NERV

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » NERV » Произведения Станислава Shin-san » Омаки и интерлюдии по "Уровням Глубины"


Омаки и интерлюдии по "Уровням Глубины"

Сообщений 421 страница 430 из 446

421

Старый Блицтрегер написал(а):

Грехэм

Насколько я понимаю, на островитянской мове это имя (Graham)звучит как "Грэм".

+1

422

Старый Блицтрегер написал(а):

Добрый всеа вечер!

Назови меня на закате дня....

Глубинная и Коммодор.

Да; это не Пасифида...по малой мере, не Тиниан. Другая Глубинная; другой коммодор - но суть та же. К человеку, который много пережил, повоевал, потерял - пришло существо, бывшее его самым страшным врагом; существо, убивавшее, топившее, разрушавшее всё, что связано с людьми. И это существо попросило  - и даже потребовало, чтобы ОН дал ей имя; чтобы ОН признал её разумной - а значит, равной себе...

С уважением

Старый Блицтрегер

Отредактировано Старый Блицтрегер (25-09-2019 18:29:36)

У нее даже имя глубинное, Ния!
И вопросы она задавала интересные. А уж орган подчинения. 
Точно глубинная.

0

423

Добрый вечер, уважаемый Автор! Добрый вечер, коллеги!

Один из небольших текстов об Адмирале 0 первый, но не последний…

        Кое-что об Адмирале….
Джону «Джеки» Фишеру посвящается

  Апофеозом деяний Миллса стал один из его выходов вместе с двумя ударно-поисковыми группами канмусу на «водомерке»….Само по себе это было неординареым событием – не каждый комфлота выходит в Рейд. Но Миллс вышел; и как раз в тот момент, когда высокое начальство, штабные офицеры и комсостав HSV столпились в ходовой рубке, у матросика с сигнальной ракетницей дрогнули нервы…И недрогнувшей рукой вместо эффектной дуги в небо он запулил из своего «Вери» аккурат в полуоткрытое  рубочное окно. Сигнальная ракета влетела точно в рубку и начала, отчаянно шипя и разбрызгивая ворохи красных искр, носиться по всему достаточно скромному помещению. Народ в панике кинулся кто куда - кэптэны и коммодоры, вспомнив курсантскую юность, сигали в окна и дверь с завидной прытью… Даже пара канмусу-связисток бочком-бочком начали отход по стеночкам.
Рассказывавший Рэму эту историю австралийский коммандер, бывший тогда ещё лейтенантом, в лицах и с выражением повествовал, как он вместе с американским лейтенант-коммандером и каким-то французом проворно спрятался под штурманский столик, куда в обычном состоянии с трудом уместился бы даже один не самый корпулентный человек…Панике не поддался только Миллс. С невыразимым презрением посмотрев на мечущуюся по рубке ракету и также мечущихся морячков, он повернулся к ракете спиной, задрал левую ногу на манер писающего на фонарный столб бульдога и  изрыгнул первую порцию чудовищной ругани. Коммандер уверял, что в этот момент содрогнулись сами небеса….На втором адмиральском залпе пристыженная ракета упала замертво на пресловутый столик, а в рубку начали возвращаться не менее пристыженные офицеры.
   - С тех пор – закончил эту историю коммандер – я раз и навсегда уверился, что настоящие адмиралы умирают не в постели, а либо под вражеским огнём в бою…Либо захлебнувшись собственной руганью в адрес бестолкового начальства, придурков-подчинённых и противника – именно в такой последовательности.

Продолжение следует

С уважением
Старый Блицтрегер

Отредактировано Старый Блицтрегер (10-10-2019 02:57:15)

+8

424

Атмосферненько.  :cool:  Однако зачем адмирал ногу-то задирал?

0

425

Shin-san

В знак полного, глубочайшего презрения!

  http://read.amahrov.ru/smile/laugh.gif

Старый Блицтрегер

0

426

Shin-san написал(а):

Однако зачем адмирал ногу-то задирал?

Дык, классика же.

Мы повели себя разнообразно. Я, например, столкнулся лоб в лоб с ракетным начальником за тумбой выносного индикатора кругового обзора. Мы с ним вышибли друг из друга искры на манер того, как сегодня это сделали старшины над пламегасителем. Потом мы с ракетным начальником рухнули за тумбой на корточки. В результате чего на свободе остались наши зады.
А Беркут — не знаю, какой он флотоводец, но он единственный, кто не совершал кенгуриных прыжков, ни с кем не сталкивался лбом и никуда со своего боевого поста не побежал. Он только повернулся к гранате спиной и аистом согнул и поднял левую ногу. При этом адмирал накануне неминуемой гибели изрыгал кощунственную ругань.

+3

427

Добрый всем вечер!

Очередной отрывок…

                                                        Кое-что об Адмирале…

….Девчонки Четвёртого Восточного любили своего Адмирала. И Бартон Миллс того заслуживал…По странному капризу природы – или по наущению тех самых Высших сил – он пошёл в своего уже далёкого предка. Пошёл острым умом, огромной работоспособностью, буквально дьявольской энергией, бычьей настойчивостью, отсутствием всякого страха перед любым руководством и любовью к подковёрным интригам. Но девчонки любили его не за это, а за  бесстрашие, отличное чувство юмора, то самое, редко ныне встречающееся обаяние «офицера и джентльмена», а главное – за то, что он относился к ним совершенно серьёзно.  Серьёзно и как к молодым красивым девушкам разных наций, и как к наследницам боевых кораблей – тех, что маячили у каждой из этих девушек где-то за спиной…Не щурясь снисходительно, не сухо цедя сквозь зубы, не заискивая перед Силой, не казённо отрабатывая рекомендации Корпуса Мониторинга – а так, как Адмирал относится к своим кораблям. Среди моряков, особенно немолодых, особенно адмиралов – это редкость и сейчас, а уж в те годы, когда Объединённый Флот только создавался – такие были наперечёт.
  Именно там и тогда Миллс обрёл своё призвание и своё место. Он не делал разницы между своими подчинёнными – обычными моряками и канмусу. В одинаковых выражениях (а выражения Бартон не выбирал) он и хвалил, и разносил и тех, и других– разве что чуть больше щадил девчонок. Но уж зато на отдыхе…Джеки Фишер резал правду-матку в глаза королям и премьерам; недаром старый морской волк так близко сошёлся с молодым Черчиллем. Но и плясать был горазд, и в шестьдесят шокируя и восхищая молодых принцесс и великих княжон на балах своей неутомимостью в танцах и морскими выражениями без всякого стеснения…Его потомок не посрамил предка. По всему Четвёртому Восточному гуляла легенда об адмиральской руке. Как в самом начале, когда всё ещё только формировалось, и люди позабыли, что такое толком есть и спать – Миллс, тогда ещё даже не адмирал, а однозвёздный коммодор Королевского Австралийского флота, поздравлял одну из первых канмусу в тех краях – англичанку Джейн Остин, наследницу «Эксетера». Поздравлял чуть ли не с первым удачным боем и вошёл в раж – под конец расцеловал Джейн в обе щёки, а потом с напутствием:
- Молодец, девочка, так держать!
- легонько шлёпнул Джейн по туго обтянутой «бермудами» заднице. При большом скоплении народа… Утром Джейн появилась на улице в тех же шортах – и все ахнули! На попе, аккурат на том месте, по которому её похлопала начальственная длань, красовалась термонаклейка - растопыренная мужская пятерня немалых размеров и надпись полукругом:
- Рука Бога!
Сейчас Джейн, битая-перебитая, неоднократно (и серьёзно) раненая,  служила на Атлантике, заместителем командира крейсерско-миноносной группы. И когда позволяла погода, являлась на торжественные церемонии по табельным дням в тех самых латанных-перелатанных «бермудах»…
  Не удивительно, что девчонки любили своего Адмирала – и тайно, и явно, и отнюдь не платонически. Вернее – половина была влюблена, а вторая половина ужасно завидовала первой…При этом Миллс отнюдь не стеснялся различных жестов, поздравляя сразу после боя, прямо у пирса, отличившихся в боях Дев Флота. В результате периодически Управление военной полиции Брисбена и Специальная военно-морская прокуратура ОФ разбирались с очередной анонимкой. Обвинявшей Миллса в намерениях и действиях развратного характера по отношению к канмусу. Причём намерения и действия описывались столь красочно и с такими леденящими душу подробностями, что начинали заикаться даже видавшие виды полицейские и прокуроры…Очередная проверка, разумеется, ничего не подтверждала, и анонимка перекочёвывала к адмиралу. Миллс завёл для них специальную папку, частенько по вечерам, в качества отдыха от адмиральских забот, перечитывал эти любовные послания, а наиболее пикантные сцены выделял красным маркером. А затем, на очередной штабной попойке с участием комсостава «водомерок» (попойки проходили под скромным псевдонимом «мероприятий по психологической разгрузке») громко и с выражением зачитывал выделенные отрывки.
  Однажды на таком мероприятии некий молодой лейтенант, из породы идеалистов, не успевший ещё отойти от довоенных священных принципов толерантности и мультикультурализма, совершенно серьёзно спросил Миллса:
- Что он собирается делать с этими отрывками?
И адмирал также на полном серьёзе ответил, что когда  кончится Война и он уйдёт в отставку, то по крайней мере сможет подрабатывать сочинением сценариев для второсортных немецких порнофильмов…
  Об этих словах пронюхала пресса, и остатки носителей либеральной идеи подняли скандал, надеясь напакостить и Миллсу, и Флоту вообще. Но тут стеной встали и адмиралы, и очень серьёзные дяди из СовБеза. Бартону Миллзу отпустили все грехи, минувшие, нынешние и будущие, за три слова:
- Когда кончится война…
Не «Если» - но «Когда»!
Либеральным СМИ основательно прищемили хвост. А Миллз поступил просто - вызвал к себе командиров краснофуражечников и маринеров, охранявших объекты Четвёртого Восточного в Австралии и окрестностях. И в присутствие скромно помалкивавших чинов из Сил ООН по поддержанию мира и стабильности вручил каждому самолично составленный список особо «отличившихся « СМИ и персонально журнашлюх. С напутствием гнать каждого из этого списка – поодиночке и скопом – в три шеи из поля зрения. При этом адмирал, в общем вполне ладивший с «гиенами пера и шакалами ротационных машин», заметил:
- Эти кретины вылили грязь на меня и Флот – но и мне, и Флоту на это плевать (выражение было сильнее и нецензурнее). Но они посмели задеть НАШИХ девчонок – а вот этого я не прощаю никому!

С уважением
Старый Блицтрегер

+17

428

Старый Блицтрегер написал(а):

С уважением
Старый Блицтрегер

Все дальше и все любопытнее типаж...))
А вы в личке мою зарисовку видели? Или нашли что "не в стиль"?

0

429

Добрый всем вечер!

                                Кое-что об Адмирале...

Очередной отрывок…

   Над Военным госпиталем Четвёртого Восточного флота ОФ, что вольно раскинулся в тенистых эвкалиптовых рощах Норман Парка, нависала гроза. И эпицентр её формировался на третьем этаже Терапевтического отделения, в апартаментах (палатой этот двухкомнатный номер с персональной столовой, санузлом и приёмной не поворачивался назвать язык) вице-адмира Бартона Миллса. В палате сейчас находился, кроме самого адмирала, облепленного присосками датчиков под вполне стильной и абсолютно невоенной пижамой с котейками и улыбающимися девушками в купальниках, коммодор Кевин Ридд сотоварищи. И повествовал обо всех странностях(говоря очень мягко), сопровождавших злополучный конвой «Аякс-71»…Гроза надвигалась.
  Грозу чувствовали все: сам Ридд, собравшиеся за его спиной офицеры штаба Флота; но, пожалуй острее всего грозу чувствовали адъютанты и порученцы, столпившиеся в больничном коридоре у дверей палаты. Хороший адъютант сродни вулканологу: настоящий вулкан за день до извержения, когда вершина ещё невозмутимо вздымается под белой шапкой, и только специалист по вулканам может предсказать скорую катастрофу…Причём касается это не только непосредственно шефа, но и начальство начальства…Предчувствия их не обманули. После невинного вопроса Миллса:
- Кстати, Кевин, а я что-то не вижу эту…Монитора, мисс Деверо? Я с удовольствием выслушал бы её впечатления…И где наши девчонки?
Растерявшийся коммодор пробормотал лишь:
- Простите, сэр, но я не стал её..их.. приглашать…Я не думал…Я надеялся…Я решил…
… И грянул гром!
- Ах, ВЫ не думали?! ВЫ  - надеялись!!!? ТЫ РЕШИ-И-И-Л!!!? КОЗЯВКА ТЫ ГОЛОВОНОГАЯ!
…Всё замерло. Ридд то краснел, то бледнел с такой скоростью, как будто кто-то хлестал его по щекам. Офицеры штаба старались не дышать…Все знали, что ЭТО адмирал употреблял на подходе к ВЕЛИКОМУ ГНЕВУ!
  Отзвучал первый раскат. И тут произошло неожиданное: невысокая, хрупкая на взгляд японка – медсестра, сидевшая до того в углу у окна, за складной перегородкой-ширмой, уткнувшись в экран монитора, подняла голову. Мельком посмотрела на офицеров, на полуобморочного Ридда, снова на экран…И каким-то плавно-тягучим, чисто кошачьим движением, столь присущим именно восточным женщинам, вывернулась из-за своего столика и как-то внезапно оказалась рядом с адмиралом. Мелькнул лишь коротенький – до середины бедра – ослепительной белизны халатик, застёгнутый на все пуговицы – под горло…Такие же ослепительной белизны брюки – даже не в обтяжку. Да каким-то волшебством удержалась на каре иссиня-чёрных волос та самая пресловутая шапочка  с красным крестом. И никто ещё ничего не понял, как эта фея , вся в белом, словно вышедшая из аниме, тем же плавным движением обхватила руками голову сразу замолчавшего Миллса  с седеющими уже коротко стриженными волосами и аккуратно подбритыми бачками. И прижала её к маленькой, но – даже под халатиком видно – крепкой груди. Прошептала на ухо что-то успокаивающее, ласково погладила полуобнажённую могучую руку – сверху вниз и снизу вверх…Шепнула ещё что-то , улыбнулась и тем же неуловимым движением снова скрылась за ширмой. И затихла, уперев взгляд в монитор…

  Молчание в палате не нарушалось, но теперь в глазах у всех присутствующих читался один вопрос:
- Что это было?
И с тем же вопросом изнывала за дверью свита. Адмирал чуть растерянно сморгнул, повертел головой, открыл и закрыл рот…Запал у бомбы был вынут.
- Гм…Да…Асами, ну это уже лишнее…Ридд, вы слышите меня? Вы должник мисс Одзава до конца этой жизни и всех следующих! И должны каждый день трижды целовать ей руки…Вы поняли меня?
Коммодор чуть слышно пробормотал нечто невнятное.
- Не слышу!
- Д-да, с-сэр!
- Ну, эдак у нас дело не пойдёт! Давайте-ка: глубокий вдох – глубокий выдох, ещё раз, ещё разок…Вдох-выдох, вдох-выдох…Кевин, в конце концов вы – офицер флота Её Величества! Ну?
  И коммодор Ридд, не отойдя ещё до конца от ожидания очередного светопреставления, но уже почти уставно гаркнул:
- Да, сэр!
Адмирал благосклонно улыбнулся:
- Ну вот, Кевин, ещё не всё потеряно! Некоторые задатки у вас есть. А вы там что?
Почтил Миллс офицеров, выстроившихся у столика:
- Что молчите? Чурбаны вы, чурбаны…
За спиной у Ридда кто-то облегчённо выдохнул. Весь Флот знал:
- Назвал чурбаном – считай, пронесло…Простил!
Миллс снова помолчал, о чём-то думая. Потом добавил:
- Кевин, сегодня вас спасло только то, что у вас хватило ума не бежать сразу наверх – и адмирал ткнул загорелым указательным пальцем в потолок – или не хватило на это смелости…А, Ридд? Ладно – что сделано, то сделано.
  А теперь я буду слушать – и он бросил быстрый предупредительный взгляд на ширму у окна – а вы будете рассказывать. И упаси вас бог, парни, произнести:
- Я думаю..
Думать мы будем не здесь, не сейчас и не в таком составе. Сейчас всё, что я от вас услышу, должно начинаться так:
- Я увидел…Я услышал…Мне показалось…
Ну?
Первым тишину нарушил не Ридд, а немолодой уже кэптен-новозеландец:
  - Я всё понимаю, сэр, однако – и он тоже посмотрел на ширму у окна – не будет ли это…
- Ходжсон, не заставляйте меня в вас разочаровываться! Медсестра в госпитале Объединённого Флота, в терапии, в отделении старшего и высшего комсостава…Бьюсь об заклад, что кораблик в личном деле у неё такой же, как у вас –если не самолётик.
Время не ждёт , джентльмены. Приступим…

С уважением
Старый Блицтрегер

Отредактировано Старый Блицтрегер (18-10-2019 01:43:35)

+13

430

Добрый всем вечер!

И ещё кое-что об Адмирале...

                                Хороший командующий


Военная вообще и стратегическая литература в частности, в общем, безвредна(то же относится и к настоящему рассказу). Но изучать по ней стратегию не стоит. Стратегию следует изучать на войне, где она является одним из элементов быта.
  Хороший командующий не должен обладать излишним воображением, только тогда он сможет видеть вещи такими, каковы они на самом деле. Очень важен для него приятный характер (гм-гм…характер вице-адмирала Бартона Миллса приятным могли назвать разве что с дюжину самых близких коллег и девчонки – канмусу) и необходим профессиональный юмор. Обязательно – бесстрашие в обращении с высшим начальством.
  Одного хорошего командующего я знал лично.
  Адмирал Миллс  выбирал арбуз. Очередная баржа с кавунами пришла вчера со среднего течения одноимённой реки, и предприимчивые разноязыкие торговцы уже разгрузили часть своего товара почти что на берегу залива Мортон, в тени пальм, неподалёку от штаба Четвёртого Восточного, по сути представлявшего собой интернациональный военный городок. От самого периметра гражданских маринеры и мордовороты из военпола гнали, но в некотором отдалении уже возник небольшой стихийный, но благоустроенный посёлок из обслуги – и такой же стихийный рынок.
  По выходным здесь всегда людно. Правда, откровенного криминала не было – за этим следили и красные фуражки, и местная полиция – но и без того народа хватает…Здешние, из посёлка; брисбенцы из окрестных береговых районов вокруг залива Мортон , кто не сбежал во времена Войны Первой волны…Отчаянные рыбаки и местные каботажники, вечно задирающиеся с речниками; фермеры и овцеводы с пригородных ранчо и всякий заезжий люд. И  конечно, тусуется народ с базы – и морячки разных званий, и вольнонаёмные, и девчонки – канмусу из «зелёных» смен. Особливо летом, когда не каждый поедет в центр города, или даже лениво поплюхает вверх по реке на стареньком прогулочном пароходике…Жарко! Да и не тот нынче Брисбен! Почитай что три года Первой волны своё дело сделали – нынешнему «Городу у реки» далеко до того, довоенного, Брисвегаса – миллионера.
  Выглядел Миллс  - для вице-адмирала и командующего пусть не самым мощным, но всё же региональным флотом ОФ – эм-м-м…необычно. Белые теннисные туфли (даже не кроссовки!), белые уставные гольфы годов этак сороковых века двадцатого, длинные – до колен – белые же шорты; мощный торс облегала  цветастая лёгкая рубаха навыпуск с небоскрёбами, пальмами, ужасными «Кадиллаками» и более-менее топлесс гавайками…Картину дополняли : настоящая кубинская сигара с личным автографом Фиделя – и уж совсем бог знает где подобранный (не говорю – стыренный) классический тропический шлем цвета хаки с тремя вице-адмиральскими звёздами. Вишенкой на торте стал стек, который в данный момент аккуратно придерживал кэптен Ходжсон. Вообще-то он был у Миллса начальником Джи-3, но две недели назад начштаба флота, коммодор сэр Арчибальд Смит-Дорриенс , эсквайр, совершенно неожиданно свалился с инфарктом. ..И ещё минимум три месяца должен был отлёживаться сначала в брисбенском госпитале Флота, а потом в каком-нибудь санатории в тени эвкалиптов…Так что Миллс временно произвёл новозеландца в НШ и вытащил его из своей, как он выражался, «оперативной клоаки».
  Впрочем, если откровенно говорить, после инфаркта вкупе с резко обострившимся гастритом Смит-Дорриенс вряд ли вернулся бы в Брисбен. Подлечился бы, а потом перевели бы на какую-нибудь тыловую должность на Лазурном Берегу, с приличным окладом и пенсионом…К чести Объединённого Флота будь сказано, своих, от последнего матросика и до адмирала он не бросал. Так что Миллс тянул аккуратиста и педанта, но со своим мнением «киви» на начштаба уже безо всяких приставок. Если учесть, что зам адмирала, коммодор Ридд исповедовал старый солдатский принцип:
- От службы не беги, на службу не навязывайся…
То  командный треугольник Четвёртого Восточного подобрался вполне удачно и со вкусом. Ходжсон и Ридд если не в полной мере, то хоть как-то уравновешивали взрывной характер адмирала, пользовавшегося всеобщей известностью как «Джеки Миллс – Гроза Морей», или, в минуты приступов прадядюшкиного гнева – просто «Гроза». Вот и сейчас одетый во всё уставно-летнее белое, хотя и расстёгнутое на пару пуговиц кэптэн(уже, впрочем, представленный Миллсом к коммодору) Ходжсон аккуратно, но с достоинством придерживал адмиральский стек. А сам Миллс азартно торговался с хозяином арбузной горы, немолодым пройдошистого вида греком. Наконец, обе стороны ударили по рукам, и Миллс с бодрым уханьем взвалил арбуз на плечо маринера из охраны.
- Вперёд, бой! Вот видите, Ходжсон, двадцать центов я скостил. Учитесь торговать!
- Но, сэр, мы потеряли здесь почти час! Оправдывает ли это двадцать центов?
Миллс ужасно возмутился:
- Послушайте, Ходжсон, но это дело принципа…Кстати – сдаётся мне, что в-о-о-н тот морячок ищет нас…
И тут негромко тренькнул мобильник адмирала. Миллс достал его, поднёс к уху, прикрыл рот ладонью…И немедленно, без команд, с полдюжины маринеров, изображавших до того фонарные столбы, окружили адмирала, отсекая от него и кэптена, и арбузоносца. Миллс выслушал что-то, кивнул, повелительно махнул рукой рыжеватому уорент-офицеру с небольшим чёрным кейсом в сопровожднии дюжего краснофуражечника…
- Ходжсон, за мной!
И кэптен поспешил за Миллсом, углядев в руке уорента извлечённый из кейса бланк радиограммы. А из толпы вынырнула и поспешила за кэптеном блондинистая девчонка лет семнадцати, всего более смахивающая на Сару Коннор из самого первого «Терминатора». Кроссовки, короткие джинсовые шорты, светленькая футболка  «GHOST BUSTERS» - командир 24-й эскортной  Сьюзен Вандейк «Монпелье» своим крейсерским взором усмотрела арбуз – ну а потом уже и своего Адмирала….

С уважением
Старый Блицтрегер

Отредактировано Старый Блицтрегер (25-10-2019 03:31:03)

+13


Вы здесь » NERV » Произведения Станислава Shin-san » Омаки и интерлюдии по "Уровням Глубины"