NERV

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » NERV » Стартовый стол » Чёрный Рыцарь


Чёрный Рыцарь

Сообщений 1 страница 10 из 57

1

Кроссовер Звёздные Войны + Код Гиасс от  Сильвердрейк

0

2

Благодарю уважаемого модератора.

Чёрный рыцарь
Лелуш Ви Британия бестрепетно встретил смерть, до основания разрушив старый мир. И оставив на его обломках силу, что теперь будет стоять над королями и правителями - Орден Чёрных Рыцарей с Зеро во главе. Но уйти на покой ему было не суждено. Его ждёт новая шахматная партия и новая война. В которой, как известно, меняется антураж, но не суть.
Даркето 31. В основном занимается тем, что исправляет логические косяки и консультирует по миру. Сам же текст полностью мой.

Он же на фикбуке
Иллюстрации

И да. Сразу. Хочу. Подчеркнуть. Автор НЕ является Ситхофилом. Дарта Зеро, который будет цепной шавкой Императора Палпатина, не будет.

Пролог. Чтобы победить, надо умереть.

«Судзаку, ты станешь героем. Избавителем мира от его величайшего врага — Императора Лелуша. Ты станешь Зеро — в том первоначальном смысле, что я вкладывал в этот образ».

Демон-император улыбался, когда наступило время Реквиема. Улыбался мягкой, чуть насмешливой улыбкой, когда его бывший друг выбил из рук пистолет. Улыбался чуть ободряюще, когда острие меча приближалось к его груди. И ему хватило сил улыбнуться, когда клинок пронзил его насквозь, пройдя сквозь грудную клетку.

Лелуш судорожно вздохнул, оседая на плечо своего убийцы и стиснул зубы. За мгновением, растянувшимся в вечность, пришла боль. Пронзённые внутренности жгло словно огнём, вздохнуть — и то было больно. Впрочем, скоро это должно было закончиться. Лезвие клинка явно прошло через лёгкое. Несколько не самых приятных в жизни бывшего террориста минут — и боль уйдёт. Всего лишь боль, ведь он знает на что шел, он ожидал ее. Зеро знал, что так будет - всю ночь, которую провел без сна, мысленно прощаясь с теми, кого любил. И это было пока самым легким. Свершится ли расчет, получится ли выиграть? Получится ли создать символ, что люди будут помнить вечно. Ведь вся эта боль  лишь физическая и не сравнится с ощущением захлопнувшегося капкана. Осознанием того, что назад дороги нет, теперь только умирать и смотреть, какой будет исход. А боль... ее он потерпит, не впервой.

Наверное, в чем-то это стоило переиграть, стоило изменить идею. Как всё же хотелось самому быть тем Зеро, который стоит над королями и который устанавливает справедливость в мире. Но... Иначе нельзя было. Будь это возможно - Лелуш бы сделал и сам получил все то, что Судзаку у него украл, пусть Лулу и сам отдал ему.

Иронично. Но цель достигнута, и он еще это увидит, перед тем, как закроет глаза навсегда.

— И для тебя, мой друг, это тоже будет наказанием, — сделав над собой усилие и приоткрыв рот, прошептал смертельно раненный Император бывшему Нулевому Рыцарю. Желание подарить прощальный "подарок" пересилило зов смерти.  — Ты будешь носить маску защитника справедливости. Ты станешь им — по своей сути, навсегда забыв Сузаку Куруруги. Ты принесёшь в жертву всё — в том числе собственную личность и счастье.

Этот маленький пункт Реквиема Лелуш, понятное дело, забыл сообщить бывшему лучшему другу, когда они встретились в последний раз, перед парадом. Он не собирался прощать предателя, продавшего его отцу. Иуду, из-за которого, по сути, Шнайзель узнал о тайне личности Зеро. Из-за чего у старшего брата появился козырь, позволивший ему отобрать у Лелуша Орден. Тварь, из-за действий которой ему пришлось, в конечном итоге, пойти против Нанали.

Лулу не собирался доверять ему полностью — тем более, доверять в его руки своё величайшее творение. Его легенду. Орден Чёрных Рыцарей и Зеро. И поэтому — внёс в план небольшие коррективы, в чём ему изрядно помог цитрусовый друг. Сначала Джереми снял с Куруруги гиас, заставлявший того выживать любой ценой. А затем — новая директива, сложная и многогранная, та, которую Лелуш готовил несколько последних недель. Частично стирающая моральные принципы и устои бывшего Куруруги, мягко изменяющая его личность — так, чтобы новый носитель маски Зеро соответствовал образу защитника справедливости и поступал в соответствии с ним.

Новая установка должна была активироваться как раз после слов Лелуша. Что и произошло, судя по тому, как вздрогнул Судзаку. Точно так же, как Юфи, когда на неё обрушился тот злосчастный приказ об убийстве всех японцев.

— Я принимаю этот… гиас, — донёсся приглушённый шёпот из-под шлема. Лулу искривил губы в последней язвительной усмешке — в отличие от Юфимии, сопротивлявшейся приказу до последнего, у предателя никогда не доставало силы воли, чтобы хотя бы попытаться перебороть действие Силы Короля.

Новый Зеро (теперь уже ставший им по-настоящему, а не только внешне) одним движением вытащил клинок из тела демона-императора, оросив ковёр с гербом Британии кровью. Лелуш выдохнул, стараясь не чувствовать боли. Сделал два неуверенных шага к краю лестницы, после чего ноги подкосились, и он, упав, плавно съехал вниз, к подножию, оставшись лежать в луже собственной крови.

В ушах зашумело. Где-то вдалеке оставшиеся на свободе повстанцы во главе с неугомонной старшей сестрой ринулись на штурмовиков, заставляя их отступить. Толпа и Чёрные Рыцари скандировали имя своего мессии. Интересно, догадались ли они, в чём подвох? Карен так точно должна была — слишком хорошо она знала своего командира.

В глазах начало потихоньку темнеть. Боль, такая острая в начале, уходила на задний план. Где-то рядом заливалась слезами любимая сёстрёнка. Лелуш повернул голову, стараясь вцепиться в любимое лицо глазами. Наннали... Что ты делаешь? Малышка взяла руку брата в свои и как-то замерла. Лу сквозь пелену видел, что ее лицо изменилось, что она как будто обмерла. Неужели она догадалась? Нет, зачем?! Она не должна была догадаться, ведь смерти дьявола императора она была бы рада, как избавлению. Но что она будет чувствовать теперь, зная, что все это время - он играл, играл для нее, чтобы все таки сделать ее счастливой? Лелуш попытался сжать ее пальцы, такие тонкие и хрупкие, но его собственные руки уже дрожали. Он умирал и это давало о себе знать, даже если он хотел держать ее за руку и отсрочить момент, наглядеться на нее. Казалось, будто сестрёнка видит все, о чем Лулу успевал подумать: смерти, причиной которых он стал, боль, которую вызвал, слезы, причиной которых был. А еще его замыслы, идеи и победы.

- Неужели, брат... Все это время?

- Да... Я разрушил старый... И создал... Новый мир, - Лу старался говорить, чтобы успеть высказать Наннали главное. Он разрушил мир, который угрожал ей, создал тот, где она будет счастлива, сделал это для нее, подарил ей эту мечту, эту безопасность! Но бывший Зеро умирал, почему именно тогда, когда он уже мог ей открыться!

"Корнелия, Сузаку, Карэн, берегите ее, спасите и сделайте счастливой. Вы должны заменить меня. Вы обязаны!"

Новый мир сменял старый под выкрики: "Зеро!". Хотелось бы горделиво поднять голову, смотря на него, приветствуя тех, кто выплеснул ненависть и был готов стать жителями новой планеты, облагороженной и счастливой, но Лу уже не мог открыть глаза. Его сознание уплывало под жгучую боль, а тело становилось похожим на вату. Однако он слышал. Слышал эти возгласы, слышал самое яркое доказательство того, что у него все получилось. Он справился, смог заставить их в кровавом экстазе выплеснуть накопившиеся боль и ненависть, доведя их до предела.

Вряд ли Лелушу Кровавому будет место в этом новом мире. И он еще должен попросить прощения у тех, кого он убил, хоть и не хотел.

- Зеро. Это... Зеро!

Какой знакомый голос раздался из-за тумана. Карэн? Неужели и она все поняла, догадалась? Неужели еще одну он оставит с болью осознания? Право... Не стоило, Карэн. Только не ты. Но она поняла, и это даже успело обрадовать ускользающее сознание.

"Зеро!" - скандировала толпа, приветствуя марионетку и легенду, что она олицетворяла в то время, как душа этой легенды лежала в крови, ненавидимая всеми. Умирала с улыбкой на губах и облегчением.

"Я смог..."

Отредактировано Сильвердрейк (06-07-2018 04:32:07)

+5

3

Часть I. Глава I. Арена Джеонозиса.

Сколько времени он спал, окутанный покрывалом смерти? Час? Год? Век?

Но боль вернулась, вырвав сознание Чёрного Принца из спасительного забытья, заставив стиснуть зубы, мешая дышать. Бывший Зеро слегка застонал, пытаясь справиться с навалившимися неприятными ощущениями.

Вслед же за болью, отставая на несколько секунд, пришло осознание произошедшего — разум, казалось бы, погрузившийся в вечный сон, вновь начал свою работу. И произошедшее казалось ему более чем странным.

Лелуш точно помнил, что должен был умереть. Он был готов заплатить эту цену за создание нового мира — и он, как услужливо подсказал мозг, её заплатил. Там, на лестнице, возле плачущей сестрёнки, на ковре с гербом Британии. В сознании отчётливо вспыхнули картины последних мгновений жизни. Рана была смертельной — меч явно прошёл через лёгкое. Смерть от внутреннего кровотечения должна была наступить максимум через четыре минуты. Врачи, даже если бы кто-то постарался их вызвать, элементарно не успели бы ничего сделать.

Но боль — острая, неприятная, слегка туманящая разум — говорила об обратном. Мёртвые её не должны чувствовать. К возможности же существования классической преисподней, о которой говорило христианство, обладатель Силы Короля относился с явным скептицизмом. Особенно — после посещения Мира Си.

Вывод напрашивался сам собой — каким-то неведомым образом Демон-император остался жить. Но почему? Было ли это желание милосердной сестры, решившей вернуть любимого брата с того света, или же его вырвали из объятий смерти, чтобы предать показательному суду? Или же… код Чарльза после его смерти перешёл к убийце? Такой вариант Лелуш не мог исключать, хотя и надеялся на обратное. Обрекать себя на бесконечную жизнь и смотреть, как умирают все близкие ему люди, он хотел ещё меньше, чем признать себя проигравшим перед Шнайзелем.

Зеро попытался пошевелиться, слегка зашипев от пронзившей тело боли, источник которой находился на боку, справа. И это было ещё одной странностью. Лулу прекрасно помнил, что ему вонзили меч с левой стороны и в грудь.

Он лежал на чём то неровном — и это явно была не больничная кушетка. Пальцы, пытавшиеся найти точку опоры, чтобы приподняться, загребли горячий, спёкшийся от жары песок пополам с пылью.

«Что за?»

Его труп выбросили в какую-то яму, решив не хоронить? «Собаке — собачья смерть»? Но это означало, что вероятность варианта с получением кода резко увеличивалась. Ведь в таком случае никакой квалифицированной медицинской помощи ему не оказывали.

«Значит, всё же код. Но почему тогда так болит? Раны на Си Си затягивались после очередного оживления. И почему бок?» — девяносто девятый император Британии попытался собраться с мыслями. Получилось, откровенно говоря, плохо.

И, словно организму было мало потрясений, постепенно начинали работать и остальные органы чувств. В первую очередь — слух, который мгновенно разрушил царство тишины вокруг Лелуша, наполнив мир вокруг посторонними звуками. Кстати сказать, не мирного характера. Слышались крики, с периодичностью в долю секунды раздавались звуки выстрелов хадронных пушек, кто-то зычным голосом отдавал команды…

Или у Зеро на почве ранения начались слуховые галлюцинации, либо он по какой-то причине оказался в гуще битвы. Причём первое было бы явно предпочтительнее, учитывая состояние Лелуша.

Наконец, преодолевая слабость, Лулу приподнялся на локте и поднял тяжёлые, как после долгого сна, веки.

Лучше бы он этого не делал — промелькнула шальная мысль секундой спустя. Ведь в этом случае не пришлось бы подозревать себя в потере рассудка. Или же, по крайней мере, в очень качественных галлюцинациях.

Шахматист лежал на кирпичного цвета песке, на каком-то подобии гладиаторской арены. А на его глазах разворачивалось действие, которое не могло происходить в реальности. Оно было невозможно — Зеро мог заявить со всей ответственностью, несмотря на то, что когда-то и способность контролировать чужой разум, скорее всего, показалась бы ему невозможной.

Перед Чёрным Принцем разворачивалась памятная сцена из «Атаки Клонов». Та самая, в которой джедаи, попытавшись вытащить своих, были вынуждены вести бой с огромным количеством боевых дроидов противника.

Мимо пронёсся чернокожий рыцарь с фиолетовым световым клинком — прямо на бойца в некоем подобии рыцарского доспеха из серебристого металла…

Лелуш видел всё это раньше — в фильме, который они в своё время смотрели всей семьёй. Ещё тогда, когда мама была жива. И потом, позже — бывало, что студенческий совет собирался всей компанией в обнимку с чаем и пиццей.

«Звёздные Войны». Так, кажется, назвал своё творение некий Жорж Лука, начинающий режиссёр из Евро Союза. Начавший снимать их ещё в шестидесятых годах прошлого века, он обрёл бешеную популярность. Отчасти — потому что показал людям нечто совершенно новое. По сути — средневековую легенду в антураже космического государства, с магией и поединками на энергетических мечах. Отчасти — потому что его фильмы как бы обличали гегемонию Британской Империи, показывая тоталитаризм империи галактической.

Среди высшего общества Британии подобное кино считалось крамольным, хотя его признавали как новую веху в кинематографе. Во всём же остальном мире Звёздные Войны едва ли не возвели в ранг культа, расширив их вселенную до невозможных пределов с помощью книг, графических романов и тому подобных вещей. Да что там — даже сам Лелуш при создании костюма Зеро вдохновлялся образом тёмного лорда Вейдера, конечно, с поправкой на изящество и современность…

И вот теперь — он видел всё это вживую.

Подобного не могло происходить. В принципе. Ну, или, по крайней мере — в его мире, если допустить бредовую теорию, что после физической смерти собственного тела императора его каким-то образом забросило в Далёкую Галактику.

В любом случае, разум отказывался воспринимать увиденное как реальность. Подобно тому, как он отказывался воспринимать телепортировавшийся ночной кошмар Роллана. Невозможно — кричало сознание. Это галлюцинация — вторила ей логика.

А между тем чернокожий рыцарь всё же добежал до своего бронированного противника с т-образным визором на шлеме. Впрочем, тот, в отличие от фильма, не стал ждать, пока ему не срубят голову, а взлетел на реактивном ранце, продолжая поливать джедая огнём из пистолета.

Очередная вспышка боли вывела бывшего командора ОЧР из ступора, заставив наконец скосить глаза вниз. Увиденное же — потрясло и отрезвило, словно ведро холодной воды на голову. На обгорелой одежде был хорошо виден след от бластерного выстрела. Энергия прожгла ткань, кожу и изрядный участок внутренностей.

«С такой раной — не живут», — отчётливо вспыхнула в голове мысль.

И, словно этого было мало, одновременно с ней в голове начали мелькать другие мысли и образы, заставив бывшего врага Британии номер один обхватить голову руками, свернувшись в болезненный клубок.

Воспоминания, которые Лелушу не принадлежали, сейчас проносились перед его глазами со скоростью летящего на всех парах «Алого Лотоса». Вместе с потоком информации он проживал чужую жизнь — испытывая все эмоции, которые чувствовал, видимо, бывший владелец тела, в которое Зеро довелось попасть — только в уплотнённом, концентрированном виде.

Лелуш видел счастливое, ничем не омрачённое детство на планете, своими видами напоминающей Алдераан (позже стало понятно, что это он и был). Слышал лекции маленького главы Джедаев в Храме, восхищаясь его мудростью. Смотрел, как он, юный падаван, сопровождает своего учителя на различных миссиях и посольствах по разным планетам — и мастер, и сам падаван впоследствии были членами Корпуса Равновесия. Дипломатами, которые в каких-либо стычках участвовали лишь изредка — что уж говорить о настоящем бое!

Ви Британия ощущал радость паренька, когда того посвятили в рыцари за проявленный талант в важных переговорах. Чувствовал его беспокойство и волнение, когда Магистр Винду собрал всех хоть немного боеспособных джедаев, его — в том числе, для миссии на Джеонозисе. Его боль, когда один за другим джедаи начали умирать — каждая смерть била по сознанию, словно леденящий душу крик.

И в полной мере прочувствовал на себе все ощущения молодого джедая, когда его жизнь оборвалась.

Парня подстрелили, когда он пытался подняться. Джедай даже не мог ничего сделать — световые мечи выбило из рук, когда его откинул в сторону несущийся рогатый ящер — один из тех, которыми пытались затравить пленников. Молодому человеку прострелили бок, и он скончался — от ожога внутренних органов.

И, в тот миг, когда душа покинула тело Лу Рейгоса, слившись с Силой, сама Сила, то мистическое энергетическое поле, о котором столько говорил Йода, втолкнуло в ещё не остывшее тело другую душу, одновременно влив достаточно живительной силы, чтобы уже почти труп немного регенерировал.

Его душу, Чёрного Принца.

Лелуш глубоко вздохнул, пытаясь прийти в себя после увиденного. Осознать произошедшее, хотя бы немного принять тот факт, что самый бредовый из возможных вариантов, похоже, оказался единственно верным.

Впрочем, разлёживаться ему не особо дали. Чувство опасности, то самое джедайское чутьё, которое присутствовало в воспоминаниях бывшего владельца тела, ударило по сознанию, словно кнутом.

«С места!»

Зеро, уже не обращая внимания на боль, резко перекатился в сторону — откуда только силы взялись? И вовремя — в то место, где он лежал совсем недавно, ударил бластерный заряд.

— Цель сместилась. Понял-понял, — послышался звук вокабулятора очередного В-1.

Дальнейшее произошло, словно в замедленном режиме. Лелуш вытянул руку в сторону дроида, словно защищаясь. Скорее — на старых рефлексах тела, чем на собственном осознании. И в тот же миг — дроида отшвырнуло в сторону невидимой волной так, что он, отлетев, сбил ещё одного.

— Надо же, — Зеро слегка усмехнулся. Подобная возможность в его руках чувствовалась… приятно. Навевало ностальгические воспоминания о Гиассе.

Шипя сквозь стиснутые зубы, Лелуш (или Лу? Хотя, чего уж там, второе можно считать за сокращение первого), всё же поднялся на ноги, беглым взглядом оценив обстановку на поле боя. Джедаев медленно, но уверенно теснили — дроидов обеих моделей было слишком много.

Возможно, стоило бы позволить событиям течь своим чередом. Но Зеро отнюдь не был уверен, что армия клонов во главе с Йодой прибудет вовремя. Во-первых, фильмы были посмотрены давно, и детали он не слишком помнил. Во-вторых — как уже показал случай с Винду и тем наёмником в доспехе, реальность отличается от них в деталях…

А раз так — Лелушу не оставалось ничего, кроме как действовать, как бы он действовал без ожидания подмоги.

Предчувствие снова ударило по сознанию, направляя тело в сторону. Выстрел бластера вновь пролетел мимо, а дроиду, на этот раз — здоровяку В-2, снёс верхнюю часть тела световой клинок джедая лет тридцати на вид, с пшеничного цвета волосами и аккуратной бородкой.

«Кеноби»

— Их слишком много!

Оби-ван, видя, что у спасённого им рыцаря нет меча, отразил направленный на того выстрел.

Кеноби был, безусловно, прав. Ещё минут двадцать — и джедаев просто бы завалили массой. Впрочем, у бывшего Демона-императора была на этот счёт идея.

— Прикрой, — коротко бросил он Оби Вану, указав рукой на звуковую установку джеонозианцев на антигравитационной подушке, в данный момент ведущую неспешный обстрел джедаев. Тот отрывисто кивнул, отражая ещё один заряд.

Слегка пригнувшись, Лелуш двинулся в сторону намеченной цели настолько быстро, насколько позволяло раненое тело.

«Так. Соберись. Давай, это, по идее, должно быть не сложнее, чем отдать приказ с помощью Гиаса. Верно же?».

Зеро протянул пальцы в сторону оператора установки, затем резко поднял руку вверх и опустил вниз.

Ощущение было интересным. Напоминало управление ночным кошмаром с помощью рукоятей, когда движения огромного робота повинуются твоим рукам, но… опосредованно. Так же было и тут. Но, так или иначе, жука переростка впечатало в песок арены, переломав ему все кости.

Оказавшись за пультом управления, Чёрный Принц поблагодарил неведомую Силу за удачу — управление звуковой пушкой было интуитивно понятным и мало чем отличалось от того же мотоцикла. По сути — тот же самый руль с дополнительной кнопкой гашетки. Повернув её под нужным, заранее выбранным углом, он открыл огонь.

Волна звука неслась по арене, сметая на своём пути дроидов, пока не ударила в каменный свод прохода, через который жестянкам шло подкрепление. С глухим грохотом он обрушился вниз, погребая под собой металлических солдат.

Губы Зеро раздвинулись в ехидной усмешке, что так часто сопровождала его под маской во время боя. Шах.

Поворот пушки — быстро, как только возможно — и второй заряд обрушивается на ещё один выход на арену, отрезая дроидам основную возможность получать подкрепления. Шах и мат. Зачем пытаться перемолоть бесконечные орды дроидов, если можно перекрыть им доступ на арену?

— Да!

Лу торжествующе сжал кулак — и вскрикнул, когда плечо обожгло болью. Тот самый наёмник на реактивном ранце, оставшийся в живых, едва не отправил Ламперужа обратно в небытие.

Зеро снова упал на песок, зажимая ожог рукой. Плечо горело словно огнём.

Впрочем, второй выстрел Дженго Фетта пришёлся на энергетическое лезвие Оби-Вана.

— Отличная идея, …? — Кеноби приподнял брови, продолжая прикрывать невольного напарника.

— Лу Рейгос, — слабо хмыкнул Лелуш, пытаясь приподняться, но сил на подобный подвиг в дважды раненом теле явно не оставалось.

Временно лишённые подкреплений, дроиды постепенно начали уступать воспрянувшим духом джедаям. Так что они сумели не только продержаться до подхода Йоды, вдвое больше срока, который приблизительно поставил Зеро на их уничтожение, но и практически зачистить арену от шагающего металлолома.

Сознание Зеро вновь начала затягивать болезненная дымка, когда чьи-то руки осторожно подхватили его, помогая дойти до спасительного корабля. После чего руку слегка кольнуло. Мгла, уже почти затянувшая Лелуша, рассеялась, подобно тучам после дождя. Кажется, подоспевший полевой врач ввёл дозу адреналина, мешающего раненому отключиться.

— Постарайтесь не уснуть, сэр, — клон-медик уже занимался ожогами от бластеров, накладывая на них пластыри с каким-то заживляющим составом. — Я не даю гарантии, что вы сможете проснуться. Подождите до крейсера…

Лелуш машинально кивнул, едва успев ухватиться за поручень — прежде чем канонерка взлетела, унося раненых прочь от поля битвы.

Отредактировано Сильвердрейк (06-07-2018 04:54:27)

+5

4

Глава II. Решение.

— Семь минут тридцать две секунды. Именно на столько вы, Владыка Тиранус, ошиблись в расчётах.

Палпатин говорил обманчиво мягко, даже ласково. Будто строгий, но любящий дедушка корит своего внука за плохую оценку в школе. Если только не знать, что этот самый любящий дедушка способен, если это необходимо, повесить человека на собственных внутренностях и не поморщиться. И сейчас Дуку от этого тёплого, чуть осуждающего голоса нервничал больше (хоть и старался не подавать виду), чем если бы его учитель сыпал угрозами ледяным голосом.

А Сидиус тем временем продолжал улыбаться, перечисляя голограмме бывшего джедая все его просчёты. А их было немало — более того, многие из них, не вмешайся воля Силы (или счастливый случай), могли бы привести к непоправимым изменениям в Плане.

— Я не буду говорить о том, что эта показательная казнь на арене изначально была неверным ходом. Ведь вы, господин граф, не озаботились даже примитивными средствами контроля над ситуацией. Например — снайперами, которые могли бы в случае чего вывести из строя нужных людей, не убивая их. Допустим, при должном таланте и командовании — без этого можно было бы обойтись. Но, — канцлер намеренно выделил частицу, выразительно приподняв брови. — То, что практически не регулировали ход сражения на арене… ничем иным, кроме как преступной халатностью я назвать не могу.

Семь минут тридцать две секунды. Именно на столько опоздала бы спасательная операция Йоды, если бы какой-то мальчишка чуть старше Энакина не подорвал проходы на арену выстрелами звуковой пушки.

— Так ответьте мне, ученик,  почему я должен благодарить находчивость этого паренька за исправление ВАШЕГО провала?

Слегка разочарованно смотря на побледневшего бывшего джедая Палпатин неодобрительно покачал головой. Глупость и недальновидность нынешнего ученика были неприемлемы. И Дуку должен был это понять. В ином случае его шансы пережить становление Империи начнут стремиться к нулю. Истинный ситх не может быть глупым.

— Если бы не вмешательство Воли Силы, мы, скорее всего, лишились бы всех участвовавших в битве джедаев. Которых я собирался сделать генералами Республики… и свалить на них же большинство непопулярных решений военного времени.

Не говоря уже о том, что из-за глупости Дуку будущий Император, скорее всего, лишился бы Избранного. Риск же потери такого бриллианта был категорически недопустим.

Чуть брезгливо смотря на то, как тёмный джедай выражает своё раскаяние, Палпатин продолжил словесную экзекуцию.

— Ваша следующая ошибка, друг мой. Мандалорский наёмник остался жив, хотя в наших интересах было убрать его с шахматной доски. Он нам без надобности, а следы следовало замести. В идеале — его можно было бы убрать в гуще сражения с помощью тех же снайперов. Но вы вновь этого не сделали.

— Владыка… — Дуку наконец соизволил ответить, — Он будет молчать. Репутация Джанго Фетта и его гонорар не оставляют сомнений в этом.

— Мой несведущий "падаван", человек будет молчать со стопроцентной вероятностью только тогда, когда он мёртв, — наставительно поднял палец Палпатин. И улыбнулся — ироничной, покровительственной усмешкой. Словно старый и матёрый хищник, вожак стаи, отчитывал непутёвого волчонка. — К счастью для вас, вероятность того, что Джанго поделится с кем-нибудь информацией о том, кто на самом деле заказал армию клонов, действительно мала. Вам повезло. И вторично вам повезло, что у кого-то из джедаев хватило мозгов на захват звуковой пушки.

Дуку склонил голову. Похоже, что крыть ему было нечем, хотя и очень хотелось.

— Этих недосмотров больше не повторится, Владыка Сидиус.

— Я надеюсь, мой ученик, я надеюсь, — Палпатин лишь внутренне хмыкнул. Надменный граф мог считать себя мастером интриги, но практика расставила всё на свои места. Когда дело дошло до настоящих манипуляций, до представления, которое должно было положить начало Клонической Войне, лишь Сила спасла бывшего магистра от провала.

— В любом случае, — Сидиус сменил гнев на милость, улыбнувшись по-отечески тепло. — Вы, так или иначе, справились со своей задачей, и за это позвольте вас поздравить. Война началась. Действуйте, как мы с вами обговорили.

Будущий (теперь уже точно) Император Галактики отключил проектор и довольно прикрыл глаза. Дело всей его жизни, план, который являлся детищем нескольких поколений ситхов Линии Бейна, вышел на свою финишную прямую.

Дом, разделившийся сам в себе, не устоит. Не устоит и Республика, увязшая в гражданской войне. И на её обломках, подобно мифическому фениксу, вспыхнет пламя Нового Порядка.

***

  Это был тяжёлый день. Сотая императрица смотрела в своё отражение в зеркале, не понимая, как такое получилось. Как она смогла допустить это. Как она могла быть такой слепой. И, к сожалению, не в прямом смысле - это было бы, по крайней мере, привычно. Но даже когда глаза девушки открылись, она так и не сумела разглядеть правду. Не смогла увидеть её, скрытую под язвительной ухмылкой и вызывающими ужас поступками.

Проснувшись, Наннали ви Британия долго не могла заставить себя встать с кровати, не могла заставить себя приступить к этой обязанности. Странной и страшной - ещё несколько месяцев назад бывшая студентка Академии Эшфорд никогда бы не подумала, что до этого дойдёт. Однако... эту, последнюю обязанность перед самым близким ей человеком девушка просто обязана была сделать. Похороны Кровавого Императора Лелуша, Дьявола и Тирана, должны были пройти достойно. Его следовало проводить, оплевываемого толпой, в последний путь. Так, словно мир освобождался от зла и вступал в новую эру. И, стиснув зубы, императрица поднялась с постели, подозвав служанок. Через час девушка величественно выкатилась из своих покоев. В этот день предстояло много улыбаться. Никто бы (за исключением нескольких людей) не понял, оплакивай она Демона-Императора открыто.

Наверное, Лулу всё так и задумывал изначально. Для всего мира его похороны должны были стать радостным событием, финальным актом освобождения от оков старого, изведенного войной мира и началом нового.

Но для Наннали подобный поворот был равносилен росписи в том, что она не смогла защитить хотя бы его доброе имя. Но хуже того - она, его сестра, человек, знавший Лелуша лучше всех, не смогла увидеть его намерения, его желание и его идею. Была настолько слепа, что даже невозможность открыть глаза не была ей оправданием. Она так любила братика, но за все это время не смогла ни защитить его, ни помочь ему. И сейчас, когда он уже мёртв - даже не может спасти его добрую память о нём.

Наннали встретилась глазами с Карэн, и, когда боевой пилот опустила глаза, постаралась сдержать слезы.

Пора. План, который предложила зелёная Ведьма, подбившая брата на идею завоевания мира, был настолько ярким, что позволил бы ненавистникам плевать ему вслед, а самой Наннали - проститься с братом, не опасаясь за то, что его труп будут осквернять.

- Идём? - неуверенно шепнула Наннали, поднимая голову и смотря на Карэн через плечо. Сотая императрица даже это не контролировала: она почувствовала, как ее коляску покатили по дворцу чужие руки. Совсем не те руки, которых так хотелось.

Братик... как же его не хватало теперь. Его не хватало последние два года, но иператрица успела даже привыкнуть к его отсутствию. Лишь надеясь, что он жив и не подозревая, что всё это время Лулу находился на виду. А теперь, словно в расплату за её глупость, и эта надежда рассыпалась в прах. Не будет уже даже редких встреч, редких семейных вечеров... только холодный труп, который никогда не откроет глаза и не обнимет. Великий ум своей эпохи, что больше не принесёт пользы миру, гениальный стратег, который сыграл уже самую большую свою игру. Любимый брат, которого больше не будет.

Императрица сжала мёртвые пальцы величайшего обманщика, закрыв глаза и приложив к своей щеке.

Чьи то холодные пальцы оторвали руку Наннали от холодной руки Лелуша. Судзаку, скрывшийся под маской. Девушка знала, что на его лице сейчас было ни одной эмоции - Судзаку Куруруги тоже умер. Осталась лишь оболочка, в которую брат поместил своё главное детище. Идею, Силу, что стоит над королями.

— Запускай, — глухо сказал Зеро, проводя пальцами по волосам юной императрицы, после того, как сэр Джереми и Тамаки, у которого глаза явно были на мокром месте, отнесли тело в кабину найтмера. Лелуш отправлялся в свой последний путь так, как полководец и заслуживал — в кабине "Миража". В кабине своего верного боевого скакуна и прекрасного друга - одного из тех, кто практически никогда его не подводили.

Ракшата щёлкнула на пульте, включая дистанционное управление. Чёрно-золотой найтмер взмыл в воздух, и мгновение спустя к нему присоединился красный. "Мираж" и "Алый Лотос" закружились в своём последнем танце. Как при жизни Карен следовала за Зеро, так и сейчас она вызвалась проводить его в последний путь. И вот — когтистая лапа "Лотоса" вцепилась в плечо ночного кошмара, активируя волновой излучатель, а затем — "Лотос" резко отлетел в сторону. Мгновение спустя — и "Мираж" исчез в ослепительной вспышке взрыва, развеивая пепел Чёрного Принца по ветру.

— Прощай, братик, — прошептала Наннали, до рези в глазах вглядываясь в ночное небо.

Она себя ненавидела. Она виновата в этом.

Зеро со вздохом открыл глаза, резко сев на постели — и тут же, шипя и тихо ругаясь, схватился пальцами за бок. Только недавно зарубцевавшаяся благодаря бакте, рана ещё очень сильно давала о себе знать.

Но куда сильнее, чем боль от полученных ранений, душу Лелуша терзали сны и воспоминания о прошлом. Лишая покоя, высасывая силы, не давая собраться с мыслями.

В тишине каюты, куда его перевели после лазарета, он просто не мог найти покоя. Пустота и тишина словно хватали за горло, мешали дышать, медленно сводили с ума.

Стоило Лулу закрыть глаза, забыться тревожным сном раненого — и перед глазами начинали мелькать лица из прошлой жизни. Такие близкие его сердцу и такие далёкие теперь, отделённые от Чёрного Принца не просто расстоянием или временем — самой реальностью.

Лелуш сел, прислонившись к стене каюты и прикрыв глаза.

Зеро не думал, что после возвращения к жизни будет настолько тяжело. Когда он, будучи мёртвым, спал и видел сны о своих близких — это было одно. Сны, наполненные радостью за близких, за созданный им мир и лёгкой, светлой грустью.

Но сейчас, когда пришло осознание того, что от Наннали, его маленького ангела, от верной и бесстрашной Карен, даже от ехидной Си Си — ему остались лишь сны и воспоминания… вот тогда пришла настоящая боль. Боль мерзкая, тупая и ноющая — словно грудь пытались пробить тупым, заржавленным ножом.

Сейчас новая жизнь, тот самый второй шанс, о котором мечтают столь многие, казалась Лелушу не благословлением, а проклятием. Прошлое не желало отпускать Чёрного Принца, а будущее не сулило ему ничего хорошего — учитывая события треклятых фильмов и не менее треклятого анимационного сериала. Что ждало переживших арену джедаев? Война. Три долгих года войны по всей Галактике, после чего — гениальный гроссмейстер (поистине гениальный, это Лелуш признавал ещё в старом мире) лёгким движением руки уберёт их с шахматной доски, как ненужные пешки.

И вот это, последнее обстоятельство заставило Чёрного Принца отвлечься от своей боли и открыть глаза.

Лулу, слегка шипя, поднялся на ноги, и, слегка раздражённо протопав к умывальнику, плеснул ледяной водой в лицо, хмуро рассматривая в зеркале своё новое отражение. Тонкие, заострившиеся черты лица, прямой нос. Непослушные чёрные волосы чуть ниже плеч и глаза… такие же, как у него были раньше. В принципе, Лу Рейгоса вполне можно было бы принять за повзрослевшего Лелуша Ви Британия.

— Выполнить приказ Шестьдесят Шесть. Республике и Ордену поставлен шах и мат. Угу, как же, — проворчал Зеро, вновь устраиваясь на кровати и закидывая руки за голову. Ему предстояло многое обдумать. Очень многое.

Мысль о каноническом исходе третьего эпизода, как ни крути, Чёрному Принцу претила. И дело тут было не в почти что верной смерти. Этой вещи Лулу перестал бояться ещё во время замысла Реквиема. А сейчас смерть и вовсе была бы избавлением от боли.

Он ненавидел другое. Просто плыть по течению.

Лелуш помнил, кем он был. Он разбивал войска, он был тем, по чьему приказу в бой шли тысячи и миллионы. Чуть прикрыв глаза, он вспоминал, как напрягался его разум в попытке понять ход Шнайзеля и в ответ сделать собственный. Он был лидером и солдатом. Это составляло всю его жизнь последние два года. И, надо признать - эти два года, нисмотря ни на что, были лучшими в жизни бывшего принца.

Начиная ради Наннали и для своего светлого ангела создавая новый мир, Лелуш постепенно понимал одну важную вещь. Он любил это сам. Если отобрать у него маску, оставив дорогую сестру, его жизнь уже полной не будет. Предложи ему кто просто сжечь ее - не передать другому ради большей цели - а выкинуть и сжечь - и Лулу станет думать о ней так, словно ему отрезали руку. Это было больше, чем образ. Больше, чем простое средство для достижения целей, как он тогда соврал Судзаку. это было его второе Я.

Человек, который любил Наннали и обнимал ее перед сном - один. Но стоило ему, Лелушу ви Британия, выйти в том самом плаще, как в нем словно пробуждался другой, тот, кто был способен творить чудеса и изменить весь мир.

Но если он слишком долго живет простой жизнью, которую желал достичь в итоге Лелуш - то уже этот другой человек, Зеро, начинал угасать. Умирать, прихватывая за собой и Лелуша в придачу, погружая его в пучину апатии.

Потому что, как бы Лелуш не отнекивался, как бы не отрицал этого... полководец, Лидер, некто в чёрном плаще под именем Зеро, разбивающий армии противника в пух и прах и получающий от этого искреннее удовольствие, стал неотъемлемой частью его личности.

Лулу полностью осознал это после Арены Джеонозиса. Когда, даже несмотря на боль от ран, он ощутил себя по настоящему живым - каким давно себя не чувствовал, с тех пор, как сел на трон Империи и начал подготовку к Реквиему по Зеро. Вновь почувствовать себя в горячке боя, и сделать неожиданный ход, что в итоге привёл к победе. Это было не просто удовольствием - это было его жизнью. Настоящей.

И теперь, после того, как у чёрного рыцаря, повергшего старую Британию в прах, вновь появился шанс вернуться к тому, чем он дышал последние два года, неужели он отступит? Неужели действительно поддастся этой апатии настолько, что согласится покорно следовать плану великого кукловода до печально известного исхода?

— Я — Лелуш ви Британия, разрушивший старый и создавший новый мир. Я — Зеро, магистр Ордена Чёрных Рыцарей, пошедший против сильнейшей мировой державы. И я буду спокойно ждать, пока клоны не выстрелят мне в спину, или эта консервная банка со световым мечом не придёт по мою душу? Да чёрта с два вы угадали, — злобно процедил он в потолок.

А потом, поняв ещё одну вещь, расхохотался тихим, слегка безумным смехом. Тем самым, что иногда слышали члены Ордена в особо напряжённые моменты, — например, после того, как стало известно, кто скрывается в кабине Ланселота.

У Силы, вернувшей его к жизни, определённо имелся разум. И извращённое чувство юмора. Она точно знала, что Лелуш явно не будет покорно следовать по течению. Такому, как он, было жизненно необходимо ставить перед собой совершенно безумные цели. Делать невозможное возможным.

«И, может быть, сосредоточение внимания на этих целях сможет заглушить воспоминания, которые терзают меня сейчас, — он задумчиво посмотрел в потолок, отсмеявшись. — А если нет… Однажды, рано или поздно, я всё равно вновь окажусь за Гранью. Рано, если мне не повезёт, или поздно, если удача будет на моей стороне. Быть может, хотя бы тогда я увижу их снова».

А пока что… похоже, что его ждёт новая шахматная партия. Несоизмеримо большая по масштабам и сложности, в которой будут присутствовать как минимум — три игрока вместо двух.

Предстояло определиться со сторонами, выработать стратегию поведения, понять, что именно хотелось бы получить в конечном итоге. Но это было отложено до Храма Джедаев, куда сейчас направлялись корабли. Пока что — у Лелуша на руках было слишком мало информации. Ведь на события фильмов, как показала арена, полностью опираться было нельзя. Да и память Лу Рейгоса вносила определённую неразбериху.

Тонкие губы изогнулись в усмешке.

— Я Зеро, — прошептал он в пустоту. — И я пришёл сюда, чтобы разрушить старый — и построить новый мир!

Отредактировано Сильвердрейк (22-09-2018 19:08:39)

+5

5

Глава III. "Кто виноват?" и "Что делать?".

— Палпатин, гениальный ты ублюдок, — пробормотал Лу, устало откинувшись на спинку кресла и помассировав виски. Мертвая библиотечная тишина вкупе с аурой Храма, что была  абсолютно непривычной для бывшего Зеро давили на него, мешали думать и трезво анализировать ситуацию. — Что же всё-таки с тобой делать?

Храм Джедаев. Огромное, величественное здание, устремившее свои пять башен в небеса Корусканта. Символ и гарант того, что Республика выдержит любое потрясение. Место покоя и умиротворения, где каждый может привести в порядок мысли и душу. И ещё тысяча всевозможных красивых эпитетов, которые бы истинный джедай подобрал для этого прекрасного во всех отношениях места. Вот только самому Лелушу оно представлялось склепом, в котором он был вынужден изображать, что ему хорошо и спокойно. И цветы на могилах очень красивые, да.

Пожалуй, самое точное определение, которое мог бы подобрать основатель Чёрных Рыцарей этому храму - склеп, кладбище. В этом огромном здании, его архитектуре, наполнении, большинстве его обитателей — не было жизни. Дети, которых иногда встречал Лелуш, отличались почтением к рыцарю, но на их лицах совсем редко мелькали улыбки. Взрослые вели друг с другом философские беседы, обсуждали последние новости, но не было слышно шуток. Да демон с ними, с шутками. Лулу, даже со своим обострённым Силой восприятием, даже эмоций в голосах большинства не слышал.

А ещё — количество самих джедаев, которых было явно меньше, чем следовало. Возможно, это было ошибочным предположением, но экс-Зеро во время пребывания в Храме всё время казалось, что он построен для существенно большего количества людей. Что ещё более придавало этому монументальному зданию атмосферу заброшенного города какой-нибудь древней цивилизации. Убийственное спокойствие, мертвенная тишина, гробовое молчание. Застывшее, увядающее величие и серые тени прошлого, что бродили по его комнатам. Для того, кто практически всё время, сколько себя помнил, боролся за себя и жизнь близких, жил в полной мере, жил, а не существовал — это место казалось могилой, в которую его положили до смерти.

Лелуш глубоко вздохнул, отгоняя наваждение того, что чистый воздух Храма показался затхлым и спёртым, как в склепе, и продолжил изучение местных реалий.

Итак, чем, по сути, является Галактическая Республика, гражданином которой бывший Зеро теперь стал? По словам персонажей так называемой «старой трилогии», посмотренной Лелушем ещё в те далёкие времена, когда его ещё не изгнал собственный отец, это был настоящий рай. Оплот света, равенства, справедливости, а джедаи были её хранителями. Подобное описание уже вызывало скептицизм своей излишней идеализированностью (и это при том, что Лулу сам, по сути, являлся закоренелым идеалистом). Новые фильмы и последовавшие за ним «Войны Клонов», напротив, называли Республику тем ещё гадюшником с подковёрными интригами, продажными политиками, рабством и прочими признаками загнивающего государства. В огромную по своему объёму и чудовищную по своей запутанности Расширенную Вселенную Лу и вовсе во время учёбы в Академии Эшфорд боялся соваться — о чём сейчас очень сильно жалел. Возможно, знания по ней смогли бы пролить свет на некоторые вопросы.

Но та информация, которая всплыла наружу, стоило Лелушу лишь слегка погрузиться в дебри Голонета, превосходила все возможные факты из фильмов и сериала, невольно вызывая у бывшего террориста желание запустить в главное здание Сената шнайзелевской «Фрейей». Если не за то, что они сами замешаны в ОЧЕНЬ многих грешках, то хотя бы за то, что они подобное допустили.

Пиратские флотилии, чувствующие себя как дома по всей Галактике, за исключением центра (так называемого Ядра) и отчасти Внутренних Миров, прилегающих к нему — и часто обчищавшие до нитки целые планеты. Картели работорговцев, спокойно промышляющие на многих республиканских планетах, несмотря на все запреты, а, по слухам, некоторые из них и вовсе были прикормлены Сенатом. Так, к примеру, совсем недавно одного из сенаторов арестовали за продажу крупной партии рабынь-тви’лечек. Официальное существование хаттских синдикатов, с которыми вполне спокойно велась торговля, а их представители могли появляться в столице Республики. Коррупция, возведённая в ранг абсолюта — последние полгода, к примеру, только на Корусанте было обвинено во взятках, кражах из бюджета и прочем дерьме около двадцати процентов ВСЕХ чиновников планеты.

Лелуш усмехнулся холодной, злой усмешкой, вспоминая пафосные заявления Оби-Вана о том, что он поклялся в верности «Республике и демократии». Этой Республике? Которая позволила расцвести внутри себя всему этому гадюшнику, вместо того чтобы выжечь его калёным железом? Этой демократии, которая, судя по описанному здесь, нередко потворствовала покорению и обращению в рабство целых народов? Этому служил Орден, поклявшийся быть хранителями справедливости в Галактике, словно в насмешку над Орденом Чёрных Рыцарей, которые оную справедливость в своём мире как раз и пытались защитить?

Как оказалось — да. Более того, нередко джедаи выступали в качестве цепных пёсиков Сената, проворачивавшего свои тёмные делишки. Так, например, именно джедаи признали незаконными действия восставшего против гнёта завоевателей Кимаена Джай Шилала (Лулу грустно улыбнулся. Слишком уж Шилал с прекрасно отработанной тактикой партизанской войны напоминал его самого), обрекая только освободившуюся планету Кали на голод. Джедаи спокойно и безропотно служили этому прогнившему родственнику Китайской Федерации, единственное отличие которого от оной было в отсутствии евнухов и большем размере.

У бывшего Зеро возникло уже знакомое чувство, что где-то он уже видел подобную картину. Был у него один друг, который предпочитал прятать голову в песок, не признавая, какому по своей сути гнилому, основанному на социал-дарвинизме режиму он служит.

А, похоже, единственным (или, по крайней мере, единственным, чьи усилия были заметны на межпланетарном уровне), кто хоть что-то делал для того, чтобы улучшить положение дел в Республике (вероятно с заделом для будущей Империи) являлся тот, кто в недалёком будущем этой самой Республике положит конец.

При всём своём неоднозначном отношении к Палпатину (слишком много «канон» давал противоречивой информации о нём) Лелуш не мог не чувствовать по отношению к нему своеобразного уважения. И не только потому, что этот гениальный манипулятор действительно заслужил звание гроссмейстера интриги — план с Войной Клонов, судя по фильмам, срежиссированной и спланированной от начала до фееричного завершения, мог задумать и провернуть только гений. По уровню планирования и исполнения — это было точно на уровне его собственных манипуляций, но только не в масштабах одной планеты, а целой Галактики.

Но была ещё одна причина. Как глава государства, Палпатин за десятилетие своего правления действительно предпринимал полезные для своей страны решения. Часто — вопреки тому, что его решения воспринимались в штыки Сенатом.

Так, к примеру, канцлер увеличил штат Корпуса Юстиции и его финансирование, бросив новообразованные части на борьбу с бесчинствующей пиратской вольницей, а не на дополнительную охрану внутренних миров. Выделил отдельную часть бюджета на награду за головы особо отпетых работорговцев. Ужесточил наказания за коррупцию — так, к примеру, именно с его подачи торговца тви’лечками из числа сенаторов осудили максимально жёстко и он не отделался простым штрафом…

И много чего ещё. Треклятый ситх не просто набирал популярность, как можно было бы ожидать от человека, который хочет впоследствии с помощью клубка интриг стать Императором, а после всех тиранить, нет, его действия, наоборот, вызывали бурные протесты правящего круга. Во многом — как раз из-за решений Палпатина некоторые системы откололись и вошли в Альянс Сепаратистов. Нет, Сидиус действовал как человек, который действительно хочет укрепить своё государство. Он был не ангелом. Далеко не ангелом — его руки были по локоть, а то и по плечи в крови, учитывая Войну Клонов и последующие события. Но, ВОЗМОЖНО, как и сам Лулу, он был демоном, который ведёт этот мир к изменению. К разрушению старого и созиданию нового.

И вот на этом моменте была основная загвоздка. А именно, в вопросе «Почему же тогда Гений окончил свою жизнь от руки собственного ученика благодаря собственному идиотизму, предварительно настроив против себя всех?»

Учитывая, что через довольно похожую схему  Зеро пришлось пройти буквально на днях, у него были все основания предполагать, что не всё так просто в этом каноне.

Лелуш переплёл пальцы, положив на них подбородок и усталым взглядом посмотрел на экран.

В старой трилогии Империя Палпатина представала как не самое лицеприятное государство, пусть и было показано лишь намёками. Вот есть имперцы — они плохие, во главе со Злодеем В Чёрном Плаще И С Ведром На Голове. А вот повстанцы в сияющей броне из света, борющиеся за свободу и Республику… За которую, как выяснилось, надо было не бороться, а плясать от радости, когда её существование подошло к концу.

«Хорошо. Допустим, старая трилогия довольно-таки сильно перевирала события, выставив здешнюю Империю в не самом лучшем свете, — обдумал ситуацию экс-Зеро. — Впрочем, неудивительно. Учитывая, что первые три фильма снимались, как пропаганда и агитация против Британской Империи. Но нельзя исключать и возможности обратного. Даже если закрыть глаза на Таркина с его «Страх перед станцией всех будет держать в узде» — это могли быть его личные замашки, к тому же, небезосновательные, как мог со всей ответственностью заметить Лелуш, благо опыт "Дамокла" с "Фреей" стоял перед глазами. Но, как ни крути, пока что, пусть частности и различаются, но основная линия идёт точно по фильмам. Кризис на Набу. Битва на Арене. Начало войны. Тогда почему? Как блестящий разум превратился в безумное нечто? Как это мутировало в ЭТО? Где логика, учитывая, что возраст сюда не приписать — срок жизни жителей Галактики явно увеличен по сравнению с нашим миром?»

Бывший британский принц прикрыл глаза, обдумывая и прогоняя различные варианты.

«Хм… А что, если… » — разум Лелуша пронзила догадка, которая могла многое объяснить.

В «Мести Ситхов» был один эпизод, который, в принципе, мог стать переломным моментом в характере ситха, после которого, собственно, началась деградация, длившаяся двадцать лет. А именно… ударившие в самого Палпатина молнии Силы, после того как их отразил клинок Магистра Винду. Полностью обезобразившие лицо канцлера — но что, если пострадала не только внешность? В конце концов, до принудительного электрошока за прагматичным Палпатином не водилось безумного смеха и восклицаний в стиле дешёвых опереточных злодеев: «мой маленький зелёный друг».

«Даже обычный удар электрического тока может вызвать повреждения мозга, — Лу, выключив Голонет, начал искать в архивах джедаев общую информацию о воздействии Молнии Силы на организм. — А явно пропитанные этой Тёмной Стороной?»

Скудные знания по технике ситхов, бывшие в общем доступе, лишь подтвердили догадку. Молнии оказывали крайне разрушительное действие на организм жертвы, зависевшее от силы одарённого и того, сколько мощи он вложил в них. Раны, оставленные молниями, крайне плохо заживали, а от длительного воздействия нередко мог повредиться разум.

«Учитывая, что Палпатин находился под их воздействием по меньшей мере минуту, — бывший Зеро покачал головой, вздыхая и отключая инфопланшет, — то через двадцать лет он ещё неплохо держался. По крайней мере, план со сбором повстанцев в одном месте был недурен. Я бы, скорее всего, поступил так же».

Разумеется, бывший принц не мог сказать это наверняка — такое бы стал делать только глупец, учитывая то, что Лулу, даже с памятью Рейгоса, знал о Силе и ситхах в целом крайне мало. С таким же успехом могла быть верна теория, что Палпатин — таки безумный маньяк, успешно изображающий видного политика (на самом деле — вряд ли, умный человек ещё может изображать идиота, но ещё никому не удавалось симулировать интеллект и здравомыслие при отсутствии оных) но, тем не менее, учитывая эти предположения — уже можно было бы строить планы на будущее.

Чего Лелуш хотел, если подумать, в первую очередь? Учитывая, что выживание во всей этой истории было для него вопросом сугубо второстепенным, если не третьестепенным — в первую очередь он хотел изменить эту галактику. Не дать прийти к власти безумному ситху, под чьим правлением распоясавшиеся чинуши будут взрывать планеты. Но и оставлять этот прогнивший и смердящий труп адекватного, справедливого государства, который сейчас своим ядом разложения отравляет всю Галактику… Да бывший Зеро скорее бы своего «горячо любимого» отца обнял, чем допустил бы такое.

— Палпатин. В любом случае всё упирается в него, — фиолетовые глаза задумчиво сощурились. — И в молнии. Либо они действительно превратили адекватного политика в… не самого адекватного, либо он таким и был. Нужно больше информации, но, в любом случае, переломная точка остаётся одной и той же.

В голове экс-Зеро потихоньку начал формироваться план действий, который вполне мог помочь ему достичь желаемого.

Выступать против какой-то из сторон этой шахматной партии в открытую было бы чистой воды безумием. И не тем безумием, о котором говорили члены ОЧР, перед тем, как их командир приносил им очередную победу — а самым настоящим. Учитывая, что, по крайней мере, один из соперников не уступал Лелушу в просчитывании ходов, но обладал в тысячи раз большими ресурсами, информацией, а главное — опытом действий в местных реалиях.

Но там, где сила (и Сила тоже) беспомощны, где открытое противостояние ни к чему не приведёт, могло помочь нечто другое. И, похоже, Лелушу сейчас необходимо было затаиться. Играть по правилам канцлера и джедаев, выжидать удобного момента. В это же время собирая информацию. Анализируя, какая из теорий о ситхе всё же вернее. А затем, оказавшись в нужное время и нужном месте — во время схватки Винду и Сидиуса — сыграть роль песчинки в тонком механизме. Либо не дать канцлеру подставиться под собственные молнии, либо… либо добить его, пока он будет зажаривать Мейса.

«Если же план в обоих случаях провалится — в крайнем случае, можно будет попытаться присоединиться к Альянсу Повстанцев. А потом — постараться сделать так, чтобы и республиканцы, составлявшие его верхушку, и поехавший ситх истребили друг друга, а к власти пришёл более или менее адекватный человек. Не так уж и сложно, в конце концов. Особенно, если не стараться выжить в финале, а бросить все усилия на достижение цели», — невесело усмехнулся самоубийца со стажем.

Что будет после успешного выполнения плана в том, ином или третьем случае, Лелуш думать не собирался, по крайней мере — сейчас. Вполне возможно, что выйти живым из этой передряги не получится, а раз так — то зачем загадывать наперёд дальше, чем это необходимо? В конце концов, смерти он бояться разучился уже давно. Слишком давно, чтобы сейчас не рассуждать об этой возможности с холодным спокойствием. Если же удача будет на его стороне до самого конца — он найдёт, чем заняться в новом, строящемся мире.

Оставались более насущные, но не менее важные проблемы.

«Например, как дожить до этого переломного момента, сохранив голову на плечах, — к бывшему Зеро начала возвращаться покинувшая было его во время апатии ирония. Хотя, учитывая его положение — только ирония и могла спасти. — Особенно учитывая тот «малозначимый» факт, что джедаи, судя по имеющимся источникам, дохли на этой войне, как мухи».

Нет, с точки зрения Палпатина предложить назначить генералами Республики джедаев, которые уже тысячу лет как разучились воевать, было превосходным стратегическим ходом. Фактически, канцлер создал идеального козла отпущения, на которого впоследствии можно было бы сбросить вину за поражения в битвах, за затяжную войну, а также многочисленные стратегические ошибки. Но вот как Совет Ордена сам согласился (или, в случае реальности, согласится) посылать своих рыцарей и падаванов практически на убой… Неужели они не понимали, что это для вчерашних целителей и дипломатов, по сути, верная смерть?

«Или прекрасно понимали, — пришла Лу в голову очередная интересная во всех отношениях мысль. — Но их это устраивало. К примеру, избавлялись от неугодных вольнодумцев или решили «закалить» Орден, избавившись от слабости. Другое дело, что в таком случае джедаи мало чем отличаются от своих извечных противников. И те, и другие — те ещё ублюдки. Ладно, к чёрту».

Гадать на кофейной гуще над мотивами высшего Совета было бесполезно, так что Лулу принялся вспоминать основные причины высокой смертности членов Ордена на полях сражений. Все редкие моменты из фильмов и более частые из «Войн Клонов», какие отложились в его памяти. Учитывая, что с высокой вероятностью его, выжившего в первой битве на Джеонозисе (а значит, по меркам джедаев — уже «ветерана»), скоро отправят на фронт, это было жизненно необходимо.

Во-первых, полное, невозможное, абсолютное отсутствие опыта командования чем-то, кроме небольшого отряда. И Лелуш сейчас не преувеличивал. Да, джедаи осуществляли стратегическое планирование боевой операции на старте. Но что они делали дальше? Может быть оставались на командном пункте и, изучая поле боя, руководили своей армией? Или, если уж действительно необходимо быть в курсе событий и контролировать ход боя лично, отдавали приказы с мобильной боевой платформы, как в своё время делал сам Лелуш? Тоже нет… Джедаи действительно были «рыцарями» в этом отношении. То есть брали меч и шли сражаться в авангарде.

«Это конечно вдохновляюще. Но только для музыкантов, которые в очередной песенке будут описывать «славную смерть на поле боя».

Вторая причина, вытекающая из первой — отсутствие взаимодействия (за редким исключением вроде Скайуокера) со своей армией. Сколько Лелуш ни вспоминал эти батальные сцены, всё сводилось к одному и тому же. Клоны взаимодействуют между собой, прикрывают друг друга, используют разные виды вооружения для разных целей… А джедаи в это время носятся со световым мечом по всему полю, либо стоят на месте и отражают выстрелы. По сути, бойцы-одиночки, они не видели рисунка боя — просто продвигаясь вперёд в сторону намеченной цели, кроша всех врагов на своём пути.

В третьих — постоянное желание лезть в самое пекло, на рожон. Да, Лелуш сам отличался этим милым качеством — достаточно вспомнить сражение при Нарите. Но при этом он всегда знал, за счёт чего превратит эту проигрышную ситуацию в победу. Всегда имел в рукаве дополнительного ферзя. Тут же… похоже, очень многим из Одарённых застилала глаза их собственная исключительность. Полагаясь на свои необычные способности слишком часто, рыцари теряли контроль над ситуацией. И гибли, гибли и ещё раз гибли.

И в четвёртых — отсутствие какой-либо приемлемой защиты. От слова совсем. Да, это было объяснимо стилем боя Джедаев и тем, что броня гасила преимущества, которые давала им Сила — то есть, нечеловеческие ловкость и скорость реакции. Но это не отменяло проблемы.

Большинство джедаев так и было одето в серые туники или, в случае с главным героем трёх новых фильмов, кожаные куртки. Какое-то подобие брони Лелуш мог вспомнить только у Кеноби и всё того же Скайуокера, хотя, признаться откровенно, на высокий эпитет "броня" эти декоративные картонки походили мало. Остальные же и такого не носили, при малейшем ослаблении защиты в виде светового меча рискуя получить прожжённую дыру в груди.

Бывший Зеро невольно прижал руку к шраму на боку, поглаживая его пальцами. Память бывшего владельца этого тела услужливо подсказала, какие ощущения испытывает человек, когда в него попадает заряд плазмы. Раскалённое железо — наверное, наиболее подходящий для этого термин.

Передёрнувшись от фантомной боли Лелуш глубоко вздохнул, прикрыв глаза и осмысливая вырисовывавшуюся ситуацию.

В итоге, с первыми тремя пунктами причин высокой смертности «генералов» он мог довольно легко справиться. В конце концов, в качестве полководца экс-Зеро сейчас превосходил большинство генералов этой галактики как со стороны Республики, так и её противника. Но вот последний пункт вполне мог стать фатальным. Особенно учитывая то, что фехтовальщик из Рейгоса, как это выяснилось по событиям на арене, а уж тем более, из Лелуша — аховый. Один бластерный заряд в голову — и весь план загнётся куда раньше положенного срока.

С какой же радостью бы Лелуш отдал сейчас… половину своей жизни, одну руку, способности одарённого — за один-единственный найтмар. Пусть даже примитивного четвёртого поколения, о "Гавейне" или "Мираже" уже и мечтать не приходилось. Плевать. Но этот малыш, учитывая его скорость и манёвренность, мог бы помочь руководить армией на передовой, при этом без риска для себя. Но увы, приходилось работать с тем, что есть.

«Нужен либо учитель, который сможет хотя бы дать основы… отражения выстрелов, — бывший Зеро открыл глаза и промочил горло водой из стакана, стоявшего рядом. Воспоминания Рейгоса только подтвердили, что фехтовальщик из него был практически никакой. Единственное что этот, как выяснилось, безудержный романтик более-менее умел — это бой с двумя мечами. Стиль яростный и агрессивный, вообще не предназначенный для защиты от выстрелов. — Либо искать себе подходящую броню. У клонов позаимствовать, что ли?»

Иными словами, всё начиналось, как обычно. Планов — много, ресурсов — никаких, верных непосредственно ему людей — ноль... Зато есть мозги и необычные способности. И с этим небольшим багажом предстояло вытаскивать свои дела из болота.

Отредактировано Сильвердрейк (06-07-2018 05:32:55)

+4

6

Глава IV. Затишье перед бурей.

— Всё не так вышло, как рассчитывали мы, — маленький магистр Ордена не спрашивал, нет. Он утверждал, причём прямо и открыто, словно намекая на то, кто, по сути, виноват в провале операции.

Впрочем, слова Йоды лишь подогревали собственный гнев Винду. Тот самый гнев, для усмирения которого и был создан ваапад. И который сейчас грыз изнутри, стараясь вырваться на волю, напевая сладкую, ядовитую песню в уши магистра джедаев.

Это была его ошибка. Грубый просчёт — вместо того, чтобы уничтожить глав сепаратистов одним ударом, он попытался взять их живыми. Выиграть время с помощью переговоров. Пусть даже Маркусу удалось бы ускользнуть — павший собрат всегда отличался тем, что имеет в рукаве нужную карту для игры в пазаак. Но устрани Винду тогда всех остальных глав, а лучше — дождись он Магистра Йоду - и они сравняли бы ту арену с землёй орбитальной бомбардировкой, и тогда эта война могла быть завершена, даже не начавшись.

Но… он сделал по-другому. И теперь запись Дуку скандирует со всех экранов планет сепаратистов, обвиняя Республику в агрессии и начале войны — начатой, по сути, джедаями, хоть и не по их вине.

— Это моя вина, магистр Йода, — чернокожий гигант склонил голову, признавая свою ошибку. — Если бы я тогда…

— Нет, друг мой. Не только твоя эта вина, — покачал головой маленький Гранд-мастер, ободряюще коснувшись коруна Силой. Винду словно закутали в тёплое ватное одеяло и дали в руки горячий каф. — Хотел ты в соответствии с Кодексом поступить, не могу осуждать тебя я…

Вот только сам Мейс знал, что дело было не в Кодексе, нет, отнюдь не в нем. Он, преступая Кодекс, хотел насладиться победой над своим постоянным, до ухода Маркуса из Ордена, противником. Хотел увидеть, как блекнет его вечная улыбочка на холёном лице. Но вместо этого граф изящным движением вытащил из рукава новую карту.

И ценой за ошибку оказались жизни джедаев. Лишь два десятка из двух сотен — десятая часть! — вернулись из этого похода.

- …Хотя и могло предотвратить войну убийство Дуку. Но странности иные я заметил, — Йода дёрнул ушами. — Ждал нас он. Практически без потерь сумели высадиться мы на поверхность планеты — что джедаи, что клоны. А ведь Джеонозис — оружейная планета.

Винду невольно сжал кулаки, так, что чёрная кожа на пальцах побелела.

— Он хотел, чтобы мы атаковали. И теперь у него есть повод для войны.

— Истинно так, друг мой. И оба мы в эту ловушку попались. Войне Клонической положено начало, — Йода покачал головой. — И канцлер настаивает на том, чтобы джедаи повели в бой армии Республики, как делали это тысячу лет назад. Против этого я. Слишком немногие среди нас всё ещё остались воинами. Мал Корпус Возмездия.

Винду скрестил руки на груди, обдумывая. С одной стороны, Гранд-мастер был прав.

— И всё же, в этом отношении Палпатин прав, — наконец высказал свою точку зрения корун. — Галактика тысячу лет жила в относительном мире и спокойствии. Назначить генералами выходцев из Корпуса Юстиции? Они могут разбираться во флоте, но не в наземных битвах. В то время, как если генералами станут джедаи, мы хотя бы сможем быть уверены в их преданности гораздо больше, нежели в лояльности кого-либо другого. Случаи падения не так уж и часты.

— Согласен я. Хоть и не по душе мне это, — склонил голову Йода. — Тогда пусть в число командиров войдут те, кто Джеонозис пережил. Сила благоволит им, а раз так, то больше шансов победить у них будет.

— Да будет так.

***

— Броня, значит, — Ангнор Нуреций изогнул единственную бровь (вторая отсутствовала — всю правую сторону лица джедая покрывал старый шрам, будто от ожога) в известном во всех мирах и всех галактиках ироничном жесте. — Причём броня, которая подошла бы джедаю? Я всё правильно понял, юноша? А личный посох Марки Рагноса вам, случаем, не пригодится? А то у меня как раз один на складе завалялся.

— Я бы, конечно, был вам очень признателен, но двуручное оружие — это не моё, — Лелуш мысленно глубоко вздохнул, чувствуя себя идиотом перед этим ворчливым забраком и уже слегка жалея, что вообще к нему обратился. И что теперь, в новом мире, у него нет того весомого аргумента, благодаря которому перед ним по его первому приказу могли открыться любые двери. Возможно, Гиасс и не мог бы помочь на поле боя против дроидов (за исключением некоторых случаев), но он, как минимум, избавил бы от множества неудобств — например, выслушивания насмешек старого интенданта и смотрителя музея.

Память, оставшаяся от бывшего владельца этого тела, с одной стороны, очень помогала. Например, Лулу мог безошибочно ориентироваться в огромном здании храма, без труда понимал здешний язык, да и большинство технологий были словно бы привычными, обыденными. Они не вызывали глубочайшее удивление и ступор, какой бывает у зелёного новичка при виде кресла пилота найтмара.

С другой же — и это, пожалуй, было основной проблемой — слияние памяти реципиента и воспоминаний самого Зеро проходило отнюдь не безболезненно. Во-первых, постоянная ноющая головная боль и ощущение распухания собственного мозга, пожалуй, были лучшим описанием всего этого процесса. Во-вторых — само принятие этих воспоминаний, их просмотр… Лелуш, наверное, предпочёл бы голую информацию, подававшуюся в его мозг. Сухие факты, которые было бы гораздо легче воспринимать и осмысливать. Но вместо этого — ему приходилось словно бы заново переживать каждое воспоминание, что то и дело всплывало в его разуме. Чувствовать чужие эмоции, связанные с каждым этим событием, чувствовать скуку, радость, печаль Рейгоса.

Это не сводило с ума, конечно — свести с ума человека, прошедшего через ад войны, не так-то и просто, но определённый дискомфорт определенно вызывало.

И в-третьих — воспоминания мёртвого джедая были похожи на лоскутное дырявое одеяло. Кусочки пазла, которые появляются постепенно, время от времени всплывая в памяти. Чаще всего, как успел заметить Лулу, это происходило, когда он, размышляя, невольно тянул за ту или иную ниточку ассоциации. Так, к примеру, стоило бывшему Зеро озаботиться вопросом снаряжения, и вот, вновь всплыл кусочек личности Рейгоса.

Как оказалось, несмотря на то, что джедаи практически не имели личной собственности (вообще, как мог заметить Лелуш, их общество более всего походило на монастырь. Только не христианский, с молитвами и исповедями, а буддистский, с изучением боевых искусств и пассивным созерцанием) служба снабжения в Ордене была развита намного лучше, чем просто хорошо. Например, различные предметы первой необходимости, вроде одежды, еды и прочего члены Ордена всегда могли получить по первому требованию. Достаточно было сказать одному из обслуживающих храм дроидов, что тебе нужно. Более ситуативные ресурсы, вроде деталей механизмов, кристаллов для световых мечей (Как оказалось, к удивлению Лулу, главной деталью этого чуда техники был именно кристалл) или готовых приборов можно было получить на одном из интендантских складов, разделявшихся по своему назначению — от техники и оружия, до чего-то более экзотического. Например, специальных феромонов, которые были необходимы для общения с некоторыми расами.

Кроме того, в службу снабжения Храма входил ещё и музей. Оружие и снаряжение каждого из джедаев после его смерти (при условии, если оно сохранилось) находило вечное успокоение там, среди хранителей истории, рядом с голограммой павшего джедая. От рядовых библиотекарей и дипломатов до величайших героев Ордена, таких, например, как Лорд Хот. И при необходимости джедай мог получить один из этих экспонатов в личное пользование. Правда, вопрос, так уж ли это необходимо, решался либо самими смотрителями музея, либо, в случае с совсем древними и почитаемыми реликвиями (либо опасными, например — бронёй, которую когда-то носил сам Дарт Реван) — Высшим Советом.

Сказать по правде, Лелуш не слишком надеялся на положительный исход своего похода к интенданту. Как услужливо подсказала память Рейгоса (ну как услужливо; в очередной раз погрузив в свои глубины, на этот раз — в урок истории Ордена), большинство джедаев прекратило носить доспехи после некой Руусанской Реформы. А если большинству комплектов брони было около тысячи лет — это заставляло сильно сомневаться в её нынешней работоспособности. В конце концов, во время господства Британии над миром уже никто не носил рыцарские доспехи. Но даже не попытаться было не в характере Лулу. Упустить возможность, пусть даже и призрачную, тот не собирался. Так что, несмотря на мигрень и лёгкое раздражение, бывшему Зеро приходилось терпеть ехидство пожилого забрака.

— Ну, допустим. Хоть ты и являешься первым рыцарем на моей памяти, который попросил дать ему броню, — хмыкнул Ангнор. Кажется, его вся эта ситуация изрядно забавляла. Он несколько раз коснулся своего компьютера, сверяясь с данными.

— Когда ты должен был погибнуть под огнём сотен дроидов из-за того, что на тебе не было ничего, кроме робы, то своё выживание ты начинаешь ощущать как второй шанс, подаренный Силой. И который очень не хочется упустить из-за той же самой ошибки, — выразительно поднял брови Лелуш.

Пусть для него самого этот второй шанс ощущался сейчас не как дар, а как проклятие — он всё равно не собирался упускать его только потому, что у джедаев принято идти в бой без какой-либо защиты, кроме светового меча.

— В таком случае — могу сказать, что ты единственный из получивших «второй шанс», кто начал так рьяно заботиться о его сохранении, — Нуреций поднял голову от экрана. — Ладно, шутки в сторону. Броню… Я, конечно, могу предоставить. Вот только толку от неё будет в нынешних реалиях не сильно много. Сам догадаешься, почему?

— Устарела? — Лулу невесело усмехнулся. Примерно этого он и ждал.

— В общем и целом — да, — забрак кивнул, вновь опуская глаза к экрану. — И дело тут даже не в конструкции самой брони. С ней-то как раз всё хорошо. Но за тысячу лет, даже при условиях бережного хранения, износились материалы, из которых она была сделана — особенно это касается мягких её участков. Износилась система жизнеобеспечения. Потихоньку пришла в негодность вся «начинка» брони, не говоря уже о том, что сами модули банально устарели за тысячу лет развития… Одним словом, — Ангнор хмыкнул. — Пока что даже броня клонов будет давать большие шансы на выживание. Впрочем, кое-чем я помочь могу, — забрак отсоединил от компьютера инфо-кристалл и протянул его Лелушу. — Здесь схемы различных типов доспехов, которые были в обиходе у членов Ордена. Если уж тебя отправят воевать — а тебя, как и остальных рыцарей, судя по витающим в воздухе слухам, отправят — то нечто вроде этого техники состряпать смогут.

— Спасибо, — Лулу повертел в руках инфо-кристалл, прежде чем положить его в карман.

«Ну что же… Это значительно лучше того, на что я рассчитывал»

— Обращайся, — махнул рукой Ангнор, к которому после завершения дела начало возвращаться прежнее ехидство. — Что-нибудь ещё? Сегодня ситские голокроны раздаются бесплатно.

— Мне они без надобности, хотя, если бесплатно...

Забрак секунду глядел на Лелуша, а после тихо хмыкнул.

Лелуш машинально погладил шрам на боку сквозь ткань. Огнестрельным оружием (если вообще имеет смысл его брать), проще будет разжиться у клонов. А вот…

«Испытаем удачу ещё раз, а?» — бывший Зеро усмехнулся самому себе.

— Есть в наличии холодное оружие, способное выдержать удары световых мечей и выстрелы бластеров?

Нуреций, было уже потерявший интерес к Лелушу, резко поднял голову, вглядываясь в фиолетовые глаза своего собеседника, словно проверяя, в своём ли он уме. Нет ли признаков безумия, вроде лихорадочного блеска глаз или отсутствующего выражения лица.

— Удивил ты меня... Хотя я и предполагал, что на сегодня необычные просьбы закончились, — скривил губы в усмешке забрак. — Чего ещё желаете, милорд? Может быть, световой кнут? Или меч Экзара Куна?

— То есть нет, — Лулу разочарованно вздохнул, уже не мысленно, а вслух. Всё же, придётся собирать световые мечи.

Прежние клинки, принадлежавшие Рейгосу, так и остались, похоже, на той арене. Собрать новые было не слишком сложным делом. Благо и все необходимые материалы, и знания из памяти мёртвого джедая имелись. Вот только доверия к этому оружию у бывшего Зеро не было от слова совсем.

Лелуш видел, с какой лёгкостью эти мечи разрезают металл, уничтожая очередного дроида. Как одним небрежным движением можно лишить человека руки, оставив на месте среза обугленную конечность. Видел — и отчётливо понимал, что не хочет в один прекрасный момент каким-то неловким движением отрезать конечность самому себе — ведь достаточно одного единственного прикосновения. Да, джедаи обращались с этими клинками мастерски. Вот только он сам полноценным джедаем не был. Скорее всего, не будет и возможностей посвящать тренировкам много времени. Рефлексы Рейгоса могли помочь на первых порах. Но что потом — особенно, если учесть тот факт, что необходимо будет переучиваться на более защитный стиль, необходимый для прикрытия от бластеров?

Одна ошибка в настоящем бою, одно неверное движение — и можно нанести самому себе непоправимого вреда больше, чем все дроиды вместе взятые. Холодное оружие в этом плане было более понятно и безопасно — по крайней мере, там, помимо лезвия, была и плоская, безопасная сторона. Так что экс-Зеро решил рискнуть во второй раз. Да, это могло привлечь внимание более старших по званию джедаев, но, по крайней мере, в случае успеха — появлялась возможность отказаться от использования этих треклятых светящихся клинков. Увы, кажется, в этот раз удача и вовсе повернулась к нему спиной.

— Я этого не говорил, — Ангар прищурился, изучающе смотря на Лелуша. — А чем тебя световой меч-то не устраивает?

— Своей крайней ненадёжностью, — Лулу закрыл глаза, вспоминая ту арену. Подходящий случай встал перед глазами, так, что желание прикасаться к традиционному оружию рыцарей и вовсе отпало. — Там, на Джеонозисе, один из выстрелов попал не в лезвие светового меча, а в его рукоять, прошив ту насквозь. В итоге энергетическое поле, удерживающее плазму клинка, исчезло, и вся плазма вылилась на джедая. Бедняге испарило голову и половину туловища за мгновение.

Лулу подавил в себе желание передёрнуть плечами. Пусть он привык к виду смерти, но такое нелицеприятное зрелище заставило вздрогнуть даже его.

— Отчасти могу понять. Хотя, должен признать, подобная просьба будет посложнее предыдущей. Не факт, что подобное оружие вообще можно выдать без разрешения Совета — усмехнулся интендант, вновь погружаясь в дебри своего компьютера. — Так… какая форма боя тебе наиболее привычна?

«Два меча, будь этот треклятый романтик Рейгос проклят», — подумал бывший Зеро, тем временем, вспоминая название стиля — Джар’Кай.

— Хмм… — забрак сощурился, пробивая поисковый запрос. — Есть кое-что подходящее среди музейных экспонатов. И, похоже, Сила сегодня на твоей стороне. Это что-то даже не среди реликвий, выдаваемых только по разрешению Совета. Одну минуту…

Вернувшись минут через пятнадцать, Нуреций положил перед Лелушем два меча в потёртых кожаных ножнах.

Судя по всему, их прежний обладатель использовал каждый из них по своему - они различались как по весу, и по длине. Тот, что, судя по тому, как кладовщик положил оружие перед рыцарем, предназначался для правой руки своим видом напоминая боевую шпагу с узким обоюдоострым лезвием, которым явно можно было как колоть, так и рубить. Рукоять с гардой, прикрывающей кисть, была обёрнута кожей неведомого зверя. Чуть шершавой, но не слишком — такой, чтобы руки не скользили во время боя.

Что касалось второго - то он явно предназначался больше для колющих ударов. Почти вдвое короче первого клинка, он больше походил на длинный кинжал и явно играл вспомогательную роль в бою.

Бережно коснувшись рукояти, Ангнор наполовину вытащил «шпагу» из ножен. Серебристое лезвие было заточено с одной стороны и покрыто растительным орнаментом.
Хоть и оформление клинка - не чета тому, что пронзил грудь Дьявола-Императора, но от этого веяло некою... хищной грацией, что сразу показывало, перед тобой - оружие, а не декоративная игрушка для парадов.

— Парные клинки, изготовленные по образу и подобию оружия йовшинских мечников мастером-джедаем Бенедиктом Корвом около пятисот лет назад. Крепятся на спине или поясе ремнями. Лезвия сделаны из фрика и имеют напыление кортозиса, — Забрак задвинул клинок обратно. —  Как видишь, они предназначены для стиля, когда ты действуешь обеими руками сразу. Сложно, но непредсказуемо для противника. Если я правильно помню, Корв создал их для охоты и сражения с джедаем-отступником Брандом Джарсом. Искусным фехтовальщиком, против которого Бенедикту было не выстоять. Но эти клинки, фактически, лишали его противника светового клинка — ведь кортозис нарушает их работу, как ты знаешь. И Бранд был убит. Так, во всяком случае, гласит история, — хмыкнул Ангнор. — Я могу выдать тебе их без соответствующего распоряжения Совета. Но только в том случае, если ты пообещаешь мне, что выполнишь две моих просьбы. Вряд ли бы за них взялся кто-то другой. Но ты, молодой человек, и так меня сегодня изрядно удивил. Так что чем хатт не шутит?

— Слушаю, — Лелуш улыбнулся, проведя пальцами по старинному оружию.

В любом случае, он, скорее всего, собирался соглашаться — если условия будут не невыполнимыми. Во-первых, фрик обладал достаточной жаростойкостью, чтобы отражать бластерные выстрелы не хуже светового меча. Во-вторых — кортозис. Трудно переоценить преимущество, которое он мог дать в бою с вооружёнными световыми мечами одарёнными. А следовательно, подобное оружие очень существенно повышало его шансы на выживание в поединке.

— Первое, — Нуреций заметно помрачнел. И куда только девалась его ирония и насмешка? — Знаешь, что это такое?

Забрак расстегнул ворот рубашки и продемонстрировал Лелушу старый ожог, впечатавшийся в кожу. Ожог слишком правильных очертаний, чтобы быть случайностью.

— Клеймо? — глаза Лулу сузились. Кто бы это не сделал, но клеймить человека, словно скот… это не слишком-то сильно отличалось от «номерной» политики Империи.

— Угадал, — мрачно кивнул Ангнор. — Рабская метка Джаббы Хатта, который держал меня на цепи до пятнадцати лет — пока один из джедаев не выкупил меня. Ожог на лице — оттуда же. Я его даже удалять не стал. Удалить — значит отпустить. Забыть. А я вот не забыл, хотя джедай вроде как должен, — криво усмехнулся Нуреций. — Я не ищу мести, мальчик. Но я ищу справедливости. Я бы никогда не попросил об этом раньше — что может один джедай против армии наёмников? Я же не дурак. Но, раз уж теперь у Ордена есть клоны…

Бывший раб наклонился ближе к Лелушу.

— Если, вдруг, ты когда-нибудь пойдёшь на повышение и начнёшь командовать небольшой армией. И если тебе представится такая возможность. Выжги эту мерзость на Татуине. Или хотя бы попытайся, а? Обещай.

— Клянусь.

Лулу улыбнулся слегка жёстко, глядя забраку в глаза.

Что же. Во всяком случае, первое условие старого интенданта было не только вполне выполнимым, но ещё тем, что Лелуш в своё время выполнит с огромным удовольствием. В конце концов, разве не этого он хотел? Начать чистить Галактику от всех этих мразей? И сейчас исполнение его собственного желания предлагается в качестве цены за очень нужную ему вещь. Чудесно.

— Хорошо, парень, — Нуреций слегка повеселел. — А второе условие такое. Если не ошибаюсь, у тебя ещё нет падавана, верно?

— Допустим. И что?

— Ты возьмёшь в падаваны юнлинга по имени Зул Ксисс, — забрак ухмыльнулся. — Эта девчонка не промах, уж поверь. И мне она по душе. Но большинство рыцарей не хотят с ней связываться. Ещё год, полтора — и её либо отправят в Агро Корпус или там Медицинский... либо, - интендант поморщился. - И вовсе отрежут от Силы. Я этого не хочу, а уж она от такой перспективы и вовсе готова на стенку лезть, так что это моё второе условие.

— Хмм… — бывший Зеро на мгновение прикрыл глаза. — А почему с ней не хотят связываться? Да и потом, у нас война на носу. По вашему, отправлять туда ребёнка — это хорошо для него?

Ксисс, Ксисс... Зул Ксисс. Что-то знакомое проскальзывало в памяти уже не мёртвого джедая, а самого Лелуша. Что-то из той информации, которую он запомнил во время своего знакомства с франшизой.

Что-то важное, но не связанное с шестью фильмами напрямую.

— С ней сложно, — забрак неопределённо пожал плечами. — С точки зрения большинства джедаев - она слишком горячая для члена Ордена. Упрямица, что считает возможным перечить там, где её мнение не совпадает с мнением наставников. Вполне способна истолковать поручение не чётко по букве, а подойти к его исполнению… что называется, с огоньком, - Ангнор театрально закатил глаза. - А что до войны — Зулли лучше сбежит туда, чем пойдёт в Агро Корпус, уж поверь, парень. Для неё нет ничего хуже. Но мастеру, который возьмёт её в ученики, избавив от этой участи, она будет очень благодарна.

Бывший Зеро подавил желание расхохотаться. Сегодня был определённо его день.

Возможно, в ином случае, он бы серьёзно подумал над тем, чтобы допускать в своё окружение кого попало. Но... кадры, шахматные фигуры — всегда стоят риска. А эта девочка, судя по тому, как её расхваливает забрак, вполне была способна стать одной из лучших его фигур — как стала когда-то девушка с очень похожим характером. Яркая. Горячая. Преданная. Свой, точно преданный разумный в окружении клонов, с которыми не всё понятно. Человек, который без колебаний отдаст жизнь, если потребуется. Который способен воспринять его поручения и выполнить их с инициативой и креативным подходом. Идеальная заготовка для создания будущего ферзя, если Нуреций не соврал. Впрочем это стоило проверить, прежде чем делать предложение самому юнлингу.

«Смотри только сам не привяжись к ней, как в своё время привязался к Карен», — с ехидством напомнил Лелуш сам себе. Что же, такой вариант тоже возможен.

— Я согласен.

Возможно, сия ученица действительно могла стать его ферзём, каким когда-то являлся «Алый Лотос». И станет, со временем. Главное — постепенно, не спеша, поменять её преданность Ордену на преданность ему. Лично.

Отредактировано Сильвердрейк (07-08-2018 05:44:48)

+5

7

Глава V. Ученица.

— Вы уверены, рыцарь? — магистр Совета Распределения повернул по направлению к Лелушу скрытое респиратором лицо. — Сказать по правде, меня несколько тревожит ваш выбор, по многим причинам.
Фиолетовые глаза бывшего Зеро чуть сощурились, продолжая смотреть вниз — туда, где юная фоллинка (впрочем, судя по вполне себе человеческим чертам лица, только наполовину. Девушка выглядела как обычный человек с красной кожей и каштановой шевелюрой) совершенствовала свои навыки владения мечом. Сам же Лелуш в это время стоял, весьма удобно облокотившись на перила небольшого крытого балкона, возвышавшегося над тренировочным залом метров на десять. Вполне себе удобный наблюдательный пункт, если подумать — мастера могли беспрепятственно изучать юнлингов, присматриваться к ним, следить за их психологическим состоянием, в то время, как сами ученики если и чувствовали находившихся рядом джедаев, то видеть не могли, а значит — меньше отвлекались от занятий и больше времени посвящали самосовершенствованию.

— Я понимаю ваши опасения, магистр Пло Кун, — Лелуш оторвался от наблюдения за своей будущей подопечной, посмотрев в защитные очки пожилого джедая, скрывавшие его глаза.

— В самом деле? — в голосе, да и в эмоциях гуманоида (небывалое дело!) промелькнуло недовольство, словно, казалось бы, безобидные слова Лелуша задели того за живое.

А он действительно понимал. Более того, сам до последнего сомневался, стоит ли ему выполнять обещание, данное Нурецию и брать под своё крыло эту пятнадцатилетнюю джедайку, несмотря на то, что она была идеальным кандидатом для того, чтобы в будущем стать его маленьким ферзём. Пло Кун подтвердил сказанное интендантом - девушка действительно подавала надежды.

Зул Ксисс очень сильно отличалась от большинства увиденных Чёрным Принцем обитателей этого треклятого храма, включая и детей. Даже здесь, на этом наблюдательном пункте, Лелуш с помощью Силы чувствовал её эмоции, которые она то ли не умела, то ли не хотела подавлять. Эмоции яркие, живые, искренние, даже, в какой-то мере, наполненные бойцовской яростью — Лулу буквально купался в них, чуть ли не урча от удовольствия, как кот Судзаку. После мертвенной тишины Храма, его вечного спокойствия, исходящего от обитателей, этот маленький живой огонь был просто светлым напоминанием о том, что люди ещё умеют улыбаться искренне.

Горячая. Агрессивная. Боевая. Целеустремлённая. Непреклонная, словно рыцарский клинок, желающий пронзить сердце врага. Вот что Лелуш мог сказать о полуфоллинке за то время, пока наблюдал за её тренировкой. Если сделать скидку на возраст, на то, что в отличии от пилота "Алого Лотоса", Зул сейчас вряд ли могла бы убить живого человека, эту девушку можно было бы назвать копией Карэн. Завоевать преданность и уважение такой особы не так-то просто. Подобная личность пойдёт лишь за сильным лидером (хотя в этом случае благодарность за вызволение из Храма свою роль бы сыграла), но вот если это сделать — она пойдёт за своим командиром в огонь и в воду, в случае чего без раздумий отдав свою жизнь. Если, конечно, он не будет вести себя намеренно, как последняя свинья, и не оттолкнёт её от себя специально.

Но всё же, бывший Зеро колебался, пусть уже и принял окончательное решение.

Он вёл за собой людей, в том числе и на верную смерть. Играл ими, словно пешками (хотя его ближний круг всегда был чем-то гораздо большим), убивал многих лично, и ещё больше — своими решениями. Однако кого-кого, а детей в своих многоходовках Лелуш старался не использовать никогда. Они могли попасть под удар массово, как это произошло, когда Шнайзель обрушил мощь "Фреи" на столицу Империи. Войны без жертв не бывает, однако брать с собой на войну ребёнка… Это ещё одна вещь, которую Лелуш, хоть мог понять логически, но не мог принять в Ордене.

Карэн было семнадцать, когда она устраивала теракты. Зул нет и пятнадцати. Она ещё не знала, что такое смерть, не видела, что снаряд может сделать с человеком при попадании в тело. Она не знает, насколько война меняет людей. Проклятие, да ей сейчас лишь чуть больше, сколько было Наннали, когда всё началось! Тащить это пока что чистое, пусть и горячее создание с собой в битву сейчас казалось ветерану войны с Британией сутенёрством и растлением малолетних.

Лелуш повернулся спиной к перилам балкона и, опёршись на него сзади, чуть виновато посмотрел на сердито фонящего Силой магистра исподлобья, склонив голову. Так смотрел бы прилежный ученик, который заметил неловкую ошибку преподавателя.

— Действительно понимаю, Магистр Пло. Брать ребёнка в ученики, накануне войны, которая, скорее всего, начнётся со дня на день... И, поскольку джедаи сейчас не могут быть в ней не замешаны, она будет вынуждена отправиться со мной. Я полностью могу понять ваше справедливое негодование, которое сейчас пробилось даже через ваш контроль эмоций, — Лу позволил себе чуть виноватую улыбку, когда Пло фыркнул в респиратор и волна негодования с его стороны ослабла.

Кажется, судьба Зул действительно была важна для этого джедая, и это забавляло. Доказывало, что даже рыцари с их хвалёным подавлением эмоций, когда их задевали за живое, могут вести себя как обычные люди.

— Однако могу вас заверить, что я никогда бы не сделал этого, если бы не одно но. Ей осталось не так много времени, магистр. Насколько я знаю, никто из рыцарей не хочет её брать. И если никто не захочет до пятнадцати лет, юнлинга Ксисс ждёт агрокорпус. Или любой другой из вспомогательных корпусов Ордена.

Лелуш кивнул в сторону сражающейся внизу девочки.

— А поговаривают, что и кое-что похуже. Вы не хуже меня понимаете, что для такой натуры это — гораздо хуже возможной смерти на войне. Она скорее сбежит из Храма, чем примет это.

Пожалуй, это было главной причиной, почему бывший Зеро всё-таки решил взять Зулли в падаваны. Не условие Ангнора, не необходимость преданного человека среди клонов, а то, что она своей жаждой действия во многом напоминала Лелушу уже его самого, когда он, со стёртой памятью, мучился от собственного бессилия, без какой-либо возможности изменить устоявшийся порядок.

Для неё лишённая смысла жизнь в агрокорпусе была хуже смерти, и полностью разделявший такое мировоззрение Лу просто не мог пройти мимо такого огня. Особенно в сочетании с другими причинами всё же взять её с собой.

— Вы во многом правы, Рейгос.

Чуть успокоившийся магистр положил руки на широкий, украшенный ручной вышивкой пояс — самодельный подарок от одного из юнлингов, прошедших через его заботливые руки, и, выдержав паузу, продолжил:

— Я действительно не одобряю то, что вы собираетесь взять падавана, хотя прекрасно знаете, что вам придётся тащить его на войну, — защитные очки Пло не выражали ничего, однако в голосе явно послышалось неодобрение. — Более того, мы предполагали передать этого юнлинга на обучение другому джедаю. Не сочтите за оскорбление, но более опытному, чем вы.

Инопланетянин вздохнул, покачав головой.

— Однако Мастер Глайв ещё не оправился от ран, полученных на Джеонозисе. И неизвестно - выживет ли он, или нет. Поэтому — ваша просьба будет удовлетворена. Но, — Пло положил широкую ладонь на плечо Лелуша, крепко сжав. — Тем не менее, я прошу вас, рыцарь-джедай Лу Рейгос. Прошу, как человека, чьи действия во многом спасли наши жизни на Джеонозисе, и человека, которому по каким-то причинам приглянулась Зул, раз уж вы выбрали именно её. Прошу вас, как глава Совета Распределения, что несёт ответственность за всё будущее поколение джедаев. Не дайте ей сгинуть в будущей войне.

— Слово рыцаря, — чуть пафосно ответил обладатель фиолетовых глаз, улыбнувшись и добавив про себя — «чёрного рыцаря, разумеется». — Не ожидал, что вы запомнили моё лицо на той арене, Магистр.

— Скорее, его запомнил рыцарь Кеноби, прикрывавший вас около той пушки, — из респиратора послышалось добродушное фырканье джедая. — В таком случае, я вас оставлю. Мы оба знаем, что она согласится на ваше предложение — только ради того, чтобы стать падаваном. Да пребудет Сила с вами обоими!

***

Тёплая, словно ватное одеяло, Сила старого джедая постепенно удалялась.

Зул раздражённо вздохнула, слегка разминая шею, и с сожалением посмотрела в сторону крытого балкончика, на котором стоял Магистр Пло и его загадочный собеседник. Старый Магистр ушёл.

А вот его собеседник, тот самый, который чем-то сумел вызвать недовольство Магистра Пло, остался. Ксисс словно чувствовала его постоянный, изучающий взгляд, направленный на неё.

Раздражённо передёрнув плечами, фоллинка активировала меч и, встав в стойку готовности Пятой формы, дала команду тренировочному дроиду.

«Смотрит и смотрит… Как будто дыру на мне пытается протереть взглядом».

Возможно, несколько раньше, Зул бы обрадовалась такому вниманию со стороны наблюдателя, постаралась бы показать всё, на что она способна на тренировке. В конце концов, разве не так наблюдают настоящие джедаи за юнлингами, присматриваясь к ним и решая, не сделать ли кому-то из них предложение стать его учеником? Разве не их внимание стоит привлечь?

Вот только Ксисс уже давно уяснила, что с ней подобных чудес не будет. К ней присматривались многие. Вот точно так же стояли, наблюдали, изучали, словно товар в супермаркете. А затем тихо удалялись, так ничего и не сказав. Зул неправильная. Зул слишком агрессивная. Зул плохо умеет контролировать эмоции. Юнлинга Ксисс такими темпами ждёт агрокорпус, чтоб его!

Не удержавшись, фоллинка со злостью ударила по симулировавшему противника дроиду Силой, так, что бедняга отлетел в сторону, ударившись о стену и пойдя трещинами. Удар Силой под напором эмоций был так силён, что испортил дроида. Опять. Тяжело вздохнув, она постаралась успокоиться, закрыв глаза и начав методично вдыхать и выдыхать воздух.

Для себя юнлинг решила твёрдо — накануне того, как её отправят выращивать овощи, она сбежит из храма. Лучше уж наняться на корабль контрабандистов или ещё куда, чем такое.

А взгляд всё не исчезал. Заинтересованный, чуть насмешливый, совсем не похожий на взгляд обычных рыцарей — так, что Зул уже начала сомневаться, а джедай ли это? Слишком уж молодо ощущалась его Сила — примерно как у молодого разумного лет семнадцати на вид. Может быть, падаван? Тогда почему так пристально смотрит, при этом, постепенно переместившись ближе?

— Бедный дроид, — послышался чей-то сочувствующий консервной банке голос метрах в десяти от фоллианки.
Юнлинг резко обернулась на звук. На лестнице, ведущей к балкону, стоял молодой человек, лет двадцати на вид, не больше. Лицо с тонкими чертами, чёрные волосы до плеч, убранные в низкий хвост (только несколько непослушных прядей спадает на глаза), яркие фиолетовые глаза. Вместо обычного джедайского плаща — свободная кожаная куртка поверх синей рубашки, штаны и сапоги.

«Всё-таки чей-то падаван, — подумалось фоллинке. Вряд ли этот мальчишка, не так уж сильно старше её, мог быть рыцарем. Отсутствие падаванской косички девушка впопыхах не заметила. — Но тогда зачем тогда он рассматривал меня добрых полчаса?»

А меж тем, вежливо улыбнувшись, незнакомец продолжил:

— Ты прекрасно фехтуешь. Не против, если я встану с тобой в пару? Лу Рейгос, к твоим услугам.

«Вот оно что…» — Зул мысленно стукнула себя по лбу, тем не менее, довольно улыбнувшись в ответ. Как ни крути, своеобразная похвала была ей приятна.

Разумеется, всё дело во владении мечом - даром, что ли, она превосходит почти всех своих сверстников на потоке?. Вот чужой падаван и заинтересовался. Да и в то, что он мог вызвать недовольство Магистра, верилось куда больше.

— Конечно, — Зул язвительно улыбнулась, вставая на позицию готовности своей любимой Пятой формы. Ей сейчас как никогда нужна была разрядка. Выместить то, что накопилось в её душе за эти полчаса наблюдения в настоящем спарринге — от такого предложения она отказываться не собиралась. А противник… Ну, в конце концов, именно он виноват в причине её плохого настроения. Получается своеобразная компенсация.

Лу, тем временем, чуть неловко, словно на ходу вспомнив движение (на этом моменте Ксисс мысленно улыбнулась про себя. Кажется, кому-то достанется), встал в стойку готовности шестой, двуклинковой формы. Только сейчас фоллинка заметила в его руках необычное для падавана оружие — тонкие клинки из серебристого металла.
— Тренировочные, — заметив вопросительный взгляд девушки, пояснил странный падаван. — Мои недавно… вышли из строя, а новые я ещё не сделал.

Приняв вроде бы логичное объяснение, юнлинг отсалютовала оппоненту, после чего резко сорвалась с места, нанося размашистый удар. Сейчас ей как никогда нужен был выход эмоций. Она чувствовала это, несмотря на то, что разумом понимала, что наставники, говорившие о контроле, этого бы не одобрили. Вот только выбьет пыль из этого неловкого падавана, и…

Металлический клинок прошёл через световой у его основания, как нож сквозь масло, после чего собственное оружие Зул, жалобно мигнув, спряталось обратно в рукоять. Глаза девушки расширились, став похожими на два блюдца.

«Что за?!»

Мгновенно сориентировавшись, Зул попыталась разорвать дистанцию, отчаянно щёлкая кнопкой включения меча, но не тут-то было. Прежде, чем она успела отпрыгнуть (или хотя бы сделать шаг) обратно, Рейгос с силой ударил её по запястью навершием одного из своих клинков, так, что световой меч выпал из на мгновение расслабившей от боли пальцы руки, после чего, скрестив своё странное оружие, приставил оба меча к горлу Ксисс.

«Тренировочное? Сарлакк его побери!» — Зул замерла, чувствуя, как кожу слегка царапает вполне себе острые кромки лезвия.
Одно движение — и она была бы мертва. Даже Силой не воспользоваться — её противник явно успеет перерезать ей горло раньше…

В голове девушки сейчас роились сотни вариантов того, что здесь, хатт побери, происходит. Большинство из них сводилось к «Ассасин графа Дуку пробрался в Храм!». Но почему мастер-джедай ничего не заподозрил? И на кой черт ассасину понадобился юнлинг?

А тем временем Рейгос (или как там его зовут по-настоящему?) улыбнулся всё той же мягкой (а сейчас раздражающей!) улыбкой, и, убрав от горла девушки клинки, вставил их обратно в ножны, крепившиеся на спине.

— Не надо бояться. Я не собираюсь тебя убивать.

— Кто тебе сказал, что я боюсь, — процедила фоллинка сквозь зубы, думая, как бы сейчас добраться до сигнала тревоги. Клинки из кортозиса (иначе как объяснить то, что произошло с мечом) она уже видела, но кто знает, что ещё в запасе у этого типа? Пусть и не выглядит опасным, но он уже доказал, что внешность обманчива. А странный паренек и не думал прекращать. Всё так же улыбался - настолько паскудно, что девушке пришлось подавлять желание дать ему по физиономии кулаком.

— Ты слегка дрожала, когда я прислонил лезвия к твоему горлу, — пожал плечами брюнет. — Как и любое живое существо. Впрочем, могу сказать, что страх смерти для тебя не самый главный.

— Джедаи ничего не боятся!

— Ты юнлинг. И да, все существа чего-то боятся. Даже джедаи.

Он на секунду затих, и только благодаря острому слуху фоллинка уловила конец фразы. - Особенно джедаи.

Но, словно под порывом ветра, одарённый вновь стал прежним, да так быстро, что Зул показалось, что это была галлюцинация.

- Вопрос в том, что джедаи умеют контролировать свой страх, — проклятый лиловоглазый снова улыбнулся. — И да. Не надо сейчас пытаться меня убить. Рыцарь-джедай Лу Рейгос, к твоим услугам. Прости, что ввёл тебя в заблуждение. Клянусь Силой, я не собирался причинять тебе вред — и Магистр Пло Кун может тебе это подтвердить, — человек изящно, словно какой-нибудь аристократ, поклонился девушке.

— Рыцарь? Но я думала… - именно в этот момент она наконец заметила отсутствие у собеседника косички падавана. - Прошу прощения.

Девушка склонила голову - больше от осознания собственной глупости, чем от раскаяния, тяжело дыша и чувствуя, как и по без того красной коже расползается румянец. Настолько по-идиотски она себя не чувствовала… наверное, никогда.

Её противник, из которого она столь самонадеянно собиралась «выбить пыль», оказался полноправным рыцарем, несмотря на то, насколько он молодо выглядел. А её подозрения… глупо. Глупо! Глупо! Да ещё эти мечи… Он играючи разоружил её, а сама Зул просто выставила себя дурой. Возможно, перед своей последней, пусть даже призрачной, но возможностью стать падаваном. Такой дерзости он точно юнлингу не простит.

— Не ошибается лишь тот, кто не делает ничего, — Рейгос покачал головой, примиряюще подняв руку. — Пустяки, я не в обиде. Да и потом, сам виноват.

— Спасибо, — отогнав мрачные мысли о посадке овощей, девушка склонила голову и поспешила перевести тему, стараясь не задаваться вопросом, за каким лядом Рейгосу понадобился этот цирк со спаррингом. — Рыцарь, скажите… что вы имели в виду, когда сказали, что страх смерти…

— Для тебя не самый главный.

Фоллинка кивнула. Сказать по правде, сказанное, казалось бы, в запале боя, тревожило её не меньше, чем странная выходка лиловоглазого. Нет страха — говорит Кодекс. Рейгос же мало того, что говорил, что страх вполне естественен, но и говорил, что знает её собственные страхи. Что он вообще знает? Откуда?
Рейгос коснулся пальцами груди, у сердца. А затем медленно протянул руку в её сторону, словно предлагая что-то.

— Твой страх, Зул, понятен любому юнлингу, кто приближался к своим тринадцати годам, но так и не смог найти себе учителя. Любому, кто не желает сидеть до конца жизни, выращивая капусту в агрокорпусе, — фиолетовые глаза сверкнули. — Ты боишься всю свою жизнь прозябать без смысла, трудясь на задворках Галактики. Боишься фальшивой, бессмысленной жизни без цели. Убитого времени. Жизни покорной девочки на службе у Ордена без какой-либо надежды сделать этот мир лучше. Но я могу помочь тебе избежать всего этого — достаточно протянуть руку.

Порывавшаяся возразить на немного крамольные речи Ксисс замерла на полуслове, смотря на раскрытую ладонь. Этот странный рыцарь читал её, словно раскрытую книгу, видел её страхи и более того — понимал их. Более того, он предлагал ей… ученичество?

— Вы… предлагаете мне стать вашим падаваном?

— А ты видишь какой-то другой смысл протянутой руки? — Рейгос, казалось, весело сощурился.
Уже не колеблясь, Зул дерзко улыбнулась в ответ и крепко пожала протянутую руку. Сейчас она была как никогда благодарна этому странному незнакомцу. Несмотря на паскудную ухмылку, Рейгос только что вытащил её из пасти ранкора. Избавил от самой неприятной, на взгляд фоллинки, участи. И он заслуживал благодарности... и, быть может, её расположения.

— Урок первый. Никогда не стоит думать, что противник будет играть с тобой честно. И меч с кортозисным покрытием — далеко не самое худшее, что может встретить на своём пути джедай. Всегда будь готова и держи при себе тузы в рукавах.

Удивить, вывести из равновесия, а затем объявить приятную новость. Всё же Зул была ещё ребёнком. Но, если уж Лелуш собирался втягивать этого ребёнка в свою игру, он собирался позаботиться, чтобы это не было напрасно. Краснокожая девушка станет рыцарем, прекрасным рыцарем. Гвардейцем в одеждах цвета ночи...

Отредактировано Сильвердрейк (14-08-2018 08:35:10)

+4

8

Глава VI. Расстановка сил.

— Учииитель. Ваш ход, — чуть раздражённый голос падавана отвлёк Лулу от чтения. Оторвав глаза от инфо-планшета, бывший Зеро перевёл взгляд сначала на слегка надувшуюся ученицу, сидевшую, скрестив ноги, за шахматной доской, а затем и на само поле битвы. Мельком осмотревшись, Лелуш передвинул ферзя, резко устремившись в неприкрытую брешь и взяв белую ладью.

— Мат, Зулли, — добродушно усмехнулся рыцарь, в знак поражения кладя вражеского короля горизонтально. — Расставляй.

— Хатт…

На лице молодой фоллинки были написаны лёгкое бешенство и мука вселенских масштабов. Раздражение — потому что, с момента начала учебы это было уже десятое поражение. Мука — потому, что немного странный, по её мнению, учитель-мучитель раз за разом заставлял её играть снова, после каждой партии объясняя ошибки девушки в весьма ехидной форме. Нет, то, что он объяснял ошибки — ладно, это, в конце концов, призвание учителя. Но ситх его побери, зачем ему понадобилось обучать её этой игре?

Лелуш только хмыкнул, прищуря фиолетовые глаза.

За этой миниатюрной версией Карэн, с её полными горячности, а кое где - и вполне адекватной, человеческой злости эмоциями, за её ехидством и желанием показать себя, было приятно наблюдать. И не только из-за контраста с большинством остальных обитателей Храма (хотя Лулу постепенно вынужден был признать, что его первоначальная оценка была не совсем верна. Да, у большей части джедаев действительно было плохо с проявлением чувств, но отнюдь не у всех. Взять хотя бы Магистра Пло Куна), но и потому, что этот ребёнок, в какой-то мере, помогал ему справиться с тем гнетущем чувством потери, что преследовало его с момента осознания, во что Зеро вляпался. Справиться и сосредоточиться на нынешних проблемах. Она не могла заменить Лелушу его настоящую семью. Не могла заменить Наннали, Карэн, Си Си, Юфимию, в конце концов. Но с тем, чтобы отвлечь и настроить на нужный лад Зул справлялась вполне.

— Ошибка была в том, что ты всё время пыталась отсидеться в глухой обороне.

— Но в прошлый раз вы говорили, что я слишком сильно стремилась в атаку, — Ксисс недоумённо подняла брови, ставя короля на положенное ему место. В их прошлую игру фоллинка самонадеянно атаковала, потеряв при этом большинство пешек и несколько сильных фигур, в то время как Лулу получил возможность довести пешки до края доски и восполнить свои потери.

— Это уже другая сторона медали. Как, например, Атару и Соресу. По одиночке эти стили имеют свои слабости, и заслуга настоящего мастера — в том, чтобы учиться находить между ними баланс. Точно так же шахматист должен чувствовать, когда надо защищаться, — бывший Зеро взял в свои тонкие пальцы чёрного короля и поднёс его к глазам. А после резко обрушил фигурку прямо к павшему королю белых. — Атаковать. — Закончил тот, довольно глянув на вздрогнувшую Зулли. Вновь подняв Короля чёрных, Лулу вгляделся в него. Фигура была деревянной, грубо выточенной. И всё же это была настоящая шахматная фигура, а не очередная голограмма. Словно маленький кусочек дома.

Одна Сила знает, как удивился искусственный интеллект обслуживающего дроида, когда нему поступила просьба найти ему настоящие шахматы.

— Красивая метафора, мастер. Но иногда я просто не понимаю ваших… целей, - Лелушу сейчас показалось, или действительно послышался метафоричный скрип зубов?

Зул, подперев щёку, задумчиво уставилась на предмет её мучений. Было видно, что всё её естество восстаёт против подобного времяпрепровождения и с куда большим удовольствием она встала бы с ним в спарринг. И вообще, зачем джедаю уметь играть в эти... шахматы? Ещё неизвестно в какой дыре галактики учитель откопал эту игру! Например, Сабакк знают в любой кантине и даже сенаторы им не брезгуют!.. Ну как она мельком слышала от кого-то в Храме. Но зачем учиться игре, партнёра для которой найти сложнее, чем хатта-альтруиста? Удерживало её от подобной тирады только джедайское воспитание и почтение к учителю.

А мотив на самом деле был прост. И заключался он в том, что Зеро хотел привить своей ученице хотя бы минимальные тактические навыки — желательно, до того, как всё начнётся. Пока у него ещё оставалось время, противостояние Республики и КНС ограничивалось мелкими стычками на границах, что вновь вызывало лёгкое хмыканье по поводу срепетированности этой войны. Дуку явно не собирался нападать в полную силу, пока Республика не подготовится и не сможет выдержать его удар. Именно поэтому Лелуш сейчас старался, на примере её же ошибок, обучить фоллинку хотя бы тому минимуму, который необходим для того, чтобы действительно грамотно вести за собой людей. Старался, выкраивая для этого время — немного отщипывая от обычных тренировок, которые ученица воспринимала куда с большей охотой, от своих поисков нужной информации, от сна, которого день ото дня становилось всё меньше — Лулу буквально кожей чувствовал, что время утекает сквозь пальцы.

И пусть за эти дни он не сделает из этой девушки пилота Алого Лотоса, которая являлась, помимо всего прочего, неплохим тактиком на уровне взаимодействия внутри отряда, но хоть какой-то минимум Зеро надеялся в свою ученицу вложить.

— Если умудрюсь тебя окончательно достать с этими шахматами, то, обещаю, я не обижусь, если ты решишь отказаться от своего падаванства. Прекрасно понимаю, что характер у меня тот ещё.

— Что? Но я не… — Зул встряхнула головой и слегка смутилась. Бывший чёрный принц улыбнулся про себя. Пока что, метод «ошарашить — дать усваивать информацию» на тогруте работал безотказно. Достаточно вспомнить их боевые тренировки. — Даже не думайте о таком, мастер! — она яростно замотала головой. — Вы избавили меня от не самой завидной участи, — добавила фоллинка уже более спокойно. — И я вам за это очень благодарна. И от падаванства не откажусь. Ни за что. Но… Всё-таки, зачем нам это?

— Я хочу, чтобы ты поняла это сама. С моими подсказками, разумеется.

Зул наконец решилась задать этот вопрос, и это хорошо. Теперь оставалось сделать так, чтобы она правильно поняла и ответ на него. Чтобы она действительно начала вникать и шевелить мозгами, а не только, надувшись, делать это из-под палки.

— Ты не могла не слышать о том, что произошло на Джеонозисе, верно? Сейчас весь Храм только говорит об этом.

— Вы о начавшейся войне? — Зулли чуть иронично подняла бровь. — Конечно, слышала.

— Тогда ты должна понимать, что мы, рыцари джедай, не останемся в стороне, — Лелуш невесело усмехнулся. — На Джеонозисе члены Ордена уже взяли под своё командование армию клонов. И, скорее всего, такая практика будет применяться и в дальнейшем. Ведь кто если не мы, в конце концов? Офицеры Корпуса Юстиции? Их элементарно не хватит, чтобы заполнить такую огромную открывшуюся нишу. Привлекать людей со стороны? Проще написать графу Дуку приглашение: «Пожалуйста, наводните нашу армию своими ставленниками», — при последних словах Ксисс, не удержавшись, фыркнула.

Назначение джедаев с их полным отсутствием командного опыта, которое так изумило Лулу в начале, при дальнейшем рассмотрении всё-таки получило своё логическое объяснение. Просто по причине огромного, чудовищного дефицита нужных кадров у Республики. Корпуса Юстиции действительно не хватало (Тем более, что весь их боевой опыт ограничивался эпизодической охотой за пиратами и шуганием особо наглых контрабандистов), а брать людей со стороны… Когда вставал выбор между неопытными, но почти стопроцентно лояльными джедаями, и наёмниками, логичнее было бы выбирать первое. Да и если уж говорить откровенно, то, по части командования армией, качественный уровень подавляющего большинства наёмников не сильно отличался от джедайского.

— И как это связано с шахматами? Погодите, — Зулли подняла брови. Глаза её слегка расширились, то ли от понимания возможной перспективы, то ли от того, что действия мастера показались ей странными. — Вы хотите сказать, что таким образом готовите меня на тот случай, если меня назначат командовать отрядом клонов? Мастер, извините, но… это нелогично. Вы сами говорили, что на войне нет правил. От врага можно ожидать чего угодно. Как игра по правилам может помочь научиться командовать? Да и бластеров тут нет, — высказала мнение рыжая, прежде, чем умолкла, когда бывший Зеро поднял руку.

— Правила в шахматах — не более, чем условность. Считай что то, как ходят и бьют фигуры, своеобразными тактико-техническими характеристиками войск. Факт в том, что учась управлять этими фигурами, продумывая стратегию, ты постепенно привыкаешь это делать, — Лелуш коснулся двумя пальцами лба и подпёр ими голову. — Изучая то, как могут взаимодействовать между собой отдельные фигуры, потом ты увидишь, каким образом будут взаимодействовать твои солдаты в отряде. Изучая шахматную доску в целом — ты можешь познакомиться с картиной боя. Постепенно, потихоньку ты научишься и привыкнешь мыслить тактически, а не просто идти со световым мечом наголо в первых рядах. Понимаешь? — фиолетовые глаза встретились с ярко-голубыми. — Шахматы не зря на некоторых планетах, где сохранилась монархия, называют игрой королей. Потому что чаще всего в таких культурах король — это стратег и полководец. Который должен уметь мыслить как полководец. И шахматы могут стать его учебником.

Лелуш откинулся на спинку своего кресла, всё ещё смотря на ученицу. Серьёзное лицо наставника сменилось на чуть подбадривающую улыбку.

— И я должен сказать, что ты быстро учишься. Помнишь нашу первую игру, когда тебе был поставлен мат в четыре хода? А сейчас ты смогла продержаться довольно долго. И боролась до последнего. Ты молодец, Зулли.

— Правда? — Ксисс улыбнулась, хотя в ней сейчас явно боролись два чувства. Принять похвалу и улыбнуться или поскрипеть зубами за то, что учитель опять назвал её этим прозвищем. Первое всё же победило. — Спасибо, мастер. Это ваша заслуга.

В этот момент в дверь кельи бывшего Чёрного Принца позвонил дроид, своим механическим голосом сообщивший, что рыцаря Лу Рейгоса ожидают в одном из залов для совещаний.

Лелуш прикрыл глаза, глубоко вздохнув и стараясь унять нахлынувшую дрожь. Каким-то шестым чувством, а если точнее, то Силой, он понял, что его время на подготовку истекло. Игра практически началась, а несделанного осталось ещё слишком много.

***

«Рано. Слишком рано», — думал Зеро, направляясь к конференц-залу. Кулаки плотно сжаты, зубы тихо поскрипывают друг о друга. Зул, не понимая внезапного ухудшения настроения своего учителя, но не решаясь спросить, просто идёт следом.

Та фора, которая была у Лелуша со времён битвы на арене, похоже, закончилась сегодня. И не сказать, что он потратил его впустую. Сделать получилось многое, в том числе — несколько действительно жизненно необходимых вещей. Например, получить оружие, способное дать фору в поединке с одарённым, а также заполучить человека, который, в будущем, будет предан лично ему. Проблема в том, что сделать, а главное — узнать — предстояло ещё очень и очень много. Огромные пласты информации по истории республики, технике, космических кораблях — всё это было необходимо изучить, и, по возможности, отделить правдивую информацию от вымысла и откровенной пропаганды (особенно это касалось исторической части).

Тем не менее, кое-что на руках у Лелуша было. Удалось раскопать некоторую информацию по тёмным и необъяснённым (или объяснённым слишком разными способами) местам фильмов. Например, по поводу печально известного приказа Шестьдесят Шесть, а также то, почему джедаи так и не смогли заподозрить возможность такого приказа.

Лелуш усмехнулся, вспоминая, какие баталии Ривал и Ширли устраивали, пытаясь понять, что же было причиной предательства клонов. Гипотезы тогда сыпались одна за другой, так, что покойный Жорж Лука наверняка переворачивался в гробу. В предположения пошли и вживлённые клонам (но при этом почему-то никем из джедаев при ранении не найденные) чипы, и психологические закладки, и даже мол, Палпатин воздействовал на них Силой во время приказа.

Ларчик открывался куда проще, и одновременно, сложнее. Устав Великой Армии Республики, в большей своей части, был скопирован с устава республиканской армии, что была до Руусана. С тех «весёлых» времён, когда, во время войн с ситхами, непосредственный командир подразделений мог с лёгкостью перейти на сторону противника. По своей воле или потому, что ситх (которые славились своими умениями контролировать других) подмял под себя его разум — это было не важно. Важно было то, что такие перебежчики в любом сражении могли почти полностью повернуть его итог отнюдь не в пользу республиканцев.

Лорд Хот, глава Ордена тех лет и главнокомандующий армией не боялся применять более чем суровые меры для предотвращения таких случаев. Чрезвычайный приказ номер Шестьдесят Шесть предписывал солдатам уничтожить своего непосредственного командира в том случае, если на это поступил приказ сверху (в этом случае — только от главнокомандующего) — или же в том случае, если солдаты явно видят, что приказы такого командира являются способом подыграть войскам противника.

Жёсткая мера такого-же времени. Возможно, она была оправдана — в этом плане Лелуш судить не брался. Важно было то, что приказ Шестьдесят Шесть мелькал и в нынешнем уставе ВАР. И джедаи не обратили на него ровным счётом никакого внимания — ведь он, по старым хроникам, был им привычен. Зато обратил, а позднее и воспользовался главный архитектор Войны Клонов (если не сам же его туда включил).
Получалось, что клоны, по своей сути, просто напросто выполняли приказ. Либо не выполняли, — в зависимости от того, кому принадлежала их верность и совесть. И это, пожалуй, открывало для Лелуша перспективы выжить на тот случай, если его план провалится. Если бы он сумел стать для клонов своим, если бы смог завоевать их преданность и доверие, так, что эти солдаты стали верны ему, а не Палпатину…
Пожалуй, эта находка была наиболее ценной из всего, что удалось раскопать. Особенно учитывая то, что копать приходилось наугад. И всё же этого было мало.

Обуреваемый противоречивыми мыслями, Лелуш вошёл в конференц зал, в котором уже находились пятеро. И, если трое из них были ему практически незнакомы, то вот двое оставшихся он узнал бы с первого взгляда. Особенно учитывая тот факт, что с одним из них он уже встречался на пыльной арене Джеонозиса.

— Лу Рейгос, — широко улыбнувшись, мужчина со светло-русыми волосами и ухоженной, аккуратно подстриженной бородкой шагнул вперёд, протягивая вошедшему руку. На Лелуша «дохнуло» пусть слегка сдержанными, но вполне себе живыми эмоциями. Похоже, что его собеседник относился к разряду «живых» джедаев. — Рад, что вы остались живы на той арене.

— Оби Ван Кеноби, — Лелуш пожал руку своему «напарнику», вернув вежливую улыбку и стараясь не обращать внимания на то, как посмотрела на него Зулли после «выжили на арене». Он ведь так и не рассказал ей, что был в числе тех счастливчиков. — Взаимно. Мой падаван, Зул Ксисс, — Зеро коснулся плеча ученицы, представляя ту.

— Рыцарь Кеноби, — слегка смутившаяся, но явно довольная тем, что учитель её представил, тогрута учтиво поклонилась.

— Значит, вы тоже стали учителем, — Кеноби усмехнулся в светлые усы. Всем своим слегка щёгольским видом он явно не производил впечатление аскета. Скорее уж, впечатление рыцаря, трактующего кодекс как «джедаям нельзя привязываться, но можно любить. Значит, джедаям нельзя жениться, зато можно ходить по женщинам». — Помяните моё слово, скоро вам придётся пить успокоительное для восстановления нервных клеток. Энакин Скайуокер, мой падаван.

Пожимая руку светло-русому улыбающемуся парню с голубыми глазами, Лелуш невольно ощутил движение Силы. Её тугие потоки окутывали молодого человека, струились сквозь него, словно океан струится через рыбацкую сеть. Энакин действительно был Одарённым — с большой буквы.

Остальные джедаи, также вышедшие живыми из той бойни, тоже представились. Улыбчивый Микоре Викт, с какой-то непонятной завистью посмотревший на стоящую за левым плечом наставника фоллинку, молчаливый Серж Белл и изуродованный жуткими, по какой-то причине неизлечимыми шрамами, Марик Керр.

Скользнув по ним взглядом, Лелуш краем глаза продолжил наблюдать за Скайуокером и его учителем, машинально вслушиваясь в слова Кеноби и отмечая важную информацию.

По правде говоря, ему было сложно составить однозначное мнение что об учителе, что об ученике. Понимание и осуждение. Приязнь и отторжение. Всё перемешалось.

Ведь, по сути, того же Энакина он прекрасно понимал. Поставить на карту всё, пролить реку крови за любимого человека — разве не то же самое сделал Зеро? Однако то, к чему это привело, вспоминая то безумное чудовище, которое придушило беременную жену и исступленно вопило «НЕНАВИЖУ!», Лулу поневоле чувствовал отторжение к такому. С другой стороны, Энакин пока что таким не стал, а значит есть шанс это предотвратить.

Кеноби, со своей стороны, всю свою жизнь боролся за восстановление режима, который следовало похоронить и сплясать на его могиле. Бросил любимого ученика умирать на раскалённой лаве — такого себе не позволял даже Судзаку. И, в то же время, сейчас было видно невооружённым взглядом, что он привязан к своему ученику — и привязан сильно. Да и то, что он покрывал личную жизнь своего падавана (а в то, что Оби-Ван не был в курсе Падме, Лулу просто не верил. Он кто угодно, но не дурак), говорило, что он готов поступиться многими правилами ради близкого человека.

«И всё же он бросил его умирать», — покачал головой Лелуш в раздумьях.

Эти двое являлись неотъемлемой, одной из главных частей спектакля под названием «месть ситхов». И, если он поймёт этих двоих (особенно Энакина) — вполне возможно, что сможет сделать правильный выбор в финальной стадии его плана.

А тем временем Кеноби всё вещал и вещал. Из всего потока информации бывший Чёрный Принц потихоньку выделил главное. Каждый из здесь присутствующих рыцарей станет одним из членов офицерского состава Девятого корпуса Великой Армии Республики под командованием, соответственно, Кеноби.

«Иначе говоря, джедаев всё-таки назначили генералами. Всё идёт своим чередом», — подумалось Зеро.

Корпус включал в себя четыре легиона по девять с лишним тысяч клонов в каждом. Тринадцатый достался Викту, шестнадцатый — Лелушу, четырнадцатый и двадцатый соответственно — Беллу и Марику. Кеноби же осуществлял общее руководство корпусом.

Что же, такое хорошо и плохо одновременно. Плохо — потому что Зеро явно предпочёл бы работать один, без напарников и руководителя. Лелуш всегда привык действовать на свой страх и риск, и выполнять чьи-то приказы сверху на поле боя, особенно если они будут идиотскими, было бы для него чрезвычайно сложно. Хорошо — потому что Оби Ван не производил впечатление идиота, и, возможно, будет прислушиваться к нижестоящим генералам.

— Задача нашего корпуса — обеспечить безопасность Коррелианского гипер-маршрута на следующем участке… — подключив трёхмерную карту галактики, Кеноби указал, подсвечивая другим цветом, довольно внушительный кусок пути — от Коррелии и дальше, к Колониям и Внутреннему Кольцу.

Лелуш задумчиво кивал, вникая в ситуацию.

Коррелианский маршрут, как и остальные крупные гипер пути, издавна являлись артериями Республики, тянущимися от её сердца, Корусканта, ко всем ключевым мирам государства. Товары, пассажиры, армия. Как и тысячи лет назад, всё это было куда проще и выгоднее доставлять с помощью дорог (в нашем случае — налаженных путей в гипер пространстве, где кораблям было легче и их скорость была выше), чем ломиться через бурелом.

Это понимало командование Республики. Это прекрасно знал и Дуку.

А ещё, похоже, такое понимали и пираты, в данный момент представлявшие существенную опасность для всех гражданских и военных кораблей, уходивших дальше Коррелии. Торговые суда, пассажирские лайнеры — головорезов это не слишком волновало. Большинство кораблей Корпуса Юстиции просто не поспевало за юркими, быстрыми пиратскими флотилиями, а то и вовсе не выдерживало бой с ними.

И кое-что в этой истории было не так.

— Мне казалось пираты редко суются дальше Среднего Кольца, — Лелуш мягко прервал оратора.

— Очень верно подмечено, — Кеноби кивнул. — Так оно и было. Но с началом войны пиратские шайки резко обнаглели. Более того, их флотилии существенно выросли в силе вооружения и количестве. Сами поймёте что это значит, друзья?

— Кому выгодно, — покачал головой Микоре Викт.

— В точку. А кому у нас выгодно усилить пиратов, дабы Республика тратила время на зачистку собственных территорий, а не на войну с сепаратистами?

Все промолчали, ведь ответ был очевиден. Лелуш же про себя уважительно кивнул престарелому графу. Перерезать транспортные пути — хороший ход, пусть сам Зеро и предпочитал другую тактику войны.

— "Аккламаторы" для противостояния пиратам явно не подойдут, — тонкие пальцы Лулу продолжали машинально крутить в руках чёрного короля, которого он, по своей привычке, взял, когда шёл на это совещание.

Тяжеловесные, неповоротливые транспортники, предшественники тех самых Звёздных Разрушителей, обладали великолепными гипердвигателями, но по части манёвра в обычном пространстве могли дать фору только совсем уж безобразным гигантам, вроде трёхкилометровых "грузовиков"-"Лукрехалков" и явно не годились для противостояния маневренным пиратским рейдерам, которые описывал Кеноби. Впрочем, у него имелась одна идея.

— Предлагаю следующее…

На губах шахматиста заиграла предвкушающая улыбка. Поле боя - его стихия, а значит, партия началась!

Отредактировано Сильвердрейк (14-08-2018 08:41:45)

+4

9

Глава VII. Чёрные начинают и выигрывают.

Всё начиналось как обычно. Согласно информации, полученной от осведомителя на Коррелии, пассажирский лайнер, следовавший маршрутом от самого Корусканта, закончил свои дела на планете и вот-вот готовился выйти за её орбиту.

Космический корабль, причём явно не из категории «рухлядь, едва способная подняться в космос». А значит, и пассажиры на нём летят как минимум весьма состоятельные. Заложники, которые могут перевести кредиты на нужный счёт и рабы, которых можно продать хоть на Зайгерии, хоть на Татуине. Лакомый кусочек, который так и просился в руки!

Худощавый, похожий на вставшую на задние лапы кошку зайгерианец с тёмным оттенком кожи хищно улыбнулся. Это будет определённо удачный день. Достаточно не дать добыче уйти в гиперпространство — и дальше этот неповоротливый пассажирский корабль никуда не денется.

Охрана там, конечно, будет… какая-то. Явно недостаточная, чтобы предотвратить захват лайнера сработанными и надёжно, кровью и временем спаянными абордажными командами пиратских рейдеров.

Знал бы тогда Тайлон Элок, чем закончится этот, казалось бы, на сто процентов удачный рейд, он ни за какие деньги не совершил бы эту глупость. Если внимательнее присмотрелся к добыче — можно задуматься, почему лайнер настолько нагло рискует своими пассажирами, хотя на Коррелии давно известно о пиратах. Но одарённым, способным предвидеть будущее, работорговец не был. А лакомая добыча, сама плывущая к нему в руки, сейчас вытеснила из головы подобные мысли, оставляя лишь слепящую алчность.

— Приготовиться! — коротко приказал он капитанам остальных кораблей своей небольшой флотилии.

Лайнер не спеша, с достоинством, отдалялся от планеты. Охранных кораблей, сопровождавших его, не наблюдалось. Работорговец презрительно усмехнулся. Похоже, капитан решил понадеяться на удачу и проскочить самостоятельно. Вот только он не учёл, что за его самонадеянность пассажиры будут платить своими жизнями и свободой.

Четыре небольших, быстрых, устрашающе выглядевших корабля, вышедших с верфей корпорации «Gallofree Yards» и нелегально заменивших двигатели, в сопровождении двадцати истребителей обрушились на неповоротливый лайнер, подобно тому, как хищные птицы пикируют на зазевавшийся домашний скот. Нападение было совершено по всем правилам военного искусства. Быстро, решительно, обескураживающие для противника. Корабельный щит был быстро снесён сконцентрированным огнём, затем — был сразу же выведен из строя гипердвигатель.

И вот лёгкие крейсера "Гозанти" уже берут неповоротливый, словно обожравшийся банта, лайнер на абордаж с нескольких сторон. Тайлон идёт вместе со своей абордажной командой. В одной руке нейрохлыст, в другой — бластер.

Быть может, останься он на корабле, зайгерианец вовремя обнаружил бы неладное. Возможно, даже успел бы среагировать…

Увы, капитан пиратов не мог позволить себе такой роскоши. В среде, где балом правит естественный отбор, свой авторитет надо поддерживать. В том числе и участвуя в боях. К тому же, от кого, спрашивается, тут могла исходить опасность? От пассажиров низших рас, в большинство которых слово «пираты» вселяло ужас? В немногочисленную охрану, которая зачастую капитулировала ещё до боя?

К большому сожалению для Элока, абордажные команды его кораблей в коридорах лайнера встретили не перепуганные лица будущих рабов и не редкие выстрелы сопротивлявшейся охраны корабля, но несколько сотен бластерных винтовок, взявших пиратов на прицел.

— Что за…

Всё же рефлексы у пиратов были отточены годами. Прежде, чем неизвестные солдаты в белой броне открыли огонь, абордажная команда Тайлона практически в полном составе успела залечь в укрытие. Кто-то спрятался за углом, кто-то схоронился за идущей через коридор трубой. Кому-то повезло меньше — и залп бластеров превратил двоих пиратов в обугленное решето.

— Говорит джедай-падаван-коммандер Зул Ксисс, — послышался женский голос. Высокий, словно принадлежал молодке лет пятнадцати. — Заместитель командующего вторым полком Шестнадцатого Легиона Великой Армии Республики. Сдавайтесь! В случае добровольной сдачи каждый из вас получит право хранить молчание и право на адвоката…

Мелкая, непонятно откуда взявшаяся на этом проклятом лайнере пигалица откровенно наслаждалась своей ролью, пока зайгерианец лихорадочно пытался сообразить, что делать.
Великая Армия Республики. Здесь. С каких, ранкор их сожри, пор они занимаются охраной лайнеров, да ещё с джедаем во главе? Неужели им не повезло нарваться на перелёт какой-нибудь важной шишки?

Пират почти утвердился в этом мнении, когда ожил комлинк, связывающий его с собственным кораблём.

— Капитан, неопознанные корабли! Совсем рядом! Мы начинаем расстыковку…

Речь оборвалась так же внезапно, как и началась, сменившись шумом помех.

Зайгерианец стиснул зубы, сжав пистолет обеими руками. Осознание ситуации било в его разум с изяществом тарана.

Никакой это не был лакомый кусочек, а самая обыкновенная ловушка! Ловушка, в которую его небольшая флотилия вляпалась с отвратным чмоканьем.

Некоторое время назад
— Предлагаю следующее. Генерал Кеноби, разрешите проектор? Спасибо. Итак, основные преимущества пиратов — скорость и внезапность нападения.

Лелуш обошёл голографический проектор по кругу, потянувшись к его пульту и переключив несколько кнопок. На крупный план вышла запись с одного из захваченных кораблей, которую чудом успели передать до того, как связь оборвалась.

— Они используют в основном боевые корабли полулёгкого типа. Корветы, канонерки, некоторые вообще пользуются модифицированными фрахтовщиками, — рука в кожаной чёрной перчатке указала на то, как на голограмме хищного вида корабль начинает атаку грузового крейсера. — Обычная их тактика — это быстрое нападение на промежуточной точке маршрута, так, чтобы жертва не успевала уйти в гиперпространство. Затем — выведение из строя гипердвигателя и орудий корабля, если они есть, — в такт словам бывшего принца пират на записи полностью подтвердил его слова. — А затем — взятие кораблей на абордаж. Попробуй мы начать прочёсывать космос на "Аккламаторах" — просто распугали бы этих ублюдков. Но… — Лелуш прищёлкнул пальцами. — Мы можем поставить их в такие условия, где преимущества их быстрых кораблей практически нивелируются.

Лулу позволил себе чуть ехидную усмешку.

— Генерал Кеноби, скажите, вы можете убедить совет выделить нам несколько пассажирских и грузовых кораблей размеров покрупнее?

— Допустим, хотя это будет и сложно. Но я пока не понимаю… — в этот момент глаза бородатого джедая сощурились во внезапной догадке. — Постой. Ты предлагаешь попробовать брать их на живца?

— Именно, — фиолетовые глаза бывшего Зеро весело блеснули. — Представьте себе картину. Очередной рейдер берет на абордаж, скажем, пассажирский корабль. Но вместо гражданских там его встречает полк клонов. В то время, как из соседней системы или же со стороны планеты на сигнал судна прыгает эскадра кораблей. Хорошо вооружённых, но достаточно быстрых, чтобы не дать пиратам разбежаться в стороны. Таким образом, мы зажмём их между молотом и наковальней, — пальцы, обёрнутые чёрной кожей, сжались в кулак рядом с лицом Чёрного Принца.

Несмотря на то, что Лелуш многое не успел сделать, всё же он испытывал странное облегчение теперь, полностью осознавая, что Война Клонов началась.

Да, смерть вновь идёт за его плечом, мягко обнимая в опасные моменты. Однако Лулу ощущал себя… на своём месте. Здесь, на военном совете или же на поле боя — но он находился там, где был нужен. И делал то, что умел лучше всего. Совершать невозможное, делая его возможным и ведя людей к победе.

Сейчас он в очередной раз понял, как ему этого недоставало в Храме. Понял, насколько сильно изменило его Чёрное Восстание и последующие события, сделав войну его призванием и уделом. Войну за изменение этого мира к лучшему.

Такие изменения, раньше бывшие незаметными, с одной стороны, пугали. Уж чего-чего, а превращаться в мужскую версию Корнелии, жить не могущей без войны, он явно не желал. С другой же, Зеро не мог отрицать, что сейчас испытывает определённое удовольствие от происходящего вокруг.

— Хм, — Оби Ван задумчиво переводил взгляд с голограммы на Лелуша и обратно, подперев подбородок рукой. Остальные, похоже, предпочитали молчать.

Энакину план, сочетавший в себе лихость и определённую долю импровизации, явно пришёлся по душе…

— Может сработать, — Кеноби весело сощурился, признавая правоту молодого джедая. — Однако есть один нюанс. Если на одном участке разом появятся несколько таких «кораблей-призраков», после встречи с которыми начнут пропадать пиратские рейды, это определённо вызовет их настороженность, тебе так не кажется?

— Нет, если грамотно распределить силы, — Лелуш покачал головой. — Посмотрите.

Зеро вновь включил на голопроекторе карту торгового маршрута, разбив его маркерами на примерно двадцать участков.

— Вот тут — основные порты, маленькие и крупные, через которые проходит наш участок Коррелианского пути, — бывший Зеро серьёзно посмотрел на своих напарников. — Допустим… шестнадцать кораблей. По полку в каждом. Каждый из них прибудет в начальную точку своего собственного маршрута на сверхсветовой скорости, после чего останется там на несколько дней под каким-нибудь предлогом. Этого достаточно, чтобы поползли слухи, которые пиратские осведомители — будем честными, в портах они есть, — не преминут сообщить главарям шаек.

Лулу изобразил на голограмме карты то, как корабли начинают двигаться.

— Судя по записям с разграбленных кораблей, они всегда нападают до того, как их добыча уйдёт в гипер, либо на ближайших промежуточных точках, которые никак не миновать для смены маршрута. А значит, нашим приманкам не придётся долго ждать гостей. После чего — абордажные команды впускают их вовнутрь, и наша ловушка захлопывается, — Зеро резко разрубил воздух ребром ладони.

Пожалуй, это задание Лелуш сделает с действительно большим удовольствием. Работорговля была одним из тех человеческих пороков, которые Зеро не спускал никогда. Наравне с номерной политикой британцев, клеймящих представителей других народов «низшей расой». Впрочем, похоже, не он один уже предвкушал это дерзкое нападение пиратов.

Встретившись взглядом со слегка лихорадочно блестевшими глазами Скайуокера, Зеро понял, что от него пиратам ждать пощады не придётся.

Лелуш улыбнулся будущему Избранному и кивнул, словно говоря, что прекрасно понимает его чувства. Тот, похоже, понял, вернув улыбку. Только куда более кровожадную.

— Рейгос, скажи, а ты точно джедай? — Микоре Викт выгнул бровь чуть насмешливо. — Больно методы у тебя не рыцарские.

Тонкие пальцы Лелуша слегка дрогнули — это было, пожалуй единственным внешним признаком того, насколько его в тупик поставил этот вопрос. Фиолетовоглазый нарочито медленно повернул голову к нему.

Неужели этот молодой джедай догадался? Настолько быстро? Да, то, что сейчас говорил Лулу, несколько отличалось от стандартного подхода джедаев, но вот так просто догадаться о перерождении? Проклятие, проклятие…

Лишь увидев смеющиеся глаза Викта, он понял, что над ним только-что пошутили. С одной стороны, с души разом рухнул камень размером с гору. С другой… здоровому параноику очень захотелось пожать шутнику шею.

— Нет, ни разу не джедай, — голос Зеро так и сочился сарказмом. Хотелось отплатить ему той же монетой. — Я всего лишь перерождённый заново дух Дарта Ревана. Пади передо мной ниц и прими Тёмную Сторону, адепт Света!

Джедаи не смогли сдержать смешков. Даже Кеноби ухмыльнулся в усы, прежде чем прервать развязанный Микоре балаган.

— Ладно, повеселились и хватит, шутники, — похоже, как наиболее старший среди них, что по возрасту, что по званию, он чувствовал определённую ответственность за командный состав корпуса. Словно все они частично были его падаванами, и, если честно, то такое отношение подкупало. — План действительно неплохой, Лу. Я поговорю с Советом, — по его изменившемуся не в лучшую сторону выражению лица было видно, что интендантская волокита у него вызывает буквально физическую боль. — Когда всё будет улажено, вы получите приглашение на вверенные вашему командованию корабли. Да пребудет с вами Сила!

— Да пребудет с вами Сила, — повторил Лулу всеобщую ритуальную фразу прощания, на минуту прикрыв глаза. Прелюдия миновала. Скоро должен был начаться главный спектакль.

***

Они летели на спидере к посадочной площадке, где гордо сверкал ещё новыми, не успевшими побывать во множестве боёв бортами, корабль. Его корабль, имевший аэродинамическую форму, хищные очертания и окрашенный в чёрное с серебром. Его корабль, при виде которого сердце поневоле начинало биться учащённо.

Это ощущение было знакомо Лелушу. Слишком знакомо, чтобы он не мог его не узнать — такое же он испытывал, когда садился за рукоятки сначала «Гавейна», а затем и «Миража». Когда командовал «Авалоном» и «Икаругой». Ни с чем не сравнимое ощущение надёжности и скрытой силы, что может по твоему приказу проявить себя, изрыгнуть из орудий гибельный огонь, что принесёт своему хозяину победу в очередной битве.

И особенно приятно это было осознавать, учитывая то, что другие разумные настолько сильно недооценивают это оружие, давая ему в руки пусть небольшой, но, при умелом использовании, очень весомый козырь.

Кеноби, безусловно, старался разделить то количество кораблей, что ему удалось выторговать, в равных пропорциях на всех командиров своего корпуса. И если с гражданскими судами нужных типов особых сложностей не было, то вот боевые корабли, похоже, были строго ограничены — большинство из них было сейчас задействовано на границах. И тратить сколько-то крупные силы на пиратов, пусть и терроризировавших важный торговый маршрут, Республика просто не могла. Как заметил про себя Лелуш, Дуку довольно-таки умело заставил Великую Армию выбирать между двух зол и сосредотачиваться на чём то одном, пока второе остаётся безнаказанным.

В итоге генералы тянули жребий, по которому Лулу досталось определённое количество клоновских канонерок, больше подходящих для десантирования войск на поверхность планеты, чем для окружения и уничтожения рейдеров, а также прототип корвета «Мародёр», приобретённый Орденом перед началом войны у корпуса Юстиции.

Как пояснил немного извиняющимся тоном Оби Ван, эти корабли разрабатывались для Корпуса и их прототипы проходили испытания в его рядах. Но в итоге… в итоге корабль ждала довольно незавидная участь быть раскритикованным. От поставок отказались, а три первых корабля были проданы джедаям за ненадобностью. В том числе и «Мстительный Дух», который теперь отдали в распоряжение генерала Шестнадцатого Легиона.

В общем, оценка вверенных ему сил космического флота была так себе. До того момента, пока к Лелушу не попали характеристики корвета, который, по правде говоря, скорее нужно было называть «мини-крейсером». После их прочтения Лулу проморгался. После чего прочитал ещё раз, тихо и слегка безумно смеясь. После чего у бывшего Зеро созрел закономерный вопрос.

А именно — «Что конкретно не понравилось офицерам Корпуса?» Лулу мог предположить лишь одну жизнеспособную версию - цена, что была подстать ТТХ.

Не то чтобы Зеро успел подробно изучить всю военную технику галактики, но даже на первый взгляд этот корабль среди других корветов смотрелся точно так же, как «Ланселот» среди найтмеров четвёртого поколения. Сочетая в себе высокую скорость, хорошую для своих размеров огневую мощь и ангар с тридцатью истребителями на борту, он был просто идеальным для плана, разработанного в конференц зале.

Вот только докладывать об их невежестве джедаям Лелуш не собирался, приберегая этот козырь для себя. В конце концов, если кто-то не видит очевидного, это не его проблемы. А вот для Шестнадцатого легиона, если, конечно, у него появится источник дополнительного финансирования, не связанный с джедаями, приобрести несколько таких корветов было бы неплохо.

— Красивый, — сидевшая на заднем сиденье фоллинка с интересом смотрела на «Дух Мщения». - Знаете, наставник... когда я смотрю на него - примерно такое же чувство возникает, будто держу в руке активированный световой меч.

Лулу молча кивнул, заводя транспорт на посадку.

Красивый, опасный, смертоносный. Как найтмер перед атакой. «Мародёр» явно навевал ему ощущение дома.

***

— Добро пожаловать на борт «Мстительного Духа», генерал-джедай Рейгос, — молодой шатен карими, чуть лукавыми глазами и нарочито-небрежными движениями отдал честь, вытянувшись в струнку, — лучшего корвета во флоте Республики. И не верьте тем, кто вам скажет обратное. «Мародёр» — это лучшее, что случалось с нашим флотом за последние несколько десятков лет, — похоже, что молодой командир корабля души не чаял в своём судне и был готов ревностно защищать его от возможных нападок. - Капитан Блейк Соло, к вашим услугам.

В Силе его эмоции ощущались немного насмешливо. В них слышался какой-то вызов, словно он прощупывал нового начальника. Так молодой волк прощупывает нового вожака стаи.

— Соло? — Лелуш слегка поднял брови.

Фамилия была слишком говорящая, чтобы пропустить её мимо ушей.

«Неужели отец Хана?»

— Так точно. Младший брат Джонаша Соло, большой шишки на Коррелии, — Блейк чуть виновато развёл руками, словно извиняясь. А затем белозубо улыбнулся. — Не обращайте внимания.

Командиры полков, в свою очередь, назвали собственные номера.

Четверо клонов и человек лет двадцати. Явно только что из Академии. Его полковники и капитан «Духа Мщения».

Их лица были совершенно одинаковыми. Суровыми, нарочито-грубыми, словно вырезанными из гранита. Однако в Силе эти «мясные дроиды», как их презрительно (Лу успел услышать некоторые перешёптывания) называли, ощущались очень ярко. Практически на уровне обычных людей, если не сильнее. Каждый — разный. Каждый со своим характером, несмотря на одинаковые лица.

Командир первого полка. Суровый воин, который требует много, но, тем не менее, является настоящим «отцом солдатам». Таких как он подчинённые уважают и ценят. Похож на Тодо.

Второй полковник. Настоящий лидер, харизматичный, отважный и смелый, но при этом никогда не теряющий холодной головы. Если первого полковника уважают, то этого они боготворят. Лелуш грустно усмехнулся про себя. Шнайзель, ни дать не взять.

Третий. Спокойный, вдумчивый, молчаливый. Превосходный воин, преданный в первую очередь своим братьям-клонам, а уже потом — всем остальным. «Моё добро на стороне моей принцессы» — почему-то вспомнилось Зеро. Да, похож. Только вместо Корнелии у этого Гилфорда — клоны.

Полковник четвёртого. Неистовый. Готовый ринуться в самое пекло — и повести за собой людей. К победе. Храбрый, даже немного безрассудный. Корнелия… то есть, Корнелий.

Каждый из них был полноценным живым существом со своими чувствами, разумом, эмоциями. Разумным… Который, по сути, находился в Республике на положении раба, даже если они сами этого не признают. На положении раба, который в данный момент принадлежит джедаям.

Обёрнутые в чёрную кожу руки поневоле сжались в кулаки. Зубы Лелуша стиснулись, тихо, почти неслышно заскрипев. Кажется, его счёт к нынешнему галактическому строю сейчас вырос ещё на пару строк.

Лулу был честен с собой. Ему действительно нужно было их расположение. Более того, ему было жизненно необходимо стать для этих клонов своим. Ведь в случае, если его план провалится, злополучный приказ будет касаться и его в том числе. И в этом случае всё будет зависеть от того, кто этим (возможно именно этим четверым) клонам будет ближе.

Однако сейчас, по факту, на миг почувствовав себя в шкуре какого-нибудь британца, использующего девушек из гетто для определённых целей, Зеро мог сказать, что теперь это желание стать для них своим будет искренним. Он не просто завоюет их расположение. Он даст им то, чего не дадут другие джедаи. Возможность выбора. И, пожалуй, он сделает это сразу после того, как проведёт эту операцию.

— Рад познакомиться, — Лулу пожал руки каждому из присутствующих, после чего коснулся плеча ученицы. — Зул Ксисс, мой падаван.

Зеро сел в предложенное кресло напротив капитана корабля.

— Прежде, чем мы начнём, — Лелуш посмотрел на своих полковников. А что, если? В конце концов, начинать надо с малого. — Скажите, вы имеете личные имена, помимо идентификационных номеров?

— Никак нет, — командир первого полка отрицательно покачал головой, скрестив руки на груди. — Но, насколько я знаю, вы имеете право называть нас, как посчитаете нужным.

— Не называть, как посчитаю нужным. Вы не домашние животные, — резко оборвал клона Лелуш. После чего примиряюще поднял руку, видя удивление на лицах присутствующих. — Прошу прощения. Скажем так, я несколько отрицательно отношусь к… подобному.

Ни больше и не меньше. Выводы они сделают сами.

— Однако я действительно хотел бы предложить вам взять имена. Когда-то их носили выдающиеся воины и полководцы своего времени, — Зеро вежливо, с уважением, но без каких-либо эмоций улыбнулся.

Это будет… правильно.

После того, как формальности были улажены (после данной Лелушем характеристики имён они клонам явно понравились), офицеры приступили к обсуждению плана. Было решено, что в этой операции полки будут действовать раздельно, каждый на своём участке, поддерживая с генералом постоянную связь. «Мстительный Дух» же, вместе с Лелушем на борту, отправится вместе со вторым полком, дабы обеспечить подкрепление, захлопывающее ловушку.

— И ещё кое-что, — Зеро повернулся к… Шнайзелю. — Я бы хотел, чтобы во время этой операции моя ученица находилась под вашим командованием.

— Прошу прощения?

— Ей нужен опыт, — Лелуш коснулся тонких пальцев фоллинки, для которой, похоже, выражение иронично приподнятой брови стало уже привычным. — А лучший опыт она может получить, находясь рядом с тем, кто специально этому обучался и командовал людьми в битве на Джеонозисе.

То, что лишь один из его полковников участвовал в настоящем бою, было, конечно, неприятным сюрпризом, однако это было лучше, чем ничего. По крайней мере, ученица, к которой Лелуш пока не мог определить точное отношение, сможет получить боевой опыт.

— Понимаю, — клон кивнул, в задумчивости смотря на девочку.

— Хорошо. Падаван Зул Ксисс, отныне вы — заместитель командующего вторым полком Шестнадцатого Легиона.

***

— Сэр? — Соло повернулся к сидящему в кресле, словно на импровизированном троне, генералу, наблюдавшему за изменениями на голографической карте. Словно спрашивая, джедай сам командовать будет или даст делать работу «профессионалам».

Лелуш вдохнул, внутренне успокаиваясь и поглаживая пальцами подлокотники. Понеслась.

Вот он, первый настоящий бой в новом мире. Пусть и с зажравшимися пиратами, которые уже взяли лайнер с сюрпризом на абордаж, однако от этого боя зависит очень многое.

Лелушу нужен был авторитет среди своих подчинённых. Он видел насмешливое прощупывание капитана корабля, видел то, как смотрят на него клоны. Сейчас от его действий зависит, признают ли его вожаком, заложит ли Зеро первый камешек в своём пути к изменению Галактики или же его всю войну будут просто терпеть собственные подчинённые.

Передать сейчас командование кому-то другому? Ни за что. Кем бы Лелуш ни был в мире звёздных войн, внутри он всё ещё оставался Зеро, проклятием сначала Британии, а после — всего мира.

— Приготовиться к бою, — на капитана корабля поднялся жёсткий взгляд фиолетовых глаз. — Три звена истребителей на изготовку. «Дух Мщения», полный вперёд, открыть огонь по крайнему слева кораблю, цельтесь в двигатели.

Блейк вздохнул, бормоча про себя ругательства. Похоже, Лелуш подтвердил его худшие опасения. Однако приказ исполнил. Залп из восьми сдвоенных турболазеров оставил от вражеского крейсера "Гозанти" груду космического мусора, однако для остальных кораблей это был словно сигнал к действию. Отчасти это было даже забавно: корабли официально носящие в названии слово "крейсер" почти впятеро уступали по размерам и вооружению своему оппоненту — "корвету". Подобные казусы уже успели немало повеселить Лелуша, ведь иногда создавалось впечатление, что класс кораблю присваивали исключительно из каких-то эстетических соображений. Например, основная линейная единица флота КНС, достигающая почти километровой длинны, на полном серьёзе звалась "фрегат", в то время как всякие недомерки немногим за двести метров могли гордо носить звание "крейсер". Впрочем, сейчас это значения не имело, ведь три оставшихся вражеских корабля-носителя уже отделились от жертвы, а истребители начали перестраиваться в боевой порядок.

Три крупных корабля против одного. Но тридцать истребителей против двадцати вражеских. На губах Лелуша начала играть саркастическая усмешка. Кажется, это будет весело.

По крайней мере, управлять эскадрой было не сильно сложнее, чем отрядами найтмеров. Даже привычно. Возможно, потому что в далёкой галактике не был распространён бой на сверхдальних дистанциях, и сражения велись, фактически, в пределах оптической видимости.

— Капитан, максимальное ускорение. Таран этого корабля, — на голокарте подсветился ближайший "карманный крейсер" противника. — Синее звено, выстройтесь полумесяцем, прикройте «Дух» слева. Огрызайтесь на вражеские истребители, но не спешите нападать. Красное, Золотое — жёсткий строй клином. Атакуйте вражеские истребители.

— Вы рехнулись? — Блейк уже не мог скрывать своих эмоций, очевидно послав к черту субординацию.

— Спорить будете потом, Соло. Просто выполняйте приказ, если хотите победить!

На лице капитана сейчас отражалась вся гамма чувств к психу-джедаю, однако приказ он всё же выполнил.

Похоже, впрочем, что вражеский "Гозанти" подумал про командующего «Мародёром» то же самое, потому как творение конструкторов Кореллии стало отклоняться вправо, явно не желая получить таран. Усмешка на губах Лелуша превратилась в презрительную. Расчет на психологию пиратов как людей здравомыслящих и осторожных оправдал себя.

— Капитан, когда мы сойдёмся борт в борт, всадите в них залп из турболазеров. Цельтесь в двигатели. Синее звено, приготовьтесь добить противника.

Выражение лица Соло было непередаваемым, постепенно сменяясь от «что творит этот придурок?!» до понимания и злорадной усмешки в сторону пиратов.

Пройдя мимо вражеского корабля на полном ускорении, «Дух Мщения» обрушил на него залп четырёх пушек с правого борта. Два залпа принял на себя щит, один лишь слегка оцарапал обшивку, но последний попал точно в двигатель. После чего обездвиженный корабль стал лёгкой добычей для Синего звена, буквально разорвавших дымящийся "Гозанти" на части, в то время как плотный строй истребителей Красных и Золотых прошёл через не успевших перестроиться пиратов, как нож сквозь масло. Клоны потеряли лишь четверых — против тринадцати вражеских машин. И останавливаться не собирались.

Однако два оставшихся крейсера явно не собирались разделять судьбу своих предшественников. Прикрывая друг друга и огрызаясь залпами турболазеров, пираты медленно отступали, потихоньку вырываясь из мышеловки.

Пальцы в чёрных перчатках сжали подлокотники кресла. Сейчас в Лелуше бушевал самый настоящий азарт. Тот самый, что сопровождал его всегда во время боя. Ну нет, его не обставит кучка космических грабителей!

— Капитан, сколько требуется времени для совершения гиперпрыжка вот в эту точку? — Зеро указал место прямо на траектории пути убегающих крейсеров.

Судя по потемневшему лицу Блейка, ему очень хотелось сказать пару непечатных выражений в сторону генерала, но эти слова явно сошли бы за трибунал.

— Четыре минуты, сэр. Однако гипер прыжки на столь короткие расстояния сопряжены с…

— Приступайте. И по выходу из гипера приготовьтесь дать залп по пиратам. Всем звеньям истребителей, не дайте им перейти на сверхсветовую. Начинайте преследование.

Когда «Дух Мщения» появился прямо перед вражескими кораблями, дав по ним залп из восьми своих пушек разом, Зеро расхохотался. Тем самым безумным смехом, что иногда пугал членов ОЧР.

Фактор внезапности, постоянное психологическое давление со стороны Лелуша и то, что их противники явно не рассчитывали столкнуться с командиром, имеющим определённую долю безумства, сыграли свою роль. Эта партия за ним!

Отредактировано Сильвердрейк (14-08-2018 08:52:21)

+4

10

Глава VIII. За что сражаются рыцари.

— Ну здравствуйте, Тайлон Элок. Как самочувствие?

Увы, но зыркнувший на своего пленителя зайгерианец ответил лишь презрительным молчанием. Неудивительно.

Лелуш присел на стул напротив вращающегося в антигравитационной камере пирата, непринуждённо расправив плечи. Тонкие пальцы генерала с изяществом держали в руках стакан с дымящимся напитком молочно-коричневого цвета, к которому Лулу время от времени прикладывался. Конечно, вряд ли это можно было назвать полноценным кофе, но застарелое, приобретённое во время подготовки к Чёрному Восстанию пристрастие к этому бодрящему и прочищающему мозг напитку побудили бывшего принца искать его аналог среди местных продуктов. В принципе, каф неплохо подходил к его критериям, хоть и был значительно хуже земного аналога.

Первый бой, проведённый в новом мире, вызывал у Лулу чувство мрачного удовлетворения пополам с лёгким чувством превосходства — примерно таким же, какое он испытывал в свой первый настоящий раз, когда оборонял обречённое гетто от карателей Его Высочества. Вот только в этот раз у противника не оказалось козыря в виде боевой машины нового поколения, поломавшей все планы и разом перевернувшей исход сражения.

Конкретно это отребье не было Шнайзелем, которого Лу, несмотря ни на что, уважал как достойного противника. Оно не было даже Корнелией, что своим личным примером вдохновляла подчинённых на подвиги, отчего битвы с ней всегда несли в себе сюрприз. Оно же ничего не смогло ему противопоставить — и бой прошёл ровно так, как и рассчитывал бывший Зеро. Даже лучше, учитывая, что удалось захватить два потрёпанных выстрелами вражеских «крейсера» — те самые, что попытались убежать, когда увидели, что, казалось бы, беспроигрышный рейд оборачивается кровавой баней.

Одним словом, Лулу было чем немного потешить своё самолюбие. Возможно, бои с генералами Конфедерации будут существенно более тяжёлыми (в конце концов, по фильмам Жоржа Луки определить их полководческий талант было довольно трудным делом), но с пиратскими шайками он справится без проблем.

Нужно было двигаться дальше.

— У меня к вам несколько вопросов, на которые, как я надеюсь, вы дадите ответы, — сделав глоток кафа, Лелуш поставил стакан на стоявший рядом столик, вокруг которого как бы невзначай были разложены различные инструменты, использовавшиеся заплечных дел мастерами местной галактики. От банальных электрошока и сыворотки правды до нейрохлыстов и чего-то совсем странного, назначения которого Лулу просто не хотел знать.

Иронично, но практически все эти приспособления (кроме электрошока) были взяты из пыточного арсенала самих пиратов на одном из кораблей.

— Я предлагаю вам честную сделку, — Лулу закинул ногу за ногу. Видя, как Тайлон слегка сглотнул при взгляде на инструменты, бывший Зеро чуть насмешливо приподнял брови. — Вы указываете мне местонахождение ваших передовых баз, расположенных вдоль терроризируемого вами участка коррелианского пути, а также помогаете с захватом вашего главного гнезда. Я же, в свою очередь, выпускаю вас целым, невредимым и даже с пачкой кредитов — скажем, на Татуине. Или в любой другой дыре, по вашему усмотрению. Что скажете?

Элок слегка поморщился, точно ему под нос сунули оставленную бантой лепёшку, и прохладно взглянул на джедая.

— Вы, видимо, ошиблись. Я ничего не знаю ни о каких передовых базах. Я скромный пират, зарабатывающий на жизнь своим трудом, — наконец процедил он, слегка дёрнув «кошачьими» ушами.

— Скромный пират, чьи нападения, как и нападения его собратьев по ремеслу, были на диво хорошо организованы, — Лелуш слегка вытянул руку в сторону пленника, сжав пальцы — так, что горло зайгерианца захлестнула невидимая удавка. Видя вытаращенные глаза Тайлона, в изумлении смотрящего на своего мучителя, он хищно улыбнулся, сверкнув лиловыми глазами, тем самым усиливая психологический эффект.

Разумеется, этот фокус не имел ничего общего с настоящим Удушением, которое, как успел прочитать Лу, перекрывало любой доступ организма к кислороду — даже у тех разумных, которые дышат с помощью пор на коже. Но внешне банальный телекинез, мало отличавшийся от движения предметов, очень на него походил. И, судя по изумлению на лице пирата, по промелькнувшему на его лице страху, подобное он уже видел… наверняка — в исполнении кого-то, сильно отличавшегося от джедая.

— Позвольте, я расставлю все точки над «и», — бывший Чёрный Принц ослабил хватку, позволяя зайгерианцу наконец вздохнуть. — Тактика подобных вашему рейдов, из того, что успело попасть на экраны камер, практически всегда сводилась к одному и тому же. Быстрый налёт, выведение из строя защитных орудий и гипердвигателя, после чего — взятие корабля на абордаж. Когда же на место происшествия прибывали силы Корпуса Юстиции, там не было ни пиратов, ни корабля, ни даже космического мусора, который свидетельствовал бы о том, что судно уничтожили. Что это значит?

Встав со своего места, генерал не спеша, словно хищник к раненой добыче, приблизился к Тайлону. Лиловые глаза Лулу сощурились, рассматривая пирата с ног до головы, словно пытаясь понять, каким особо болезненным способом будет казнен мусор.

Зайгерианец тяжело сглотнул, словно глупый мышонок, глядящий в глаза смертоносному аспиду.

— А это значит, — мерно продолжал Лелуш, неспешно, с поистине императорским величием вышагивая вокруг пленника, — что-либо вы где-то потом чините захваченные корабли, дабы уже на сверхсветовой скорости перегнать их в те места, где можно продать захваченных рабов (которые просто не поместились бы все на ваши маленькие рейдеры), либо сбываете их с рук недалеко от мест захвата. В любом случае, это означает, что у вас есть несколько перевалочных пунктов вдоль Коррелианского маршрута. А скорее всего — и главная база, где вы уже сбываете товар с рук. Я ведь прав, верно?

Именно на это, в конечном итоге, и нацелился Лелуш. Можно было, конечно, пытаться брать на живца один пиратский рейд за другим. Вот только Лу не сомневался, что слухи об этом распространятся не просто быстро, а очень быстро. Один, может, два раза (учитывая, что такие события происходят по меньшей мере в шестнадцати местах одновременно) — и налётчики утроят осторожность. Проблема будет временно ликвидирована, но не решена окончательно, не вырвана с корнем, как должна была быть.

Предлагая этот план Кеноби изначально, Лу надеялся взять пленников и там уже, развязав им языки, нанести хирургически точный удар в самое сердце этой заразы. Ну, а остальные члены корпуса, тоже задействованные в этой авантюре… поймут — хорошо. Не поймут — не беда, придётся действовать своими силами. В любом случае, они сыграют роль отвлекающего манёвра.

— Умно, — Элок скривил губы. Видимо, это должно было означать крайнюю степень презрения к собеседнику. — Вот только, джедай, ты не учёл одну вещь. Если благодаря мне вы попытаетесь взять штурмом, как ты выразился, «нашу главную базу», — передразнил он Лелуша. — где, скорее всего, потерпишь поражение — это тебе не маленький рейд в ловушку ловить — наши в лепёшку расшибутся, но узнают, кто их сдал. И тогда, поверь, моя участь будет куда более погана, чем тюрьма. Так что прости, но сделка не состоится, — зайгерианец обнажил острые зубы, доставшиеся от кошачьих предков. — Сдавай меня своим хозяевам и избавь меня от своего общества, низший. Смердит, знаешь ли.

Возможно, зайгерианец просто хотел ужалить своего пленителя напоследок, справедливо полагая, что джедай с их строгими моральными запретами ничего не сделает ему за подобную выходку. Возможно, он просто не сумел сдержать издержки расового менталитета, смотрящего на других разумных в лучшем случае как на рабов. А скорее просто решил грубостью заглушить точащий его сердце страх, который непроизвольно захлестывал того с головой при лишь взгляде в эти безжалостные аметистовые глаза. Кто знает…

Лелуш не спеша, словно в размышлении, поднёс руку к виску, словно подперев голову, рассматривая Элока из-под задумчиво нахмуренных бровей.

Это было даже забавно — в какой-то степени. Где бы Лулу ни оказался, в любом мире или даже Галактике находились подобные индивидуумы, которые, возомнив себя богами, решали, что они находятся на вершине пищевой пирамиды. А все остальные — лишь пыль под ногами.

— Низших, говоришь? — тихо, вкрадчиво спросил он, после чего резко сжал тонкие пальцы. В этот момент захваченная Силой кисть пирата довольно-таки громко хрустнула, плющась в один бесформенный комок из сломанных костей, кожи и мяса.

Тайлон закричал, а точнее, взвыл, резко дёрнувшись, словно пытаясь вырваться из антигравитационной камеры. Глаза зайгерианца расширились от боли, мышцы напряглись, на лице и лбу заблестели бисеринки пота.

— Знаешь, сколько раз я слышал подобное от таких ублюдков, как ты, Элок? Сколько раз я слышал подобные речи? «Люди не равны», «есть сильные, а есть слабые». В твоём случае «есть высшие, а есть низшие», да…

Глядя в расширенные до ужаса глаза, Чёрный Принц уже не сомневался. Он уже почти готов. Почти, надо было лишь ещё немного усилить психологический эффект. А там — он уже как миленький выложит всё, что знает. Ну, а затем… взятие штурмом хорошо укреплённой базы закрепит тот фундамент, на котором он собирался строить свои отношения с клонами.

Испытывал ли Лулу настоящую, а не разыгранную ненависть по отношению к этому ублюдку? Да — равно как и к тысяче других, что были до него. Ко всем носителям той поганой дарвинисткой идеологии, что исповедовал покойный Император Чарльз. Вот только времена, когда его ненависть выливалась в захлёстывающую разум бурю эмоций, давно остались в прошлом. Сейчас она была спокойной, холодной и острой — словно остриё клинка.

— Знаешь, сколько подобного мусора я в своё время уничтожил, многих из них — собственной рукой? Тебе и не снилось. Тебе не кажется, что я сейчас для тебя немного поопаснее, чем гипотетические каратели, которые могут до тебя добраться?

Бывший… хотя был ли он сейчас бывшим? Нет. На пытавшегося вздохнуть Тайлона холодным взглядом лиловых глаз смотрел Зеро. Настоящий и не бросивший своего ремесла, тот, которого проклинали и ненавидели британские аристократы. Тот, кто стал карающим клинком для посмевших возомнить себя «высшей расой». Единственный, кто смог одним созданным образом на протяжении последующих десятилетий внушать страх в сердца тех, кто использовал свою силу не по назначению. И сейчас на Тайлона смотрел он. Демон по имени Зеро. Легенда, не так давно скрывавшаяся под чёрной маской. Безжалостный и беспощадный к подобным ублюдкам, не знающий запретов, словом и делом меняющий миропорядок.

Он сжал пальцы ещё раз, дробя в кровавый фарш и вторую руку пирата. Мрачное удовлетворение от хорошо проделанной работы немного согрело душу. Подобный мусор, занимавшийся тем, что уже который месяц продавал в рабство мужчин, женщин и детей, не заслуживал жалости. Ни малейшей.

— Ты же джедай! — из глаз несчастного зайгерианца уже ручьём текли слёзы боли и унижения, а остатки надежды пытались дозваться до милосердия Демона. — Ты не можешь так со мной поступать…

Лелуш скорее почувствовал сознанием, Силой, чем увидел — как дверь камеры отворилась примерно на четверть и из щели блеснули любопытные глаза, тут же расширившиеся от ужаса. Кажется, Зулли заглянула на огонёк.

Генерал тихо выругался про себя, чуть поведя пальцами. Не то, чтобы он не рассматривал подобный вариант развития событий — находясь на борту с любопытным и охочим до всего подростком, это было бы попросту смешно. Однако зашла она, мягко говоря, невовремя.

«Ладно, оправдываться сейчас не имеет никакого смысла, — прикинул он варианты. — Значит, надо доигрывать спекталь до конца, после чего проводить разъяснительную беседу. Пожертвуем конём ради создания ферзя»

— А ты видел много джедаев? Видимо, подобные тебе привыкли к тому, что они максимум что — могут отрубить руку или быстро и безболезненно снести голову световым мечом, — жёстко усмехнулся Лелуш, старательно делая вид, что не заметил, что за ним наблюдают. — Вот только я человек немного иного склада характера. Надеюсь, ты это понимаешь? - Аура власти, буквально исходящая от фигуры Лелуша, уже была физически ощутима.

— Стой. Стой! Я всё скажу! — немного истерично заорал пират, видя, что человек с молодым лицом и холодными глазами, которые подошли бы самой Смерти, снова готовится сжать руку. — Я всё скажу…

— Вот и славно.

Лулу глубоко вздохнул, беря со столика датапад и вбивая в него информацию, которую начал тараторить зайгерианец, после чего вызвал мед дроида, приказав заняться кистями пирата.

Аура ученицы стремительно удалялась от камеры, стремительно мельтеша калейдоскопом диаметрально противоположных эмоций.

Кажется, Зеро ждал один из тех неприятных разговоров, которые так любила устраивать Карэн. Увы, необходимый, если на выходе он рассчитывал получить не очередного джедая, а ни много ни мало - Ферзя.

***

Зул мчалась через жилую палубу «Духа Мщения», не разбирая дороги и один раз даже налетев на клона, едва не сбив его с ног. Наскоро извинившись, падаван остановилась только тогда, когда изнутри закрыла дверь своей каюты.

Девушка тяжело опёрлась на спинку стула, стараясь отдышаться и привести мысли в порядок, успокоить разум — всё, как её учили в Храме джедаев. Вот только твёрдо заученное «нет эмоций — есть покой» сейчас не слишком помогало. А если быть совсем честными — не помогало вовсе. Мысли всё время, раз за разом, возвращались к тому, что она почувствовала — и увидела — в комнате, куда поместили заключённого.

Её учитель, буквально вырвавший никому не нужного юнлинга из безблагодатных объятий Аграрного или Медицинского корпусов, был… довольно своеобразной личностью. Это было заметно с первых дней обучения с ним. Достаточно вспомнить треклятые… шахматы или то, каким образом он учил её бою на световых мечах. Иногда это раздражало так, что хотелось заехать ему чем-нибудь по челюсти. Но, в целом, Зул воспринимала его, как немного чудаковатого, со своими странностями в голове, но благородного и умного (один бой с пиратами чего стоил) рыцаря. Хотя и снедаемого какой-то внутренней печалью, словно какая-то застарелая боль постоянно глодала мастера Рейгоса изнутри — отблеск этой печали постоянно прятался в глубине лиловых глаз.

Но то, что произошло сегодня, когда она, мучимая любопытством, о чём Учитель ведёт беседу с капитаном пиратской шайки… Это было выше её понимания. Дальше любой черты, которые предписывал Кодекс Джедая. Когда со стороны пирата, ещё мгновение назад лучившегося презрением, пришли волны страха, удивления и жгучей, невыносимой боли, которая с головой захлестнула его сознание.

Учитель пытал пленника. Пытал, испытывая мрачное удовлетворение от содеянного… Да, пленник был пиратом, который грабил и убивал, но, в конце концов, учитель был джедаем. Джедаем, которому не следовало так поступать…

А самое странное и страшное в этой ситуации было то, что она, падаван Ордена - не испытывала неприязни к тому, что делал её учитель. Скорее наоборот. Несмотря на все правила, заложенные в её голову Советом, она считала правильным то, что Лу Рейгос сделал с этой тварью, продававшей в рабство девушек и детей.

Зул упрямо сжала кулаки, так, что костяшки пальцев, обычно красные, стали бледно-оранжевыми. В другой ситуации она никогда бы себе не призналась, но сейчас она боялась. Боялась того, что случилось. Боялась своего наставника, которому совсем недавно была очень сильно благодарна за избавление от незавидной участи. Но ещё больше она опасалась собственных мыслей. И, самое главное - страшилась самой себя.

Что это было? Почему, когда при ней пытали разумного, она ощутила удовлетворение?! Неужели… неужели он пал на Тёмную сторону? И она - тоже? Такое случалось с некоторыми джедаями после битвы, как Зул слышала из уроков истории, повествующих о временах до Руусана.

И что тогда делать? Кого звать на помощь, если Учитель и Падаван обезумеют одновременно? Догадки роились в голове фоллинки, как насекомые внутри улья. Девушка судорожно цеплялась за рукоятку светового меча, пытаясь додуматься до чего-то дельного.

Неизвестно, сколько бы ещё она так просидела и к каким выводам пришла бы, если бы в её дверь тихо бы не постучались.

— Зулли, я могу войти? — послышался знакомый голос.

Ксисс выдохнула сквозь сомкнутые зубы, стискивая в руке оружие джедая и оборачиваясь к выходу. Сейчас в голосе наставника не было ни капли злости, ничего от того жуткого, ледяного голоса, которым он разговаривал с зайгерианцем. Он вернулся в своё обычное состояние, словно то, что она почувствовала около тюремной камеры, ей почудилось, словно было страшным сном. Аура, источаемая Лу исчезла, словно её и не было.

Вот только фоллинка не спала.

— Да, Учитель… входите. Я хотела бы с вами поговорить.

Мужчина сел на стоявший рядом с кроватью стул, и, привычно подперев голову двумя пальцами (как же иногда забавляла эта его привычка. Всегда, но не сейчас), внимательно посмотрел на падавана. В фиолетовых глазах не было злости. Лишь интерес и какое-то непонятное Ксисс огорчение.

— Учитель… — фоллинка шумно втянула воздух, собираясь с мыслями, а потом разом, на одном дыхании, выпалила. Выплёскивая всё свои сумрачные догадки, страх… всё, что она успела надумать за это короткое время, пока он не пришёл:

— Почему вы так поступили, учитель? Зачем? Да, он пират, но джедаи не пытают своих пленников! И ваши эмоции, ваш голос. Вы… вы взорвались ненавистью. Почему? Что такое? Почему вы так поступили? А самое главное - почему я сама, вместо того чтобы сейчас бояться вас, спешно отсылать сообщение в Совет о вашем падении, — шатенка слегка зарычала, стиснув голову руками. — Чувствую, что вы поступили правильно? Вопреки правилам Ордена, вопреки Кодексу, но вы сделали правильно, воздав этой твари по заслугам! Почему, а? — закончила Зулли, переводя дух и смотря, с какой странным, непонятным ей пониманием смотрит на неё Рейгос.

***

Сила, как же она сейчас была похожа на Карэн. Ту, что пришла к нему после Нариты, после похорон отца Ширли - за ответами и вопросом, правильно ли поступают Чёрные Рыцари, продолжая эту войну. Храбрая. Горячая. Где-то - агрессивная и язвительная, но ещё такая наивная. Падаван, ещё не видевшая ужасов настоящей войны, не перешагивавшая через тела врагов. Не хоронившая друзей и не разыгрывавшая гамбит сама собой. Такая же, какой была Карэн. Каким был сам Лелуш до изгнания. До того момента, когда собственный отец, фактически, сломал его детскую картину мира об колено, а его самого вышвырнул из своей жизни.

И теперь - он снова стоит на месте лидера, у которого просят ответов. Правильных ответов, которые бы соотнесли увиденное с привычной картиной мира, с тем, что рассказывали в Храме Джедаев. И сейчас ему нужно было подобрать слова, которые помогут девушке пережить это... и, потихоньку, начать выходить из того догматизма, каким окружили своих учеников джедаи.

Поэтому, вместо жёстких речей, которые были бы положены строгому наставнику, Лелуш сделал другое. Встав со стула, он мягко шагнул к фоллинке, и слегка сжал её плечи своими руками, внимательно смотря в глаза.

— Извини, что напугал, Зулли, — сказал он чуть виновато, после чего, разжав руки, сел рядом с девушкой на кровать. — И могу тебя успокоить. Нет, я не упал на тёмную сторону. Как не упала, в общем-то, и ты. То чувство, которое ты испытала при виде того, как промышлявшая работорговлей тварь получает по заслугам, вполне себе естественно.

- Что? Но... - прежде, чем шатенка попыталась возразить, Лу предупреждающе поднял руку.

— Я видел таких раньше, ученица. — отвлечённо произнёс Лулу, собираясь с мыслями. — Считающие, что право сильного даёт им всё. Что весь мир и все, кто слабее их, не более чем пыль под ногами. Я видел, как они были готовы уничтожить тысячи жителей покорённого народа, дабы поймать одного-единственного врага, который посмел оспорить их право сильного. Видел, как тех, кому не повезло оказаться низшими, используют, словно игрушки. Я видел очень многое, Зулли, из того, чего ты, надеюсь, не увидишь никогда, — пальцы Зеро поправили каштановую прядь, заправив её за ухо. — Так что да, мой юный падаван. Тварей, подобных нашему гостю, я ненавижу — вопреки всем Кодексам. Так искренне, как только может это делать разумный. Я прекрасно знаю, что это может противоречить тому, чему учили в Храме. Вот только выйдя из Храма и столкнувшись с действительностью, — он криво усмехнулся. — Понимаешь, что некоторые вещи, исповедуемые джедаями… расходятся с реальной жизнью. Потому что человек, равнодушно смотрящий на ублюдка, который продавал в рабство женщин и детей — может быть, и будет следовать Кодексу, но как по мне, он будет тем ещё лицемером. И то, что ты испытываешь удовлетворение - вполне естественно. Джедаи не перестают быть людьми, попадая в Орден.

- Но...

Похоже, что Ксисс заколебалась после того, как Лу подал ей суть происходящего под таким соусом. С одной стороны, он всё ещё поступал против заложенных при воспитании правил. С другой, такой подход оправдывал её саму. Не ты не права, то, что ты чувствуешь - естественно. И это подкупало девушку.

— Ведь испытывая подобные эмоции, мы приближаемся к Тёмной Стороне, — фоллинка скрестила руки на груди. — Даже если ненависть благородна, она всё ещё остаётся ненавистью. Это... это неправильно!

— Да, приближаемся, — кивнул Лулу, подбирая слова и пытаясь объяснить девушке, по крайней мере, собственное видение проблемы с Падением. — Однако если ты контролируешь эту ненависть, если она не превращает тебя в безумное, жаждущее убивать животное, это приближение остановится на определённой черте. То, что произошло со мной сегодня, скорее единичный случай, чем закономерность. Можно сказать, сорвался. Не бойся, Зулли. Я не упаду, хотя, признаюсь, мне приятно твоё волнение за меня, — он ободряюще улыбнулся ученице своими фиолетовыми глазами. — Точно так же, как не падёшь и ты. Хочешь совет? Помимо всего прочего, в этом очень хорошо помогает осознание того, за что именно ты сражаешься.

— Что вы имеете в виду? — краснокожая приподняла бровь и недоумённо посмотрела на учителя. — За что именно вы сражаетесь, Наставник?

Лелуш улыбнулся, немного ехидно смотря на падавана. Сейчас она даже не представляла, сколько стоит Лелушу не отпустить маску ехидства, оголяя сущность смертельно уставшего человека.

За что он сражался? Почему сражался? Потому, что это единственное, что позволяет отогнать тоску по прежней жизни? Да, но этот ответ тут был неуместен. Потому, что не желал покорно следовать к тому моменту, когда его уничтожат злосчастным приказом? Тоже верно, но снова не ответ для рыжеволосой.

Однако было ещё кое-что. Что тоже было правдой. И что, в отличие от остального, можно было использовать для того, чтобы заложить первый кирпичик в изменение мировоззрения падавана.

— Кто такие джедаи, Зул?

— Одарённые, хранители мира в галактике? — подняла брови фоллинка. - Ну, так, по крайней мере, говорят.

— Именно. Только не хранители, — Лелуш поднялся на ноги. — Мы — стражи.

— А в чём разница?

— Разница крайне существенна, падаван. И, к сожалению, некоторые члены Ордена, — Лу просто не мог не выразить свой скепсис в отношении джедаев, — её позабыли. Хранители — это те, прости меня, у кого это хранится на полочке. А стражи защищают то, что они хранят, с оружием в руках. И рыцари, — Зеро не удержался — резко взмахнул рукой в сторону, как это делал раньше, произнося пафосную речь, — являются стражами тех, кто не может защитить себя самостоятельно. Неважно, на чьей стороне они находятся — КНС, Республики, да хоть Империи Ситхов. Неважно, какую религию они исповедуют и каких политических взглядов придерживаются. Мы сражаемся за тех, кто мирно занимается своим делом — против тех, кто возомнил, что сила оружия либо иная сила позволяет ему держать других, как скот. Независимо от гражданства, религии и других факторов. Мы не отступаем пред ликом смерти, не боимся сражаться хоть со всем миром в одиночку, если это спасает жизни. И пока ты помнишь это, Зуллу, пока ты чётко держишь это в своей голове — ты не упадёшь. Удержишься, даже если в какой-то момент не справишься с эмоциями.

Лу вновь ласково положил ладони на плечи девушки, чувствуя, как ученица постепенно успокаивается, принимая правоту наставника. И это было хорошо. Благодаря нелепой случайности, позволившей ей увидеть, что творилось в тюремной камере, был заложен первый камешек в то, чтобы взгляды, которые Зеро прививал Ордену Чёрных Рыцарей, потихоньку подменили взгляды, распространённые в нынешнем Ордене Джедаев.

И, может быть, когда наступит переломный момент этой войны, эти слова помогут ей выжить и не сломаться, как это было с Сузаку и Лелушем.

— Всё, мир? Больше мы оба не кажемся тебе ужасными ситхами? — он фыркнул, услышав возмущённое «Учитель!» от Зулли почувствовав лёгкий тычок в бок. — Хорошо, тогда подъём. Наш пират рассказал много интересного.

Отредактировано Сильвердрейк (14-08-2018 09:03:12)

+4


Вы здесь » NERV » Стартовый стол » Чёрный Рыцарь