NERV

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » NERV » Стартовый стол » Чёрный Рыцарь


Чёрный Рыцарь

Сообщений 31 страница 40 из 53

1

Кроссовер Звёздные Войны + Код Гиасс от  Сильвердрейк

0

31

В этот томик случайно "Шпага-Рианнона", не входит? А то "Луч-сабля" просто до ностальгической боли знакома!

0

32

Рыжебород написал(а):

В этот томик случайно "Шпага-Рианнона", не входит? А то "Луч-сабля" просто до ностальгической боли знакома!

Вот хз на счёт шпаги рианнона.
Серия "Звёздные войны" (с фильмами лукаса серия не связана). там ещё обложки всегда были вырвиглазные.
том "вторые звёздные войны". в нём все три новеллы по старой трилогии.

есть ещё том "Четвёртые звёздные войны". там "Воины Рассвета", "Спейс работает по найму" и "пятнадцать отважных"

0

33

В общем, для всех ненавистников Седрика. Фанфик откололся от его заявки, так уж вышло. Наши взгляды на будущий сюжет разошлись в противоположные стороны.

0

34

В чём вообще вопрос? Просто что не фанф, так обязательно в лучшем случае мирно расходятся, а в худшем ещё и разосрутся.

+2

35

Selevk написал(а):

В чём вообще вопрос? Просто что не фанф, так обязательно в лучшем случае мирно расходятся, а в худшем ещё и разосрутся.

Если кратко - то
1)в ситхофильстве. да, том самом в котором меня часто ошибочно обвиняют)
2)в некоторых сюжетных твистах которые он воспринял в штыки
3)в технологиях
4)в пейринге

Отредактировано Сильвердрейк (15-03-2018 23:42:41)

0

36

Сильвердрейк написал(а):

Если кратко - то
1)в ситхофильстве. да, том самом в котором меня часто ошибочно обвиняют)
2)в некоторых сюжетных твистах которые он воспринял в штыки
3)в технологиях
4)в пейринге)

Мнится мне, что в основном из-за первого и четвёртого пунктов.

А вообще стоит готовиться к появлению первого в истории Небесной Реки джедаю-императору (ситх-канцлер уже есть)?

Отредактировано Selevk (16-03-2018 02:40:35)

0

37

Прода.
Так же хочу сказать сразу, чтобы не было дальнейших вопросов. Персонаж Асока Тано заменён на Зул Ксис. Были введены некоторые изменения в тексте, в основном в главе "За что сражаются рыцари".

Пролог. Четыре взгляда на проблему.

Кукловод.
- Магистр Винду, - Шив улыбнулся чернокожему гиганту вежливой, чуть тёплой улыбкой человека, видящего коллегу, с которым за годы службы привык делать общее дело. - Я могу поздравить вас с уничтожением главного оплота пиратов на Коррелианском торговом пути? Мастер Кеноби провёл блестящую операцию. Насколько мне известно, освобождённые из плена граждане Республики уже прибыли на Корусант.

На лице Голоса Совета не дрогнул ни единый мускул, когда он слегка поклонился главе Республики и шагнул в его кабинет вслед за ним. Лишь глаза слегка блеснули. Нет, не гневом - для этого джедай слишком хорошо контролировал себя. Скорее... легчайшей тенью раздражения. Словно упоминание о произошедшем на "Серебряном Шпиле" вызывало в памяти коруна отнюдь не самые приятные воспоминания.

Любой план, как правило, доживает в своей первоначальной версии лишь до момента начала реализации. Затем в него неизбежно вносят поправки на реальное положение дел. Иногда и вовсе приходится пересматривать его полностью, так, что первоначальная версия замысла меняется до неузнаваемости.

Однако несмотря на эту всем известную истину, когда план реализуется не совсем так, как предполагалось - это вызывает раздражение. Даже у столь тренированных разумом людей, как, например, Тёмный Владыка Ситхов, или Магистр Высшего Совета. Впрочем, отличием Сидиуса от многих других, даже от Винду, было то, что даже в причине этого раздражения для ситха всегда имелась определённая выгода. Там, где другие видели лишь поражение, канцлер больше размышлял над открывающимися возможностями.

И нынешний случай не был исключением из этого правила.

Разумеется, ситх не предполагал, что пираты долго продержатся на Коррелианском пути, а потому не возлагал на них больших надежд. Однако, по меньшей мере месяц "Серебряному шпилю" отводилось. Налётчики могли изрядно мешать республиканской логистике, что позволило бы добиться от Сената новых "решительных мер" и полномочий. Особенно после того, как некоторые из сенаторов были бы захвачены в плен - достаточно подкинуть пиратам нужную наводку об их перемещении по Пути.

Одним словом, обитатели "Серебряного Шпиля" были бы весьма полезны канцлеру ещё долго, и вероятность, что его возьмут раньше положенного срока, прогнозировалась Сидиусом как крайне невысокая. Станция пиратов прекрасно укреплена, а тактика молниеносных налётов обеспечивала им неуловимость. Джедаи могли гоняться за их рейдерами неделями, пока узнали бы что-то ценное. Однако, вопреки всем расчётам и предположениям, события пошли по наиболее маловероятному и малоприятному варианту.

Это раздражало. С одной стороны. Ведь мало того, что рассчёты оказались не верны, но теперь и некоторые пункты Плана нуждались в пересмотре. С другой - вызывало любопытство и интерес ситха.

Что именно произошло на "Серебрянном Шпиле"? Вмешалась Сила, подарив своему Избранному желанную победу? Среди джедаев неведомым образом оказался толковый полководец, сумевший быстро выследить пиратов, захватить их в плен живыми и столь же быстро взять "Шпиль"?

Оба варианта вызывали интерес и, в конечном итоге, послужили бы к выгоде Владыки. Первый - в очередной раз доказывал, что он не ошибся в Энакине, и мальчик действительно стоил его усилий. Второй же тоже не предвещал плохого. Ведь подобного рыцаря можно было бы прекрасно использовать в войне, и, чем Сила не шутит, в будущем использовать как Инквизитора.

- Благодарю, - Мейс сел в кресло напротив Канцлера, свободно положив руки на подлокотники и смотря на него слегка исподлобья. - Рад слышать о том, что заложники вернулись на свободу в целости и сохранности, однако вынужден вас поправить. Насколько мне известно, план операции принадлежал не мастеру Кеноби. Изначально весь план принадлежал генералу-джедаю Лу Рейгосу, командующему легионом в составе корпуса Оби Вана.

Значит, не Энакин. Палпатин заинтересовано поднял брови, давая знак дроиду поднести к их столику поднос с кафом на две персоны.

То, что это всё таки был второй вариант, вносило свои коррективы. Однако... скорее положительные, чем отрицательные. Неизвестный джедай, сумевший взять станцию. Неизвестная переменная, которую можно использовать. Неизвестная величина, что может как помочь, так и навредить.

Надо лишь сделать эту переменную известной и понятной, грамотно входящей в уравнение Плана.

- Признаюсь, это имя мне незнакомо. Каф?

- Пожалуй, - Винду с благодарностью принял чашку и пригубил напиток, словно беря паузу в разговоре и обдумывая дальнейший ответ. Наконец, приняв решение, чернокожий Магистр продолжил. - Неудивительно, что вы о нём не слышали. Рейгос ещё очень молод, и не сказать, чтобы был замечен в громких делах до этой войны. Однако, признаюсь, во многом именно его действия позволили нам продержаться на Джеонозисе до подхода подкреплений.

"Так так так, любопытно. Уж не тот ли это мальчишка, что использовал звуковую пушку?" - подумал про себя Сидиус, одобрительно кивая коруну.

Не то, чтобы наличие среди джедаев человека, понимающего в тактике, что-то меняло - в глобальном плане, разумеется. Скорее всего - практически ничего. В конце концов, ещё неизвестно, каким образом был взят "Шпиль". Возможно вовсе - классическим "закидыванием мясными дроидами". Однако не совсем обычный выброс среди выборки джедаев, который сумел нарушить планы ситха по поводу Коррелианского торгового пути, представлял интерес. Будил определённую толику любопытства.

"Надо будет сказать Айсарду, чтобы побольше разузнал об этом молодом рыцаре. А ещё получить копию допроса Зура к себе на стол".

- Если это будет возможно - передайте ему мою благодарность за спасение граждан Республики, - Палпатин слегка склонил голову, коснувшись рукой груди. После чего плавно сменил тему разговора. - Однако, я бы хотел получить подробности взятия пиратской станции. А теперь к другим делам...

Что бы не произошло на "Серебряном Шпиле", Шив собирался обернуть это себе на пользу. Так или иначе - ситх будет в выигрыше.

Рыцарь.
- И всё же повторюсь, Магистр Фисто. То, что совершил рыцарь-джедай Лу Рейгос, в корне недопустимо, - слегка скрипучий, но всё ещё сильный, голос Оппо Ранцизиса излучал холод и суровость космоса. - Его план, представленный в рапорте, является авантюрой чистой воды - в худшем смысле этого слова. Я просто уже не говорю о том, что подобные методы противоречат кодексу джедаев - это и так, уверен, ясно всем присутствующим, - не смотря на лёгкое искажение голограммой, голос Оппа по прежнему был полон негодования. - Однако вдумайтесь. Он отправился на эту авантюру лишь со своим легионом, хотя был прекрасно осведомлён, что его численности не достаточно. Не поставив мастера Кеноби в известность и не запросив помощи. Что бы произошло, если бы его блеф не сработал, и он был бы вынужден отступить, или умер на этой станции, раскуси пираты его уловку? Следущая попытка штурма обошлась бы нам куда как тяжелее, ведь мы утратили бы эффект неожиданности. Или того хуже - он исполнил бы свою угрозу, уничтожив тысячи пленников!

- При всём уважении, Магистр - в голосе наутолана проскользнули нотки раздражения. - Вы перегибаете палку. За этим молодым джедаем не было замечено признаков падения на Тёмную Сторону. Уверен, он никогда бы не сделал подобного. Более того, - Фисто слегка сжал пальцами подлокотники кресла, словно готовый к броску хищник. - Его замысел удался. По воле Силы, Рейгос спас всех этих пленников. Не говоря уже о том, что именно его замысел позволил нам столь быстро выбить пиратов с Коррелианского торгового пути.

- Кит, прошу тебя, - в разговор вступила Шаак Ти, в отличии от первых двух, находившаяся в зале в своём теле, а не в виде серебристого изображения. - Разумеется, пока что разговоры о падении Рейгоса излишни. К тому же, в конце концов, именно его действия помогли нам выжить на той арене. Однако, - торгута удручающе покачала головой. - Его действия действительно выглядят безрассудными и опрометчивыми. Он рисковал не только собой, хотя у нас сейчас каждый генерал-джедай на счету, но и всеми пленниками, находившимися на "Серебряном Шпиле". Это недопустимо. Возможно, ему не стоило с самого начала поручать столь самостоятельную боевую единицу, как Легион.

- Остановило бы его это? - прошелестел голос Пло Куна. - Станцию он взял отнюдь не легионом. Однако говоря о Рейгосе, после нашей личной встрече могу сказать, что рыцарь он рассудительный и принимающий взвешенные решения...

Удивительно, но среди аргументов за и против молодого рыцаря до сих пор не прозвучало то, что он уведомил Председателя Панторанской Ассамблеи о случившимся и об участии его племянника в этом деле. Хотя, на взгляд Винду, именно это сейчас сулило Ордену наибольшие проблемы.

По хорошему, Орто надо было запереть в Храме. Членство в Тёмных Аколитах нельзя было оставлять просто так - особенно учитывая тот факт, что юный панторанец, вопреки всему, не успел пасть на Тёмную Сторону. Его можно было бы образумить. Однако, зная характер его дяди, Чи Чо, чернокожий магистр был практически уверен, что Орто придётся передать ему. В конце концов, панторанец ушёл из Храма, но ситхом стать не успел. А следовательно, к глубокому сожалению Винду, под юрисдикцию храма формально не попадал.

И что то подсказывало Голосу Совета, что Председатель вцепится в это обстоятельство хваткой крайт-дракона.

Мейс коснулся пальцами переносицы, переводя задумчивый взгляд со стоявшей посреди зала Совета голограммы Оби Вана на до сих пор молчавшего гранд-мастера. Чуть полные губы коруна сурово сжались в линию.

В душе Голоса Совета словно бы столкнулись в жестокой битве три разных чувства, сменявшие друг друга словно бы в такт разным голосам Совета. Стоило замолкнуть одному - в разговор вступало другое, раз за разом излагая собственные аргументы к происходящему, перебивая и сбивая друг друга.

Как Магистр Джедай и член Совета, Мейс однозначно осуждал выходку Рейгоса. В этом Ти была полностью права. Нет, тьмы в мальчишке не было - во всяком случае пока. Винду её не чувствовал, а предположение, что столь молодой джедай выучил техники сокрытия в Силе, было весьма сомнительным. Однако, пойди в его плане хоть что-то не так, провались он - и опасности бы подвергнулись все находившиеся на "Серебряном Шпиле" разумные. Лу поставил на карту всё, рискуя не только собой, но и гражданскими. По хорошему, его действительно следовало бы отстранить от командования легионом. Однако...

Корун про себя чуть усмехнулся. К сожалению, или к счастью, но какое-нибудь "Однако" находится всегда.

Потому что Сила ли благоволила молодому джедаю, или действительно имел место тонкий тактический расчёт, так или иначе, победа оказалась за ним. И, чего таить - читая рапорт о том, как джедай запугал этих работорговцев, представляя страх на их лицах - Мейс испытал толику мрачного удовлетворения. Хотя, возможно, и не должен был этого чувствовать, но факт оставался фактом.

В этих рискованных поступках Рейгоса - ведь он не мог не знать, что Совет не одобрит подобное - чувствовалась та непоколебимая решительность делать то, что должно, по отношению к врагам Республики. Несмотря на решения вышестоящих. Заготовка для того карающего меча, каким был и сам Винду - по крайней мере, так коруну казалось на первый взгляд. Заготовка, из которой можно было бы выковать настоящий клинок, если постараться.

Глаза Магистра задумчиво сузились. Нет, рубить с плеча и карать точно не стоит. Возможно, если бы он сам встретился и поговорил с этим молодым джедаем, или, на худой конец, если бы выяснить, насколько он может мыслить здраво - послать расспросить того же Кеноби, был ли у генерала запасной план, на тот случай, если его блеф не пройдёт. Возможно, возможно... особенно учитывая третий фактор.

Политику, будь она неладна.

От Винду не укрылся лёгкий интерес Канцлера к личности взявшего "Серебряный Шпиль" джедая. Даже попросил переслать ему подробный отчёт об операции. И в этом крылась возможность, которыми Сила в последнее время столь редко баловала Мейса. А именно - возможность поднять имидж Ордена в глазах общественности. Винду (по крайней мере - в этом отношении) трезво смотрел на вещи. Авторитет джедаев изрядно пошатнулся после того, как они, стараниями пропаганды Дуку, "развязали войну, вероломно вторгшись на территорию Конфедерации". Маркус в своих речах не жалел эпитетов и различных сравнений, от которых хотелось снести лживому предателю голову.

И вот он - шанс хотя бы частично исправить это (пусть этот шанс  и мог обернуться против Ордена - учитывая неоднозначные действия генерала-джедая). Учитывая, что в списке спасённых фигурировали многие высокопоставленные чиновники Республики, Рейгоса можно было бы представить общественности, не просто как "элитного агента Сената" (а за джедаями, к сожалению, сложилась такая репутация за тысячелетие после Руусана), но как защитника и спасителя. Сначала пара интервью о произошедшем, затем - отправить его на ещё несколько заданий, где он мог бы проявить себя подобным образом, еще несколько интервью...

Пальцы коруна коснулись волевого подбородка.

Это был шанс. Действительно шанс хотя бы частично вернуть расположение Республики Ордену. И его точно не стоило губить наказанием. Однако сначала нужно было проверить будущего "героя".

Поймав взгляд Гранд Мастера, Мейс прочёл в его глазах согласие. Учитель и ученик поняли друг друга без слов. Магистр слегка кивнул зелёному гуманоиду, и в тот же миг - Сила пришла в движение, слегка придавив спорщиков к их креслам. Не сильно - скорее так, словно заботливая мать слегка шлёпнула разбуянившихся детей по мягким местам.

- Спешите вы. Спешите вы вынести вердикт свой, словно падаваны юные, - проскрипел Йода, постучав тростью по основанию своего кресла. - Делать выводы готовы вы, не зная полностью правды всей.

- Согласен, - тихий голос Великого Мастера сменил уверенный и звучный баритон самого Винду. - Прежде, чем делать какие-то выводы о возможном наказании Лу Рейгоса, необходимо понять, был ли у него план - на тот случай, если пиратский "барон" не поверит его обещаниям взорвать станцию. Возможно, его план и не был таким авантюрным, как нам кажется сейчас. Я полагаю, его непосредственный командир, Мастер Кеноби, сможет выяснить это. Никто ведь не усомнится в том, что Оби Ван достаточно здравомыслящий джедай для подобной проверки? - Мейс обвёл взглядом зал. - Хорошо. Кроме того, когда мы закончим с проверкой молодого джедая - твоему корпусу, Оби Ван, следует сделать следущее...

В голове Голоса Совета уже начался складываться план действий. К сожалению, это вряд ли могло уберечь его от последущего разговора с Председателем Панторанской Ассамблеи.

Политик.
- Я предупреждаю вас, Магистр, - губы Чи Чо сложились в тонкую, непререкаемую линию - словно узкая едва заметная расщелина в каменном изваянии. - Предупреждаю в единственный и последний раз. Я понимаю ваши опасения, о возможном побеге моего племянника. И тем не менее - у вас есть лишь два варианта. Либо Орден передаёт моего племянника на моё попечение - и я даю вам гарантии, что он не покинет пределы Панторы до окончания войны. Либо, - глаза Председателя сурово сузились, - я буду ходатайствовать о рассмотрении этого дела Сенатом. Возможно, мой племянник и совершил преступления против законов Республики - но не против джедаев. А учитывая, какие настроения там ходят в последнее время...- послышался тихий смешок. - вы, Голос Совета, не можете не понимать, насколько сейчас Ордену не нужен ещё один скандал.

Синяя голограмма слегка дёрнулась, когда на скулах Винду заходили желваки. Панторанец же чуть жёстко улыбнулся про себя. Этот долгий разговор был не слишком приятным, однако он не сомневался - корун сделает всё, чтобы Чи не выполнил свою угрозу. Магистр, много лет варящийся в политике, не мог не понимать, чем подобное может грозить джедаям, которых и так сейчас обвиняют в развязывании войны.

- Я передам ваши слова Совету, - наконец ответил корун.

- Надеюсь на ваше благоразумие, Магистр, - сухо кивнул панторанец, прежде чем отключить связь.

Глубоко вздохнув, Чи сел за свой письменный стол, слегка побарабанив по гладкой поверхности пальцами.

События последних дней, с одной стороны, принесли ему сильное разочарование в племяннике. Мало того, что Орто, наплевав на прямое неодобрение дяди, присоединился к этим корпоративным торгашам из Конфедерации, хуже того, опустился до места послушной рабыни-твилечки Графа, преданно смотря ему в рот и был готов выполнять для главы КНС любую грязную работу, вплоть до работорговли...

Губы панторанца презрительно скривились, когда он вспомнил о пережитом позоре.

Однако - была и обратная сторона медали. И именно она сейчас, помимо возвращения Орто на родину и шанса вправить непутёвому племяннику мозги, заставляла видеть в этой ситуации не только отрицательные стороны вроде ущерба репутации Панторы.

Чи откинулся на спинку кресла, вспоминая прошедший разгововор с молодым джедаем.

Лу Рейгос. Бывший (а возможно - и не совсем бывший, учитывая, что алдераанец уведомил Председателя о судьбе Орто) друг его племянника, которому теперь он был обязан. Однако обязанность эта вполне уверенно через некоторое время могла бы перейти во взаимовыгодное сотрудничество... А возможно - и использование джедая в своих целях. Особенно - если наладить с ним отношения. Как-то привязать его к Панторе, сделать так, чтобы джедай согласился иногда выполнять некоторые... просьбы Председателя.

Чи Чо слегка улыбнулся краями губ. Он не понаслышке знал, насколько может быть полезна поддержка члена Ордена. И, чего греха таить, не отказался бы получить её вновь, взамен потерянной, когда Орто перестал быть джедаем.

"Надо будет расспросить Орто о его друге как можно подробнее. А ещё лучше - найти кого-то в окружении рыцаря, кто мог бы дать о нём исчерпывающую информацию и хорошо расспросить того" - решил Чи и вновь принялся за отчёты, устало выдыхая. Работы было еще много, а день и не думал заканчиваться...

Соперник.
- Безумец, - мрачно пробормотал Соло, опрокидывая рюмку внутрь себя. Добротное коррелианское виски бодро пробежало по пищеводу и согревая. - Просто безумец. А я дурак, что вообще подписался на работу с ним.

Блейк глубоко вздохнул, массируя висок. Голова наливалась тупой, слегка ноющей болью. Чем больше думал бывший офицер Юстиции о своем новом начальнике, тем больше ему хотелось выпить, чтобы просто забыть об этом ходячем противоречии.

Как и каждый капитан корабля Корпуса, уже который год тянувший лямку охраны Республики от всякой швали, Соло, в своё время, был глубоко возмущён тем фактом, что генералами Великой Армии Республики назначили джедаев. Да что там, подобное решение Канцлера было просто плевком в лицо всем кадровым офицерам Корпуса!

Что эти в лучшем случае - элитные убийцы-одиночки, а в худшем - и вовсе миротворцы, в жизни не бывавшие в настоящем бою, понимали в войне? Что они знали о командовании? Какого хатта они потеснили тех, кто занимался боевыми действиями всю жизнь?

Однако дальше, когда первое возмущение прошло - было гораздо, гораздо хуже. Соло, вместе с его кораблём, в который капитан во время проверочных испытаний успел буквально влюбиться, приписали к одному из легионов под командованием джедая. Иначе говоря, его попросту списали из Корпуса, подарив Ордену, как ненужный хлам, поставив перед выбором. Либо он переходит на другой корабль, либо соглашается, либо увольняется.

Блейк криво усмехнулся, вспоминая тот поганый момент своей жизни. Сложно было сказать, кого он в тот момент ненавидел больше. Идиотов сверху, решивших, что творение "Сиенара" не подходит для нужд корпуса и подаривших "Дух Мщения" Ордену, или хаттового джедая, которому Соло теперь был вынужден подчиняться. Особенно учитывая тот факт, что, судя по внешнему виду - изящному, всему какому-то прилизанному, сей джедай оружия в руках от рождения не держал.

Соло фыркнул, наливая себе ещё виски. Благо увольнительная. Реальность оказалась ещё хуже... и лучше одновременно, как бы парадоксально это не звучало.

Нет, миротворцем и пацифистом Рейгос не оказался определённо. Он был, сожри его ранкор, форменным безумцем, явно любившим совершенно самоубийственные тактические ходы. Вроде тарана вражеского крейсера с тем рассчётом, что пираты повернуться к нему с выгодной для обстрела стороны. Или того хуже - этому джедаю ничего не стоило сунуться в самое пекло, на главную вражескую базу, полную вооружённых до зубов пиратов, притворившись пленным. А после - попытаться взять "Серебряный Шпиль" обыкновенным блефом.

Но самое безумное в этой ситуации было то, что все эти самоубийственные вещи ему удавались, раз за разом. Парень просто щелчком пальцев делал то, что Соло считал откровенно невозможным, вполне реализуемым. И очередной пример этому - ситуация, произошедшая совсем недавно, всего несколько часов назад.

Откровенно говоря, Блейк сначала не поверил, когда услышал очередной приказ своего непосредственного командира. Однако факт оставался фактом, - около шести часов назад около "Серебряного Шпиля" появилось два новеньких, ещё явно не участвовавших в боях "Мародёра" - ровно таких же, как его лучший в своём роде "Дух Мщения". После чего от генерала поступил приказ Соло взять отряд клонов, забраться в истребители и с их помощью придать кораблям, купленным, похоже, на часть утаённых пиратских денег (другого варианта, откуда появились лишние несколько миллионов, Блейк придумать так и не смог), - надлежащий "трофейный" вид. Проще говоря, требовалось изобразить, что новенькие "Мародёры" ранее принадлежали пиратам и были отбиты "Чёрными Рыцарями" в бою. А значит - пока ещё гладкая обшивка должна была слегка "покоптиться" под огнём лазерных пушек.

Иными словами, Рейгос сейчас на глазах Соло проворачивал пусть лёгкое, но всё же военное преступление, и ничуть этого не стеснялся. Словно Блейк не мог доложить об этом, куда следует.

А ведь была тогда у Соло такая мыслишка и подобный соблазн. Он даже озвучил её генералу. В конце концов, что он тогда мог сделать Блейку? Казнить на месте, чтобы не выдал тайну?

Однако хаттов Рейгос снова показал своё безумие. В ушах Соло всё время работы по "копчению Мародёров" и до сих пор звучали его слова, произнесённые спокойным, чуть ироничным голосом.

"Ты, конечно, можешь это сделать. Возможно, тебя даже наградят и переведут обратно в Корпус. Только вот что дальше? "Дух Мщения" подарен Ордену. Так что тебе, - Блейк поморщился, вспоминая ироничный блеск лиловых глаз, - придётся либо отказаться от любимого корабля, либо служить под началом другого джедая. Куда менее успешного, чем могу быть я. Зато если будешь мне верен - однажды, возможно, сможешь и поквитаться с теми, кто списал тебя. А сейчас - выполняйте приказ, капитан."

И капитан "Духа Мщения", к глубокому своему сожалению, так и не смог придумать достойного ответа. Ни во время разговора, ни тогда, когда пошёл украшать обшивку новых кораблей свежими шрамами.

Свой корабль Блейк действительно бросать не собирался. Это было выше его сил, и как офицера, и как человека. Пойти же под командование другому джедаю, пусть и с возможной наградой от дачи показаний... Нет, скорее всего, нервов бы там Соло точно убил меньше, чем с этим изощрённым самоубийцей. Однако не признать того, что пока что все безумства Рейгоса приносили ему победу, офицер Юстиции не мог. Удача сопутствовала этому джедаю. И кто знает, кто знает, может быть являться его подчинённым, несмотря на уязвлённую гордость и сумасшедшие планы, было не так уж плохо. А может даже перспективно.

- Посчитаться с теми, кто списал нас с "Духом", говоришь, - пробормотал Соло, закусывая выпивку. - Ладно, поглядим. Живи пока, доложить о тебе, в случае чего, я всегда успею.

Отредактировано Сильвердрейк (21-09-2018 01:54:07)

+5

38

После Иванова все остальные фики по ЗВ как-то пресно смотрятся. ?

0

39

прода

Часть II. Глава I. Невесёлые размышления.

Фоллинка сжала зубы и подпрыгнула, пропуская огненную струю под собой. Оружие девушки рассёкло очередную мишень, после чего Зул опять пришлось смещаться — сзади вновь дали очередь из тяжёлого бластера. Часть алых бластерных зарядов прошла мимо. Пригнувшись, так, что брус из дюрастали, способный разможжить падавану голову, прошёл мимо, Зулли резко развернулась. В полумраке тренировочного зала вновь вспыхнул синий клинок светового меча, отразивший вторую очередь.

Ученица генерала хмыкнула, приготовившись к финальному броску. Наверное, ещё месяц назад она бы в подобной ситуации постаралась выровнять дыхание и успокоиться, постараться предчувствовать следующее направление удара. Расслабиться, открыть разум Великой Силе, увидеть, что может случиться дальше — как учили её в Храме. Как того требовал кодекс джедаев.

Нет эмоций — есть покой. Так они говорили.

Вот с покоем у неё всегда было плохо, честно говоря. Даже в умиротворяющей тишине тренировочных залов Храма — девушка никогда не была спокойной. Азарт от предвкушения победы, которая могла быть такой близкой, злость от поражений, дикая и заставляющая рвать мышцы в попытках достичь большего. Всё это было ей присуще уже тогда. Чувства, делавшие её живой. Да, она желала силы. Она хотела полностью овладеть своими способностями, мечтая подняться на одну ступень с высокими магистрами.

Те самые эмоции, с которыми, по словам наставников, следовало бороться, подавлять их.

И которые были стократ сильнее здесь, в бою, который, похоже, куда больше походил на настоящий.

Любой из её прошлых учителей никогда бы не одобрил этого — ведь подобные эмоции ведут к Тёмной Стороне. Они развращают и портят душу. Не зря же её всегда считали крайне проблемным юнлингом. Так сказали бы все — совершенно единодушно. Кроме нынешнего учителя, говорившего совершенно крамольные, по меркам джедаев, вещи.

«Пока ты контролируешь злость, пока она не превращает тебя в безумное животное — ты не падёшь»

Не пытаться задавить это в себе. Не пытаться вырвать из себя часть собственной личности. Просто контролировать свои злость, азарт, жажду победы.

Подобный подход пугал и привлекал одновременно. Пугал — ведь противоречил большинству того, чему Зул учили в Храме. Всему, что вколачивали в её голову с самого детства. Более того, опасно переходя к той границе, за которой начинались опасно-привлекательные слова тёмных джедаев и ситхов. И привлекал — потому что перед глазами был пример человека, который вовсе не стал безумным, жаждущим власти чудовищем или безжалостным тираном, исповедуя такие принципы.

Потому что, несмотря на всю отступническую сущность подобных утверждений, они отвечали её нутру, требовавшему большей свободы, чем ей давали в Храме. С неё словно сбросили тугой ошейник, столько лет державший сжимавший горло внутреннего «я» девушки. Сила пела в её душе — в первые за долгое время ощущая свободу.

Плохой из неё всё-таки джедай, похоже… А что поделать? Такой уродилась. Правда, как она испытания на рыцаря с такими мыслишками пройдёт — пока понятно не было. Оставалось лишь надеяться, что её эксцентричный наставник знает, что делает.

Шатенка резко сорвалась с места, активируя оружие. На этот раз — прилетело сразу с трёх сторон. Бок слегка обожгло жаром от пламенной струи, но сейчас это не играло большой роли. Очередной брус дюрастали, грозивший на этот раз переломать все рёбра, прошёл мимо, повинуясь Силовому толчку. Световой меч в руках девушки взлетел вверх и опустился, ложась крест на крест и вновь посылая бластерные заряды назад. После чего, резко пригнувшись и пропустив заточенное лезвие сверху, Зул метнула оружие в противника. Слившись в одно пылающее синим кольцо, световой меч, пролетев через весь зал, рассёк тренировочную турель, заставив ту прекратить огонь.

— Получилось!

На мгновение, одно столь краткое мгновение девушке показалось, что столь желанная победа на этот раз оказалась в её руках. И, миг спустя — левый бок резко ожгло болью. Ноги фоллинки подогнулись, заставив рухнуть на горячий от постоянных огнемётных струй пол.

Всё, что оставалось Зулли, пропустившей парализующий заряд в спину — только тихо ругаться на хаттском.

«Неужели опять? Снова проиграла?!»

— Стоп, — тихий, но звучный голос Учителя разнёсся по залу, заставляя тренировочный полигон отключиться. — Неплохо, малышка. Очень неплохо.

«Угу, как же!»

Фоллинка злобно засопела, дожидаясь, пока действие парализующего заряда пройдёт. Тело, постепенно возвращая себе способность двигаться, слушалось из рук вон плохо.

— Пока вы не вмешались и не выстрелили мне в спину, я побеждала! — выдохнула она, наконец, переворачиваясь на спину и раздражённо смотря на склонившегося над ней наставника. Тот снова, в который раз, разбил все надежды ученицы на победу. Словно специально дожидаясь финального момента, чтобы снова ткнуть её носом в её неспособность победить! А потом прочитать очередную занудную нотацию в его стиле. Или, того хуже — засадить играть в шахматы, сожри их крайт дракон!

Тот, иронично улыбнувшись, протянул ей ладонь, помогая встать.

— Зулли, вспомни, будь добра, первое правило.

Падаван слегка скрипнула зубами, стараясь унять подступившее к горлу и готовое сорваться с языка в виде остроты раздражение. Как же иногда это надоедало…

— Я помню, учитель.

Никогда не ждать, что противник будет играть честно. И не быть честным самому, постоянно имея в рукаве подходящую карту для саббака.

Следовать этому простому принципу Лу Рейгос учил её с самой первой их встречи, когда вышел с покрытыми кортозисом клинками против светового меча. И с самой первой их тренировки, когда заявил, что классических спаррингов один на один пока что не будет. Аргументировав это весьма… интересным способом. Не успевшую даже активировать меч Зул взяли на прицел четыре бластерные турели.

«Настоящий бой никогда не являлся чередой пафосных дуэлей один на один, — она хорошо запомнила тот серьёзный взгляд лиловых глаз — под стать тихому, неспешному голосу, рассказывавшему новичку прописные истины. Словно он сам, в своё время, пережил подобный урок. — Битва это море бушующего хаоса, из которого умелый боец может выстроить нужный ему рисунок. Заряд бластера способен прилететь отовсюду, противник может ударить с любой стороны. Засады, обходы с флангов, крысиная война. Всё, что может принести победу — будет использовано обеими сторонами. И уж точно вражеский одарённый, если такой найдётся, не будет приказывать прекратить огонь, дабы сразиться с джедаем в честном поединке. Эту ошибку мы допустили на Джеонозисе. Каждый джедай, по сути, действовал как дуэлянт — в толпе точно таких же дуэлянтов. И ошибка эта, поверь, дорого нам обошлась».

Именно поэтому обычные спарринги были, по мнению Рейгоса, не слишком полезны в обучении. Вместо этого он заставлял ученицу импровизировать, постоянно подстраиваясь под вечно меняющийся рисунок боя, принимать решения в зависимости от сложившейся ситуации. Быстро размышлять над тактикой и столь же быстро принимать необходимые решения.

С тех пор турели и тренировочные дроиды, с оружием, настроенным на парализующий режим, стали постоянными спутниками её тренировок. Стреляющие «из засады», ведущие огонь с нескольких сторон одновременно, движущиеся, вращающиеся. От алых всполохов бластеров тренировочный зал иногда больше походил на какой-нибудь ночной клуб Корусканта во время дискотеки. Потом, постепенно, ко всему этому «великолепию» добавились огнемёты, дюрасталевые брусы, вращающиеся по разным траекториям, подвесные грузы…

Выстрелы из бластера учителем в спину, в самый неподходящий момент боя.

Зул почувствовала, как её собственные ногти впиваются в ладони и стиснула зубы. Снова. В который раз, она проиграла. В настоящем бою — уже валялась бы хладным трупом, ожидая погребального костра.

Нет, учитель никогда не подвергал её настоящей опасности. Всегда прекращал тренировку, когда фоллинка слишком уставала, чтобы драться, или когда та проигрывала, сражённая парализующим зарядом. Лёгкие ожоги, царапины, синяки — были максимумом повреждений.

Вот только сейчас подобное утешение не слишком помогало. А если быть совсем честным — не помогало вообще.

Досада из-за упущенной победы, которая была так близко, раздражение на столь глупое поражение, произошедшее из-за потери бдительности, злость — на учителя, на собственную глупость — всё это сейчас свивалось в груди фоллинки жгучим плотным клубком, требуя вырваться наружу в виде ругательства. А ещё лучше было бы кого-нибудь избить. Например самого Рейгоса — с дурацкими нотациями, явно нестандартными тренировками — как она вообще экзамен то сдаст потом?! Разве что подвернётся случай спасти Магистра Йоду, и её посвятят в рыцари за высокие достижения — с вечной слегка ироничной улыбкой, будь она проклята.

Девушка привычно сжала зубы, стараясь не дать этому бешенству вырваться наружу. Не давать завладеть собой — ведь как раз от подобного предостерегал даже наставник…

Рейгос, тем временем, задумчиво смотрел на неё, склонив голову на бок. Словно изучал какой-то интересный экспонат на выставке.

— У тебя сейчас лицо, будто ты очень сильно хочешь убить меня, но изо всех сил стараешься этого не сделать.

Зул слегка приподняла брови. Неужели это действительно так заметно? Или он просто настолько хорошо ощущает её эмоции?

В любом случае, это сейчас выводило девушку из себя ещё больше.

— Я стараюсь контролировать это чувство, учитель. Как вы и говорили, — постаралась она свести всё к шутке.

«Нет, с этим определённо надо что-то делать…»

— Чушь. Ты его подавляешь. Причём из рук вон плохо.

Аметистовые глаза слегка прищурились, серьёзно смотря на опешившую ученицу.

— То, что ты сделала выводы из нашего разговора после допроса Элока — это хорошо. Даже очень. Вот только ни о каком контроле у тебя сейчас речи не идёт вообще. Ты либо поддаёшься им, входишь в раж — как тогда, когда прозевала мой выстрел — либо опять, как и раньше, пытаешься подавить их в себе. Задушить на корню и успокоиться. Вот только подобные чувства имеют свойство копиться. И однажды — сдержать их ты будешь уже не в состоянии.

Резко шагнув вперёд, так, что фоллинка не успела и глазом моргнуть, Лу слегка сжал плечи девушки.

— Ты всё время мечешься между двумя крайностями. А нам нужна золотая середина. Если ты эмоциональна, если ты не можешь оставаться спокойной — не надо себя насиловать — точно так же, как не надо вызывать их у себя искусственно. Вместо того, чтобы подавлять их — ты должна превратить чувства в своего союзника. Союзника, а не хозяина, Зул! Эмоции, сдерживаемые железной рукой твоей воли, могут превратиться в могучее оружие, — аметистовые глаза жёстко блеснули перед самым лицом Зулли. — Вспомни то, что я рассказывал. Ненависть к несовершенству мира, пылавшая в сердце Чёрного Принца, его гнев по отношению к угнетателям, придали ему сил сражаться с породившей его Империей. Любовь к маленькой сестрёнке, — голос Рейгоса потеплел. Кажется ему очень нравился этот момент истории. — Дала ему цель, ради которой он изменил свою планету до неузнаваемости. Помнишь?

Шатенка кивнула, скупо улыбнувшись в ответ и постепенно успокаиваясь. Да, она помнила рассказ наставника о легенде одной из планет Дальнего Рубежа, которую он услышал на очередной миссии. И в честь кого, проникнувшись теми событиями и героизмом сражавшихся с тиранией разумных, генерал Рейгос и назвал свой легион.

— Тоже самое можешь делать и ты. Твоя злость на поражение не должна давиться, расходуясь впустую. И не должна поглощать тебя, заставляя крушить всё вокруг, — учитель криво усмехнулся, смотря своему падавану в глаза. — Нет. Повинуясь твоей воле, она должна помогать тебе становиться сильнее. Твоя память о предыдущих поражениях заставит тебя сделать выводы о будущих боях. Твоя жажда победы заставит тебя тренироваться ещё сильнее. Твоё желание защитить тех, кто не может сделать это сам (если оно конечно у тебя есть) — позволит тебе без страха броситься в бой. Любая из них может придать тебе силы — при одном условии.

Убрав руки с плеч девушки, брюнет коснулся пальцами левого виска, слегка по нему постучав.

— Ты правишь ими, а не они тобой. Эмоции составляют твою мотивацию, могут стать источником сил. Но контролировать всё должен твой разум.

— Звучит почти как «Ситхи черпают силы в своих страстях», — хмыкнула шатенка, скрестив руки на груди.

Слова наставника отзывались в её душе, обманывать саму себя было глупо. Ей действительно нравился подобный подход. Быть хозяином собственных эмоций и желаний, так, что они станут твоей силой, а не слабостью — это было заманчиво. Это привлекало. Ровно как и возможность не сдерживаться при виде таких ублюдков, как Элок. Не оставаться обманчиво спокойной, давя в себе ярость при виде этого банта пууду, а задушить тварь силовым захватом.

И в то же время Зул чувствовала буквально каждой клеточкой своего тела — подобную крамолу в Ордене, мягко говоря, не одобрят. Лишат возможности пройти испытания на рыцарство. А наставника — права иметь падавана.

И это в лучшем случае. В худшем же…

Она помотала головой. Думать о таком совершенно не хотелось.

Та часть её личности, что считала себя частью Ордена, будущим джедаем — буквально рвалась спорить с наставником. А то и вовсе рассказать всё, скажем, Оби Вану Кеноби. Другая же, напротив — радовалась новому пути, что предлагал брюнет, не желая возвращаться в жёсткие рамки Кодекса.

— Звучит, звучит, — лёгко согласился мужчина. А потом его голос ужесточился. Стал злее, в нём явственно лязгнули металлические нотки. Зул на мгновение показалось, что перед ней сейчас находится совершенно другой человек, которого и джедаем то назвать было сложно. — Но звучать могут и другие вещи. Например звучит то, что Высший Совет, ровно как и Сенат, одобрили использование рабской силы в этой войне. Иначе говоря клонов. А ещё звучит песня о том, что Республика является крайне коррумпированным государственным образованием. И тем не менее — мы с тобой, да и остальные джедаи, сражаемся за неё, поскольку альтернатива — это Дуку, заключавший сделки с работорговцами.

Лу покачал головой, успокаиваясь и немного устало смотря на ученицу.

— А ещё звучит то, что ты, несмотря на всё произошедшее, до сих пор не связалась с, например, магистром Винду. И не передала ему, что твой учитель — тайный шпион и тёмный аколит, — лиловые глаза ехидно блеснули. — Я к тому, что все мы не безгрешны. У каждого свои недостатки.

Зул очень захотелось врезать своему учителю за эту подколку. Но она, хоть и с трудом, но удержалась от подобного.

Она ведь действительно не рассказала ни об одном действии Мастера, явно противоречащем официальной политике Храма. Ни о том, как он оставил того пирата без рук, ни о речи перед клонами, ни о тем более, что Шестнадцатый Легион прибрал к рукам часть награбленного пиратами ради покупки новых кораблей — чтобы эффективнее вести бой. И вот сейчас она, скорее всего, тоже ничего никому не расскажет. Хотя бы потому, что Рейгос был единственным, кто польстился на такого сложного падавана, как она. Дал ей возможность исполнить свою мечту, в будущем став настоящим джедаем и бороздить просторы галактики.

Более того, он дал ей ту свободу, которую не мог бы дать ни один другой рыцарь.

И потом… насчёт живущих в рабстве клонов…

Даже Зул, не являвшаяся искусным эмпатом, чувствовала их обиду и злость тогда, во время речи, когда генерал назвал их мясными дроидами. Их радость и удивление от его собственного предложения.

Чувства настоящих живых людей, которые не выбирали, идти ли им воевать. Которые не обладали никакими правами граждан. И всё это, мягко говоря, выставляло Орден, а следовательно, и его правила, не в лучшем свете.

Однако подобная тенденция уже начинала навевать не слишком хорошие мысли. Например, может ли она в принципе после такого именовать себя джедаем.

— Мне нужно подумать над этим, — наконец произнесла шатенка, поправив упавшую на лоб чёлку.

— Подумай, — кивнул генерал. — А пока — развенчаем твои заблуждения о том, что ты снова проиграла.

— В смысле?

Сказать по правде, от подобного заявления фоллинка слегка опешила, подозрительно посмотрев на наставника. Заблуждения? Он что, опять издевается? Зараза…

—  Вернее, заблуждения по поводу отсутствия прогресса, — Рейгос встал рядом с девушкой и, положив ей руку на плечо, указал на тренировочный полигон. — Видишь вон те четыре турели? Это то, с чего ты начинала, когда я только взял тебя в падаваны. Сравни с тем, что происходит на поле боя сейчас. И ответь мне, есть ли прогресс.

Зулли удовлетворённо хмыкнула, соглашаясь с учителем. В душе вновь расцвёл небольшой огонёк гордости. Она действительно училась и становилась сильнее. И это было, хатт задери, приятно.

— А теперь вспомни занятия по шахматам. Хорошо вспомни. Затем — представь, что вместе с тобой тренировались ещё двое клонов с их стандартными винтовками, — аметистовые глаза весело сощурились. — Как бы ты поступила, ученица?

— В центр им нельзя, попадут под брусы. Клоны слишком неповоротливые. Скорее всего, приказала бы им стрелять по двум крайним турелям прежде, чем они включатся. Сама взяла бы на себя центральную. А дальше по ситуации, смотря откуда бы пошли дроиды, — практически на автомате, лишь слегка оценив расклад сил, ответила фоллинка, прежде, чем до неё начал доходить смысл произошедшего. После чего изумлённо посмотрела на довольно улыбающегося учителя.

По сути, она сейчас прикинула возможную тактику боя, но не как бойца одиночки, а командира небольшого, но всё же подразделения. Задатки тактика, тщательно взрощенные постоянной игрой в шахматы, совместились с постоянными тренировками на полигоне, сложившись в единую картину.

На тонких губах девушки начала появляться улыбка. Сначала неуверенная, слабая, затем — осознанная, торжествующая.

Она смогла достичь этого. Сама, своим собственным трудом и с помощью своего наставника. Смогла думать не только как одиночка, но и как часть единого целого с отрядом, как его командир.

Поддавшись внезапному порыву, Зул крепко обняла учителя за шею, заставив того выдохнуть.

— Вы правы, мастер. Возможно, это была и не победа. Но поражением уж точно назвать нельзя! — сказала она, отпустив брюнета.

— Рад, что ты это поняла, — хмыкнул Рейгос. — Поэтому с завтрашнего дня ты будешь тренироваться в группе с четырьмя бойцами. Соответственно, и масштаб полигона увеличим. А сейчас — в душ и отдыхать. И… если надумаешь что-нибудь интересное — я всегда готов выслушать тебя, падаван.

Последние слова слегка выбили из шатенки торжествующее настроение, заставив улыбнуться с невесёлой иронией.

Подумать действительно было о чём. Например — не пора ли примерить золотистые линзы на глаза. Или всё же нет? Ведь учитель на ситха точно не походил. Ситх-то уж точно не стал бы провозглашать доктриной своего легиона защиту мирных граждан Республики…

<center>***</center>

Глубоко вздохнув, Зеро активировал турели, держа своё оружие наготове. Зулли уже наверняка плескалась в душе и можно было не опасаться того, что его тренировку потревожат. Тренировочные механизмы были заменены и приведены в порядок.

Пока что он никак не усложнял себе тренировку дополнительно. Лишь тяжёлые бластеры, настроенные на самый слабый вариант парализации, он сам и два клинка, что уже привычно легли в руки. С последним раньше было куда хуже: в первое время  оружие буквально жалило ладони, словно не желая признавать иного хозяина, кроме своего создателя. Сейчас же — жжение постепенно уходило. Шпага и кинжал словно пропитывались Силой их нового обладателя, потихоньку признавая в нём хозяина. Возможно, спустя время  они действительно смогут стать единым целым с Лулу, стать продолжением его рук. Позже. Но не сейчас.

Звук выстрелов тяжёлых бластеров, в последнее время ставший таким привычным, вновь заполонил тренировочный зал. Лелуш прикрыл глаза, сосредотачиваясь. После чего резко ушёл с траектории выстрелов первой турели, поднимая оружие в традиционной стойке Второй формы.

— Имя мне — Зеро, — прошептали тонкие губы бывшего принца, прежде чем он начал опасный танец. Имя, по сути, ставшее его второй личностью, его вторым «я». И сейчас напоминающее — кем он являлся и кем должен быть, как бы это не было тяжело.

Легко было поддерживать образ, ставший для Лелуша уже таким родным — в глазах подчинённых ему клонов, в глазах ученицы, что была здесь несколько минут назад. Образ, что давно стал его вторым лицом — даже без знаменитой маски. Облик бесстрашного и решительного лидера, который всегда твёрдо уверен в своих действиях и поступках. Командира, у которого в запасе всегда имеется запасной план, а в рукаве всегда найдётся колода джокеров.

Лу резко выбросил вперёд руку с кинжалом. Обломок дроида, оставшийся после предыдущей тренировки, послушно взлетел, на мгновение прикрыв его от турельной очереди. Сила… Энергия, что окружает любой предмет и любое существо. Пронизывает и связывает Вселенную воедино. И «связывает» здесь было ключевым словом. Вся вселенная связывалась между собой с помощью этого Великого Океана тонкими, незримыми нитями. В задачу одарённого входило ощутить эту связь — между собой и объектом воздействия. После чего — потянуть за нужную «ниточку». Либо наоборот, ощутив по этой связи приближающийся выстрел, избежать его.

По губам генерала пробежала невесёлая улыбка.

И старый Орден его родного мира, и нынешние Чёрные Рыцари видели в нём именно эту сторону личности. Не знавшего поражений Зеро, лидера, наставника и учителя. И это было правильным. Если король не сделает шаг — не сдвинутся и подданные. Его всегда должны видеть в лучшем цвете. Сильным, и несгибаемым, знающим ответы на все вопросы.

Очень немногие знали, чего Лелушу иногда стоила эта видимость силы. В те моменты, когда, вместо того, чтобы читать пафосные речи и вершить судьбы мира — хотелось взвыть и свернуться клубком, подальше от людских глаз. Например, в день смерти Юфи.

Несколько выстрелов всё же задели плечо Чёрного Принца во время поворота. Тот раздражённо сжал зубы. Увы, но фехтование никогда не было сильной стороной прежнего владельца тела. Старый Лу Рейгос был превосходным эмпатом, тонко чувствовал эмоции окружающих — что и помогало ему стать умелым и искусным дипломатом, предвосхищающим чаянья собеседника. Однако всё, что касалось его навыков упражнения с мечом, приходилось отрабатывать снова и снова, начиная с базиса, сохранившегося в обрывках воспоминаний. И нарабатывать быстро — если, конечно, было желание выжить.

Или в то время, когда сам Зеро банально не знал, какое решение должен принять. Как поступить лучше, как выйти из ситуации с наименьшими потерями. Когда разум шахматиста… терялся, не зная, какой ход может вырвать победу из рук противника — и при этом осознавая ответственность за жизни тех, кто доверился ему.

Так было в тот не самый приятный момент войны, когда в игру в полной мере вступил Шнайзель с его технологическими игрушками, способными разнести половину планеты. Или сейчас, чего греха таить.

Оружие рыцаря продолжало свой танец. Тело медленно, но верно отрабатывало связки и приёмы, двигаясь в такт залпам турелей.

Например, Лулу частенько сомневался по поводу того, правильно ли он поступает с ученицей. Яркой, огненной, сильной. Явно не предназначенной для строгого кодекса джедая, с их отсечением всего лишнего. Как и сам бывший принц. Но и превращать Зулли в безумную машину для убийств, какими описывала большинство падших, поддавшихся «влиянию тёмной стороны» вся имеющаяся на руках информация, или хладнокровную расчётливую тварь вроде Императора «поздней версии» — тоже не было ни малейшего желания. Он не хотел для девочки такой судьбы — и не только потому, что ему нужен был новый «ферзь».

И в итоге — оставалось рисковать. Её разумом и собственной репутацией. Позволять девчонке не скрывать собственной эмоциональной натуры, потихоньку расшатывая её веру в орденские установки. И процесс этот уже начался. Например, сейчас Зеро с уверенностью мог сказать — жаловаться магистрам на него падаван не пойдёт. Потому что очень сильно не хочет в ту самую клетку, из которой только недавно смогла выбраться.

И, в то же время — он старался не давать девушке скатиться во вседозволенность. Не дать ей перешагнуть ту грань, за которой не она начинала управлять собственным «Гиасом», а он ей — так, как это случилось с Мао. Потихоньку вырывать её из всего этого религиозного круговорота с Тёмной и Светлой стороной — постепенно, шаг за шагом, прививая отношение к любым способностям, любой… Силе — как к инструменту, к мечу, что должен контролироваться разумом. Вместо джедайского отречения от гнева, ненависти, привязанностей, в которых Зул явно было слишком тесно — Зеро пытался дать ей чёткие грани высоких целей и моральных убеждений, тех самых, что позволили бы его падавану использовать даже свой гнев и ненависть — во благо. Пытался воспитать усидчивость и аналитический склад ума, позволивший бы удержать себя в рамках — закаляя разум с помощью шахмат и работы с цифрами.

По сути, Лелуш пытался создать из девушки кого-то, похожего даже не на Карэн, а на Зеро, как бы забавно это не звучало. Постепенно разрушая религиозный базис учения джедаев в голове Зул — даром, что она не слишком к нему тяготела — и стараясь построить на его месте свой собственный.

Вот только риск провала, после которого краснокожая шатенка может стать опасной для окружающих тварью, лежал на душе бывшего Императора ещё одним грузом. Потому что провал, если он вдруг случится — будет полностью на его, Зеро, совести. Как и провал любого учителя, любого командира, кому люди доверились, но кто не оправдал их ожиданий.

Движения мужчины стали более резкими, уверенными — в Лелуше постепенно начало просыпаться раздражение от невесёлых мыслей. Боевая шпага и Дага продолжали плести паутину уколов и ударов, то и дело оставляя следы на корпусе очередной турели.

Не Джар Кай в своём чистом виде, от которого теперь оставались только навыки владения двумя руками сразу — слишком яростным и энергозатратным он был.

Не Атару с её нелепой позёрской акробатикой — желание прыгать, словно кузнечик, у Лулу прочно ассоциировалась с Судзаку.

Не Соресу, прекрасно защищающий, но увы — слишком неповоротливый и пассивный — Зеро никогда не полагался целиком и полностью на защиту.

И уж точно не Джем Со. Мощный, рассчитанный на силу удара, но слишком жёсткий для привыкшего полагаться на разум, а не на физические параметры, полководца.

Нет, для дальнейшего изучения и оттачивания бывший принц выбрал Макаши. Никаких лишних движений — лишь точность, экономия. Расчет и изящество вместо грубой силы, отводы и контратаки вместо глухой защиты — вот что являлось сущностью Второй Формы, пусть и исполняемой двумя руками. Элегантная и смертоносная рапира вместо двуручного цвайхандера.

И, к сожалению, Зулли была лишь небольшой частью тех тревог, что сейчас лежали на сердце некогда изгнанного британца. Куда страшнее — и для него самого, и для тех, кто ему доверился — Лулу постепенно, по мере того, как у него появлялось больше времени на изучение как истории Галактики, так и нынешней подноготной — у Зеро появились сомнения в правильности первоначальных выводов. В верности выбранного пути — и в том, что ему следовало делать дальше.

Ещё несколько зарядов больно чиркнуло по ноге фехтовальщика, заставив ту онеметь. Брюнету оставалось лишь стиснуть зубы и продолжать бой. Проблему с излишней уязвимостью от дальнобойного оружия в скором времени должны были решить изготовленные по взятым у старины Ангнора чертежам доспехи. А пока что — можно и в броне клонов походить.

Сейчас Лелуш как никогда понимал, насколько легко ему в своё время было выбрать сторону в той, прошлой жизни. С его Империей, не считавшей за людей никого, кроме британцев. С её Императором, что выбросил их с Наннали на свалку истории, как сломанные игрушки. С напыщенными аристократами, что возомнили, будто сильному в этом мире позволено всё. Их было легко ненавидеть — чистой и незамутнённой ненавистью, легко убивать, шаг за шагом приближая рождение нового мира — до самого конца, до последней жертвы, после которой глаза Демона Императора закрылись навсегда. Здесь же… во многом было куда сложнее.

Например, вечный конфликт ситхов и джедаев, тянувшийся на протяжении многих тысяч лет — в очередной виток которого Лелушу только предстояло ввязаться. Две конфессии, две религиозные организации, два духовных пути — от конфликта которых, к сожалению, невозможно отмахнуться, когда ты пытаешься влиять на дальнейшее развитие дел в галактике. Хотя бы потому, что один из возможных кандидатов в будущие галактические лидеры — принадлежит к одному из учений, в то время как ты — к иному.

Шпага со свистом рассекла воздух, ударив по смотровым перископам турели, после чего Лу мягко сместился немного влево. Ослеплённый «противник» послал очередь зарядов в то место, где Зеро только что стоял.

Ситхи… Воистину, Лулу стоило узнать о них побольше. Возможно, это уберегло бы его от колоссальной ошибки.

Даже если принять за аксиому то, что джедаи, мягко говоря, преувеличили отрицательные стороны своих давних оппонентов пропаганды ради (а преувеличили они наверняка. Лелуш хорошо помнил и свои собственные старания в сторону Британии на этот счёт, и ответные вёдра грязи на образ Зеро с позиций Империи. Да и сами джедаи весьма сильно отличились на этом поприще — бывшему принцу пришлось приложить немало усилий, дабы достать из-под моря нечистот объективные факты о некоем Реване, в своё время спасшем Республику во время Мандалорских Войн). Некоторые факты отрицать было попросту нельзя. Например, работорговлю, процветавшую в Империи Истинных Ситхов. Или постоянную грызню за власть среди правящих Верховных Лордов, Голоса и Гнева Императора. Иначе говоря, аристократии, которая могла позволить себе всё.

Ну, а про их особо «гуманные» способы ведения войны, наверное, стоило бы умолчать — ровно как и об отношении к покорённым народам, которых, в большинстве своём, не считали за разумных.

Иными словами, общество ситхов до боли напоминало Зеро ту самую Империю, которую он ненавидел почти всю свою сознательную жизнь.

И Палпатин, как бы прискорбно это не звучало, так же являлся ситхом. Наследником тех самых «прогрессивных» традиций, пусть и претерпевших видоизменение после разгрома тысячу лет назад. И, видя его в подобном цвете, Чёрный Принц уже не мог с уверенностью сказать, что его поведение после молний было следствием безумия. Несмотря на действительно полезную и правильную политику наведения порядка, проводимую им сейчас — полученная информация о ситхах ещё более усиливала неоднозначность его действий. Что, если полученное в итоге государство будет всего лишь новой реинкарнацией «ситхо-британской» Империи?

Кто поручился бы, что поддержав канцлера в его борьбе за власть, Зеро не получил бы нового Чарльза зи Британия на троне? Вот только сместить его станет уже куда сложнее…

Шпага и дага скрестились крест накрест на середине груди брюнета, отбивая в сторону очередной выстрел. Аметистовые глаза сузились, перебирая в мозгу все различные варианты.

Джедаи. Орден. Что же, полученная информация об их истории проясняла многое — и отчасти Зеро был вынужден признать, что был не совсем справедлив к ним. Отчасти.

Это самое «Отчасти» заключалось в одном простом факторе. Отнюдь не всегда рыцари были цепными пёсиками прогнившего Сената.

Несмотря на догматичность и туманную философию, их отрешение от эмоций и многое другое, что Лелуш не мог, и, честно говоря, не имел сильного желания понимать — тысячу лет назад его выбор, возможно, был бы определён с самого начала. Ведь, несмотря на все эти недостатки, тогдашний Орден занимался именно тем, о чём бывший принц сам твердил своей ученице — защищал тех, кто не мог сделать это сам. Защищал простых граждан от угроз, подобных Империи Ситхов, пиратов, и прочей нечисти. Джедаи были именно что не Хранителями мира, но его Стражами, защищавшими галактику с оружием в руках.

Лулу с сожалением покачал головой в такт своим мыслям, не сбавляя темпа. Дыхание Зеро постепенно учащалось, но пока что — он держался.

Обладая собственным флотом, армией и влиянием, обладая силой, с которой следовало считаться — Джедаи времён до Руусанской Реформации очень походили по своей сути на совсем другой Орден. Тот, что был по настоящему близок сердцу Зеро. Тот, что он создал два года назад — и возродил заново, уже в этом мире. Не без своих недостатков — и всё же это было так.

А затем… затем была Реформация, когда обескровленный, выпотрошенный после войны Орден лишился по сути всего. Аналог Ордена Чёрных Рыцарей попросту прекратил своё существование, уступив место дипломатам-одиночкам, которые сначала приняли крайне унизительные условия тогдашнего канцлера, а затем всё более и более начавшие прогибаться под Сенат. Тот самый, который, с точки зрения Лелуша, не мешало бы приласкать Фрейей.

Подобный исход объяснял многое. Джедаи-воины, джедаи-полководцы — окончили своё существование вместе с Лордом Хотом. Тысячу лет спустя большинство джедаев представляли собой в лучшем случае  первоклассных бойцов, привыкших работать в одиночку. В более распространённом варианте — дипломатов и политиков, не имеющих ни малейшего представления о командовании. Что прекрасно сходилось с произошедшем на Джеонозисе, кстати говоря.

И теперь — Орден лишился зубов настолько, что прозевал ситха в кресле канцлера.

С губ командира Чёрных Рыцарей сорвалось едва слышное рычание. Варианты развития событий мелькали в его разуме один за другим. И, откровенно говоря — ни один из них Лелуша не устраивал.

Если следовать первоначальному плану, с выбором стороны в последний момент — перед Зеро вставала классическая шахматная вилка. В случае поддержки Палпатина — кто поручится, что правление ситха не приведёт к тому, против чего уже сам Лулу будет вынужден восстать против Империи — если вообще выживет?

Убрать канцлера, возможно даже прежде, чем он успеет стать Императором? Даже если подобное бы получилось (в чём сам Лелуш, откровенно говоря, сомневался. Речь шла, по сути, о самом могущественном человеке в Галактике на данный момент) — что в итоге? Все положительные труды канцлера сведутся на нет и Республика вновь погрузится в своё привычное состояние гнилого болота, по сравнению с которым Китайская Федерация — процветающее государство?

Дождаться момента воцарения Империи и зарождения Альянса, подмяв его под себя, по сути, дав Императору вычистить всю дрянь, которая находилась в Республике, а после, если (или лучше сказать когда?) тот начнёт творить чёрт знает что — поднять против него новое Чёрное Восстание?

Лулу грустно улыбнулся, вспоминая славные деньки, теперь казавшиеся такими простыми.

Этот вариант, по сути — перевёл бы бы войну в привычное ему русло борьбы империи и революции. И многократно усилило бы позиции Палпатина, сделав того ещё могущественнее, чем он является сейчас. А ещё положив на алтарь этой войны столько жизней, что Реквием по Зеро показался бы просто детским утренником.

Стать третьей силой? Создать новый ОЧР — не как один единственный легион Великой Армии Республики, а как силу, с которой необходимо будет считаться, а затем, чем чёрт не шутит — подмять их под себя? Начать собственную игру, независимо от джедаев и канцлера?

Зеро лишь хмыкнул, уйдя от очередного выстрела.

Точно так же, как Палпатин никогда бы не допустил выхода из-под его незримого контроля Конфедерации, тем более он бы не допустил появление на арене нового самостоятельного игрока. Их просто задавили бы — прежде, чем они начнут представлять серьёзную опасность…

Варианты развития игры вертелись так и эдак. Разум шахматиста отбрасывал часть из них, как совершенно непригодные… и, спустя время, вновь возвращался к ним, пытаясь найти зацепку.

Впрочем, в любом из этих стратегий первый его ход был вполне очевидным. Можно сказать — классическим. Создание имени и репутации, отличной от остальных игроков. И доктрина Чёрных Рыцарей в этом отношении была прекрасна. Она выделяла Шестнадцатый легион и его командира — но не противопоставляла ни канцлеру, ни джедаям настолько, чтобы кто-то из них принял меры. Одним словом неплохое начало. Очень неплохое…

Звякнувший комлинк, наконец, прервал его мучения.

— Стоп! — Зеро голосовой командой отключил бластеры, после чего ответил на звонок. — Да, Шнайзель?

— Генерал, у нас просит разрешение на посадку малый истребитель «Дельта 7» — отрапортовал клон. — На борту — генерал-джедай Оби Ван Кеноби.

Лелуш мысленно кивнул сам себе.

Визит «высокого начальства» следовало ожидать — после того, что случилось на «Серебряном Шпиле». Если не с наказанием — всё же, как ни крути, командир Шестнадцатого легиона спас множество жизней от участи быть рабами — то с инспекцией уж точно. Впрочем, этот ход совета не предугадал бы и не подготовился к нему разве что круглый идиот.

— Разрешай. И скажи, чтобы нашему гостю подготовили комнату — и трапезу. Я приду, как только приведу себя в порядок.

Зеро отключил комлинк, машинально слегка сжав его в кулаке. Размышление о будущем — это хорошо. Но сейчас необходимо было решить насущные проблемы.

Отредактировано Сильвердрейк (22-09-2018 09:07:56)

+3

40

Сильвердрейк написал(а):

Не Атару с её нелепой позёрской акробатикой — желание прыгать, словно кузнечик, у Лулу прочно ассоциировалась с Судзаку.

Вот сейчас обидно было :) Хотя Спин-заку с его мечами на Ланселоте - явно отличный кандидат в джедаи. Причем в самые упоротые фанатики Светлой стороны.

0


Вы здесь » NERV » Стартовый стол » Чёрный Рыцарь