NERV

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » NERV » Стартовый стол » Пираты Карибского Моря: На Странных Кораблях (кроссовер с "Арпеджио")


Пираты Карибского Моря: На Странных Кораблях (кроссовер с "Арпеджио")

Сообщений 1 страница 10 из 48

1

Такой вот внезапный и немного странный кроссовер «ПКМ» и «Aoki Hagane no Arpeggio», с незначительными элементами «KanColle», возникший из мысли «а почему бы нет?». В конце концов, там где есть Джек Воробей может быть всё что угодно.
Сюжетная линия пока что в разработке, потому интересны любые идеи и мысли по данному вопросу.

Аннотация:

Мир меняется… но совсем не так как это представлял себе один манипулятор в парике.


P.S. образы здешних «туманниц» в разной степени основываются на конкретных персонажах «Арпеджио» (порой сразу на нескольких), потому кто хочет проверить наблюдательность может попробовать угадать кто есть кто.

Отредактировано Kaross (30-01-2018 00:36:19)

+1

2

Ром из наноматериала

       Ян Мёрсер опустил подзорную трубу, сквозь которую минутой ранее разглядывал приближающийся галеон.
Всё шло четко по плану. Команда в полной готовности, сигнальщик оповестил остальные корабли флотилии, а интуиция говорила о том, что пока всё в порядке. Единственное, что смущало одного из лучших агентов Ост-Индской компании – совершенно пустая палуба «Жемчужины».
Впрочем, этому могло быть простое объяснение – те кретины, по недоразумению названные экипажем, наверняка сейчас дрыхнут в трюме, поскольку для подобного им отребья ром значим куда больше дисциплины.

       Отвлекшись от пиратского судна, мужчина покосился на стоявшего слева капитана «Разящего» – Теодор Гроувз, не так давно сменивший на своём посту идиота Норрингтона, хотя и не имел такого же опыта в борьбе с морскими разбойниками, был всецело предан Компании.

Тем временем, черный корабль с феноменальной грацией повернулся, ложась параллельным курсом, и плавно остановился напротив борта их линкора. Глядя на это зрелище шотландец невольно восхитился мастерством его создателей, чьё творение, даже будучи в руках вонючих пиратов которые им совершенно не управляли, продолжало исправно выполнять свою работу.

       – Сохраняйте бдительность, капитан. – Тихо проговорил Мёрсер. – Он наверняка попытается вас одурачить.
       – Вас понял, сэр! – Гаркнул Гроувз, вытягиваясь по стойке «смирно» и становясь тем самым похожим на истукана индейцев.

В ответ на это Ян вздохнул – всё же подобная «щенячья преданность» быстро его утомляла.
К счастью, находившийся рядом старпом был более спокоен, и это радовало.

       Со стороны «Жемчужины» послышались приглушенные голоса: вялый мужской, не трезвый обладатель которого безуспешно пытался выговорить какое-то слово, и звонкий смех, различимый между его неудачных попыток.
Наконец дверь в капитанскую каюту распахнулась, и оттуда, немного пошатываясь, выплыл Джек Воробей собственной персоной, в компании высокой женщины невероятной красоты, которую он по-свойски обнимал за тонкую талию.
Мёрсер чуть нахмурился, вглядываясь в черты лица незнакомки, пытаясь вспомнить, видел ли он её когда-нибудь раньше.

       Аристократической бледности кожа резко контрастировала с черными, как смоль, длинными волосами и шикарным платьем цвета ночного неба, что качественно подчеркивало идеальную фигуру владелицы, оставляя открытыми плечи и довольно сильно углубляя зону декольте.
Солдаты и матросы, находившиеся на палубе «Разящего», отреагировали предсказуемо, сразу же начав шепотом комментировать стати красавицы, чем вскоре заслужили грозный окрик старпома.

       -… парломентууу… – Пират предпринял очередную попытку выговорить неудобное ему слово, но увидев множество смотрящих на него людей, заткнулся, уставившись на них в ответ недоумевающим взором. – Хм…?

Девица, в отличие от своего полупьяного кавалера, сразу же заметила встречающих и, чуть сдвинув указательным пальцем в тёмной перчатке треуголку Воробья, которая покрывала её голову, с любопытством окинула тех заинтересованным взглядом.

       – Джек. – Максимально радушным тоном поприветствовал его шотландец, подавив острое желание сплюнуть от отвращения. – Рад, что ты принял наше приглашение.
       – Да? – Удивился Воробей и сразу же нахмурился. – Обычно я так не напиваюсь…
       – Джек, я буду очень признателен, если ты оставишь на время свои глупые шуточки и перейдешь сразу к делу. – Холодно заметил Ян.
       – Допустим. – Кивнул собеседник, выпустив свою спутницу, и опираясь на фальшборт. – И что же тебе нужно, мой скользкий «друг»?

Агент сделал вид, что не заметил неуклюжую попытку передразнить собственную манеру речи, прекрасно понимая, что злится на идиотов бесполезно – умнее они от этого не станут.

       – От лица Компании, я хочу предложить тебе сделку... – Медленно начал он, следя за реакцией корсара.
       – А, так сразу бы сказал, что твоему хозяину опять пришел в голову какой-то «гениальный» план. – Бесцеремонно перебил его пират, отхлебнув из вынутой из кармана бутыли солидный глоток. – Пожалуй, мне стало даже интересно, так что можешь продолжать.
       – Спасибо. – Ядовито произнес Мёрсер. – Лорд Беккет решил дать тебе ещё один шанс. Он гарантирует тебе амнистию и хорошую плату, если будешь служить капитаном во благо Кампании. На своей «Жемчужине», разумеется.
       – Ха, слышали мы эту песню, уж тебе ли не знать. – Поморщился Джек, вновь прикладываясь к алкоголю. – Мой ответ «нет».
       – Хорошо, тогда Компания могла бы выкупить у тебя «Жемчужину». – Продолжил шотландец, озвучив другой вариант из нескольких, заранее подготовленных на такой случай.
       – Исключено! – Замотал головой Воробей, бросив короткий взгляд на свою спутницу. – И вообще, это предложение звучит для меня как оскорбление!
       – А что насчет твоего компаса? – Методично продолжил Ян.

В этот раз пират ненадолго задумался.

       – Так ведь он же не исправен. – Заметил тот.
       – Но это не отменяет того факта, что лорд Беккет готов купить его за большие деньги. – Пояснил Мёрсер.
       – Насколько большие? – Тут же встрепенулся Воробей.
       – Ровно столько, сколько поместится в трюме твоего корабля. – Процедил агент Компании.

Перед миссией начальник поручил ему не простую задачу – несносный пират должен выбрать один из трех вариантов: перейти под полный контроль Беккета, отдать свой артефакт, или… отправится на дно.
Разумеется, личная неприязнь здесь была не причем – просто с каждым годом Джек становился всё более неудобным явлением. И, несмотря на нестерпимое желание сразу же пристрелить этого шута, шотландец всеми силами пытался завершить переговоры с пользой для Компании.

       – Полный трюм золота! – Пораженно произнес корсар, обращаясь к своей подруге. В ответ та неопределённо хмыкнула, чуть поведя плечом.
       – Так ты согласен? – Поинтересовался Ян деловым тоном, который помогал ему отвлечься от посторонних мыслей.
       – Не буду врать – это предложение мне интересно. – Кивнул Воробей, всё ещё пребывая под впечатлением от нарисованных воображением богатств. – Вот только… компаса у меня нет.
       – Что значит нет? – Глухо переспросил Мёрсер, не ожидавший такого ответа.
       – Слово «нет» означает «нет», и чему тебя учили в школе? – Пробурчал собеседник и, похлопав себя по карманам, добавил: – Кажется, я его где-то обронил.

Агент Компании с тихим свистом выдохнул сквозь стиснутые зубы.

       – Джек, мне казалось, что ты настроен серьёзно. – С укоризной, под которой пряталось раздражение, процедил он.
       – Признаю, дал слабину. – Невозмутимо согласился этот бездарь, словно насмехаясь над всеми.
       – Неужели ты не понимаешь, что другого шанса не будет? – Прищурился шотландец, параллельно отметив, что пока они разговаривали, флотилия аккуратно заняла нужные позиции, незаметно окружив «Жемчужину».
       – А и не надо! – Махнул рукой пират, вновь прикладываясь к бутылке. – Ты, твой Лорд Как Его Там, и ваша «Ост-Ындская шаражка» в целом, интересны мне ровно также, как и гравитон, покидающий активную зону ускорителя во время критической стадии заряда и чрезмерной флуктуации в модулирующем пространстве от избыточной ионизации танатониума и возникающего в следствии этого внутри линейных и векторных направляющих эффекта сверхпроводимости! – Воробей прекратил активную жестикуляцию, коей сопровождался данный монолог и, замерев в нелепой позе, медленно полуобернулся к онемевшим слушателям, после чего выпучив глаза, и явно издеваясь, добавил: – Смекаешь?!

На несколько минут между кораблями воцарилась тишина – экипаж «Разящего» недоуменно переглядывался между собой, а загадочная подруга пирата со снисходительной полуулыбкой наблюдала за своим спутником.

       – Да ты пьян. – Прошипел Мёрсер, которого окончательно достало всё это представление.
       – Не-а, я сегодня не выпил ни капли рома! – Заплетающимся языком возмутился корсар, вновь опрокинув бутылку, но обнаружив, что та уже пуста, разочарованно заглянул в горлышко. – Только эль!
       – Чтож, я надеялся решить всё по-хорошему. – Ледяным тоном произнес агент Компании, после чего обратился к Теодору. – Командуйте, капитан.
       – Орудия к бою! – Рявкнул тот, явно дожидаясь этого момента.

Через секунду сей приказ эхом прокатился по всем палубам, и через сигнальщиков пошел по флотилии. Всюду открывались орудийные порты, и умелые артиллеристы наводили десятки пушек в сторону одинокого пиратского галеона.

       – Цельсь! – Этот приказ предназначался стоящим на палубе солдатам, сразу вскинувшим ружья, беря на прицел парочку на «Жемчужине».

Параллельно с этим готовилась и абордажная команда – всё-таки Ян рассчитывал заполучить хотя бы корабль.

       Виновник происходящего, в тот момент теребящий прицепленные к бандане безделушки, разом изменился в лице и, издав нечто среднее между воем и вздохом, юркнул за одну из палубных пушек.
Под недоумевающими взглядами присутствующих, пират на четвереньках прополз за другое орудие, потом за ещё одно, и наконец, по-прежнему не разгибаясь, скрылся за грот-мачтой.

Шотландец на секунду закатил глаза – манеры этого кретина его всегда раздражали, но в глубине души было приятно видеть неподдельный ужас, обуявший пирата, лицом к лицу столкнувшегося с гордостью британского судостроения…

       В этот момент Джек вылез из своего укрытия и, настороженно шаря по палубе глазами, доковылял до своей спутницы.

       – Я потерял свой Бого-Бого. – Грустным тоном сообщил он ей.

Девица заинтересованно изогнула тонкую бровь, по-видимому, как и Мёрсер решив, что у корсара повредился рассудок.

       – Это… такой талисман с острова Мого-Мого, подаренный мне вождем племени Гого-Гого, по имени Вого-Вого. – На одном дыхании объяснил Воробей. – Ты его случайно не видела?
       – Ааа… – Понимающе выдохнула та, и под завистливые взгляды мужчин с «Разящего», запустила пальцы в неплохо выпиравшее содержимое декольте, откуда извлекла маленькую безделушку на веревочке.
       – А как он там… эм… – Немного смутился пират, пошевелив пальцами в направлении бюста своей подруги.
       – Ты потерял его на прошлой неделе… возле штурвала. – С весёлым прищуром сообщила та.
       – Неужели когда мы… – Озадаченно произнес Джек, потянувшись за талисманом.
       – Ага. – Промурлыкала женщина, в последний момент слегка одернув руку, от чего пальцы мужчины хватанули лишь пустоту. – И я хотела бы продолжить… на рее.

Капитан «Жемчужины», нахмурившись, изменился в лице и, задрав голову, посмотрел наверх, после чего вновь опустил взгляд на ожидавшую ответа спутницу.

       – Там? – Шепотом уточнил он.
       – Тебя что-то смущает? – Поинтересовалась собеседница.
       – Гхм… Обычно меня приглашают на рею по другому поводу. – Задумался пират. – Но в этот раз я не откажусь.
       – Ни минуты в тебе не сомневалась! – Улыбнулась девица, вручив тому безделушку.

Глядя на всё это безобразие, Мёрсер зажмурился и досчитал до десяти.

       – Джек, почему даже в такой момент ты ведешь себя как полный кретин?! – Не выдержал он. – Неужели нельзя было пощебетать со своей распутной девкой в другое время?!

Вдруг Ян ощутил знакомое чувство, словно между лопаток уперлось лезвие кинжала – интуиция подсказывала, что что-то не так.
       Тем временем, улыбочка Воробья стала какой-то неестественной и быстро завяла, а сам он с опаской покосился на свою спутницу.

       – Как ты меня назвал? – Тоном, способным заморозить море, спросила она, неторопливо повернувшись к теряющемуся в догадках шотландцу.

А через мгновение лицо незнакомки на несколько секунд озарили непонятные белые символы, и параллельно с этим в бортах галеона открылись все орудийные порты, из которых синхронно выдвинулись пушки.

       Агент Кампании проглотил готовившее сорваться с языка ругательство – этот чертов пират опять связался с какой-то нечистью. Но теперь стало понятно, куда делась вся команда – они готовились к бою.
И хотя шансов у них не было никаких, скверное чувство тревоги почему-то не спешило уходить.

Покосившись в сторону Гроувза, Мёрсер открыл для себя ещё одно неприятное обстоятельство – судя по тому, как тот таращится и беззвучно открывает и закрывает рот, словно выброшенная на берег рыба, мистических тварей он видит впервые, и как вести себя в подобных ситуациях не знает. К счастью, старпом продолжал сохранять спокойствие, и лишь недовольно хмурился.

       Но мысли Яна внезапно прервал ружейный выстрел – один, по-видимому, столь же не опытный солдат, всё-таки не выдержал внезапное перевоплощение загадочной красотки.
Однако та лишь раздраженно покосилась на висящую в воздухе пулю, остановленную чем-то похожем на светящееся белым светом стекло, состоящее из множества шестиугольников.

Через пару секунд странное явление бесследно исчезло, позволив свинцовому «блинчику» со стуком упасть на палубу. Яростно-брезгливый взгляд, которым незнакомка только что прожигала оный предмет, сместился на затаивших дыхание людей, а его обладательница чуть тряхнула головой, сдувая маячившую перед глазами прядь черных волос.
Над водой повисла напряженная тишина…

       – Агонь! – Тоненьким голоском пискнул перепуганный до смерти Гроувз, позабытый всеми действующими лицами. Но канониры его услышали.

Под грохот множества орудий, бухту, где проходило действо, быстро заволокло пороховым дымом – к полусотне пушек «Разящего» присоединилась остальная флотилия.
Когда свист снарядов стих, а расчеты спешно прочищали стволы и засыпали свежий порох, люди смогли, наконец, перевести дыхание.
Как выяснилось вскоре – передышка была недолгой.

       Сначала в рукотворном облаке, что окутало «Жемчужину», возникло тусклое свечение, но уже через мгновение оно вспыхнуло ярче, и собравшийся дым просто сдуло, явив взору пораженных моряков целый и невредимый галеон, на бортах которого светились странные переплетающиеся линии, укрытый полупрозрачным куполом из уже знакомых многогранников.

Вновь грянули пушки, которые успели подготовить самые сноровистые и опытные канониры, но их число было куда меньше чем в первом залпе – теперь орудия стреляли вразнобой по готовности, что не создавало разом много дыма, тем самым позволяя увидеть, как ядра с глухим стуком отскакивают от неведомой преграды.

       В ответ, стволы пушек «Жемчужины» приоткрылись, словно бутоны цветов, явив взгляду зрителей странные механизмы, что скрывались внутри.
Но долго наблюдать за этим чудом не вышло – ударившие из них ослепительно белые лучи насквозь пробили «Разящий», от чего тот сразу же взорвался. Та же участь постигла другой корабль, оказавшийся с правого борта галеона.

Катлер Беккет возлагал на эту миссию большие надежды, и потому выделил немалые силы – в качестве резерва выступил его личный линкор «Стремление», до недавних пор прятавшийся за островом.

       По-видимому, его командующий намеривался неожиданной атакой поразить пиратский корабль, пока тот не успел повернуться к нему бортом. Поскольку погонных орудий у «Жемчужины» не было, этот ход мог принести плоды, но судьба распорядилась иначе.

Со скрипом, носовая оконечность галеона медленно раскрылась, словно пасть ужасающего чудовища, и находящиеся внутри большие металлические кольца пришли в движение вместе с другими непонятными механизмами. Что это такое, ни кто из присутствующих не знал, но нарастающий гул и проскальзывающие между ними молнии, не предвещали ничего хорошего.

       «Стремление» дал залп – часть снарядов прошла мимо цели, со всплеском уйдя под воду, а остальные ударили по барьеру, но так и не смогли его преодолеть.
Вдруг вода между кораблями начала неестественно изгибаться, образовывая длинный желоб с пологими краями, шириной чуть больше самой «Жемчужины».
Тем временем, черная как ночь сфера, возникшая возле сверкающих молниями колец, стремительно увеличивалась в размерах и, достигнув своего пика, обратилась в луч тьмы, моментально накрывший обидчика.

Раздался ужасающий по своей силе взрыв, который чуть не опрокинул стоявший рядом бриг. Порывом ветра многих матросов просто сдуло в море – как выяснилось позже, те счастливчики были немногочисленными выжившими в тот роковой день.
А от «Стремления», и оказавшейся поблизости скалы, не осталось даже следа…

***

       «Ментальная проекция» «Черной Жемчужины» удовлетворенно прикрыла глаза. Параллельно с этим сам корабль возвращал привычный вид – линейный ускоритель гравитонов скрывался внутри корпуса, а три десятка фотонных орудий вновь становились похожими на обычные чугунные пушки. О недавнем бое говорило лишь множество болтавшихся на волнах обломков разной степени обугленности, да барахтающиеся между ними немногочисленные люди. Впрочем, галеон они уже не интересовали.

       – Милая, йа тебя абажаю! – Слегка заплетающимся языком произнес Воробей, до этого одной рукой нежно гладивший планширь фальшборта, а другой обнимавший свою подругу, не удержавшись, легонько шлёпнул ту по упругой «корме».
       – Взаимно, мой капитан! – Улыбнулась та, зажмурившись от удовольствия.

Но заметив в воде проплывающую мимо треуголку, принадлежащую, судя по всему, Мёрсеру, красавица приоткрыла один глаз, лениво проводив тут взглядом.

       – И откуда в мире столько кретинов и грубиянов? – Задумчиво пробормотала она.
       – Смотри на это философски. – С умным видом заметил Джек, неопределённо махнув рукой. – Я всегда так делаю. Когда трезвый.
       – Действительно. – Согласилась «Жемчужина», сформировав в ладони бутыль рома при помощи наноматериала, и опустошив ту на пару глотков, продолжила, чуть поморщившись: – Порадуюсь, что в этот раз обошлось без щупалец.
       – Да, кстати… о рыбках. – Осторожно произнес пират, покосившись на свою спутницу.
       – Хочешь сказать, что тот озабоченный кальмар-переросток был не единственным в своём роде? – Прохладно поинтересовалась та, поворачиваясь к своему капитану.
       – Лучше. – Хитро улыбнулся мужчина. – Я хочу сказать, что знаю, кто его хозяин.

«Ментальная проекция» заинтересованно изогнула бровь.

       – Правда… – Воробей чуть отстранился и, приставив к подбородку запястье, активно пошевелил пальцами, сделав брезгливое лицо. – Он тебе не понравится.
       – Пфф. – Фыркнула «Жемчужина», разворачивая паруса. – Это уже проблема того извращенца!

Отредактировано Kaross (30-01-2018 00:28:44)

+21

3

"Жемчужина" - "Такао"?

0

4

Oleg27 написал(а):

"Жемчужина" - "Такао"?

Частично да - им обеим нравится иметь собственного капитана, ради которого они готовы на всё. Но если "Такао" - просто влюблённый подросток, то "Жемчужина" дама посерьёзнее.

0

5

Черт подери, из "живых" произведений на форуме, это - одно из лучших! Собственно, буду искренне надеяться на хотя бы относительно регулярную проду, поскольку давно не впадал с чтения в дикий восторг.  http://read.amahrov.ru/smile/viannen_89.gif

0

6

Годно! Очень годно! Мой день сделан.

0

7

Trilon57, Афотин спасибо, но не могу гарантировать ежедневные обновления и большой объём текста. Изначально вообще не планировалось идти дальше этой зарисовки.

0

8

Капитан, капитан, улыбнитесь!

       В последнее время дела у Дейви Джонса шли не важно.
Об этом свидетельствовал хотя бы тот факт, что уже около полугода «Морской Дьявол» обитал… на суше.

       Причиной столь радикальной смены условий жизни стала одна пренеприятнейшая история, связанная с головной болью всего Карибского моря – Джеком Воробьём.
А началось всё довольно обыденно – когда пришел срок платить, тот его, естественно, проигнорировал, и тогда Джонс решил напомнить человеку, кто в море хозяин, отправив Кракена просто припугнуть наглого пирата.

       Обычно подобное заканчивалось всего лишь повреждением мачты, руля или оторванным якорем, после чего испуганная команда собственноручно вышвыривала за борт должника, или того, кого за него посчитала.
Но в этот раз что-то пошло не так…

Безрезультатно прождав целый месяц, но так и не получив Воробья, капитан «Летучего Голландца» забеспокоился, особенно из-за того, что его любимый питомец почему-то перестал откликаться на зов.
В конце концов, Джонс решил заняться этим лично.

       Но едва он переместился на борт «Черной Жемчужины», как на него налетела какая-то баба, с ходу начавшая обвинять того в непристойных домогательствах, попутно осыпая пощечинами и ругательствами. А потом эта бестия и вовсе вышвырнула «Грозу Морей» за борт, пообещав тому в следующий раз оторвать все его щупальца и засунуть их ему же туда, где им, по её мнению, было самое место.
Естественно, «Морской Дьявол» не мог позволить оскорблять себя подобным образом, и вернулся вместе со своим кораблем и верной командой. К сожалению, в тот момент он ещё не знал, что «Жемчужина» сильно изменилась за лето…

       То скоротечное сражение подарило Дейви много новых впечатлений, но стоило половины команды и солидной части корабля. Уже не надеясь справится с этой чертовщиной, которую не сломил даже вызванный им сильнейший шторм, способный потопить целый флот, Джонс решил скрыться на дне.
Не помогло…

       Но каким-то чудом несколько матросов смогли спасти своего командира из того ада и, поместив в бочку, вытащить на берег, подальше от неожиданно опасного противника.

Вздохнув, бывший капитан покосился на своё нынешнее место обитания, и вновь перевёл взгляд на море. Да, таким простым трюком можно было обмануть его проклятие, но Дейви рисковал погибнуть, если вода утечет из бочки. И хотя за её состоянием пристально следили подчиненные, дерево уже заметно «состарилось» раньше срока от близкого присутствия морского духа.

       Ранчо, на котором жили бывшие обитатели «Летучего Голландца», находилось вдали от людских поселений, и ранее принадлежало какому-то одинокому старику, который скоропостижно скончался, как только увидел, кто пожаловал к нему в гости.
Нынешним владельцам поместья всегда было чем заняться – матросы ловили рыбу в крошечной бухте или пытались возделывать грядки, а их капитан либо руководил теми в столь нетривиальном занятии, либо целыми сутками с тоской взирал на водную гладь.

       В какой-то момент, раздавшиеся на заднем дворе голоса и последовавшие за ними вопли и ругательства заставили Джонса вынырнуть из собственных мыслей. Желая разобраться, в чем дело, «Морской Дьявол» переместил свою бочку (к которой заблаговременно приделали колёса), обогнув угол дома.

Увиденное сильно озадачило Дейви – стоя на четвереньках, раскатисто кашлял один из его подчиненных, держась рукой за собственный живот, а второй, известный тем, что «упакованная» в раковину голова бедолаги существовала отдельно от туловища, громко ругался снова уронив означенный орган, в то время как его тело вслепую молотило кулаками воздух, пытаясь найти неведомого противника, пока, наконец, не споткнулось об товарища.

       Однако на этом странности не заканчивались – незадачливые матросы корчились и шумели за спиной какой-то девицы лет шестнадцати, что с решительным видом направлялась в сторону Джонса.
Судя по характерной одежде, состоящей из длинной тёмно-коричневой юбки, клетчатой блузки, грязно-белого фартука и остроконечного чепчика со слегка приподнятыми краями, она принадлежала к небогатой семье кого-то из голландских поселенцев, что основали колонию на другой стороне острова. Однако люди до сих пор не совались в эти места, отчасти благодаря подчиненным Дейви.

       Но прежде чем их командир успел задуматься о причинах, заставивших её целенаправленно придти сюда, на пороге ранчо появился ещё один матрос, попытавшийся с ходу остановить визитёршу, гаркнув «А ну стоять!», и положив руку той на плечо.
Притормозив, девушка на секунду закатила глаза, и раздраженно схватила лапищу мужчины своей аккуратной ладошкой. Раздался тихий хруст, через мгновение заглушенный воплем бедолаги, после чего незнакомка, прошипев нечто вроде «Пшёл вон, нахал!», отвесила тому размашистую пощечину по чешуйчатой роже, от которой тот кубарем покатился по земле.

«Морской Дьявол» озадаченно булькнул, желая убедиться, что всё это происходит взаправду.
Тем временем, девица подошла к нему почти вплотную.

       – Капитан, по-моему, вы здесь слишком засиделись изображая селёдку: в вашей команде уже завелись идиоты. – Недовольно произнесла  та. – А это похуже нашествия крыс, между прочим.

Джонс пару раз моргнул, остолбенев от такой наглости, но быстро взял себя в руки и грозно поинтересовался:

       – Ты знаешь, кто я такой?!
       – О, разумеется, «Повелитель Грядок» и «Гроза Великой Бочки»! – С издёвкой ответила нахалка, театрально поклонившись.

Дейви медленно поднялся и, нависнув над незнакомкой, пристально посмотрел ей в глаза.

       – Ты не боишься. – Холодно произнес он, скорее утверждая, а не спрашивая.
       – Пфф, моя задача служить, а не бояться. – Парировала та, насмешливо глядя на «Морского Дьявола» снизу вверх.
       – Что-то я не припоминаю, чтобы когда-либо нанимал кого-то вроде тебя! – Заметил Джонс, начиная терять терпение.
       – Капитан, у тебя тут мозги совсем отсохли, что ли? – Явно обидевшись, поинтересовалась девушка, но не найдя в глазах собеседника понимания, вздохнула, чуть приподнимая подол юбки. – Ладно, намекну.

Опустив взгляд, тот с удивлением обнаружил, что из-под коричневой ткани выглядывают кончики щупалец, вроде тех, что были у него самого.
Вновь посмотрев в лицо незваной гостье, мужчина столкнулся с весёлым прищуром в её глазах, и девица, явно довольная произведенным эффектом, усмехнулась ещё шире, позволяя разглядеть нечеловечески острые клыки.

       – Кто ты?! – Спросил Дейви.

Вместо ответа на лице незнакомки на мгновение вспыхнули какие-то символы зелёного цвета, заставившие «Морского Дьявола» отшатнуться от неожиданности.
Хихикнув, девушка перевела взор за его спину, на морскую даль.

       Джонс обернулся как раз вовремя, чтобы увидеть как невдалеке от берега, в облаке брызг и легкой дымки, из под воды выныривает корабль, который он узнал бы из тысячи. Тот, что стал для него домом и тюрьмой, проклятием и спасеньем. «Летучий Голландец».
Но когда брызги осели, мужчина смог разглядеть на бортах и парусах столь знакомого и незнакомого одновременно судна необычные светящиеся линии и узоры, в точности повторяющие те, что только что украшали его собеседницу.
И он уже видел подобное раньше – на «Чёрной Жемчужине».

       – Ты… ты… – Дейви вновь повернулся к девушке, но слова как на зло вылетели из головы.
       – Не вешай нос, капитан! – Весело сказала та, но осознав, что именно только что ляпнула, мгновенно изменилась в лице. – Ну, или что там у тебя вместо него…

Отредактировано Kaross (14-12-2017 23:26:00)

+22

9

Эва как, а кто на очереди намечается?))) А то кроме "Жемчужины" и "Голландца" так сходу и кораблей-то того мира не вспомнить. Хотя продолжение радует, да.

0

10

Годно! Спасибо за проду. Желаю Автору творческих успехов.

0


Вы здесь » NERV » Стартовый стол » Пираты Карибского Моря: На Странных Кораблях (кроссовер с "Арпеджио")