NERV

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » NERV » Стартовый стол » Пираты Карибского Моря: На Странных Кораблях (кроссовер с "Арпеджио")


Пираты Карибского Моря: На Странных Кораблях (кроссовер с "Арпеджио")

Сообщений 41 страница 50 из 56

1

Такой вот внезапный и немного странный кроссовер «ПКМ» и «Aoki Hagane no Arpeggio», с незначительными элементами «KanColle», возникший из мысли «а почему бы нет?». В конце концов, там где есть Джек Воробей может быть всё что угодно.
Сюжетная линия пока что в разработке, потому интересны любые идеи и мысли по данному вопросу.

Аннотация:

Мир меняется… но совсем не так как это представлял себе один манипулятор в парике.


P.S. образы здешних «туманниц» в разной степени основываются на конкретных персонажах «Арпеджио» (порой сразу на нескольких), потому кто хочет проверить наблюдательность может попробовать угадать кто есть кто.

Отредактировано Kaross (14-09-2018 04:07:37)

+1

41

В конце произведения будет что-то очень эпичное...
По крайней мере так моя чуйка мне говорит. Время покажет...

0

42

Вопрос к автору: в чём смысл делать корабли под стать капитанам? Да и, быть может, я не очень знаком с персоной Беккета, но как-то уж очень плохо проглядывается его схожесть со Стремлением... Можно немного прояснений?

0

43

Tousaka Jun
Они не совсем "под стать капитанам", скорее имелось в виду то, что личность и внешний вид конкретной "туманницы" во многом зависит от капитана (или владельца) и его отношения к кораблю.

0

44

Глупости бывают разные…

       – Папочка, просыпайся! Нам пора домой!

Звонкий голосок, с силой пушечного ядра пробивавшийся сквозь хмельной туман, всё же расшевелил сознание мужчины.

       – А?! Чего?! – Прохрипел Норрингтон, с трудом фокусируя взгляд на источнике шума. – Д-девочка, уйди, ты обозналась…
       – Перестань, папочка! – Продолжила теребить его потрепанный китель ухоженного вида девчонка в светлом платьице, резко контрастирующая с грязью Тортуги. – Пойдём, пойдём скорее!
       – Что ты ко мне прицепилась?! – Возмутился бывший командор, одернув руку. – Я же сказал, что ты ошиблась!
       – Нет, не ошиблась!  – Упрямо настаивала малютка. – Вставай, нам пора домой!

Джеймс поморщился от высокого детского голоска, неприятно отдававшегося в голове, и отчетливо понял, что просто так от этой напасти он не отделается.

       – А я уже дома! – Безапелляционно заявил мужчина, взмахом руки обозначая окружающее пространство.

План по дезориентации сработал так, как и ожидалось – собеседница умолкла, растерянно хлопая глазами. К сожалению ненадолго.

       – Но… – Она брезгливо осмотрелась. – Но ведь это свинарник!
       – Да неужели? – Деланно удивился Норрингтон, покосившись на мирно спавших хрюшек неподалёку. – Чтож, кому как.
       – Папочка, не говори глупостей. – Вздохнула девчонка, явно готовясь к очередному раунду бессмысленных уговоров.
       – Да что ты знаешь о глупостях… – С грустью пробормотал англичанин, выуживая из-за пазухи недопитую ранее бутыль рома. – Уже в твоём возрасте я мечтал о службе во флоте. Бороздить моря, сражаться с пиратами, открывать новые земли… Глупые мечты, правда?

Внимательно слушавшая малютка отрицательно покачала головой.

       – Вот и я тогда думал также... – Хрипло продолжил мужчина. – Пошел во флот по стопам отца. С годами прошел путь от лейтенанта до командора, заслужил грозную репутацию и приобрел бесценный опыт от участия во многих битвах и морских сражениях. Меня боялись пираты и уважали губернаторы, а матросы из моей команды даже шутили, что я для них словно второй отец. Тогда мне казалось, что я достиг мечты… Глупая иллюзия, правда?

Однако девчонка вновь покачала головой, но Джеймс был ей особо благодарен не за сию «моральную поддержку», а за молчание.

       – Вот и я тогда думал также… – Норрингтон прервался, чтобы сделать глоток, после чего вновь продолжил. – Единственного, чего не хватало для завершения картины – брака с достойной девушкой. Такая была на горизонте, и даже её отец поддерживал наши стремления… Но всё изменилось в один день, по вине самого жалкого пирата из всех, что я когда-либо видел. Но закон един для всех – пират должен болтаться на виселице! Глупый закон, правда?

Слушавшая этот монолог незнакомка снова не согласилась.

       – Вот и я тогда думал также… – Англичанин с минуту разглядывал бутыль,  но всё-таки передумал прикладываться к ней ещё раз. – Я поймал этого пирата, но в последний момент его просто вытащили из петли те, от кого нельзя было ожидать чего-то подобного. Я принял своё поражение с честью, и даже проявил благородство, дав тому пирату «денек форы». Глупая штука, это благородство, правда?

В ответ на очередной отрицательный жест и внимательный взгляд, бывший командор лишь хмыкнул, глотнув ещё алкоголя.

       – Вот и я тогда думал также… – Мужчина прислонился растрепанным и съехавшим набок париком к стене таверны, из которой всё это время слышалась нехитрая музыка, радостные вопли и звон бьющегося стекла. – Днем и ночью я гнал того пирата через все моря, но он постоянно ускользал. И вот однажды, я почти поймал его в Триполи. Но налетел ураган. Пират повел свой корабль прямо сквозь него… а я не рискнул. Решил, что один никчемный пират не стоит жизней моих людей. Глупый расчет, правда?

Девчонка хотела что-то сказать, но Джеймс продолжил свою историю, даже не взглянув на неё.

       – Да, я тоже так думал в то время! – Махнул рукой он. – Я потерял след этого негодяя, и так ничего не найдя вернулся в порт, доложив командованию что пират сгинул в морской пучине. Но он каким-то чудом выжил, и через месяц объявился здесь, на Тортуге. И тогда я лишился корабля, звания, и положения… – Сделав ещё один глоток, англичанин покосился на свою единственную слушательницу. – Тебе не надоела эта глупая история о глупостях глупого человека?
       – Папочка, ну пойдём уже домой! – Вновь начала та, заставив Норрингтона со стоном приложиться холодной бутылкой ко лбу.
       – Во-первых, у меня нет и никогда не было детей! – Мрачно произнес он. – И, во-вторых, мой дом теперь здесь!
       – Но ведь тут как минимум грязно! – Попыталась образумить его «дочь».
       – Неважно. – Отмахнулся мужчина, устраиваясь поудобнее и надвигая на глаза пыльную помятую треуголку. – Рано или поздно тот пират появится на этом порочном острове. И мы решим, кто виноват в том, что я живу в свинарнике.

Бывший командор на время впал в дрему, игнорируя шум ночного города, и порадовавшись, что невесть откуда взявшийся ребенок наконец-то ему не мешает.
Но через какое-то время, очнувшись от странного чувства, Джеймс приподнял свой головной убор, обнаружив девчонку на том же самом месте.

       – Почему ты всё ещё здесь? – Через минуту спросил он.
       – Жду, пока ты отдохнешь. – Как ни в чем не бывало, ответила та. – А потом мы пойдём домой, правда, папочка?

Норрингтон устало вздохнул, поняв, что просто так она от него не отстанет.
Конечно, он мог бы её игнорировать, а потом легко затеряться в толпе сброда, населявшего это пиратское логово. Или банально прогнать при помощи отборной ругани. Любой другой пьяница и неудачник, оказавшись на его месте, наверняка поступил бы точно также.
       Но у офицера, пусть и бывшего, одна только мысль бросить на произвол судьбы девушку, особенно столь юную, в месте, подобном Тортуге, вызывала лишь тошноту и омерзение.
В конце концов, англичанин пришел к выводу, что от ещё одной глупости его жизнь не станет хуже, чем сейчас.

       – Ладно. – Мужчина с кряхтением поднялся и, прикончив остатки рома, отшвырнул бутыль в сторону, вызвав недовольство у своих хрюкающих «соседей». – Пойдём искать твоих родителей.
       – Но ведь я уже нашла тебя, папочка! – Радостно встрепенулась девчонка, спрыгивая с поваленной набок бочки.
       – Ох, не шуми, пожалуйста… – Поморщился бывший командор. – И помедленнее, умоляю!

Малютка, уверенно потащившая его куда-то за руку, всё-таки сбавила ход, позволив своему спутнику идти не спотыкаясь.
       Пробираясь сквозь веселящуюся толпу, Джеймс порадовался, что этому сброду сейчас не до них, потому как четко понимал, что в нынешнем состоянии боец он неважный.
Вскоре незнакомка привела Норрингтона к порту, подтвердив догадку о своём неместном происхождении.

       – Значит, твои родители здесь, так? – Спросил мужчина у девчонки, когда они остановились напротив большого корабля, показавшегося провожатому смутно знакомым.

В ответ та непонимающе кивнула.

       – Эй, там, на палубе! – Прокричал англичанин в сторону тёмной громады, сложив руки «рупором». – Меня кто-нибудь слышит?!

Но ответом была лишь тишина, разбавляемая шумом моря.

       – Что ты делаешь, папочка? – Растерянно хлопая глазами, поинтересовалась малютка.
       – Подожди! – Махнул рукой тот, вновь набирая в легкие побольше воздуха. – Эй, вы там все уснули что ли?!

Так и не дождавшись от владельцев судна какой-либо реакции, мужчина направился к сходням, намереваясь высказать прямо в лицо родичам своей спутницы всё, что он думает о людях, оставляющих собственных детей без присмотра.

       Однако ни на палубе, ни в капитанской каюте никого не оказалось. Нахмурившись, Джеймс спустился на нижние палубы, преследуемый недоумевающей девчонкой.

       – Да куда же все подевались? – Пробормотал он, идя по трюму, и не находя ни души.
       – Но…
       – Тихо! – Махнул рукой Норрингтон и, положив ладонь на рукоять шпаги, резко распахнул очередную дверь, за которой, как ему показалось, был какой-то подозрительный шум. Однако и там его встретила лишь пустота.
       – Но папочка… – Растерянно произнесла его спутница.
       – Хватит! – Всё-таки не выдержал бывший командор. – Я проводил тебя туда, куда ты хотела, теперь дальше как-нибудь сама! А я возвращаюсь обратно!
       – Но папочка! – Жалобно попыталась остановить его малютка, однако мужчина решительно направился в сторону лестницы, не желая более участвовать в этом цирке, а собираясь просто напиться до беспамятства.

Но судьба распорядилась иначе.

       – Какого… – Пробормотал англичанин, обнаружив за правым бортом корабля водную гладь, вместо ожидаемого пирса, чьи огни теперь маячили вдали.
       – Папочка! – Появление на палубе девчонки остановило едва начавшийся поток ругани в адрес какого-то идиота, не закрепившего швартовы.

Понимая, что расправить и закрепить паруса такого корабля невозможно в одиночку, Джеймс поспешил к штурвалу, надеясь лишь на то, что удастся поймать нужное течение, которое прибьёт судно к берегу с минимальными повреждениями. Впрочем, куда вероятнее было то, что неуправляемый парусник возьмут на абордаж намного раньше.

       – Что ты делаешь? – Спросила малютка, наблюдая за потугами своего спутника.
       – Хоть что-то! – Отрезал Норрингтон. – Ты хоть представляешь, какая команда должна быть у такого корабля?!
       – Команда? – Встрепенулась та, и под удивлённым взором бывшего командора забегала по палубе, суя нос во все углы, начиная от лестницы, и заканчивая сигнальным колоколом, словно что-то разыскивая.

В конце концов, девчонка почти что с ногами запрыгнула на фальшборт, устремив взгляд в сторону отдаляющейся Тортуги, но после минуты наблюдений лишь покачала головой, чуть сморщив носик, и пробормотала нечто вроде: «нет, там некрасивые дяди которые плохо пахнут».
Но внезапно осознав что-то важное, она медленно повернулась к недоумевающему мужчине.

       – А зачем мне команда? – С сомнением спросила малютка.

Англичанин долго молчал, после чего с нервным смехом рухнул на доски юта. Конечно, в её возрасте он тоже был по-детски наивен, но не настолько, чтобы не понимать, для чего паруснику нужен экипаж.

       – И как же ты тогда собралась управлять этим кораблем? – Отдышавшись, хрипло поинтересовался Джеймс, принимая сидячее положение.
       – Ммм… – Задумалась девчонка и, хлопнув в ладоши, раскинула руки в стороны. – Наверное, как-то так…

То, что произошло дальше, Норрингтон запомнил на всю оставшуюся жизнь, ибо не каждый день ему доводилось видеть, как всюду загораются непонятные линии и узоры, светящиеся золотистым оттенком, а судно начинает вести себя так, словно оно живое.

       – Гравитационный парус развернут! – Глядя перед собой и словно находясь в неком трансе начала декларировать его спутница, чью кожу тоже украшали странные символы, под шелест синхронно разворачивающихся парусов. – Основные орудийные системы активированы! – Судя по характерному шуму, из обоих бортов выдвинулись десятки пушек. – Защитное поле на максимум! – После этих слов вокруг корабля возник полупрозрачный купол, состоящий из множества золотистых шестигранников. – Линкор «Разящий»: полный вперед!
       – Р-рифы прямо по курсу! – Прокричал вцепившийся в фальшборт англичанин, уже сотню раз пожалевший о том, что не спрыгнул за борт при первой же возможности, но оживший корабль лишь продолжал ускоряться.
       – Я что-то делаю неправильно? – Осторожно поинтересовалась малютка погасившая светящиеся узоры, после того как жуткий грохот, ознаменовавший столкновение со скалами, остался далеко позади.
       – Рифы… положено обходить… – Только и смог выдавить из себя обескураженный мужчина, хотя готов был поспорить на собственную шпагу, что от недавнего столкновения больше всего пострадали именно безмолвные камни, а не корпус странного корабля. А ещё он смутно подозревал, что теперь не нуждается в белом парике.
       – Ой! – Испуганно пискнула девчонка, прикрыв рот ладошками. – Прости, папочка, я больше так не буду!

Отредактировано Kaross (01-02-2018 17:39:13)

+18

45

Огромное спасибо, ждём продолжения!  :jumping:

0

46

Давай! Жги!!!

0

47

Да, было бы неплохо написать продолжение ;)

0

48

Неплохое фентези)
Пусть и некоторые моменты не особо нравятся, по причинам попытки выдать фентези под научную фантастику, но в целом мне понравилось.

0

49

Кильватер: Когда мы снова встретились

       В воздухе царил штиль, и Джек, оседлав одну из палубных пушек, сквозь полупустую бутыль, как в подзорную трубу, с интересом рассматривал почти соприкоснувшееся с горизонтом солнце.
Наконец, допив воду, мужчина поставил емкость на планширь и стал наблюдать как та медленно «растворяется» в нем.

       – Милая, ты помнишь, как мы снова встретились? – спросил он через некоторое время.
       – Ага… – промурлыкала «Жемчужина», лёжа на растянутом между мачтами гамаке, и прикрыв глаза треуголкой Воробья.
       – Какое… какое лицо у меня было? – поинтересовался пират, водя пальцем по месту в котором скрылась бутыль.
       – Жалкое у тебя было лицо, – усмехнулась собеседница, покосившись на капитана из-под слегка приподнятой пальцем шляпы.

Хмыкнув, корсар нырнул в воспоминания.

***

       Шторм только усиливался, и Джек уже не раз пожалел о том, что решил оторваться от упрямого командора таким образом.
Очередной порыв ветра окатил мужчину с головы до ног ледяной водой, но тот крепко держал штурвал, одновременно сверяясь с компасом в другой руке.

       – Потерпи милая, ещё чуть-чуть… – прошептал он, в ответ на протяжный стон рангоута и хриплый шелест парусов. – Ещё…
       – Джееек! – донес ветер голос старпома. – Джеек!
       – Да, мистер Гиббс?! – откликнулся капитан.
       – …ок… де… шу… – прозвучало в ответ сквозь шум.
       – Что? Я не слышу! – крикнул пират, обращаясь к машущему руками другу, но судя по реакции, тот тоже ничего не понял.

Внезапно палубу накрыло волной, и старпома, вместе с ещё несколькими моряками, смыло за борт.
Беззвучно выругавшись, Воробей вновь сосредоточился на управлении, однако следующий удар стихии отбросил его на кормовое ограждение юта.

       Встряхнув головой, Джек огляделся.
Волны, бушующие за бортом, и не думали стихать, а шквальный ветер только усложнял жизнь оставшимся членам экипажа, что с бранью пытались наладить паруса.

       – Компас… – пробормотал корсар, обнаружив пропажу навигационного прибора. – Вот черт!

Бросившись обратно, он поймал больно ударивший по рукам штурвал, к тому моменту уже сильно раскрученный непогодой, твёрдо намереваясь вывести «Жемчужину» из шторма, так как гибель пока не входила в его планы.
Поначалу ему это удавалось, но в какой-то момент корабль сотрясся от чудовищного удара, и последним, что в тот день услышал Воробей, прежде чем провалиться в забытьё, был жуткий треск, грохот и крики.

       Пробуждение запомнилось ему хуже – раскалывающаяся голова, шум прибоя и кусок чего-то черного перед лицом. Попытавшись встать, мужчина почти сразу же без сил рухнул на песок. И лишь потом он понял, что выжил благодаря обломку «Жемчужины», который волной прибило к берегу безымянной земли, словно в качестве прощального подарка. Впрочем, когда Джек пришел в себя, его рядом уже не было – море забрало даже это.

Островок, на коем очутился пират, был ещё меньше того, где его когда-то оставил Барбосса, а удаленность от основных торговых маршрутов оставляла ничтожные шансы на случайное обнаружение мимо проходящим судном. Однако бывшего капитана это уже не волновало – потеряв единственную достойную цель всей своей жизни, он какое-то время как призрак бродил по берегу, несколько раз обойдя своё пристанище, после чего просто уселся на песок, уставившись стеклянным взглядом в морскую даль.
Несмотря на всё произошедшее, спать человеку не хотелось, а апатия смогла заглушить чувство голода и жажды. Какое-то время Джек даже надеялся, что на горизонте вот-вот покажется корабль Норрингтона, или очень жалел, что у него с собой не было ничего острого. Но после суток такого времяпровождения корсару стало плевать и на это.

       Потому, на закате третьего дня, он никак не отреагировал на послышавшееся со стороны прибоя мелодичное пение – кружащие над водой чайки казались мужчине гораздо интереснее.
Тем временем источник звуков явно приближался, и уже можно было различить слова известной, среди морских разбойников, песни.

«Йо-хо! Громче черти!
Что ж нам дьявол не рад?
Сдохнет он, от песни той
что поет пират..

Зов прозвучит из бездны морской.
Слышишь свой погребальный звон?
Плыви же домой сквозь бури и пой:
Смерть – это только сон!»

       – О, мистер Пират, вы тоже решили полюбоваться этим прекрасным закатом? – прозвучал над головой весёлый голос.

Медленно повернувшись, Воробей обнаружил в нескольких шагах от себя женщину в черном как ночь вечернем платье, из разреза которого почти полностью выглядывала изящная ножка его обладательницы.
В другой раз корсар бы порадовался такому зрелищу, а уж вид, открывающийся из декольте склонившейся незнакомки, можно было бы на полном серьёзе посчитать за нападение. Однако сейчас мужчина лишь скользнул по ней равнодушным взглядом, и вновь повернулся к морю.
И даже нахлобученная на её голову, словно в насмешку – набекрень, его личная треуголка никак не исправила это отношение.

       – Я такое каждый день вижу, – пробормотал он, надеясь, что это наваждение отстанет.
       – Значит, вам невероятно повезло! – продолжила красавица, садясь рядом. – Но почему-то вы не выглядите счастливым.

На минуту пляж погрузился в тишину.

       – Мало кто будет счастлив, потеряв любовь всей своей жизни, – наконец ответил пират, даже не повернувшись к собеседнице.
       – О, это печально, – сочувственно произнесла женщина и после паузы вновь обратилась к бывшему капитану. – Она отвечала взаимностью?
       – Пожалуй, да, – после кратких раздумий согласился корсар. – Из-за моей глупости нас разлучили на десять лет, но даже после этого она приняла меня вновь.
       – Быть может, она была красива? – поинтересовалась собеседница.
       – Несомненно, – кивнул Джек. – Она была… бесподобна. Самая изящная, самая быстрая, самая красивая из всех…
       – Даже красивее меня? – с азартным любопытством спросила незнакомка, накручивая на палец черную прядь.
       – Таких как ты можно найти в любой таверне, – чуть поморщился мужчина. – А она была единственной в своём роде.
       – И что же в ней такого особенного? – ничуть не смутившись, продолжила расспрашивать та.

Вновь наступила тишина, а солнце уже давно скрылось за водной гладью.

       – Сложно описать словами, – наконец выдохнул Воробей.
       – Может быть это поможет?
Бывший капитан опустил взгляд на протянутую бутыль, и молча принял угощение, сразу же приложившись к алкоголю.
Ополовинив ёмкость, он вернул её собеседнице и вновь заговорил.

       – Такое… можно только почувствовать, – продолжил Джек, по-прежнему глядя куда-то вдаль. – В каждой мелочи… В скрипе палубы… В шелесте парусов… В податливости штурвала…
       – Я, конечно, знала что все пираты немного странные… – с легкой усмешкой произнесла женщина, сделав небольшой глоток, и передавая бутыль рассказчику. – Но чтобы влюбиться в простой корабль?
       – «Жемчужина» была не простым кораблём! – раздраженно ответил тот, после чего продолжил более спокойным тоном. – Она… её нужно было видеть, чтобы понять. Этот силуэт… В сумерках, как сейчас, она была особенно прекрасна. Я был готов на всё ради неё… и так бездарно потерял…

По-видимому, забыв обо всём на свете, корсар принялся рассказывать историю своей жизни, начав аж с работы на Ост-Индскую компанию, когда «Черная Жемчужина» ещё носила имя «Распутная Девка» и закончив недавним бегством от Норрингтона, всё это время периодически прикладываясь к бутылке. То, что она почему-то не пустела, его совершенно не волновало.
       В конце концов, усталость начала брать своё, и Джек, отставив ром в сторону, просто улегся на песок, устремив взор в звездное небо.

       – Но всё же корабль, – заметила женщина, ложась рядом. – Какой замечательной ни была бы твоя любимая, она бы никогда не смогла согреть тебя холодной ночью… как сейчас.

Словно намекая, незнакомка чуть сдвинулась так, что её немаленькие округлости уперлись в плечо пирата, а бледная рука, с окрашенными в черный цвет ногтями, медленно прошлась по груди мужчины, едва касаясь потрепанной рубахи кончиками пальцев.

       – Может быть, пора отпустить прошлое? – интимным шепотом продолжила собеседница. – Ведь вы не откажете даме, мистер Пират?
       – Делай что хочешь, – пробормотал Воробей, закрывая глаза, и чувствуя, как её пальцы приближаются к ремню штанов. – Мне уже всё равно.

Хихикнув, красавица одним движением усадила бывшего капитана и, устроившись за его спиной, протянула руку в сторону моря.

       – Смотри туда, – прошептала она.

Вздохнув, тот повиновался, и слегка вздрогнул, когда на пустом, казалось бы, горизонте вдруг зажглись какие-то белые огни, в свете которых угадывались очертания приближающегося корабля.

       Словно околдованный, Джек во все глаза смотрел на это действо, и когда парусник уже почти причалил он, наконец, отмер и, выпутавшись из объятий, спотыкаясь, поспешил ему на встречу.
Не замечая ничего вокруг, пират по грудь зашел в воду, остановившись и успокоившись лишь после того как дотянулся руками до форштевня.
И только после этого мужчина осознал всё происходящее, заметив на парусах и бортах своей «Жемчужины» странные, светящиеся белым светом узоры.

       Обернувшись к своей новой знакомой, всё это время с полуулыбкой наблюдавшей за его действиями, Воробей медленно побрел к берегу, сверля красавицу подозрительным взглядом.

       – Я умер, да? – спросил он, оглядывая всё вокруг. – И мне это снится?

Улыбка исчезла с лица женщины.

       – Любить меня ты можешь, а вот отрицать не смей! – с вызовом ответила она, гордо подняв подбородок и уперев руку на поясе. – Или кто я, по-твоему?!

Увидев сверкнувшие на её коже светящиеся узоры, Джек удивленно икнул.

       – Же… жи…жоооо… – начал осознавать он, но усталость с алкоголем всё-таки взяли своё, и мужчина без чувств упал лицом в песок.

Не ожидавшая такого поворота «Жемчужина» лишь растерянно похлопала ресницами, ибо была абсолютно уверена в правильном расчете дозы спирта в синтетическом роме, но уже спустя пару секунд, чертыхнувшись, поспешила поднять любимого капитана на борт.

+14

50

FluktLight написал(а):

Пусть и некоторые моменты не особо нравятся, по причинам попытки выдать фентези под научную фантастику, но в целом мне понравилось.

Здесь скорее своеобразный сплав, поскольку нужно одновременно и сохранить атмосферу ПКМ, и оставить "туманниц" "туманницами" (пардон за тавтологию).

0


Вы здесь » NERV » Стартовый стол » Пираты Карибского Моря: На Странных Кораблях (кроссовер с "Арпеджио")