NERV

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » NERV » Стартовый стол » Провинциальный лорд (временное)


Провинциальный лорд (временное)

Сообщений 41 страница 50 из 50

41

Чудесно получилось, очень тепло читать.

0

42

Именно оно, тёплое и ламповое озарённое мягким светом свечи.

0

43

Начал читать, и первые замечания:

Godunoff написал(а):

медвежий угол с дикими орками, дикими эльфами, не менее дикими хуторянами... Короче, там все дикие.

такой думаешь - ура, оригинальная работа, а потом видишь:

Godunoff написал(а):

гномьей работы

и разочаровываешься: опять стандартный "набор".
Если бы на фикбуке было:

Godunoff написал(а):

ПараДнД-шное.

То я бы сделал скидку.

Godunoff написал(а):

с лесных эльфов ясак мягкой рухлядью брать.

У меня огромный вопрос: ПОЧЕМУ гос-во ещё не объясачило лесных эльфов и не потребовала службы иррегулярами от орков?

Godunoff написал(а):

«Империя – это дороги.»

По-моему, правильно: «Империя – это дороги».

Godunoff написал(а):

– Да знаю я! – шёпотом огрызнулась она. – Но он всё равно старый козёл...

и

Godunoff написал(а):

– Я и не недооцениваю старого козла

Минутка субъективности: Вот кому как, а я почти физически вижу просьбу обыграть "старого шамана", заменив его 14-15 летней девчонкой (внучкой, ученицей, не важно). Старый внезапно умер, а она - девочка-орчонка, его замещает. И зеленокожесть орка тоже "доставила".

Godunoff написал(а):

трактирщик приписывал шаману
– Похоже, этот шаман тут популярен, – заметил я.
...
Ну не любит она шаманов, что тут поделать. ... Очень уж они неудобные ребята, эти шаманы.

Слишком много повторений на сотню с небольшим (114) слов. На мой взгляд.

И вот как-то я не понял: а, Нафига ему шесть стражников учить? Где причина? В чём мотивация? Просто так?

Пока всё.

Отредактировано Гость№54 (21-09-2018 02:01:06)

0

44

Гость№54 написал(а):

У меня огромный вопрос: ПОЧЕМУ гос-во ещё не объясачило лесных эльфов и не потребовала службы иррегулярами от орков?

Пардон, а чем занимается ГГ?

Гость№54 написал(а):

Слишком много повторений на сотню с небольшим (114) слов.

Может быть.

Гость№54 написал(а):

И вот как-то я не понял: а, Нафига ему шесть стражников учить? Где причина? В чём мотивация? Просто так?

А я вот вас как-то не понял.

0

45

Год прошёл, как мы здесь обосновались – хороший год, прибыльный, нескучный и без бедствий.  Никак особо мы этот день не отметили – только шаман заглянул в расчёте на выпивку, да Джирг с Кирни подрался, Свет знает из-за чего...
В общем, ничего особого день не предвещал – и ничего не случилось. И на следующий – тоже, разве что я в Замостье выбрался, дом, который отцу купил, проверить. Дом был в полном порядке, слуги все дела переделали и отдыхали, вяло споря, не надо ли выкопать новую выгребную яму. Ничего интересного...
Но на следующий день наступило новолуние, а эльфы говорят: с Луной и дела поворачиваются. Вот они и повернулись...

Когда во двор влетела Натирра, да ещё и не одна, я только вздохнул – вот и неприятности до нас добрались... И нетрудно догадаться, кого она привезла.
Со вторым я не ошибся, да и с первым почти угадал – правда, размер неприятностей явно недооценил...
Да, Натирра перехватила и привезла к нам Эйдис ней Таари – только на сей раз сбежала она не из любви к приключениям. И назвать случившееся неприятностью – огромнейшее преуменьшение...  Потому как в опале оказались все Девять разом. Второй раз за полторы тысячи лет, ага.
Разумеется, ней Таари бросились к нам. По одному, чтобы всех не поймали, если ловить станут. И, что совсем уж весело, все Девять в Империю побежали... А вот такого не было никогда, и никто не представлял, чем это может кончится, а если кто и представлял, то со мной всяко не делился.
Зато я очень хорошо знал, что делать...
– Эйдис, давай на кухню, Гарра тебя накормит. Натирра, галопом к помощнику наместника и к легату, а по дороге загляни к шаману. Всем скажи, что все девять кланов Совета бежали в Империю. Дальше... Сама знаешь, что делать.

Натирра знала. И вскоре я услышал резкий стук шаманского бубна. Его слышали всюду – и орки вытаскивали топоры и красили лица охрой, а лесные эльфы доставали боевые стрелы.
Никто сейчас не мог сказать, что будет дальше... Леди Серебряной Луны не могла править без полного Совета более месяца, но за месяц можно было натворить такого, что годами придётся расхлёбывать, да и кто в этом Совете будет – тоже вопрос. Лучше уж готовиться к худшему... А не случится беды – так и ладно.
Отправив Натирру, я пошёл на кухню – расспрашивать Эйдис. Тут чем больше знаешь, тем больше шансов не влипнуть куда-нибудь... По крайней мере, не глубже, чем уже влипли. Подробностей-то Эйдис никаких не рассказала, так что там может быть всё, что угодно.
Эйдис разговаривать не могла – жаркое не позволяло – но что-то промычала сквозь мясо и кивнула, так что я сел напротив и стал ждать. Хели, уже устроившаяся рядом, пододвинула кружку пива и тарелку с ломтями окорока, так что некоторое время на кухне было тихо. Наконец, доев, Эйдис приложилась к кружке с сидром, фыркнула и сообщила:
– То ли наша Леди съела гриб-красноспинку, то ли у неё ну очень хитрый замысел... потому что даже мама толком ничего не поняла. Я так понимаю, что это всё выдры затеяли...
–Выдры?  – перспросила Хели.
– Ну да. Они почти как волки, только не такие буйные, и больше о море думают.
Вот теперь всё стало ясно. Волками издавна называют воинственную часть кланов, тогда как более-менее миролюбивую – оленями. Все остальные до сих пор почти ни на что не влияли и особых прозвищ не имели – ну или их за пределами Серебряной Луны не знали.  Зря, как оказалось...
Новость была довольно мутной. С одной стороны, сторонники морских завоеваний не могут не нацелиться на Вэйлан, и это хорошо... Но с другой – начать они вполне могут с соседей. Ну а что, наш север, Маарай и даже Берег Колдунов гораздо ближе, моря спокойнее, всяких гадов вроде морских кочевников нет... А эльфы Серебряной Луны мореходы, конечно, изрядные, но через Великое Море если и плавали, то давно. В общем, как дело повернётся – непонятно, потому как известно слишком мало. Придётся ждать кого-нибудь из старших и расспрашивать их... А пока что я отправил Эйдис отдыхать, а сам взялся за перо. Писать мне в ближайшие дни предстояло много... Хорошо ещё, что Хели сразу связалась с Сераной и соообщила новости – в столице уже знают, что случилось.

Коротко изложив рассказ Эйдис, я отправил Шаграта в Замостье, к помощнику наместника и принялся записывать свои мысли на этот счёт – для себя, чтобы не забыть чего-нибудь важного. Отцу писать смысла не было – Серана ему всё передала, а значит, сейчас он уже в пути.
А ещё я ждал – если я хоть немного знаю эльфов, всё семейство соберётся ещё до ночи.

И я оказался прав...
Первой явилась Эленвен – Шаграт только успел за ворота выехать. Влетела во двор, спешилась и спросила:
– Эйдис?!
– Мама! – закричала Эйдис, высунувшись в окно. – Я здесь!
А потом выскочила и с радостным визгом повисла у матери на шее. Эленвен подхватила дочь, стиснула в объятиях и застыла. Затем, отпустив дочь, она сказала:
– Лорд Дин Ишер, я прошу вашей защиты для моей семьи.
– Да будет так, – я поднял руку. – Я принимаю вашу семью под защиту.
– Благодарю вас, лорд, – Эленвен поклонилась.  – По дороге мне случилось подстрелить тетерева – прошу вас принять этот скромный подарок.
– Полагаю, вы голодны? – спросила Хели, стоявшая на крыльце. – До обеда ещё далеко, но...
– Разве что вина, – хмыкнула Эленвен. – Вообще-то, тетеревов было два, так что я не голодна. Заодно и расскажу, что случилось – Эйдис, конечно, проныра, но вряд ли знает подробности...

От рассказа Эленвен у меня глаза на лоб полезли. Эйдис была права – за всем стояли приморские кланы, те самые выдры, вот только нацелились они вовсе не на Вэйлан... А на южный материк, о котором ходили самые дикие слухи. Да что там слухи –  многие даже не верили в его существование, причём доказательства приводили довольно веские.  Другое дело, что их противники имеют не меньше доказательств, ничуть не хуже...
Так или иначе,  но эльфы просто так только стихи сочиняют, а значит, или выдры что-то пронюхали, или решили сколько-то полумесяцев в свои сундуки пересыпать. Впрочем, одно другому не мешает, и при любом раскладе эти ребята не прогадают. Вот только не сказочка ли всё это, чтобы отвлечь внимание и напасть на Империю с моря?  Нет, Эленвен не лжёт, но что, если обманули её? Я спросил:
– Не могут ли все эти разговоры быть просто хитростью, чтобы построить флот для нападения на соседей?
– Вряд ли, – Эленвен нахмурились. – Хотя я совру, если скажу, что это невозможно, но выдры всё-таки налётчики, а не солдаты, а для набегов им и того, что есть, довольно.
Ну, морской разбой – дело обычное, с этим стража справляется... Но написать об этом всё равно надо.

Пока мы разговаривали, вернулся Шаграт, да не один, а с Вейленом ней Таари, мужем Эленвен. Немногим позже явились Вейден с женой и Айрелен, сестра Эленвен, с двумя бойцами из младшей семьи... И всё – клан в сборе. Оставались, конечно, ещё дюжины полторы эльфов из младших семей – но эти разбегутся и спрячутся. Ещё и в разграблении клановых владений поучаствуют... Зато, если ней Таари вернутся, возвращаться на пустое место им не придётся.
Всё это объяснила Эленвен, когда я спросил, ждать ли ещё кого-нибудь.
– А если станет ясно, что мы не вернёмся, они постепенно переберутся к нам. Кто-нибудь, конечно, может сбежать, но я не думаю, что такие найдутся... И даже если найдутся – невелика беда. Потеряем, конечно, кое-что, но настоящего вреда предатель причинить не сможет. И раз уж речь зашла о деньгах – меняла в Замостье, конечно, отсутствует?
– Ну почему же, вполне себе присутствует...
Меняла в Замостье обосновался с месяц назад – из-за Рыжих Волков с их источниками. Года не прошло, а желающие лечиться собирались со всего Севера, да и из столицы и окрестностей наведывались. Ну а мимо Замостья никак не проехать, вот меняла тут и устроился...
– Впечатляет... – Эленвен  посмотрела на меня. – Знаете, у меня возникли кое-какие мысли... Как тут с грибами?
– Хватает, но их всё больше орки едят, – я пожал плечами, не понимая, зачем ей грибы.
– Отлично! Если всё пойдёт, как надо... Кстати, нам же надо с наместником встретиться?
– Пока и его помощник сойдёт – он сейчас в Замостье, – сказал я. – Можем прямо сейчас отправиться, если хотите.
– В таких делах чем раньше, тем лучше, – согласилась Эленвен. – Отправляемся?

Помощник наместника вместе с легатом ждали нас в доме старосты. Сам староста отсутствовал – нарядил жителей копать ров и насыпать вал вокруг деревни. Просто на всякий  случай – а вдруг эльфы? Ещё и частокол наверняка соорудят...
– Мастер Тирас, легат Даур, – кивнул я. – Эленвен ней Таари, изгнанный советник, находящийся вместе с семьёй под моей защитой. Леди Эленвен, вас не затруднит повторить ваш рассказ?
Эленвен не затруднило. И по ходу её рассказа оба мрачнели всё больше и больше – вполне ожидаемо... Такие новости никого не обрадуют, даже если безобразия творятся на другом краю мира, а не у соседей. Такие безобразия имеют обыкновение расползаться, где бы ни начались, и кончается это плохо всегда и для всех.
Выслушав Эленвен, Даур потёр висок и высказался:
– Верится с трудом, знаете ли. Материка может и не быть, а вот наши берега под рукой... И ней Рау я отлично знаю – уж простите, даже бил не раз.
– Ней Рау, скажем прямо, не у руля, – сообщила Эленвен. – выдрами сейчас ней Тилэ заправляют,  а они в существовании материка уверены. Говорят, они там даже бывали... И я своими глазами видела вещи, которые вполне могут быть найдены именно там – уж очень они необычные.
Вот тут я насторожился. Добыча с южного материка... О таком я не слышал, а ведь лёгкая конница состоит в теснейшей дружбе с разведкой. Выходит, или я чином не вышел... Или наши доблестные лазутчики куда-то не пролезли. И последнее куда вероятнее – не той величины тайна. И слушать надо очень внимательно.
– Это были два черепа зверей, какие не водятся нигде в известных землях, – продолжала Эленвен. – Один – я бы сказала, что он принадлежит земляному дракону, но величиной немногим уступающий дракону настоящему, второй же... Представьте себе льва с вытянутой мордой – примерно такой, как у большого волкодава, с двумя огромными клыками в верхней челюсти. И я могу поклясться Небесной Сестрой, что они не были подделками.
Мы переглянулись и совершенно одинаково пожали плечами – таких тварей действительно не было во всём известном мире, а поскольку от порождений Планов и Бездны костей не остаётся... Получается, что твари эти из неведомой нам части мира.
Неожиданно легат по-простецки почесал в затылке и сообщил:
– А я ведь такой череп видел, с клыками. Было это лет тридцать назад, я ещё совсем зелёный был... Мы тогда один могильник зачищали, лабиринт – и вот там я этот череп и видел у одного мертвяка на голове, как шлем... Но это ещё до Зимы построили, а тут, я так понял, кости были свежие?
– Свежие. Ящера этого они вообще съели за день до того, как приплыли.
– Это как же надо оголодать, чтобы такое съесть... – протянул Тирас.
– Выдры ещё и не такое жрут, – буркнула Эленвен. – У них тухлая акула считается изысканным лакомством...
– Свет с ними, – я отмахнулся от этой чепухи. – Не о том говорим. Если ней Тилэ нашли таких тварей, то они нашли где-то большую сушу – неважно, материк или остров. Если они там укрепятся, беды не оберёшься. Попробуй-ка достань их там...
– Вот что, – заявил Тирас, – я пишу наместнику и самому императору... Лорд Дин, вы ведь уже сообщили в столицу?
– Разумеется. Леди Эленвен, мой дом в вашем  распоряжении...
– Благодарю вас, лорд, и прошу не счесть оскорблением нежелание стеснять вас.  Я...
И вот тут, громко хлопнув дверью, явился – внезапно, как маг в скверной балладе – Урай Тысяча Мечей...
– Кажется, я не сильно опоздал... – заявил он.
Мы – все четверо – уставились на него, как дурак на забор. Чувствовал я себя, во всяком случае, именно так. Даже если бы отец гнал, не останавливаясь, и меняя лошадей, раньше, чем послезавтра к полудню он никак не смог бы добраться... Затем я сообразил, что сюда его притащила Серана. Ей-то что, она архимаг – ей порталы на один чих, потому как талант у неё в этом деле.
Наконец, я пришёл в себя и спросил:
– Серана?..
– Я здесь, – чародейка вышла вперёд. – И я представляю Совет.
Эленвен вздохнула и спросила:
– Вы знаете, что произошло?
– Возможно, даже лучше, чем вы. Но предпочла бы рассказывать за столом – я потратила много сил.

У магов – а особенно у волшебниц – есть преимущество перед обычными людьми: они не толстеют. Правда, оборачивается это тем, что еды магу надо раза в полтора больше, а особенно – сладкого. Серана съела целую буханку, обильно поливая каждый кусок  мёдом, большой шмат ветчины и выпила кувшин пива – обычному человеку поплохело бы, а она только пояс ослабила... И принялась рассказывать.
Да, знала она явно больше всех нас, и думаю, что рассказала едва половину – но нам и этого хватило.
Самое главное – ней Тилэ действительно нашли материк. Богатый и – по крайней мере в известной части – необитаемый. Разумеется,  такой кусок леди Серебряной Луны упустить   не могла, но и признаваться не хотела – вот и разогнала Совет, когда лорды стали интересоваться, зачем ей столько денег. Ожидаемый ответ, если уж на то пошло – леди Серебряной Луны вопросы о деньгах терпеть не может. Тем более – от своих советников...
Ну а всё остальное мы уже знали и сами.  А чего не знали – до того нам и дела не было. Куда именно сбежали все остальные кланы, например – мне, например, было наплевать. Мне и ней Таари довольно... Что меня действительно волновало – так это возможность погони за беглецами. Свет знает, до чего может додуматься новый Совет...
Заодно договорились, что родители пока будут жить у нас, эльфы – в том доме, который я купил, а Серана вернётся в столицу и будет следить за новостями. Если что – добраться до нас ей всяко проще, чем нам в столицу...
На этом мы и расстались – Эленвен ушла устраиваться в новом доме, Серана, отчаянно зевая, выстроила портал в столицу, а мы с отцом отправились домой.

А дома меня встретили весьма неожиданные гости...
Как оказалось, Серана была ещё более ушибленной, чем я всегда думал – она не только отца перенесла. Хорошо ещё, что у нас в семействе принято налегке путешествовать, потому как три человека и четыре лошади – это даже для архимага многовато. И то, что одна из лошадей – пони, а из людей – двенадцатилетняя девочка, картину не сильно меняет...
В общем, первое, что я увидел во дворе – рысь, которого на пару тискали Эйдис и Тарри. Рысь при этом жмурился, мурлыкал басом, а потом и вовсе улёгся на спину, чтобы ему брюхо чесали. Это занятие их всех настолько увлекло, что заметили нас далеко не сразу, и первым – вообще рысь. Он уставился на меня и вопросительно фыркнул – мол, не привёз ли ты мяса, бесхвостый? Фырк привлёк внимание сестры, она подняла глаза – и тут же с радостным воплем повисла на мне. И  принялась тараторить...
– Так, – я отцепил Тарри и поставил на землю, – а теперь всё то же, только не так быстро.
Тарри снова принялась рассказывать – помедленнее, но зато размахивая руками – как ей все завидовали, когда она сказала, куда поедет (приключения же!), и как было интересно на тракте, а потом вдруг появилась Серана...
– А зачем мама осталась в Замостье? – перебила её Эйдис.
– Проверяет новый дом, – сообщил отец.
– Йох! – выдохнула Эйдис и тут же нырнула в окно.
Я пожал плечами и повёл Тумана в конюшню, совершенно не думая о выходке Эйдис. И очень зря, потому что она отправилась к отцу...
Мы как раз расседлали лошадей и устроили их в стойле, когда явился Вейлен и заявил:
– Лорд Дин Ишер, мне стало известно, что наш род обрёл новый дом в ваших землях. Благодарность наша не знает границ, но мы всё же покидаем ваш дом – не потому, что недовольны хотя бы самым малым, а потому, что пришло время. Мы будем рады видеть вас в нашем доме в любой час дня или ночи, что бы ни привело вас – дружба или нужда...
– Пусть вы и покидаете мой дом, – ответил я в том же духе, – но остаётесь моими гостями и пребываете под защитой законов гостеприимства. И когда бы вы ни пришли в мой дом, вы получите кров, хлеб и защиту.
На этом торжественная часть закончилась, мы выпили на дорогу, пообещали заглядывать друг к другу, и расстались.
И на этом безумный день всё-таки закончился...  Хотя я бы сказал, что день кончился, а безумие никуда не делось. Пожалуй даже, оно даже и не началось толком.
Свет знает, что придёт в голову Леди или её советникам, но ничего хорошего от них ожидать не приходится.

Тем не менее, за ночь не случилось ничего. Ну или, по крайней мере, не случилось у нас – из других краёв новости ещё  когда дойдут... Хотя в Замостье съездить надо будет, но явно не сейчас. Ближе к полудню, если ничего не случится...
Случилось, однако, совсем не то, чего все ожидали – явился шаман и заявил, что духи принесли вести. Духи или не духи, но вести у него действительно имелись – хуторяне, что орки, что эльфы, вооружились и готовы. Несколько орочьих племён, кочующих в окрестностях, идут в Можжевеловые Холмы и дня через два будут у Замостья, а если этого будет мало, шаман может и других позвать, но им добираться дольше...
Вряд ли это понадобится, но лишним точно не будет – тогда легионеров можно будет спокойно выдвинуть на север – выдрам явно будет удобнее по Серебрянке подняться. Благо, плоскодонки по ней чуть не до самого истока могут пройти, а морские корабли и до наших краёв могут добраться, если их не слишком сильно загрузить.
– Отлично, – ответил я шаману. – А можжевеловую духи уважают?
Шаман заверил, что можжевеловую духи уважают, и он им обязательно передаст, получил кувшин и удалился. Проводив его, я заглянул в сарай, где отец обустраивал алхимическую лабораторию, выгнал оттуда сестру и решил не ждать полудня, а отправиться в Замостье прямо сейчас.

Замостинские жители городили частокол. Вполне приличный, просто так будет не перелезть и не развалить, и построить успели приличный кусок. Всю ночь, что ли, возились?
Как оказалось – нет, только с рассвета. И брёвна пока взяли те, что для моста готовились. Мост-то хоть и каменный, но по нынешним временам узковат, да и сложен не слишком ладно, вот и собирались его переделать, а пока дело идёт, поставить деревянный... А теперь всё придётся  отложить самое меньшее до следующего года.
С другой стороны, частокол  – штука полезная, даже если ничего не случится. Деревня с частоколом – это уже вроде как и не совсем деревня, а что-то поприличнее. Не город, понятное дело, но шаг в эту сторону...
Посмотрев на строительство, я отправился в трактир – по идее, гонец из Сомового Омута уже должен был явиться.
Гонец явился, принёс письмо старосты и рассказал, что явились орки и встали около деревни, а Бренор в страшных количествах гонит какое-то взрывающееся зелье. Ну, этому только дай повод...
Староста писал, в общем то же самое. Частокол там тоже городили, запасы делали, Бренор выкатил дюжину бочек какой-то пакости, которая мешала поджечь дерево – дело двигалось. И что лучше всего – это всё и в мирное время пригодится, даже взрывное зелье. Тот же мост, например, кирками и ломами не один месяц ковырять надо, а с зельем за пару дней управимся.
Написав ответ, я отослал гонца и отправился к старосте – обсудить дела и поинтересоваться, какие у него планы.

У старосты обнаружился Тирас – очень кстати, потому как если из столицы что-то сообщили, то поменяться может всё... А амулет связи у него есть.
Новости у помощника отсутствовали, что в нашем положении уже было  хорошей новостью. Легион выдвинулся на север, так что орки явились очень даже к месту – им обрадовались, как родным... И будут рады, пока орки не явятся в деревню – потому как выпить они любят, а платить нечем... И тогда начнётся сперва мордобой, потом попойка, потом меновой торг, снова попойка и мордобой – и так пока выпивка не кончится или враг не явится. А если это зайдёт достаточно далеко – так и врагов напоят вусмерть...
Соседи же наши пока ничего не предпринимали и против нас как будто ничего не и имели – и хорошо бы так оно и оставалось. В общем-то, если они сразу не полезли, то теперь их какое-то время можно не ждать... Но это если Леди вожжа под хвост не попадёт. Вот тогда может быть всё, что угодно...
Обсудив дела, мы разошлись – даже пить не стали, что для наших краёв совсем необычно –  здесь без чарки ничего не сделаешь. В общем, всё было хорошо и прилично – и  таким и останется. Ну, на ближайшие пару дней точно, а большего пока и не надо. Знать бы ещё, что в Серебряной Луне делается – но начнись какое шевеление на границе, и мы об этом узнаем самое большее через час. Дым, барабаны, да шаманово зверьё – тут уж никак не пропустишь...
На этом, в общем-то, можно было возвращаться домой, но я решил наведаться к нашим беглым эльфам и посмотреть, как они устроились.
Хорошо устроились, надо сказать, не хуже местных. Эйдис мигом со всеми перезнакомилась и куда-то ускакала, Эленвен командовала слугами, устранявшими остатки беспорядка, а мужчины занимались Особо Важным Делом – затаскивали в подвал перегонный куб. Нет, серьёзно – без живой воды в наших краях никак...
Ну так вот, перекинувшись парой слов с гостями, я отправился домой – и на выезде столкнулся с обозом дворфов. Разумеется, спросил, будут ли они у нас торговать и не продадут ли прямо сейчас несколько тиглей – отцу в лабораторию надо, а у дворфов всегда есть лишние.
У нас они торговать не собирались – спешили. Тигли нашлись, два малых, притом почти новые – пригодятся... А ещё дворфов интересовал гонец – они, мол, подрядились доставить товар к определённому сроку, да задержались и хотели предупредить покупателя...
Расплатившись и забрав тигли, я выбросил дворфов из головы – а зря...

Гонцу от нас до города – день пути, а там уже маги могут весточку послать... Но тут надо знать, что этого гонца вообще посылали – а я этого, разумеется, не знал... И потому явление Сераны оказалось для нас полной неожиданностью. Правда, я подозреваю, что отец её как раз ждал...
Явилась она на следующий день, как раз к обеду.
– Не то чтобы я не была рада тебя видеть, – заявила Хели, – но с чего бы вдруг?
– С принца Кирну, который собирается посетить источники. Инкогнито, понятно... А через пару дней туда приедет Валлен ней Тилэ – тоже инкогнито. Кирну ты и сама знаешь, Валлен тоже та ещё задница, так что переговоры будут занимательными... В общем, вы ничего не знаете, но имейте в виду.
– Замечательно... – сказал я. – Надеюсь, к нам они не попрутся?
– Так ведь их тут не будет, – прищурилась волшебница, – поэтому они, само собой, тут не покажутся... В общем, я тебя предупредила, а дальше уже крутись, как знаешь... Только можжевеловой налей.
– Наглая ты на десяток архимагов, – сказал я, но налил. Заслужила – предупреждение очень своевременное, ибо принцы инкогнито – это ещё хуже, чем принцы явным порядком. Неприятностей вдесятеро, а пользы никакой...
– За стол садись, – махнула рукой Хели, – ещё не хватало тебя голодной отпускать...
Два раза просить не пришлось – маги на аппетит не жалуются, а Гарра готовит так, что язык проглотить можно. Серана исключением не была и умяла две порции, да ещё и половину пирога – к полному восторгу Гарры.
– Просто праздник, – заявила Серана, отодвинувшись. – У нас бы так кормили, а то притащат какую-нибудь заморскую чепуху, да ещё и порции крохотные... «Как в императорском дворце», тьфу! А то я не знаю, чем там кормят!
– Так гони повара и найми другого – дел-то – фыркнула Хели.
– Придётся... – вздохнула Серана. – Кстати, Урай, а заготовки для посохов сделаете? Сотни полторы надо...
– Не вопрос, – пригладил усы отец. – Что-то особое нужно?
– Да нет, всё обычное... Ну ладно, пора мне. Всё вроде сказала... – Серана принялась загибать пальцы. – Про переговоры сказала, посохи заказала, нажралась как следует... О, чуть не забыла – я летом замуж выхожу, так что жду на Солнцеворот.
И тут же исчезла в портале.
– Можжевеловая явно удалась, – заметил отец, – но поить ей Серану не стоит...

Разумеется, Хели тут же схватила связной артефакт – и разумеется, ничего не добилась и ругала подругу весь вечер... Я же предпочитал помалкивать, чтобы не попасть под
горячую руку, и снабжать пирожками. Ещё я отправил письмо Элиру – без подробностей, но о гостях предупредил... И всё – больше от нас ничего не зависело. А раз так, то и напрягаться из-за этого всего не стоило...

Мы и не напрягались.
Правда, частокол достроили, на что, разумеется, запасов не хватило – то-то лесорубам прибыли...
Частокол в Замостье принимал я сам, и придраться было не к чему – сделали его по всем правилам. Даже бреноровой гадостью обмазали, чтоб горел хуже... Запасы, опять же, сделали – тоже дело полезное. Теперь, если что и случится – отсидимся. Правда, вряд ли случится – переговоры всё-таки...  У эльфов Серебряной Луны честь ну очень своеобразная, но есть. Именно поэтому пока что опасаться нечего – переговоры пару недель займут точно. А мы за это время много чего успеем сделать...

***
До Замостья принц всё-таки добрался... Правда, задерживаться не стал – заглянул по дороге, приобрёл в трактире кувшин можжевеловой и уехал. Моей, между прочим, можжевеловой...
Что же до переговоров, то их, разумеется, не было, и о торговых постах империи на новом материке никто не договаривался... И вообще, всё так всегда и было. Обычное дело для всяких тайных встреч такого рода – все всё знают, но как бы ничего не было. Если что – всегда можно сделать вид, что ничего не было...
В общем, ничего нового – договорились оставить всё как есть, как и ожидалось. Кто получил больше всех – так это Элир. Потому как потратился принц основательно – Элир столько месяца за полтора зарабатывает, а тут разом...  И это один принц, а ведь ещё свита, а ещё всякие лизоблюды и просто любопытствующие – принца, может, и нет, но слухи-то есть... В общем, привалило Рыжим Волкам счастья. Как всем остальным – это, конечно, Свет знает, но войны не будет, и это уже хорошо. А всё остальное приложится...
Разыскивать своих беглых советников Леди не стала – говорят, денег на лазутчиков пожалела.  Так дело было, или врут – Свет знает, да и какая разница?  Всем беглецам объявили полное прощение, но вряд ли им кто-то воспользуется...
Ней Таари так точно не собираются – им и тут хорошо. Больше того – на следующий год они выкупили землю у Замостья, построили усадьбу и разводят свиней эльфийской породы – тех, у которых мясо попеременно с салом нарастает.
Орки прикочевали, посмотрели на нашего шамана и так впечатлились, что решили так тут и остаться. Кто по окрестностям кочует, а кто и совсем осел, так что в Замостье теперь ещё и Орочьи Выселки имеются...
Вот с дворфами отцу в тот раз договориться не удалось – но договориться с дворфами с первого раза ещё никому не удавалось.
Легионы, само собой, остались, где встали, и стоят до сих пор – и это хорошо, потому как на границе без легионов как-то не очень. Жители местные, как только стало ясно, что войны не будет, мигом успокоились, как будто и не было ничего. Ну да народ здесь ко всякому привычный – не медведи, так соседи, как лесные эльфы говорят, так что жизнь в обычное русло вернулась быстро.
Тут бы и сказать, что хорошо всё, что хорошо кончается, но... Понятное дело, что с такой компанией, как моя родня, клан высоких эльфов и шаман (а также дворф-алхимик и архимаг набегами) ничего не кончается, а если и кончается, так начинается ещё что-нибудь...
Но это уже совсем другая история.

Отредактировано Godunoff (16-12-2018 05:33:39)

+15

46

Godunoff

В моменте с отстроенным частоколом дубль.

+1

47

Godunoff написал(а):

Просто н всякий  случай – а вдруг эльфы

на

+1

48

Во всём, разумеется, был виноват Бренор. Обычное дело, если уж на то пошло – дворф-алхимик не может не набедокурить... Но началось всё относительно безобидно – с пня.
Пень, конечно, был впечатляющим – когда-то здесь рос дуб в полтора обхвата, но его срубили, а с пнём поделать ничего не смогли... И позвали Бренора. Не знаю, что он приволок, но пень разнесло в щепки, а на холме поблизости обвалился пласт земли. Разумеется, внимания на это никто не обратил...

Гонец из Сомового Омута появился совершенно неожиданно – никаких новостей я не ждал. Причём выглядел гонец неважно, принесённую Гаррой живую воду выпил залпом и уехал с явной неохотой... А я, прочитав письмо, грязно выругался – всё-таки нежить в моих землях завелась.
Из-за очередной выходки Бренора под Сомовым Омутом открылся вход в какую-то гробницу, и она, в отличие от прошлого раза, спокойной не была. Несколько скелетов появилось той же ночью, их, конечно, разобрали, но дело этим явно не ограничится...
– Что случилось? – Хели выглянула из окна. – А то, судя по красоте выражений, у нас неприятности...
– Ну, если вскрывшаяся гробница с нежитью – неприятность, то да.
– Какая гробница и какая нежить?
– Неизвестно, но вход  на холме, и опять-таки неизвестно, но скелеты уже вылезали.
– Просто великолепно, – скривилась Хели. – Собирайся – если поторопимся, успеем до ночи, даже если за шаманом и Айрелен заедем.
Она скрылась в комнате, а я, не мешкая, отправился в оружейную – лук мне вряд ли понадобится, скорее рогатина и булава, да и кольчугу надо, а не кожу. Скелеты – это не шутка...
Скелеты слабы, это да, но поднять их совсем не так просто. И если есть хоть один – жди серьёзных бед. Там даже лич может оказаться... Ну, от лича мы, пожалуй, удерём, а вот справиться с ним без Сераны не выйдет – ни Хели, ни шаман, ни Айрелен даже втроём не потянут. Серана наверняка уже всё знает и будет ждать на месте, но в одиночку никуда не полезет – архимагов-дураков не бывает, и не умеющих бегать – тоже... Да и лезть в могильник на ночь глядя – тоже так себе идея, так что всё откладывается до утра, а сколько мы потом провозимся – Свет знает.

Гонец, к счастью, оказался сообразительным, и шамана с Айрелен предупредил. Причём даже раньше, чем нас – как раз с таким расчётом, чтобы мы на околице встретились. И правильно – время терять не стоит, лишний час может ничего не решить, а может оказаться именно тем, чего не хватило для победы...

Шаман, разумеется, винил во всём духов, тогда как Айрелен считала, что нам достался подарочек времён войн некромантов. С моей точки зрения – разницы никакой, но магам важно, уж не знаю, почему. Во всяком случае, заклинания что так, что этак одни и те же... Да и горят они одинаково.
Кстати говоря, бубен и колотушку шаман приторочил к седлу, а вот бич со свистком держал под рукой – а ведь он им почти не пользуется... Впрочем, понять, что творится у этого деятеля в голове, я не могу и сейчас – по-моему, на это никто не способен, и он сам – меньше всех.

Приехали мы на закате и, не заглядывая в деревню, сразу двинулись к холму. Местных рассппашивать бесполезно – такого наплетут, что в три дня не распутаешь. У страха глаза велики, а тут ещё и отравой какой-нибудь можно надышаться, особенно, если курган действительно некромантский.
А в том, что это курган, сомнений не было – просто удивительно, как этого раньше никто не замечал. Нежити не было – не настолько она обнаглела, чтобы вылезать на солнце – зато имелась Серана, крутившаяся у провала на склоне и размахивавшая жезлом. А ещё был запах... Слабый, едва различимый, но вездесущий запах гнили, мертвечины и чего-то ещё – неопределимого, но немыслимо омерзительного. Что ж, во всяком случае, нежить здесь действительно была...
– А вот и вы! – подбежавшая Серана была подозрительно довольна. – У нас тут крайне интересный случай!
Я схватился за голову. «Крайне интересный случай» в представлении архимага – такая дрянь, от которой надо драпать, не оглядываясь. Нам, правда, драпать было некуда, поэтому я только выругался шёпотом и спросил:
– Ну что ещё?..
– Кургану лет пятьсот, если не меньше, – сообщила Серана, – но его насыпали над старым могильником. Очень старым – до Зимы... А если точнее – двадцать пять тысяч лет.
Хорошая новость – лича не будет. Плохая – Свет не знает, что будет... А сжечь всю эту погань нельзя – сперва надо тщательно изучить, и не из праздного любопытства.
Наш мир стар – многие сотни тысяч веков боги творят и перекраивают его. Десять тысяч лет назад окончилась Зима, тянувшаяся больше трёх тысяч лет, и только Свет  знает, что было до того. До нас дошли лишь редкие могилы да ещё более редкие и оттого особенно опасные ловушки, и поэтому так важен каждый клочок знаний о той эпохе.
А там не тот, что клочки – целый свиток лежит, и неплохо бы его достать целым же. То есть, тупо идти и лупить огненными стрелами нельзя... И уж точно не сегодня – ночью с нежитью лучше не воевать.
– Просто великолепно, – буркнул я. – И что будем делать?
– Прямо сейчас – пойдём в трактир, выпьем и обсудим, – ответила Серана. – Хотя вы-то ещё ничего не знаете...
– Ну почему, – фыркнула Хели. – Я точно знаю, что заниматься этим делом будем мы одни...
– Угадала, – фыркнула Серана. – Это исключительно наша проблема... Ну, тем интереснее!

Как оказалось, основания для столь хорошего настроения у Сераны имелись вполне серьёзные. А именно – её муж и его сестра, рыцарь и жрица Диуса, большие знатоки нежити... Которых она, разумеется, притащила с собой.
Свадьба Сераны – это отдельная история, и рассказывать её надо отдельно – благо, я, похоже, остался самым трезвым из всей компании, но её я расскажу как-нибудь в другой раз... Что удалось запомнить, понятное дело.
В общем, храмовый рыцарь в компании жрицы – это именно то, что нужно для чистки могильника. Они и вдвоём могут справиться – с обычным могильником, по крайней мере. С этим... Завтра узнаем.
– Приветствую, Доран,  – кивнул я. – Здравствуй, Ранн. Что скажете?
– Да ничего полезного, – Доран почесал бороду. – Лабиринт, левый, с тройной развилкой – никогда таких не видел. Что там дальше – не знаю, не заходили. Куча скелетов, но другой  нежити не видно. Всё оружие бронзовое, зачарованные пока не попадались.
Хорошая новость – строители  лабиринтовых гробниц обожали снабжать мертвецов жутким количеством оружия и доспехов. Иногда – снабжённым чарами разной степени гнусности... Очень крепкими чарами – не развеялись за столько веков – и совершенно непонятными. Впрочем, никто не гарантировал, что этой дряни не будет глубже... Ну да об этом мы подумаем потом – если наткнёмся.

На этом подготовка на сегодня и закончилась. Ночью лезть к нежити – самый тупой способ самоубийства, это я готов повторять до бесконечности... И надеюсь, никто из тех, кому эти записки доведётся читать, так делать не станет.
Весь ужин мы говорили о чём угодно, кроме нежити. В основном, конечно, о сомах – как-никак, в Сомовый Омут приехали. Какие тут сомы, я уже говорил, так что хватило их надолго – Доран не верил, пока мы не заказали. Попробуй не поверить, когда тебе приносят кусок со щит величиной (кулачный, конечно, но всё равно)... Ещё, разумеется, припомнили Бренора с его опытами, но Бренор сидел за соседним столом и вполне мог решить показать что-нибудь алхимическое... А мне трактир жалко.
В наличии Бренора не было ничего удивительного – его хоть в кузню не пускай, но дай испытать на ком-нибудь ту гадость, что он гонит. А поскольку травить нежить бесполезно, то всякой зажигательной дряни у него с собой не меньше пары баррелей... Да и взрывающейся не меньше – хватит, чтобы трактир в щепки разнести, в этом можно не сомневаться. Надо было, конечно, и его позвать к нам, но разговор у нас шёл не о деле, а Бренор пил пиво... А беспокоить по пустякам дворфа, который пьёт пиво – затея глупая, вредная и чреватая увечьями.

Ночью нежить пыталась вылезти, круг, поставленный Сераной, не снесла, но погрызла основательно, да к тому же переполошила собак, так что отдохнуть толком нам не дали. Бренор, особенно злой и невыспавшийся, предложил вообще взорвать гробницу – пришлось напомнить ему про пень, с которого всё и началось. Бренор голосу разума внял, но как-то неохотно, и желание что-нибудь взорвать не оставил.
Пока спорили, добрались до места, я заглянул в проём... И отскочил, что твой шут – не люблю, когда в меня копьями тычут. Тем более – двумя сразу. Шустрые, однако, там скелеты, да ещё и не слишком-то тупые... Обычно нежить просто бродит туда-сюда и кидается на всех подряд, а тут на тебе – натуральная засада! Обычно для такого нужен некромант, но тут-то его не было... Иначе бы он уже выскочил – рыцарь Диуса же появился, а у этих ребят любовь давняя и взаимная.
Со скелетами разобралась Айрелен – чем именно, я так и не понял, но скелеты осыпались  вниз, а мы полезли за ними. Благо, лезть было неглубоко – пока. Курган, всё-таки...
Курган частично обвалился – восточная сторона осела полностью, в западной сруб перекосило, но вход в могильник был свободен. Правда, там сидели ещё два скелета... А это уже нифига не случайность.
Скелеты – самая тупая нежить, и сами по себе засаду не устроят. За отсутствием лича... Понятия не имею, как такого добиться. Душу к скелету не привязать, это все знают, а как иначе добиться осмысленных действий...
– А это что за хрень? – осведомился шаман, подняв череп и вытряхнул из него шарик горного хрусталя, в два витка обмотанный орихалковой проволокой.
– Понятия не имею, – честно призналась Хели. – Первый раз такое вижу.
– Мы тоже, – согласился Доран, переглянувшись с сестрой.
– Ну... – Серана забрала у шамана фиговину. – Магический замок видели, который на голос реагирует?
– Случалось, – ответил Доран, а я молча кивнул. Замки такие – штука хоть и не самая обычная, но и не такая уж редкость.
– Вот эта штука, – продолжила Серана, – содержит набор приказов для скелета. В замке похожая деталь, только сильно проще... И нашим мастерам такое не по зубам.
Мне такие новости не понравились. Совсем не понравились... Если эти скелеты не тупее новобранцев – нам будет очень хреново. Просто безобразно хреново.

До поворота мы дошли спокойно, но за поворотом нас ждала ещё одна засада – четыре скелета – два мечника и два лучника, прикрывающие этих уродов.
– Так, подвинься, – Ранн отпихнула брата, выбралась вперёд и подняла посох.
Полыхнуло.
Скелеты неаккуратными кучами костей свалились и на пол, однако не рассыпались.
– Оригинальные ребята были... – почесала в затылке Хели. – Скелеты скреплять – пустая трата времени...
– Почему бы и нет? – пожала плечами Серана. – Если их сразу собирались оставить надолго, то это вполне разумно. Я вообще надеюсь, что кроме скелетов тут ничего нет...
По моему опыту – чушь собачья. Строители этих могильников обожали набивать их всякой дрянью...
– Слушайте, а почему они не сгорели? – поинтересовался Бренор, потыкав скелет топором. – Вроде ж нежить от такого гореть должна?
– Кстати, да, – согласился Доран. – Должны, но не горят. Какая-то неправильная нежить...
Ну вот, ещё этого нам не хватало – мало того, что нежить, так ещё и какая-то не такая. Просто, Свет их побери, замечательная новость! Если нежить неправильная, то и заклинания на неё могут не действовать – и хорошо, если она хотя бы гореть будет...
Впрочем, сейчас у нас был вопрос поважнее – куда идти. Каждый коридор мог вести с равным успехом в ловушку, в склеп, просто в тупик или снова разделяться – всё, что угодно... А пока мы рассуждали, Бренор забил в стену крюк, привязал к нему бечёвку и принялся чесать в затылке.
– Давайте с левого начнём, – предложил он. – Он, похоже, самый короткий.
– Без разницы, – я поудобнее перехватил булаву. – За временем кто-нибудь следит?
Вместо ответа Серана постучала по висевшим на поясе песочным часам. Песка в верхней колбе всё ещё было предостаточно... Часа четыре у нас есть – ночевать в склепе, само собой, никто не собирался.
И мы двинулись дальше.
Бренор не ошибся – коридор действительно оказался коротким – шагов двадцать – и заканчивался ямой с кольями. Непонятно, зачем – свалиться в неё было затруднительно. Разве что в древности тут был фальшивый пол – тогда ещё понятно, какой в этом смысл...
Само собой, мы там не задержались. Посмотрели, отметили и отправились в следующий коридор. Оказавшийся куда менее скучным... Для начала – скелеты там имелись, и  было их там по уши. Скелеты, само собой, были всё теми же полуголемами, но какая-то сволочь снабдила их луками, и стреляли они безобразно метко. К счастью, проваренная  кожа бронзовые наконечники держала, по крайней мере, шагов с двадцати, а ближе подойти им Ранн не давала, а если кто и прорывался, с ним разбирался либо я, либо Бренор, либо Доран – кому ближе. Всё просто и легко – что предвещает неприятности под конец. Впрочем, до конца ещё когда доберёмся, а пока что дела были неплохи – только вот продвигались мы уж очень медленно. К тому времени, когда песок в часах закончился, до конца коридора мы не добрались, хотя Бренор и уверял, что осталось немного. Доран даже предлагал дойти до конца, но. Ранн и Серана сперва в четыре руки надавали ему подзатыльников, а потом перекрыли коридор барьером. До завтра продержится, а дольше и не требуется. Завтра закончим, а пока что пора возвращаться – ночевать в могильнике исключительно глупо.

Нашей добычей стали только куча бронзовых мечей, несколько топоров и управляющие камни. Мешок с камнями волшебницы отбирали друг у друга до тех пор, пока его не забрал Доран, мешок с оружием повесили на меня – навьючивать чем-то Бренора с его алхимией никто не рискнул.
Выбрались без приключений – два скелета на них не тянули, волшебницы поставили ещё один барьер – и отправились в трактир.
Разумеется, нас ждали – стоило открыть дверь, и гвалт сперва резко стих, а затем зал взорвался радостным воплем.
– Рано расшумелись, – отмахнулся я, – там ещё полно работы. Вот что, раз уж у вас столько сил, укрепите лучше вход в курган – он того и гляди обвалится.
Шум сразу стих.
– А не погрызёт нежить-то? – спросил кто-то.
– Ничего она вам не сделает, – отмахнулся рыцарь. – Главное – в подземелья не суйтесь...
Начавшийся было спор я прекратил самым простым способом – бросил на стол кошель с золотом. Три десятка золотых – как раз цена работы и брёвен, а времени это займёт немного. Зато курган не обвалится в самый неподходящий момент...
Плотники, увидев кошель, сразу же оживились и принялись обсуждать подробности, а мы отправились в комнату – вопросов и у нас хватало...

– Ну и что, демоны его побери, это такое? – осведомилась Айрелен, положив на стол шар. – Только не говорите мне  про замок – это совсем другой уровень!
– Не буду, – согласилась Серана. – Тем более, что это действительно не замок. Тут не одно правило, тут их многие десятки, а каждое правило – по сути дела, отдельное заклинание.
– Госпожа архимаг, я надеюсь, вы не станете отрицать, что в артефактах мы лучше всех, – заявила Айрелен, – но больше двух заклятий в одном камне поместить не удавалось никому.
Для меня все это – тёмный лес с пьяными эльфами, так что я просто сидел с умным видом и смотрел на Дорана, а тот с не менее умным видом смотрел на меня. Что с тупых вояк взять...
– Брат, не смотри, пожалуйста, на всех добрыми бараньими глазами, – неожиданно сказала Ранн. – Все знают, что ты ничего не понимаешь...
– Что я понимаю, так это то, что вам такое не по зубам, – ответил Доран. – И как с этим справиться, вы знаете не лучше меня.
– Да как с обыкновенной нежитью, – пожала плечами Хели. – Благословения их берут, горят они не хуже любой другой – вам чего ещё надо-то?
– Пива, – тут же заявил Бренор. – А раз оно от обыкновенной нежити не отличается, то всё остальное уже неважно... Пойду обед закажу.
Дворфы – они такие...
Магические детали меня слабо волновали – я чувствую магию рядом, но и только, и в ней не разбираюсь... Зато разбираюсь в снабжении – командиру без этого никак. Не знаю, как у этих ребят было с деньгами, но что эти камни были делом непростым, и раньше я о таких не слышал – сомнений нет. А значит...
– А раньше кто-нибудь с таким сталкивался? – спросил я.
– Виродун нашёл такой в големе из Кринской гробницы, – ответила Серана. – Полвека назад, и с тех пор никто о них не слышал.
– Ага...  – о Кринской гробнице я знал. Похоронен там был какой-то важный жрец, и столь серьёзный голем был вполне ожидаемым. А если в нашей гробнице такие камни в каждом скелете... Или здесь кто-то очень важный похоронен, или у создателей гробницы их было много. И то, и другое предполагает, что в гробнице много интересного, но добраться до него будет непросто... Другой вопрос – а будет ли оно хоть немного ценным по нашим меркам – но тут уж как получится. Да и потом, отец мой, да и братец тоже, дохлую ворону втридорога продадут...

Весь остаток вечера мы потратили на разбор трофеев – бронзовые мечи, топоры, несколько луков, каким-то образом не сгниввших, и куча стрел. С наконечниками из обсидиана, что удивительно – ни кусочка бронзы... Свет знает, почему, и я таких раньше не видел. Может, не умели мелкие вещи из бронзы отливать, а может, ещё что... В любом случае, любителей старины в столице они точно заинтересуют, и себе я тоже оставлю – на стене повесить. Уж очень красивые клинки мы добыли...
Пока всё разобрали и описали, стемнело, и Айрелен приспичило посмотреть, как себя ведёт нежить, раз она не очень-то и нежить... На мой взгляд – дело бесполезное, нежить она и есть нежить, что с ней не делай, но маги, может быть, что и углядят.
Скелеты вели себя вполне ожидаемо – бродили и пытались проковырять барьер. Всё, как обычно... Бренор, увязавшийся за нами, бросил какую-то склянку в особо настойчивого мертвяка – склянка разбилась и скелет бодро вспыхнул. Как и должно быть... Но Серану что-то заинтересовало, и она подобрала пригоршню камешков и принялась кидать их то в скелет, то рядом. Не знаю, чего она хотела выяснить, но на звук скелет реагировал однозначно и очень быстро.  Правда, на камешки он довольно быстро перестал обращать внимание, а вот за нами, сволочь такая, следил упорно... Похоже, соображают эти штуки лучше, чем им, по идее, полагается, а это плохо. Или даже ещё хуже...
– Ладно, главное мне ясно, а остальное завтра увидим, – сказала Серана, – заодно, может, за ночь что-нибудь придумаю... Поэтому давайте-ка обратно.
Само собой, спорить не стал никто.

Наутро обнаружилось, что внутренний барьер всё-таки снесли, и в очищенных вчера коридорах опять бродили скелеты. Впрочем, упокоенные больше не поднимались, да и теперь можно было пустить вперёд Бренора...
Бренор не подвёл – от его зелий скелеты моментально превращались в кучи горелых костей и золы, так что двигались мы куда быстрее, чем вчера. Правда, вонь при этом стояла... Хели даже сквозняк пришлось наколдовать.
В общем, вчерашнее мы вернули довольно быстро – и обнаружили, что впереди чисто. Зато ловушки появились, причём на сей раз – вполне исправные. Не то, чтобы нам это сильно помешало... Потому что если у вас есть хотя бы наполовину лесной эльф и дворф с кувалдой, исправные ловушки вам не встретятся. А поскольку дворф без кувалды – это всё равно что травоядный дракон...

В общем, до конца коридора мы добрались без особого труда – и оказались в небольшой комнате, у дальней стены которой стояли два саркофага из белой глины. От которых несло магией, да так, что Доран и Ранн, не сговариваясь, затянули:
– О Диус, свет тварного мира...
И в этот момент оба саркофага раскололись, выпустив двух закованных в доспехи мертвецов – да не  полуголемов, а настоящую высшую нежить...
Оба неупокоенных молча двинулись на нас, подняв странное оружие, больше похожее на мотыгу – только вот менее опасным оно от этого не становилось.  И владели им мертвяки отлично – мы едва успевали отбиваться. И магия этих уродов почти не брала – а молитву ещё надо прочитать.
Доран шагнул , принимая удары на щит, я подался назад, выставив копьё, а заодно оттолкнул Хели. Наконечник проскрежетал по бронзе, я едва отбил ответный удар, Доран в этот момент дотянулся булавой до мертвеца...
– ...Да озарит нас свет! – закончила молитву Ранн.
Свет нас озарил...  Да так, что я чуть не ослеп – это было похоже на молнию или горящее огненное серебро.
А когда я снова смог рассмотреть хоть что-то, оказалось, что ни Ранн, ни нежить сражаться не в состоянии. Одна – потому, что вот-вот в обморок свалиться готова, другие – потому, что успокоились. Лежали себе тихо и дымились, хотя должны были, вообще-то, рассыпаться пеплом...
– Умели же раньше поднимать... – протянула Хели, отобрала у меня копьё и потыкала им мертвеца. – Плохо, если они все такие...

Разумеется, мы немедленно повернули назад – без жреца в могильнике делать нечего. Тем более – если там такая сволота засела. А Ранн теперь придётся отлёживаться целый день, если не дольше – с божественной силой шутки плохи, пропустить через себя даже немного для неподготовленного человека опасно, да и жрецу лучше не станет, а тут такое... Причём дальше наверняка будет ещё хуже – и ловушек больше, и нежить злее – тут она не сама поднялась, а значит, расставили её по порядку.
В общем, волшебницы добавили барьеров, Бренор обильно залил пол какой-то гадостью, которая загорается от нажатия, и мы поспешно вылезли из могильника. Правда, добычу прихватили, и какую! Сплошные доспехи, как у нашей тяжёлой конницы, боевые мотыги, два ожерелья, но самое главное – несколько золотых монет. Монет, которых раньше никто и никогда не видел. А если есть монеты – были и записи, и они могут оказаться в могильнике... И тогда маги передерутся за каждую руну. Очень уж мало мы знаем о том, что было до Зимы – и каждая находка меняет многое, если не всё. Взять наш могильник – такого до сих пор никто не видел, и о том, что такое возможно, даже не подозревал.

В трактире мы первым делом потребовали кувшин горячего вина с мёдом, побольше жаркого, оттащили Ранн в комнату, напоили – и только после того, как она более-менее пришла в себя, стали решать, что дальше делать.
Разумеется, третьим коридором мы займёмся не раньше, чем Ранн отдохнёт, а это дня два, если не больше. Можно, конечно, разобрать добычу – но этого надолго не хватит. Лезть в гробницу... Ну, в в зачищенные коридоры зайти можно – пусть Бренор план начертит и тайники поищет. Там их предостаточно – и оказаться там может много интересного. А может и не оказаться – сам видел один хитрющий тайник с кучей ловушек, в котором с самого начала ничего не было, кроме черепка, на котором кто-то нацарапал срам...
Но всё равно, сегодня уже точно никто никуда не пойдёт.
Правда, Ранн активно возражала.
– Без меня никто никуда не лезет! – заявила она. – Эти два ублюдка могли проломить всё щиты и к вечеру вылезли бы наружу, если бы их кто-нибудь выманил – а вы их выманите, тут и говорить не о чем! И как вы думаете с ними справиться?!
– Ранн, сестрёнка, мы не полезем в перекрытый коридор, – вздохнул Доран. – Мы пройдём только по зачищенной части, и то, завтра глубоко заходить не будем. А волшебницы заодно барьеры усилят, и всё будет в порядке...
– Да ну? Доран, я тебя отлично знаю, и...
– Я за ним присмотрю, – заверила её Серана. – Ты же меня знаешь...
На том и порешили, хотя Ранн всё равно на нас надулась и стала до того милой – влюбился бы, если бы женат не был.

Поиск тайников и составление планов – дела, суеты не терпящие. Тем более – в могильнике, где обосновалась нежить...
Впрочем, нежить барьеры так и не раздолбала – да и слишком-то старалась, если уж на то пошло. Почему-то она не пыталась вылезти, пока никого не видела – но мы над этим не слишком задумывались. Не лезет – и ладно...
Тайников оказалось немного – осмотрев преддверие и первый коридор, мы нашли всего три, включая потайную дверь над ямой с кольями. Дверь пришлось оставить в покое – без лестницы до неё было не добраться, но оставшиеся два мы вскрыли...
Почему-то почти все уверены, что в тайнике обязательно спрятано сокровище. Оно, может, и так – хотя про черепок я говорил – но беда в том, что древние всё по-своему ценили. Вот кто бы сейчас за сокровище принял крицу плохонького железа? А ведь находят их и в лабиринтах, и в курганах, и видно, что оно людям дороже золота было...
Ну так вот, в первом тайнике – у самого порога – нашлись только собачьи кости. И не просто кости, а целёхонький скелет и бронзовые бляхи – как будто от сгнившего ошейника.
Бренор, понятно, был разочарован, Доран – тоже, а вот волшебницы заинтересовались. Да и меня отсутствие клада не слишком огорчило – от этих костей как бы не больше пользы.
Так я Бренору и сказал, а когда он не понял, объяснил:
– По таким вещам можно представить, как они думали, а значит, и догадаться, что и где могли спрятать.
– О, точно! – просиял Бренор. – Это ж всё равно как жилу не по приметам искать, а по правилам!

Не знаю, помогло ему это или нет, но второй тайник Бренор нашёл гораздо быстрее – и с вещами, действительно ценными.
Этот тайник тоже был под порогом, но в нём лежали ожерелье и два топора из нефрита. Из белого нефрита, который бывает только на крайнем юге материка и за две меры которого дают меру серебра... Вот уж добыча так добыча – такого ещё ни разу не находили!
По-хорошему, надо было возвращаться, но время у нас ещё оставалось, и когда Хели предложила проверить начало второго коридора, возражать никто не стал.
Обшарили начало коридора и один отнорок – и ничего не нашли. А на обратном пути обнаружили пьяного вдрызг брата трактирщика, который стоял перед барьером и показывал скелетам задницу. Скелетам не понравилось, и они принялись ломиться и в щит скрестись...
– Вот же дурачина! – Бренор чуть кувалду от хохота не уронил.
Да уж, нежить голой задницей пугать – та ещё идея, ежа и то лучше...

Прогнали дурака, укрепили барьеры, вернулись в трактир – вот и всё приключение. И если всё сделано правильно – так всегда и получается...
Даже Ранн, как ни старалась, не смогла придраться и милостиво признала, что мы не накосячили, и обрадовала нас заявлением, что завтра сможет пойти с нами. А раз так – завтра, может быть, получится закончить работу.
Пока все бурно обсуждали завтрашний поход, я разложил на столе зарисовки Бренора и задумался – что-то тут было не так...
– Простенький какой-то лабиринт, – заметила Хели, заглянув через плечо. – Может, конечно, третий коридор похитрее будет... И хотелось бы мне знать, что всё это значит.
– Что это ещё не совсем лабиринт, – предположила Серана. – Он же явно древнее обычных могильников, и ловушек мало тоже поэтому. Интересно, что в конце?
– Особенно гнусная нежить, – уверенно заявил Доран. – Ясно же – раз кто-то добрался, значит, скелеты и эти двое для него не преграда. Все так делают...
– Только это были не все, – Серана разложила на столе ещё один план. – Собаки под порогом – дело известное, кое-где лесные эльфы и сейчас так делают, но эту похоронили головой внутрь. Как будто она должна не выпускать никого... Правда, чисто символически – магии там нет. Так что в конце может быть всё, что угодно. И ещё: почему скелеты то вылезают, то нет?
– Может, у них в шариках разные приказы записаны? – предположил я. – Одним – сторожить на месте, другим – пойти проверить, что случилось, третьим – ещё что-нибудь. И опять же, помните, как они за нами следили? Эти два урода сюда тоже отлично вписываются – как резерв на случай, если кто-нибудь со скелетами справится.
– Разумно, – признала Ранн, – хотя и непросто, но эти ребята явно не искали лёгких путей... А может, как раз им было проще так. Ладно, завтра пойдём – может, что и выясним...

Очистка могильника от нежити – дело нудное, муторное и опасное. Но если всё сделано правильно, то нежить вас больше не побеспокоит – это вам не разбойники в пещере. Эти уж если облюбовали какое логово – то всё, сколько ни гоняй, так и будут лезть...
Разумеется, мы всё делали правильно, отчего менее нудным дело не становилось, да и скелеты нас развлекать не спешили. По дороге нашли три тайника, но вскрывать их не стали, чтобы не тащить лишний груз. Итак бреноровых зелий набрали выше бровей, да и доспехи никак не невесомые...
Тем не менее, шли мы довольно быстро и, как ни странно, без особого труда – скелеты ни сильнее, ни умнее не стали. Даже вооружены были ничуть не лучше, а это уже ни в какие ворота не лезло. Получалось, что чего-то мы не учли или не поняли – а это гарантировало неприятности.
Коридор тоже не отличался особой сложностью – несколько поворотов, полдюжины отнорков, пара ловушек, да и те неисправные – и всё. И это в главном коридоре! Такого просто не может быть...

Коридор закончился довольно большой криптой – и увидев её, сразу поняли, где ошиблись.
– Да чтоб мне задницу киркой побрили, если это главный коридор! – высказался Бренор.
– Сильно сказано, – Доран разнёс булавой попытавшийся шевельнуться костяк в остатках кожаного доспеха.
Второй – точно такой же – даже и не пытался. Кроме этих костяков имелись два лошадиных скелета с остатками упряжи, две уже знакомых боевых мотыги... И всё. Слуги или оруженосцы тех двоих, что мы упокоили раньше – Свет знает, погибли они в бою вместе со своими господами, покончили с собой или были принесены в жертву.
– И что, мы сюда зря лезли, что ли? – возмутилась Айрелен.
– Столичные маги за один доспех столько выложат, сколько весь ваш дом стоит, – тут Серана, конечно, преувеличила, но доспехи и впрямь дорого стоили. Но они – не главное. Главное – обмотанные проволокой шарики из горного хрусталя и кусок просмолённой кожи, что был в одном из тайников... Смола окаменела, не дав коже сгнить, и сквозь неё, хоть и смутно, проступали письмена.
Чужие, непохожие на руны современных народов – но несомненные письмена. Свет знает, что там написано, и смогут ли их когда-нибудь прочитать – но они были. И Серана в него немедленно вцепилась...
И всё. Могильник чист... А если мы что-то пропустили, местные быстро найдут – теперь-то, когда нежити нет, отсюда живо всё вынесут...

– Нежити нет! – крикнул я, распахнув дверь. В ответ раздался многоголосый восторженный рёв и грохот кружек. Нас немедленно подтащили к очагу, выручили по огромной кружке пива и принялись расспрашивать.
Разумеется, охотнее всего отвечал Бренор – дворфы вообще любят поболтать под пиво, а тут пива было много... Так много, что Ранн быстро забралась на стол и принялась проповедовать, а Айрелен приспичило петь... А если кто-то думает, что паладины не пьют – он глубоко не прав.  Пьют, да ещё как...
В общем, праздник закончился только под вечер, так что оправляться домой было поздно. Пришлось заночевать в трактире... Как в старые добрые времена, , Свет его побери.
А с утра пораньше наша компания разошлась. Серана с семьёй сразу отправилась в столицу, Айрелен – на хутор Серых Лис, поохотиться то ли на птицу, то ли на Инвира Серого Лиса, шаман решил посмотреть, уважают ли здешние орки духов, ну и мы не стали задерживаться...

С добычей галопом не подскажешь, но нам и торопиться некуда – вернулись мы почти что затемно. И прямо в воротах наткнулись на какое-то болотное чудище... Которое с радостным визгом «Братик!» кинулось мне на шею.
– Свет и все боги!.. – вздохнул я, поймав тараторившую сестру. – Тарри, ну где ты так измазалась?!
Да уж, что в нашей семье умеют лучше всего – так это влипать в приключения... Или неприятности – это с какой стороны посмотреть.

+20

49

Godunoff написал(а):

Местных рассппашивать бесполезно

расспрашивать

Godunoff написал(а):

А там не тот, что клочки – целый свиток лежит

м.б. "а там не то"?

Godunoff написал(а):

но. Ранн и Серана сперва в четыре руки

точка после"но" лишняя

+1

50

Немногим больше года назад я был уверен, что меня ждёт спокойная, размеренная и скучноватая жизнь отставника. Простительное заблуждение... Нежить, беглые эльфы, огнедышащие горы, дворфы-алхимики – что куда хуже всего остального – чего только тут не случалось! И всё это – ещё раз – меньше, чем за полтора года. Да мне на службе так крутиться не приходилось!
С другой стороны, скучать тут не приходится, да и доход земли приносят недурной, правда, обычно совсем не так, как ожидается...

Собственно, доходы за лето я и подсчитывал, когда в кабинет вломился шаман и сообщил, что трактир в Замостье горит. И вид при этом имел довольный, словно сам его и подпалил...
Я чуть было чернильницу не опрокинул, выскочив из-за стола и метнувшись к окну.  И верно, над деревьями поднимался столб дыма – правда, не слишком густой. Неудивительно, но совершенно непонятно – поджечь трактир вообще-то  довольно сложно. Особенно – наш, замостинский, где дерева мало, а которое есть – то тяжёлое и морёное. Будь дело в Сомовом Омуте, вопросов бы не было – опять Бренор чего-нибудь испытывал... Но не здесь же! Ладно, что там случилось – разберёмся на месте. Открыв окно, я крикнул Шаграту седлать Тумана и подхватил со стойки меч.

Трактир стоял – уже хорошо. Правда, окна были выбиты, а крышу проломили в нескольких местах, но это всё поправимо... если, конечно, внутри что-то уцелело. Потому как хвосты копоти на стенах радости как-то не прибавляли...
Внутри, однако, всё оказалось не настолько плохо. Кое-что, конечно, сгорело, но большая часть просто обуглилась, и то неглубоко – пройтись рубанком, если не наждаком, и готово. Пол особенно – он из какого-то особого дерева, которое просто так не подожжёшь. А копоть... Копоть отмыть несложно. Сгорел гобелен – но оно и к лучшему. Гобелен этот... И гобеленом назвать стыдно, и не выбросить просто так – его трактирщику тёща подарила. Что там было изображено – она одна и знала, да и то вряд ли. Вот занавес напротив двери – да, жалко, хорош был, а этот... Впрочем, занавесом убытки не ограничивались. Сгорели все запасы на день, сгорело белое каменное масло для ламп, сгорело несколько кроватей и почти всё бельё – благо, никто не пострадал – и бочка скипидара.
– Скипидар-то тебе зачем? – удивился я.
– Для морилки, Бренор обещал сегодня привезти... – трактирщик вцепился в бороду. – Отборнейший был скипидар! Лучше некуда! А крыша?! Разломали всю, мерзавцы, черепицу побили и раскидали! А кровати?! А постель?!
Слушал я его краем уха – меня куда больше занимал сам пожар. Странный какой-то – очень уж не ко времени. Трактир или с утра загорается, когда на всех завтрак готовят, или вечером – тут к тому же ещё свечи и лампы. А днём народ всё больше делом занят, что здешний, что приезжий – соответственно, ни на кухне очаги не горят, ни свечи не жгут... Даже зимой – печь в подвале, на имперский обычай, да и гореть там нечему. А тут – вот вам. Летом, среди дня. И на поджог не подумаешь – ни один дурак днём трактир поджигать не полезет. Так что... Либо кто-то закладку оставил – что вряд ли, иначе бы Хели следы почуяла, либо загорелось само собой. Тогда совсем весело, потому как теперь эту штуку придётся искать и думать, что с ней делать, чтобы не загоралась...
А искать придётся Бренору – он у нас алхимик, стало быть, это по его части. Но Бренора ещё дождаться надо, а он же тут всё перевернёт, а то и подпалит что-нибудь в процессе поисков... Да и вообще, этим специальный чиновник должен заниматься – но нам его не пришлют. Рылом не вышли...
Вот только Бренор явится к вечеру, а то и ночью, а разбираться надо уже сейчас...

В итоге я махнул рукой на осмотр, велел страже никого в трактир не пускать и принялся расспрашивать свидетелей...
В чём немедленно раскаялся – очевидцы врали... Как очевидцы. Никто толком ничего не видел, зато рассказать мог всё, что в голову придёт – а приходило такое, что хоть топись. Более-менее осмысленными были рассказы самого трактирщика, его дочери, двух посетителей и Натирры. Вот только Натирра примчалась, когда пожар уже разгорелся, а трактирщикова дочь видела разбитую лампу, и всё. Сам трактирщик тоже видел немного полезного – но, во всяком случае, он сказал, что лампу, как обычно, повесил на потолочный крюк. Сама собой она упасть не могла, так что кто-то её сбил – случайно или нарочно... Завсегдатаи не видели ничего, зато слышали, как кто-то пробежал мимо их угла и что-то со звоном упало. Причём пробежал кто-то довольно тяжёлый... Потом прибежала дочь трактирщика, увидела разбитую лампу и занявшийся гобелен и подняла тревогу. Она же добавила ещё одну деталь – гобелен разгорелся очень быстро. Слишком быстро для шерстяной ткани... Опять либо магия, либо алхимия, и в любом случае непонятно, кто и зачем это мог устроить.

Вердикт Хели был однозначным – никакой магии. Очень приятно, но совершенно бесполезно, как и все допросы. Зато явился, наконец, Бренор... И сразу же на трактирщика наорал. Он, оказывается, приобрёл у нашего алхимика какое-то зелье от гнили и всё им намазал. Но то ли развёл его неправильно, то ли ещё что – только зелье так и осталось горючим.
Стало понятно, почему  огонь так быстро разгорелся, но кто своротил лампу – всё равно непонятно. Ведь совсем не обязательно её случайно сбили... Всякое бывает, особенно у границы, да и трактирщик в молодости где только не бродил – не мог врагов не нажить. А что прошло лет двадцать – так и у людей память долгая, не говоря уж о всех прочих...
Ещё это могли устроить воры – есть такие сволочи. Подожгут что-нибудь, и делают вид, что помогают тушить, а на деле тащат, что подороже. Ну, если их поймают – останется только жреца позвать... Но вроде бы ничего не пропало, а если и пропало, так воры давно смылись. Мерзавцы – но не дураки,  всё-таки...
Ну и третья возможность – сами же и подожгли, причём по-солдатски. То есть – всё сделали по уставу, а в итоге всё равно безобразие, и никто как бы и не виноват... И по моему мнению – как раз так дело и было. Всё действительно ценное трактирщик держит в подвале, куда без ключей или тарана не проберёшься, а затевать такое ради медяков  – дураков нет, и уж точно никто сразу грабить не полезет, сперва присматриваться будут и дверь заметят. Да и враги... Это тоже вряд ли – вреда маловато для мести. Уж если поджигать трактир – то так, чтобы он весь сгорел, да и то отстроить можно, если деньги припрятал. Я уж не говорю о том, что всё можно куда проще сделать...
Так я и сказал трактирщику, но добавил, что, если вдруг что выяснит нового, сразу шёл ко мне. Трактирщик почесал в затылке и согласился. Я спросил, нужны ли ему деньги – оказалось, что нет, своих запасов хватит.

И на этом расследование, в общем-то, и закончилось. С нашими силами больше ничего не выяснить, разве что случайно... Что меня лично очень сильно раздражало. Нет, нам определённо нужен чиновник-следователь – пусть и  один на все Холмы. Ну не могу я один всем заниматься, тем более – тем, в чём мало что понимаю. Это вам не интендант, залезший в полковую казну, не драка в кабаке и не проданный на сторону котёл. Даже простой поджог и то не доставил бы столько неприятностей. С этим я бы так или иначе справился бы, но не с такой пакостью – тут непонятно даже, с какого конца за это дело  браться.
И может быть, я бы и убедил наместника, но его вызвали в столицу, а на его место прислали нового. И мало того, что непонятно, чего от него ждать, мало того, что всё начинать с начала – он ещё и сюда едет! А трактир сгорел, ага... И плевать, что не до конца и ущерб не особо велик – наместник что подумает? Правильно – что воровство прячут. И устроит ревизию – а ревизия обязательно что-нибудь найдёт – а то получится не ревизия, а так, баловство...
Настоящего вреда, конечно, не причинит, но нервы помотает преизрядно. Да ещё шаман... Свет знает, как он с новым наместником поладит – вернее, наместник с ним. А то ж ведь шаман у нас архимагов метлой ушатать может... В общем, всякое может случиться. Да ещё и дракон во дворе свистит нехорошо – как бы бурю не принесло.
Я выглянул в окно – хвост нехорошо дёргался, а ветер, между тем, заворачивал к северу, и быстро. Вот тут уже никаких сомнений – буря будет. Скорее всего – вечером, а может, уже ночью, но в любом случае – до утра.
В любом случае, большого вреда от неё сейчас не будет, но и пользы тоже никакой, а если что по мелочи случится – успеем поправить до приезда наместника. Всё равно он только послезавтра приедет...

Насчёт бури я оказался прав – началась вечером, силы была умеренной и к утру закончилась. Я, разумеется, всё проверил, убедился, что ничего не побило, и отправился в Замостье. Вряд ли там что-то не так, но порядок есть порядок, да и трактир, опять же, намекает...
Надо сказать, что случилось такое, чего не ожидал никто, и я меньше всех – да что там, я подобного и вообразить не мог!
А если по порядку, то первым, что я увидел, была толпа перед домом ней Таари. Толпа, судя по выкрикам, пребывала в каком-то весёлом недоумении и таращилась на крышу. На крыше были Эйдис (дело обычное) и молодой олень, пробивший крышу по задние ноги и так застрявший (а вот это уже ни разу не обычное дело)...
– Не, никак! – закричала Эйдис. – Прямо тут рубить надо!
Как можно загнать оленью тушу по круп в крышу, да так, чтобы она намертво застряла – я не представлял. Даже магией это сложно, а уж без магии...
– Как, Свет вас побери?..  – пробормотал я.
– Смерч, – да уж, подошедшего отца не заметил, позор...
– Смерч?
– Да, – кивнул отец. – Милях в пяти от  нас прошёл, не больше – странно, что никто не заметил. Вот и не повезло оленю...
Смерч в наших краях – дело редкое, но всё же изредка случающееся, но чтобы олени летали... Такого ещё не было. Шаман, само собой, тут же припомнил духов, попрыгал с бубном и объявил, что это знак, и надо строить новый мост. Да, и шаману, само собой, бочонок можжевеловой...
Бочонок у меня имелся, шаман его честно заработал, да и мост по идее должны были перестроить ещё в этом году – и перестроили бы, если бы не Серебряная Луна. А теперь придётся следующей весны ждать – лес-то извели на частокол, пока ещё новый вылежится, да пока камень заготовят... Хорошо хоть, старый мост снести – не велик труд. Запрячь в это дело Бренора – он за час-другой управится... Главное, чтобы он только мостом ограничился, а не прихватил ещё что-нибудь.

Больше ничего интересного или хотя бы важного в Замостье не случилось, и я отправился домой, подозревая, что и там произошла какая-нибудь фигня. Потому как фигня – дело такое, раз уж началась, так и будет тянуться, что ни делай. Пока сама не кончится, никак от неё не избавиться...
Однако я ошибся – фигни не случилось. Хели взялась приготовить обед – Гарра будет ворчать весь день до ужина, и только. Готовить Хели умеет получше некоторых... Волки подкопали забор – так они всё время это делают, причём хоть бы раз вылезли. Так нет же ведь – прокопают, морду высунут, понюхают и назад лезут. Хели считает, что неподкопанный забор оскорбляет волчье чувство прекрасного... Ну, с них станется.
Всё это дело обыкновенное, а вовсе не фигня. Фигня будет завтра... И разбираться с ней я буду завтра же – сейчас я даже не знаю, кого нам прислали. Свет знает, как так вышло – но беспорядок у нас всегда под рукой, я этому вообще не удивляюсь. Мудрецы вообще говорят, что мир сам по себе стремится к беспорядку, поэтому ничего удивительного в том, что у нас вечно творится всякая похабень...

На следующее утро мы отправились в Замостье, устроились перед трактиром, взяли бочонок пива с закуской и стали ждать наместника.
Просидели до обеда, и за это время явились свояк старосты с деревом, Бренор с собутыльником и черепицей (крышу решили перекрыть целиком), несколько купцов и Мейри Дарн, мой старый приятель и сослуживец – совершенно неожиданный гость...
Мейри спешился, выпил кружку пива, посмотрел на горелый трактир и сказал:
– Дин, я понимаю, что тебе не до того, но как наместник должен спросить: что за хрень у тебя случилась?
Сказать, что я удивился – не сказать ничего, я даже не обалдел... Мейри, сын небогатого купца, которому не светил чин хотя бы сотника – дворянин, наместник и капитан конных лучников?.. Бывает, но для этого нужно основательно постараться.
– Ты – и наместник?  – я чуть пивом не подавился. – Как это тебе удалось?!
– Да вот повезло, – буркнул Мейри, – кому на роду виселица написана, того не утопишь... Так что случилось-то?
Я внимательно прочитал императорскую грамоту, налил Мейри пива и сказал:
– Сейчас или вообще? Сейчас вот трактир погорел не пойми с чего, а ней Таари оленем крышу проломило...
Разумеется, он мне не поверил – пришлось отвести и показать.  Оленя, ясное дело, вытащили ещё вчера, но дыра осталась – Бренор со своим приятелем только ходили вокруг и примеривались.
– Мощно, – согласился Мейри. – Правда, насчёт оленя я всё равно сильно сомневаюсь... А с трактиром-то что?
– Понятия не имею, – ответил я, и изложил  свои выводы. И про следователя – тоже...
Мейри Дарн задумался. Думал он долго и тщательно, после чего изрёк:
– Свет его знает. По-хорошему, ты прав, и я, конечно, буду долбить, но, сам знаешь...
Я знал. И ни на что особо не надеялся – чиновника просто так с места не сдвинешь, и не в том даже дело, что он там все ходы знает, а в том, что он там нужен. Так просто его не переставить... Но можно. Тут ещё многое зависит от того, насколько у Мейри запала хватит – так-то он человек не буйный, но если его раздразнить – тут уж и прятаться поздно. И когда он угомонится – не угадаешь, как-то раз он начальство больше года долбил, но своего добился...

Разумеется, на обед я его позвал – хоть и наместник, а человек не чужой.  Разумеется, Мейри согласился. И, как оно обычно и бывает, самое интересное выяснилось за столом...
Как выяснилось, своим новым положением мой приятель обязан подзатыльнику, отвешенному принцессе.
Принцесса Нор, получившая подзатыльник, пыталась под видом мальчика проникнуть на корабль отца Мейри, отправленный к новому материку, но была поймана и изгнана – прямо в руки телохранителей. Мейри клялся на можжевеловой, что понятия не имел, кого прогнал, и я ему верю... А вот капитан телохранителей не поверил – наверное, можжевеловой под рукой не нашлось. Император тоже не поверил и наградил – в своём обычном духе...
Так вот и стал Мейри наместником. На самом деле, ничего удивительного – наши правители такие коленца нередко выкидывали, нынешний – не исключение. Поэтому-то у нас знатный бездельник, пьяница или просто дурак – дело не самое частое. Бывает, конечно, особенно в окрестностях столицы, но всё одно – не рийские всадники, которые, по-моему, уже рождаются пьяными... Поэтому опасаться надо рийской пехоты, но это так, к слову.
В общем, уехал Мейри вполне довольным жизнью, а я, проводив его, занялся сочинением письма про чиновника. Договориться-то мы договорились, но слова на полку не положишь, и надо всё делать по правилам...

Убил я на это весь день и начало вечера, но дело того стоило – расписал я всё и таким отборным чиновным языком, что и самому нехорошо стало. Зато отбрехаться от такого письма просто так уже не получится, когда Мейри его дальше отправит, а он ведь ещё и от себя припишет, как положено... В общем, придётся в столице пошевеливаться.
После этого я взялся за дела своих земель – но тут уж всё проще, оба старосты своё дело знают, постоянного присмотра не требуют и по пустякам не беспокоят. Хуторяне, правда, могут начудесить...
Так, собственно, и случилось, вот только я об этом узнал уже утром.

Утро у нас получилось довольно поздним, и после завтрака мы с Хели собирались отправиться в лес – лошадей размять, ну и самим размяться на какой-нибудь полянке...
Но тут пришёл Элир Рыжий Волк и всё испортил.
Явился он при полном параде и в компании соседей, и принёс грамоту. Об основании деревни... Не то, чтобы я этого не ожидал – но позже, года через полтора-два. Вот же...  Я-то не против, наместник тоже вряд ли станет возражать...  Но бумаг придётся понаписать – ужас! С другой стороны, народу на источниках уже столько, что как бы в Замостье меньше не было, чем там.
В общем, грамоту я взял, письмо сочинил и отправил, но забираться в лес смысла уже не было. Так, разве что, по окрестностям пройтись, рысь прогуляться выпустить... Хотя он и так гуляет, где хочет и когда хочет – хотя, разумеется, быстро возвращается. Тут-то его и кормят, и гладят, и у камина валяться не мешают...
Так мы и сделали, а заодно и волков выпустили побегать. Волки остались довольны... Рысь, естественно, тоже – и на радостях, сволочь такая, залез на крышу и начал орать. И ведь не весна на дворе – хотя отец и говорит всегда, что хорошему коту круглый год весна...
В общем, хоть и не так, как собирались, но отдохнули мы очень даже неплохо. Несмотря на рысь и его вопли и попытки волков раскопать мусорную яму. Вот как будто их, сволочей, не кормят...

Следующие два дня не происходило ничего интересного – а потом наместник вернулся и начал наводить порядок...
Для начала он сходу утвердил основание новой деревни Ключи. Ключам отходили шестнадцать хуторов со всеми их землями, источники на этих землях и прилегающих, две мили реки и дорога до Сомового Омута. Всё, что и было в грамоте... И всё дело как раз в дороге – обычно они в имперском владении. Шума теперь будет – только держись... Ну да беда это не моя, а Мейри, и свалить это на меня у него никак не выйдет. Зато наверняка попытается навесить что-нибудь другое, но тут уж не на того нарвался – я эту премудрость сам знаю отлично.
Зато следующая его идея была без дураков прекрасна – он велел замостить дорогу до Сомового Омута. Прежний наместник и думать про неё не хотел, а ведь дорога там была скверная... Ну да он и не вылезал из города дальше соседнего леса, даже в столице не бывал и ко мне только однажды заехал. Вот вроде бы и не дурак, но не всегда... Чудной, в общем. Мейри тоже, конечно, с присвистом, но толку от него, похоже, будет больше. Впрочем, просмотрим... Мне бы ещё с трактиром разобраться – потому как ничего нового не всплыло. Только тёща трактирщикова приехала, хорошо хоть, без нового гобелена. Впрочем, тёщей немедленно заинтересовался шаман и подкатил к ней на предмет гобелена – он, видите ли, очень нравился духам.... И нельзя ли как-нибудь ему такой соткать – для духов, понятно, а не для самого шамана?..
Тут надо сказать, что теща трактирщика – ткачиха не из худших, только воображение у неё уж очень живое. Поручи ей просто узор – получишь в лучшем виде, но если именно гобелен... Ну, что в трактире висело, я рассказывал. А уж что они с шаманом на пару придумают, лучше не знать.
А пока всё это безобразие тянулось, явилась компания дворфов – тоже какие-то знакомые Бренора – и принялись за мост. Походили, посмотрели, взяли непотребной величины задаток и пообещали всё сделать за месяц. И так за дело взялись, что в месяц я поверил легко.
Для начала – временный мост они сделали за день. Наплавной, разумеется – а я узнал, что дворфы ещё и плоты вязать мастера... Со старым мостом дело было ещё проще – про него с Бренором давно уговор был, и управился он часа за два, не взяв ни медяка. Сказал, что давно хотел что-нибудь действительно большое взорвать...
Кстати, если кто думает, что мост разнесло на мелкие кусочки – он зря так думает. Мост как-то покосился, завалился на сторону и рассыпался. Получилась куча битого камня, торчащая из воды – глубина там футов десять или двенадцать – но замостинские её за несколько дней сами растаскали. Потом этим камнем дорогу к моему дому мостили – не хватило, конечно, но добирать пришлось немного...
Опалубку для свода дворфы сделали заранее, а потом просто погрузили на плоты и привезли по реке, сразу поставив на место. Впечатляющее зрелище...
Всё Замостье сбежалось смотреть, да и мы в стороне не остались.

Ну а после этого дело пошло быстро – какие из дворфов каменщики, всем известно, правда, они и цену ломят... Я, само собой, за ними приглядывал, но всё больше собственными делами занимался – как-никак, деревни у меня теперь три, так что писанины прибавилось. И всё бы ничего, но Косая Ми – трактирная служанка – разбила бровь, а отец по этому понял, почему трактир загорелся...

И это не бред – по крайней мере, если по порядку изложить.
Начну с того, что Косая Ми не потому, что косит, а потому, что носится, как укушенная, по сторонам не смотрит и всё время сшибает углы. А ещё она всё время носит что-нибудь на плече, а то и на голове, так что задеть лампу могла легко – как сегодня. Только дело было в зале днём, поэтому она просто поскользнулась и ударилась о дверной косяк...
Выслушав отца, я подумал, что это вполне возможно, но всё равно непонятно, почему так хорошо занялся гобелен. Отец согласился, но добавил, что всякая фигня на свете бывает.
–  Может, он его скипидаром от моли обрызгал, или ещё чем, – отец пожал плечами, а у меня возникла мысль...
На этот как-бы-гобелен трактирщик покушался давно – но так просто его не выкинуть, потому как подарок, да и тёщу он малость опасается. Но если бы гобелен сам собой сгорел – это совсем другое дело, обижаться не на что... А он до такого додуматься вполне может – с такой-то тёщей. Ну и устроил подлянку сам себе, да не рассчитал немного, вот и подпалил трактир.
Всё это я изложил отцу, будучи уверенным, что он разнесёт мою идею на кусочки – а он пригладил усы и сказал:
– А между тем, совсем не исключено. Ушлый он, как не знаю кто, да и фокус этот не он придумал. Ему лет куда больше, чем мне...  Только обычно под это дело недостачи списывают, а не тёщин подарок... Но и такое когда-нибудь должно было случиться.
– Я, конечно, видел много вороватых казначеев, – сказал я, – но такого не встречал.
– Тебе повезло, – пожал плечами отец. – У меня вот так корабль как-то раз утопили. И товаров-то упёрли не так много, а вот поди ж ты...
Да уж, бывают на свете дураки... По сравнению с ними трактирщик выглядит вполне разумным – если, конечно, я прав. Могло ведь и случайно загореться, а доказать... С тем же успехом можно доказывать, что драконы траву едят.
В общем, обсудили мы с отцом и с Хели это дело, и решили всё списать на случайность – даже если и не так, всё равно дело безнадёжное. Правда, отец посоветовал дописать: «Если не вскроются дополнительные обстоятельства» – на тот случай, если они вскроются...
В итоге так я и написал наместнику – случайность во всём виновата. Дело безнадёжное, трактир в порядок привели – чего ещё-то?

История с трактиром закончилась благополучно, и я уж было подумал, что запас безобразий иссяк, а новые не накопились...
А потом однажды утром Хели улеглась на меня и страстным шёпотом предложила:
– А давай попросим дворфов сделать пару стреломётов?
– Ты чего?.. – меня прямо-таки заклинило – такого я уж точно не ожидал... А стоило бы – Хели способна на всякое, и далеко не всегда это сойдёт за милую причуду даже по нашим с ней меркам. Но стреломёты?..
– На всякий случай, – Хели нахмурилась. – Мне один приятель письмо прислал, что видел чёрного дракона днях в трёх пути к югу от нас.
Стреломёты сразу стали казаться отличной мыслью.
Драконы разумны, обладают собственной магией и совершенно непредсказуемы. Да, они редко нападают на людей – но только потому, что люди не оправдывают потраченных на их ловлю усилий. По крайней мере, так утверждает Нааглив, а он единственный дракон, который нормально общается с людьми... Иногда. И нет никакой гарантии, что он говорит правду.
В общем, если стреломёты будут, а дракон не прилетит – это будет всяко лучше, чем если он прилетит, а стреломётов нет. Магия на драконов действует слабовато, а  стрела в полсотни фунтов весом куда надёжнее...

Сразу после завтрака я отправился в Замостье – договариваться с дворфами. Нет, можно, конечно, и нашим плотникам поручить, но дворфы сделают быстрее и крепче, а плотники пусть стрелами займутся, тем более, что два десятка наконечников у кузнеца есть. Зачем он их наковал – по сей день не представляю, но сделал он это очень кстати...
Дворфы, услышав про дракона, сразу отрядили плотников, да ещё и деревенских позвали, кузнец вытащил свой запас наконечников и принялся ковать новые, а в итоге к вечеру у нас было три стреломёта и по полторы дюжины стрел на каждый. Один оставили в Замостье, остальные развезли по деревням – и стали ждать дракона.
Дракон, между тем, так и не прилетел, за что я ему очень благодарен. Не надо мне тут драконов...
Вместо дракона явился наместник и поинтересовался, что мы тут творим. Я объяснил, и Мейри со мной согласился – с драконами не шутят, юмор у них уж очень своеобразный... Кто-то из его свиты попытался было вякнуть – но схлопотал сам. И, зная Мейри, можно быть уверенными, что это только начало.– выволочка дурака ожидала вечером, да такая, что он не рад будет, что на свет родился.
Зато мост дворфы построили в срок – и лучше прежнего. Правда, количество выпитого эля,  живой и особенно мёртвой воды вызывало опасения – даже для дворфов многовато вышло... Впрочем, заострять на этом внимание я не стал – обошлось без погрома и ладно, а то бывали, знаете ли, случаи...
Новый мост получился выше и шире прежнего, и проходить под ним могли вполне приличные лодки, а не только всякая мелочь. И когда я говорю «приличные» – я имею в виду тридцатифутовые кинривы, которым глубины хватит ещё миль на тридцать или сорок вверх по течению, к самым увалам. А там, между прочим, каменный уголь...
А дворфы каменный уголь ценят куда больше, чем самый лучший берёзовый, и платить за него готовы золотом – не по весу, конечно, но всё равно очень неплохо. Вот тут кинривы-то и пригодятся – а где их взять, я знаю... Дело за малым – договориться с дворфами да убедить отца поделиться судами. Не думаю, что он особо много с меня потребует... А чтобы он своей доли не потребовал – такого быть не может.

С этой идеей я на следующий день пришёл к отцу и предложил поучаствовать. Он, конечно же, согласился, потребовав половину.
– Отец, – возмутился я, – не заставляй меня терять к тебе больше уважения, чем того требует природа! Тут на десятую-то долю едва потянет!
Торговались мы долго – и совершенно бесцельно: какие могут быть счёты в семье? Всё равно вкладываться поровну...
А вот теперь, когда приличия соблюдены, можно спокойно обсудить, что будем делать и как – дело-то непростое, особенно переговоры с дворфами. Ну, отец с ними всё равно договариваться будет – вот и можно им предложить уголь, чтобы посговорчивее были. Глядишь, и поможет... А может, и нет – с дворфами никогда не угадаешь, чем, кроме попойки, обернётся дело.

От отца я отправился в трактир – за новостями.
Новостей хватало, и я их выслушал – надо же знать, что на моих землях творится?.. Творилось много всякого, но меня, разумеется, интересовал пожар – а ничего нового никто так и не вспомнил. А между тем, расследование уже пора заканчивать и писать отчёт уже не наместнику, а в столицу...  А писать по-прежнему нечего – никто не поверит, что гобелен загорелся сам собой. Не бывает так... во всяком случае, в головах столичных чиновников. Я-то знаю, что на свете ещё и не то бывает, и кое-какие вещи расследовать смысла нет. Ну вот такое дурацкое совпадение приключилось, а никто не виноват, и сделано всё правильно...  А итог – вот он, налицо, я бы даже сказал – по всей морде.
То есть, я, конечно, подозревал, что трактирщик сам этот гобелен втихую подпалил, но, во-первых – не докажешь, а во-вторых, я бы его и сам спалил с большим удовольствием – такая там была ерунда. И что теперь делать?..
В итоге, выпив пару кружек пива, я решил списать пожар на неосторожность – слуги лампу уронили, или ещё что-нибудь такое. В неосторожность поверить проще – почему-то – чем в дурацкое совпадение. Хотя отец любит говорить: кто в армии служил, тот над шутами не смеётся, и я его отлично понимаю... Но мирный человек не поймёт, так что спишем...

На написание отчёта о расследовании я извёл весь вечер – зато придраться там было не к чему. Нет, при желании и умении придраться можно ко всему – а вот с умением-то дела не очень. Не смогут столичные чины придраться, а если и смогут – им же хуже, потому как придётся кого-нибудь посылать сюда, и тогда голова болеть будет не у меня, а у них.
А ведь это так здорово – когда ты можешь устроить кому-то головную боль в заднице, и тебе за это ничего не будет!

+12


Вы здесь » NERV » Стартовый стол » Провинциальный лорд (временное)