NERV

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » NERV » Произведения Станислава Shin-san » Омаки и интерлюдии по "Уровням Глубины"


Омаки и интерлюдии по "Уровням Глубины"

Сообщений 431 страница 438 из 438

431

Добрый всем вечер!

Небольшой отрывок в продолжение темы Адмирала - но мне показалось...интересным ввести такой персонаж с неким даже прицелом на будущее...И ещё - мне кажется, вокруг такого комфлота, как Миллс, и окружение постепенно должно подбираться - соответствующее...

                                                          Хороший командующий

                                   (Кое-что об Адмирале)

     Мисс Сенкевич, Вас я попрошу озаботиться соответствующим медико-биологическим и психологическим обеспечением нашего пополнения. Насколько я понял – девочки будут…мнэ-э-э…брыкаться….
  Начальник медслужбы Четвёртого Восточного, красивая, седеющая шатенка в лёгком форменном белом воспроизвела жест Шэрон Стоун – но гораздо изящнее. Кто-то из завороженно смотревших офицеров шумно сглотнул. Миллс усмехнулся. Коммодор тоже чуть заметно улыбнулась, и с несильным, но всё же заметным акцентом, ответила, не вставая, но как-то словно выпрямившись:
  -  Да, сэр! Постараемся справиться….

… - Д.Ю., и вот нужен был этот цирк?
- Адмирал, мужикам надо было слегка встряхнуться, прийти в себя. Да и мне тоже…Насколько я понимаю в Восемнадцатой скандинавской – это малолетние валькирии и оторвы в одном флаконе, сочетание крайне опасное, да ещё до странности везучее…Так что пусть парни посмотрят на мои трусики.

  Генерал-майор медицинской службы ВМС России, коммодор Объединённого Флота, начальник медслужбы Четвёртого Восточного Дарья Юрьевна Сенкевич внешностью пошла в свою польско-литовскую родню, а характером и неуёмной тягой к новому– в отца. Этакий стальной стержень в сногсшибательном обрамлении….Опытнейший врач-кардиолог, она прошла десять лет Войны, тонула, горела, взрывалась – и лечила, изучала, организовывала, командовала…Между делом написала несколько статей с совершенно невозможными названиями, несколько инструкция и наставлений и моногафию о боевых повреждениях канмусу самого устрашающего вида. В Брисбене она служила третий год и зарекомендовала себя не только как первоклассный специалист и организатор – но и как прекрасный собеседник…и просто красивая женщина. По базе даже ходили сплетни о её романе с вице-адмиралом. Миллс в ответ на это только многозначительно улыбался, а Дарья Юрьевна как-то на одном из «парти» в Штабе заметила, что лет двадцать назад Бартон утром вряд ли ушёл от неё  - вот уполз бы, да и то…Кстати, выпить Юлия не то чтобы любила – но умела, и как любой врач, и с юности запомнив рассказы отца. Тот как-то рассказал ей эпизод из воспоминаний Крылова (академика), как он после Гражданской войны чуть ли не с первой советской делегацией поехал в Англию восстанавливать порушенные связи. В поисках судов для перевозки шведских паровозов судьба занесла его к главному строителю флота Его Величества Юстасу д Эйнкорту… Первый вопрос маститого корабела прозвучал буквально так:
- Кто вы? Корабельные инженеры? А что вы пьёте, корабельные инженеры?
На что Крылов, не моргнув глазом, отвечал:
- Пьём всё, кроме керосина и воды. В крайнем случае – керосин…
И контракт был подписан.

  С Миллсом, его замами и  начальниками Управлений штаба Флота медицина жила дружно, хотя в обиду себя не давала – как, впрочем, и её визави. Кстати, именно вице-адмирал, за полной невозможностю для европейцев, а особенно японцев, выговорить членораздельно её имя-отчество, пустил в ход это сокращение – D.Yu. Сенкевич не возражала, так что нынче её и в глаза, и за глаза так и звали – и на Четвёртом Восточном, и у соседей, и в Куре, и даже свои…У себя в конторе Д.Ю. устраивала феерические оперативки, особенно если вожжа попадала под хвост ей или её заму из Корпуса Мониторинга фрегаттен-капитану Эвелине фон Путткамер… Офицеры помладше из других управлений её побаивались, свои врачи боготворили. Девчонки её любили – и особенно за то, что изредка, но – можно было прийти и поплакаться, уткнувшись мордочкой в красивую и подтянутую ещё грудь. Чего не от каждого Монитора дождёшься…

С уважением
Старый Блицтрегер

Отредактировано Старый Блицтрегер (30-10-2019 03:44:23)

+8

432

Старый Блицтрегер написал(а):

Насколько я понимаю в Семнадцатой скандинавской – это малолетние валькирии и оторвы в одном флаконе

Ась? Если вы про ту мою группу северных "отморожениц", то она именуется SG-18.

Старый Блицтрегер написал(а):

Генерал-майор медицинской службы ВМС России, коммодор Объединённого Флота, начальник медслужбы Третьего Восточного

Но Бартон Д. Миллс же командует Четвертым Восточным флотом. Или она все же в Третьем, у Ивагами служит?

0

433

Shin-san

Ich melde gehorsam, Herr Ober-Leutenant: виноват, но исправил. Спасибо!

  http://read.amahrov.ru/smile/smile.gif 

Старый Блицтрегер

0

434

Добрый всем вечер!

И снова – продолжение….
        Хороший командующий
         (Кое-что об Адмирале)
…Четвёртый Восточный был флот сложный – и по задачам, и по району контроля, и по личному составу. Сложный – но интересный, а в известном смысле и почётный. Собственно, именно с необходимости любой ценой удержать АНЗАК и Северный конвойный коридор – и появился Объединённый Флот в нынешнем его виде. Как-то незаметно для широкой публики, занятой совсем иными проблемами,  никому не известный , аморфный «Клуб отставных адмиралов», которым уже нечем и некем было командовать, с непонятным подчинением, невразумительными полномочиями и крайне туманными задачами  рос да рос…И вырос. Ну, что выросло – то выросло, обратно не вернёшь – и начали формироваться флоты, районы, командования…Появились Большой Тихоокеанский рубеж, Аляскинский  конвойный коридор, Севморпуть, Командование Западных подходов, Карибские силы, Врата Гибралтара, Южный экспедиционный флот в Индийском океане…Но Второй Атлантический и Четвёртый Восточный флоты гордились почётным, хотя и неофициальным званием «флотов-основателей». 
  Но у Четвёртого Восточного была своя отличительная черта – его состав. На Атлантике девчонки были, как ни крути, но-дома. И это давало возможность пусть не идеально – но упорядочить формирование частей, их обучение и пополнение,  создавать национальные формирования.  В АНЗАК было по-другому. Да и само это название – АНЗАК пришло прямиком оттуда – из ТЕХ войн. Название региону подыскивали долго – а потом кто-то из австралийцев в шутку вспомнил предков, и все облегчённо вздохнули. И начали применять аббревиатуру официально, не расшифровывая – каждый думал, что хочет.
…Своих канмусу у АНЗАК было не просто мало – а очень мало. Но удерживать и континент и острова нужно было любой ценой. И тогда под оперативное командование ОФ начали передавать девчонок со всего света…Как и их командиров, технарей, врачей, связистов, снабженцев. Сначала пытались, как на Атлантике, формировать отряды и оперативные соединения,  преимущественно  по национальностям – но девчонкам приходилось метаться по всем побережьям и между ними. Части постоянно воевали, несли потери, пополнялись, усиливались, перемешивались…А вместе с ними перемешивалась и их береговая свита. И начальство махнуло на всё рукой (благо хватало неотложных дел).
..Шесть лет назад командующим только что сформированным флотом был назначен тогда только произведённый в контр-адмиралы Бартон Миллс. Официально всё выглядело благопристойно : с одной стороны – нестарый ещё, энергичный и безусловно талантливый австралийский морской офицер. С другой – потомок знаменитого «Джеки» Фишера, которого знали военные моряки всего мира…Злые языки, правда, поговаривали, что его сплавили Объединённому Флоту за совершенно несносный и несовременный характер – коммодор, наскоро произведённый в контр-адмиралы, словно вынырнул из века двадцатого.
  …До этого Миллс уже два года (после того, как ещё в Войну Первой Волны Глубинные сожрали практически весь австралийский флот) работал с канмусу. Но в непонять каком качестве и в крайне сомнительных структурах. Потом период организационной импотенции закончился и снова появился Флот! И Миллс начал править и володеть, первым делом выкинув различных «политических капитанов» и сведя к минимуму гражданский контроль. Было несколько громких скандалов в парламенте, визжали СМИ и правозащитные активисты, Миллса вызывали «на ковёр» к премьеру – но теперь за ним стоял Объединённый Флот и Совбез ООН. Канберре мягко намекнули, что у ОФ хватает проблем и без АНЗАК…»Осси» и «киви» вздохнули и взялись за ум. А Адмирал взялся за организационную работу: налаживать береговую инфраструктуру, разведку, связь, науку, тыловое обеспечение…А главное -  переформировывал существующие и формировал новые оперативные соединения, группы,  конвойные отряды, ОВРы для всякой мелюзги… Налаживал взаимодействие с ближайшим соседом в Боронгане, где Ивагами тоже только разворачивался. И буквально выбивал из Куре новых канмусу.
  На память Бартон Миллс не жаловался. А потому, изучив личные дела своих канмусу вдоль и поперёк, знал их почти наизусть. И мало того – уже в самом начале карьеры комфлота лично познакомился с теми девчонками, с которыми до того не встречался. И с каждой вновь прибывшей из УЦ или переведённой с других флотов знакомился тоже лично. Сначала беседуя тет-а-тет, а потом в присутствие начштаба, зама и старшего Монитора – тогда это название тоже только приживалось. А потом также лично занялся перераспределением канмусу между частями, начхав на национальность и даже на личные дела. Руководствовался при этом какими-то своими соображениями  - и почти никогда не ошибался. И даже когда ошибался – прошедшие его школу канмусу быстро эти ошибки исправляли…Впрочем, подчинённых из обычных людей он тоже  знал практически всех, особенно командиров и специалистов высшего, старшего и среднего звена. И подбирал их тоже лично, далеко не всегда соглашаясь с кандидатами из Куре и устраивая периодически грандиозные скандалы, немедля обраставшие пикантными подробностями, слухами и откровенными небылицами.  На младших командиров и рядовых памяти хватало не всегда, но под рукой  были планшет и пара порученцев -  поэтому Миллс с уверенностью обращался даже к простым матросикам по имени…И с явным удовольствием и особым шиком демонстрировал «фокус премьера»…Когда-то в Европе и в Штатах король ли, президент или премьер считали своей обязанностью после поездки на поезде лично пожать руку машинисту и всей паровозной бригаде. Миллс проделывал тот же трюк после каждого плавания – на штабном ли катере или на «водомерке». …
  И тогда же, в самом начале Флота, у Миллса состоялся памятный разговор со своим начштаба, Смит-Дорриенсом, недавно прилетевшим из метрополии, пусть и бывшей:
- У меня две родины, Арчибальд. Первая – Англия, где служил и прославился мой пра…Но Англию, хвала небесам, сейчас есть кому защищать. И Австралия – защищать её выпало мне…нет, всем нам. А мы будем драться за неё – слышите, Арчибальд? Драться ногами, зубами, ногтями - до остервенения, до сумасшествия, до того, что нас всех перевяжет международная морская пехота!
Чудный был типаж – Смит-Дорриенс. Тоже словно вынырнувший откуда-то из времён Каннингэма и Соммервилла…Высокий – под два метра, сухой, с лицом, смолоду изборождённым волевыми морщинами..и с аккуратными рыжими усиками над верхней губой. Сядет , бывало, в кресло, вытянет длинные тощие ноги и попыхивает трубкой с ароматным  данхилловским «Роял Яхт». И слушает излияния шефа, изредка вставляя словечко-другое…А если заговорит – то здесь и деловитость профессионала, и горькая нотка, и тот самый английский юмор, что нынче сошёл на нет. ..
- Я буду драться именно так, сэр! За АНЗАК – и за свой Остров…
- И ещё, Арчи…Мы не можем, и не должны относиться к нашим девочкам как к детям…особенно как к своим детям – идёт Война, будь она трижды проклята, и они – солдаты на этой безумной войне. А мы посылаем их в бой – на то мы и командиры, на то нас и учили, и готовили – посылать других на смерть…Но я требую – не от вас, вас-то я уже успел немного понять – я требую от всего Флота и нарушителей буду гнать без всякой пощады... Чтобы никто не смел относиться к канмусу лишь как к каким-то киборгам с кораблём за спиной. Они прежде всего люди, Арчи. Молоденькие девушки – или ещё совсем девчонки; и у каждой – своя жизнь, история, семья, свои радости и горести…Никто из них не думал, и не хотел, и не должен был стать боевым кораблём – но стали. Мы все молили небеса о чуде – и оно пришло…Это - наша последняя надежда, Арчи. И если мы не можем воевать ВМЕСТО них – то мы должны сделать всё, чтобы эти девочки победили и вернулись домой живыми…
- Вы верите в нашу победу, сэр?
- А иначе всё это бессмысленно, Арчи. Всё это – лишь трепыхания…Одно чудо сотворило канмусу, Дев Флота; так почему не быть другому чуду, а? Что там бишь говорит о чудесах современная наука?

…Этот разговор неведомыми путями стал известен всему Флоту – и канмусу. И немыслимое ещё лет десять назад сборище Дев Флота, разноязыкое и разноплемённое, из доброй дюжины стран – до русских подлодок включительно – стало Четвёртым Восточным. И Флот начал воевать – лихо, со злым азартом, с нужной каплей весёлого сумасшествия…Традиции были заложены – а традиции – великая вещь! Война шла, канмусу погибали, уходили в Глубину…на излечение, на другие флоты, приходили новенькие – но традиции блюлись нерушимо. И одной из этих традиций стало направление на Четвёртый Восточный канмусу, скажем так…проблемных.

Продолжение следует...

С уважением
Старый Блицтрегер

+13

435

Добрый всем вечер!

И ещё продолжение....

                                Хороший командующий (продолжение)
         (Кое-что об Адмирале)

  Утренний селектор Комфлота выслушивал в одиночку. И почти не вмешивался: на то есть НШ, зам, порученцы…И потом, к восьми утра начальники Управлений и отделов, командиры частей сидели по своим кабинетам (если были не в рейде) и готовили ночную сводку к докладу. Учитывая, что по древнему, но вечно молодому закону всякие пакости происходили именно ночью. Но на вечерний селектор весь цвет Четвёртого Восточного собираля в кабинете у Адмирала. Докладывали замы, помы и полевые командиры, а Миллс со товарищи внимательно слушали…Состав был определён давно и незыблемо: сам Миллс, НШ, зам, разведка, начопер, главный научник, медицина, связь, тыл....Ну а после селектора, если не случалось ЧП (и такое бывало), просто сидели. Разговаривали, обсуждали, спорили…Иногда громы и молнии метал Миллс – но почти всегда кто-то рассказывал какую-нибудь байку из ТОЙ жизни или свежий слушок из жизни ЭТОЙ. Всё это были люди уже немолодые, много пережившие, много повидавшие, воюющие не первый и не второй год – а кто-то повоевал ещё до ЭТОЙ войны.
Вот так незадолго до переподчинения Восемнадцатого скандинавского эскортного Четвёртому Восточному флоту – но слух об этом уже прошёл – и завязался после вечернего селектора разговор из тех, что называются пророческими. Начал его, как ни странно, главный научник Флота, доктор технических наук из Южно-Лондонского технологического, Мортимер Б. Стрейнджлав.
- Послушайте, шеф, а  вы не пробовали перетащить к себе «Неваду»? Ну ту отмороженную американку с Боронгана?.Не морщитесь, Фрэнк, у каждого из нас свой имидж!
- «Невада» Симмс?...Видите ли, Мортимер, года четыре назад я имел с ней беседу. Долгую и не очень приятную…И отказался ходатайствовать о её переводе с Боронгана; Ивагами до сих пор поминает мне этот отказ, хотя формально всё  вполне законно.
- Но почему, сэр? Мне кажется, эта задачка как раз для вас?
- Потому что у меня за спиной люди, Мортимер. У меня и Четвёртого Восточного за спиной – тридцать миллионов ни в чём неповинных душ, которых никто не ждёт. У меня за спиной хлеб, мясо, шерсть…и половина таблицы Менделеева. И пока мы здесь – всё это с потерями, за большие деньги – но идёт в половину Азии. У нас останавливается поток эвакуируемых с архипелагов…Вы никогда не встречали эти конвои, Мортимер? Сходите, посмотрите…Мы отладили машину управления человеческим горем.
  - И?
- У нас тут много девочек, Мортимер. Есть проблемные девочки – как и все мы. Есть ОЧЕНЬ проблемные девочки – поспрашивайте на досуге Д.Ю. и Эвелину – и командиров в штабе. У кого-то из них проблемы вот здесь:
– адмиральский палец легонько постукивает по лбу;
   – У кого-то – вот здесь;
– а теперь тот же палец буравит форменную рубашку в районе сердца.
- Я…мы можем вправлять мозги. И..у нас иногда получается привести  в меридиан сердце. Но у Джейн разбита душа, Мортимер. Знаете – как стекло: треснуло – и лишь осколки разлетелись…А я не умею чинить души, Мортимер…или собирать их. Если бы тогда, при нашем разговоре, уже были Д.Ю. и Эвелина – может быть… - и вопросительный взгляд на Сенкевич.
  Д.Ю. задумчиво-отрицательно качает головой:
- Вряд ли. Внутри у неё лишь выжженая пустота. Мне иногда кажется, что и Боронган, и Флот для неё – лишь зал ожидания…или пересадочная станция. И куда лежит её путь – мне даже страшно представить.
- И поэтому я боюсь её, Мортимер. И Ивагами боится. И все, кто её окружает – тоже боятся. Мы – всего лишь люди, Мортимер. И наше дело – командовать  и управляться с теми, кто остались людьми….

Катит Колесо Судьбы по Дороге Жизни. Но кому ведомы извивы этой Дороги?. И когда-то но в разговоре уже не с Мортимером, а с Ивагами, вице-адмирал Бартон Миллс скажет:
- Мы всего лишь люди, Соичиро. И наше дело – управляться…и командовать теми, кто  остались людьми…и теми, кто становятся как люди.

С уважением
Старый Блицтрегер

Отредактировано Старый Блицтрегер (15-11-2019 02:52:10)

+11

436

Очень и очень нелпохо, коллега! Просто здорово!
Разве что что-то вы слишком "Неваду" демонизировали - разбитая душа, выжженая пустота... У Симмс те еще тараканы в голове и шрам на сердце, никто не спорит, но она все же не монстр в обличье канмусу.
Я же не зря в тексте подробно расписал судьбу этого корабля, и как он отчаянно не желал тонуть под огнем. Именно это - острое чувство своего предназначения, службы людям, и сделало воплощение духа "Невады" именно канмусу, а не Глубинной. Разве что теперь с поправкой - далеко не всем людям. И уж точно не US NAVY.
А у вас ее откровенно бояться командующие...

0

437

Shin-san
Добрый день!

Вы правы, но есть и такой вариант: Миллс как человек, склонный к внешним эффектам и даже некоторой показухе, просто пудрит мозги научнику как лицу сугубо гражданскому...Остальные морячки сурово молчат, как бы поддерживая комфлота...А Д.Ю. подыгрывает шефу из того же чувства солидарности ; да Миллс ей и действительно нравится...
Ну и действительно Миллс разговаривал с Джейн, быстро просёк, что случай сложный - и просто не стал искать себе лишние проблемы; благо своих забот у него выше крыши, и ему действительно норовят спихнуть проблемных девчонок со всей Пасифиды. А теперь облекает свой отказ в демонические формы...

С уважением
Старый Блицтрегер

0

438

Ну, если это именно игра на публику, тады нормально.)))

0


Вы здесь » NERV » Произведения Станислава Shin-san » Омаки и интерлюдии по "Уровням Глубины"