NERV

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » NERV » Произведения Станислава Shin-san » Омаки и интерлюдии по "Уровням Глубины"


Омаки и интерлюдии по "Уровням Глубины"

Сообщений 1 страница 10 из 283

1

Тут постить только тексты. Обсуждалово - вот туда: Уровни Глубины. (по Kankolle) - Обсуждение. Часть 2

0

2

Автор - Старый Блицтрегер

И на Тихом Океане...

     И вот, наконец, наступил тот знаменательный день, которого так ждали на всей планете люди и Свободные глубинные - отныне просторы Мирового океана открыты для двух дружественных народов!  Берега всех материков превратились в одну огромную Триумфальную площадь... Но особое внимание приковано к крохотному островку Тиниан в просторах Тихого океана. Именно оттуда началось победное шествие неустрашимой фаланги канмусу и их таинственного и благородного союзника-Рэма, ставшего во главе первых Свободных Глубинных!
     И сегодня состоится столь долгожданное воссоединение семей-гордые Девы Флота падут в объятия своих родителей. Океанский лайнер - один из немногих уцелевших в начале Великой войны - уже подходит к острову. Отваливающие от борта нарядно украшенного гиганта катера устремляются к живописному берегу прелестной маленькой бухты, и первые родители уже готовы броситься навстречу своим героическим дочерям.
     Вот они, выстроились на берегу полукругом, в своих парадных мундирах, блистающих аксельбантами, эполетами и орденами всех стран мира. И на самом видном месте конечно Она - блистательная и неповторимая Сэнди "Атланта" Спартмайер! Та, что первая подала руку дружбы и доверия таинственному незнакомцу и прошла бок о бок с ним весь тяжкий, но славный путь Освобождения.
     А вот и сам Рэм - таинственное существо, получеловек-полуГлубинный, создавший и возглавивший Союз Свободных Глубинных и своей кровью скрепивший боевой союз... Вот он, этот наследник капитана Немо, в со взором глубоким, как сам Океан, высокий и стройный, как молодой Нептун, в полуфрачной паре от лучшего лондонского портного и сияющих на солнце туфлях.Простите, друзья, эпичность момента мешает мне вести дальше этот исторический репортаж... (в не отключенный микрофон слышны всхлипывания, неразборчивые выкрики, звяканье ложечки в стакане и звуки, сопровождающие обычно оттаскивание бесчувственного тела...)
     А тем временем на берегу Тиниана свершались великие дела. Хлынувшая на берег, в белый коралловый песок толпа чад и домочадцев была остановлена цепочкой матросов с лайнера, образовавших живой барьер. Островком спокойствия среди взбудораженных выглядел Адмирал, командующий Специальным базовым районом Сайпан-Тиниан и небольшая группа его офицеров. Адмирал сохранял истинно японскую невозмутимость, офицеры из последних сил хранили фейспалм, но периодически, из-за спины Адмирала гнусно ухмылялись, издевательски-соболезнующе подмигивали Рэму и втихую даже издавали абсолютно нецензурные звуки...
     Сам же Рэм, этот эталон бесстрашия, герой двух рас и четырёх океанов, знаменитый мореплаватель и частично даже плотник, выглядел в этот момент как человек, охваченный неподдельным ужасом. Напрасно бросал он робкие взгляды в попытке найти хоть одну щель в блистательном строю Дев-Кораблей - вот еще! Испытанное в боях Особое оперативное соединение лишь теснее сомкнуло ряды, не оставляя прославленному лидеру Свободной Глубины ни единого шанса. Послышался глубокий вздох, и выражение ужаса на лице Рэма сменилось полным подчинением беспощадной судьбе. Недоумевающие (и значительно прибавившие в числе) родители замерли на полосе прибоя.
     И в этот момент прославленное Оперативное соединение в два с лишним десятка не нежных девичьих горлышек, но грозных глоток боевых кораблей рявкнуло: "Мамы, папы, познакомьтесь - это НАШ ПАРЕНЬ!"
     В наступившей тишине отчётливо прозвучала реплика француза из штабных: "БРАВО! Вот это ход!!." И продолжение оттуда же, из-за спины адмирала, но уже на русском: "Ну парень, ТЫ ПОПАЛ!"
     Но потрясения дня на этом не кончились. Остолбеневшая толпа на берегу услышала характерный плеск воды, и из океанских глубин рядом с обгрызенными остатками пирса на берегу бухты всплыла целая стая, а точнее - целая сплочённая группа Глубинных самых разных классов. Было хорошо заметно, что над ними изрядно потрудились подводные куафёры, стилисты и модистки... Над группой взреял огромный транспарант на разных языках - "Пожалуйста, позаботьтесь о нас!", - а на груди у них проницательный взгляд легко мог бы заметить бэйджики с именами: Света, Настя, Кэт, Гретхен, Норико... Столь прекрасен и загадочен был лик этих Дев Моря, что кое-кто из присутствующих вознамерился позаботиться о них уже здесь и сейчас... Прямо при большом скоплении народу ... И, возможно, не в первый раз... Но оные злоехидные Глубинные взирали сейчас только на Рэма, а некоторые предерзостно показывали язык канмусу, как бы на что-то намекая. Канмусу напряглись, с подозрением взирая кто на Глубинных, кто на Рэма. Глубинные метнули ответные взоры. Рэм зажмурился. Люди на берегу приготовились к худшему-разборкам взревновавших девиц.
     Но есть,есть ещё Бог из машины! Уже хлынувшие к берегу Девы Моря внезапно расступились; за ними вслед расступились ничего уже не понимающие гости. Сэнди подозрительно хлюпнула носом; "Невада" достала из кармана парадного кителя леденец; две Глубинные - линкор и авианосец, - затеяли длинный и абсолютно теоретический спор не тему: "Надо ли баловать детей?"
     Адмирал тяжело вздохнул. Офицеры изобразили двойной фэспалм и начали внимательно изучать абсолютно пустую океанскую поверхность. Рэм опасливо открыл глаза и осмотрелся. Меж расступившихся людей, во всеобщем молчании к нему шла миленькая маленькая девочка лет пяти-шести в простом, но нарядном платьице, босоножках и... с абсолютно белыми волосами. Рэм понял-это судьба... и покорился. А девочка подошла к нему, расстегнула большую наплечную сумку. Зрители непроизвольно выдохнули, а девочка вынула из сумки уздечку розового цвета с вышитыми сердечками и... в тишине разнёсся звонкий голос (ох уж эти недогадливые взрослые!): "Папа! Давай поиграем в лошадку?.."
     Дальше следует полное табло. Занавес опускается...

P.S. С Огромным уважением к "Уровням Глубины" и их автору, а также к Сергею Олеговичу.

Отредактировано Shin-san (01-12-2017 20:21:18)

+4

3

Автор - Лунатик

Неведение Мэгги «Вестал» Тиллерсон.

   Итак, начинаем серию экспериментов. Разумеется, серию, нам необходимо отработать множество вариантов!..
   Смотри, я вот здесь составила тебе расписание... Ну да, я  на первом месте. А так же на втором и на третьем. Как  учёный, я должна взять на себя ответственность и сама первой войти в зону эксперимента!  А уж девочки - потом.
   Принуждаю? Да что ты, в списках только добровольцы! Ну,  сложилось вот так, что весь наличный состав базы... И  никого уговаривать не пришлось, сами вызвались!.. почти  все, в едином порыве, так сказать... Да, девчонки у нас  серьёзные и ответственные, понимающие свой долг перед  будущим.
   Ах, тебя принуждаю? А ты разве против? Или...  оборудование не работает? По моим наблюдениям, твоя  реакция на девушек соответствует... Ну, вот видишь, всё  работает превосходным образом - так за чем же дело  стало? Я где-то читала, что простой оборудования может  не лучшим образом сказаться на здоровье. И даже если ты  запускаешь агрегаты вхолостую, это всё же не совсем то,  что нужно...
   Не практикуешь холостой запуск? Но ведь это тоже вредно!  Или... Вовсе не умеешь использовать оборудование?  Научим... Ну, или вместе "научимся", мы не то чтобы  настолько уж "умеющие", скорее как раз наоборот... но,  согласно авторитетным источникам, системы, с которыми  мы будем работать, обладают чем-то вроде "интуитивно  понятного интерфейса", и ничего особо сложного там нет.  Жаль, конечно, что ты не обладаешь опытом  использования этих систем, и...
   Ах, обладаешь? Тогда чего ты мне тут голову морочишь? Вот и хорошо, вот и славно, значит, нулевую стадию  экспериментов можно сократить. "Обучение обращению с  оборудованием" - вписываем фамилию и звание  инструктора. Да, и ответственный по технике безопасности  нашёлся...
   Что значит - "кто инструктор, кто ответственный?" -  разумеется, ты! Как единственный обладающий значимым  опытом... Так, пожалуй, стоит написать методичку - за пару  часов управишься? А потом нужно провести девчонкам  теоретическую лекцию - можно сразу для всех. Ответишь  на вопросы, приведёшь примеры из своей практики...  Потом ещё одно общее занятие, опрос - как девчонки  усвоили теорию. И практические зачёты, переходящие в  начало эксперимента - думаю, тут присутствие всей группы  будет неуместно. Да, так и запишем - индивидуальные...  хотя нет. Стоит сэкономить время и уплотнить график, ты  сможешь одновремено уделить внимание двум, даже,  пожалуй, трём...
   Слишком много, по-твоему? А по мне, ты так до конца и не  понял, до какой степени повысилась твоя выносливость.
   Не в выносливости дело? Что это ещё за неприличное  слово - "неэтично"? Ты ещё "общепринятую мораль"  помяни! Что за глупые отговорки?!. "Неэтично" было бы как  раз "общепринятое"! Если опыты будут проводиться только  с одной... нет, это несерьёзно, нужно больше данных, по  разным вариантам... в общем, удели внимание двум, трём,  пяти, десяти - а остальные? Как ты себе это  представляешь - объявить уже согласным на участие в  эксперименте добровольцам, что наука нуждается лишь в  нескольких из них? Может, ещё жребий предложишь  кинуть? А каково будет обделённым девушкам, ты  подумал? Видел бы ты, как они загорелись, когда я  объявила аукцион... в смысле, предложила!.. И вот этим  вдохновлённым перспективой поучаствовать в  серьёзнейшем научном эксперименте добровольцам ты  сам - да, именно ты! - выйдешь и объявишь... знаешь, что с  тобой за это сделают? И я не знаю. И представить не могу,  хотя на воображение не жалуюсь.
   Слушай, ты так упорно представляешь себя принуждаемой  стороной, что я прямо-таки вынуждена спросить - а ты,  часом, не хочешь ли, чтобы тебя в самом деле принудили?  Это можно - просто лежи смирно и получай удовольствие,  мы всё сделаем сами. Я могу сконструировать кое-какие  устройства, позволяющие зафиксировать...
   Себя зафиксируй? Гм... Ты в самом деле предлагаешь  мне... Думаешь, это будет уместно? Ну, можно и попробовать. Если таковы твои предпочтения, то я не вижу  причин, почему бы и не... В конце концов, настоящий  учёный пойдёт на всё во имя науки! Разве что придётся  дооборудовать лабораторию. Если я лишусь возможности  делать записи, изучать показания приборов, придётся  поставить больше видеокамер, направленные микрофоны,  автоматические системы позиционирования устройств  записи...
   Видео? Ну разумеется, не только видео - все возможные  приборы, всё-всё!.. - будет подробнейшим образом  записано, а как иначе? Ведь это важнейший эксперимент! Эти записи навсегда войдут в анналы науки, они будут очень  внимательно изучены, их будут разбирать во всех Академиях Наук, в самых авторитетных институтах Земли, преподавать в...
   Ой... Эм-м-м, подопыт... то есть, Рэм?.. Что с тобой?  Рэ-э-эм? Надо же, я была уверена, что мы не подвержены обморокам. Как интере-е-есно…

З.Ы.:
А любите ли вы сумасшедших учёных так же, как люблю их я?

+4

4

Автор - Старый Блицтрегер.

Сайпан, N лет спустя; чудный пляж в бухте Баия ( где нибудь в районе Лаолао). Тропическое солнце, белый коралловый песок, пальмы, океан - пляжная идиллия. И на самом берегу бухты огромный рекламный щит, где на фоне всех местных красот призывно улыбаются одетые в бикини загорелые девушки - человеческие и не очень...
     И поверх них размашисто, с юношеским задором, из баллончика выведено: "Добро пожаловать на Сайпан, где живут пять тысяч весёлых разумных и две старые грымзы!"
- ниже мужским почерком, грозно: "Я тя поймаю, Ж...(зачёркнуто), З...(зачёркнуто) уши надеру. Старый грымз".
- ниже юношеским почерком, задорно: "Сперва догони!"
- ниже мужским почерком, удовлетворённо: "Догнал..."
- ниже юношеским почерком, обиженно: "Па, ты чё? Я уже третий день сидеть не могу!"
- ниже мужским почерком, с оттенком мечтательности: "Я-то ладно, вот сейчас мама из рейда вернётся..."
- ниже, на фоне ухмыляющегося Весёлого Роджера, уверенный и энергичный женский почерк: "Я вернулась. Сэнди "Атланта" Спартмайер. А за старую грымзу кому-то будет бо-бо..."
- ниже юношеским почерком, панически: "Спасайся кто мо..."
     Фраза не дописана. Аура небольшой площадки под щитом указывает на недавний суд, скорый, но справедливый...


На десерт - сценка через Н лет: Сусупе, тёплый летний тропический вечер. По центральной улице от зоопарка к порту движется нестройная колонна - парами, парами, за ручки канмусики и глубинчики. Галдёж, шум,писк, дёрганья за разномастные волосы, жалобы, азартный гомон - в общем, обычный детский сад возвращается с экскурсии.
     Предводительствует Сэнди(jr) Рэмовна Глубинная - беловолосая девица лет четырнадцати-пятнадцати, в творчески продранных джинсах и со всеми приличествующими её возрасту фенечками. Она искусно делает вид, что всё происходящее за спиной не имеет к ней ни малейшего отношения, но в то же время готова при необходимости отвесить воспитательный щелбан или слегка "погладить" по попе.
     А замыкают колонну Рэм и Сэнди старшая - повзрослевшие, но сохранившие былой блеск в глазах. И Сэнди, прижавшись к плечу Рэма и усмехаясь, тихонько говорит: "А знаешь, любимый, командовать нашим цирком было намного проще."
     И Рэм, тоже улыбнувшись, тихо отвечает: "Но,милая, вести эту компанию - гораздо приятнее для души... И вообще, пусть наша дщерь набирается опыта вождения фрегатов - он ей пригодится..."



И небольшой омак на тему: "Что может случиться, если за обучение маленькой Химе языку возьмутся Рэм и 91-е эскортное" - не забудем, что это девчонки начала 21-го века!
     Итак, сцена: берег острова Бабелтуап (Палау), океанский прибой, коралловый песок, пальмы... Чуть отодвинувшись от самого берега, группа штабных офицеров ОФ, впереди - вице-адмирал Соичиро Ивагами, на лице которого хранится выражение невозмутимого спокойствия...
     А прямо на берегу, у самой вода - группа канмусу вперемешку с Глубинными крейсерами; из воды выглядывают любопытные морды Глубинных эсминцев; впереди двое - Сэнди "Атланта" Спартмайер и Рэм; а ещё впереди, перед самым адмиралом, очаровательная маленькая беловолосая девочка, завороженно глядящая на адмирала в парадном белом летнем мундире с сияющими орденами, медалями и знаками различия...
     И Рэм тихонько подталкивает маленькую Химе в спину, шепча: "Ну же, будь умницей, познакомься с Адмиралом". И Химе, благовоспитанно сделав книксен (вот она, Германия!), и смущённо ковыряя ножкой песок, детским голоском, но громко говорит:
     - Товарищ Адмирал? Во прикольный чувак!
     Страшная пауза, и из-за спины адмирала, тщетно пытающегося сохранить надлежащий фэйспалм, слышится глупейший вопрос кого-то из штабных:
     - Э-э.. А кто это?.
     И тот же детский голосок, но уже с некоторым чувством превосходства:
     - А это кент такой отпадный... неслабо прикинутый!
Занавес.

С уважением Старый Блицтрегер.

Отредактировано Shin-san (01-12-2017 20:21:46)

+4

5

Автор - Старый Блицтрегер.

Добрый вечер, уважаемый Автор! Добрый вечер, уважаемые коллеги!
Не выдержало ретивое! Не вынесла душа поэта...

Корабли, самолёты, пушки - всё это интересно и правильно, но... Представил себе реакцию вице-адмирала Соичиро Ивагами, когда тихим вечером к нему в кабинет влетает начальник узла связи на Боронгане и вручает только что полученную, первую после долгого перерыва, радиограмму с Тиниана ...

***

     Адмирал впервые видел начальника узла связи, обычно спокойного и даже меланхоличного капитана-голландца в таком состоянии. Как позднее выразился порученец адмирала, весёлый розовощёкий французский лейтенант - "У старины Виллема был такой вид, как будто он только что увидел своего летучего земляка или украл драгоценности британской короны..."
     Капитан в застёгнутой не на те пуговицы форменной рубашке (Голландец! Офицер!! Штабной чин!!!) молча протянул адмиралу тоненькую красную папочку "К докладу" и остался стоять, судорожно глотая воздух. Вице-адмирал раскрыл папку, прочитал одиноко лежащие три форменных бланка, явно впопыхах скреплённые степлером, вновь вернулся к началу текста и прочитал второй раз, уже более внимательно. Лицо его словно закаменело, и только в глубине сузившихся чёрных зрачков плеснуло пламя.
     Капитан стоял перед столом, вытянувшись по стойке "смирно", почти не дышал и, похоже, находился в полуобморочном состоянии... Адмирал перевёл взгляд с радиограммы на связиста и неожиданно спросил:
     - Виллем, радиограмма была зашифрована или?..
     - Никак нет, сэр - ответил, постепенно приходя в себя, капитан. - Отправлена клером.
     - Что же... Это, возможно, и к лучшему... - задумчиво проговорил адмирал. - Виллем, кто из ваших людей знает об этой радиограмме?
     - Радист дежурной смены, начальник смены - лейтенант Нисина и я. Обоих я строго настрого предупредил, чтобы никто не знал о радиограмме - ответил капитан, и поколебавшись, добавил: - мы даже не стали вносить её в журнал входящих... Пока. Хотя это можно рассматривать как должностное преступление в военное время, сэр.
     - Вы молодец, Виллем. А что до ответственности - можете сослаться на мой приказ. Всю ответственность я беру на себя... В течении четырёх - нет, трёх - трёх часов, Виллем! - никто не должен знать об этой радиограмме, кроме вас троих. Потом можете заносить её во все свои журналы и реестры и вообще кричать на каждом углу - с соблюдением всех требований режима секретности, разумеется.
     И вот ещё что - связь с Тинианом в круглосуточном режиме специально выделенными операторами, и в случае вызова с их стороны - переключайте на меня немедленно! Всё, капитан, Вы свободны.... - и совершенно неожиданно добавил: - Нас ждут великие дела, Виллем!
     После того, как совершенно обалдевший голландец вышел из кабинета, адмирал, уже не колеблясь, вызвал пред светлы (в смысле - пред тёмны) очи порученца и приказал немедленно, откуда угодно, найти и представить начальника разведотдела.
     Командиру отдельной эскадрильи специального назначения «Боронган», он, зная характер упрямого шотландца, позвонил сам… Этот ско-эбису вполне мог послать Поля далеко и по конкретному адресу.
     Ровно через двадцать минут, по пустынным вечерним коридорам штаба, курсом к кабинету командующего Юго-Восточным районом шла колоритная парочка: начальник разведотдела штаба района кэптен Энгельберт Бэлпингтон-Блэп  (для своих можно просто "Берти") и командир отдельной эскадрильи «Боронган» флайт-капитан Ангус МакКи.
     Пара выглядела колоритно: высокий, сухопарый (неполиткорректно говоря - тощий) сероглазый англичанин с прилизанными на пробор волосами неопределённо-соломенного цвета и меланхоличным лицом породистого скакового жеребца и невысокий, плечистый, крепко сбитый темноглазый шотландец с вечно всклокоченной шевелюрой и глазами человека, обдумывающего, где бы на халяву перехватить стаканчик доброго шотландского виски…
     Весь штаб с неослабевающим интересом следил за их вечными перепалками, и тем не менее на спецзадания они предпочитали летать вместе и как-то ухитрялись каждый раз выбираться из самой пасти Глубинных, привозя ценнейшие разведданные. Но сейчас оба молчали – очень уж неожиданным стал внезапный вечерний вызов к адмиралу – вкупе со смутными слухами, уже третью неделю бродившими по штабу.
     Пригласив обоих капитанов садиться за адмиральский стол, Соичиро выглянул в приёмную и приказал порученцу не пускать никого, включая Господа Бога, Императора и марсиан, лично запер дверь на кодовый замок и уселся в своё кресло.
     - Джентльмены, я хочу, чтобы вы ознакомились с этой радиограммой, – и он протянул небрежно скреплённые листы бумаги. – Вы оба имеете соответствующую форму допуска, и я не буду лишний раз напоминать вам о нежелательности преждевременного разглашения содержащихся в ней сведений.
     И две головы – соломенноволосая и гривасто-тёмная, – склонились над радиограммой. По мере чтения у англичанина всё аристократичнее выгибалась правая бровь, а у шотландца откровенно отвисала челюсть.
     Из подписанного командиром 91-й эскортной группы Сандрой Келли «Атлантой» Спартмайер текста следовало, что Тиниан и прилегающий водный район в радиусе 50 миль очищен от Глубинных (глаз сразу цепляло какое-то совершенно неуместное уточнение «диких Глубинных»), чему были посвящены первые три строчки. А вот далее начиналась фантасмагория – на остров требовалось срочно - Срочно! - доставить: несколько комплектов одежды для девочки 5-6 лет (подробное описание фасонов,цветов и размеров); несколько комплектов детского нижнего белья, включая носочки и купальник (с подробным описанием); несколько пар детской же обуви – и опять размеры, цвета и фасоны…
     Дальше сыпались: детские предметы личной гигиены, включая набор полотенец, шампунь, кремы и несколько зубных щёток; внушительный набор игрушек (особенно куклы разных типов и калибров с соответствующими аксессуарами) и разных развивающих фенечек (последние были перечислены особенно подробно); детские книжки с картинками на английском,японском, немецом и русском (!) языках с подробным перечнем; раскраски с наборами цветных карандашей (4 коробки!), фломастерами и красками с кисточками; детские комиксы и манги; постеры с героями мультиков и детских компьютерных игр… Детские словари на четырёх языках (английский, японский, немецкий и снова почему-то русский).
     Последним пунктом числился набор детских витаминов, разные вкусняшки (почему-то с припиской: тщательно завернуть, чтобы не было видно содержимое) и рыбий жир.
     Дочитав список до конца, Ангус медленно закрыл рот, подумал, достал из внутреннего кармана лёгкой лётной куртки плоскую, заманчиво булькнувшую флягу, открыл и шумно втянул воздух.
     Адмирал чуть усмехнулся и достал из ящика стола три стопочки. Англичанин педантично уточнил:
     - Сэр, радиограмма была шифрованной?
     - Нет, клером – ответил Соичиро. – Шифрпост эвакуировали с Тиниана вместе с другим наземным персоналом. И, Ангус, что вы там мнётесь, как молодая гейша перед престарелым самураем? Наливайте, наливайте!..

Продолжение следует...

Отредактировано Shin-san (16-11-2017 01:07:58)

+3

6

Автор - Старый Блицтрегер.

Добрый вечер, уважаемый Автор! Добрый вечер, коллеги!
Предлагаю Вашему вниманию вторую часть своего текста. Но перед эти считаю нужным сделать
УВЕДОМЛЕНИЕ! Этот текст ни в коей мере не является литературным произведением в какой бы то ни было форме. Это всего лишь литературная игра, плод излишне буйного воображения. Я совершенно сознательно и злонамеренно использую в этом тексте литературно-публицистические штампы,клише,шаблоны,ляпы и бессовестно заимствую цитаты,сюжетные ходы, антураж и т.д., вплоть до до имён и характеров персонажей. Автору предоставляется полное право использовать любой приглянувшийся отрывок или текст целиком любым угодным ему образом. Равно и любой участник данного форума вправе использовать эти тексты любым образом при одном условии - НИ ПРИ КАКИХ ОБСТОЯТЕЛЬСТВАХ ни использовать в каком-либо виде данный текст в полемике с Автором - в таком случае любая ссылка не него будет считаться недействительной и не подлежит обсуждению. По первому же требованию Автора, без объяснения причин, любая дальнейшая работа над текстом БУДЕТ ПРЕКРАЩЕНА!

***

     Спустя двадцать минут…
     - А теперь задавайте свои вопросы, джентльмены. Я же вижу – они уже у Вас готовы...
     Кэптен и Ангус переглянулись, и шотландец рубанул напрямую:
     - Сэр, а причём здесь русский язык? Насколько я помню, ни на Тиниане, ни на Палау, ни на Боронгане русских канмусу нет. Или их перебросили в последнее время из северных районов?
     Англичанин покачал головой:
    - Да нет, Ангус, Вы правы. Практически все русские Девы флота сейчас либо чистят китайские воды, либо охраняют «конвойный коридор» с Аляски.
     Адмирал трижды медленно хлопнул в ладоши:
    - Браво, господа! Я рад, что не ошибся в вас. А теперь почитайте вот это – мне интересно будет знать ваше мнение, - И Соичиро, поднявшись из-за стола, подошёл к большому настенному сейфу. Оба капитана дисциплинированно отвернулись, а адмирал приложил к кодовому замку электронную печать, а затем, к равнодушно помаргивавшему маленькому экрану - большой палец правой руки. Дверца сейфа с мелодичным звуком отворилась, и со средней полки, с самого верха, достал не толстую красную папочку на застёжке-молнии.
     - Читайте, джентльмены. Кое-какие ответы на свои вопросы вы там найдёте, но, боюсь, эти ответы порождают гораздо больше других, и гораздо более важных вопросов…
     Две головы вновь склонились над столом с документами. После первого бланка радиоперехвата аристократически начала задираться уже левая бровь Бэлпингтона, а шотландец только крякнул и запустил обе руки во всклокоченную шевелюру.
Прочитав ещё пару документов, Берти (да прости он мне такую фамильярность, но его имя, а тем более фамилию я могу выговаривать лишь с ехидным смешком, чего кэптен явно не заслуживает) задал адмиралу только один вопрос:
     - А данные по этому русскому кораблю - «Ямалу» - абсолютно достоверны?
     - Абсолютно – ответил Ивагами. – Он был уничтожен Глубинными на Чёрном море еще четыре года назад, во время Войны Первой Волны. И – да, все радиограммы с него, перехваченные нами в августе 2017 года в районе Тиниана, тоже шли клером… Не обижайтесь, кэптен, что не знали обо всём этом раньше – можете представить, на каком военно-политическом и дипломатическом уровне происходили  разбирательства…
     И тут кэптена Бэлпингтон-Блэпа постигло озарение:
     - Сэр! – произнёс он, явно ОЧЕНЬ осторожно подбирая слова. – Вы хотите сказать, что когда две недели назад парни майора Двайерса (командира службы РЭР и РЭБ на Боронгане) засекли очень слабый выброс Тёмного поля на Тиниане.... И до этого тот бой канмусу и Глубинных против той стаи Глубинных…
     Но тут, очевидно, озарило и шотландца, и флайт-капитан Ангус МакКи буквально прорычал:
     - Какого дьявола, что там творится на этом проклятом острове? Кто из нас сходит с ума – я или мир?!
     - Оба, мой рыжий друг, оба, – успокоил его Бэлпингтон, – но я вижу, сэр, что у Вас есть что-то ещё?
     - Ну, Вы почти догадались, Энгельберт, – спокойно ответил адмирал. – На Тиниане и вокруг него последнее время скопилось слишком много загадок – вы не находите? И я предлагаю вам  - не приказываю, а предлагаю – попробовать найти разгадку хотя бы части из них – там, на Тиниане. Ваш ответ, джентльмены?
     Проницательный читатель, приходилось Вам когда-нибудь видеть – или слышать, чтобы англичанин и шотландец, не сговариваясь, одинаково ответили на один вопрос? Вице-адмирал Соичиро Ивагами получил, вероятно, огромное удовольствие, узрев такую картину – кэптен и флайт-капитан, не задумываясь, в два голоса рявкнули:
     - Да, сэр!
     - Вот и отлично. Но сначала ещё один вопрос: Энгельберт, прав ли я – у вас есть юная племянница на родине?
     - Вы абсолютно правы, сэр, – и в учтиво-холодных глазах англичанина внезапно мелькнул маленький непоседливый чертёнок, – и ей только исполнилось шесть лет. Но какое отношение… А, ну да, конечно…
     МакКи откровенно ухмыльнулся и совершенно неаристократическим движением пихнул Бэлпигтона под рёбра:
     – По-моему, Берти, Вы только что чертовски влипли!
     Адмирал снял трубку внутреннего служебного телефона и, дождавшись порученского «Да, сэр!», сказал:
     - Порь (Увы, но несмотря на многолетнюю войну  с произношением, буква «Л» в устах адмирала звучала как «Р» - нет в мире совершенства!) – соедините меня с майором Соровью... Да, да, с тем  - как это у вас, молодых, говорится? – "с этим отмороженным русским из морской пехоты…"
     Майор Соловьёв, командир роты международной морской пехоты из Сил ООН по поддержанию мира и стабильности, приданной штабу Юго-Восточного района ОФ на Боронгане, был не в духе. Первые два взвода его роты были укомплектована русскими «чёрными беретами» и американскими «дублёными загривками», и с ними вопросов не возникало.
     Профессионально набив друг другу морды в первую же неделю знакомства (дрались взвод на взвод под предводительством лейтенантов и сержантов) – а взводы менялись через год  - дальше морпехи и маринеры участвовали в совместном «Обеспечении порядка и спокойствия в районе базы ОФ Боронган», занимаясь зачисткой города и окрестностей от местной голодной криминальной братвы, остатков исламистских боевиков, и просто разноязыкого сброда, слетевшегося поближе к еде и деньгам.
     Одно-два совместных патрулирования быстро прочищало парням мозги, а неизбежно скапливавшееся напряжение мудрое командование сбрасывало на напряжённых спарринг-тренировках. А вот третий взвод, тоже на ротационной основе, укомплектовывался китайцами, корейцами или европейцами – и сменялся личный состав по неведомым причинам через девять месяцев.
     Сейчас службу несли итальянцы из батальона «Сан Марко»; к уровню боевой подготовки и служебных качеств гордых потомков Ромула и Рема у майора вопросов не возникало, но увольнения итальянцев регулярно завершались скандалами на основе женского пола. Вот и сейчас Соловьёв разносил командира итальянского взвода, чей сержант вместе с двумя напарниками ухитрились в увольнении сцепиться с какими-то местными недогангстерами и разнести половину небольшого бара.
     Поэтому адмирал, включив кнопку громкой связи, слушал завершение начальственной взбучки – майор весьма экспансивно высказывался на трёх языках:
     - Ohouelli vi tam vse chto li?! Madonna mia porсo! Завтра утром ко мне с рапортом этих Ромео недоделанных! И вазелина пусть по банке захватят! Типы! Счастье ещё, что это была какая-то местная шпана! О, извините, господин вице-адмирал! Слушаю Вас…
     - Добрый вечер, майор. Вполне разделяю Ваши чувства, но вынужден просить Вас завтра к восьми утра прибыть ко мне для решения чрезвычайно важного вопроса. И прихватите с собой дюжину ваших людей – надёжных и неболтливых… Да, и пару сержантов… Желательно со знанием хотя бы центра города, а не только злачных заведений… Машины? А у вас найдётся пара «Хаммеров»? Отлично, меня вполне устраивает. Итак, до утра, майор!
     И адмирал, отключившись, с улыбкой посмотрел на сидевшую перед ним парочку:
     – Я давно хотел устроить этим лоботрясам хорошую встряску. Да, – и он снова включил порученца – Порь, выведете и распечатайте схему центра Боронгана с указанием расположения всех крупных универсальных магазинов и магазинчиков с товарами для детей. Передадите её кэптену Бэлпингтон-Блэпу, когда он выйдет.
     Итак, господа – обратился он к разведчику и лётчику – пока это всё. Самое важное решение принято – и мы запускаем Колесо Судьбы. Завтра я жду вас в 7.40 в этом кабинете. Свободны.
     И англичанин и шотландец встали, но первым высказался шотландец. Адмирал никогда не видел его таким торжественно-серьёзным.
     - Господин вице-адмирал, сэр, – начал он – Мы, род МакКи, издревле в свойстве с духами наших гор, а горы никогда не предадут горца… И сердце моё говорит – нас ждут великие испытания. Меняются судьбы мира, но меняются они к лучшему… И всё будет хорошо. Вы всё решили правильно, сэр.
     И, коротко откланявшись, он вышел.
     Англичанин коротко щёлкнул каблуками, поклонился, пошёл к двери, но у самого выходя повернулся, и, став очень серьёзным, отбросив свою меланхоличную маску, тихо, но очень разборчиво сказал:
     - Сэр, тут Ангус что-то плёл о своих бесштанных предках-конокрадах… Но  у нас, Бэлпингтонов из Блэпа, и в самом деле есть толика крови Мерлина… И жрецов-авгуров ещё из того Первого, Великого Рима! И кровь моих предков подсказывает мне – грядут великие знамения и великие дела!
     И тоже вышел, тщательно закрыв дверь.
     Адмирал минуту  сидел и смотрел в закрывшуюся дверь, потом еле заметно вздохнул и поднял трубку, вызывая узел связи. На другом конце провода оказался голландец – он, бедняга, видимо так и сидел в своём кабинете, ожидая хоть какого-то исхода.
     - Виллем (через два «р»!), есть связь с Тинианом?
     - К сожалению, нет, сэр. Очень сильные помехи, практически магнитная буря – похоже, там несколько стай Глубинных. А могу ли я, сэр, задать вопрос?..
     - Можете, Виллем, можете. И даже получите на него ответ – ровно через час легализуете все сообщения с Тиниана на оговоренных условиях.
     И снова порученцу:
     - Поль! Делайте что хотите, но завтра в 8.30 у меня в кабинете должны быть начальник оперативного отдела, командир поста ЭЛИНТ, начальник связи и начтыла. Нет, научников не приглашать до особого распоряжения. Выполняйте. И проследите, чтобы в течении двадцати минут никто - НИКТО меня не беспокоил.
     Адмирал поднялся из-за стола, слегка потянулся, подошёл к двери и тщательно запер её. Снова сел за стол, задумчиво побарабанил пальцами по столешнице и произнёс вполголоса:
     - Бедные девчонки...
     А затем с силой провёл ладонью по лицу, словно снимая маску – и теперь это было лицо истинного самурая, свято чтящего кодекс бусидо. Откуда-то словно сам прыгнул в руку узкий недлинный футляр лакового дерева… Адмирал медленно отвинтил крышку – и на стол легко скользнул родовой кусунгобу.
     Издревле из рода Соичиро выходили даймё небольшого, но не последнего прибрежного княжества на юго-востоке Хонсю. Море и горы – вот и всё княжество; море и горы вечно живы в в душах мужчин рода Соичиро. Пятьсот лет назад безвестные мастера-кузнецы из Вакамацу сковали для Соичиру достойные катану и кусунгобу, закалив их на человеческой крови. И долго мирно лежал ритуальный меч в своём футляре.
     Но катится колесо судьбы, и творит своё недоброе дело бог Цукиёси. И три с половиной века назад по интригам завистников и наговорам клеветников род Соичиро оказался в немилости у сёгуна. Глава рода получил именной рескрипт о сеппуку, почти все земли отписали бакуфу , а дети опального даймё превратились в обычных служилых самураев на жалованье за сто коку риса. Тогда короткий, узкий клинок впервые попробовал кровь… Род хирел, впадал в ничтожество и мог скатиться в ронины без роду-племени. Но на счастье, в залив Эдо в один не прекрасный день вошли чёрные корабли коммодора Перри.
     И прапрадед Ивагами с другими такими же гордыми, но нищими молодыми людьми благородных фамилий, начал изучать морское искусство западных эбису… Он учился в Англии и Голландии, в годы «революции Мэйдзи» сразу и безоговорочно встал на сторону микадо и завещал своим детям жить в море и верно служить Стране Восходящего Солнца и тэнно. Дети исполнили его завет: прадед – молодой ещё лейтенант Императорского флота, будучи командиром крохотного миноносца, в 1895 году атаковал китайские корабли в Порт-Артуре, а десять лет спустя, будучи уже командиром отряда, повёл свои эсминцы снова в атаку на Порт-Артур – но уже русский…
     Дед служил на эсминцах и крейсерах и прошёл победным путём воинов микадо по всему Тихому океану. И всегда рядом лежал лежал и ждал своего часа недлинный узкий меч… И дождался – в октябре 1944 года в битве в заливе Лейте крейсер «Тёкай» был потоплен торпедами и бомбами «Эвенджеров» и «Хеллдайверов» американских варваров, и капитан 1-го ранга Соичиро совершил предписанное сеппуку в исковерканной боевой рубке. Но меч уцелел - его подхватил чудом спасшийся адмиральский вестовой. А родовая катана пропала…
     И вот теперь этот меч лежал на безликом белом пластике адмиральского стола, притягивая глаз слабым мерцанием старинного металла. Но адмирал преодолел искушение, решительно вдвинул лезвие в ножны и завинтил крышку футляра. Нет, кусунгобу – ушедшим, а ему, вице-адмиралу Соичиро Ивагами – идти дорогами живых.
     И убрав меч, он совершил положенную молитву богу войны Хатиману и решительно поднял красную трубку ЗАСовского телефона прямой линии связи со штабом Южного флота в Курэ…

С уважением Старый Блицтрегер

Отредактировано Shin-san (28-06-2018 03:14:58)

+3

7

Автор - Старый Блицтрегер.

***

     Вице-адмирал, в отличие от некоторых своих коллег, ещё с давней курсантской юности не любил сидеть в кабинетах и всегда радовался возможности увидеть МОРЕ, вдохнуть солоноватый воздух, ощутить ленивую мощь океанской волны… Да, море было в крови у всего рода Соичиро, вот и сейчас адмирал не упустил шанс воспользоваться возможностью, и вновь пережить давние юношеские ощущения, провожая экипаж Ангуса и прикомандированных пассажиров.
     К тому же, надо было передать шотландцу и Берти последние данные с постов СНиС и указания из Курэ. Да и само по себе появление адмирала на старте было доброй приметой у большинства лётчиков, и всегда здорово поднимало настроение всех экипажей.
С собой командующий базой взял лишь своего зама, капитана 1-го ранга Абэ, и верного порученца Поля. У более молодых офицеров штаба с пилотами эскадрильи особого назначения отношения были слегка натянутыми -  те за глаза пилотов именовали не иначе, как сборищем дедов (средний возраст - за сорок!), не имеющими никакого понятия о столь милой сердцу любого военного дисциплине и субординации, и даже не знающими, что такое смартфон.
     «Деды» в ответ лишь гнусно ухмылялись и не упускали  случая ехидно пройтись по адресу «этих мышиных жеребчиков»… Ситуацию усугублял тот факт, что большинство штабных чинов практически не участвовали в боевых операциях, а на счету у каждого из экипажей этих «этажерок» были десятки боевых вылетов – от разведки и снабжения отдалённых баз и постов, до спасения канмусу и экипажей конвоев буквально из-под носа у Глубинных. Да и гибли они ничуть не реже, чем те же канмусу…
     Адмирал прекрасно знал цену Ангусу и его экипажу, а потому, пройдя на длинный отдельный пирс через оцепление морпехов, спокойно прошёл к неровной линейке, выстроившейся во главе с Ангусом на самом краешке наскоро возведённого причала, вместо прежнего, сожранного Глубинными лет пять назад. Экипаж при виде адмирала втянул животы и изобразил особо почётную стойку. Прикомандированные тоже отреагировали – молодой, скромный японец из научников тут же поклонился, а два морпеха – русский лейтенант и американский штаб-сержант – вытянулись на левом фланге, продемонстрировав отличную строевую подготовку, и церемония приобрела деловой характер.
     – Вольно, господа! – бросил ладонь к козырьку форменной фуражки  Ивагами. - Энгельберт, прошу ко мне… Ну как, Ангус, что насчёт вашей крылатой красотки – готова?
     МакКи в ответ широко улыбнулся:
     – Так точно, сэр, надраили старушку по самые патрубки! Наша «Колымага» в любую щель пролезет – и меж облаков, и между волн! Уж извернёмся – не впервой! Нужда заставит – и через полэкватора махнём, не глядя! – уж в чем-чем, а в хвастовстве шотландец, пожалуй, не уступал и гасконцу…
     Адмирал слегка усмехнулся, глядя на флагманскую «Каталину» - впрочем, весь Юго-Запад, а то как бы не весь Южный флот, знали эту старенькую, но вполне ещё бодрую и исправную летающую лодку как «Колымагу».
Кто дал ей такое прозвище – теперь уже не упомнишь, но оно прижилось, а шкодливая, но талантливая рука какого-то местного Рубенса изобразила на носу самолёта помянутую колымагу, в которой вольготно расселась пышногрудая, почтираздетая красотка в пляжной шляпе и с пляжным же зонтиком. А тащил колымагу весь бравый экипаж, изображённый с большим портретным сходством…
     Шотландец МакКи, второй пилот и замкомэска канадец Джеймс Олдридж, флаг-штурман австралиец Питер Хопкинс, радист и второй штурман «осси» же Джон Хартли, правый наблюдатель «киви»Брайан Белл… Лишь левый наблюдатель, канадец  Алистер Маклин, отсутствовал – его место занял Берти.
     Адмирал хорошо знал и любил этих парней под - и за сорок лет, проведших полжизни лётчиками-трамперами на Тихом Океане, на «страшных Соломоновых островах». Все высокие, поджарые, голубоглазые, красномордые от тропического загара и профилактического потребления джина. Их трогательное англо-саксонское единение нарушал лишь флаг-механик эскадрильи и бортмеханик «Колымаги» Семёныч, по документам в кадрах проходящий как Николай Семёнович Трёшников – невысокий, плотный, коренастый, с наметившимся уже животиком русский, обладатель шикарной, расчёсанной надвое адмиралмакаровской бороды и механик от Бога.
     Он лет тридцать проработал в советско-российском Заполярье, намотав надо льдами какое-то невообразимое количество лётных часов, видал всякие виды и идеально подошёл авиачастям особого назначения. Попал он в эскадрилью Ангуса, когда та ещё формировалась в Японии в основном именно из англосаксов, участвовал в первой кампании в Охотском и Японском морях, где и заслужил полное признание и непререкаемый авторитет. Другие лётчики и механики вполне оценили его профессионализм, чисто русское уменье сделать всё из ничего,  медвежью хитринку, отличное чувство юмора и способность в неограниченных количествах потреблять крепкие, креплёные и слегка разбавленные напитки.
     Но широкую известность ему принес визит японской высочайшей четы на базу ОФ в Курэ, где тогда находилась на отдыхе и переформировании эскадрилья. После зачистки восточного побережья Японии было решено продемонстрировать единение разных стран под флагом ООН в борьбе с Глубинными, и на базу с официальным визитом прибыли второй наследный принц императорской фамилии с супругой, премьер Японии, командование Южного флота ОФ, приличествующая случаю свита и всякие штатские – корреспонденты, дипломаты и прочая шушера.
     На второй день пребывания высочайшая чета и весь табор добрались-таки до эскадрильи особого назначения… На ту беду сам Ангус в это время мотался по всему Тихому океану, выцепляя старенькие поршневые гидропланы и летающие лодки и пополнение для личного состава эскадрильи, и вся подготовка и проведение визита гранитной глыбой легла на плечи его тогдашнего зама, новозеландца Терри Игена - сейчас он был и сам уже командиром эскадрильи в Сингапуре, – совершенно замотавшегося под грузом организационно-бюрократических проблем.
     Так что когда принц и принцесса начали обход несколько нестройных рядов эскадрильи, весь протокол полетел к чёрту – возбуждённо гомонящая толпа пилотов и технарей ринулась к высоким гостям делать селфи. Среди наиболее активно работающих локтями был и Семёныч, давно мечтавший послать семье, в далёкую Россию, какое-нибудь экзотическое фото. И тут на него обратила внимание принцесса – очень миленькая и скромная молодая японка.
     Подозвав несчастного Терри, она довольно громко и внятно осведомилась, кто этот столь колоритный почтенный джентльмен. Совершенно растерявшийся комэск, имевший самое смутное представление о правилах хорошего тона, начал объяснять высоким гостям, что это русский флаг-механик эскадрильи, отличный специалист и весьма достойный человек. Её высочество, выслушав сбивчивые объяснения, изволила милостиво пригласить Семёныча, задала несколько вполне светских вопросов, а под конец, лукаво улыбнувшись и став очччень хорошенькой, невинным тоном:
     – Уважаемый сэнсей, мне, право, неловко спрашивать, но на фоне большинства ваших коллег вы выглядите так… эээ… солидно…
     И взгляд принцессы уперся в пузо механика, плотно обтянутое выгоревшим на солнце светло-бежевым комбезом.
     На что Семёныч, ни секунды не раздумывая, на неплохом английском брякнул:
     - Так это… Справные кочеты, Ваше Высочество, тощими и не бывают!
     Во время последовавшего всеобщего остолбенения принцесса очень мило покраснела, но в глазах её явно заплясали тануки, а принц, вполне современный и стильный японец лет двадцати семи, служивший в береговой мастерской ОФ на Окинаве, изволил долго и со всхлипываниями смеяться во весь голос…
     Репортёры выли от восторга. Фраза Семёныча стала мемом и топчиком, но высокое начальство не оценило всей глубины ответа и через две недели эскадрилью от греха подальше сплавили на Боронган для доформирования и летного слаживания.
     Ангус, впрочем, был за это только благодарен Семёнычу, ибо находиться в Курэ рядом со штабом Южного флота – всё равно что таскать в кармане «кольт» со снятым предохранителем – никогда не знаешь, когда грохнет… В Боронгане Семёныч неожиданно близко сошёлся с Бэлпингтон-Блэпом на почве беззаветной любви к маленьким чадам - Семёныч был счастливым дедом, Энгельберт – дядей, – и биллиарду. Когда эта парочка входила – порознь, но вместе – в небольшой биллиардный зал местного авиационно-морского бара, народ сбегался посмотреть на очередное бесплатное шоу…
     То Семёныч громогласно рассуждал о том, что, де, неплохо бы проучить некоторых зазнавшихся лимонников с кислыми физиономиями… То Энгельберт задумчиво вопрошал пространство – а не приготовить ли сегодня тушеную медвежатинку под чесночным соусом… Затем следовал обмен ещё парой любезностей, и начиналась ИГРА. Но поскольку силы обоих соперников были примерно равными, то по итогам схватки титанов, кому-то из них частенько приходилось с противным мемеканьем лезть под стол под восторженный рёв и свист болельщиков, распихивающих по карманам купюры после очередного пари…

Отредактировано Shin-san (16-11-2017 01:14:19)

+3

8

Добрый вечер, уважаемый Автор! Как на новом месте - нигде не жмёт?
Добрый вечер, уважаемые коллеги!
С трепетом душевным выкладываю новый кусочек своего текста. Любые замечания и критические стрелы с благодарностью принимаются.

Вице-адмирал отвлёкся от воспоминаний – то, что предстояло сообщить Энгельберту и Ангусу, к веселью не располагало…Он коротко кивнул обоим
– Господа, отойдём в сторонку
И не дожидаясь ответа, повернулся спиной к строю и пошёл к входу на пирс, где маялись за спинами морпехов Абэ и верный Поль. На середине пирса Соичиру остановился, спиной чувствуя присутствие Ангуса и Этельберта, и жестом подозвал зама и порученца.
На середине пирса встретились пятеро – пять человек, теперь уже лицом к лицу. Но невидимое Колесо Судьбы  разделило их, проложив свою колею – двое улетали, трое оставались…Бедный Поль смотрел на происходящее действо , широко открыв глаза – боги сошли с Олимпа, и теперь двое уходили в логово титанов, и сам Зевс( в роли коего, без сомнения, выступал вице-адмирал), провожал их. Усмехнувшись, Соичиру мягко взял из ослабевших от важности момента рук порученца тонкую пластиковую папочку с магнитным замком (о, папочка таила немало сюрпризов самого неприятного свойства для непосвящённых) и передал Энгельберту - как и требовал Устав – в присутствие двух офицеров.
- Здесь – материалы вчерашнего совещания, кое-что ещё – по линии научников, всякие инструкции о разглашении и неразглашении, список вопросов из Куре – а то и повыше – но, джентльмены, между нами говоря – я сомневаюсь, что у вас будет время и возможность, а самое главное – желание задавать их…Изучите всё это во время полёта. И обратите особое внимание на диск с записью вчерашнего разговора с Сэнди – этот янки(майор Двайерс) разложил там всё по голосам и в конце есть пара оччень интересных моментов – похоже, это наш русский друг…
- А теперь – о неприятном. Час назад мне позвонили Виллем и Двайерс и в один голос сообщили: связь с Тинианом прервалась во всём диапазоне, зафиксировано сильнейшее возмущение магнитного поля – похоже на скопление очень значительных сил Глубинных. Это же подтвердил и дежурный американский спутник. И во главе – Оне или Химе…
  Бэлпингтон не ответил ничего – лишь блекло-серые обычно глаза налились тревожной синью, и кэптен прищурился – словно отсюда увидел сотню вымпелов Глубинных – там, у Тиниана…
А Ангус вполголоса продекламировал:
- На питерхэдском берегу
В засаде МакДугал -
Семнадцать дюймов в грудь врагу
Отмерит мой кинжал
- Какого дьявола,сэр! Ни один МакКи ещё не умирал в своей кровати! У вас, у японцев – катана, а у нас, шотландцев – дирк, и он тоже соскучился по крови – или что там у этих селёдок вместо неё?
Посмотрим, как понравится этим тварям семнадцать дюймов доброй шотландской стали…
И, помолчав, Ангус добавил тоном ниже:
- В конце концов, случись что – моей старухе выплатят приличную страховку, да и пенсия выйдет неплохая.
Услышав эти слова, Соичиро неожиданно развеселился – уж если шотландец начал говорить о страховке и пенсии – долгонько всем Глубинным придётся ждать его смерти!
- Ну что же, господа – я услышал то, что хотел услышать! Пора…Абэ, командуйте!
Каперанг махнул рукой кому-то на берегу, и вынырнувшие из-за ангара морпехи неожиданно потащили на пирс три или четыре длинные, грубо сколоченные деревянные скамейки.Адмиральская группа неторопливо прошла к краю пирса, где переминались пилоты и пассажиры.
- Семёныч, у вас, кажется, есть милый обычай – присесть перед дальней дорогой?
- Да,сэр, Вы правы – присесть, помолчать…и пусть каждый вспомнити что-то очень важное в жизни!
Присели, помолчали…Ангус взглянул на часы, ударил кулаком по колену, бросил бессмертное -  Poechali! Адмирал тихо, но внятно произнёс:
– Ну, Ангус, командуйте – теперь Вы здесь царь и Бог!
И Ангус совсем другим, командирским голосом:
- Экипажу занять места согласно штатному расписанию!Пассажиры – на борт! Пошевеливайтесь, ребята – нас ждёт дальняя дорога!
И под сурдинку, не удержавшись, на прощанье:
- В далёкий путь, опасный путь
Отправился МакНей.
И думает, дурак такой,
Что нет его умней…   

С уважением Старый Блицтрегер

Отредактировано Старый Блицтрегер (19-11-2017 01:52:18)

+8

9

Старый Блицтрегер написал(а):

Добрый вечер, уважаемый Автор! Как на новом месте - нигде не жмёт?

Добрый! Да вроде нет, осваиваюсь помаленьку...)))

Старый Блицтрегер написал(а):

С трепетом душевным выкладываю новый кусочек своего текста.

Как всегда - хорошо, но мало! (В сторону) И сколько ж раз я сам это слышал.))))

Старый Блицтрегер написал(а):

Любые замечания и критические стрелы с благодарностью принимаются.

- Для лучшей читабельности лучше выкладывать сам текст, как цитирование (В тэге [quоte] Тута текст [/quоte] ) чтоб он был на белом поле. Ну, как у меня.))
- Ставьте пробелы после многоточий.
- Ошибка в оформлении прямой речи в первом абзаце:
Он коротко кивнул обоим:
– Господа, отойдём в сторонку

- Адмирала зовут СоичирО.
- Шотландские фамилии, начинающиеся на "Мак" пишутся без дефиса - МакНей, МакДугал...

Отредактировано Shin-san (18-11-2017 01:14:09)

0

10

Shin-san

Добрый день!

Большое спасибо за замечания - кое-что подправил, постараюсь подправить ещё и учесть впредь. Наверно, буду выкладывать тексты дальше примерно такими по объёму кусочками - всё же большие объёма мне сейчас делать тяжеловато...Обратил внимание: в первой части у Ангуса шевелюра тёмная(скорее шатеновая), а во второй части Энгельберт обращается к нему:"Мой рыжий друг". Решил, что МакКи всё-таки будет именно ярко-рыжий, да ещё и конопатый... хотя не очень уверен, встречается ли такое у истинных хайлендеров. Так что тут надо бы подправить. И пассаж Ангуса про страховку и свою старуху в четвёртой части - я хотел показать "анекдотическую скупость" шотландцев, но боюсь - не вышло бы коряво... А другое что-то на ум нейдёт. И - я предполагаю, что Ангусу лет 40-45, а отсюда - правомерно ли его упоминание о супруге в стиле "Моя старуха", хотя для антуража это, наверное, и подойдёт.

А вообще надо иметь в виду, что в описаниях персонажей я использую и намерен использовать впредь этакие "усреднённые", если угодно - гипертрофированные "национальные" черты - ну питаю я к этому некоторую слабость, что поделать...

С уважением Старый Блицтрегер

0


Вы здесь » NERV » Произведения Станислава Shin-san » Омаки и интерлюдии по "Уровням Глубины"