NERV

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » NERV » Стартовый стол » Провинциальный лорд (временное)


Провинциальный лорд (временное)

Сообщений 11 страница 20 из 21

11

На мой взгляд, вполне зачетно. Продолжения буду ждать с интересом.

0

12

Расположение данного текста в других местах, коли наш автор-тихушник молчит
https://ficbook.net/readfic/5874355
http://zhurnal.lib.ru/g/godunow/01.shtml
или
http://samlib.ru/g/godunow/01.shtml

+2

13

Я сидел в кабинете, читал письмо наместника и представлял, как убиваю его разными ужасными способами. Наместник вроде бы не был идиотом... Но теперь я в этом сомневался. Надо же было до такого додуматься – требовать от меня ловить «эльфийских лазутчиков», бросив все дела! И где, интересно, я их возьму?
Нет, на самом деле лазутчики Серебряной Луны здесь бывали... Но никогда не задерживались. Проезжали по тракту в столицу, и всё... Нет, бывали, конечно, всякие случаи, но редко – и уж точно не в этот раз. Поэтому письмо отправилось в камин, а я спустился в подвал – как раз должен был прийти шаман со своими травами...

Шаман явился вскоре после полудня, притащил рысёнка – чуть старше месяца, и отдал его Хели.
– Духи велели тебе отдать, раз мать олень забодал, – объявил шаман.
Рысёнок мяукнул, Хели восторженно взвизгнула – и все её претензии к шаману исчезли окончательно. Она и так-то с ним смирилась, а уж теперь...
Кроме трав и рысёнка принёс шаман и новости, а поскольку уболтать он мог почти любого, то и новостей было немало. Само собой, изрядная их часть была просто слухами – но и слухами пренебрегать не стоит...

Мы спустились в подвал, я развёл огонь под кубом, уложил травы в бочку и спросил:
– Из-за гор слышно что-нибудь?
– Слышно-то много, только духи знают, что из этого не враньё, – буркнул шаман. – Эльфы ж... Всё у них не как у людей. Дварфы, опять же, осерчали – полаялась с ними Леди...
Ну, это не новость – нынешняя Леди Серебряной Луны какая-то совсем уж сволочная, и перессорилась она со всеми, с кем не успела разругаться её предшественница. Ну а к нам Серебряная Луна не первый век лезет...
– Так что слышно-то?
– Да вот, – шаман принюхался к потёкшей в бочонок струйке и поморщился, – говорят, что Леди лесных эльфов прижать решила. Ежели правда...
– Ага... – если Леди возьмётся за лесных эльфов, они просто снимутся и откочуют... В Можжевеловые Холмы. И тогда начнётся скандал, а может, и не один. Потому что здешние лесные эльфы от гостей в восторг не придут и попытаются их выгнать, а те в долгу не останутся. И это ещё самое приличное, потому что Серебряная Луна может начать мутить воду – мы, мол, их подданных сманиваем... Вот шуму-то будет! А виноват будет кто? Виноваты будем мы. Я в том числе и в первых рядах, потому как большинство беглых эльфов осядет на моих землях...
– А орки что себе думают? – бочонок с первинами был убран, и я поставил второй, побольше.
– Да что там думать! – отмахнулся шаман. – Как кто полезет, мы ему вставим так, что не враз вытащит!
Ну хоть с орками проблем будет не больше обычного...

А стоило закончить с перегонкой, как явился к нам гость... Явилась, век бы её не видать, Иллен Белое Перо. Самая вздорная лесная эльфийка Можжевеловых Холмов...
– Мой лорд... – начала она, теребя косу. – На мой хутор напал земляной дракон, и я боюсь, что он не один.
– Духи тебя побери, и с такой мелочью ты к лорду пришла?! – возмутился шаман.
Я только хмыкнул – земляной дракон действительно мог стать проблемой... Хотя это никакой не дракон, а просто большая ящерица – в ярд длиной, наглая, хищная и прожорливая. И настоящий дракон немногим хуже – с ним хоть договориться иногда можно...
Шаман объявил, что всё это устроили духи – за какие-нибудь грехи. Иллен возмутилась и заявила, что она, может, и не Воля Света, но никаких особых провинностей за ней не числится. И вообще, там курган, а в нём нечистая сила, так что виновата во всём именно она.
Вот тут я насторожился – незачищенные курганы встречаются не то, чтобы часто, но и не особо редко, и всякий раз создают кучу проблем. Помнится, как-то раз нас послали помогать одному магу разбираться с могильником... А там был лич, и тогда я впервые увидел, как бегают архимаги... Шустро, кстати, бегают – получше иных пехотинцев.
– Надо будет туда наведаться, – заметила Хели. – Не хочется мне такую гадость под боком иметь...
– Я с тобой, – ну да, как будто я её одну отпущу. Однажды попробовал – так её едва не распотрошили, да так основательно, что рожать до сих пор нельзя и ещё лет пять нельзя будет...
– Тогда, значит, завтра утром и отправимся, – подвёл итог шаман. – Иллен, ты живую воду пить будешь?
Ну ещё бы она отказалась! Гарра принесла кувшин, стаканы и закуску, и мы очень хорошо посидели, обсудив хуторские дела, цену на зерно и природу божественного...

Лесным эльфам живую воду пить определённо не стоит – бледная и держащаяся за голову Иллен была тому отличным примером. Выпила вчера меньше всех, а похмелье, как от целого кувшина... Разумеется, набрать сколь-нибудь приличную скорость мы не могли, и шаману это, в конце концов, надоело. Покрутив головой, он остановил лошадь у родника, велел Иллен спешиться и встать на колени, попрыгал вокруг неё с бубном... А потом схватил за шиворот и макнул головой в родник. Визгу было – хоть стой, хоть падай, а уж как она шамана обложила... Я и то пару новых слов услышал.
– Зато злые духи оставили тебя, – невозмутимо объявил шаман.
Любит он всё-таки решать проблемы самым простым и надёжным способом, не то что некоторые...

Хутор Белого Пера находится в самом юго-восточном углу наших владений, и добираться туда больше двух дней – если с утра выехать, то на второй день к полуночи доберёшься, если не гнать. А гнать по лесным тропам... Можно, конечно, но далеко не ускачешь. Вот мы и не стали гнать, а чтобы не ночевать в лесу, ещё засветло остановились на хуторе Речной Змеи.
Эйрион Речная Змея гостей, ясное дело, не ждал. И не то чтобы не обрадовался, но и особого восторга явно не испытывал. Он вообще оказался на редкость невозмутимым эльфом – что и неудивительно, ибо жило на хуторе почти два десятка душ всех возрастов. Ещё имелись три неопределённой породы пса и два кота, больших и наглых.

Проверять хуторян смысла нет – красть им нечего, подать платят исправно, разве что контрабандой промышляют – и то не здесь... Однако же и забывать про них не стоит, потому как дикари лесные эльфы ещё как бы не хуже орков. На границы им плевать, и на лордов, да и на императора тоже. Чуть что не по ним – и... Нет, он не взбунтуются. Они просто откочуют куда-нибудь. При этом границы их совершенно не волнуют... Ну да я это уже говорил. А если вот так приехать на хутор, выпить с хозяином, похвалить хозяйку, пострелять из лука со старшими детьми... Всё, они твои с потрохами. Что эльфы, что орки – разницы никакой.
Вот именно этим мы весь вечер и занимались – да вдобавок мелюзга собралась вокруг Хели и её рысёнка. Рысёнок, кстати, освоился моментально, налопался рубленого мяса с молоком и теперь горел желанием пообщаться... Короче говоря, весело проводили время. Ну а я заодно расспрашивал Эйриона о делах...
Дела же шли хорошо – зверь в лесу ловился, огород плодоносил, скотина жирела, а домашние не болели (правда, эльфы и так почти не болеют). Ещё у Эйриона был куб, и пользоваться он им умел – впрочем, в наших краях без этого никак... И даже научил меня делать кедровую, которая что у меня, что у отца вечно не получалась.

Я проснулся перед рассветом – Хели с воющим стоном вцепилась в меня изо всех сил. Ну вот, снова кошмары... Я никогда не спрашиваю, что ей снится – и не уверен, что хочу это знать – но думаю, что причин для этого у неё побольше, чем у меня. Мы ровесники, но учёба мага начинается лет в десять, и к пятнадцати годами у подмастерья иной раз и седина появляется – случалось видать...
– Тихо... – чуть отстранившись, я легко провёл пальцем по переносице. Сработало – Хели моментально успокоилась, как и всегда. – Всё в порядке, я здесь, никто нас с тобой тут не достанет...

На счёт «не достанет» – это я погорячился...
Достал нас шаман, который на рассвете принялся с дикими воплями скакать по двору, колотя в бубен. Колдовал он на этот раз всерьёз, что, впрочем, не спасло его от Хели. Она вообще склонна швыряться молнией, если её внезапно разбудить, а уж если это сделать так... В общем, судя по всему спасли шамана его духи, потому что молнией моя жена не промахивается никогда. Хели же высунулась в окно и обложила шамана, что твой десятник новобранца. Я аж заслушался... Шаман тоже, а потом заявил, что она употребила три слова, которых он не слышал. Хели озверела, высунулась ещё дальше и выдала такой загиб, какого и я не слыхал.
– Ты свалиться хочешь? – я втащил жену обратно. – Хели, ну серьёзно, вы же с ним неплохо поладили?
– Не тогда, когда меня будят ни свет ни заря! Тем более, Свет его побери, так!
– Всё равно вставать пора, – хмыкнул я, и пресёк в зародыше очередную возмущённый речь поцелуем.

Позавтракав, мы снова отправились в путь. Не проехав и полумили, Иллен сцепилась с шаманом по поводу кургана и ящериц – она винила во всём нечисть, тогда как шаман приписывал случившееся воле духов. Иллен в ответ утверждала, что перед духами ни в чём не виновата, на что шаман возражал, приписывая случившееся козням злых духов. На это Иллен возмущённо заявляла, что у неё все обереги в порядке, а шаман... А, да ну их в бездну! Как баатезу какие-то, право слово... Мы с Хели, ясное дело, в этом споре не участвовали – ехали себе, наслаждаясь лесом, болтали и гладили рысёнка.
– Надо его как-то назвать, – заметил я, проводя пальцем за ухом зверька.
– Потом подумаем, – беззаботно ответила Хели. – С драконами что делать будем?
– Ты бьёшь магией, я добиваю копьём, – пожал я плечами. – Это же не настоящие драконы... Ты их видела, кстати? Я-то насмотрелся, их в степи полно, но в леса они почти никогда не заходят.
– В зверинце только, – покачала головой Хели. – Там они очень уж опасными не смотрелись...
– А зря, потому что на лошадь он и запрыгнуть может. А на зубах у него почти всегда трупный яд, между прочим.
– Справлюсь – не твоё колено, – отмахнулась Хели. – Уж на это меня хватит... А вообще, что ты об их повадках знаешь?
– Ничего не боятся, бросаются на всё, что хотя бы похоже на добычу – то есть, больше него самого не более, чем в пять раз. Одиночки, но иногда собираются в небольшие стаи – похоже, это как раз наш случай. Про зубы я уже говорил, поэтому они обычно кусают кого-нибудь и ждут, пока добыча свалится. Чего я всё-таки не понимаю – откуда они тут взялись. Ладно, что с курганом делать будем?
– Проверим, а там видно будет. Если там что и есть, то только мелочь, так что сами справимся.
Ну да, будь там лич – он бы уже давно вылез, а несколько неупокоенных, скелетов или призраков для нас троих не проблема.

Усадьба клана Белое Перо встретила нас ворохом детей и собак. Радостно визжащий и лающий клубок вылетел из ворот, заставив Тумана недовольно мотнуть головой и всхрапнуть, и рассыпался на нескольких детей и двух собак, разбежавшихся кто куда.
– Эрлен, негодник! – закричала Иллен. – Уши оторву!
После чего повернулась ко мне и сказала:
– Вы уж простите этого паршивца – вечно он что-нибудь затеет, да ещё и всех детей перебаламутит!
– Твой сын?
– Старший внук, лорд.
– Из мальчишки выйдет толк. Подрастёт – предложу ему пойти на имперскую службу.
Я спешился, поймал спрыгнувшую Хели, отдал поводья первой попавшейся девчонке и отправился в дом.

Разговор с эльфами мало что дал – я только убедился, что ящериц несколько. Слишком уж часто они нападали, а ведь им одной курицы на пару дней хватит.
С нежитью дела обстояли хуже – её никто не видел, но все были убеждены, что она там есть. Что, с одной стороны, было возможно, а с другой – могло быть простым суеверием. Свет знает, что там может быть... Потому что курган оказался вовсе не курганом, а насыпью над входом то ли коридорного, то ли лабиринтового могильника. А и то, и другое старше десяти тысяч лет, наследие прошлой Эпохи...

На рассвете мы вышли с хутора в полном вооружении – я надел полный доспех лучника и прихватил меч, Хели ограничились кольчугой, правда, зачарованной, а шаман был в своём балахоне. И если кто-то считает, что мы перестраховались, пусть сам попробует зачистить могильник, полный нежити...
Но сначала надо было разобраться с драконами, а для этого их надо было найти или выманить... А я пока что их не видел. Что было вполне ожидаемо – проклятые твари отлично умели прятаться. И очень любили прятаться, нападая из засады...
– Искать мы их можем, пока Луна не упадёт, – заявил шаман. – Надо выманивать...
Он уселся, скрестив ноги, и принялся рисовать прямо на земле, бормоча что-то себе под нос. Рисунок получился типично орочий – грубый и примитивный, но удивительно точный, шаман почесал в затылке, встал и принялся скакать вокруг него, колотя в бубен и завывая. Хели скривилась, у меня заныли зубы, а шаман всё скакал и скакал... А потом из-под валунов вылетела серая полосатая тварь и попыталась вцепиться мне в ногу.
Хели не промахнулась... Я, впрочем, тоже, но убить земляного дракона не так-то просто – попроще, конечно, чем настоящего, но, пожалуй, не проще медведя. Поджаренный молнией и насквозь проткнутый копьём, он упорно не желал подыхать, шипел, пытался ползти и кусать... А из логова тем временем выбрались ещё три, размером не меньше первого. Пока мы добили первого, один из ящеров, вцепился мне в ногу, второй кинулся на шамана, а третий решил начать с чего полегче и принялся глодать труп своего сородича.
Клёпаная кожа в полпальца толщиной дракону оказалась не по зубам, и с ним я справился без особого труда, пробив ему голову копьём. Напавший на шамана создал больше проблем – нам надо было попасть по вёрткой ящерице и при этом не задеть самого шамана. Задачка не из простых – шаман-то тоже на месте не стоял, постоянно попадая под удар... Тем не менее, справились мы и с этим, и к полудню, перекусив, поднялись по входу в гробницу.

Массивная деревянная дверь сгнила много веков назад, ну а насыпавшуюся землю кто-то относительно недавно – не больше полувека назад – раскопал какой-то искатель приключений. Хели запустила в проход светлячок, некоторое время вглядывалась в полумрак, а затем кивнула.
Один за другим – Хели с зажжённым огненным шаром, за ней я с рогатиной наготове, а за мной шаман. Если бы там кто-то был, ему бы не поздоровилось – но в камере было пусто. Только пыль, мусор, занесённый снаружи, и гнилые щепки.
Гробница оказалось коридорной – что здорово упрощало жизнь, ибо блуждать по лабиринту у меня, например, желания не было, да и нежить в них почему-то заводилась реже.
– Десять тысяч лет, – тихо сказала Хели. – Вряд ли тут что-то осталось... Пошли?
Следующий светлячок повис под потолком в нескольких ярдах от нас и высветил кости, неаккуратной кучей лежавшие на полу.
– Медвежий череп, однако, – заметил шаман. – А это, глянь-ка, эльфийский...
– Эльф крови, – присев на корточки рядом со скелетами, Хели выудила потемневший от времени бронзовый кинжал. – Тысяч восемь лет, как не все девять. Неужели с тех пор никто здесь не бывал?..
– Нашим легче, – пожал плечами шаман, с фырканьем принюхиваясь. – Не чую я нежити – то ли не встала ещё, то ли и нет её вовсе... Дальше-то идём?
И мы пошли дальше – всё глубже и глубже, мимо каменных плит, за которыми покоились создатели гробницы и грубо высеченных прямо из стен статуй. На каждой плите свой рисунок, подчёркнуто условный, но безошибочно узнаваемый – знать бы ещё, что они значат... Вот трубит олень, а здесь орёл несёт змею, а там две косули бодают луну – но что это значило для неведомых мастеров?
Шаман собрался было своротить одну из плит, но я его отговорил: слишком тяжело, да и нет там ничего, кроме костей. Кто бы ни строил эти гробницы десять тысяч лет назад, своих мертвецов они хоронили нагими...
Двести пятьдесят шагов, четыре иссохших тела, несколько скелетов – и коридор закончился. На тыльной стене не было барельефов – в неё был вмурован драконий череп немыслимых размеров. Мне доводилось видеть двух драконов – правда, не слишком-то близко – и оба в подмётки не годились этому чудовищу. Череп в два с половиной, как не три человеческих роста длиной, с двойным гребнем на затылке... Легендарный звёздный дракон, один из повелителей неба, властвоваших над миром ещё до Зимы – вряд ли люди или эльфы могли бы совладать с таким, скорее, нашли скелет. Но даже и это тянет на подвиг... А вот нежити не было. И это было самое прекрасное...
С другой стороны, ничего ценного мы тоже не нашли. Кинжал разве что можно какому-нибудь ценителю старины сплавить, да и то только если сам подвернётся, иначе одна переписка дороже встанет. Но не уходить же с пустыми руками?..
– Идём обратно? – спросил я.
– А тайники искать не будем?
– Вряд ли они тут есть, но попробуй, – я пожал плечами.
Хели немедленно подняла жезл и принялась выписывать им замысловатую спираль, бормоча заклинание. Стена и череп засветились блёкло-голубым светом – стена тускло, череп поярче, но и только.
– Глухо, – печально констатировала Хели, продолжая крутить жезлом.

Она не успокоилась и продолжала искать тайники всю дорогу назад – с тем же успехом. Я этого и ожидал – приходилось сталкиваться, поэтому и разочарован не был. А вот Хели расстроилась и всю дорогу до хутора ворчала про лень древних строителей, которым не захотелось устраивать тайники, и это было так мило, что я едва сдерживался... И хватило меня аккурат до нашей комнаты, где я всё-таки не выдержал и сгрёб Хели в объятия. Та попыталась вывернуться, и в результате мы с хохотом свалились на кровать, так и не отпустив друг друга.
– А всё-таки жаль, что мы ничего не нашли... – вздохнула она, отсмеявшись.
– Посмотри на это с другой стороны, – ответил я. – Нежити тоже не оказалось, а это здорово. И от ящеров мы избавились – интересно, кстати, что Иллен с тушками сделает...

Как выяснилось – освежевала и отдала шкуры шаману, а всё остальное скормила собакам. Что с ними собрался делать шаман, я так и не понял, да и не слишком-то меня это интересовало. Всё равно похвастается, что бы ни сделал... А нам осталось только отпраздновать с хозяевами, переночевать и отправляться домой.
Ну, то есть, я так думал.

Когда мы всё-таки выбрались из комнаты – чего делать не очень-то хотелось – то обнаружили ещё одного гостя. Элир Рыжий Волк, как-то пронюхавший о нашем визите, решил немедля явится к лорду – ну и к шаману заодно. Колодец у него, видите ли, испортился!.. Сам же, наверняка, и виноват – рядом с отхожим местом вырыл, или ещё что. Подумаешь, проблема – засыпать да новый вырыть... Впрочем, раз зовут – можно и съездить, всё одно надо, да и недалеко Рыжие Волки обитают, не больше пары-тройки часов рысью.
На том и порешили. Распрощались с Иллен, напомнили про внука, да и отправились. И только тут я заметил, что очень уж подозрительно у Хели глаза блестят...
Отец, конечно, любит про блондинок шутить, но это всё и не про мою жену – умная она, как не знаю кто, и соображает моментально, я за ней не всякий раз поспеваю. Да что там я – тот же Анкано покойный тоже не мог, даром, что архимаг – потому и услал подальше девчонку... В общем, она уже тогда сообразила, в чём там дело, и веселилась, пока мы с шаманом головы ломали. Да ещё и рысёнок решил, что на седле ему ехать скучно, и взобрался мне на плечо, а ведь маленький-то он только по рысьим меркам...

Рыжих среди Рыжих Волков не оказалось – а жаль. Было бы забавно... Но не забавнее, чем с колодцем.
Выкопан колодец был по всем правилам, но у самой границы земель – у холмов, на которых Волки пасли коз, чтобы здесь сторожку построить, а может, и что посерьёзнее. Так что зря я на них грешил, видать, и правда с водой что-то не то... Вот только что? Впрочем, это стало ясно сразу же, едва Элир вытащил ведро – вода пахла. И привкус имела специфический – солоновато-металлический... И мне прекрасно знакомый.
– Карварстен, – сказал я, протягивая Хели полупустую кружку. – Один в один.
– Точно, – согласилась она, выпив воду. – Карварстен. Везёт нам, однако...
– Да где ж тут везение! – возмутился Элир. – Вода поганая, колодец как бы не проклятый...
– Дурной ты эльф, Элир Рыжий Волк, – перебил его шаман. – Духов не уважаешь, а они ведь тебе целебную воду послали!
– Целебную?!
– А то ж! Кто животом мается, тому такая вода очень даже помогает, – сообщил шаман. – А ты на колодец крышку сделай, да будку над ним, и духам возлияния сделай, а уж народ к тебе пойдёт... Из дальних краёв пойдёт!
Я же тем временем наполнил флягу, потребовал воск для печатей, пробку загнал поплотнее, залил принесённым воском... Ну и сочинял письмо старшине целителей – дело-то определённо целительское. А ещё наместнику написать надо, и землемера позвать, и рудознатцев – вдруг не один источник? Тут писать и писать, десяток перьев сточить... Но и прибыль от этого дела немаленькая будет – тут уж и гадать не о чем. Если, конечно, за дело взяться с умом... А ведь именно так отец и сказал, когда мы отправлялись на север. Интересно, он это предвидел? Или просто знает, что здесь можно найти? Впрочем, как я уже говорил, моего отца попробуй пойми...

Благополучно переночевав, на рассвете мы отправились домой – и наконец-то добрались без приключений. Шаман отправился к себе, а мы – к себе. Мне опять предстояло писать больше, чем полковому писарю... Правда, оно того стоило – источник на всю округу был один, а желающих найдётся много... Ну а заодно и родне письмо написал, чтобы лишний раз гонца не дёргать.

***
Ответ на моё письмо пришёл четыре дня спустя – вместе с мастером Палаты целителей и землемером. Мастер – маленькая хмурая пожилая женщина – вежливо, но твёрдо отклонила предложение отобедать с нами, задала кучу вопросов, взяла предложенный кувшин настойки и уехала, пообещав вернуться, как только разберётся с делами – дня через два. Как раз к тому времени и бумаги из канцелярии наместника придут.
Вот в такие моменты я и завидую оркам – у них-то всей этой писанины нет... И хотя в конце концов всё это с лихвой окупится, до этого самого конца ещё надо дожить – и не поубивать чинуш в процессе.

Да уж, мечтал о мирной жизни оставника – получи и распишись. То тебе ящеры, то дварф-взрыватель, то могильник – хорошо хоть, пустой... А на дворе только середина лета! И чего мне дальше ждать – дракона к осени? А что, есть в Последних Горах один... Нааглив Болтливый зовётся, а что логово его на самом южном конце – так дракону и тысяча миль не дорога. Вот как прилетит...
С другой стороны – уж лучше дракон, чем придурковатые крестьяне, пристающие с любой чушью, и вороватые старосты. Особенно последние – ворья мне и на службе хватило, чтобы ещё и теперь с ним возиться. А ещё чиновники всех мастей...
Ну а с ещё одной стороны... Так вот сидишь у камина с вином, с одной стороны под боком пристроилась жена, с другой – кот, и понимаешь – оно того стоило. И плевать на всех дураков, воров и драконов, вместе взятых!..

+18

14

Очень хорошо. Средневековая повседневность получилась великолепно, только без земной "средневековой" грязи и болезней.

Прошу продолжать в том же духе. Отличное чтиво для отдыха.

0

15

Замечательно. От теплоты становится лампово.   http://read.amahrov.ru/smile/smile.gif

0

16

Какая прелесть :cool:  Даже на душе потеплело 8-)

0

17

Обычно разного рода неприятности следовали за визитом шамана – но этот раз стал исключением...
А начиналось всё просто прекрасно – мы тихо-мирно завтракали и в очередной раз пытались придумать кличку рысёнку. Рысёнок за лето изрядно вырос, но так и не обзавёлся именем – не то, чтобы это кого-то сильно волновало, но время от времени мы пытались его назвать...
От этого увлекательного занятия нас оторвал шум во дворе. Я выглянул в окно, собираясь  послать незваного гостя куда подальше – и увидел примчавшуюся Натирру, свалившуюся со своей кобылы.
– Лорд! – заорала она. – Мы лазутчика поймали! Из Серебряной Луны!
Вот так новость!.. Лазутчик из-за гор – это более чем серьёзно, и я, высунувшись из окна, крикнул:
– Шаграт, седлай коней! Гарра, дай Натирре вина и хлеба!

Меньше чем через четверть часа мы гнали коней в Замостье, попутно расспрашивая Натирру о случившемся. Конечно, твёрдой гарантии, что это не контрабандист или браконьер, она дать не могла, но и тех, и других стражники знали в лицо, и новички у них вызывали подозрения. К тому же снаряжение было слишком хорошим... В общем, это почти наверняка лазутчик. О лазутчике же следовало подробно доложить наместнику, а после этого – выгнать прочь, при желании слегка побив. Ну или не слегка, если ловили на горячем...

Ожидал я чего угодно, но только не того, что увидел... Нет, на первый взгляд всё было нормально – лазутчик сидит на стуле в углу, на столе в другом углу сложено оружие, посреди комнаты сидит Пёс Жабодав – жуткая псина Натирры...
Вот только «лазутчиком» оказалась высшая эльфийка лет пятнадцати на вид.
– Натирра... – я поманил дроу пальцем. – Пошли поговорим...
И, как только мы вышли, отвесил ей оплеуху.
– Лазутчик?! Да это же просто ребёнок! Ты сдурела, что ли?!
– Но...
– Мы не в Подземье, если ты не заметила, и детей-убийц здесь как-то не предусмотрено! Да ты хоть серьги её видела? Она же из какого-то Высокого дома! Что, решила в интриги поиграть и устроить скандал? Или, может, тебя за этим сюда и прислали?
– Лорд, пожалуйста, не прогоняйте меня! – похоже, я перестарался, потому что дроу бухнулась на колени и была готова заплакать. – Мне некуда идти, я если я попытаюсь вернуться, меня убьют! Я сделаю всё, что угодно...
– Для начала – успокойся и приведи себя в порядок, а потом извинись перед девчонкой.
– Д-да... – Натирра убежала, а я, вздохнув, отправился разбираться с нашей гостьей.

– Я ничего не скажу! – заявила эльфийка, вздёрнув носик.
– Даже как тебя зовут, не скажешь? – улыбнулся я – уж слишком мило смотрелась девочка. – Надо же мне знать, перед кем извиняться? Итак, позволь представиться: я – Дин Ишер, лорд Можжевеловых холмов, а это – моя жена Хели, и мы просим у тебя прощения за столь неласковый приём.
– Я – Эйдис ней Таари, дочь Эленвен, леди Новолуния! – заявила девочка... и я схватился за голову. Свет побери эту Натирру – даже специально она не смогла бы подложить большую свинью...
Эленвен ней Таари была советником Леди Серебряной Луны – пятой из Девяти. Впрочем, это было год назад, и с тех пор её место могло поменяться – но одной из Девяти она была точно... И её дочь каким-то образом оказалась в Можжевеловых холмах, да ещё и с оружием в руках. Ну ладно, оружием скорее охотничьим, но всё-таки...
Ну и конечно – помяни баатезу, а он уж тут – именно в этот момент явилась Натирра. В одной рубахе и с кинжалом в руках... Подошла к нам, встала перед Эйдис на колени, вручила ей кинжал и склонила голову. Света ради, она всерьёз думает, что девчонка из Серебряной Луны будет знать этикет дроу?
Может, и знает... Но всё испортил Пёс Жабодав. Зверюга подошла и облизала сначала хозяйку, а потом и гостью, да так, что Натирра ткнулась головой в колени Эйдис.
– Ты зачем бодаешься? Я на тебя и так не обиделась...
Натирра выронила кинжал, неловко подобрала, схватила пса за ошейник и поспешила убраться.
Проводив взглядом ретивую дроу, я обернулся к Эйдис и спросил:
– Ну что, поедешь с нами, или тебя надо пригласить со всеми церемониями?..

Вот так и получилось, что мы неспешно ехали домой втроём, болтая о разных пустяках. Эйдис оказалась девчушкой бойкой и неглупой, а вдобавок ещё и до безобразия милой. Дорога пролетела незаметно, поспели мы как раз к ужину, а уж Гарра расстаралась вовсю. Ещё и сладостей достала, увидев, кого мы привели...
Само собой, даже насквозь городской высший эльф в лесу не пропадёт – но всё одно проголодается. Эйдис смела свою порцию, облизнулась и осведомилась:
– А ещё есть?
Разумеется, ещё было. Эйдис смела добавку и принялась за сладости, с набитым ртом рассказывая про какой-то особо вкусный эльфийский пирог, а я слушал и соображал, что делать дальше. Надо, само собой, поставить всех в известность... Но сначала надо бы выяснить, что случилось.
– Кстати, а как ты к нам-то забрела? Неужели заблудилась?
– Ну... – Эйдис потупилась. – Мама с папой заняты при дворе, брат вечно на границе, ну вот я и подумала... Ну, если я что-нибудь узнаю, они дома смогут бывать чаще, или меня с собой возьмут...
Мысленно я схватился за голову и взвыл – настолько нелепой была ситуация. Самодеятельный лазутчик-подросток... Да кто в это поверит?! Никто не поверит, поэтому и говорить мы этого не будем...
Но вслух я сказал совсем другое:
– А твоя родня знает, куда ты отправилась?
– Ну... Я письмо написала...
– Эх ты... – я вздохнул и, не удержавшись, потрепал девочку по голове. – Чудо природы... Ладно, иди в баню, только сначала родителям напиши, что ты в порядке и просишь прощения. Я им напишу, что ты у меня, и твоё заодно отправлю.
– Ой, и правда! Только у меня пера нет...
– И перо найдётся, и бумага, и всё, что потребуется, – я снова взъерошил волосы девочки. – Наелась? Пошли, я тебе всё нужное дам...

Разложив на столе пергамент – писать такое на бумаге мне кажется не очень вежливым – я на мгновение задумался и начал: «Достопочтенная леди Эленвен! Сообщаю вам, что я имею честь предоставить своё гостеприимство вашей дочери Эйдис. Спешу уведомить, что она пребывает в полном здравии и бодром расположении духа, хотя и несколько огорчена безуспешным завершением своего предприятия. Полагая, что вы желаете как можно скорее встретиться со своей чрезмерно предприимчивой дочерью, приглашаю вас посетить моё поместье в любое удобное для вас время, чтобы разрешить все возможные недоразумения прежде, чем таковые возникнут.
К сему прилагаю собственноручное послание вашей дочери, в каковом, смею надеяться, она выражает раскаяние в своём необдуманном поступке.
С искренним уважением, лорд Можжевеловых холмов, Дин Ишер.»
Вроде бы нормально, хотя с эльфами ни в чём нельзя быть уверенным... Запечатав это письмо, я принялся за следующее – наместнику. Тоже не самое простое дело – потому как если его напугать... Наместник дураком не был, хотя временами я в этом сомневался, но легко заводился, когда ему что-нибудь мерещилось, а что ему может примерещиться в таком деле, я и гадать не пытался. Нет, тут ни в коем случае нельзя было оставлять простора для воображения... А это сложно.
Но я и с этим справился, и осталось только одно письмо – отцу. И вот тут уже я развернулся и изложил всё, включая и свои подозрения – мало ли что... Голова у отца работает своеобразно, но всегда результативно – что-нибудь он придумает, да и слово его немало стоит. Уж всяко больше, чем у придворных лизоблюдов!..
Закончив с письмами, я посмотрел в окно, затем на часы и решил, что в один конец Шаграт точно обернётся, а заночевать и в Замостье сможет. А вот письма лучше отправить уже сегодня – тут чем раньше, тем лучше...

Шаграт отправился в Замостье, Эйдис отправилась спать, а Хели в своей любимой короткой рубашке явилась в кабинет и уселась по мне на колени.
– Хватит в чернилах бултыхаться, – заявила она. – Нет бы чем другим заняться...
Время и правда было позднее, работать смысла не имело, а для «чего другого» кабинет не очень-то подходит... Поэтому я подхватил Хели на руки и  мы отправились в спальню – благо, гостья наша сразу из бани отправилась спать. А мы чем хуже?..

Разбудила нас Эйдис, постучавшись в дверь и сообщив, что солнце давно встало и поинтересовавшись, нельзя ли ей посмотреть окрестности.
Я ответил, что можно, но сначала лучше позавтракать и дождаться Шаграта. На это мне поведали, что Шаграт давно вернулся и даже показал волков, завтрак вот-вот будет готов, и вообще, люди слишком долго спят.
Пришлось вставать... Потому как всё, что готовит Гарра – настоящее произведение искусства, куда там столичным поварам!

Ну а после завтрака мы отправились на прогулку по окрестностям. И, конечно, наткнулись на шамана...
Шаман камлал рядом с разбитой молнией елью, причём камлал всерьёз – даже я чувствовал волны магии, а Эйдис прямо-таки поплыла, словно пьяная. Надо было срочно убираться отсюда – но тут шаман подпрыгнул, как-то хитро ударив в бубен, Хели зарычала, схватишись за голову, а Эйдис и вовсе упала в обморок.
Шаман, часто и резко стуча в бубен, подбежал к нам, перепрыгнул через Эйдис, по поляне снова прокатилась волна магии...
– Ой... – Эйдис села и потёрла затылок. – Здорово... А что это было?
– Духи приходили, – сообщил шаман. – Много духов, много разговоров, вот и не слыхал вас. А духи здоровья пожелали по-своему...
– У меня от твоих пожеланий голова болит... – рыкнула Хели.
– Огня в тебе много, а лесные духи огня не любят, – сообщил шаман. – Да и не болит ничего уже, вижу ведь.
– Сгинь куда-нибудь, – отмахнулась Хели. – Так, куда дальше-то пойдём?
Пошли куда глаза глядят, то есть к ручью неподалёку. Ну то есть мы пошли, а Эйдис, считай, побежала – что бы шаман не сделал, но сил и настроения ей это явно добавило... Хели тоже чувствовала себя отлично, несмотря на приступ головой боли,  да и моё колено совершенно не беспокоило.  Духи или не духи, но всё равно спасибо...

Ручей был одним из наших любимых мест – здесь всегда были тень и прохлада, а ещё – замечательная трава и несколько нахальных белок, человека абсолютно не боявшихся. Местечко совершенно эльфийское, и я был уверен, что Эйдис оно понравится...
Оно и понравилось – особенно когда белка забралась ей на голову и так и сидела, нахально цокая, пока мы не отправились дальше – а пробыли мы там долго. Честно говоря, я и сам не смог отказать себе в удовольствии поваляться на траве...
Потом мы двинулись дальше, немного побродили по лесу и вернулись как раз к обеду.

В общем-то, делать нам больше было и нечего – пока до нас кто-нибудь не доберётся... А это случится не раньше, чем дня через три или четыре.
За обедом я расспрашивал Эйдис о Серебряной Луне – никаких секретов, просто я мало что знал о наших соседях – а про высших эльфов вообще много всякого рассказывают... И, как я узнал – местами очень даже правду... Например, говорили, что эльфы вместо бани в горячих источниках купаются – и так оно и оказалось. А вот с волками, как лесные, они не охотились, и сов не приручали. Ну и ещё много чего не делают из того, что о них болтают. Зато делают много такого, что и представить сложно... Например, им, не считая детей, нельзя есть дичь, убитую не своими руками. А ещё нельзя есть раков, крабов и устриц – вообще нельзя ничего, что не имеет костей. Вот как до такого додуматься можно?
С другой стороны, ей у нас тоже многое казалось странным. Хоть та же баня, например... Северная баня, которую так любит мой отец – штука особая, в ней много пара, а чтобы грязь лучше отставала, хлещутся вениками из сушёных веток с листьями. Южане это почему-то считают чуть ли не пыткой, но на самом деле это здорово и полезно, и дело тут вовсе не в том, что мы с Хели привыкли. Впрочем, такая баня Эйдис пришлась по вкусу...
В общем, узнали мы все много интересного, о чём раньше и не догадывались, и это было очень хорошо. Дружба у тебя с соседом или вражда – а как он думает и чем живёт, знать надо. Иначе ничего, кроме суеты, не выйдет...

На следующий день мы с утра пораньше отправились в Замостье – Эйдис захотелось ещё раз поговорить с Натиррой. Зачем, я так и не понял – какие-то эльфийские заморочки, никому, кроме них, непонятные...
Натирру поймали, когда она возвращалась с охоты, Эйдис засела у неё дома, а мы с Хели отправились к старосте. Надо же посмотреть, на что он горазд...
Со старостой вообще была целая история, местами похабная, как орочьи свадебные песни. Прежнего-то я ещё весной погнал за совершенно непотребное воровство, а нового эта братия всё лето выбрать не могла. Нет, ну что проще – собрались, обговорили и решили, кому старостой быть, но нет же... В итоге мне это надоело, я написал наместнику, и тот с месяц назад прислал своего человека. Тоже не подарок, конечно, да только к замостинским у меня и вовсе доверия нет. Как бы снова вора не выбрали... Да даже если и нет – ещё год языками молоть будут.
И вот теперь пора было смотреть, что из этого вышло...

Вышло, как оказалось, очень неплохо – новый староста взялся за дело всерьёз и беспорядка не терпел. К страже у него вопросов не нашлось, а вот трактирщику попало – приворовывал, как оказалось. Ну и ещё всякого по мелочи... И, что самое главное – сам не воровал! Всегда бы так...
Надолго староста нас не задержал – дела были в порядке, правда, тот самый Хенги так и не появился. То ли пронюхал о смене власти, то ли просто не собирался в наши края...  В общем, старостой мы остались довольны – а тем временем и эльфийки решили все свои дела и теперь пытались заставить Пса Жабодава прыгать через верёвочку. Пёс мотал головой, фыркал, но прыгал.
– Как дети, – вздохнула Хели, глядя на них.
– Дети и есть, – пожал я плечами. – Натирре на наши деньги и двадцати нет, а Эйдис и вовсе лет десять-двенадцать...
– Да знаю я, – отмахнулась Хели. – Тарри бы сюда – они бы мигом сошлись...
– Так отец наверняка с ней и явится, – а в том, что он явится, у меня сомнений не было. Чтобы Урай Ишер да пропустил такое? Быть не может! Явится непременно, да ещё и шум устроит...

***
Разумеется, шум он устроил...
Не знаю, само так совпало, или отец специально подстроил – а он может – но явились все одновременно. Семья Таари в полном составе и с охраной, семья Ишер почти в полном составе – брат остался присматривать за делами, и Наместник со свитой.
Что сказать – Эленвен ней Таари умела произвести впечатление, но мой отец ей не уступал, да ещё и прекрасно умел испортить момент кому угодно... И конечно же, где-то поблизости ошивался шаман, и мне было как-то не по себе от мысли, что они могут сговориться...
Впрочем, торжественный момент был испорчен намертво, да ещё и два раза.
Нет, началось всё ожидаемо – Леди Новолуния величественно спешилась, с лёгким презрением окинула взглядом двор... И тут почти что ей под ноги вылетел сперва рысёнок, а за ним – Эйдис, явно намеренная схватить и затискать зверя. Ей это даже удалось, но тут она заметила гостей...
– Мама! – восторженно завопила Эйдис, повиснув на шее у матери и радостно затараторив.
Я бы позлорадствовал, если бы не одно обстоятельство, выскочившее из кареты и с воплем «Братик!» кинувшееся на меня...
Поймав сестру, по которой изрядно соскучился, я потихоньку разглядывал Эленвен. Довольно высокая для эльфийки – ростом с Хели или даже чуть выше, светловолосая и, как ни странно, голубоглазая, на кончиках ушей длинные серьги-цепочки... И ощущение власти, исходящее от неё. Эленвен пристально смотрела на меня и явно в чём-то подозревала, но не желающая умолкнуть дочь не давала ей высказаться. А окончательно её добил вопрос: «А можно я тут ещё побуду?»
– Леди Эленвен, рад приветствовать вас в своих владениях. Легка ли была ваша дорога?
– Благодарю, вас за заботу о моей дочери, лорд Ишер, – Эленвен склонила голову. – Дом ней Таари готов возместить...
– И речи быть не может. Или вы действительно думаете, что я могу оставить ребёнка без помощи? Однако не думаю, что нам следует продолжать беседу во дворе, когда накрыт стол. Прошу вас...

За столом, разумеется, стало не до светских бесед – стряпня Гарры к болтовне не располагает, тут как бы тарелку не сгрызть...
А вот когда всё было съедено, принесён кувшин можжевеловой, а дети отправлены поиграть, пришло время серьёзного разговора.
– Итак, на каких условиях вы намерены освободить мою дочь? – сходу взяла быка за рога Эленвен.
– Кажется, вы были прискорбно невнимательны, читая моё письмо, леди Эленвен, – вздохнул я. – Коль скоро вашу дочь никто не удерживает, то и говорить об освобождении или условиях нет смысла. Ваша дочь вольна покинуть мой дом в любой момент...
– Простите, лорд Ишер, но обстоятельства таковы, что заставляют в любой ситуации опасаться худшего, – ответила Эленвен. – Полагаю, вы можете представить, как мы восприняли исчезновение Эйдис, несмотря на её записку... Затем ваше письмо – думаю, нет нужды объяснять, что оно не могло не вызвать опасений.
– Напрасных опасений, – добавил я. – Но понять вас могу и не осуждаю. Итак, проблема решена?
– Эта – да, и моя семья в долгу перед вами, но... – Эленвен замолчала, я насторожился, и даже наместник заинтересовался, хотя до сих пор ему хватало ума молчать. Отец, кстати, тоже молчал, тихо улыбаясь в усы...
– Лорд Ишер, я хотела бы обратиться к вам с просьбой, – заговорила наконец Эленвен. – Возможно, она покажется вам странной, но всё же... Я прошу вас на некоторое время оставить мою дочь у себя.
Наместник застыл, тупо глядя перед собой – ушёл в себя и записки не оставил, как говорит отец. Я, если честно, был недалёк от этого – услышать такое от одной из Девяти – это уже за гранью всякого  воображения...
Как оказалось – не всякого. Отец хмыкнул, пригладил большим пальцем усы и произнёс:
– Как понимаю, дела вашего дома пришли в расстройство?
– Это сложно не признать.
– В таком случае ваше желание вполне понятно и даже похвально, – кивнул отец. – Однако его конкретное исполнение, по моему мнению, не вполне удачно. Я полагаю, вы не сообщили о случившемся никому? В таком случае, если кто-то заинтересуется отсутствием вашей дочери, вы сможете ответить, что она отправилась в гости к родичам. Если же что-то случится, мы просто объявим, что Эйдис под нашей защитой... А вы, в свою очередь, примете определённые обязательства в плане торговли... Взаимовыгодные, само собой.
– Я согласна, – кивнула Эленвен.
Хорошо же её прижало, – подумал я, и сказал:
– Не вижу препятствий, леди Эленвен. Клянусь Светом и богами, что ваша дочь останется в полной безопасности. Я провозглашаю покровительство дома Ишер над Эйдис ней Таари, покуда её слово не освободит нас от этого обязательства.
– Да будет так, – Эленвен склонила голову. – А теперь мне хотелось бы уточнить подробности...
– Тарри пока может пожить здесь, – предложил отец. – Она соскучилась по брату, так что с удовольствием останется, да и явно сошлась с вашей дочерью... Так что скучать без сверстников Эйдис не придётся. Учителя я пришлю, об этом тоже можете не беспокоиться, ну а охрана и так есть, к тому же вряд ли кто-то решит искать вашу дочь здесь. Я перечислил все вопросы?
– Пожалуй, да, – согласилась Эленвен. – Осталось только обрадовать Эйдис – и я покину вас. Вот, возьмите, – она поставила на стол светящуюся хрустальную пирамидку, – если она погаснет, это будет значить, что Эйдис осталась сиротой...

Не стоит и говорить, что новость привела Эйдис и Тарри в восторг... И про способ его выражения тоже говорить не хочется – я от их радостных воплей едва не оглох. Что поделать – сестра удалась в мать-южанку, а южане на повышенных тонах общаются почти всегда...
Я только вздохнул – выдержать такое минимум пару недель будет нелегко, но скучать уж точно не придётся. Да ещё и мои родители... Урай Ишер, может, и был самым богатым человеком Империи – да только я отлично помню те времена, когда он был мелким купцом, только мечтавшим вести дела в столице... И он это тоже помнит. И терпеть не может белоручек, чем постоянно шокирует нашу знать, которая и меч-то за какой конец брать, не всегда помнит. А начинал он только что не бродягой...
В общем, отец обшарил весь дом, всё проверил, всюду заглянул, но ничего, что требовало бы починки, не нашёл. Правда, это ненадолго – когда у вас в доме два бойких ребёнка, разрушений не избежать...
Мать же устроила смотр слуг, после чего окопалась на кухне, основательно потеснив Гарру – которая, кстати, не особо и возражала. Потому как сговорились эти две любительницы готовить моментально, и как бы не пришлось соседей звать, потому как сами мы всё просто не съедим...
И всё это – за один вечер. Что будет дальше, я старался не представлять – хорошо ещё, что родители собирались уехать через пару дней, а то поместье, пожалуй, и не пережило бы...

Вопрос учителя, кстати говоря, разрешился совершенно неожиданным, хотя и вполне закономерным способом.
На следующий день я собирался заняться бумагами, которые наместник притащил в безобразном количестве – но явился шаман...
Первая его встреча с Эйдис слегка не задалась, но теперь об этой мелочи никто не вспомнил – а я убедился, что шаман полон сюрпризов. Он, как оказалось, прекрасно ладит с детьми, и меньше, чем через час уже был лучшим другом что Эйдис, что Тарри.
Отец понаблюдал за этой картиной, достал кувшин живой воды и отправился знакомится. Ну... Это будет интересно, потому как уговорить весь кувшин для отца не проблема, а шамановы таланты тоже сомнению не подлежат. Вряд ли кувшин будет единственным... А дети свалятся на меня, и в прямом смысле – тоже, потому как отвадить Тарри со всей дури прыгать на меня совершенно невозможно.
Поразмыслив, мы с Хели решили выбраться с детьми в Замостье. Мне всё равно надо было проверить, как там дела, а дети найдут, чем заняться – благо, обе там, считай, и не были. Ну а Хели присмотрит – иначе то, что эти две... личности найдут, никому не понравится.
Сказано-сделано, и, оставив отца разбираться с шаманом, а мать – возиться на кухне с Гаррой, мы отправились в путь.

Староста, как оказалось, дожал трактирщика и всё-таки заставил его расстаться с наворованным и цены поубавить – благо, не так уж много он и прихватил. Новость хорошая, вот только трактирщик теперь ходил за мной и ныл, как будто у него отобрали вообще всё и в одном исподнем на мороз выкинули. Шуганул я его – так он только на второй раз отвязался... А у старосты, между тем, были кое-какие идеи, которые он хотел со мной обсудить, так что мне требовались час-другой без приключений.
Чего я, разумеется, не получил...
Началось всё прекрасно – Натирра вызвалась просмотреть за детьми, Хели отправилась искать потенциальных магов – было несколько человек, вызывавших у неё подозрение – а мы со старостой отправились к нему домой.
– Так вот, мой лорд, – начал староста, закрыв дверь. – Я осмотрелся в деревне, навёл хоть какой-то порядок – и думаю, что пора двигаться дальше. Прежде всего, надо устроить лесопилку – на запруду ещё одно колесо точно встанет, и... Ах ты ж срам драконий!
Выглянув в окно, я полностью согласен старостой согласился – всё так и было, если не хуже.
Во дворе у старосты росла старая яблоня, и сейчас на этой яблоне висела вниз головой Эйдис, зацепившись за ветку одной ногой и болтая другой – и крепкой эта ветка не выглядела...
Окно я всё-таки открыл – правда, совершенно не помню, как. Только что был в комнате – а сейчас уже во дворе, а до дерева шагов двадцать, вроде и не много, только...
Эйдис соскользнула с ветки, как-то хитро извернулась и приземлилась на ноги – прямо передо мной.
– Эйдис!.. - я едва успел остановиться. – Ты цела?!
– Дин, ты чего? – девочка удивлённо смотрела на меня. – Это же просто аэль даро, искусство тела...
– Но я-то этого не знаю! Я же вижу, как ты на дереве болтаешься! А если бы ты сорвалась?! И где Тарри?!
– Братик! Я здесь! – Тарри спрыгнула с крыши сарая и запрыгнула на меня. Ну да, как же иначе... Если есть возможность, Тарри залезет на крышу, и согнать её оттуда не выйдет. Впрочем, чего ещё ждать от одиннадцатилетней девчонки, у которой двое старших братьев?
Тут примчалась Натирра, перепуганная до икоты, обнаружила, что всё в порядке и плюхнулась на землю.
– Фух... – выдохнула она. – Они тут... А я уж подумала...
Не знаю, что она подумала, но явно ничего хорошего и опять сама себя перепугала. Есть у неё такая черта...
– Так, что здесь происходит?! – откуда появилась Хели, никто так и не понял. Вот только что не было – и на тебе, стоит, руки на груди скрестила и прищурилась.
– Дети решили посостязаться в ловкости, – вздохнул я. – Как ни странно, все целы.
– Это ненадолго... – пообещала Хели. – Обеих выдеру...
Она может, это да. Правда, до сих пор Тарри не удавалось набедокурить до такой степени, но всё бывает в первый раз, да и Эйдис об этом не знала и прониклась...

Пока туда, пока сюда – пришло время возвращаться. Идей у старосты хватало, но на всё и сразу, понятно, никаких денег не хватит, поэтому начать решили с лесопилки – как ни странно, она выходила дешевле всего остального.
Хели нашла двух человек – брата и сестру, которых через два года можно было отправить в Высокую Башню учиться, и велела им каждую неделю приходить на учёбу.
Ещё один мальчишка – постарше, лет двенадцати – имел все задатки шамана, но тут уж дело не наше...
Дети, как ни удивительно, больше ничего не устроили – ну или просто не попались, и это было хорошо. По себе знаю: умение не попадаться – очень полезная вещь, которая может пригодиться в любой момент.
В общем, ничего неожиданного – неожиданность оказалась дома...
Уж не знаю, сколько и чего отец с шаманом уговорили – по ним не скажешь, но встретили они нас на пороге, и отец заявил:
– Вот что, дети, я нашёл вам учителя, – он хлопнул шамана по спине. – И не фыркайте, он с этим отлично справится...
Мы, само собой, не поверили, насели на шамана вдвоём... Да так и слезли, потому как шаман прекрасно знал всё, что надо и многое сверх того – никогда бы не поверил, если бы своими глазами не видел. Так что быть ему учителем, а мне – тратить запасы живой воды. С другой стороны, не смотреть же на неё?
Так и договорились, что завтра я свожу семейство в Сомовый Омут, оттуда на источники, а оттуда родители поедут домой, а девчонки – ко мне. Вот тогда-то и начнётся учёба...
Девчонки, понятное дело, в восторг не пришли, но и не сказать, чтобы расстроились – шаман всё-таки, не просто так учитель. Дома же хвастаться можно будет!

***
Сияющий Бренор – это подозрительно. Сияющий Бренор с колбой – это страшно... Но именно это меня и ожидало в Сомовом Омуте.
– Лорд, взгляните, чего я добился! – завопил он, размахивая колбой. Её содержимое – прозрачная жидкость – взрываться не спешила, и я рискнул подъехать.
– Ну и что это?
– Понюхайте, это совершенно безвредно, – дварф только что не подпрыгивал. – Её даже можно пить! Хотя я бы этого не советовал...
Пахла эта штука почти как мёртвая вода, даже резче. Ну и?..
– Мёртвой воды я и сам могу наделать, – сказал я. – В чём дело-то?
– Но это не мёртвая вода, – возразил Бренор. – Она ещё крепче, и перегонке не поддаётся, а если поджечь, то сгорает вся! Вы понимаете, мой лорд – я извлёк из вина опьяняющее начало – вот оно! Поэтому я назвал эту жидкость духом вина...
– А делать ты с ней что будешь? – спросил я, вернув колбу и спешившись.
– Пока ещё не знаю, но она горит жарко, хотя и тускло, поэтому одно употребление уже понятно...
– Распишешь всё подробно, а пока что расскажи моей сестре и её подруге про алхимию, – я слегка подтолкнул девочек вперёд. – Только, пожалуйста, не взрывай ничего, и им не давай. Это Тарри, это Эйдис, ну а дварфа зовут Бренором...
Ну вот, дети на какое-то время пристроены, и можно заняться делами. Конечно, девочки обычно не интересуются алхимией, но это не наш случай – Тарри алхимию любила, частенько возилась в отцовской лаборатории, но, по счастью, ничего до сих пор не взорвала, ну а Эйдис интересовало всё...

Сомов родители оценили. Конечно, не так, как Хели, которой опять пришлось расстегнуть пояс, но тоже не по одной порции умяли... За столом обсудили с Бренором его «дух вина» – оказывается, отец давно подозревал, что он есть, но заняться им времени не было. Он как-то всё больше с рудами возится – и оттого наше оружие не хуже, чем у дварфов, если, конечно, зачарованное не брать. С другой стороны, когда делаешь тридцать тысяч одних мечей, зачаровывать их всем магам империи пришлось бы  пару недель без отдыха. Может, оно и можно было бы, да только заставить магов работать... Ленивые они, сволочи. Да и, если уж на то пошло, магам хватит и других дел. Вот так и получается, что зачарованного оружия вообще мало, а если надо много простого – тут с отцом никому не тягаться. Впрочем, это всё не к делу, а дело в том, что о железе отец знает не меньше иного дварфа, так что они с Бренором мигом ушли в такие дебри... И затянули в эти дебри всех, да так, что мы начисто забыли про то, что оставили в алхимической лаборатории двух крайне любознательных детей. Конечно, ничего такого там не было, но им хватило, чтобы устроить взрыв...
Было не то что бы громко, но впечатляюще – свист и хлопок на всю деревню. Мы, понятно, тут же рванули к Бренору – а там были выбитые окна, дым изо всех щелей, и непотребно чумазые Эйдис с Тарри, пытавшиеся отмыться в корыте с водой для закалки.
– Что, Свет вас побери, вы тут устроили?.. – вздохнул я, схватился за голову и присел на наковальню – ноги как-то подкашивались...
Выяснить, что они там натворили, не смогли ни отец, ни Бренор, но копоть получилась на редкость чёрной и въедливой, так что обе стали похожи на дикарей с Летних Островов. Мать, увидев такое безобразие, схватила обеих за шиворот и потащила в баню, а мы остались наводить порядок в лаборатории.

Так никто и не понял, что же это было, но проклятую копоть брал только скипидар – хорошо хоть, его у Бренора было предостаточно. Провозились до вечера, и всё это время староста крутился рядом, цокал языком, ругал Бренора и удивился – как это так, такие важные господа – и сами работают... Похоже, переоценил я его – с гнильцой человек. Надо бы за ним повнимательнее приглядывать, но это как раз не проблема. По сравнению с лабораторией так уж точно...

Не стоит и говорить, что поездка к Рыжим Волкам в сравнении с этим оказалась просто скучной. И хорошо, потому на мой вкус запас приключений мы выбрали на полгода вперёд самое меньшее. А тут... Ну свалилась Эйдис в источник – так там воды ей от силы по грудь. Ну полезла Тарри в драку – так я её оттащил вовремя, а то пришлось бы Рыжим Волкам несладко. Но это же не сравнить с лабораторией...
Тут мы и распрощались – родители остались на источниках, потому как отца изжога одолела, а мы вчетвером отправились домой.

Добрались мы, слава всем богам, без приключений – детям просто некуда было влезть. Дома тоже ничего не случилось – никто не приходил, писем не приносил, кристалл светился... Соскучившийся рысёнок бегал за нами, мурлыкал басом и норовил потереться о ноги – а он ведь уже больше любой кошки был.
– А хорошо съездили, несмотря ни на что, – вздохнула Хели, потягиваясь. А потягивающаяся Хели – зрелище впечатляющее... И я малость залип и ответить сообразил не сразу. А когда сообразил – уже не было смысла. И поэтому я спросил:
– В баню или сначала детей накормим?
– Накормим и уложим, – Хели снова потянулась. – А потом, когда они мешать не будут...

***
Кристалл мы оставили на столе у меня в кабинете и внимательно за ним следили. Кристалл светился ровно, и Эйдис, то и дело забегавшая в кабинет, всякий раз облегчённо вздыхала. Жизнь шла своим чередом, спокойно и неторопливо – даже Тарри немного спокойнее стала. Или дело было в том, что она всё-таки была занята уроками?..
Шаман и впрямь оказался хорошим учителем – даже лучше, чем мы ожидали. Эйла и Видар – те самые брат и сестра, которых нашла Хели – тоже с удовольствием его слушали и считали, что он лучше замостинского учителя. Может быть – хоть последние два императора и считали, что подданные грамотой владеть хоть немного должны все, деревенские учителя всё же не особые мастера. Да и времени у крестьянских детей для учёбы немного...
Так вот, учителем шаман был хорошим, а чего он не знал, тому могли научить мы с Хели – тоже, всё-таки, не под забором росли, кое-что знаем. В общем, скучно не было никому, и это было прекрасно. Терпеть не могу скуку, хотя иной раз уж лучше она, чем такое веселье... Жаль только, что Тарри всего на две недели у нас осталась, ну да выбраться к родителям несложно.

Так вот, очередное утро не предвещало ничего необычного. Разве что Гарра решила отличиться и приготовила странный, но вкусный пирог. Тонкий настолько, что его приходится скручивать, как одеяло во вьюке, а вместо начинки намазан чем-нибудь сладким. Эльфийская штука... Эйдис в восторг пришла и всё утро трещала без умолку. Я её отлично понимал – пирог получился отменным.
После завтрака Хели увела детей в библиотеку, а я отправился на конюшню – надо было погонять лошадей. Неспешно оседал Тумана, взнуздал Тень, открыл ворота... И обнаружил перед ними Вейдена ней Таари, старшего сына Эленвен.
– Мира и долгой жизни, лорд Ишер, – произнёс он.
– Мира и долгой жизни, лорд Вейден, – отозвался я, изучая обочины. Ага... – Если ваших телохранителей разом прохватил понос, им нет нужды прятаться в кустах – отхожее место в их полном распоряжении.
– Прошу прощения, лорд Ишер, – Вейден спешился и поклонился, пока четверо его телохранителей выбирались из густых колючих кустов. – Признаюсь, я хотел проверить утверждения той дроу... И вижу, что она была права.
–В том, что я замечу ваших телохранителей? – я хмыкнул. – Это же естественно... Ну да Свет с ним – вы приехали за сестрой?
– Да, – кивнул он. – Теперь ей не грозит ничего, кроме лишения сладкого... Надеюсь, Эйдис не стеснила вас?
– Ничуть, – отмахнулся я. – Тем более, что если бы не она, от моей сестры и вовсе спасения не было бы... Ну что ж, заходите – пока коней расседлаете, как раз...
– Братик! – Эйдис с радостным визгом пронеслась по двору и запрыгнула на брата.
На ногах он, конечно, устоял... Но только потому, что за спиной у него был частокол. И улыбка у него при этом была... В общем, видно было, как он по сестре соскучился, и чушь это, что у эльфов чувства слабые.

Развалившись в кресле, Вейден приложился к кружке, потрепал сестру по волосам и вздохнул:
– Что ж, нам пора... Хотя и жаль – но леди Эленвен считает, что будет разумно и далее поддерживать наши отношения. Это будет полезно и нашим кланам, и нашим государствам... И кстати говоря, как эта штука делается?
– Секрет, – ухмыльнулся я. – Но пару-тройку кувшинов дать могу хоть сейчас, а там разберемся – может, ещё и разонравится... Вы у нас переночуете?
– Да пожалуй, – эльф выглянул в окно. – Поздно уже, до вечера никуда не доберёмся...
Мы и в самом деле потратили немало времени – сначала Вейден проторчал в бане, потом обедали, пока Тарри угомонилась... В общем, отправляться куда-то уже не было ни сил, ни желания, ни смысла. Вот и получилось, что один из высших сановников Серебряной Луны пил с мелкопоместным имперским дворянином... Ну, бывают и более странные собутыльники.

Ней Таари уехали с восходом. Мы их проводили до Замостья, распрощались и повернули назад.
– Ну вот, – вздохнула Хели. – Я, конечно, буду скучать... Но с меня и одного заколдованного веника, то бишь твоей сестры, хватит.
Заколдованный веник – это тоже из отцовских словечек, но тут хоть смысл есть, представляю я, что получится, если метлу попытаться саму собой мести заставить...
Сестра, сидевшая передо мной, извернулась и заявила:
– Сама ты веник заколдованный!
И показала Хели язык.

+13

18

Godunoff

Добрый вечер!

Всё очень хорошо, вот только слегка смутил Шаграт. Сколько помню, у Дж.Р.Р.Т. во "Властелине колец" так звали одного из вожаков орков из Минас-Моргула (Горбаг и Шаграт)... Персонаж не то чтобы самый положительный... Или это по приколу?

С уважением   Старый Блицтрегер

0

19

По приколу, конечно же...

0

20

Старый Блицтрегер написал(а):

Godunoff

Добрый вечер!

Всё очень хорошо, вот только слегка смутил Шаграт. Сколько помню, у Дж.Р.Р.Т. во "Властелине колец" так звали одного из вожаков орков из Минас-Моргула (Горбаг и Шаграт)... Персонаж не то чтобы самый положительный... Или это по приколу?

С уважением   Старый Блицтрегер


Собственно говоря, Пёс Жабодав персонаж тоже весьма сомнительный, и ничего.

0


Вы здесь » NERV » Стартовый стол » Провинциальный лорд (временное)