NERV

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » NERV » Стартовый стол » Пираты Карибского Моря: На Странных Кораблях (кроссовер с "Арпеджио")


Пираты Карибского Моря: На Странных Кораблях (кроссовер с "Арпеджио")

Сообщений 71 страница 74 из 74

1

Такой вот внезапный и немного странный кроссовер «ПКМ» и «Aoki Hagane no Arpeggio», с незначительными элементами «KanColle», возникший из мысли «а почему бы нет?». В конце концов, там где есть Джек Воробей может быть всё что угодно.
Сюжетная линия пока что в разработке, потому интересны любые идеи и мысли по данному вопросу.

Аннотация:

Мир меняется… но совсем не так как это представлял себе один манипулятор в парике.


P.S. образы здешних «туманниц» в разной степени основываются на конкретных персонажах «Арпеджио» (порой сразу на нескольких), потому кто хочет проверить наблюдательность может попробовать угадать кто есть кто.

Отредактировано Kaross (12-03-2019 07:22:21)

+1

71

Virmagnavi написал(а):

Ну и я не вижу для всей этой оравы живых корабледевок цели.

А я с самого начала говорил, что четкого сюжета пока нет. Потому до сих пор идет "типа повседневность". Ведь изначально дальше первой главы идти не планировал. Как и с "Воля и разум", впрочем.
Хотя есть пара мыслей, в какую сторону развивать сюжет, но пока что слишком много неопределённости.

Virmagnavi написал(а):

Как бОрода узнал про пробуждение ?

Ну он же всякой магией и колдунствами баловался, может нашептал кто. Или нашел в какой-нибудь "древней и проклятой книге" (тм).

Virmagnavi написал(а):

Сколько времени уже такая фигня присходит ?

Учитывая предыдущий пункт - явно не первый год. Разве что раньше не столь активно было.

Virmagnavi написал(а):

По всему миру или только в одном регионе земли ?

Скорее по всему.

Virmagnavi написал(а):

Что нужно чтобы корабль пробудился ?

Как минимум утонуть - все представленные на данный момент "туманницы" прошли через это (хотя многие - "за кадром"). Плюс влияние какой-то сильной, яркой личности (как у "Жемчужины", "Стремления" или "Летучего Голландца") либо "коллективного-бессознательного" (как в случае со шлюпом-хулиганкой).

Virmagnavi написал(а):

И почему оживший корабль спрута не подвергся инкскому (вроде) проклятью если он часть команды ?

Не совсем понял вопрос - речь про "Голландец" что ли?

0

72

Политическое маневрирование

       В капитанской каюте «Императрицы», больше похожей на покои знатного вельможи, всегда царил загадочный полумрак, а в воздухе витала причудливая смесь ароматов трав, пахучих масел и особых свечей.
Появившаяся со стороны лестницы невысокая девушка азиатской наружности, на мгновение задержавшись, окинула пространство задумчивым взглядом. Но вскоре чуть поморщилась, словно вспомнив что-то неприятное, и не спеша направилась в один из углов каюты.

       Там, под бордовым пологом, скрывалось её самое дорогое сокровище.
Осторожно сдвинув плотную ткань, хозяйка явила взору несколько странный, можно сказать чужеродный, для здешней обстановки, предмет – большую стеклянную колбу в металлической оправе цвета латуни, к которой со всех сторон тянулись трубы и шланги разного диаметра.

       Протянув руку, девушка столь же аккуратно, почти нежно, прикоснулась к гладкой поверхности цилиндра, и внутри него зажегся неяркий свет, демонстрируя содержимое – израненную человеческую фигуру, почти полностью скрытую за переплетением шлангов, трубочек и прочих, ещё менее понятных, конструкций.

       Из-под дыхательной маски Сяо Фэня вырвалась стайка пузырьков, устремившись сквозь мутно-зелёную жидкость куда-то вверх, а сам пиратский барон приоткрыл единственный глаз.
Аватара «Императрицы» удовлетворенно вздохнула – несмотря на то, что теперь она являлась практически одним целым со своим капитаном, такие моменты ощущались совершенно иначе. Впрочем, сожаления о том, что если бы она успела раньше, всё было бы иначе, до сих пор оставались сильны. Однако теперь им не нужны были слова, чтобы понимать друг друга, а он всегда находился под её опекой и защитой.
Но обсуждение предстоящей встречи прервал приближающийся стук сапог, и освещение в колбе мгновенно погасло.

       – Госпожа! – на пороге каюты появился Тай Юань. – Всё готово, госпожа!

Тёмные волосы «Императрицы», постриженные в каре, на секунду взметнулись в воздух, когда та резко повернулась на голос.

       – Я же велела не беспокоить! – гневно воскликнула она, и татуировка на правой щеке исказилась от гримасы ярости.
       – Прошу простить госпожа! – тут же раскланявшись, залепетал старпом, едва не стукаясь головой о палубу, и попятился на выход. – Прошу простить…
       – Л-люди! – раздраженно прошипела аватара, закатывая глаза, когда тот скрылся.

       Она могла, и очень хотела бы обойтись без этих самоходных болванчиков, по недоразумению названных «экипажем», которые при любом удобном случае испытывали в её отношении нечто среднее между благоговейным ужасом и восторгом, считая чем-то вроде ожившего божества. Но корабль без экипажа вызвал бы много вопросов у других людей, отвечать на которые «Императрице» совсем не хотелось.
Потому приходилось терпеть этих «альтернативно одаренных», кои в перерывах между раболепием и поклонами изображали бурную деятельность.

       Сменив повседневное одеяние на своеобразные доспехи в китайском стиле, аватара поднялась на палубу.
Пиратское Братство в полном составе собиралось довольно редко – столь глобальных проблем в мире случалось немного. А вот локальные встречи происходили гораздо чаще – на них обсуждались дела конкретных регионов.

       Именно в этой участвовала тройка баронов индокитайских морей и океанов – мадам Цинь, Шри Сумбаджи, и… Жао Фэнь, преемница Сяо Фэня. Во всяком случае, так думали остальные.
На повестке дня – обсуждение борьбы с Ост-Индской компанией, которая в последнее время начала терять свои позиции по невыясненным обстоятельствам. «Императрица» брезгливо поведала о лазутчиках Беккета в родном Сингапуре, Сумбаджи важно хмурился, пока один из его подчиненных разливался соловьём, Цинь же говорила редко, но по делу, всем своим видом демонстрируя мудрость и власть.

       Поскольку встреча проходила на территории последней, специально обученные девочки-гейши то и дело подносили напитки и угощения. Причем делали это столь вежливо и с таким невинным видом, что сразу становилось понятно – собрание происходит в одном из притонов госпожи Цинь. Правда, их старания оценили лишь «группы поддержки» переговорщиков.

       Наконец, обсудив все детали и обменявшись актуальной информацией, бароны поблагодарили хозяйку за гостеприимство, и поспешили откланяться. Но в последний момент «Императрица» решила проверить кое-какую догадку.

       – Господин Сумбаджи, могу я поговорить с вами наедине? – сладким голосом спросила она, стараясь выглядеть как можно более мило и дружелюбно и, прежде чем тот успел ответить, резко толкнула его в одну из дверей, которую тут же захлопнула, войдя следом. – Исчезните!

Последняя фраза предназначалась двум гейшам, оцепеневшим от неожиданности посреди маленькой комнатушки. Но самообладание вернулось к ним быстро, потому японки быстро скрылись из виду в каком-то лазе.

       – Хм? – нахмурился индус, желая понять, что всё это значит.

Вместо ответа «Императрица» обворожительно улыбнулась… и резко приблизившись, прижала барона к двери поцелуем.

       – Что… ты… – возмутился мужчина до смешного высоким голоском, отталкивая девушку, но та уже убедилась в своих подозрениях.
       – Цыц, дорогуша! – прошипела та, отводя руку назад, и формируя на кончике ногтя тонкую иглу, направленную в лицо псевдо-Сумбаджи.

Разумеется, она намеривалась лишь припугнуть и внимательно проследить за реакцией. И оранжевый шестигранник, в который с неприятным скрежетом внезапно уперлась игла, хоть и оказался сюрпризом, но всё же весьма ожидаемым.

       – «Выдра»?! – усмехнулась «Императрица», убирая наноматериал. – Надо же, какая встреча! Кстати, чудесно выглядишь!
       – Ш-шуточки у тебя… – нервно пропищала аватара названного судна, рефлекторно ощупывая поддельную бороду. – Что ты вообще здесь забыла?!
       – К тебе тот же вопрос, – с ухмылкой заметила собеседница, недовольно покосившись на дверь, за которой раздавались возгласы на повышенных тонах.
       – Так получилось… – нехотя пробурчал лже-Сумбаджи. – Это всё?
       – Да, не будем заставлять кое-кого ждать.

       Когда дверь распахнулась вновь, в коридоре повисла напряженная тишина.
Пропустив вперед «барона», «Императрица» мило улыбнулась его сопровождающим, одарила ледяным взглядом своих людей, и сдержанно кивнула подручным госпожи Цинь, которые всеми силами старались не допустить резни между этими двумя группами. Оставшийся путь она провела в раздумьях над столь интересным поворотом в политической жизни пиратского общества.

+12

73

(Не)воля божья

       Карина Смит резко остановилась, прекратив мерить шагами крошечную камеру, и замерла, вслушиваясь в звуки, доносящиеся из коридора. Но послышавшиеся, было, голоса, так и остались где-то вдали.

       – Триста шестьдесят пять, – задумчиво произнесла заключенная за решеткой напротив.
       – Что? – недоуменно переспросила девушка, в тот момент продолжавшая обдумывать план побега.
       – С прошлой смены караула ты сделала триста шестьдесят пять кругов, – пояснила незнакомка, по-прежнему лёжа на набитом соломой мешке в предельно ленивой позе, и наблюдая за собеседницей приоткрыв один глаз цвета аквамарина. – Тебе что, совсем нечем заняться?

Молодой астроном не сразу нашла, чем ответить на столь абсурдную претензию.

       – Мои дела тебя не касаются! – возмутилась она, и решила ещё раз осмотреть замок.
       – Поздравляю! – на смуглом лице незнакомки проступила усмешка. – Только что ты сделала четыре тысячи четыреста сорок четвертый шаг!

Карина вновь ненадолго впала в прострацию от такого заявления.

       – И меня ты обвиняешь в безделье? – раздраженно спросила она.
       – Конечно, – как ни в чём ни бывало, согласилась та. – Если хочешь сделать что-то по-настоящему полезное – смени прическу.
       – А… – реплика собеседницы окончательно выбила девушку из колеи. – Зачем?
       – Чтобы прикрыть синяк, – ответила заключенная и провела рукой возле лица. – Вот так.
       – Какой ещё синяк? – не поняла Смит, потратив около минуты на осознание фразы.
       – От приклада, разумеется! – со странным весельем пояснила соседка, приоткрыв второй глаз, на этот раз желтого цвета.

       В конце концов, Карина пришла к выводу, что эта, похожая на цыганку, девица, просто смеётся над ней, и потому окончательно перестала обращать на неё внимание.
План всё-таки увенчался успехом – священник оказался недостаточно расторопным и догадливым, караул, стоявший на страже, отвлекся на какого-то вопящего безумца… Но на этом удача покинула беглянку: уже возле самого выхода она нос к носу столкнулась с солдатом, попытка прошмыгнуть мимо которого закончилась ударом в лицо чего-то твердого.

       – Я же говорила – смени прическу заранее, – словно сквозь туман послышался знакомый голос. – А то сейчас это делать уже не очень удобно.
       – Ох… – простонала астроном, чуть качнув гудящей головой. – Что?
       – Прическа, – повторила та же самая заключенная из камеры напротив. – Тебе следовало позаботиться о ней, прежде чем лезть в авантюры.

Карина попыталась ощупать левую сторону лица, где упрямо пульсировала ноющая боль, но обнаружила на запястьях кандалы, соединенные с вбитым в стену штырем удручающе короткой цепью.

       К тому времени, когда солнце уже почти скрылось за горизонтом, девушка, наконец, более-менее оправилась от встряски, и неожиданно для себя осознала одну странную деталь.

       – Постой-ка, – прищурилась Смит, повернувшись к соседке по несчастью. – Как ты узнала?
       – Что узнала? – изобразила непонимание та.
       – Про синяк… – у собеседницы не осталось сил даже на раздражение. – И про побег…
       – Просто подсчитала, сколько раз чихнул рядовой Филипс относительно количества сделанных тобою шагов, – беззастенчиво ответила незнакомка, усевшись на своей лежанке.
       – Это не смешно, – поморщившись, пробормотала Карина, и через некоторое время заговорила вновь. – А за что тебя посадили?
       – За то, что глаза разного цвета, – весело ответила та. – Говорят, что такое бывает только у ведьм. Глупость, правда?
       – Ха, меня тоже обвинили в колдовстве, – грустно улыбнулась астроном. – Люди уже не первое столетие покоряют моря, открывают новые земли… и до сих пор верят в магию…

В камере напротив послышался какой-то шорох и невнятное бормотание.

       – Хотим мы этого или нет, но разум общества меняется слишком медленно, – после паузы нарушила тишину соседка. – Увы, но стадные инстинкты довольно сильная штука.
       – Ты говоришь почти как наша учительница… – поёрзав, пробормотала Смит, стараясь спастись от наступающего холода.

       Ответ она уже не расслышала, поскольку сон оказался сильнее.
Пробуждение, несмотря на затихшую боль от удара, было не самым приятным – сначала девушку окатили дурно пахнущей водой, после чего бесцеремонно выволокли из-за решетки.
Незнакомке, пребывающей в соседней камере, повезло чуть больше, ибо она изначально вела себя покорно и, судя по всему, проснулась раньше прихода тюремщиков.

       – Как ты можешь быть такой спокойной?! – негромко прошипела Карина, морщась от впившихся в запястья браслетов, когда они поравнялись, толкаемые вперед солдатами. – Нас ведь скоро казнят!
       – Мммм… – задумчиво протянула та, с интересом оглядывая серый коридор. – На самом деле нет.
       – Почему ты так решила? – удивилась астроном.
       – Комендант сегодня встал с левой ноги, – как ни в чем ни бывало ответила эта чудачка, а её собеседница ощутила резкое желание приложиться рукой к собственному лицу. – И не забудь шагнуть как можно шире, когда выйдем во двор – этот балбес, названный конюхом, забыл убрать лошадиный навоз. Впрочем, оно только к лучшему.
       – Ты это серьёзно? – задала риторический вопрос Смит.
       – Конечно! – ни капли не смутилась собеседница. – Эта важная часть плана! Просто жди моего сигнала…
       – Молчать! – одернул их шедший позади солдат, больно ткнув в спину дулом ружья.

Наконец, конвой дошел до выхода из тюрьмы, и Карина наконец-то ощутила дуновение свежего ветра и смогла увидеть рассветное небо в живую, а не через маленькую решетку смотрового окна камеры.

       – О, черт! – выругался идущий впереди офицер, подпрыгнув на месте. – Попадись мне этот бездельник…

Не слушая поток брани, сводящейся к тому, что нерасторопного конюха ждало буквальное вылизывание запачканных сапог, девушка легко уклонилась от вонючей кучки, и с удивлением осознала, что причуды её сестры по несчастью не такие уж и бесполезные.

       И вот, впереди показалась площадь, пока ещё не слишком заполненная народом, а также установленный на ней эшафот.

       – Не сейчас… – предостерегающе шепнула незнакомка, когда их подвели к ступеням виселицы.

Астроном ощутила легкую дрожь, но всё равно доверилась, сама не понимая зачем.

       – Не сейчас… – повторила «цыганка», когда на их шеи набрасывали веревки.
       – А когда?! – едва слышно пискнула Смит, которой уже становилось не по себе.
       – Тихо! – одернула её та, глядя на поднимающегося, на помост человека в одеждах судьи. – Послушаем, что он скажет…

Мужчина в парике начал гнусавым голосом зачитывать приговор, а Карина просто оцепенела от ужаса – она поняла, что её соседка просто безумна.

       – Хм, всё-таки ни разу не чихнул… – пробормотала эта сумасшедшая, когда мужчина закончил. – Ладно, ладненько…
       – Начинай, – коротко приказал судья, и палач привычным движением взялся за рычаг.

Эти несколько секунд показались девушке вечностью. И когда на другом конце площади внезапно раздался взрыв, ржание лошадей и чьи-то крики, её сердце едва не остановилось от неожиданности.

       Посмотрев в ту сторону, астроном с удивлением обнаружила как из облака оседающей пыли, разгоняя оказавшихся поблизости горожан, на площадь вырвались перепуганные кони, тащившие за собой огромный сейф на толстенных канатах.

       – Барт! – с недоумением воскликнул один из обряженных в маски наездников, нарушая спонтанно возникшую тишину. – Мы, кажись, стеной ошиблись!
       – Молодец! – обрадовалась соседка по эшафоту, и от души пнула стоявшего между ними палача, от чего тот начал падать… утянув за собой злополучный рычаг.

       За те мгновения, когда Смит ощущала, как твердая поверхность в буквальном смысле уходит из под ног, перед ней живо промелькнула вся её недолгая жизнь.
Но случилось странное – шальная пуля, выпущенная в тут же возникшей перестрелке, случайно порвала канат удавки, и девушка отделалась лишь ушибом коленей.

       – Не благодари! – весело сообщила всё та же незнакомка, невесть как освободившаяся от петли и кандалов, появляясь рядом с поднимающейся на ноги Кариной. – Так, теперь не шевелись!

Что она сделала, астроном так и не поняла, но в следующую секунду мучавшие её браслеты с жалобным звяканьем упали на землю.

       – Ч-что т-теперь? – дрожащим голосом вопросила беглянка, ещё не до конца веря в своё спасение.
       – Видишь вон того солдата? – новая знакомая указала на одну из треуголок. – Ждем, когда его обгадит чайка, а потом бежим туда!

Внезапно появившуюся на означенной шляпе белую кляксу, Смит восприняла как должное, уже без какого-либо удивления.

       Дальше последовал забег по охваченной хаосом площади – грабители банка сцепились со служителями закона, и единственным островком спокойствия оставался какой-то бородатый пьяница, как ни в чем ни бывало сидящий возле одного из домов и с флегматичным видом пьющий что-то горячительное.
Но соседка по побегу настоятельно не рекомендовала к нему приближаться, мотивировав это тем, что его сегодня стошнило только два раза.

       Вообще, как заметила Карина, эта особа всегда вела себя странно – частенько обращала внимание на всякую ерунду, параллельно умудряясь избегать неприятностей так, словно знала о них заранее.
Но один случай окончательно выбил астронома из колеи.

       Когда за углом они лицом к лицу столкнулись с отрядом стрелков, уже вставшим наизготовку, девушка решила что всё – вот она смерть…
Но её спутница, хмыкнув, вскинула руку, и между беглянками и отрядом вдруг возникла стеклянная стена из светящихся желтым и аквамариновым шестигранников, о которую беспомощно расплющились пули. И если бы незнакомка не потянула за собой обалдевшую спутницу, то та так бы и осталась там стоять, вместе со столь же удивлёнными стрелками.

       – Постой… Подожди! – тяжело дыша после забега, потребовала астроном, когда парочка добралась, наконец, до берега моря. – Ты… Ты… Ты что, и вправду… ведьма?!
       – Магии не существует! – фыркнула та, покосившись на собеседницу, но всё-таки замедлила шаг.
       – Ты колдуешь… Предсказываешь будущее… И не веришь в магию?! – пораженно спросила Смит.
       – Одно другому не мешает… – хихикнула та, но вновь стала серьёзной. – Хотя на самом деле всё это результат сверхточного расчета… Иногда очень альтернативными алгоритмами, но всё-таки. Уж ты-то должна понимать, что такое математика, не зря же я тебя несколько месяцев искала.
       – Что? – Карина в изнеможении рухнула на песок, когда её проводница остановилась. – Искала? Меня? Зачем?

Вздохнув, незнакомка отряхнула широкие штаны и, закатав разболтавшийся рукав белой рубахи, уселась рядом.

       – Увлечение у меня такое, – размотала синюю бандану сестра по побегу, и с наслаждением встряхнула головой, освобождая тёмные волосы. – Некоторые из вас монетки коллекционируют, другие, же, бабочек. А я – интересных и умных людей. Всё-таки, хорошие собеседники в нынешние времена, большая редкость.

Астроном даже не особо удивилась подобному ответу – недавние события забрали слишком много сил.

       – Кстати, – вдруг вспомнила она, заметив на горизонте идущий в их сторону фрегат. – Ты так и не представилась.
       – Да, действительно, – задумалась та и, улыбнувшись, протянула собеседнице ладонь. – «Провидение», будем знакомы!

***

       Дверь хижины с тихим скрипом раскрылась, впуская одинокую фигуру. Сидящая за столом хозяйка отвлеклась от разбросанных по столу безделушек, подняв взгляд на гостью.

       – Что привело тебя в мою скромную обитель? – спросила она, странно растягивая слова. – Присаживайся, я никуда не тороплюсь.

Гостья ответила не сразу. Они обе знали кто из них кто, но всё-таки решили не отходить от формальностей, потому пришедшая аккуратно опустилась на покосившийся стул.

       – Я хочу знать, – через минуту заговорила визитёрша. – Есть ли у нас шанс спасти её?
       – Разве твой дар не может помочь ответить на сей вопрос? – с едва ощутимой иронией поинтересовалась хозяйка.

На этот раз пауза затянулась чуть дольше.

       – Четыре квадриллиона вероятностей, – медленно проговорила гостья. – И мне не нравится каждая.
       – Пора понять, дитя, что не всегда приходится делать то, что нам по нраву, – поучительно ответила хозяйка, кончиком тёмного ногтя двигая лежащие перед ней предметы. – Но я отвечу. В ней слишком много боли, слишком много ненависти. Я знаю, что тебе это неприятно слышать, но она должна уйти. Окончательно. Только так вы сможете её спасти.

Гостья встала. Кивнула. И они расстались не попрощавшись.

+14

74

Однако...

.

0


Вы здесь » NERV » Стартовый стол » Пираты Карибского Моря: На Странных Кораблях (кроссовер с "Арпеджио")