NERV

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » NERV » Стартовый стол » Пираты Карибского Моря: На Странных Кораблях (кроссовер с "Арпеджио")


Пираты Карибского Моря: На Странных Кораблях (кроссовер с "Арпеджио")

Сообщений 81 страница 90 из 90

1

Такой вот внезапный и немного странный кроссовер «ПКМ» и «Aoki Hagane no Arpeggio», с незначительными элементами «KanColle», возникший из мысли «а почему бы нет?». В конце концов, там где есть Джек Воробей может быть всё что угодно.
Сюжетная линия пока что в разработке, потому интересны любые идеи и мысли по данному вопросу.

Аннотация:

Катлер Беккет давно предполагал, что в мире грядут большие изменения.
И вот, мир меняется... но совсем не так, как ожидалось, ибо не учтено главное - иногда они возвращаются...


P.S. образы здешних «туманниц» в разной степени основываются на конкретных персонажах «Арпеджио» (порой сразу на нескольких), потому кто хочет проверить наблюдательность может попробовать угадать кто есть кто.

Отредактировано Kaross (16-08-2019 21:31:03)

+1

81

Источник вечной глупости

       От захлестнувшей в нос воды Филипп резко закашлялся, постепенно возвращаясь в сознание. Перевернувшись на спину, мужчина вновь замер, но через мгновение вздрогнул, и похлопал себя рукой по груди. Однако тревога оказалось ложной – заветная книга осталась на месте, хоть и промокла насквозь, как и её владелец.

       Окончательно пришел в себя человек лишь много позже, когда вода отступила обратно. С трудом сев, миссионер недоумённо оглядел пустой пляж но, вспомнив события прошлых дней, поспешил поблагодарить Господа за то, что не дал ему утонуть, быть съеденным акулами или русалками, либо погибнуть от рук пиратов. А ведь все шансы на такой исход у него были.

       Неприятности начались с того момента, когда их судно атаковали пираты. Поскольку Филипп с детства считал любое насилие грехом, недостойным благочестивых людей, он мог только молиться, пока другие переселенцы сражались с морскими разбойниками. И, как ни странно, это его и спасло – главарю пиратов показался забавным бормочущий молитвы монах.
Впрочем, изображать шута ему довелось недолго – вскоре корсары просто вышвырнули миссионера за борт близ неизвестного острова, напоследок заявив, что тот теперь является «полноправным архиепископом этих земель».

       Отдохнув, мужчина направился вглубь острова, который внезапно оказался не таким уж необитаемым, как можно было подумать с первого взгляда.
У священнослужителя едва не остановилось сердце, когда ближайший камень неожиданно поинтересовался скрипучим голосом, что он тут забыл. Как выяснилось, за обросший мхом валун человек принял горбатую старуху, укутанную в серую, латанную-перелатанную накидку.

       – Что, и ты разыскиваешь «источник» ентот? – с подозрением поинтересовалась она.
       – К-какой «источник»? – не понял Филлип.
       – А я почем знаю? – махнула рукой незнакомка. – На земле большой вы сказок насочиняли всяких, а жить мне мешаете «экспедициями» своими.
       – Какими «экспедициями»? – глухо повторил Свифт, окончательно теряя нить разговора.
       – За ерундой всякой, вроде золота или вечной молодости, – пояснила та. – Так определился уже ты, что ищешь тут?

Ненадолго воцарилась тишина, пока собеседник осознавал смысл сказанного.

       – Я… я ничего не ищу! – наконец ответил он. – Моей целью было проповедовать жителям Нового Света о едином Боге! Но наш корабль захватили пираты, а меня просто выбросили здесь…
       – И зачем о «Боге» каком-то рассказывать тебе? – прищурившись, спросила женщина.
       – Чтобы… – Филипп ненадолго впал в ступор. – Чтобы мир стал лучше! И ещё это благое дело, так что…
       – Пфф, – фыркнула старуха. – Хорошими делами прославиться нельзя!
       – Но я не ищу славы! – возмутился миссионер. – Я проповедую лишь по воле Божьей и зову собственного сердца!
       – Всё, поняла я тебя, поняла! – отмахнулась отшельница. – Пойдём-ка со мной лучше.
       – Куда? – насторожился Свифт.
       – В хижину мою, недалеко здесь, – бросила собеседница и, не дожидаясь ответа, зашагала вверх по тропе.
       – А… зачем?

Незнакомка остановилась и, повернувшись к священнослужителю, оперлась на свою палку.

       – Зачем одинокая женщина может пригласить в дом молодого симпатичного мужчину? – вопросила она, улыбнувшись всеми шестнадцатью зубами. – Рубить дрова умеешь ли ты?

В итоге последующую неделю или две миссионер занимался трудом физическим, но не забывал и о труде духовном, каждый вечер молясь за здравие приютившей его отшельницы. И хотя приходилось терпеть её брюзжание и спать на полу, отремонтированная крыша небольшой хибары оказалась тем немногим, чем Филипп мог бы отблагодарить свою спасительницу не только за кров и еду, но и за помощь инструментами и советами о том, как изготовить лодку, пригодную для морского плавания.
Наконец, когда все приготовления были закончены, Свифт отбыл с приливом, но перед этим, поддавшись спонтанному чувству, в последний раз поблагодарил пожилую женщину, отдав ей хранимую им книгу, несмотря на все протесты и попытки отмахнуться.

***

       Проводив взглядом уплывающего человека, аватара «Сантьяго» молча просканировала Библию и, хмыкнув, направилась в свою обитель.

       – Ох, надеюсь, он мне сюда не организует паломничество, или что-то подобное, – пробормотала она, добравшись до нужного места. – «Источник Вечной Молодости», как же!

Взгляд старухи зацепился за странное явление – капли воды, ползущие вверх по листу, и отшельница раздраженно поморщилась – восстановить экранирование в полной мере ей так и не удалось.

       – Вы, люди, даже близко не представляете что здесь спрятано, – вздохнула она, резким движением стряхивая росу, направляясь дальше. – И пусть так и будет.

Собственно, именно эту "Бабку-Йоду-Шапокляк" я и подразумевал, говоря что Гиббсу попалась ещё не самая странная "туманница".
И, да, по-видимому это последний эпизод из разряда "Meet the..." - далее будут главы разряда "таки шо-то похожее на сюжет".

+14

82

In Joy and Sorrow

       Сидящий за столом мужчина молча смотрел на разложенные перед ним бумаги.
Наконец глава Ост-Индской компании отодвинул в сторону очередные отчеты, не глядя взял рюмку и, наполнив её янтарной жидкостью из полупустой бутылки, одним махом выпил содержимое.

       Вздохнув, Беккет посидел около минуты, глядя сквозь стену куда-то вдаль, и неосознанно вновь потянулся к алкоголю. Однако характерный звук от вынутой пробки вернул человека в реальность, заставив того недоуменно уставиться на бутыль.
Чуть поморщившись, Катлер убрал горячительный напиток в дальний ящик стола и поднялся на ноги, желая немного размяться.

       Потеряв счет пройденным по кабинету кругам, человек осторожно приблизился к окну. И хотя на улице царила поздняя ночь, мужчина упрямо пытался разглядеть у пристани один единственный силуэт, сейчас почти неотличимый от нескольких других, находящихся рядом с ним.

       Причиной столь странного поведения стали события прошлых месяцев, начиная с разгрома Порт-Ройаля и заканчивая последующими скитаниями в поисках подходящего места под штаб-квартиру компании. Что сильно осложнял тот факт, что Беккета по пятам преследовал этот проклятый корабль, не иначе как вернувшийся прямиком из ада.

       Но окончательно «добило» главу Ост-Индской компании неожиданное возвращение «Разящего».
Каким образом ему удалось сохранить лицо при общении с линкором, Катлер не понимал до сих пор. В тот день он нашел в себе силы лишь отдать несколько распоряжений, в том числе и о восстановлении Норрингтона в звании, после чего заперся в своём кабинете, открыл бар, и… А вот что было дальше мужчина так и не вспомнил, но догадаться не составило особого труда.

       Однако эта встреча дала ответы на многие вопросы. Например, теперь он точно знал, кем была та странная визитёрша. Хотя раньше он даже и близко подумать не мог, что подобное в принципе возможно.
То, что «Разящий» и «Стремление» оказались знакомы, совершенно не удивило Беккета – всё же корабли строили на одной верфи. Но фраза «Не сердитесь, она и вправду хорошая, просто немножко расстроилась» оставила весьма сильное впечатление в душе англичанина.
И даже последующая демонстрация огневой мощи этой «малютки», которая с разрешения «папочки» одним залпом буквально испарила одинокий безымянный риф, показалась не такой уж зрелищной.

       Через какое-то время глава Ост-Индской компании всё-таки прекратил бесполезную борьбу с темнотой и, повернувшись, внимательно оглядел собственный кабинет.
Вздохнув, Катлер вернулся за стол, но после минутного рассматривания разложенных на нем бумаг мужчина вновь пришел в движение.

       Первым делом он убрал все документы в шкафы и сейф, затем достал из ящика заранее подготовленную сумку с вещами, проверил всё ли на месте и дополнил их ещё несколькими полезными мелочами. Уже у самой двери англичанин вспомнил кое-что ещё, и быстро написал несколько строк на бумаге.

       – Милорд? – с некоторым недоумением поприветствовал начальника постовой, когда тот вышел из кабинета.
       – Передашь это Джозефу, – коротко распорядился Беккет, вручив гвардейцу свернутый листок.
       – Будет сделано, милорд! – старательно скрывая легкую растерянность, ответил тот. – А… куда вы?

Глава Ост-Индской компании, уже прошедший половину коридора, замер.

       – Пойду… прогуляюсь, – не оборачиваясь, ответил он. – Нет, сопровождение не нужно.
       – Доброй ночи, милорд, – донеслось ему в след от постового, так и не привыкшего к причудам руководителя.

       Путь до пристани не занял много времени – в столь поздний час не спали разве что только дежурные. Аккуратно обходя разложенные тут и там ящики, бочонки и мотки каната, мужчина добрался до своей цели – небольшой весельной лодки.
Столкнув её в воду, Катлер спустился следом и начал отвязывать швартов, изредка косясь на замерший недалеко «Разящий», в данный момент никак не отличающийся от обычных кораблей. Хотя вскоре после знакомства эта особа заставила людей понервничать, когда без предупреждения улеглась на дно бухты, оставив над водой лишь мачты, и объяснив свою выходку банальным смущением.

       Наконец отчалив, Беккет молча погреб в сторону моря. Поскольку он уже давно не занимался подобным, через какое-то время спина начала отзываться неприятными ощущениями, как и кожа на ладонях.

       Когда пришло время очередной передышки, мужчина отпустил весла и с облегчением потянулся, окинув взглядом окрестности. Однако смотреть было не на что – вокруг стояла плотная пелена тумана, освещаемая лучами восходящего солнца.
Вздохнув, глава Ост-Индской компании прислушался к окружающей тишине и плотнее закутался в плащ. Уже больше часа он плыл буквально «на ощупь», и точно не знал, насколько сильно отдалился от берега и в какую сторону двигаться дальше.
Вскоре с южной стороны сквозь туман проступило какое-то темное пятно, и Катлер решил позже посмотреть, что это такое, но немного понаблюдав за ним, передумал, и просто улегся на дно лодки.

       Дама не заставила себя долго ждать – уже через десяток минут Беккет отстраненно разглядывал возвышавшийся над ним черно-желтый борт линкора, приблизившегося к его суденышку с ювелирной точностью и без единого звука.
Ощутив легкий толчок, после которого лодка начала медленно подниматься вверх, мужчина перегнулся через бортик своего пристанища и увидел уже знакомое фиолетовое свечение.
Хмыкнув, глава Ост-Индской компании быстро поправил парик и одежду, после чего сидя стал дожидаться окончания сего действа.

       – Давно не виделись, мой милый айсбег… – поприветствовала Катлера всё та же девушка в подвенечном платье, когда его лодка мягко опустилась на палубу.

Человек не стал напоминать, что это самое «давно» было всего лишь месяц тому назад, когда его флотилия ввязалась в бой с целой ватагой пиратских кораблей. И хотя силы были примерно равны, исход боя решило неожиданное появление означенного линкора. Тогда, едва завидев давнюю знакомую, Беккет приказал всем уходить как можно быстрее, и не зря – играючи расправившись с морскими разбойниками, «Стремление» добила и два корабля из его флотилии, что из-за полученных повреждений не успели уйти достаточно далеко.

       – Доброе утро, – натянуто ответил мужчина, не спеша покидать лодку. – Я… предлагаю сделку…
       – А ты не меняешься, любимый, – грустно улыбнулась собеседница, всё также глядя на гостя сквозь опущенные веки.

И хотя её тон никак не изменился, глава Ост-Индской компании явственно ощутил пробежавший по спине холодок. Чувствуя себя эквилибристом, идущим по лезвию бритвы, Катлер решил сменить подход.

       – Давай… попробуем… наверстать упущенное? – медленно, тщательно подбирая слова, произнес он, внимательно следя за реакцией красавицы.

Та ненадолго замерла, словно от неожиданности, но вскоре опомнилась и не спеша поднесла сцепленные в замок ладони к лицу, пряча за ними робкую улыбку.

       – Разве могу я отказать? – прошептала она и приглашающе повела рукой. – Добро пожаловать на борт, мой милый айсберг.

Вздохнув, мужчина осторожно сошел на палубу, остановившись перед собеседницей.

       – Куда я могу… хм… – ещё никогда он не чувствовал себя так странно, как сейчас, ибо спрашивал у «своего» корабля разрешение на столь банальную вещь, как посещение внутренних помещений.
       – Все палубы, все каюты, трюм, и даже… – на последнем слове она осеклась и, с плохо скрытым смущением, кивнула в сторону капитанского мостика.
       – Хорошо, – кивнул глава Ост-Индской компании и, немного подумав, отставил в сторону согнутый локоть. «Стремление» намек поняла и, почти не дыша, осторожно взяла человека под руку.

       Первым делом Беккет посетил «свой» кабинет, который выглядел точно так же, как и в прошлом. Но по пути он не удержался, и слегка похлопал грот-мачту, заметив, как чуть вздрогнула аватара линкора в тот момент, а такелаж корабля едва слышно скрипнул, словно от порыва ветра.
Впрочем, насчет последнего мужчина был не уверен, потому решился на более смелый шаг.

       Лестница. Прямой и широкий поручень, лежащий на довольно простых, но надежных балясинах, завивался улиткой у самого подножья, словно приглашая подняться.
В прошлом Катлер проходил по этой лестнице множество раз, и не обращал внимания на подобные мелочи. Но сегодня глава Ост-Индской компании не мог позволить себе такую беспечность.

       Восхождение далось нелегко им обоим. Он чувствовал себя нелепо, нежно скользя рукой по поручню, и едва касаясь отполированную поверхность кончиками пальцев. Она словно поднималась в крутую гору – с каждым шагом спутник отчетливо чувствовал, как сердце всё сильнее бьётся в девичьей груди. Наконец, они остановились перед штурвалом.

       – Ты не против, если я… – негромко произнес мужчина, глядя на рулевое колесо.
       – К-конечно… – смущенно пискнула аватара линкора, ещё сильнее прижимаясь к возлюбленному.

Беккет осторожно протянул ладонь к одной из рукоятей но, даже не успев прикоснуться, тут же её одернул, поскольку ощутил как задрожал весь корабль, начиная от такелажа и заканчивая девушкой у него под боком.
Выждав во вновь воцарившейся тишине несколько секунд, человек попробовал повторить попытку, но ситуация окончилась тем же.

       Наконец, глубоко вдохнув, он решил действовать наверняка. И когда он всё-таки схватил рукоять, линкор замер. Медленно выдохнув, глава Ост-Индской компании осторожно покосился на свою спутницу, которая, словно статуя, широко распахнув глаза, смотрела остекленевшим взглядом куда-то вдаль.
Взвесив все «за» и «против», Катлер попытался развить успех. Но стоило ему лишь чуть-чуть повернуть штурвал, как девушка неожиданно вскрикнула, а корабль тряхнуло так, что они едва не упали на палубу.

       – Оу… Извини… – только и смог выдавить из себя мужчина, надеясь что всё обойдётся.
       – Н-ничего страшного, – прошептала она, стараясь спрятать покрасневшее лицо. – Просто… Не нужно так резко, пожалуйста.
       – Ладно… – кивнул Беккет и, учитывая все ошибки, попробовал вновь.

На этот раз всё прошло спокойнее. Да, в ответ на его прикосновения линкор всё ещё продолжал дрожать и скрипеть такелажем, но уже не столь угрожающе и жутко. Но вот аватара…

       – Хххаааа… – напряженно выдохнула «Стремление», уткнувшись лицом в плечо спутника, когда тот аккуратно провернул штурвал влево почти на четверть, и накреняясь всем корпусом.

Чувствуя, как начинает скользить рукоять под запотевшими пальцами, Катлер немного сильнее сжал ладонь, и у девушки задрожали колени. А когда он повернул рулевое колесо вправо, та и вовсе практически повисла на руке у мужчины, что-то тихо бормоча и беспрестанно всхлипывая.
Словно в противовес этому, сам корабль начал двигаться невероятно четко и плавно, слушаясь каждого движения Беккета. Надеясь избавится от лезущих в голову неприличных ассоциаций, англичанин решил попробовать кое-что ещё. Отмахнувшись от интуиции, буквально вопившей, что он об этом ещё пожалеет, глава Ост-Индской компании коротко скомандовал:

       – Полный вперед!

+9

83

Kaross написал(а):

Надеясь избавится от лезущих в голову неприличных ассоциаций, англичанин решил попробовать кое-что ещё.


Кто бы теперь меня избавил от лезущих в голову неприличных ассоциаций.

P.S. А так, держите плюсик, камрад. Беккет наконец включает голову, и это неплохо. Он был не самый положительный персонаж серии, но харизматичный - этого не отнять.

+1

84

Ночь, когда море пришло в движение

       Больше не в силах смотреть на творившееся вокруг безумие, «Императрица» зажмурилась и медленно досчитала до десяти… миллиардов. Не помогло – дико вопящие и беспорядочно бегающие по её палубе люди даже не попытались успокоиться.

       Уже в который раз самая верная из сподвижников Сяо Фэня пожалела, что не оставила этих недоумков в порту, ведь причиной столь бурной реакции стал… обыкновенный айсберг. Всего лишь глыба застывшей воды, массой в несколько тысяч тонн, летящая по баллистической траектории в её сторону стараниями одной показушницы-брига. И что здесь было столь ужасного «Императрица» решительно не понимала.

       – Л-люди! – прошипела она, сбрасывая толстую ткань с одной из кормовых пристроек, тем самым обнажив множество сцепленных между собой труб, и предвкушающее усмехнулась. – А я вот так!

Пусковые установки быстро разрядились одна за другой, отправив навстречу айсбергу десятки петляющих «светлячков». Последовавшая за этим серия взрывов раскрошила глыбу до состояния безобидного града, от которого «хозяйка Сингапура» лениво отмахнулась защитным полем.

       Её так называемый «экипаж» не сразу осознал произошедшее. А когда, наконец, осознал – начал столь усердно молиться, что со стороны это выглядело как попытка разбить головы о палубу. Что вынудило уже аватару парусника с глухим шлепком припечатать ладонь к собственному лицу. И сей жест адресовался не только в сторону интеллектуальных способностей её «самоходного балласта», но и касательно всей ситуации в целом.

       Конечно, «Императрица» с самого начала не собиралась придерживаться всяких кодексов, заповедей и прочих правил морского боя. Однако, она хотя бы рассчитывала оставаться в рамках здравого смысла, но те двое… Гипотеза о сговоре между «Перехватчиком» и «Местью» уже не казалась столь абсурдной – обе действовали так, словно поставили своей целью вывести из себя «хозяйку Сингапура».

       Первая, вовсю используя своё преимущество в скорости и маневренности, играючи уходила от любой атаки и, словно в насмешку, даже не пыталась стрелять из своих орудий. Вместо этого она посылала в сторону противниц то гигантские волны, то притащенные с собой айсберги, то ещё невесть что, вроде «дождя» из целого косяка ни в чем не повинной рыбы.

       Вторая старалась честно вести «дуэль», и от их «обмена любезностями» вода вокруг прогрелась настолько, что в воздухе образовался довольно густой туман. Но когда дело дошло до «абордажа»…
«Императрица», мягко говоря, сильно удивилась, когда с «Мести» к ней на палубу спрыгнули облаченные в обтягивающие, черно-белые костюмы из наноматериала головорезы, вооруженные… обычными плетками. И в ту же минуту абордаж превратился в балаган – клинки и пистолеты сингапурских корсаров оказались бессильны против причудливого облачения нападавших, а те, в свою очередь, не могли нанести хоть сколько-то серьёзного ущерба своим  противникам, только хорошенько отшлепать.

       В итоге гордые азиаты не выдержали такого издевательства, и дружно забились в трюм. Тем из них, кто высадился на «Месть», пришлось явно хуже, о чем красноречиво говорит тот факт, что обратно они вернулись самостоятельно. А «Императрица» впервые увидела бегущих по воде людей. Но что её поразило больше всего, так это одобрение со стороны капитана.

       От размышлений «хозяйку Сингапура» отвлекло неприятное ощущение «сжимающегося» гравитационного захвата. Спешно расправив паруса, «Императрица» заложила резкий крен, в последний момент вырвавшись из западни. Вовремя – почти сразу же то место накрыл залп линейного ускорителя, оттолкнув несостоявшуюся жертву ударной волной.

       – Мы же так не дого… – возмущенно начала, было, «Императрица», но разглядев нападавшую осеклась, ибо сразу стало понятно – дело дрянь.

Стрелял не корабль. Стрелял скелет корабля.
Во всяком случае, в лунном свете это нечто вызвало именно такую ассоциацию – практически полностью истлевшая обшивка, сквозь которую виднелся сломанный шпангоут, завалившаяся набок грот-мачта и какие-то лохмотья вместо парусов. «Экипаж» этого чудовища тоже соответствовал его внешнему виду – толпа вопящих и азартно трясущих проржавевшим оружием утопленников, большинству из которых явно не доставало важных частей тела. А уж аватара…

       От равнодушного взгляда её белесых глаз «Императрицу» проняло от кончиков мачт до самого киля, а решение пришло почти мгновенно.
Выведя орудия правого борта в форсированный режим и даже не дожидаясь окончания разворота, она сразу же дала залп по незнакомому линкору, желая не столько навредить, сколько просто оказаться как можно дальше от такого противника.
Однако все выстрелы были поглощены черным защитным полем. Таким же темным, как и небольшая сфера, появившаяся между колец ускорителя…

***

       Как известно, линейный ускоритель гравитонов стреляет только по курсу, требует существенное время на подготовку и не позволяет пользоваться другим вооружением, что делает корабль сильно уязвимым. Зная об этом, «Перехватчик» решила воспользоваться ситуацией и своей скоростью в полной мере, дабы подловить незваную гостью в самый неподходящий момент. И у неё это даже получилось. Почти.

       План был прост – зайти сбоку, обстрелять из орудий, и выйти из зоны поражения. Повторять до тех пор, пока от врага не останутся одни обломки.
Но внезапно повернувшийся прямо в корпусе незнакомки ускоритель стал для брига полной неожиданностью. Пытаясь уклониться, «Перехватчик» опрокинулась на борт, однако залп всё-таки достал излишне самоуверенный корабль. Снеся спешно поднятое защитное поле, черный луч буквально испарил почти всю фок-мачту и часть полубака, попутно создав такую ударную волну, что аватару брига зашвырнуло в собственную капитанскую каюту, в процессе сломав дверь оной. И в ту же минуту вокруг наступила тишина, прерываемая лишь шумом падающих брызг.

       – Fue genial, – произнес черноволосый мужчина в истлевшей испанской форме, разглядывая лежащий на боку корабль. – А теперь добей её!

Стоявшая подле него аватара линкора даже не шелохнулась, продолжая молча взирать на «Перехватчик» как на какое-то несуразное насекомое. А вот орудия левого борта начали не спеша готовиться к стрельбе…

***

       Один из матросов заметил что-то странное в ближайшей палубной дыре, сквозь которую открывался прекрасный вид на морские глубины. Но внимательно приглядевшись, он не обнаружил ничего подозрительного. Почесав отсутствующий затылок такой же отсутствующей рукой, бывший испанский служака решил, что ему показалось. Но было уже поздно.

В следующее мгновение гигантский столб воды, порожденный мощным подводным взрывом, отбросил линкор-призрак словно щепку на несколько миль к северу, неаккуратно приземлив на какие-то рифы.

       – Я же говорила, что от этого она точно не увернется, – промурлыкала аватара «Мести», пряча улыбку за веером, в то время как сам парусник сворачивал собственный линейный ускоритель.
       – Потому что вы целились мимо? – подметил стоявший рядом корсар.
       – Именно, мистер Томпсон, – лениво кивнула собеседница, и перевела взгляд на бриг, медленно возвращающийся в нормальное положение. – Ты там ещё долго собираешься киль сушить, милочка? Давай, давай, активнее шевели гарделями, и на зюйд-тень-ост, пока эта тварь не вернулась!

Убедившись, что «Императрица» уже давно покинула место боя, а «Перехватчик» кое-как выходит на указанный курс, «Месть» хмыкнула, пробормотав «Благодарить будешь потом…», и тоже поспешила удалиться.

***

       Разгромленные рифы остались далеко за кормой жуткого линкора. Аватара «Немой Марии» сидела на палубе, обхватив руками колени, и безучастно взирала на восходящее солнце. Вскоре за её спиной раздались тяжелые шаги, перемежающиеся характерным стуком трости.

       – Не грусти, mi querida, – прохрипел Армандо, ободряюще похлопав аватару по плечу. – Мы обязательно отправим всех их на дно. Но главное…

«Мария» подняла на капитана заинтересованный взгляд, и тот кровожадно оскалился, прежде чем продолжить.

       – В следующий раз мы не будем в меньшинстве…

+14

85

Из Бездны с любовью

       Боло считался лучшим ныряльщиком в своём племени. Он быстро плавал, хорошо ориентировался в воде, и умел надолго задерживать дыхание. Стоит ли удивляться тому, что большую часть времени парень проводил в поисках жемчужин и красивых самоцветов на дне моря?
Хотя иногда ему попадались и блестящие кругляши, которые привезли в эти края люди-из-за-океана. Обычно такие можно было найти возле затонувших «больших лодок» бледнолицых. Одна такая как раз лежала в иле неподалёку, но Боло уже давно осмотрел её вдоль и поперек, так и не найдя ничего интересного.

       Внезапно краем глаза туземец заметил сбоку какое-то движение, и тут же отпрянул в сторону – в эти воды иногда заплывали акулы. Подозрения усиливал тот факт, что увиденный силуэт оказался характерного серо-серебристого цвета. Но приглядевшись, человек понял, что это нечто больше похоже на облачко, а не на хищную рыбину.

       «Туман? Под водой?» – недоуменно подумал Боло, глядя, как странное явление не спеша движется в сторону затонувшей «лодки».
Наконец, добравшись до пробитого борта лежащего на боку судна, неведомая дымка словно «впиталась» в полуистлевшее дерево, скрывшись из виду. Несколько секунд ничего не происходило, но неожиданно дно содрогнулось и, казалось бы, уже давно мёртвая конструкция сама собой пришла в движение.

       Потрясенный увиденным настолько, что даже забыл, где находится, абориген издал удивленный возглас, за что тут же поплатился знакомым неприятным ощущением в груди, и поспешил всплыть.
Едва показавшись над водой, Боло жадно вдохнул свежего воздуха, но по-настоящему отдышаться, он смог только забравшись в родное каноэ. Впрочем, расслабиться человеку так и не удалось.

       Вскоре деревянную долблёнку чуть не перевернуло накатившей волной, а её обитатель в ужасе уставился на с шумом поднимающийся из под воды серый остов, с которого тут и там спадали приросшие за долгие годы морские обитатели, камни и песок, а также некоторые детали корпуса.
Вид столь странного и страшного явления заставил бедолагу наперебой молиться всем известным богам и духам. И судя по всему, они его услышали – жуткая громада почти бесшумно проплыла мимо, скалясь дулами проржавевших пушек, и двинулась в известном её одной направлении.
А когда это нечто огибало близлежащий остров, неподалёку всплыл ещё один подобный монстр, сразу же последовавший за собратом.

***

       Тем временем, в другой части Карибского моря над водой тоже звучали молитвы, но адресованные совсем иным сущностям.
Первым начал экипаж торгового барка, когда стало очевидно, что пиратская шхуна их всё-таки настигнет. Чуть позже к ним присоединились и сами налетчики, когда прямо посреди абордажа неподалёку всплыла полуистлевшая каракка, сразу же начавшая обстреливать оба корабля странными, словно дымящимися, ядрами.

       Молился и неизвестный испанец, на чьи плечи сам король возложил важную миссию – найти и уничтожить святилище презренных язычников. Вот только две каравеллы, затонувшие ещё во времена того самого Колумба, этого не знали, продолжая методично расстреливать испанские парусники. Последние, конечно, отвечали из всех орудий, но противника сие обстоятельство не особо волновало. Какая разница, пробоиной больше или пробоиной меньше, когда половина корпуса – одна сплошная дыра?

       Как ни странно, но люди те жуткие корабли тоже не интересовали – потопив очередное встретившееся на пути судно, они просто возвращались на прежний курс, порой идя прямо по барахтающимся в воде морякам, что неимоверно радовало местных акул.

***

       «Немая Мария» молча оглядела явившихся на зов, коих набралось уже с небольшую флотилию. Главным образом это были корабли, что отправились на дно ещё на заре Эпохи Великих географических открытий, но некоторые из них принадлежали и к более позднему времени. Результат её удовлетворил, что позволяло немедленно вернуться к изначальной миссии.

       Учет ошибок прошлого боя сильно повлиял на выбор следующей цели – в этот раз ею стала одиночка, пусть и одного с «Марией» класса. Выйдя на предельную дистанцию, она начала готовить линейный ускоритель, в то время как поднятые со дна остовы продолжили движение. Их задачей было всего лишь отвлечь жертву, вынудив её кружиться на месте, стараясь избавиться от многочисленных, но не очень опасных противников. Увы, или к счастью, но на большее они не годились.

       Сражение началось четко по плану – «пробужденная» заметила идущих на неё «утопленников», и после того, как те открыли по ней беспорядочный огонь, даже испепелила парочку самых нерасторопных. Как и ожидалось, их залпы не оказали существенного эффекта, однако это было только в плюс – жертва начинала верить в свою мнимую неуязвимость, за что в итоге должна была жестоко расплатиться.

       Но всё пошло наперекосяк когда «Стремление» заметила, что какая-то «полуразвалившаяся испанская калоша» подозрительно долго пялится на ЕЁ человека. То, что Беккет в данный момент мирно спал в своей каюте, а та самая «калоша» уже почти закончила подготовку к выстрелу, казались на фоне этого обстоятельства сущими мелочами.

       Возжелав «как следует» проучить нахалку, «Стремление» резко развернулась на месте, от чего её возлюбленного сначала окатило водой из стоявшего возле кровати графина, а мгновением позже и вовсе швырнуло на пол, лишний раз подтвердив извечный тезис, что «утро добрым не бывает».

       Примерно в том же ключе подумала и «Немая Мария», когда «Стремление» в форсированном режиме развернула свой «ЛУГ» и выстрелила, не тратя времени на ерунду вроде прицеливания, подготовки трассы, и даже не дожидаясь окончания разворота.

       Что будет, если в одной и той же точке пространства-времени встретятся два потока гравитонов, выпущенных из примерно одинаковых по мощи ускорителей, направленных друг против друга?
Несмотря на то, что человеческая наука ещё не одно столетие будет биться в истерике от одной только идеи подумать о чем-то подобном, любой адекватный разумный скажет точно – ничего хорошего.

       Так и получилось, ибо сложно даже в шутку назвать чем-то хорошим ту аномалию, что возникла аккурат между двумя линкорами, и со страшной силой начала тянуть в себя окружающую материю, после чего, насытившись, рванула с силой ещё не изобретённого людьми тактического ядерного заряда.

       Виновницы произошедшего пережили сей форс-мажор без особых проблем – им достаточно было всего лишь поменять конфигурацию защитных полей.
А вот «утопленникам» повезло гораздо меньше. Тех из них, кого не перемолола аномалия – спалило последующим взрывом или попаданием орудий «Стремления». В итоге мокрый, помятый и слегка ошалевший глава Ост-Индской компании, в одном исподнем выскочил на палубу как раз тогда, когда оба линкора начали готовиться к «дуэли» один на один…

***

       Многие мили в стороне от того боя, на волнах безмятежно дрейфовал фрегат. На первый взгляд, корабль казался совершенно обычным, хотя это впечатление немного портила человеческая фигурка, как ни в чём ни бывало лежащая на самой верхней рее грот-мачты. Впрочем, а человеческая ли?

       – Отлично, сумасшедшая встретилась-таки с чокнутой, – слегка улыбнулась аватара «Провидения», чей расслабленный вид подчеркивался закинутыми за голову руками и прикрытыми глазами. – Но почему так поздно?

Чуть нахмурившись, она немного поёрзала на рангоуте, словно устраиваясь поудобнее, и продолжила размышлять вслух.

       – Ведь «Мистер Ледышка» прибыл к ней на борт вовремя, да и те три зазнобы всё сделали как нельзя лучше, – пролежав в тишине ещё около минуты, аватара вдруг резко села, недоуменно уставившись куда-то пред собой. – О, нет, нет, нет! Это не тот вектор!

Не тратя времени впустую, она соскользнула с реи и, прокатившись по разворачивающимся парусам, с негромким стуком приземлилась на палубу. Впрочем, даже этого звука хватило, чтобы разбудить дремавшего человека в растянутом между мачтами гамаке.

       – А?! Что?! – встрепенулся старик, спросонья не сразу поняв, что происходит, но обнаружив источник шума, лишь укоризненно покачал головой. – Ох, вы же обещали больше так не делать!
       – Извините, профессор, но ситуация не терпит промедления, – на ходу бросила «Провидение», быстрым шагом направляясь в сторону кормы.
       – Что же столь срочного может понадобиться в такую рань? – продолжал тихо брюзжать собеседник, готовясь вновь заснуть. – Ну не спасать же мир, в конце-то концов?

Аватара фрегата резко остановилась – в тех вариантах реальности, что она считала наиболее приоритетными, данной фразы не было. И это могло значить только одно.
Прикрыв глаза, «Провидение» повторила попытку, с учетом влияния новой переменной. Результат заставил её улыбнуться – с этим уже можно было работать.

***

       Сидя за столом в своей каюте, Джонс мрачно смотрел на лежащую перед ним карту, а точнее – на несколько отметок, обозначавших места встречи с новой угрозой. И хотя в боевом плане эти «утопленники» не представляли для него опасности, сам факт их появления очень не нравился «Морскому Дьяволу».

       – Так ты хочешь сказать, что знаешь, откуда они взялись? – минуту спустя медленно произнес он, поднимая тяжелый взгляд на стоявшую пред ним аватару корабля.
       – Сам принцип расписывать не буду, но если обобщить – кто-то просто сыграл на их отчаянии, – кивнула «Голландец». – Мне не ведома эта личность, но я знаю того, кто… дал ей саму возможность сделать это.
       – И кто же? – заинтересовался Дейви, откидываясь на спинку кресла.
       – Ты, капитан, – с тем же невозмутимым видом и, по-прежнему держа руки за спиной, ответила собеседница.

В ответ мужчина медленно поднялся, чуть подавшись навстречу подчиненной.

       – Я?! – негромко спросил он, раздраженно шевеля щупальцами.
       – Меня не интересует, что там между вами было, – издалека начала «Голландец», по прежнему сохраняя необычайное спокойствие. – Но не ты ли отказался от миссии, которую она тебе поручила?
       – Какое…
       – А знал ли ты, капитан, что этим решением мешаешь мне выполнять свои… обязанности? – перебила его та и, заметив, как изменился в лице начальник, позволила себе весело прищуриться. – Тогда смысл удивляться, что в итоге мы получили их?

И кивнула в сторону отметок на карте.

+8

86

В последнем абзаце Голландец ведёт речь о Черной жемчужине?

0

87

Vogan написал(а):

В последнем абзаце Голландец ведёт речь о Черной жемчужине?

Судя по словам о порученной Джонсу миссии - о Калипсо.

+1

88

Vogan написал(а):

В последнем абзаце Голландец ведёт речь о Черной жемчужине?

Нет, о Калипсо. Вроде как Джонс должен был переправлять души утопленников на тот свет, но после ссоры с ней забросил это дело.

+1

89

Ой жесть-то какая происходит...
Лайк.

.

0

90

Все корабли «Пиратов Карибского моря»

Там же фотки, по которым можно в Яндекс-поиске или Гугло-поиске найти ещё больше фоток.

...ну, или просто посмотреть фильмы.

.

0


Вы здесь » NERV » Стартовый стол » Пираты Карибского Моря: На Странных Кораблях (кроссовер с "Арпеджио")