NERV

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » NERV » Стартовый стол » Провинциальный лорд (временное)


Провинциальный лорд (временное)

Сообщений 31 страница 40 из 46

31

тепло и тихо
прямо увидел, как снег падает

0

32

КоТ Гомель написал(а):

тепло и тихо
прямо увидел, как снег падает


Лампово.

0

33

Ажно прям зачитался. Очень мило и душевно.

0

34

А еще будет?

0

35

Гоша
Естественно.

0

36

Пост 27

Godunoff написал(а):

а уж медовуха – и вовсе была первосорнейшая

может "первосортнейшая"?

0

37

Есть у нас такая поговорка: бесполезно, как снег пахать. Ну, для Старых земель оно, может, и правильно... А на севере, бывает, и приходится. И лошадей позади плуга запрягают, если уж на то пошло. Ну и, если уж серьёзно, не пашут его, а с дороги сгребают.

Слышал я, что снегопады в Можжевеловых Холмах суровые... Но одно дело – слышать, и совсем другое – однажды проснуться и увидеть, что снега навалило чуть не до середины окон.
– Белый Берег, – улыбнулась Хели. – Ну, тут и лорду за лопату браться пора...
Ну а что? Я, в отличие от некоторых, руками работать умею и зазорным не считаю.  И лопату я взял и вылез откапывать дверь... Что было делом непростым, потому как девать-то снег некуда.  А с другой стороны – куда ни кидай, не промахнёшься.
Открыв окно, я забрался на подоконник и принялся копать. Кое-что, конечно, падало в комнату, но дело двигалось, а за ним и я потихоньку пробирался вперёд. Можно было, конечно, попросить Хели раскидать снег магией... Но пустить в ход магию рядом с домом я ей точно не дам.

Копать пришлось долго – не меньше двух часов, но за это время мы на пару с Шагратом освободили двери и проделали проход за ворота. Теперь из дома хотя бы выбраться можно стало... Хотя хуторяне иной раз так и сидят до весны. Ну да они себе это могут позволить, благо, здесь всё в пристройках собрано, а у меня дела есть... И как раз по этим делам я и отправился в Замостье.
Хели на этот раз решила остаться дома, так что я на всякий случай прихватил кабаний меч – мало ли что... Ту же рысь на копьё не всякий раз примешь, а шубу она сразу не раздерёт – тут-то меч и пригодится. Собравшись, я поцеловал Хели, проверил, крепко ли держатся лыжи, и побежал.
Лыжи скользили отменно, двигался я быстро, по сторонам смотрел внимательно – но зверьё, несмотря на множество следов, мне не попадалось, хотя пару раз пришлось пересекать здоровенную борозду в снегу, причём совсем свежую. То ли олень тут пробирался, то ли особо здоровый кабан, а то и не один – не разобрать... И оба мне ни к чему.
По дороге пришла мне в голову мысль: а что бы на моём месте какой-нибудь столичный лорд стал делать?  Скорее всего – ушёл бы в запой.  Столичные лорды по большей части – пьяницы, забывшие, с какого конца за меч браться... Что уж говорить о прочем! До того доходит, что иной лорд своих владений не знает, и дела не ведёт... Пару раз даже было, что император такого дурня земель лишил и пожаловал их управляющему – вот уж где позорище-то!
Хорошо ещё, что не все они такие – хотя пьянствуют почти все, это да.

Вот так, размышляя о всякой чепухе, я и добрался до Замостья. Ну, почти... Потому что местные как раз и пахали снег. Не пахали, конечно, на самом деле, а чистили дорогу, но выглядит эта штука, как самый натуральный лемех в половину человеческого роста, только что не железный, а деревянный. Дышло тоже соответствующее – бревно размером с таран, и тащит всё это дело шестёрка волов, а погоняет их кузнец...
– Доброго дня, лорд! – крикнул он, когда я остановился рядом – двигалась эта штука не быстрее осадной башни.
– И тебе не хворать, – отозвался я. – Твоя придумка?
– Куда там! Я ж с Белого берега родом, а там такой плуг уж лет сорок назад придумали, – кузнец ткнул вола посохом и продолжил:
– Вот, стало быть, как я сюда перебрался, так на следующую же весну его сделал – ровно и не уезжал никуда...

Распрощавшись с кузнецом и предупредив его, что Хели собирается выбить снег с дороги магией, я двинулся дальше. Расчищенная дорога получилась узковатой, но там хотя бы снега было человеку по щиколотку, а не лошади по круп. На лыжах-то всё равно, а вот верхом или на санях не проберёшься. Да и на лыжах, если уж на то пошло, удобнее – можно нормально копьём отталкиваться.
По расчищенной дороге до Замостья я добрался быстро,и сразу же отправился на поиски старосты. Староста, разумеется, нашёлся в трактире – откуда ещё за делами следить?
– И часто у вас такое? – спросил я, снимая шубу.
– В два-три года раз, – ответил староста. – А до того, как я отсюда уехал тридцать лет назад, так и вовсе почти каждую зиму. Ничего необычного, лорд, и в деревне полный порядок. К вечеру из Сомового Омута гонец прибежит – я его сразу к вам отправлю. Разве что он совсем уж поздно объявится...
– Если до полуночи успеет, пусть приходит, – сказал я. – Ну, раз всё в порядке, то вы и без меня справитесь... И раз уж я здесь, то скажи-ка, как охота на пушного зверя идёт?
Охота у деревенских, по словам старосты, была похуже прошлогодней, но всё же неплохой, но на следующую зиму соболя лучше бы вовсе не бить. Я согласился, и, обсудив со старостой ещё пару вопросов, отправился домой.

На обратном пути я столкнулся с кузнецом, подозрительно довольным – явно не только окончанием работы. Видимо, он добрался до нас, и, естественно, получил чарку живой воды...
Так и оказалось – кузнец до нас добрался раньше, чем Хели пустила в ход магию. Свет знает, что бы из этого вышло – сил у неё хватает, а вот контролем она никогда не заморачивалась, так что дорогу-то она расчистила бы... А вместе с ней – и пару десятин леса запросто. Так что лучше уж без магии...
Дорога получилась вполне приличной, добрался я быстро – и обнаружил, что без магии всё-таки не обошлось. Хели решила поупражняться в магии, а в качестве мишеней использовала сугробы. Сугробы красиво разлетались, Хели кровожадно смеялась, а Гарра подбадривала её радостным улюлюканьем.
– Веселишся? – я остановился рядом.
– Веселюсь, – согласилась Хели, разнося последний сугроб. – Давно так не разминалась!
И повисла у меня на шее. С учётом того, что она едва на полголовы меня ниже, смотрится это довольно забавно – особенно с её привычкой болтать ногами.
– Так, всё, неси меня, я устала!
Я разве против? Так что до крыльца я её донёс на руках – и в дом бы занёс, если бы дверь не была заперта. А так пришлось отпускать... Ну и лыжи, опять же, в дом занести надо. Шаграт волков выпустил, а эти паршивцы лыжи погрызут обязательно – проверено, Шаграт дня за два до того как раз так и попал...
Хели тем временем успела раздеться, подбросить в камин дварфского угля и развалиться в кресле.
– Всё-таки замёрзла? – спросил я, устраиваясь рядом.
– Немного, – согласилась она. – Зато повеселилась и поупражнялась, а то так и форму растерять недолго. Зазвать бы к нам кого-нибудь, да как следует помахаться... Серана-то меня в два счёта снесёт... А пользы мне с того никакой, и тактика никакая тут не поможет. Как твой отец любит говорить: если у вас три сотни требушетов на милю стены – неважно, как и из чего она сложена...
– У тебя же и без неё друзей хватает? – удивился я. – Вот и позвала бы кого-нибудь из них...
– Да их попробуй  ещё найди! – отмахнулась она. – Они же на месте не сидят – глядишь, и сюда кто-нибудь забредёт...
Да, в этом вся проблема – боевого мага попробуй  найди, когда он на работе. Ладно ещё армейский – тут хоть известно, где искать, а если на свободную охоту ушёл?.. С другой стороны, это значит, что рано или поздно кого-нибудь из наших старых знакомых занесёт к нам. Не вовремя, само собой...
Хели, пока я размышлял, привалилась ко мне, потёрлась щекой и прикрыла глаза.

Утро добрым не бывает – тут я с отцом совершенно согласен. Мы собирались поваляться подольше – и не только поваляться – но всё испортил вчерашний гонец. Видимо, не добравшись до нас к полуночи, он решил это исправить, явившись как можно раньше – в начале девятого часа. Повезло ему, что не оторвал нас ни от чего... Но уж как Хели его крыла, пока одевалась – я аж заслушался.
Гонец сообщил, что в Сомовом Омуте всё в порядке, только Бренор опять что-то натворил – ничего не взорвал, правда, зато навонял тухлыми яйцами так, что кузницу пришлось с обеда и до следующего утра проветривать.
Ну, в Бреноре я не сомневался, а больше ничего интересного гонец не сообщил и был отправлен обратно. Спать, естественно, уже не хотелось, так что я велел Гарре заняться завтраком – чего уж теперь...

Ну а сразу после завтрака явились наши ученики...
Учить грамоте орка – то ещё дело, особенно если он уже приучился по-своему писать.  Если, конечно, это можно считать письмом – потому как их закорючки в лучшем случае обозначают целое слово, если не фразу, и перо они держат Свет знает как. И это всего хуже, потому что руны орк коверкает – ужас! И как только у Хели терпение не кончается...
Мне было проще – Темар и Кирни нужна была история Империи. Зачем история Империи в Высокой Башне – не знает никто, но с поступающих её спрашивают наравне с грамотой, счётом и магией. Правда, не так уж сильно её спрашивают – как сказала Хели, достаточно помнить Основание, пару войн да двух-трёх императоров познаменитее.
Ну а я историю знаю неплохо...

– Ну, надеюсь, историю основания Империи вы уяснили? – спросил я. – Тогда слушайте про Ирке Укушенного...
Подростки ожидаемо захихикали – но что поделать, если решительно у всех Джалов были дурацкие прозвища с непристойной историей? Такая династия была... И уж всяко не из худших. В конце концов, большую часть имперской истории они и правили, а это кое-чего стоит.
Рассказ мой получился не слишком долгим – правил Ирке Укушенный всего пятнадцать лет... За которые владения увеличил вдвое, а казну – вчетверо, и всё это почти без войн.
Кирни, разумеется, не поверил.
– Знаешь, – сказал я, – один древний мудрец говорил: наилучшая победа – та, которая достигнута без сражений.
– А разве так можно? – вытаращился на меня Кирни
– Можно, – ответил я. – Можно запугать врага, чтобы он сдался сам. Можно разорить его. Можно обустроить своё государство так хорошо, что люди твоего врага перейдут к тебе. Можно подкупить. Можно, наконец, договориться. Неважно, как именно ты добился своей цели – если ты её добился, это победа. Ты знаешь, как Ирке, тогда ещё принц, победил лерийцев?
По версии придворных летописцев – убедил их полководца не сражаться, а потом женился на ней. К счастью, легионные хронисты сохранили настоящую историю... О том, как вызванный на поединок принц соблазнил Карну Звонкий Меч и «убедил» её так, что она в порыве страсти прокусила ему ухо. Победа? Несомненно. Без сражения? Нет, можно, конечно, позубоскалить на этот счёт, но сражения всё-таки не было.
Кирни понял. Правда, судя по его физиономии – понял он что-то не то... А вот Темар задумалась, и крепко, а потом внезапно хлопнула в ладоши и воскликнула:
– Точно! Я всё поняла!
Она глубоко вздохнула, щёлкнула пальцами – и на её ладони вспыхнул светящийся шарик.
– Ну-ка... – Хели отвлеклась на сработавшее заклинание. – Молодец, справилась. Поняла, что тебе мешало?
– Да, наставник, – кивнула Темар, – поняла. И увидела свою ошибку.
– Молодец, – Хели потрепала её по голове. – Самое главное ты сделала, а остальное придёт само. Кирни, а ты?
– Кажется, я тоже понял, – парень зажёг такой же светляк. – Победить, не сражаясь, да?
Джирг состроил непередаваемую гримасу – что, мол, с этих человеков взять – но слушал очень внимательно – видать, и его заинтересовала идея. Немудрено – раньше здесь такого не слыхали, потому как мудрец этот с родины отца. Да ещё и подходит эта идея шаманам – те своего тоже не силой добиваются. Свет знает, как, но как-то они договариваются с планарными сущностями... И те делают именно то, что требует шаман.
– Ну что ж, поупражняйтесь ещё, – улыбнулась Хели, – и свободны. Джирг, магии тебя будет учить дед, так что берись за перо... Свет, да не нож это, правильно бери!

Под конец Джирга всё-таки удалось заставить правильно взять перо, и дело сразу пошло на лад – руны он худо-бедно знал, а вот с правописанием дела у него были... Ну, может, не совсем ужас, но что-то вроде того. И дело, я думаю, тут в том, что как кто говорит, тот так же и думает, а говорят орки так же чудно, как и пишут.
Вот есть у нас руна Ир. Для того, чтобы написать слово «я», мы ставим её, а орки рисуют крест. Но если нужно слово «мы», то нам нужно две руны – Ир и Май, а орк дорисует к кресту ещё одну вертикальную черту.  Но когда нужно написать «народ», нам нужно совсем другое слово, в котором этих рун нет, а орк к значку ещё одну черту сверху пририсует. Да и значки свои они обыкновенно на дереве или кости вырезают, а это дело небыстрое.
Вот и получается, что орки всякое дело обдумывыают долго и новое не сразу схватывают, но уж когда ухватят – сразу всё правильно понимают.
Так вот, когда у тебя и орк, и человек в учениках, это очень хорошо заметно становится...

Накормили мы учеников – как раз обеденное время пришло, отпустили и занялись делами. Хели обложилась книгами и что-то в них искала, а я высчитывал, сколько с моих земель получается прибыли.
Получалось не так уж много, но и трат особых не было, так что итог получался вполне приличным. А уж когда весной пушнину отдадут...
С пушнины мысли мои перескочили на отца. Ясак – так он меховую подать называет, или мягкой рухлядью, хоть бы мех и был наилучшего качества. Странное слово, нет его ни в одном языке, да и вообще, говорит он иногда очень странно. Да и кое-какие его привычки довольно необычно смотрятся, даже в сравнении с эльфами...
– Дин, – неожиданно спросила Хели, – что ты знаешь о переселении душ?
– После смерти существа его душа может снова воплотиться  в мире, сохранив память, – ответил я. – Теоретически.
– Теоретически, – согласилась Хели. – А ещё – тоже теоретически – существуют непланарные миры, не связанные с нашим, со своими планами...
– Ты хочешь сказать, что отец помнит прошлую жизнь? В другом мире? – подобная мысль мне, естественно, прийти в голову не могла...
– Ну да. Или, может быть, он ещё подростком оказался здесь во плоти... Кстати, а ведь про детство он ни разу не вспоминал!
А ведь точно – отец никогда не говорит о том, что было до его знакомства с матерью, а она об их знакомстве вспоминает часто, но бестолково. Ничего удивительного – было им тогда лет по пятнадцать... И отец уже тогда разбирался в руде и неплохо паял, а вот в кузнечном деле не очень понимал, но кое-что смыслил. Мамин отец его взял в ученики, женил на дочери, да и помер. Отец скопил кое-какие деньги, занялся торговлей.... А что было дальше – все и так знают.
Припомнив всё это, я почесал в затылке и сказал:
– А что, возможно... Тогда почти всё становится понятно – и привычки, и словечки его любимые... Только как он сюда попал?
– А так ли уж это важно? Хотя... Если существуют порталы внутри мира и между планами, то почему бы не быть порталам между вселенными? Правда, это уровень как бы не божественный – ну или таковы законы вселенной, что подобные проходы могут появляться, – пожала плечами Хели. – Тут если кто и знает, то уж верно не станет рассказывать. Я бы, например, точно не стала. А вот интересно, если твоему отцу это всё выложить, что он скажет?
Я представил – и фыркнул. Ну что он может на такое сказать?
– Он скажет: надо было тебя в детстве драть ремнём, а теперь-то уж что толку?
Хели рассмеялась – действительно, отец считает, что пороть детей нельзя, хоть и частенько обещает сестре её выдрать...  Да и нам с братом иногда доставалось – но уж точно не ремнём или кнутом.  Так, подзатыльник, причём чисто символический...
– Про такое вообще нельзя говорить, – продолжил я. – Никому, даже отцу – что сказано, то можно услышать. Здесь – ещё ладно, а вот в столице...
– О столице я даже не думаю, – отозвалась Хели, собирая книги, – но здесь как-нибудь можно и поговорить. Не сразу, понятно, но при случае, когда он будет здесь... Видишь ли, непланарные миры – это просто гипотеза, которая должна объяснить некоторые странности магических потоков. Беда в том, что объяснить их можно несколькими способами, и у всех не всё сходится...
– И что будет, если сойдётся?
– Если сойдётся... – Хели бросила в огонь полоску пергамента. – Тот, кто правильно вычислит, сможет черпать силу прямо из них, а не собирать рассеянную... Только подумай: никаких пределов, никакого истощения, Излом забыт, как глупый сон... Представил?
– Это называется «всемогущество», – сказал я.
– Именно, – Хели поёжилась. – О таком лучще даже не думать... Знаешь, даже я с такой силой могла бы наворотить такого, что не обрадуешься, а про архимагов и подумать страшно. Но отца расспросить надо, а займусь я этим только если узнаю, что кто-то ещё туда копает, а я узнаю. И давай об этом пока не будем – мне и правда как-то не по себе.
Мы и не стали продолжать, и до поздней ночи просидели у камина и болтали о всяких разных вещах, пару раз даже поспорили. Ну а что, мы оба довольно упрямы, а кто у кого похабные стишки на Солнцеворот стянул – эльфы у орков или наоборот – это очень важный вопрос!

Понятное дело, проснулись мы тоже поздно. Зато Гарра подскочила ни свет ни заря, обнаружила недостачу каких-то припасов (муки, вроде бы), и тут же послала Шаграта в Замостье. Разумеется,  такое безобразие мимо меня пройти не могло, и я спустился в подвал.
Действительно, дело было в муке – в одном мешке оказался мучной червь. К счастью, только в одном, но пока всё проверили, пока вытащили за ворота, пока Хели его спалила... Как раз Шаграт вернулся – с двумя мешками.
– Какие новости? – спросил я.
– Покуда никаких нет, – пожал плечами Шаграт.  – Да и откуда бы?
– Знаешь, – сказала Хели, тихо подойдя сзади, – иногда это очень хорошо, что новостей нет. Ведь это значит, что всё в порядке...

Отредактировано Godunoff (19-08-2018 05:59:47)

+15

38

Godunoff написал(а):

что снега навалио чуть не до

навалило

Godunoff написал(а):

добрался быстро,и сразу же отппавился на поиски старосты

отправился

Godunoff написал(а):

но с поступающи её спрашивают наравне с

поступающих

+1

39

Весна в наших краях наступает поздно, но быстро – вроде бы только вчера стоял мороз – а сейчас уже капель, проталины, вскрывшиеся ручьи... А на следующий день опять мороз, да.  Такое у нас тоже в порядке вещей.
Вот в один из таких дней и пришло письмо от Мегалкарвен. Она, оказывается, закончила картину и на Равноденствие собиралась представить её во дворце. Разумеется, нас приглашали – и разумеется, мы согласились. Всё равно Хели должна была в очередной раз побывать у целителя, так что наведаться в галерею нам ничто не помешает... Не должно, по крайней мере – а то любят законники про неодолимую стихийную силу рассказывать, особенно когда товар своровали.

Дорога до столицы, если останавливаться только для смены лошадей, занимает дней десять. Мы уложились в двенадцать, поскольку не особо спешили. Да что там, собирались мы как бы не дольше – блондинка-оборотень, ага. Спорить могу, что половина того, что она потащила, так и не будет надета... Опять же меха место занимают,  так что нагрузились мы изрядно.
Разумеется, ничего по дороге не случилось – на Имперском тракте и сломанное колесо за происшествие сойдёт, но мы и без таких мелочей обошлись. Зато в столице сразу же началось...
А виноват во всём был мой братец Дэйл. Этот, Свет его побери, мореплаватель вечно притаскивает из своих плаваний не только товар, но и какую-нибудь фигню... Но в этот раз он переплюнул сам себя. Он привёз жену! И не в том дело, что женился не по родительскому указанию – не было его и в помине. Но предупредить-то хотя бы можно было? Я уж не говорю – с семьёй познакомить... Вот мне почему-то не слабо было выбить на двоих отпуск и приехать домой ради свадьбы – а это всяко сложнее, чем месяц потерпеть.
Хотя жену он, конечно, нашёл впечатляющую – жгучую брюнетку с Берега Колдунов, тоже волшебницу, хотя и заметно слабее Хели...

Брата я обогнал меньше, чем на час, так что зрелищем наслаждался от начала до конца.
Мы устроились в гостиной, и только разлили вино, как явился слуга и сообщил, что приехал «мастер Дэйл с супругой».
– Чиво?! – так, брат сейчас получит полными горстями. Если уж мать сбивается на южный выговор... И спасать я его не собираюсь – сам виноват. Надо предупреждать...
–  Привет всем, – заявил он с порога. – Знакомьтесь – Арлис, моя жена. Ар, не беспокойся...
– Биспокоится те самому надо, малыш... – протянула мать. – Головой думать када будишь?! Жинился он! А нам сказать не надо, значит? Мы, значит, уже и вовсе никто?! И нечего тут глазками хлопать, не маленький!
Так, кажется, волна прошла. Сейчас она ещё поворот, да и сменит гнев на милость...
Так и случилось – мать вскоре успокоилась, дала Дэйлу символический подзатыльник и утащила Арлис «потолковать без этих бестолковых мужиков», и Хели с собой позвала. Мы переглянулись, и я сказал:
– Знаешь, братец, тебе действительно стоило бы сначала предупредить, тут мама совершенно права. Свет с тобой, что не приехал, но хотя бы написать можно?
– Да, неожиданности хороши в меру, – поддержал отец. – А твои подарочки иногда нервируют, знаешь ли... Кто хоть она такая?
Брат плеснул себе вина, выпил и принялся рассказывать...
Арлис была дочерью одного из вождей с Берега Колдунов – из тех, с кем приходилось считаться. Дела с этим вождём Дэйл вёл уже несколько лет и даже числился в друзьях, и с дочерью был знаком очень хорошо. Даже слишком хорошо, как подумал вождь, застукав их, и решил одной стрелой сбить всех уток... Тут тебе и дочка пристроена, и купец благодарен – всем хорошо, все довольны, да ещё и выпили задарма...
– В общем, думал ты не той головой, – подвёл итог отец. – Брал бы, что ли, пример со старшего брата – тот что-то никакие коленца не выкидывает...
– Со стрелой в колене коленца не повыкидываешь, – с умным видом заметил Дэйл.
Я его стукнул, и мы немного поборолись, смеху ради, сошлись на ничьей, а потом я сходил за поклажей и принёс кувшин можжевеловой.
– Вот, – сказал я, – нужно ваше мнение, господа знатоки.
Знатоки оценили и высказались – впрочем, мой младший брат в выпивке не особо разбирается. Совсем уж сивуху пить, конечно, не станет, да и только, а вот отец...  Всему, что я в этом деле умею, научил меня он, и мне его ещё долго не превзойти. Честно сказать, не думаю, что мне это вообще когда-нибудь удастся...
– Ну ладно, – сказал отец, разлив можжевелловую, – ваше здоровье, парни.
Можжевеловая была из самой удачной партии, мне самому нравилась, понравилась и отцу.
– Вот, – сказал он. – То самое, что надо... Ну что, ещё по одной?
И мы выпили ещё по одной, а потом ещё...   А потом кувшин опустел, да и женщины наши вернулись, подозрительно довольные собой и жизнью...

Имперский чиновник явился после обеда и задерживаться не стал. Принял всё, проверил наспех, погрузил и уехал. И куда спешил?.. Впрочем, мне же и лучше – а то как начал бы ко всему придираться...
– Так завал у них, – пожал плечами отец в ответ на мой вопросительный взгляд.  – Мастера Крейда поймали на воровстве, причём тащил-то по мелочи... Ну, император его, конечно, выгнал и всех чинов лишил, так что у мытарей теперь беспорядок.
– Крейд – и по мелочи? Ты шутишь, что ли?
– Даже и не думаю, – произнёс отец. – На самом деле всё просто – воровал он понемногу, но давно и повсеместно, так что ему в мошну в итоге очень неслабые деньги сыпались...
А вот это уже другое дело – Крейд, конечно, сволочь, но отнюдь не дурак, иначе бы так высоко не залез, да и сейчас не отделался бы лёгким испугом. Так что...
– А что ещё интересного у вас случилось?
– Ну, – отец пригладил усы, – Мегалкарвен послезавтра представляет новую картину, но это ты и без меня знаешь. Старый замок наконец-то решили снести, пока он сам не рухнул кому-нибудь на голову. Дварфы недавно со стражей подрались...
– Это ещё с чего?! – удивился я. Столичные дварфы, конечно, были не прочь подраться, но стражу уважали...
– Да у них какой-то праздник случился, вот они как завели с утра музыку, так до ночи и не успокоились. Где-то к полуночи явилась стража – успокаивать – а дальше всё просто. Слово за слово, срамом по столу, трубой по голове... В общем, пришлось двух магов воды звать, чтобы их разогнать, и два пехотных десятка, чтобы не дать по второму кругу сцепиться.
– А уж как соседи обрадовались... – закатила глаза мать. – Ну, стражу, конечно, без мыла в баню – и тут-то Крейда и подсекли. Случайно, самое смешное...
– Туда ему и дорога, – заключил я. – Ещё что-нибудь было?
Было много всякой мелочи, но ничего столь же впечатляющего, и родня насела на нас с Хели, требуя подробного рассказа о нашей жизни. Особенно старался брат, которого не было почти полтора года, и  поэтому он пропустил вообще всё, начиная с колена.
Сама рана его, кстати, не впечатлила – нет, он, конечно, посочувствовал, но на морде у него прямо-таки написано: «жаль, что не в задницу». Вот такая братская любовь... Да вообще, дурацкие шутки друг над другом у нас в семье дело обычное и никто не обижается. Вот если кто чужой сунется...
Пока мы болтали, прискакала Тарри – занятия в школе сегодня заканчивались поздно. Прискакала – и тут же повисла сначала на мне, потом на брате, обошла вокруг Арлис и заявила:
– Сойдёт.
Арлис от такого аж подавилась, а братец ещё и ляпнул для верности:
– Ну вот, и глава семьи тебя одобряет...
– Да ты издеваешься, что ли?! – взвилась Арлис.
– Есть немного, – признал я, потрепав сестру по голове. – Привыкай, в нашей семье такие шутки –дело обычное. А поскольку ты теперь член семьи...
– Кстати, братец, – Тарри вывернулась из-под моей руки, – вся столица знает, что ты женился. Что творится – приличными словами не описать... Найли Хок вообще говорит, что её сестра грозится у нас на воротах повеситься.
Отец помрачнел, подошёл к двери и крутанул ручку звонка.
– Мастер? – управляющий, похоже, бегом бежал – так быстро явился.
– Передай сторожам: если явится Сайли Хок – гнать взашей, а если не уйдёт добром, скрутить и силой отвести домой.
– Свет побери... – пробормотал управляющий, и умчался.
– Кажется, я чего-то не понимаю... – пробормотала Арлис.
– Всё просто, – вздохнул отец. – Мой младший сын – предмет мечтаний почти всех столичных девиц. Само собой, новости о вашей свадьбе их не обрадуют... А Сайли Хок даже на фоне всех остальных слюнявых дурёх выделяется, причём в худшую сторону  Она на Дэйле просто помешана, вбила себе в голову, что он может быть только с ней... Ну знаешь, обычные девчачьи бредни, только умноженные на тысячу. Так что про ворота она и всерьёз могла сказать...
Арлис поёжилась, подобралась поближе к Дэйлу и спросила:
– А на меня она наброситься может?
– Если она просто дура, то нет, но если там и правда стропила покосились, то как знать...  – пожал плечами отец. – Впрочем, послезавтра утром узнаем – если не появится, значит, Хок её целителям сдал. А если не сдаст, то выдерет так, что три дня не сядет. И сдаётся мне, что именно так и будет, потому что для помешанной эта кобыла слишком хорошо соображает. Но по сторонам смотреть всё же стоит.
– Свет с ней, – отмахнулась Хели, – Дэйл, а ты где был-то?
Дэйла не корми, а дай рассказать, где его носило, и рассказывать он умеет, так что просидели мы до ужина, да и за ужином он болтал. Ну а после ужина мы разошлись спать – нам завтра с утра пораньше к целителю идти...

Целителей Хели почему-то побаивается, и старый эльф Ориан – не исключение. Хорошо ещё, что мне тоже к нему надо было, а то извелась бы...
Начал Ориан с меня – просто потому, что работы сильно меньше. Он даже колдовать не стал – посмотрел, пощупал, потыкал иголками и сообщил, что лучше уже не будет. Хуже, впрочем, тоже – трость мне не понадобится, но хромать так и буду.
С Хели же он провозился несколько часов, а затем выглянул и сказал:
– У меня есть новости, и я хочу, чтобы вы их услышали вдвоём. Так вам больше  понравится...
Разумеется, такое предисловие мне не понравилось. Сильно не понравилось... Но зря – услышали мы то, о чём уже и не мечтали.
– Итак, – начал Ориан, – всё гораздо лучше, чем я думал. Для надёжности стоит подождать ещё год – и вы, милая Хели, можете смело рожать...
Радостный визг Хели чуть не снёс старого целителя – а для шестисотлетнего эльфа такое добром не кончится... А потом она полезла обнимать целителя, и смотрелось это довольно забавно, а после этого кинулась мне на шею. Я, понятно, ничуть не возражал – сам был счастлив до одури. Я очень хорошо представляю, что было бы, не окажись тогда Ориан в нашем лагере...

Домой мы шли, держась за руки и улыбаясь, как придурки – и нам на это было наплевать. Нам было слишком хорошо, и будет ещё лучше – а всё остальное могло и подождать...
Родители всё поняли без вопросов. Мать только уточнила, ждать ей внуков с этого года или со следующего, и подарила кубок с похабным рисунком – чтобы, значит, всё хорошо прошло. И это ещё ничего – на свадьбу она нам картину подарила. Тоже, естественно, похабную... Южане, что с них взять.
Ну а весь оставшийся день все семейство занималось всяческой ерундой – даже отец оказался свободен, а с его размахом это дело нечастое. Всё-таки, главный поставщик оружия в армию – это вам не мышь чихнула.  Да и прозвище «Тысяча мечей» за красивые глаза не получают...

Конечно, сказать, что мы совсем уж бездельничали, нельзя – но все дела были мелкими и легко поручались слугам. Прикупить всякой мелочи, которая на севере если и бывает, то втридорога, разузнать, что нынче в цене, а что – не очень, кто из корабельщиков куда собирается – в общем, все те мелочи, не зная которых разоришься на раз. Дух вина, опять же, многих заинтересовал...
А ещё ведь соседи есть.

О соседях у нас и зашёл, в конце концов, разговор.
– Полагаю, ты знаешь, что у ней Таари неприятности, – начал отец, и я кивнул:
– Знаю, но вот насколько они велики, и гадать не берусь.
– Достаточны, чтобы задуматься о побеге.
– Ты меня не обрадовал...
Вообще-то, сам по себе беглый клан – дело житейское. Бегут не слишком часто, но и не редко, бегут в обе стороны... Но чтобы такой клан, как ней Таари, колёса смазал – такого ещё не бывало. И ничего хорошего это не обещало...
– Если они сбегут, – продолжил отец, – то к тебе. На такой случай в Замостье будет помощник наместника – официально он за размещением двух легионов следить будет, и легионы, кстати, уже в пути. Один у тебя встанет, второй у Мейроса... Ну а что от тебя понадобится, объяснять не надо. Да, и ещё: я собираюсь на Север перебраться, с дварфами дела налаживать – Дэйлу всё равно не меньше года дальние плавания не светят... Так вот, есть в Замостье подходящий дом?
– Вроде есть... – в деревне и впрямь была пара-тройка приличных домов, хозяева которых бывали наездами, да и новый срубить недолго, если что. – А что не в городе?
– К горам ближе. Да и надоело в городе сидеть, если уж на то пошло... С алхимией, опять же, в городе не больно-то развернёшься...
– Ладно, посмотрю, что там к чему, – я посмотрел в окно и хмыкнул. – А темнеет уже...
– Намёк понят, – ухмыльнулся отец.

Галерея изначально была просто галереей старого императорского дворца. Потом один из императоров стал держать там картины и статуи, а прадед нынешнего открыл  эту галерею для всех. Так и появилась Императорская Галерея искусств.
Толпа здесь бывает нечасто – почти всегда по случаю какой-нибудь новинки, как сегодня. Всё-таки, новая картина Мегалкарвен – событие если не всеимперского масштаба, то где-то рядом...
Разумеется, к полудню толпа собралась немалая, и пробиться к двери удалось не сразу и при помощи стражи. И очень вовремя – как раз в этот момент ударил колокол часов, и двери распахнулись.

Картина впечатляла...
Ночь. Глухая беззвёздная ночь, и только вглядевшись, понимаешь – всё-таки день. Небо, затянутое чёрно-серыми тучами, схваченными когтями молний. Дымка падающего пепла... И гора.
Тщательно выписанная и легко узнаваемая – со снесённой вершиной, залитая, словно кровью, лавой и увенчанная столбом раскалённого пепла.
Назвалась картина «Гнев Земли», и лучше, как ни старайся, не придумаешь...
Рядом с картиной стояла Мегалкарвен – и тоже впечатляла. Одета она была в обычное платье как-бы-из-листьев, которое никак нельзя считать скромным, и плащ, который, по идее, должен закрывать всё лишнее. Он и закрывал – в меру представлений Мегалкарвен о том, что именно было лишним... Так что смотрели на художницу как бы не больше, чем на картину. Просмотреть, конечно, было на что – да только Хели всё равно лучше...

Почтенная публика толпилась вокруг и старательно впечатлялась. Некоторые даже вполне искренне – те, кто потрезвее, потому как половина лордов, как обычно, была в лучшем случае навеселе...
С другой стороны, половина лордов, а также все остальные всё-таки были трезвыми – и с ними можно было обсудить и картину, и дела. А дел в столице у меня достаточно – тут и меха, и дерево, и мёд... А также можжевеловая была и целебные источники.
Вот об источниках, в основном, речь и шла – слух о них добрался до столицы, и всем хотелось подробностей. Я с удовольствием рассказывал и приглашал съездить на источники  – желающих хватало. О том, что кроме источников, там мало что есть, я, конечно, предупреждал... Ну как предупреждал – я сказал, что жить придётся на хуторе, а если кто-то чего-то не понял, то это его беда.
Мегалкарвен я, само собой, тоже позвал – если честно, то в надежде на портрет Хели. Она согласилась, на что Хели только фыркнула – как обычно, притворяется, что ревнует.

Часа через два картина заняла место на стене, Мегалкарвен смылась, а за ней разбрелись и все остальные.
– Ну что, пойдём? – Хели кивнула, не отрываясь от картины – исключительно гордый собой мальчишка стоит, обеими руками ухватившись за едва приподнятый меч. К счастью, в ножнах, потому что сейчас он поднимет его над головой – и тут же выронит... Получив по носу пряжкой, но такие подробности оставим в стороне.
– И всё-таки, – сказала Хели, повернувшись ко мне, – в детстве ты был таким милым...
– А сейчас? – поинтересовался я.
– Сейчас тоже милый, – признала Хели, – а если подаришь тот кинжал с серебряной чеканкой, будешь ещё милее...
Разумеется, кинжал я подарил – и он всё ещё жив, а не сломан за полгода, как у нас обычно бывает...

Отредактировано Godunoff (18-09-2018 04:29:38)

+16

40

Godunoff написал(а):

лошадей, занимае т дней десять

занимает

Спасибо за проду.

+1


Вы здесь » NERV » Стартовый стол » Провинциальный лорд (временное)