NERV

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » NERV » Стартовый стол » Пираты Карибского Моря: На Странных Кораблях (кроссовер с "Арпеджио")


Пираты Карибского Моря: На Странных Кораблях (кроссовер с "Арпеджио")

Сообщений 71 страница 80 из 83

1

Такой вот внезапный и немного странный кроссовер «ПКМ» и «Aoki Hagane no Arpeggio», с незначительными элементами «KanColle», возникший из мысли «а почему бы нет?». В конце концов, там где есть Джек Воробей может быть всё что угодно.
Сюжетная линия пока что в разработке, потому интересны любые идеи и мысли по данному вопросу.

Аннотация:

Мир меняется… но совсем не так как это представлял себе один манипулятор в парике.


P.S. образы здешних «туманниц» в разной степени основываются на конкретных персонажах «Арпеджио» (порой сразу на нескольких), потому кто хочет проверить наблюдательность может попробовать угадать кто есть кто.

Отредактировано Kaross (15-06-2019 05:04:22)

+1

71

Virmagnavi написал(а):

Ну и я не вижу для всей этой оравы живых корабледевок цели.

А я с самого начала говорил, что четкого сюжета пока нет. Потому до сих пор идет "типа повседневность". Ведь изначально дальше первой главы идти не планировал. Как и с "Воля и разум", впрочем.
Хотя есть пара мыслей, в какую сторону развивать сюжет, но пока что слишком много неопределённости.

Virmagnavi написал(а):

Как бОрода узнал про пробуждение ?

Ну он же всякой магией и колдунствами баловался, может нашептал кто. Или нашел в какой-нибудь "древней и проклятой книге" (тм).

Virmagnavi написал(а):

Сколько времени уже такая фигня присходит ?

Учитывая предыдущий пункт - явно не первый год. Разве что раньше не столь активно было.

Virmagnavi написал(а):

По всему миру или только в одном регионе земли ?

Скорее по всему.

Virmagnavi написал(а):

Что нужно чтобы корабль пробудился ?

Как минимум утонуть - все представленные на данный момент "туманницы" прошли через это (хотя многие - "за кадром"). Плюс влияние какой-то сильной, яркой личности (как у "Жемчужины", "Стремления" или "Летучего Голландца") либо "коллективного-бессознательного" (как в случае со шлюпом-хулиганкой).

Virmagnavi написал(а):

И почему оживший корабль спрута не подвергся инкскому (вроде) проклятью если он часть команды ?

Не совсем понял вопрос - речь про "Голландец" что ли?

0

72

Политическое маневрирование

       В капитанской каюте «Императрицы», больше похожей на покои знатного вельможи, всегда царил загадочный полумрак, а в воздухе витала причудливая смесь ароматов трав, пахучих масел и особых свечей.
Появившаяся со стороны лестницы невысокая девушка азиатской наружности, на мгновение задержавшись, окинула пространство задумчивым взглядом. Но вскоре чуть поморщилась, словно вспомнив что-то неприятное, и не спеша направилась в один из углов каюты.

       Там, под бордовым пологом, скрывалось её самое дорогое сокровище.
Осторожно сдвинув плотную ткань, хозяйка явила взору несколько странный, можно сказать чужеродный, для здешней обстановки, предмет – большую стеклянную колбу в металлической оправе цвета латуни, к которой со всех сторон тянулись трубы и шланги разного диаметра.

       Протянув руку, девушка столь же аккуратно, почти нежно, прикоснулась к гладкой поверхности цилиндра, и внутри него зажегся неяркий свет, демонстрируя содержимое – израненную человеческую фигуру, почти полностью скрытую за переплетением шлангов, трубочек и прочих, ещё менее понятных, конструкций.

       Из-под дыхательной маски Сяо Фэня вырвалась стайка пузырьков, устремившись сквозь мутно-зелёную жидкость куда-то вверх, а сам пиратский барон приоткрыл единственный глаз.
Аватара «Императрицы» удовлетворенно вздохнула – несмотря на то, что теперь она являлась практически одним целым со своим капитаном, такие моменты ощущались совершенно иначе. Впрочем, сожаления о том, что если бы она успела раньше, всё было бы иначе, до сих пор оставались сильны. Однако теперь им не нужны были слова, чтобы понимать друг друга, а он всегда находился под её опекой и защитой.
Но обсуждение предстоящей встречи прервал приближающийся стук сапог, и освещение в колбе мгновенно погасло.

       – Госпожа! – на пороге каюты появился Тай Юань. – Всё готово, госпожа!

Тёмные волосы «Императрицы», постриженные в каре, на секунду взметнулись в воздух, когда та резко повернулась на голос.

       – Я же велела не беспокоить! – гневно воскликнула она, и татуировка на правой щеке исказилась от гримасы ярости.
       – Прошу простить госпожа! – тут же раскланявшись, залепетал старпом, едва не стукаясь головой о палубу, и попятился на выход. – Прошу простить…
       – Л-люди! – раздраженно прошипела аватара, закатывая глаза, когда тот скрылся.

       Она могла, и очень хотела бы обойтись без этих самоходных болванчиков, по недоразумению названных «экипажем», которые при любом удобном случае испытывали в её отношении нечто среднее между благоговейным ужасом и восторгом, считая чем-то вроде ожившего божества. Но корабль без экипажа вызвал бы много вопросов у других людей, отвечать на которые «Императрице» совсем не хотелось.
Потому приходилось терпеть этих «альтернативно одаренных», кои в перерывах между раболепием и поклонами изображали бурную деятельность.

       Сменив повседневное одеяние на своеобразные доспехи в китайском стиле, аватара поднялась на палубу.
Пиратское Братство в полном составе собиралось довольно редко – столь глобальных проблем в мире случалось немного. А вот локальные встречи происходили гораздо чаще – на них обсуждались дела конкретных регионов.

       Именно в этой участвовала тройка баронов индокитайских морей и океанов – мадам Цинь, Шри Сумбаджи, и… Жао Фэнь, преемница Сяо Фэня. Во всяком случае, так думали остальные.
На повестке дня – обсуждение борьбы с Ост-Индской компанией, которая в последнее время начала терять свои позиции по невыясненным обстоятельствам. «Императрица» брезгливо поведала о лазутчиках Беккета в родном Сингапуре, Сумбаджи важно хмурился, пока один из его подчиненных разливался соловьём, Цинь же говорила редко, но по делу, всем своим видом демонстрируя мудрость и власть.

       Поскольку встреча проходила на территории последней, специально обученные девочки-гейши то и дело подносили напитки и угощения. Причем делали это столь вежливо и с таким невинным видом, что сразу становилось понятно – собрание происходит в одном из притонов госпожи Цинь. Правда, их старания оценили лишь «группы поддержки» переговорщиков.

       Наконец, обсудив все детали и обменявшись актуальной информацией, бароны поблагодарили хозяйку за гостеприимство, и поспешили откланяться. Но в последний момент «Императрица» решила проверить кое-какую догадку.

       – Господин Сумбаджи, могу я поговорить с вами наедине? – сладким голосом спросила она, стараясь выглядеть как можно более мило и дружелюбно и, прежде чем тот успел ответить, резко толкнула его в одну из дверей, которую тут же захлопнула, войдя следом. – Исчезните!

Последняя фраза предназначалась двум гейшам, оцепеневшим от неожиданности посреди маленькой комнатушки. Но самообладание вернулось к ним быстро, потому японки быстро скрылись из виду в каком-то лазе.

       – Хм? – нахмурился индус, желая понять, что всё это значит.

Вместо ответа «Императрица» обворожительно улыбнулась… и резко приблизившись, прижала барона к двери поцелуем.

       – Что… ты… – возмутился мужчина до смешного высоким голоском, отталкивая девушку, но та уже убедилась в своих подозрениях.
       – Цыц, дорогуша! – прошипела та, отводя руку назад, и формируя на кончике ногтя тонкую иглу, направленную в лицо псевдо-Сумбаджи.

Разумеется, она намеривалась лишь припугнуть и внимательно проследить за реакцией. И оранжевый шестигранник, в который с неприятным скрежетом внезапно уперлась игла, хоть и оказался сюрпризом, но всё же весьма ожидаемым.

       – «Выдра»?! – усмехнулась «Императрица», убирая наноматериал. – Надо же, какая встреча! Кстати, чудесно выглядишь!
       – Ш-шуточки у тебя… – нервно пропищала аватара названного судна, рефлекторно ощупывая поддельную бороду. – Что ты вообще здесь забыла?!
       – К тебе тот же вопрос, – с ухмылкой заметила собеседница, недовольно покосившись на дверь, за которой раздавались возгласы на повышенных тонах.
       – Так получилось… – нехотя пробурчал лже-Сумбаджи. – Это всё?
       – Да, не будем заставлять кое-кого ждать.

       Когда дверь распахнулась вновь, в коридоре повисла напряженная тишина.
Пропустив вперед «барона», «Императрица» мило улыбнулась его сопровождающим, одарила ледяным взглядом своих людей, и сдержанно кивнула подручным госпожи Цинь, которые всеми силами старались не допустить резни между этими двумя группами. Оставшийся путь она провела в раздумьях над столь интересным поворотом в политической жизни пиратского общества.

+12

73

(Не)воля божья

       Карина Смит резко остановилась, прекратив мерить шагами крошечную камеру, и замерла, вслушиваясь в звуки, доносящиеся из коридора. Но послышавшиеся, было, голоса, так и остались где-то вдали.

       – Триста шестьдесят пять, – задумчиво произнесла заключенная за решеткой напротив.
       – Что? – недоуменно переспросила девушка, в тот момент продолжавшая обдумывать план побега.
       – С прошлой смены караула ты сделала триста шестьдесят пять кругов, – пояснила незнакомка, по-прежнему лёжа на набитом соломой мешке в предельно ленивой позе, и наблюдая за собеседницей приоткрыв один глаз цвета аквамарина. – Тебе что, совсем нечем заняться?

Молодой астроном не сразу нашла, чем ответить на столь абсурдную претензию.

       – Мои дела тебя не касаются! – возмутилась она, и решила ещё раз осмотреть замок.
       – Поздравляю! – на смуглом лице незнакомки проступила усмешка. – Только что ты сделала четыре тысячи четыреста сорок четвертый шаг!

Карина вновь ненадолго впала в прострацию от такого заявления.

       – И меня ты обвиняешь в безделье? – раздраженно спросила она.
       – Конечно, – как ни в чём ни бывало, согласилась та. – Если хочешь сделать что-то по-настоящему полезное – смени прическу.
       – А… – реплика собеседницы окончательно выбила девушку из колеи. – Зачем?
       – Чтобы прикрыть синяк, – ответила заключенная и провела рукой возле лица. – Вот так.
       – Какой ещё синяк? – не поняла Смит, потратив около минуты на осознание фразы.
       – От приклада, разумеется! – со странным весельем пояснила соседка, приоткрыв второй глаз, на этот раз желтого цвета.

       В конце концов, Карина пришла к выводу, что эта, похожая на цыганку, девица, просто смеётся над ней, и потому окончательно перестала обращать на неё внимание.
План всё-таки увенчался успехом – священник оказался недостаточно расторопным и догадливым, караул, стоявший на страже, отвлекся на какого-то вопящего безумца… Но на этом удача покинула беглянку: уже возле самого выхода она нос к носу столкнулась с солдатом, попытка прошмыгнуть мимо которого закончилась ударом в лицо чего-то твердого.

       – Я же говорила – смени прическу заранее, – словно сквозь туман послышался знакомый голос. – А то сейчас это делать уже не очень удобно.
       – Ох… – простонала астроном, чуть качнув гудящей головой. – Что?
       – Прическа, – повторила та же самая заключенная из камеры напротив. – Тебе следовало позаботиться о ней, прежде чем лезть в авантюры.

Карина попыталась ощупать левую сторону лица, где упрямо пульсировала ноющая боль, но обнаружила на запястьях кандалы, соединенные с вбитым в стену штырем удручающе короткой цепью.

       К тому времени, когда солнце уже почти скрылось за горизонтом, девушка, наконец, более-менее оправилась от встряски, и неожиданно для себя осознала одну странную деталь.

       – Постой-ка, – прищурилась Смит, повернувшись к соседке по несчастью. – Как ты узнала?
       – Что узнала? – изобразила непонимание та.
       – Про синяк… – у собеседницы не осталось сил даже на раздражение. – И про побег…
       – Просто подсчитала, сколько раз чихнул рядовой Филипс относительно количества сделанных тобою шагов, – беззастенчиво ответила незнакомка, усевшись на своей лежанке.
       – Это не смешно, – поморщившись, пробормотала Карина, и через некоторое время заговорила вновь. – А за что тебя посадили?
       – За то, что глаза разного цвета, – весело ответила та. – Говорят, что такое бывает только у ведьм. Глупость, правда?
       – Ха, меня тоже обвинили в колдовстве, – грустно улыбнулась астроном. – Люди уже не первое столетие покоряют моря, открывают новые земли… и до сих пор верят в магию…

В камере напротив послышался какой-то шорох и невнятное бормотание.

       – Хотим мы этого или нет, но разум общества меняется слишком медленно, – после паузы нарушила тишину соседка. – Увы, но стадные инстинкты довольно сильная штука.
       – Ты говоришь почти как наша учительница… – поёрзав, пробормотала Смит, стараясь спастись от наступающего холода.

       Ответ она уже не расслышала, поскольку сон оказался сильнее.
Пробуждение, несмотря на затихшую боль от удара, было не самым приятным – сначала девушку окатили дурно пахнущей водой, после чего бесцеремонно выволокли из-за решетки.
Незнакомке, пребывающей в соседней камере, повезло чуть больше, ибо она изначально вела себя покорно и, судя по всему, проснулась раньше прихода тюремщиков.

       – Как ты можешь быть такой спокойной?! – негромко прошипела Карина, морщась от впившихся в запястья браслетов, когда они поравнялись, толкаемые вперед солдатами. – Нас ведь скоро казнят!
       – Мммм… – задумчиво протянула та, с интересом оглядывая серый коридор. – На самом деле нет.
       – Почему ты так решила? – удивилась астроном.
       – Комендант сегодня встал с левой ноги, – как ни в чем ни бывало ответила эта чудачка, а её собеседница ощутила резкое желание приложиться рукой к собственному лицу. – И не забудь шагнуть как можно шире, когда выйдем во двор – этот балбес, названный конюхом, забыл убрать лошадиный навоз. Впрочем, оно только к лучшему.
       – Ты это серьёзно? – задала риторический вопрос Смит.
       – Конечно! – ни капли не смутилась собеседница. – Эта важная часть плана! Просто жди моего сигнала…
       – Молчать! – одернул их шедший позади солдат, больно ткнув в спину дулом ружья.

Наконец, конвой дошел до выхода из тюрьмы, и Карина наконец-то ощутила дуновение свежего ветра и смогла увидеть рассветное небо в живую, а не через маленькую решетку смотрового окна камеры.

       – О, черт! – выругался идущий впереди офицер, подпрыгнув на месте. – Попадись мне этот бездельник…

Не слушая поток брани, сводящейся к тому, что нерасторопного конюха ждало буквальное вылизывание запачканных сапог, девушка легко уклонилась от вонючей кучки, и с удивлением осознала, что причуды её сестры по несчастью не такие уж и бесполезные.

       И вот, впереди показалась площадь, пока ещё не слишком заполненная народом, а также установленный на ней эшафот.

       – Не сейчас… – предостерегающе шепнула незнакомка, когда их подвели к ступеням виселицы.

Астроном ощутила легкую дрожь, но всё равно доверилась, сама не понимая зачем.

       – Не сейчас… – повторила «цыганка», когда на их шеи набрасывали веревки.
       – А когда?! – едва слышно пискнула Смит, которой уже становилось не по себе.
       – Тихо! – одернула её та, глядя на поднимающегося, на помост человека в одеждах судьи. – Послушаем, что он скажет…

Мужчина в парике начал гнусавым голосом зачитывать приговор, а Карина просто оцепенела от ужаса – она поняла, что её соседка просто безумна.

       – Хм, всё-таки ни разу не чихнул… – пробормотала эта сумасшедшая, когда мужчина закончил. – Ладно, ладненько…
       – Начинай, – коротко приказал судья, и палач привычным движением взялся за рычаг.

Эти несколько секунд показались девушке вечностью. И когда на другом конце площади внезапно раздался взрыв, ржание лошадей и чьи-то крики, её сердце едва не остановилось от неожиданности.

       Посмотрев в ту сторону, астроном с удивлением обнаружила как из облака оседающей пыли, разгоняя оказавшихся поблизости горожан, на площадь вырвались перепуганные кони, тащившие за собой огромный сейф на толстенных канатах.

       – Барт! – с недоумением воскликнул один из обряженных в маски наездников, нарушая спонтанно возникшую тишину. – Мы, кажись, стеной ошиблись!
       – Молодец! – обрадовалась соседка по эшафоту, и от души пнула стоявшего между ними палача, от чего тот начал падать… утянув за собой злополучный рычаг.

       За те мгновения, когда Смит ощущала, как твердая поверхность в буквальном смысле уходит из под ног, перед ней живо промелькнула вся её недолгая жизнь.
Но случилось странное – шальная пуля, выпущенная в тут же возникшей перестрелке, случайно порвала канат удавки, и девушка отделалась лишь ушибом коленей.

       – Не благодари! – весело сообщила всё та же незнакомка, невесть как освободившаяся от петли и кандалов, появляясь рядом с поднимающейся на ноги Кариной. – Так, теперь не шевелись!

Что она сделала, астроном так и не поняла, но в следующую секунду мучавшие её браслеты с жалобным звяканьем упали на землю.

       – Ч-что т-теперь? – дрожащим голосом вопросила беглянка, ещё не до конца веря в своё спасение.
       – Видишь вон того солдата? – новая знакомая указала на одну из треуголок. – Ждем, когда его обгадит чайка, а потом бежим туда!

Внезапно появившуюся на означенной шляпе белую кляксу, Смит восприняла как должное, уже без какого-либо удивления.

       Дальше последовал забег по охваченной хаосом площади – грабители банка сцепились со служителями закона, и единственным островком спокойствия оставался какой-то бородатый пьяница, как ни в чем ни бывало сидящий возле одного из домов и с флегматичным видом пьющий что-то горячительное.
Но соседка по побегу настоятельно не рекомендовала к нему приближаться, мотивировав это тем, что его сегодня стошнило только два раза.

       Вообще, как заметила Карина, эта особа всегда вела себя странно – частенько обращала внимание на всякую ерунду, параллельно умудряясь избегать неприятностей так, словно знала о них заранее.
Но один случай окончательно выбил астронома из колеи.

       Когда за углом они лицом к лицу столкнулись с отрядом стрелков, уже вставшим наизготовку, девушка решила что всё – вот она смерть…
Но её спутница, хмыкнув, вскинула руку, и между беглянками и отрядом вдруг возникла стеклянная стена из светящихся желтым и аквамариновым шестигранников, о которую беспомощно расплющились пули. И если бы незнакомка не потянула за собой обалдевшую спутницу, то та так бы и осталась там стоять, вместе со столь же удивлёнными стрелками.

       – Постой… Подожди! – тяжело дыша после забега, потребовала астроном, когда парочка добралась, наконец, до берега моря. – Ты… Ты… Ты что, и вправду… ведьма?!
       – Магии не существует! – фыркнула та, покосившись на собеседницу, но всё-таки замедлила шаг.
       – Ты колдуешь… Предсказываешь будущее… И не веришь в магию?! – пораженно спросила Смит.
       – Одно другому не мешает… – хихикнула та, но вновь стала серьёзной. – Хотя на самом деле всё это результат сверхточного расчета… Иногда очень альтернативными алгоритмами, но всё-таки. Уж ты-то должна понимать, что такое математика, не зря же я тебя несколько месяцев искала.
       – Что? – Карина в изнеможении рухнула на песок, когда её проводница остановилась. – Искала? Меня? Зачем?

Вздохнув, незнакомка отряхнула широкие штаны и, закатав разболтавшийся рукав белой рубахи, уселась рядом.

       – Увлечение у меня такое, – размотала синюю бандану сестра по побегу, и с наслаждением встряхнула головой, освобождая тёмные волосы. – Некоторые из вас монетки коллекционируют, другие, же, бабочек. А я – интересных и умных людей. Всё-таки, хорошие собеседники в нынешние времена, большая редкость.

Астроном даже не особо удивилась подобному ответу – недавние события забрали слишком много сил.

       – Кстати, – вдруг вспомнила она, заметив на горизонте идущий в их сторону фрегат. – Ты так и не представилась.
       – Да, действительно, – задумалась та и, улыбнувшись, протянула собеседнице ладонь. – «Провидение», будем знакомы!

***

       Дверь хижины с тихим скрипом раскрылась, впуская одинокую фигуру. Сидящая за столом хозяйка отвлеклась от разбросанных по столу безделушек, подняв взгляд на гостью.

       – Что привело тебя в мою скромную обитель? – спросила она, странно растягивая слова. – Присаживайся, я никуда не тороплюсь.

Гостья ответила не сразу. Они обе знали кто из них кто, но всё-таки решили не отходить от формальностей, потому пришедшая аккуратно опустилась на покосившийся стул.

       – Я хочу знать, – через минуту заговорила визитёрша. – Есть ли у нас шанс спасти её?
       – Разве твой дар не может помочь ответить на сей вопрос? – с едва ощутимой иронией поинтересовалась хозяйка.

На этот раз пауза затянулась чуть дольше.

       – Четыре квадриллиона вероятностей, – медленно проговорила гостья. – И мне не нравится каждая.
       – Пора понять, дитя, что не всегда приходится делать то, что нам по нраву, – поучительно ответила хозяйка, кончиком тёмного ногтя двигая лежащие перед ней предметы. – Но я отвечу. В ней слишком много боли, слишком много ненависти. Я знаю, что тебе это неприятно слышать, но она должна уйти. Окончательно. Только так вы сможете её спасти.

Гостья встала. Кивнула. И они расстались не попрощавшись.

+16

74

Однако...

.

0

75

Три девицы вечерком…

       Это место находилось вне пространства и времени, потому сюда ещё не добрались люди. Во всяком случае, пока.
Крошечный островок, представляющий собой, по сути, низкую скалу, вершину которой превратили в ровную площадку, посреди которой установили большой кованый стол с набором стульев, а по периметру, возле самой воды, огородили высокими колоннами, держащими такой же каменный купол, освещаемый шикарной свечной люстрой. За ними – непроглядный туман, сквозь который слышится шум моря.

       Случайному наблюдателю такое место показалось бы слишком мрачным и неприветливым, но собравшимся здесь оно подходило идеально, позволяя отдохнуть от мирской суеты и просто пообщаться без оглядки на флаги и регалии.

       – Что, прямо на рее? – скептически уточнила «Летучий Голландец», неторопливо набивая курительную трубку в виде физиономии собственного капитана. – И он согласился?
       – О, поверь, я умею убеждать, – хитро прищурилась «Черная Жемчужина», как бы невзначай проведя полупустым бокалом вина возле груди. – Хотя в следующий раз лучше будет погрузиться по самый «марс».
       – Отчего же? – хихикнула собеседница. – Капитан Воробей боится высоты?
       – Дело не в этом, – чуть поморщилась «Жемчужина» и вздохнула. – Испанцы…

Уже готовая трубка замерла на половине пути, а её владелица озадаченно склонила голову на бок.

       – Испанцы? – недоумённо переспросила она.
       – Да, – кивнула аватара галеона, разглядывая перекатывающуюся в бокале жидкость, после чего залпом осушила сосуд и странным тоном добавила: – Они, почему-то, повсюду.

И не дожидаясь очередного вопроса, показала изображение неизвестного испанского мореплавателя, с удивлением опустившего подзорную трубу.

       – Так в чем проблема? – хрипловато рассмеялась «Летучий Голландец». – Позвали бы и их за компанию.
       – Нет, это ты со своим Джонсом извращайся как хочешь, – отмахнулась «Жемчужина».
       – Пфф, – фыркнула собеседница, разжигая, трубку. – В этом плане мы друг друга не интересуем. И вообще, он жутко старомоден, тем более, что уже давно влюблен в другую, – девушка поднесла курительное приспособление к глазам, дабы внимательно рассмотреть резное лицо «Морского Дьявола». – Хоть и боится в этом признаться даже себе…
       – Ну, надо же, – протянула «Жемчужина», попутно отметив, что пустой бокал – это слишком скучно. – А мне казалось, что он просто старый извращенец.
       – О чем это вы? – навострила уши «Разящий», отвлекаясь от кружки чая.
       – Ты ещё маленькая для таких разговоров, – осадила её «Летучий Голландец».
       – Эй, я вообще-то линкор! – возмущенно надула губки девчонка. – И между прочим, сильнее вас обеих вместе взятых!
       – Да-да, мы помним, – улыбнулась «Жемчужина», беря со столешницы одну из тарелок. – Ещё пирожное?
       – Ага! – как ни в чем небывало кивнула малютка, принимая угощение.

Почти бесшумно из тумана выплыла ещё одна фигура, мало отличимая от белёсой пелены. Подойдя к столу, новоприбывшая молча отодвинула стул и медленно села, замерев, словно мраморная статуя.

       – А мы уже посчитали, что ты не придешь, – задумчиво протянула «Летучий Голландец», закусив трубку.
       – Всё это… не имеет смысла, – бесстрастно ответила «Стремление», даже не глядя на уставленный яствами стол. – Такая же иллюзия, как и сама жизнь.
       – У тебя весьма странные представления о жизни, – хмыкнула «Жемчужина». – Пробуй новое, осваивай мир и развлекайся, пока есть возможность. Если не знаешь что делать – посмотри на нас.
       – Вам не понять, – с грустью произнесла аватара линкора, окинув собеседниц полным боли взглядом. – Всех вас любили и уважали, так или иначе. А меня лишь использовали

Ненадолго воцарилась тишина, разбавляемая только приглушенным шумом волн. Пока старшие раздумывали над ответом, «Разящий» лишь  переводила непонимающий взгляд с одной на другую.

       – Тогда зачем ты вернулась? – наконец заговорила «Летучий Голландец», выдохнув облачко дыма. – Раз тебя не связывал контракт, как меня, и никто не ждал, как их? – и, заметив изменившееся лицо собеседницы, со смешком добавила: – Порой я согласна с Джонсом – любовь, это страшный недостаток.
       – Ты принимаешь всё слишком близко, – весело произнесла «Месть королевы Анны», точно также вышедшая из тумана, и похлопала «Стремление» по плечу, выводя ту из прострации. – Мой вообще оказался из вида “Homo Idiotus”. Пришлось корректировать эволюцию вручную.
       – И с тех пор ты кошмаришь моря лично. Ах, какая прелесть, – насмешливо заметила аватара «Голландца», обратив внимание на то, как поморщилась «Месть» говоря последнюю фразу, рефлекторно потянувшись к шраму. – Хотя, если бы мой сон прервали подобным образом…
       – Папочка как-то сказал, что дядюшка Беккет может быть кем угодно, но только не идиотом, – задумчиво протянула «Разящий», глядя как чай из ложечки перетекает обратно в кружку, при этом совершенно не замечая сколь сильно перекосило «Жемчужину» на словах про «дядюшку».
       – Он даже не узнал меня… – прикрыв глаза вздохнула «Стремление», и по её бледной щеке скатилась одинокая слеза. – Почему люди так жестоки?!
       – Жестокость – понятие относительное, – философски отметила «Жемчужина», наблюдая за переливами красной жидкости в своём бокале. – После Исла-де-Муэрте я убедилась в этом окончательно.
       – Хм, а мне казалось, что это произошло после того как ты в первый раз оказалась на дне, – пробормотала «Летучий Голландец», недовольно обнаружив что табак пора менять.

Собеседница лишь успела открыть рот для ответа, как между ними со шлепком бухнулось ведро полное рыбы, подняв брызги аж до люстры.
«Жемчужина» недоумённо посмотрела на ведро, перевела взгляд на смуглую девчонку в простецкой мешковатой одежде, снова опустила на ведро, и вновь подняла на улыбающуюся до ушей нарушительницу спокойствия, но ситуацию это так и не прояснило.

       – Ррибя! – весело провозгласила малявка и, тяпнув со стола тарелку печенья, с радостным визгом унеслась в туман.

Проводив её взглядом, лучшая подруга Джека Воробья вновь посмотрела на ведро, на этот раз растерянно.

       – Это ещё кто? – спросила она у соседки, но та лишь неопределённо пожала плечами.

«Летучий Голландец» подцепила щупальцем одну из рыбин и, понаблюдав за её трепыханиями, лишь хмыкнула, бросив едва слышное «Забавно…». Наблюдавшая за этим «Жемчужина» мысленно поморщилась – сия картина показалась ей не самой приятной, но нельзя было не согласиться с практичностью этой особенности аватары проклятого корабля – та умудрялась без проблем удерживать сразу две тарелки, бокал и бутыль, при этом заняв руки набиванием курительной трубки.

       На другом краю стола царила более чинная атмосфера – «Месть» планомерно обучала «Разящий» «правильному», по её мнению, этикету, мотивируя это тем, что линкор – тоже леди. Впрочем, с каждой минутой та всё больше начинала сомневаться в грамотности своего преподавателя. «Стремление» в это не вмешивалась, предпочитая изображать безмолвную статую.
В очередной раз устоявшееся спокойствие нарушило прибытие следующей гостьи.

       – Что, я даже не опоздала? – изогнула бровь шагнувшая из тумана «Императрица», облаченная в доспех восточного стиля, окинув взглядом присутствующих. – Какая неприятность.
       – Кем ты себя возомнила? – медовым тоном поинтересовалась «Месть», раскрывая свой веер. – Быть может, королевой?
       – Не тебе учить меня манерам, знаешь ли, – парировала аватара корабля Сяо Фэня, садясь напротив.
       – Даже не собиралась, – чуть улыбнулась собеседница, отпивая чай из фарфоровой кружки. – Дрессировка вообще не мой профиль.

«Императрица» лишь хмыкнула, гордо вскинув подбородок – отвечать на столь примитивную подколку она считала слишком низким для себя. Однако вскоре её внимание переключилось на ту, что проскользнула вслед за ней, но всеми силами старалась оставаться незамеченной.

       – О, «Выдра»! – так, чтобы слышали все, произнесла «хозяйка Сингапура», а упомянутая аватара, облаченная в индийское национальное платье, едва заметно вздрогнула. – Прости, без бороды я тебя не сразу узнала!
       – Это не смешно! – прошипела та, рефлекторно поправив одежду.
       – Бороды? – изогнула бровь «Месть», вопросительно посмотрев на «Императрицу».
       – Она очень качественно изображала Сумбаджи, – пояснила та, продолжая сверлить взглядом свою жертву. – И до сих пор не сказала зачем.
       – Правда? – присоединилась к разговору «Жемчужина». – Действительно, зачем?

С минуту «Выдра» жалась под взглядами присутствующих, и наконец, не выдержала.

       – Я просто растерялась! – смущенно пискнула она. – Он умер так внезапно, что…
       – И ты не придумала ничего лучше, чем занять его место? – удивлённо произнесла «Летучий Голландец», и тихо выругалась, обжегшись о позабытую спичку. – И команда не в курсе?

«Выдра» лишь молча кивнула.

       – Ну, ты даёшь! – хихикнула «Месть». – Я своим сразу же после пробуждения доходчиво объяснила кто теперь главный. И регулярно продолжаю напоминать, для профилактики.
       – А наша подруга, по-видимому, просто стесняется, да? – подытожила довольная собой «Императрица».

От необходимости отвечать на столь каверзный вопрос «Выдру» спасло появление ещё одной гостьи.

       – Эхей, кто хочет размяться?! – сходу объявила ворвавшаяся «Перехватчик», в наглую поставив ногу на пустующий стул. – Ай да наперегонки вдоль экватора!

Но столкнувшись с самыми разными взглядами, от недоумённых и безразличных, до скептических и насмешливых, девица вдруг поняла, что немного перегнула мачту.

       – Хм, – нарушив тишину, вздохнула «Жемчужина», приподняв край треуголки и окинув взглядом возмутительницу спокойствия. – Я бы с радостью, но… ведь однажды ты уже попыталась.

Съёжившись и слегка побледнев под пристальным взором давней знакомой, «Перехватчик» аккуратно присела на стул, стараясь сделаться как можно незаметнее.

       – Однако… – прищурившись, продолжила подруга Воробья тем же томным голосом. – Если так хочется вновь повилять кормой перед моим носом… то я не против…

После сих слов аватара брига густо покраснела, и ещё сильнее надвинула шляпу на глаза, тщетно пытаясь скрыть своё смущение от остальных.

       – Ай-яй-яй, и как после такого ты можешь обвинять других в извращенных наклонностях? – весело заметила «Летучий Голландец».
       – О, это не трудно, – как ни в чем ни бывало, кивнула собеседница.
       – Но если серьёзно, мне было бы интересно опробовать в деле свои новые возможности, – задумчиво произнесла «Месть», уперев сложенный веер в подбородок.
       – Действительно, почему бы и нет? – усмехнулась «Императрица». – Я тоже в деле.
       – Так хочется впечатлить своего капитана? – ехидно поинтересовалась оппонентка.
       – Не без этого, – чуть оскалилась собеседница.
       – Только постарайтесь потопить как можно меньше людей в процессе, – предупредила их «Летучий Голландец». – А лучше вовсе им на глаза не попадаться.
       – С каких это пор тебя волнуют судьбы людей? – удивилась «Месть».

Аватара «Голландца» со вздохом ущипнула себя за переносицу.

       – Видишь ли, – после паузы вновь заговорила она. – Всех дегенератов, что вы там утопите, Джонс рано или поздно мне на палубу притащит. А я ими и так сыта по самое «гнездо»[1].


Примечания:
Возможно, это не совсем то, что ожидалось, но думаю что такое общение в неформальной обстановке положительно сказывается на раскрытии персонажей и некоторых деталей сюжета.
И, да, "тактической сети", в привычном нам понимании, у этих "туманниц" нет - только такое вот "виртуальное" место для посиделок.

1 - речь о старинном морском термине "Воронье гнездо", которым обозначали наблюдательный пост в виде открытой бочки закреплённой на самом верху фок-мачты. Именно там сидит тот самый тип, что в фильмах/книгах про мореплавателей эпохи парусов кричит "Земля! Земля!".

Отредактировано Kaross (13-04-2019 02:18:39)

+20

76

Kaross
Как по мне - вполне неплохо. Наконец начинаю разбираться, Ху из Ху.

0

77

А я, наоборот, начинаю путаться в кораблях, точнее, кто кем был "до".

0

78

Gymnazyst
А в чем проблема?
Имена я им не менял, лишь иногда сокращал ("Жемчужина", вместо "Черная Жемчужина", или "Месть", вместо "Месть королевы Анны"). А не названные корабли (вроде того "турецкого" шлюпа), так и остались без названий.

0

79

Kaross
"Жемчужина" и "Месть" самоочевидны как раз. Ну и "Голландец". А вот "Разящий" со "Стремлением"...

0

80

Gymnazyst
"Разящий" - корабль Норрингтона из первого фильма. Это его якобы пытались угнать Воробей и Тёрнер, а потом именно на нем произошел финальный бой проклятых пиратов и англичан. Потонул из-за шторма в период между первым и вторым фильмами.

"Стремление" - флагман Беккета из третьего фильма. Засветился в сцене переговоров Беккета и Воробья, в конце фильма был утоплен "Жемчужиной" и "Голландцем" вместе с владельцем.

+2


Вы здесь » NERV » Стартовый стол » Пираты Карибского Моря: На Странных Кораблях (кроссовер с "Арпеджио")