но крепкий мужик, два одинаково подозрительных орка и тёмная эльфийка без половины левого уха. Выглядели они типичной шайкой искателей приключений и на первый взгляд доверия не вызывали... Да и на второй, если честно, тоже. Ну ладно, попробуем. И я велел всей компании отправляться в трактир – поговорить.

Здоровяк – Рейм – оказался сыном местного кузнеца, человеком добродушным, но при этом большим любителем кулачного боя. Рейма в Замостье знали и уважали... Мужика звали Варлан, и он был отставным пехотным десятником, получившим землю за службу. Идеальный начальник стражи... Каковым я его и назначил.
Эльфийка Натирра в Замостье забрела несколько лет назад, но как и откуда – объяснять отказалась. Я настаивать не стал – будь она шпионкой, уже бы что-нибудь натворила, да и много ли тут разнюхаешь? А так – обычная беженка, какие временами временами появлялись на поверхности... Ну а орки – близнецы Раз и Риз – были местными охотниками, отличными следопытами... Но главное – все пятеро действительно умели думать.
Поэтому я без особых раздумий утвердил всех пятерых. Всё равно ничего лучше нет, а шаман уже показал, что доверять ему можно.

И на этом, собственно, все дела в Замостье и закончились. Можно было отправляться домой, что мы и сделали, а шаман увязался с нами. Хели было всё равно, а меня это даже устраивало – можно было не торопясь поговорить с шаманом и убедиться, что доверять ему действительно можно.
Шаман оказался личностью своеобразной – куда своеобразнее, чем я думал. Пожалуй, в этом он переплюнул всех известных мне шаманов...
Для начала – он, похоже, и впрямь никогда не был полностью трезв. Что, как ни странно, не мешало ему мыслить вполне здраво. Ещё шаман обладал редкостной смекалкой, огромным опытом и отлично разбирался в выпивке. Не хуже моего отца – а это кое-что значит... А ещё он любил поболтать и был в курсе всех слухов и новостей Можжевеловых Холмов. Что же до силы... Ну, в этом он был типичным шаманом. Ничего выдающегося, но дай ему время – и проблем не оберёшься. А ещё он любил петь, но голос... Видят боги, я тоже не императорский придворный менестрель, но до шамана мне далеко. К тому же для пения мне необходимо изрядно набраться, а шаману до этого было ещё порядком...
Оставил он нас только в миле от поворота на дорогу к усадьбе – как оказалось, жил он недалеко от нас. Хели проводила его задумчивым взглядом и сказала:
– А знаешь, не так уж он и плох... Для шамана, конечно. Пригласить его, что ли – пусть попрыгает...
– Сам придёт, – отмахнулся я. – Солнцестояние скоро, а он такого случая не упустит... В Сомовый Омут когда поедем?
– Через пару-тройку дней, не раньше, – заявила Хели. – А лучше бы ещё подольше. Если и там такие же идиоты и воры... И опять шаман привяжется.
– Как раз шаман оказался очень полезен, – напомнил я. – Хрен бы мы без него старосту повязали.
– Да я и не отрицаю, но, согласись, проблем он создаёт изрядно...
– И гораздо больше – решает. В одном Замостье орков почти четверть деревни – представляешь, что будет, если шамана шугануть? Это я уж о всяких хуторянах и лесных орках не говорю...
Хели не ответила – судя по всему, шаман был окончательно переведён в разряд условно-полезных фигур. Так мы и доехали до дома – Хели мурлыкала себе под нос какой-то мотив, а я сочинял письмо наместнику. Всё-таки, проворовавшийся староста – не шутка, об этом и в столице должны узнать...

Дома всё было в полном порядке – только волки зачем-то подкопали ограду псарни. Зачем, не понял даже Шаграт, большой знаток и любитель зверья.
– Расшалились, наверно, – предположила Хели, рассеянно гладя волчицу.
Волчица млела. Я же, немного полюбовавшись, отправился в кабинет – письмо наместнику никто не отменял... Благо, я его уже сочинил.
Никогда не понимал жалоб на бумажную работу, которые обожали мои товарищи-офицеры. Не так и много она времени и сил отнимает... Ежели, конечно, за неё с умом взяться. С другой стороны, меня-то отец натаскивал, а уж у него бумаги всегда в порядке... Так что бумажная работа меня никогда не пугала.
Закончив письмо наместнику, я просмотрел на часы – дварфской работы, между прочим – и решил, что сегодня уже поздно его отправлять. Завтра с утра отправлю Шаграта в Замостье к гонцам, а пока... Пока, пожалуй, стоит написать родне.
И я засел за писанину, да так плотно, что Хели пришлось меня вытаскивать...

***
Как оказалось, даже стрела в колене от приключений не спасает, и жизнь провинциального лорда бывает на редкость нескучной... Но по порядку. Началось всё с того, что мы отправились в Сомовый Омут – вторую деревню в наших владениях, немного меньше Замостья, в дне пути от дома.
По дороге к нам, естественно, присоединился шаман, поминая духов и утверждая, что нас ждёт нечто неимоверное. Ну, он оказался прав... Правда, в виду он имел совсем не то, но это уже мелочи, не так ли?

Первое, что мы увидели – дым. Густой чёрный дым, поднимающийся над лесом – как раз в деревне. Выругавшись вполголоса, я пришпорил коня и бросил поводья, потянувшись за луком, Хели зажгла на ладони огненный шар, а шаман оторвался от фляги и принялся раскручивать над головой хлыст-гуделку.
Горящая деревня – это плохо. Горящая деревня в наших краях – это гораздо хуже. Это или набег, или мятеж и Свет меня побери, если я знаю, что хуже. Тем более, что уши что так, что эдак торчат одни и те же. Острые такие уши с золотыми серьгами на кончиках... А потом до меня дошло, что дыма маловато для горящей деревни. Да ещё и шаман задёргал носом и опустил гуделку.
– Духи ему в задницу! – рыкнул он. – Опять этот коротышка!
– Ты что, знаешь, что там случилось? – поинтересовалась Хели, не спеша гасить заклятие.
– Да и знать тут нечего – Бренор это, духами стукнутый коротышка, опять кузницу спалил!
И шаман принялся рассказывать про Бренора – дварфа-кузнеца, большого любителя алхимии. Кузнецом он был великолепным, как и все дварфы... И слишком увлекающимся. А поскольку увлекался он алхимией, то кузница сгорала или взрывалась с удручающей частотой. Ну и, разумеется, очередной пожар он устроил как раз к нашему приезду... Это как в армии – как смотр, так обязательно или тетива у кого в строю лопнет, или десятника понос прохватит, или казначей с казной сбежит...

Сомовый Омут встретил нас алхимической вонью, страдающим дварфом и беснующимся старостой. Старосту понять было легко – взрыв не только развалил кузницу, но и вышиб окна в половине домов, включая и стеклянные у самого старосты... Дварфа понять было не труднее – мало того, что кузница в хлам, так ещё и борода обгорела под корень. Ну а вонь... Вонь тоже не удивила – что бы алхимики не делали, воняет оно почти всегда.
Спор полыхал жарче кузницы, так что ни один, ни второй нашего появления не заметили, пока я не остановился почти вплотную. Да и отреагировали...
– А тебе, добрый человек, что надобно? – хмуро осведомился староста. – Трактир в другой стороне...
– А мне, добрый человек, надобно вот что, – я развернул перед носом старосты императорскую грамоту. – Ты же староста?..
– Простите, лорд, не признал сперва, –- поклонился староста. – Да сами видите, что тут творится...
– Пока что я вижу сгоревшую кузницу и, как я слышал, это уже не первый раз.
– Шаман уже рассказал? Ну да, – вздохнул староста, – не первый. Только на этот раз он, подлец, ещё и горн разворотил!
– Да откуда ж я знал, что оно рванёт! – возмутился дварф.
– Да у тебя всё взрывается!
– Так, тихо! – прикрикнул я. – Собери все свои рецепты и отдай мне – может, что-то полезное найдётся. Времени тебе – до утра послезавтра.
И отправился прямо к дому старосты – ревизию никто не отменял, даже если староста вором не выглядел. Мне, в конце концов, надо знать, что здесь творится...

Ничего особенного, впрочем, не творилось. Подати собирались исправно, в записях был полный порядок, а писарь старосты землю рыл из-за каждого медяка... И почти всегда находил пропавшее. Никакого сравнения с Замостьем...
С другой стороны, здесь был Бренор, и это накладывало отпечаток. Например, однажды он смешал каменное масло с эльфийской солью – и оно, конечно, взорвалось. Чего бы ему не взорваться... У отца шахтёры эту смесь для особо крепкой руды используют. Так-то вот... Ну да ладно, что-то я отвлёкся, но про траты на Бренора лучше даже не вспоминать.
Впрочем, траты эти худо-бедно, но окупались – одни только лампы на каменном масле стоили немало. Ну, про оружие с бронёй и говорить нечего – тут пьяный слепой дварф лучшего кузнеца переплюнет... Так что польза, пожалуй, всё-таки перевешивала вред.
Так я и сказал старосте, отложив книгу. Староста просиял и осведомился, не угодно ли нам перекусить. Нам, разумеется, было угодно, и слуга немедленно приволок копчёного сома... А сомы в Сомовом Омуте – это нечто. Они и разбогатели-то на них, а Бренор – так, приправа.
Деревня стояла на Краснокаменке, и омут тут действительно имелся. А в омуте имелись сомы... И стофунтовая рыбина редкостью никак не была – тут, бывало, и двухсотфунтовых ловили.
В общем, принесли нам сома... И как раз про такое отец и говорит: «попал». Нет, сам я к рыбе равнодушен, но Хели её просто обожает – а еды ей надо, как всякому магу, раза в два больше, чем обычному человеку. В итоге успокоилась моя жена только тогда, когда пришлось пояс расстёгивать, а служанка на неё начала коситься. Ещё бы не косилась – маги же не толстеют...

Всё остальное я решил оставить на завтра – всё-таки, приехали мы довольно поздно. Да и облопавшаяся Хели – плохой помощник, а рыться в учётных книгах без неё мне не хотелось, поскольку считает она куда быстрее. И я уже было собрался пойти выпить с шаманом, но тут появился Бренор с кипой кусков пергамента, бересты и даже бумаги.  Всё это было исписано типичным дварфским почерком – мелким и корявым, едва читаемым, так что пришлось зажигать лампу...
И вот тут мне стало нехорошо. Не сказать, чтобы я был знатоком алхимии, но кое-что смыслил, да и несколько рецептов узнал... И это был полнейший ужас. Например, однажды ему пришло в голову смешать мыльный щёлок со жгучей водой... Ну что сказать – разорванную реторту потом у старосты во дворе нашли, а она из толстой меди была.
Ну и ещё много всякого. Прочитав это, я обругал Бренора, категорически запретил заниматься алхимией в деревне, велел записать рецепты по правилам и отпустил. Заниматься чем-нибудь серьёзным уже не было смысла, поэтому я достал чистый свиток и принялся записывать всякие замечания, возникшие сегодня. Пригодятся, не сейчас, так позже. А то понадобятся для чего-нибудь – а я уже не помню, что и как.
Хорошо хоть, стражники тут наличествуют и дело своё знают – шестеро отставных легионеров, чей начальник тоже словил стрелу в колено. Свет и все боги, вот бы отец ржал... Вот ведь далась ему эта стрела!

На следующий день мы засели за книги вплотную. Писарь, как я и говорил, своё дело знал назубок, считать умел и считал старательно. Не упуская ни единого медяка, как я уже говорил, а медяков хватало... И самое удивительное – если где-то что-то  не сходилось, он так и писал: недостача такая-то, объяснения не имею. Расследование результатов не дало.
Как по мне, так расследовать пропажу каждого гроша – это уже перебор. Но писарь у старосты был дотошным... И, конечно, оказался он дварфом – братом «духами стукнутого коротышки» Бренора.
Встречаться с ним я, честно говоря, не рискнул – с меня и одного братца хватило... А больше здесь делать было и нечего. Поэтому, распрощавшись со старостой и забрав копчёного сома, мы отправились домой.

Разумеется, по дороге я опять сочинял отчёт наместнику и очень жалел, что у меня нет амулета для записи голоса. Полезная штука... Но дорогая, а мне всё время денег него жалко, да и что-нибудь нужнее всегда находилось. Жаба давит, как отец скажет, хотя причём тут жаба?.. В общем, сочинял я, а ещё прикидывал, что делать дальше. Надо было пройтись по хуторам, проверить лесных орков и эльфов, наведаться к шаману... В общем, дел много, но спешить некуда, и можно будет сделать всё тихо и спокойно, без всяких приключений...
Само собой, я ошибался – без приключений не обошлось, но это уже совсем другая история...

+27

2

С одной стороны - фэнтези. С другой - повседневность. Какая же милота!
А взбалмошных беглых несовершеннолетних эльфиечек, рассуждающих про шоколадные рогалики не подвезут? :)  http://read.amahrov.ru/smile/girl_smile.gif

0

3

Павел178 написал(а):

А взбалмошных беглых несовершеннолетних эльфиечек, рассуждающих про шоколадные рогалики не подвезут?

А это мысль...  :cool:  :writing:

0

4

Имеет.
И еще какой смысл имеет.
Мне кажется, или это именно что по миру Калитки?
;)

Уж больно похоже местами, как и оговорка про ясак.

Так что - ждем с нетерпением продолжения, и можно даже без эльфиек с шоколадными рогаликами...

0

5

Однозначно продолжать! Причём лучше не расписывая подробно, набор относительно коротких историй, объединённых героями, но без единого сюжета - просто "как мы тут живём".

0

6

По мне так свежо! Как чем-то даж напомнило старый Обливион с дополнением в виде личного замка, который ГГ старательно приводил в порядок.

0

7

Очень хорошо получается, однозначно требует продолжения!

0

8

Немного технических подробностей.

Godunoff написал(а):

– Мёртвая вода, – ответил я, – вдвое крепче живой.
Мёртвую воду отец делал из первин перегонки, процеживая через уголь и перегоняя ещё раз с разными пряностями.


   Первач, оно же  голова - точно что  мёртвая вода, и кони с него задвинуть вполне реально, так как содержит метил, ацетон, уксусный альдегид и прочие некошерные вещи в концентрированном виде.

подробности для начинающего самовара

В практике домашнего самогоноварения головы обычно "отсекаются" (по крайней мере теми, кто про них слышал) различными способами:
1)по температуре кипения - около 70 градусов по цельсию. При прекращение выделения дистиллята, температура увеличивается до 78-80 градусов и начинается сбор "тела".
2) По сахару - убирают примерно по 100 мл голов с каждого загруженного килограмма сахара, зачастую делая это в 2 -3 прогона, т.е. по 30-50 мл каждый прогон.
Ну, и прочие варианты задротства... Хочу заметить, что  опытные химики-алконавты так же способны следить за качеством продукта по его органолептическим свойствам, проще говоря по запаху ))
      В дальнейшем головы используются исключительно в технических целях. (Боярышник)

Тело "дяди Сэма" кончается там где начинаются "хвосты", которые тоже отсекаются, ибо содержат сивушные масла (о, этот непередаваемый запах и ощущение п*здеца на утро!) Определяются спиртометром как дистиллят ниже 40 градусов крепости либо жидкость которую уже невозможно зажечь в ложке. Жадные и экономные химики выгоняют хвосты вплоть до 15-20 градусной крепости(!) и потом заливают их в свежую порцию браги.

     Штука в том, что даже самая задротская дистилляция (в отличии от ректификации) не позволяет точно отделить кошерный продукт от вонюче-ядовитой гадости по краям, зато сохраняет вкус/запах базового продукта из которого производится самогон. На этом основываются вкусовые отличия различных видов самогона типа всяких виски, текил, коньяков и сортов чачи.

     Что с этим можно сделать? Есть масса вариантов, начиная от фильтрации через ватно-марлевые повязки и угольные фильтры для очистки воды и заканчивая очисткой молоком и марганцовкой. Если после всех операций результат всё равно напоминает средство для выведения клопов, рекомендую использовать цитрусовые! Лимоны или мандарины даже в небольшом количестве способны сотворить настоящее чудо!
Стоит добавить дольку лимона или шкурку от мандарина(можно с самим мандарином) в литровую банку с самогоном на пару -тройку дней и он потеряет изрядную долю вонючести и мерзкого привкуса, главное не переборщить. В итоге получится базовый спиртовой раствор, готовый для дальнейших экспериментов с настойкой и покраской.
    Тут уж фантазия алконавтов не знает границ, настаивают на всем, начиная от кедровых орешков (в кожуре целых, без кожуры дробленных, на кожуре без орешков ), гвоздике, чае и заканчивая восточными тараканами и всяческими гадами.

Вот и выходит что как первак не очищай, не перегоняй, но поить им можно только врагов, да некоторых орков из Мордора.

Чуть не забыл

Godunoff написал(а):

Заложив пальцем книгу, я неспешно прошёл на кухню, спустился в погреб и без малейшего удивления обнаружил якобы испорченное крысами полотно... И не только его.
– Да, чутьё меня не подвело... Эй, староста, а ну-ка иди сюда и объяснись!
Вместо старосты, однако, появилась перепуганная внучка оного и сообщила, что староста наспех оседал лошадь и ускакал.

Коняшку заседлать задача довольно не тривиальная для молодого и крепкого, а  уж для пожилого и вовсе, там же и попоны под седло, и стремена (если есть), и всякие удила с поводьями и подпругами...  С такой коняшки нагребнуться пожилому человеку, как два пальца кузнецу под молот, с заведомо известным результатом. Так то там масса подробностей интересных и в технологии и в психологии есть.

Отредактировано Vic (19-08-2017 14:04:07)

0

9

Godunoff написал(а):

гномы, и гномы

Godunoff написал(а):

гномьей работы, по которому Замостье

Godunoff написал(а):

дварфа-кузнеца


Т. е. есть и дварфы, и гномы? Или просто путаница с названиями?

0

10

Степан
Путаница, поправлю.

0


Вы здесь » NERV » Стартовый стол » Провинциальный лорд (временное)