NERV

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » NERV » Стартовый стол » Чёрный Рыцарь


Чёрный Рыцарь

Сообщений 41 страница 50 из 53

1

Кроссовер Звёздные Войны + Код Гиасс от  Сильвердрейк

0

41

H-marine написал(а):

Вот сейчас обидно было  Хотя Спин-заку с его мечами на Ланселоте - явно отличный кандидат в джедаи. Причем в самые упоротые фанатики Светлой стороны.


Ну простите)
У меня Атару воспринимается адекватно и красиво только у одного разумного - Йоды) В исполнении же остальных это именно что показушничество.

0

42

Глава II. Мандалор, подготовка.

— У меня нехорошее предчувствие, — пробормотал по своей известной многим джедаям привычке Оби-Ван, смотря на то, как громада «Серебряного Шпиля» постепенно увеличивается, нависая над его маленькой «Дельтой» и словно втягивая истребитель в себя. Проглатывая подобно какому-нибудь морскому чудовищу с Набу, наподобие тех, что едва не съели их с учителем и Джа-Джа десять лет назад, во время путешествия из столицы гунганов к Тиду.

Ощущения и мысли рыцаря, посадившего корабль в одном из ангаров станции были далеки от положительных примерно так же, как ощущения и мысли проглоченной таким подводным гигантом жертвы. И не сказать, чтобы безосновательно, учитывая обстоятельства его прибытия на «Шпиль».

Казалось бы, всё шло относительно неплохо. Идея молодого джедая, пусть и не гениальная, но вполне действенная, сработала. Подконтрольный Оби-Вану корпус постепенно обезвреживал пиратские шайки на протяжении вверенного ему участка торгового пути. Рыцарю Кеноби и его падавану даже удалось выжечь один из перевалочных пунктов грабителей, на котором они хранили топливо, запасные части для ремонта кораблей и, самое главное — держали пленников перед отправкой на главную пиратскую базу — некий «Серебряный Шпиль».

Координаты станции взятые под стражу рейдеры, пока что, говорить отказывались. Как опытный переговорщик, Оби-Ван подмечал многие детали во время подобных допросов. Мимика, тональность голоса, небольшие оговорки, да и Сила зачастую помогала определить, врет ли разумный. Некоторые же прямо говорили о том, что никогда не расскажут про координаты. Было очевидно, что пираты боялись возможного наказания в случае разглашения информации — и страшились достаточно сильно, что бы предпочесть тюремное заключение. Подобное поведение наводило джедая на интересные мысли. Кто-то смог организовать разрозненные и разношерстные пиратские шайки в единое целое, да ещё и внушить им довольно сильную преданность, пусть и с помощью страха наказания. А это, в свою очередь, подтверждало то, что за нападениями на Кореллианский путь стоит тот, кому эти налёты были очень выгодны. Конечно, не следовало исключать того, что это мог быть талантливый пират, своей харизмой собравший сброд в единую армию, но шансы на такое были крайне малы. Скорее уж верится в подрывную деятельность агентов КНС.

Оби не сомневался, что рано или поздно, но им удастся разговорить одного из заключённых — пока корпус продолжает охотиться за рейдерами. А затем… затем можно было бы срубить голову крайт дракону. Однако ровно на следующий день события смешались, наслаиваясь одно на другое и ускоряясь до такой степени, что он уже не мог реагировать на ежеминутно меняющуюся информацию.

Началось всё с того, что генерал шестнадцатого легиона, неизвестно каким способом умудрился найти и, что даже более невероятно, захватить флагманскую станцию пиратов своими силами. Главарь группировки был взят под стражу, пленники освобождены. А ещё на терминал Кеноби были сброшены координаты всех вспомогательных перевалочных пунктов, подобно тому, что он и Энакин зачистили совсем недавно.

И хотя Кеноби не мог не порадоваться спасению от рабства стольких жизней, как и уничтожению верхушки этого синдиката, примерно в этот момент чутьё Оби-Вана заговорило о близящихся проблемах. Примерно так же, как когда десятилетний Энакин, опять что-то наделавший, изо всех сил старался сделать вид, что ничего не произошло. Новости были <i>слишком хорошими</i>.

И, как показала практика, он в своих предчувствиях не ошибся.

Для начала магистр Винду, сопровождая это весьма нелестными выражениями в адрес Оби-Вана, сводившиеся к «Где вы, генерал Кеноби, были в то время, когда ваш подчинённый творил всё это?», переслал ему копию допроса пиратского «барона», прибывшего в тюремный блок Храма джедаев. Прочитав который, Оби-Ван едва не начал потихоньку выщипывать свою бороду от досады, уже предвидя, сколько сложностей принесёт весь этот случай.

И дело тут было даже не в гипотетическом «начале падения» во Тьму и «недопустимых для джедая» методах, о чём наверняка заговорят некоторые излишне приверженные Кодексу магистры. В подобное Кеноби, имевший весьма проблемного ученика, откровенно говоря, не верил. От абсолютно сумасбродных авантюр на Тёмную Сторону не переходят — иначе Энакин уже давно стал бы Владыкой Ситхом (хотя холодная готовность пожертвовать заложниками, пусть это, скорее всего, и было блефом, серьезно настораживала. Но даже это могло означать лишь то, что Одарённый всего лишь находился в группе риска).

Нет, дело было в куда более тонком и сложном деле, о котором опытный дипломат знал слишком хорошо и поневоле научился в нём разбираться. Политике, чтоб её.

Спасение множества заложников, многие из которых были весьма высокопоставленными особами, а то и вовсе — сенаторами, не могло не создать определённый общественный резонанс. Вот только сработать он мог совершенно в две противоположные стороны. Пользуясь определённой благодарностью спасённых сенаторов и чиновников, Совет (а точнее — Мейс) скорее всего, попытался бы выставить случившееся как героизм одного из членов Ордена, что, пожалуй могло бы немного поправить подорванный началом войны престиж.

Заодно и на Дуку ведро грязи стало бы возможно вылить, связав его с пиратами — даром, что помимо пиратского «барона» в плену оказался и личный наблюдатель графа, также подтверждающий догадки Кеноби о причастности бывшего учителя Квай-Гона ко всему этому разгулу рейдеров.

А могло сложиться совершенно иначе. Полученные из допроса факты можно было бы с лёгкостью вывернуть наизнанку — и вот уже джедаев, и так не слишком любимых после Джеонозиса, обвиняют в холодной готовности пожертвовать тысячами жизней ради задержания преступника.

Одним словом, ситуацию генерал Рейгос обеспечил Ордену крайне неоднозначную. И это не говоря уже о том, что председатель Панторанской Ассамблеи внезапно оказался в курсе того, что произошло с его блудным племянником (хотя здесь Кеноби Рейгоса всё же понимал. Отдавать друга под суд — не захотел бы никто). Что тоже, Оби-Ван был в этом уверен, доставит Совету ещё множество хлопот. А кому после этого устроит выволочку Совет, как не непосредственному командиру доставившему столько сложностей, и одновременно — показавшему себя с более чем хорошей стороны, джедаю?

И хотя рыцарь не мог не признать, что действия Рейгоса спасли множество жизней в конечном результате, и это, как джедая и разумного, грело душу Оби-Вана… Как дипломату и члену Ордена, Кеноби очень хотелось сказать своему подчинённому пару ласковых, пока его корпус дочищал пиратские базы. Особенно в тот момент, когда канцлер, судя по словам Винду, проявлял живой интерес к подробностям взятия «Серебряного Шпиля» — и хорошо, что Мейсу удалось это дело замять, по крайней мере на то время, пока определённые подробности относительно всей этой ситуации не выяснят сами джедаи и не выработают единую линию поведения.

И вот теперь, после всего произошедшего, после парочки разносов от Совета (что до боли напоминало процесс обучения Энакина, кстати), после недели со взятия «Шпиля» и примерно трёх суток на ногах, Оби-Ван был отправлен на станцию — для принятия командования над «Шпилем» и беседы  с наделавшим столько шума генералом. А по итогам беседы — либо идея Винду поправить престиж Ордена с помощью этого джедая оправдает себя и получит дальнейшее развитие, либо у кое-кого начнутся определённые проблемы. Должности генерала, быть может, и не лишат, и в Храме не заключат. Не то сейчас время, когда каждый джедай, мыслящий в тактике, на счету. Но дальнейшего пристального наблюдения, и, возможно, лишения падавана, Рейгосу в этом случае не миновать.

— Мда. Хотел бы я верить в то, что всё пройдёт хорошо. Что у него действительно был какой-то запасной план, — пробормотал про себя Кеноби, открывая кабину звездолёта. По правде говоря, у него не было ровным счётом никакого желания выступать обвинителем в этом деле. Спокойный, вежливый, наделённый острым умом рыцарь из Дипломатического корпуса располагал к себе. Однако рисковать и так пошатнувшимся положением джедаев Оби-Ван не собирался. И уж тем более, он не собирался потворствовать нахождению в «группе риска» — если действительно были бы выявлены признаки начавшегося падения.

Образ обезумевшего окончательно Ксанатоса промелькнул пред глазами, заставив рыцаря отрицательно мотнуть головой самому себе. Нет, подобного второй раз он видеть точно не желал.

Плотнее закутавшись в плащ, рыцарь джедай выбрался из кабины, кивнув уже шедшему ему навстречу клону. Оби-Ван слегка приподнял брови — доспех солдата (или вернее, судя по меткам, полковника) отличался от стандартного иссиня-чёрным цветом с серебристой окантовкой. Полосы, обозначающие звание солдата, были тёмно-фиолетовыми.

— Генерал Кеноби, — полковник слегка ударил себя напротив сердца, обозначая приветствие, после чего снял шлем, открывая коротко стриженную голову и волевое лицо. — Полковник Шнайзель. Прошу вас, проходите. Ваши апартаменты уже готовы, ровно как и обед. Думаю, после дороги вы голодны.

— Хм. Благодарю, — Оби-Ван шагнул вслед за своим сопровождающим, следя за ним краем глаза, пока джедай и полковник не спеша направились по направлению к лифту. — Надеюсь, с генералом Рейгосом всё хорошо?

— Разумеется. Он присоединится к вам, как только приведёт себя в порядок после тренировки.

Кеноби задумчиво кивнул, поправив  лежащий на плечах плащ и идя за Шнайзелем.

Обладавший недюжинной внимательностью к мелким деталям, рыцарь всегда старался подмечать их — и умение это лишь отточилось за то время, пока он выполнял дипломатические миссии. А предчувствие грядущих неприятностей это качество превосходно дополняло. Так, к примеру, ещё при первой встрече с Энакином Кеноби догадывался, что у будущего учителя наверняка будут с ним проблемы. И сейчас джедай пытался действовать точно так же.

— Шнайзель, скажи, — наконец спросил Оби-Ван, когда по пути им встретилось ещё несколько клонов. И, как смог убедиться рыцарь, изменение цвета брони было отнюдь не исключением из правил. — Зачем вам понадобилось доспехи перекрашивать? Я даже боюсь представить, сколько краски у вас ушло на весь легион.

Клон искоса посмотрел на него немного ироничным взглядом.

— Я полагаю, это связано с присвоением Шестнадцатому Легиону собственного названия. Чёрным Рыцарям — доспехи соответствующего цвета.

«Н-да…»

Пока лифт послушно поднимал двух разумных наверх, к жилым помещениям «Шпиля», у Кеноби было время обдумать то, что было услышанное только что — и сопоставить это с тем, что он уже знал. Картина вырисовывалась весьма противоречивая.

На первый, поспешный взгляд, поступки Рейгоса как две капли воды были похожи на хорошо известный Оби-Вану стиль поведения Скайуокера. Та же импульсивность, присущая действиям Энакина и наблюдавшаяся в плане взятия станции. Та же поспешная импровизация, которой славился и падаван. То же отсутствие мыслей о последствиях своих поступков. Да и о желании выделиться, которое было присуще Скайуокеру в полной мере, не стоит забывать — иначе зачем менять цвет доспехам клонов и придумывать легиону пафосное название?

Вот только кое-что не сходилось. Причём не сходилось совершенно. Подобное поведение было нормальным для его собственного ученика, но совершенно не вязалось  как с информацией, которую Кеноби удалось найти по джедаю за это время, так и с тем собранным и сосредоточенным молодым человеком, каким рыцарь запомнил своего подчинённого на брифинге.

И ещё одно обстоятельство, сильно различавшее его падавана и… объект научного исследования. Планы и действия Энакина всегда большей частью строились на импровизации. Полагавшийся на мифическую удачу, Скайуокер действовал с горячей головой и большой долей лихачества. Достаточно было вспомнить то, как он выпрыгнул из кабины спидера, упав прямо на преследуемого ими убийцу. Конечно, фортуна благоволила ему, но долго ли это могло продолжаться? Как показывала практика — долго.

На первый взгляд, Лу действовал похоже — если принимать во внимание то, каким образом он оказался на «Серебряном Шпиле», причём именно там, где хотел изначально — возле командной рубки, да ещё не стесняемый наручниками или другими сдерживающими факторами. Для начала, это невозможно было бы сделать, не изучив подробно планы станции и построив основание операции на близости медицинского и командного центров. Но не это было главным. Как дипломат, Оби Ван по достоинству оценил хорошее знание психологии бывшего друга и умелую игру на ней — пусть ему и не слишком нравился подобный цинизм.

Однако, всё это, в целом — говорило о генерале Рейгосе не как о горячем импровизаторе, но как о человеке, который привык просчитывать свои действия на несколько ходов вперёд, что в корне противоречило первому впечатлению.

Кеноби тихо, незаметно для клона, вздохнул, выходя из лифта. В подобное, конечно, верилось больше, чем в подобие юного Скайуокера, однако это не снимало множества вопросов. Был ли во всей этой операцией запасной план, или расчет Рейгоса допускал подобные жертвы? И всё же, если это не прихоть, то зачем было перекрашивать клонов, демонстрируя совершенно мальчишеский жест? Ровно как и присвоение красивого названия, да ещё такого, которое, по сути, уравнивает шестнадцатый легион с Орденом джедаев. Почему подобное было сделано явно неглупым человеком — оставалось пока что для Кеноби загадкой. Впрочем, генерал в любом случае рассчитывал получить на них ответы.

Двери с тихим шипением разошлись, пропуская джедая в богато, но довольно-таки безвкусно украшенные покои. Обитые шёлком стены, дорогая резная мебель, несколько золотых статуэток… Кажется, это явно были бывшие апартаменты «барона» Зура. Оби-Ван слегка фыркнул в усы, оценив иронию коллеги по корпусу Равновесия.

— Ванная справа. Обед принесут через десять минут, — слегка склонив голову, Шнайзель отступил назад, покидая помещение.

<center>***</center>

— Генерал Кеноби? — тихое шипение двери и знакомый голос заставили слегка расслабившегося джедая поднять взгляд. После довольно нервной недели горячая ванна, ароматный травяной чай и вкусный открытый пирог на очень тонком тесте (кажется, Оби-Ван в своё время пробовал похожий на Алдераане), были для рыцаря буквально даром Силы. Проведя большую часть своей юности в весьма отдалённых от хороших условий местах, Кеноби как никто другой умел ценить, нет, даже не роскошь, а именно комфорт и уют. Даже на войне. Если подумать так — то особенно на войне.

И то, что о комфорте гостя задумались, явно прибавляло пару пунктов хозяину станции в глазах джедая. Пусть даже это (возможно) было сделано, чтобы его, Кеноби, задобрить.

Приветственно махнув рукой Рейгосу, Оби-Ван налил вторую чашку, поставив её рядом с севшим напротив генералом. Затем, откинувшись на спинку мягкого кресла, задумчиво посмотрел в аметистовые глаза предводителя Шестнадцатого легиона.

Лу выглядел примерно так же, как и во время их прошлой встречи. Всё та же спокойная сосредоточенность, плавные движения рук, взявших чашку. Негромкий, но уверенный баритон. И, что характерно, тёмные круги под глазами, словно их обладатель отводил на сон необходимый минимум времени.

И ровным счётом никаких изменений в поведении и эмоциях человека, указывавших на возможную эмоциональную нестабильность. Ту самую, что могла являться признаком возможного начала скатывания к Тёмной стороне. Ничего, хотя бы отдалённо похожего на Ксанатоса.

— Прежде всего, я хотел бы поздравить тебя со взятием станции. Захватив «Серебряный Шпиль», ты разом отсёк голову крайт-дракону, — Кеноби пригубил исходящий паром чай. — Блестяще.

— И при этом наверняка доставил тебе уйму неприятностей со стороны Совета, — Рейгос понимающе, даже слишком, усмехнулся, перечеркнув намеченный Оби-Ваном план разговора. Фиолетовые глаза слегка сощурились. — Ведь твой визит связан именно с этим, верно?

Лу подцепил лопаткой кусочек остро пахнущего специями пирога, положив себе на тарелку.

— С тем, что ситуация вышла неоднозначная. С одной стороны, было спасено множество жизней. С другой, мои действия слегка подставили Орден… если подать случившееся под правильным углом. С третьей — наоборот, это шанс для Магистра Винду хоть немного отмыть репутацию джедаев после фиаско на Джеонозисе, — джедай невозмутимо отправил кушанье в рот, и, проглотив, поднял брови. — Я ничего не пропустил, рыцарь Кеноби?

— Раз ты сам всё понимаешь, наверняка поймёшь и всю неловкость положения, в которое ты загнал нас обоих, — Оби Ван фыркнул, покачав головой и добавив немного иронии в голос. — Ах да, ещё ты забыл упомянуть действия, противоречащие кодексу джедаев.

Разговор с самого начала пошёл не по плану, кропотливо построенному Оби Ваном. Впрочем, если подумать — подобное следовало ожидать. Будучи членом Дипломатического корпуса, Рейгос наверняка просчитал всю сложившуюся ситуацию не хуже самого Кеноби.

А ещё этот ответ напрочь перечёркивал версию об «импульсивном мальчишке». Нет, собеседник Оби Вана прекрасно осознавал, что и как он творил. Интересно…

В глазах его собеседника что-то блеснуло после последних слов. Что-то, до боли напоминавшее смесь иронии и лёгкого презрения. Не к Кеноби — к словам, которые он произнёс.

— По поводу последнего. Оби-Ван, извини за личный вопрос. Когда ты остался на Мелиде-Даан, наплевав на прямой приказ своего наставника — потому что хотел помочь во чтобы то ни стало закончить бушевавшую там гражданскую войну, потому что считал это правильным — ты думал о Кодексе?

Внешне Кеноби остался невозмутимым. Разве что зрачки слегка расширились. Но в душе — дёрнулся, словно от хорошей такой оплеухи, нанесённой лапой ранкора. Меткие слова Рейгоса словно вскрыли старую, зарубцевавшуюся, но так до конца и не зажившую рану.

Он слишком хорошо помнил цену своего тогдашнего проступка, и насколько тяжело было потом вновь завоевать доверие Квай Гона.

— Ну, во-первых, откуда тебе это известно…

— Оттуда же, откуда ты наверняка взял для изучения мою собственную биографию, прежде чем лететь на эти переговоры — личные дела рыцарей и отчёты по миссиям сохраняются в архивах Храма. Прости, но я не поверю, чтобы член корпуса Равновесия не сделал бы подобного, — на губах Лу мелькнула чуть ехидная улыбка.

— Допустим, — Кеноби не стал отпираться, с достоинством принимая удар. Похоже, не только он тщательно подготовился к этому разговору. Однако ответную шпильку ввернул. — Однако, тебе не кажется, что сравнивать себя, такого умного, с четырнадцатилетним мальчишкой, у которого в голове была жажда приключений — несколько некорректно?

— Жажда приключений — или жажда помочь тем, кто хотел прекратить бойню? — брюнет и бровью не повёл. — Вот в чём вопрос. Что до возраста, если этот мальчишка нашёл в себе силы поступить в соответствии со своей совестью, а не убеждениями, что прививали ему с детства — и более того, если он сумел добиться своего, смог помочь — можно ли упрекать его за подобное?

— Необычные суждения для джедая, — мягко заметил Оби-Ван, в задумчивости смотря на собеседника и заметив, как на это замечание пальцы генерала чуть дрогнули. Самую малость, практически незаметно… но такой опытный дипломат, как Кеноби не заметить этого не мог.

— Все то время, когда «Серебряный Шпиль» находился в руках Зура, все эти проклятые рейдеры свозили сюда пленников. После чего их отправляли на работорговцам на Татуин и другие весёлые местечки. И это в лучшем случае, — Рейгос покачал головой. — В худшем — я нашёл в контактах Зура несколько занятных подпольных фирм по торговле детскими органами.

Джедай отпил из чашки, словно обдумывая дальнейшую реплику.

— Речь шла о возможности спасти людей. Много людей. И если ценой за достижение этой цели стал всего лишь мой блеф, который не понравился некоторым магистрам — должен ли я сожалеть об этом?

Кеноби очень хотелось сказать «не должен». Рейгос оказался прав, упомянув про тот случай на Мелиде-Даан. Тогда, ещё мальчишка, Оби-Ван чувствовал себя примерно так же. Желание помочь пошло в разрез с волей мастера — и он выбрал первое.

С тех пор Кеноби, как ему казалось, хоть немного — но поумнел. Однако что-то в его душе всё же отзывалось на слова молодого джедая. Во всяком случае, винить его за конкретно эту причину рыцарь не мог. Однако это не отменяло остального.

— Раз так, то у тебя наверняка имелся запасной план, на тот случай, если твой блеф не сработает. И он состоял не в том, чтобы взорвать «Шпиль» со всеми пленниками. Верно?

От ответа на этот вопрос зависело многое. И то, насколько удастся обезвредить возможный удар по репутации джедаев, и то, насколько Рейгос был искренен в собственных словах. Конечно, учитывая явную подготовку к подобному разговору, он мог что-то придумать, но вряд ли что-то хоть сколько-то правдоподобное — если, конечно, плана не было изначально.

— Разумеется, — отодвинув поднос с остатками пирога, Лу положил на стол голо проектор, после чего активировал его. Перед Кеноби вспыхнуло изображение станции.

— Блок с камерами для рабов располагался вот в этом секторе, — джедай указал пальцем на нижнюю часть «Шпиля». — В то время, как основная часть клонов брала контроль над управлением командной рубкой, несколько бойцов отправились по направлению к нему. В случае, если бы Зур всё же пошёл на штурм, они, воспользовавшись тем, что «барон» стянул бы все силы на штурм захваченного нами уровня, должны были разобраться со всеми охранниками блока. После этого все двери туда оказались бы намертво  загерметизированы.

— Это позволило бы избежать использование пиратами заложников, — Кеноби задумчиво начал пощипывать бородку. — Но как это помогло бы справиться с пиратами?

— А вот здесь начинается самое интересное, — брюнет прищёлкнул пальцами. — От зайгерианца я узнал ещё кое-что. Система жизнеобеспечения на каждом блоке в этой станции работает автономно, и, что главное — независимо от общего управления кораблём. Запаса воздуха в блоке хватает, как правило, на несколько дней.

Повинуясь движению Рейгоса, голограмма подсветила сектор станции, находящейся на несколько уровней выше рабских камер.

— Расположенные на астероидах пушки, которыми окружён «Серебряный Шпиль», аккуратно отделили бы сектор со всеми пленниками от остальной станции, так, что потом мы пристыковали бы к блоку транспортники и переправили всех пленников. Что касается остальной части этого пиратского гнезда, — губы джедая растянулись в немного хищную улыбку, которая напомнила Оби Вану выражение лица Воса, когда тот задумывал очередную пакость, — следующий залп турелей подорвал бы двигатели. Весь остальной пиратский флот, как ты знаешь из рапорта, был уничтожен несколько ранее. После чего мы бы эвакуировались с помощью «Духа Мщения», предварительно подорвав рубку управления, и Зур вместе с остальными оказался бы заперт на искалеченной станции до подхода подкреплений. Затем нас ждал бы штурм, и неизвестно, сколько ещё клонов бы погибло. Это к вопросу о том, почему я не использовал данный план в самом начале, предпочтя блефовать перед «бароном», — пожав плечами, рыцарь погасил проектор.

— Хмм… — Поглаживая растительность на лице, Оби Ван поднял задумчивый взгляд на своего визави.

План звучал как минимум правдоподобно и прекрасно вливался в общую картину событий. Да и, судя по ощущениям, говорил Рейгос правду. А ещё наличие такого, пусть и рискованного, но всё же плана, нивелировало возможность вновь искупать джедаев в грязи.

Казалось бы, Кеноби должен был сейчас испытать облегчение. События явно разворачивались по лучшему варианту. Однако где-то на грани сознания Оби-Ван чувствовал, что Лу как минимум что-то недоговаривает. Это «что-то» не обязательно было связано с конкретно этим случаем, но с самим джедаем всё же, всё же что-то было не совсем так.

— Ладно, Лу. Можно сказать, что ты убедил меня, — фыркнул Оби-Ван, поглаживая собственную «чуйку» и заставляя её замолчать. Как говорил Квай-Гон, концентрироваться надо на том, что происходит сейчас и здесь. — Все гипотетические обвинения с тебя сняты. И раз так, поговорим о других делах.

Генерал Кеноби повёл плечами. Магистр Винду желал, «если Рейгос покажет здравомыслие и адекватность», воспользоваться шансом и продолжить с его (и ещё нескольких перспективных личностей) помощью поднимать репутацию Ордена. И делать это необходимо, пока в памяти спасённых чиновников и сенаторов жива память о спасении — а значит, молодого и слегка засветившегося джедая необходимо было «засветить» ещё сильнее, отправив того на несколько весьма громких заданий. В случае успеха это можно было бы представить, как победу Ордена. В случае неудачи — будет видно уже из характера неудачи.

Ещё бы задание ему выдали несколько иное… но увы.

Мысленно вздохнув, Кеноби продолжил:

— Нашему корпусу поручено завершить наведение порядка на этом участке пути. В частности, я собираюсь превратить «Серебряный Шпиль» в один из аванпостов для армии Республики, — Оби Ван скрестил руки на груди. — Однако, тебе Совет поручил несколько иное задание. Ты, пока сидел здесь, новостями большой политики не интересовался?

— За исключением того, что довольно большое число звездных систем заявили о своём нейтралитете и нежелании участвовать в войне Республики и сепаратистов — ничего.

— Вот именно в этом и суть. Помимо остальных, примерно полторы тысячи звёздных систем не просто заявили о нейтралитете. Они объявили о создании нового союза.

Войдя с помощью лежащего рядом терминала в экстранет, Кеноби, глубоко вдохнув воздух, включил запись выступления герцогини Мандалора Сатин Крайз, возвещавшей на всю Галактику начало существования «Совета нейтральных систем». Краем глаза следя за Рейгосом, джедай отметил, насколько внимательно тот смотрел и слушал, ловя каждое слово женщины.

— Как ты понимаешь, подобная третья сила в войне невыгодна ни нам, ни Конфедерации, — Оби Ван, слегка мотнув головой и взяв себя в руки, выключил запись.

— Но решить ситуацию военным путём не так то просто. Даже для Дуку, — кивнул Рейгос, подпирая голову двумя пальцами. — Подобный союз — это уже не отдельная планета, которую можно тихо и незаметно оккупировать. Если Конфедерация попробует ввести туда войска — шум поднимется на всю Галактику. А это подтолкнёт множество систем, держащих сейчас нейтралитет, к Республике.

— Ровно как и наоборот, Лу, — Оби Ван одобрительно посмотрел на рыцаря. — Но это только во-первых. Ты не учитываешь второе. Это — Мандалор. Если попытаться ввести туда войска… Сам понимаешь, если историю учил.

Судя по понимающему фырканью, лиловоглазый учил.

Планета, доставившая Республике немало неприятностей, а в своё время — едва не поставившая всю Галактику на колени. И поставившая бы, если бы не Реван. Планета, чьи жители во все времена были одними из самых искусных бойцов Галактики. И пусть те времена прошли, и сейчас у власти стоят пацифисты — кто поручился бы, что при попытке оккупации военизированные настроения не заиграли бы в народе с новой силой? Ни одной из сторон не хотелось терять войска в бесконечной партизанской войне, которую они могли устроить.

— Поэтому если Республика и сепаратисты и будут пытаться привлечь Совет на свою сторону, то исключительно мирными путями. В частности, представители обеих сторон приглашены на обсуждение признания Совета. В числе делегации от Республики будешь и ты.

— Вот как, — аметистовые глаза вопросительно посмотрели на генерала. — И почему не ты? Насколько я помню из архивной информации, ты год провёл на Мандалоре. И, соответственно, хорошо разбираешься в их культуре, да и с герцогиней Сатин вы знакомы.

— Вот именно поэтому, — Оби Ван поморщился, скрывая раздражение. — Совет посчитал, что я… могу быть необъективным из-за моего знакомства с герцогиней.

Иными словами, Йода просто опасался риска, что после этой встречи Кеноби останется на Мандалоре. И не сказать даже, что делал он это без основания.

Вспоминая молодую герцогиню воинственной планеты, Оби Ван по прежнему чувствовал тоску — пополам с теплом. Попроси Сатин остаться с ней — он бы сделал это. Что тогда, будучи пятнадцатилетним падаваном, что сейчас, став состоявшимся джедаем.

Желание ГрандМастера уберечь его от подобных ошибок было в общем-то понятно, но это не отменяло лёгкой горечи. Ему не доверяли до конца. Да и кому вообще могли?

— Ты отправишься туда без легиона и своего падавана, — сменил тему Кеноби, отгоняя мысли о блондинке прочь. — Согласно рекомендациям принимающей стороны, каждая делегация должна включать не более двух одарённых Силой. Во избежание инцидентов.

А кроме того, это был шанс понаблюдать за ближайшим окружением Рейгоса в его отсутствие… и ненавязчиво порасспрашивать об их лидере.

— Кто ещё в составе делегации? — Лу коснулся подбородка, обдумывая ситуацию.

— От лица Сената назначена Амидала Наберри. Которая попросила в качестве охранника выделить моего падавана, с которым ты уже знаком, — Оби-Ван едва удержал сарказм в голосе.

Гранд-Мастер и Мейс могли посчитать подобное совпадением или просто давним знакомством бывшей королевы и Энакина. Но только не учитель потерявшего голову от гормонов дурня. Он слишком хорошо знал своего ученика. Слишком часто видел, как тот теряет голову в присутствии девушки. Вопрос был лишь в том, отвечает ли Амидала ему взаимностью, или хоть у кого-то в этой паре здравомыслие в голове осталось. Впрочем, судя по тому, что он сопровождает девушку уже в третий подряд раз, причём последние два раза — по её собственной просьбе Совету, всё же нет. И плевать Энакину было на все нотации учителя по поводу чувств… Чувствует ведь, что сам учитель не без греха, а может и просто игнорирует.

Так что, можно сказать — Оби-Ван был доволен, что кто-то поедет вместе с этой парочкой в качестве дуэньи. Пусть он и не собирался сдавать своего ученика Магистрам — примерно по той же причине, что Лу спас от них своего бывшего друга — это не означало, что Кеноби нравилось, как Энакин привязался к девушке.

— Кроме того, делегация вправе взять с собой личную охрану. Но не более двух десятков человек. Опять-таки, во избежание.

— Тогда сразу встаёт вопрос о главенствующем лице нашей группы, — Лу вновь разлил чай по чашкам. — Не хотелось бы возникновения конфликта в случае разногласий. Кто кому подчиняется?

— Хороший вопрос, — фыркнул Оби Ван в усы. — Энакин, поскольку является падаваном, подчиняется тебе, как вышестоящему в Ордене и армии Республики. Что же до вас с Амидалой… Она является представителем Сената. Ты будешь представлять джедаев, как дипломат. В теории, ваше положение равно, и вам в любом случае придётся договариваться по спорным вопросам.

В голове джедая возникла мысль, что, возможно, просьба назначить в качестве одного из сопровождающих падавана от Падме была обусловлена не только желанием влюблённой девушки побыть с Энакином, но и тем, отнюдь не любившая подчиняться чужим рекомендациям девушка не желала появления конкуренции.

— Замечательно, — Рейгос даже не счёл нужным скрывать сарказм по отношению к сложившейся ситуации. Видно было, что перспектива возможных споров с сенатором его не слишком прельщает. — Просто восхитительно. Ладно, тогда к деталям. У нас есть информация о том, кто будет в составе делегации сепаратистов?

— К счастью, графа не предвидится, — понимающе улыбнулся Оби Ван. — Что до членов делегации… я перешлю всю имеющуюся информацию на твой терминал.

— Я был бы также благодарен, если бы ты переслал всё, что знаешь по герцогине и Мандалору. Обычаи, политическая обстановка… всё, что есть. Это сильно помогло бы мне. И последнее, — пальцы Рейгоса чуть сжались. — Учитывая небольшой размер делегации, я буду настаивать на том, чтобы мы отправились на моём корабле. В качестве охраны мы возьмём клонов.

— Ммм… на счёт информации… Конечно, я всё предоставлю, — рыцарь кивнул, наслаждаясь глотком чая. — Но вот по поводу второй просьбы. Сказать честно — не знаю, — Кеноби задумчиво покачал головой. — Не думаю что сенатор одобрит прибытие дипломатической миссии на военном корабле. Да и по охране могут возникнуть вопросы.

С одной стороны, внимание Рейгоса к деталям операции было приятно. Был виден серьёзный подход к делу. С другой, джедай уже представлял возражения от лица Падме, которая не слишком любила уступать. Рассказ Энакина о том, как она быстро перехватила управление вопросами безопасности на Набу, да и то, как самовольно отправилась на Джеонозис с Татуина, говорил о многом.

— Понимаю, но отправляться на подобную встречу лучше на корабле, который сможет вывезти нас в случае чего. И с охраной, которой можно доверять целиком и полностью, а её подготовка выше всяких похвал, — Лу скрестил руки на груди. — Можешь считать меня параноиком, но я не сунусь на Мандалор на гражданской яхте.

Оби Ван посмотрел на собеседника несколько другим взглядом. Обычно, когда джедай так упорствовал, это означало, что он что-то чует.

— Ожидаешь проблем? — тихо спросил он.

— Не знаю, — пожал плечами брюнет, смотря не на Кеноби, а куда-то мимо него. Словно пребывая в собственном разуме и что-то обдумывая. — Но, скажем так, мне будет куда спокойнее, если я буду знать, что мой «Дух Мщения» находится совсем рядом, чтобы, в случае чего, вытащить нас оттуда.

Значит, он всё же что-то чуял.

Кеноби молча кивнул, попивая чай и погрузившись в собственные мысли. Да, ожидание проблем от одарённого было весьма весомым аргументом в пользу того, чтобы отправиться на эти переговоры максимально боеспособными. И хотя Оби Ван не сомневался, что уговаривать Падме ему придётся долго, лучше пойти на это, чем потом получить массу проблем, если предчувствие Рейгоса не обманет.

— Ладно, я поговорю с нашим уважаемым сенатором, — произнёс он наконец. Затем ему на ум пришёл другой вопрос, который джедай тут же озвучил. — Кстати, всё хотел спросить. Что значит «Чёрные Рыцари»?

Чем больше Оби-Ван говорил с Лу, тем больше понимал, что вряд ли бы этот человек назвал так вверенный ему легион из чистого озорства или желания выделиться. Нет, была какая-то неизвестная Кеноби причина. И причина достаточно серьёзная.

Брови рыцаря как будто слегка нахмурились, словно он что-то вспоминал.

— Согласно легенде, которую я когда-то услышал, члены Ордена Чёрных Рыцарей были стражами и защитниками тех, кто не мог сделать этого сам. Сражаясь против тирании, поглотившей их мир, они, тем не менее, не опускались до терроризма — безжалостно уничтожая тех, кто использовал силу не по назначению. Неважно — были ли это такие же как они, повстанцы, перешедшие черту, или очередные лоялисты, готовые вырезать всех непокорных — они не знали пощады к тем, кто поднимал руку на безоружных, — джедай поднял аметистовые глаза, в которых блеснул огонь. — Армия, что не делала разницы между теми, кого должна была защищать — неважно на какой стороне они находились. Символ. Идеал. Легенда, — он чуть усмехнулся. — Именно это я хочу привить подчинённым мне клонам. В этой гражданской войне следует отличать тех, с кем мы сражаемся, от тех, кто поневоле попал под удары молота войны — вне зависимости от того, на подчинённой какой из сторон планете они проживают.

Кеноби промолчал, обдумывая услышанное.

— Ах да, и ещё. Мне и Энакину понадобятся парадные костюмы для выхода в общество. Недорого, неброско, но со вкусом. Учитывая прошлое Мандалора, пусть и изменившегося за века — вряд ли они они оценят присутствие на переговорах джедайских роб…

<center>***</center>

По посадочной площадке звонко выбивал дробь совсем некстати начавшийся дождь, заставляя Лелуша поплотнее закутаться в длинный плащ с капюшоном. Похоже, солнце в этот день, который, судя по освещению, уже начинал потихоньку клониться к закату, и не думало радовать своим вниманием эту часть Корусканта.

И тем не менее, несмотря на в высшей степени отвратительнейшую погоду, несмотря на потихоньку начинающийся насморк и пристальное наблюдение Оби-Вана всё то время, пока они находились на «Серебряном Шпиле», бывшего Чёрного Принца вполне можно было назвать довольным жизнью.

И дело было не только в том, что Зеро был практически полностью реабилитирован в глазах Совета. И хотя Оби-Ван продолжал что-то подозревать — возможно, из-за того небольшого факта, что ему что-то подсказывало джедайское чутьё — официально все обвинения и подозрения были с рыцаря-джедая Лу Рейгоса полностью сняты, что не могло не радовать. Даже учитывая то, что Кеноби наверняка будет продолжать внимательно следить за клонами и падаваном — после его обещания легионеры, с крайне высокой вероятностью, будут молчать о случившемся. А Зулли… что-то подсказывало главе Чёрных Рыцарей, что девушке явно не захочется возвращаться в золотую клетку. Слишком ей нравилось то своеволие, которое тут позволялось, слишком она привыкла уже не сдерживать свою бьющую ключом натуру, находясь в падаванах у него. Да и поговорить с девочкой, дав ей инструкции, как себя вести, он успел. Так что всё, что сможет найти Кеноби — это не совсем обычные боевые тренировки и несдержанный характер, проявлявшийся в Зулл и раньше.

Однако даже это не было главным.

Лелуш множество раз перебирал различные варианты того, что ему всё-таки делать дальше. Вновь и вновь просчитывал исходы того или иного действия, решительно отбрасывая одни пути развития событий и подробно ощупывая другие, пытаясь понять, что всё же будет лучше для Галактики. Примкнуть к Палпатину, убить его, когда тот будет более-менее беспомощен, дождаться образования Альянса повстанцев… Каждый из вариантов имел недостатки. Какой-то больше, вынуждая отбросить его до появления новых переменных в уравнении, какой-то меньше. Но…

Как и в прошлом мире, удача, судьба, или, быть может, Сила, если уж говорить местными терминами — была на его стороне. Игральные кости удачи выпали, показав шестёрки, сведя его когда-то с зеленоволосой ведьмой, что подарила Зеро одно из двух его величайших оружий. И вот сейчас — козырной туз судьбы снова лёг на стол, когда Совет Джедаев решил отправить в этой делегации именно его. Пусть Лелушу не были известны их мотивы (хотя определённые догадки всё же были) — настоящим сокровищем оказалось само задание.

Совет нейтральных систем. Более полутора тысяч планет, что, не пожелав ввязываться в драку, создали собственный союз, независимый ни от Республики, ни от Конфедерации. И даже Палпатину, при всей своей мощи, не убрать его — по крайней мере, пока что. Слишком большой общественный резонанс возник бы для будущего Императора, ещё не вошедшего в свою полную силу.

По сути — перед Лулу представала новообразованная третья сила.

То самое, что недоставало Зеро, чтобы стать полноценным игроком большой партии, не играя роль песчинки в механизме, гадая, спятил ли Палпатин от молний, или же просто взяла верх натура ситха. Не дожидаясь образования повстанцев, позволяя Императору делать всё, что он мог сделать.

Тот самый фундамент, каким когда-то была Китайская Федерация, позволившая Чёрным Рыцарям выйти на мировой уровень.

Тот шанс, который он не собирался упускать. И пусть всё могло сложиться совсем не так положительно, в конце концов, до развязки всей этой истории Совет нейтральных систем явно не дожил — отнюдь не значит, что так будет и здесь. Возможно, этот вариант окончится провалом, не успев начаться — но не попытаться использовать предоставленную Силой возможность Зеро попросту не мог.

Но для начала — следовало оценить обстановку. Просчитать возможности, отправившись лично в Японию… то есть, на Мандалор. Вместе с двумя молодыми людьми, что сейчас явно направлялись к трапу корабля, и слишком знаменитым, чтобы не узнать его, бочкообразным дроидом серебристо-синей раскраски, что катился за ними следом.

— Госпожа сенатор, — Лелуш склонился в вежливом, но полном достоинства поклоне. — Рад знакомству. Энакин, — выпрямившись, брюнет улыбнулся и кивнул падавану. — Рад видеть тебя живым. Проходите, погода не располагает к разговорам на улице. Добро пожаловать на борт «Духа Мщения»

— Рада знакомству, — вернула вежливую, чуть натянутую улыбку Падме, после того, как трап закрылся вслед за поднявшимися по нему людьми, и бывшая королева, наконец, смогла скинуть дождевой плащ, оставшись в изящном набуанском платье. Мужчины, тем временем, обменялись рукопожатиями, после того, как Энакин, крякнув, поставил чемоданы на пол. — Хотя, признаюсь, я представляла вас чуть иначе. Мне казалось, человек, сумевший убедить Оби-Вана Кеноби в необходимости лететь на военном корабле в целях безопасности, должен выглядеть куда старше и иметь повязку на глазу. Не сочтите за оскорбление, но своим поведением вы очень напомнили мне капитана моей службы безопасности.

— Что вы, никаких оскорблений. — Лулу предпочёл принять шпильку на каменную маску невозмутимости. Чего-то подобного ожидать следовало сразу после того, как Оби-Ван около часа пытался уговорить её прислушаться к его словам и лететь именно на «Духе Мщения». Впрочем, он не был бы собой, если бы не нанёс лёгкий контрудар. — Но согласитесь, лучше напоминать одноглазого безопасника, чем потом выбираться из места, подобного «Серебряному Шпилю». Уверен, вы слышали, скольких разумных мы освободили примерно неделю назад… успев до того, как их отправят в рабство. Например к хаттам.

Почувствовав, как эмоции Энакина хлестнули после этих слов, словно бичом, Зеро кивнул падавану. Тот слегка нахмурился. С одной стороны, было видно, что разговор малознакомого джедая с Падме в подобном тоне ему не слишком нравился. С другой же…

— Я думаю, ты согласишься со мной. Я просто не хочу подвергать ни нас, ни сенатора Амидалу излишнему риску.

Кажется, Скайуокера действительно проняло. Если не слова о рабстве, то упоминание «Шпиля» уж точно, учитывая какой взгляд был брошен на Падме. Очень знакомый для самого Лелуша взгляд, полный тщательно скрываемого обожания, тревоги и желания защитить от любой гипотетической угрозы. Примерно таким же взглядом, только без какого-либо сексуального подтекста, когда-то смотрел сам Лулу на маленькую младшую сестрёнку.

— Сейчас я согласен с рыцарем Рейгосом. На Корусканте я видел тех, кого пираты держали в плену на этой станции. Как и ты сама, кстати. Лучше уж быть свободным параноиком, чем рабом.

— Совершенно верно, — кивнул Лулу, тем временем активируя комлинк. — Блейк, Гилфорд, взлетаем. И кстати, Энакин, госпожа Амидала, можно просто Лу, без звания и выканья.

Брать в качестве командира охраны Шнайзеля было попросту расточительством. У клона, под стать его имени, была настоящая организаторская жилка. Сейчас полковник наверняка помогал Оби-Вану в организации форпоста. Тодо был воином. Причём воином до мозга костей, прекрасным командиром, которого уважали солдаты. Лучше него для поддержания войск в тонусе в отсутствии генерала было не сыскать. Корнелий был слишком горячим и импульсивным. Оставался Гилфорд. Спокойный, исполнительный, вежливый, и при этом готовый в случае чего прикрыть спину своему командиру, а то и защитить собственными доспехами. Идеальный вариант.

— Ммм… Рыцарь Рейгос? Лу?

— Да, госпожа? — в такт шуму медленно включающихся двигателей, троица людей, сопровождаемые вездесущим Р2-Д2, не спеша шла по коридору.

— Это было неучтиво с моей стороны, — девушка склонила голову, признавая правоту джедая. — Я прошу прощения. Просто со времени первого покушения во время моего возвращения на Корускант меры безопасности ужесточились до невиданной жёсткости. Иногда это…

— Раздражает. Я понимаю, — Лулу провёл двумя пальцами по виску. — Всё хорошо, сенатор. Эта война многое изменила, и я бы не сказал, что в лучшую сторону.

— Рада, что джедаи это понимают, — вежливо улыбнулась набуанка. — Тогда и вы прекратите называть меня «госпожой». Достаточно просто Амидалы или Падме. И да, раз уж такой разговор зашёл, позвольте вопрос. Вы упомянули случившееся на пиратской станции. Это случайно не вы были тем джедаем, что захватил её, освободив всех пленников? Если это так, то от лица Сената я бы хотела выразить благодарность. Республика в долгу перед вами…

— Мне приятно, Падме. Но за подобное — не благодарят, — Зеро мягко прервал девушку. — Этих людей были готовы продать в рабство, если не хуже. В подобном состоянии я бы не оставил ни одного разумного. Даже врага. Лучше быстрая смерть, чем подобное.

Лжец вновь вошёл в свой любимый образ защитника справедливости, пусть и лгал он очень не во многом. Искренне ненавидя рабство, трёх людей он всё же там бы оставил — в наказание за собственную разрушенную жизнь. Отца, выбросившего их с сестрой под бомбы, Судзаку, дважды продавшего за повышение, и Шнайзеля, вынудившего надеть маску Дьявола-Императора.

Однако сейчас эта маленькая ложь была необходима — ради создания определённого образа в глазах этой парочки, которой уготовано было сыграть в «каноничной» трагедии главную роль. И чего сам Лелуш допускать не слишком то хотел, отчасти видя в отчаянном желании Энакина помочь любимому человеку самого себя.

И, судя по реакции обоих, первая удочка клюнула. Выросший в совершенно скотских условиях Энакин просто не мог не отреагировать на слова о рабстве. Тем более — на слова, подкреплённые делами — а речь Лелуша таковой являлась. И сейчас, боковым зрением, бывший ви Британия хорошо видел, что после этих слов падаван посмотрел на него куда более одобрительно, чем во время пикировки с девушкой.

Падме же, как надеялся сам бывший принц, со временем могла бы начать видеть в нём такого же идеалиста, как и она сама (что отчасти, в общем то, было правдой. Пусть Лулу всё же полагал, что мозгов у него побольше). Пусть и с несколько другими методами осуществления задуманного.

Мысль «ненароком» раскрыть их «маленькую» тайну, впрочем, Лелуш отбросил как особо изощрённый метод если не самоубийства, то утраты какого-либо, даже призрачного, доверия уж точно. Учитывая, насколько боялись они раскрытия своих отношений в «Мести Ситхов», а также определённую долю подозрительности у Скайуокера, падаван легко мог бы прийти к мысли «Если догадался, но не сдал сейчас, кто поручится, что не сделает это после? Скажем, когда надо будет очернить того же Оби-Вана? А вдруг?!»

Одним словом, как-то показывать что-то о своём знании, было всё равно что уподобиться придворному советнику, раскрывшему неверность королевы, и не придумавшего ничего лучше, чем уведомить её об этом. А через несколько дней отправившегося на плаху, да.

— Прошу, — щелчком по панели открыв дверь в кают-компанию, брюнет шагнул в сторону, пропуская гостей вперёд.

Интерьер был простым, по военному аскетичным, но, тем не менее, не лишённым некого стиля и уюта — особенно учитывая тот факт, что обставляли его в основном неприхотливые офицеры клонов во главе с четвёркой полковников — в свободное от службы время, конечно. Во всяком случае, весьма комфортабельным был диван с мягкими пуфиками, расположенный посередине комнаты кольцом — вокруг круглого же стола, за которым при желании могло разместиться всё высшее и среднее офицерство Легиона, начиная с майоров*.

Сейчас, впрочем, здесь было пусто — экипаж корабля выводил «Дух Мщения» из атмосферы, готовясь к гиперпрыжку, немногочисленные солдаты, взятые в качестве охраны, исправно стояли на посту. Присутствовал лишь чайник с сервизом на троих и лёгким перекусом и незаконченная партия в шахматы. Последнее, впрочем, тоже было специально оставлено Лулу, закинувшего очередную «удочку» и сейчас внимательно наблюдавшего за реакцией обоих. Скайуокер лишь в задумчивости посмотрел на шахматную доску. Было видно, что предмет ему знаком, но особого значения он ему не придаёт. Но вот Амидала…

— Вы играете в шахматы, Лу? — спросила Падме, с интересом смотря на фигурки и присаживаясь рядом с Энакином напротив хозяина корабля. Игра явно была ей знакома.

— Да, и очень люблю, — слегка улыбнулся Зеро, разливая чай и, поймав вопросительный взгляд Энакина, явно чувствовавшего небольшую неловкость от непонимания, пояснил. — Эта игра превосходно оттачивает навыки командования, так что я бы советовал тебе научиться и практиковаться. По мере возможности, разумеется. Падме, не желаете ли сыграть?

И, получив утвердительный кивок, развернул доску.

— Не могли бы вы пояснить на счёт навыков командования? — спросил Скайуокер, с интересом наблюдая за расставлением фигур — явно пытаясь запомнить, и, что важнее, понять принцип. Разумеется, Лелуш «великодушно» уступил даме право играть белыми. - Я немного знаком с правилами, но всегда считал эти фигурки не более, чем забавой.

— Всё просто. Шахматы во все времена были игрой королей, политиков… полководцев, — бывший принц сделал ответный ход конём на стандартное начало от Амидалы. — Представляя из себя, по сути, сражение двух армий, с войсками разного назначения и разными возможностями, — он провёл рукой над фигурами, стараясь объяснить суть как можно понятнее — она позволяет научиться мыслить стратегически. Просчитывать последствия собственных действий на несколько ходов вперёд. Учиться добиваться победы на игровом поле боя не с помощью численного превосходства, а умом и хитростью — и со временем все эти навыки станет возможно применять на практике. Так, к примеру, мой собственный падаван уже понемногу овладевает навыками командования небольшим отрядом — именно с их помощью.

— Вы говорите очень похоже на моего отца, — Амидала задумчиво нахмурила брови, смотря на предводителя Чёрных Рыцарей. — Правда, он говорил об интригах и политике.

— Война и интриги часто, к сожалению, схожи между собой, — аметистовые глаза слегка сощурились. Лелуш разыгрывал партию неспешно, желая не добиться быстрой победы, а скорее посмотреть, на что способна его соперница. И заодно — заинтересовать Энакина. Будет неплохо, если он приобщится… и, быть может, даже извлечёт из этого определённые уроки. И, судя по тому, как падаван следил за партией, иногда задавая девушке уточняющие вопросы о возможностях фигур — это получилось. — Оба этих процесса во многом основаны на обмане противника. И, как бы мне не было приятно общение с вами обоими, раз уж мы коснулись этой темы, я перейду к ней. Точнее — к тому, что ждёт нас на Мандалоре.

— Согласна, — Амидала с истинно королевским достоинством пригубила чай. Сейчас она явно входила в собственную стихию. — Как вы должно быть знаете, нашей основной целью является возвращение Совета нейтральных систем в лоно Республики…

— Маловероятно, — чёрный конь, влекомый уверенной рукой, снял с доски белую пешку, создавая угрозу одновременно слону и ферзю. — Насколько я понял из информации, что предоставил мне генерал Кеноби, герцогиня Сатин заявила о своём нейтралитете в том числе из-за своего пацифизма. Она не желает принимать участие в войне ни на одной из сторон — ровно как и не желает, чтобы Республика или Конфедерация имели повод вторгнуться на её планету. Впрочем, трудно винить её за желание защитить своих людей.

— К сожалению, но такой исход действительно вероятен, — девушка, на мгновение задумавшись, выбрала спасение ферзя, и белый слон был снят следующим ходом. Впрочем, его убийца отправился вслед за ним же от удара пешки. — Однако не попытаться уговорить её мы не можем. Но даже если герцогиня предпочтёт не воссоединяться с Республикой — мы не должны допустить её союза с сепаратистами.

— Иными словами, если смотреть на вещи реально — нам нужен этот нейтралитет, — Энакин поморщился. Кажется само это слово вызывало у него лёгкое отвращение. — Но нейтралитет, который будет сохранять дружбу с нами.

— Верно, — Лулу одобрительно кивнул падавану, вновь смотря на доску. Падме сражалась превосходно, играя от обороны, был виден большой опыт баталий. Но опытный глаз уже сейчас видел, где находится слабое место в бастионах её защиты из пешек и младших фигур.

— Однако, проблема состоит не только в этом. Амидала, скажите, Оби-Ван уже поделился с Сенатом тем, что удалось узнать Ордену о составе делегации Конфедерации?

— Нет, но, полагаю, это сделаете вы, — сенатора было нелегко смутить.

Разговаривая с ней, Лелуш потихоньку убеждался, что нежной и хрупкой девушкой Амидала могла быть, видимо, разве что в объятиях любимого человека, позволяя себе полностью расслабиться. Примерно как «Обними, как на том озере на Набу».

Однако, когда речь заходила о деле, в ней просыпалась истинная королева. Возможно, несколько идеалистичная, но невозмутимая, решительная и точно знающая, чего она хочет добиться на самом деле. От нежного ангела не оставалось и следа.

Энакин — был сделан совсем из иного теста.

Ни капли притворства, свойственного прожжённым политикам, пусть даже они и были идеалистичны. Никаких масок и двойных лиц, как это было с той же Падме. Нет, Скайуокер являлся  бушующими страстью и огнём, человеком, явно искренне выражающим своё мнение и говорившим то, что думает. Это было видно — например, потому, с какой интонацией падаван произнёс слово «нейтралитет».

— Чтобы прояснить всю ситуацию, мне придётся напомнить вам о некоторых печальных страницах недавней истории Мандалора, — не прекращая играть, Зеро активировал голопроектор, на котором появилось изображение трёх символов. Уже не в первый раз Лулу поблагодарил Оби-Вана за предоставленную информацию.

— Как мы все знаем, примерно сорок лет назад на Мандалоре началась гражданская война, бушевавшая добрых два десятилетия. Общество планеты распалось на три влиятельные группировки. «Новых мандалорцев», ещё около семисот лет назад отрекшихся от воинственного прошлого планеты и исповедовавших доктрину ненасилия. «Истинных мандалорцев», сохранивших верность военным традициям, но пересмотревших их в сторону строгого кодекса чести, желавших, чтобы их планета вновь стала поставщиками лучших наёмников Галактики. И «Дозора Смерти». Мандалорцев, окончательно позабывших уроки четырехтысячелетней давности и грезивших новыми завоевательными походами, — Лелуш не стал скрывать сарказма. — В итоге «Истинные» и «Дозор» потерпели поражение. Первые были практически уничтожены во время событий на Галидраане. Вторые — рассеялись после смерти их вожака. Официальную власть на Мандалоре получили Новые, главой которых сейчас и является герцогиня.

Зеро грустно улыбнулся, смотря на символы трёх течений, фактически — трёх вариантов судьбы этой планеты, и понимая, что не так то давно, в прошлой жизни, он видел подобный расклад сил. Как и сам Мандалор — с его клановой системой, военизированным обществом и главнокомандующим Манд’алором-сёгуном. Различия крылись лишь в мелких деталях — например, в отличии от Японии с их ярко выраженным неприятием чужаков, мандалорцем, членом клана, мог стать любой, принимающий их культуру и живущий по их традициям.

Схожи были и течения Мандалора с теми, что присутствовали в одном маленьком островном государстве, с которого начался путь бывшего принца, как революционера и борца с Империей.

Дозор Смерти — как самураи-традиционалисты. Полностью погрязшие в прошлом, в своём высокомерии не видевшие дальше собственного носа. Проигравшие собственную страну Империи и безуспешно пытавшиеся бороться с ней старыми методами, неуклонно таща японское Сопротивление назад.

Истинные мандалорцы были похожи на таких, как полковник Тодо и его свита. Во многом сохранившие традиции своей родины, но, при этом, открытые для чего-то нового. Соблюдавшие чисто японские понятия о чести, но понимавшие, что старые методы бесполезны в борьбе против захватчика — и пошедшие за Зеро.

Новые… хотел бы Лулу верить, что они — та «Япония», которую он сам хотел построить. Справедливое государство, стремящееся в будущее, в новый мир, поднявшее планету из руин гражданской войны. И, во многом, судя по предоставленной Кеноби информации, так и было. Но спешить с выводами бывший принц не собирался — по крайней мере, пока не посмотрит на их столицу собственными глазами.

Да и по уже имеющимся фактам не всё так однозначно было с людьми герцогини. В частности, полный отказ от традиций, даже от тех, что были весьма положительными в культуре Мандалора. Или, к примеру, пацифизм. Нет, Лулу не грезил завоевательными походами (хотя само командование на поле боя, чего таить, любил. Это являлось словно частью его личности), но не иметь армии вовсе, даже для защиты?

Как говорил великий победитель Британии Наполеон Бонапарт, «Народ, что не желает кормить свою армию, будет кормить чужую». Что, похоже, со временем и вышло, учитывая тот факт, что до «Мести Ситхов» Совет Нейтральных Систем явно не дожил.

Впрочем… многое может измениться. Со временем — и его вмешательством.

— Итак, такова история нынешнего положения сил на Мандалоре на нынешний момент, — Лелуш, глубоко вдохнув воздух, продолжил. — А теперь первый из представителей Конфедерации Сепаратистов. Манд’алор Джанго Фетт.

Когда голограмма показала изображение лица, как две капли воды похожего на лица клонов, только, быть может, чуть старше — Амидала изумлённо подняла брови, а Энакин… кажется, он едва воздержался от крепкого выражения на хаттском, сжав кулаки. На скулах падавана заиграли желваки при виде человека, несколько раз пытавшегося убить его возлюбленную.

— Знакомое лицо, правда? Как выяснилось, он являлся лидером Истинных Мандалорцев. Единственный выживший на Галидраане, — Зеро задумчиво скрестил руки на груди. Мелькнула мысль, сколько же усилий Оби-Ван потратил, чтобы найти среди отчётов по миссиям Графа Дуку некоторые имена. Хотя, быть может, этим занимался не он? — И сейчас, при поддержке Маркуса Дуку, вновь заявивший о своём праве Манд’алора и бросивший клич по всем кланам, сохранившим верность старым традициям. А ещё, кто помнит, кем были Истинные, или же просто по тем, кого не устраивает герцогиня. Скорее всего, на этой встрече Истинные вновь заявят о себе, как о действующей силе.

Ироничным, на взгляд Лелуша, был тот факт, что именно Дуку уничтожил прежних сподвижников Джанго Фетта — по ложному, как выяснилось позже, обвинению. Теперь же он, словно исправляя эту ошибку, поддерживал Фетта в его начинании. Что это было — политическая ширма, или же граф действительно пытался исправить то, что совершил? Или же и то, и другое вместе?

— Дуку хочет превратить признание нейтралитета в политический конфликт между разными группировками Мандалора, — Падме слегка побледнела, тем не менее, стараясь сохранять спокойствие на прекрасном лице. — По сути, это может разорвать Совет Нейтральных Систем изнутри, даже не дав ему официально быть созданным.

— И подсылает твоего бывшего убийцу, — процедил Энакин сквозь зубы.- Как-то даже жаль, что его не убили вместе с остальными на Галидраане.

Лелуш молча кивнул паре, подперев голову двумя пальцами, упершись ими в висок.

Ход графа был достойным, и был оценен шахматистом по достоинству. Был бы оценен ещё сильнее, если бы не мешал так планам. Зеро <i>нужен </i>был этот Альянс, несмотря на то, что Истинные отчасти вызывали его симпатию.

— Перейдём к двум оставшимся членам делегации. Одарённым. Итак, Сев’ранс Танн, — аметистовые глаза в задумчивости посмотрели на появившееся лицо с синей кожей и алыми, подобно адскому огню, глазами. Вьющиеся волосы отливали иссиня-чёрным. Красивое лицо — хищной, холодной красотой заточенного клинка шпаги. — Чисс, личная ученица графа, а также — один из генералов армии сепаратистов. Уже отличилась тем, что выбила все республиканские силы с Татуина и его системы, заключив союз с одним из хаттов. Насколько известно — крайне опасна, и как полководец, и как одарённый. В совершенстве владеет световым мечом. В состав делегации, вероятнее всего, включена как сопровождающий дипломатов боевик. О её прошлом практически ничего неизвестно.

И как подозревал Лулу, на данный момент этот боевик, в случае чего, раскатает их с Энакином вместе взятых тончайшим слоем по всей поверхности Мандалора. Что же касалось её полководческих навыков… Их было бы интересно проверить. И, что-то подсказывало предводителю Чёрных Рыцарей, что такой случай ещё представится.

— И наконец ещё один дипломат, — хищное лицо чисса сменилось совсем другим, человеческим — девушки лет девятнадцати-двадцати. Худое, немного заострённое лицо, волна тёмно-каштановых волос, спадающих чуть ниже плеч. Прямой нос и большие светло-зелёные глаза. — Эмилия Дуку. Дочь брата знакомого нам всем графа, Януса Дуку, правившего Серенно почти тридцать лет — с тех пор, как умер их отец.

Над этим моментом «канона» Зеро задавался вопросом весьма долго. Если Дуку являлся графом, причём графом наследным, то кто правил подчинённой ему планетой все без малого шестьдесят лет, пока тот был членом Ордена?

Как оказалось вопрос объяснялся довольно просто. Вполне возможно, что уходу будущего графа из Ордена поспособствовали не только его личностные изменения, но и то, что родная планета к этому времени осталась без правителя. Особенно учитывая тот факт, что на Серенно, по традиции, власть всегда передавалась старшему из прямых наследников, вне зависимости от пола. Власть, таким образом, всегда оставалась в семье, не уходя на сторону, однако графом являлся наиболее опытный из её членов.

— Как и её дядя, девочка оказалась Одарённой и проходила обучение в Храме джедаев, готовясь стать падаваном — до того момента, пока Маркус не покинул Орден. Эмилия ушла вместе с ним, в дальнейшем воспитывалась и обучалась дядей, но, — Лелуш прищёлкнул пальцами, смотря на в общем-то симпатичное лицо. — Насколько известно, только светлой стороне. Не делая из неё подобие ситха, как из той же Танн. Возможно, граф решил уберечь свою племянницу от этого. Так или иначе, девушка владеет Силой. В Конфедерации выступает скорее как дипломат и переговорщик, нежели как полководец или агент. Учителя и, в частности, госпожа Джокаста Ню, отмечала, что у девочки довольно мягкий, но непреклонный в отношении достижения своих целей характер, — щёлкнув по клавише, брюнет выключил голо проектор.

— Моё личное мнение — в делегации она будет играть роль стабилизатора обстановки между двумя сильными, но заносчивыми бойцами, и, возможно, работать посредником в переговорах между Джанго и герцогиней. Опасность она представляет вряд ли. Я скорее опасаюсь того, как бы появление Фетта не вызвало раскол Мандалора напополам. Кстати, — в задумчивости склонив голову, с невозмутимым видом передвинул своего ферзя, взяв белую ладью, после чего положил вражеского короля горизонтально. — Вам мат, госпожа Падме.

Энакин тихо фыркнул, стараясь не смеяться. Впрочем, Амидала, хоть и попыталась остаться невозмутимой, тоже не удержалась от смешка. Простой и немного глупый жест слегка разрядил напряжённую обстановку.
_____________________
* напоминаю структуру ВАР. В легионе 4 полка. В полку 4 батальона, которые возглавляют майоры. Следовательно, за главным столом могли поместиться около 20 человек.

Отредактировано Сильвердрейк (24-09-2018 01:41:09)

+5

43

Сильвердрейк написал(а):

Кеноби задумчиво кивнул, спрятав руки в рукава джедайского плаща

У вас же тут война в самом разгаре, какой у Кэноби плащ с рукавами? На войне он ходил в обычной одежде с элементами клоновской брони, иногда одевал плащ. Робы одевал редко, только на миссиях, где надо действовать не привлекая внимания.

Сильвердрейк написал(а):

Но спешить с выводами бывший принц не собирался — по крайней мере, пока не посмотрит на их столицу собственными глазами.

Я так понимаю, все написанное Тревисс вы решили убрать в сторону, как и авторы "Войн клонов" (сериала)? Или будете как-то совмещать?

Сильвердрейк написал(а):

— Не могли бы вы пояснить на счёт навыков командования? — спросил Скайуокер, с интересом наблюдая за расставлением фигур — явно пытаясь запомнить, и, что важнее, понять принцип

Да он вроде как умеет, уж основы то точно знать должен. У него же орденское образование, там многому учат, это смесь военного училища и лицея для одарённых детей (одарённых не только в силе), с последующим высшим образованием. В Ордене одно из лучших образований в галактике.

Сильвердрейк написал(а):

«Истинных мандалорцев», сохранивших верность военным традициям, но пересмотревших их в сторону строгого кодекса чести, желавших, чтобы их планета вновь стала поставщиками лучших наёмников Галактики. И «Дозора Смерти». Мандалорцев, окончательно позабывших уроки четырехтысячелетней давности и грезивших новыми завоевательными походами

По старому канону вообще-то было наоборот: истинные были за честь, восстановление старых порядков и объединения кланов в полноценное государство, что в числе прочего подразумевало и завоевательные походы к соседям, чтобы порядок у себя на границах навести (сектор то дикий до невозможности, но захватывать галактику никто не собирался, все были реалистами). Наёмничество там было не главным. А вот Дозор был за то, чтобы стать окончательно наёмниками, забить на Мандалор и его историю болт и жить для себя и каждый клан сам по себе. Главное - бабло, и не важно, какое задание. Республика и джедаи поддержали Дозор (что с политической точки зрения логично, а вот с нравственной - совсем наоборот), т.к. им возродившийся Мандалор никуда не упёрся, от Мандалорский войн до сих пор икается и Республике, и джедаям, и ситхам. Собственно, после этой войны Джанго и возненавидел джедаев и Республику, за их лож и лицемерие (а так же за смерть отца). Джанго - идейный истинный мандалорец. А так же отчаянный и крутой боец, который джедаев голыми руками убивал.

Сильвердрейк написал(а):

«Армия, что не желает кормить свою армию, будет кормить чужую»

Народ, не желающий кормить армию...

Сильвердрейк написал(а):

А теперь первый из представителей Конфедерации Сепаратистов. Манд’алор Джанго Фетт.

Оставили его в живых после Джеонозиса? Значит тут он не такой отчаянный, как в оригинале.

Сильвердрейк написал(а):

Судзаку, дважды продавшего за повышение

Ну да, продал ни за что. Чего такого, Лу всего-то убил любовь всей его жизни, подумаешь. Разве ж это повод сдать убийцу для того, чтобы попытаться осуществить свою и своей погибшей любимой мечту? Судзаку однозначно гад :D

Отредактировано DzenPofigist (23-09-2018 18:25:50)

0

44

Оставили его в живых после Джеонозиса? Значит тут он не такой отчаянный, как в оригинале.

опечатка, ща поправлю. спасибо.

Оставили его в живых после Джеонозиса? Значит тут он не такой отчаянный, как в оригинале.

в первой главе было объяснено, почему он в живых остался.

По старому канону вообще-то было наоборот: истинные были за честь, восстановление старых порядков и объединения кланов в полноценное государство, что в числе прочего подразумевало и завоевательные походы к соседям, чтобы порядок у себя на границах навести (сектор то дикий до невозможности, но захватывать галактику никто не собирался, все были реалистами). Наёмничество там было не главным. А вот Дозор был за то, чтобы стать окончательно наёмниками, забить на Мандалор и его историю болт и жить для себя и каждый клан сам по себе. Главное - бабло, и не важно, какое задание. Республика и джедаи поддержали Дозор (что с политической точки зрения логично, а вот с нравственной - совсем наоборот), т.к. им возродившийся Мандалор никуда не упёрся, от Мандалорский войн до сих пор икается и Республике, и джедаям, и ситхам. Собственно, после этой войны Джанго и возненавидел джедаев и Республику, за их лож и лицемерие (а так же за смерть отца). Джанго - идейный истинный мандалорец. А так же отчаянный и крутой боец, который джедаев голыми руками убивал.


Я ореинтировался больше на вукипедию в написании данного отрывка.

Да он вроде как умеет, уж основы то точно знать должен. У него же орденское образование, там многому учат, это смесь военного училища и лицея для одарённых детей (одарённых не только в силе), с последующим высшим образованием. В Ордене одно из лучших образований в галактике.

разумеется, но это не означает что он играет в шахматы)

Ну да, продал ни за что. Чего такого, Лу всего-то убил любовь всей его жизни, подумаешь. Разве ж это повод сдать убийцу для того, чтобы попытаться осуществить свою и своей погибшей любимой мечту? Судзаку однозначно гад :D

убил любимую - убей гада.просто и понятно. действовал из мести. а здесь он продаёт друга, пусть и бывшего - за подачку от императора

0

45

Сильвердрейк написал(а):

в первой главе было объяснено, почему он в живых остался.

Ещё не читал. Присматриваюсь пока. :)

Сильвердрейк написал(а):

Я ореинтировался больше на вукипедию в написании данного отрывка.

Хз, что там на правили, но собственно, кто за что понятно уже из того факта, что у истинных нашёлся Мандалор, а Дозор забил на это всё болт и своего даже не думал предъявлять (что логично, т.к. тогда бы запросто можно было потребовать бой 1 на 1, для выяснения, кто тут тру Мандалор, а приёмный папаня Джанго был крутым бойцом). Дозор ложил такой же болт на старые традиции, как и пацифисты (умри в мучениях тот, кто выдумал мандалорцев-пацифистов, чтоб он всю жизнь смотрел только российское кино), только в другом ключе.

Сильвердрейк написал(а):

разумеется, но это не означает что он играет в шахматы)

По "Войнам клонов" - играл, но там события так скачут, что хз, когда он ими увлёкся. Но в любом случае, что-то уточнять по фигурам ему смысла нет, и так всё знать должен. Не забывайте, это воин и дипломат будущий, и учат его соответственно.

Сильвердрейк написал(а):

убил любимую - убей гада.просто и понятно. действовал из мести. а здесь он продаёт друга, пусть и бывшего - за подачку от императора

Вообще-то у них с любимой была мечта, вот эту мечту Судзаку и пошёл реализовывать, а не скатился в тупого мстителя - убью гада, дальше трава не расти и плевать на всё.
А другом Лелуш быть перестал, когда убил Афелию. Так ещё и выставил её маньячкой, лгуньей и предательницей, очернив светлый образ перед всем миром. Так что не Лелушу там рассуждать, кто кого предал и продал. Убить после такого? А не слишком ли просто и легко отделается? Да и что это даст? А вот использовать его как кирпичик в строительстве мечты покойной любимой - это хорошо. Ведь лучшим поступком в память Афелии будет не месть, она такого не любила, а строительство того мира, о котором она мечтала. Так что с паршивой овцы хоть шерсти клок, использовать овечку надо максимально полезно, а не под властью низменных эмоций. Кстати, сам Лелуш так постоянно поступает. А тут на тебе, оскорблённая невинность)))
Судзаку тоже тот ещё деятель, но он просто сверхинтеллектом не блещет. Но в целом последователен в своих убеждениях, поступках и целях. Хотя косяки в логике у него были. Ну так он не мыслитель, он практик.

0

46

Вообще-то у них с любимой была мечта, вот эту мечту Судзаку и пошёл реализовывать, а не скатился в тупого мстителя - убью гада, дальше трава не расти и плевать на всё.
А другом Лелуш быть перестал, когда убил Афелию. Так ещё и выставил её маньячкой, лгуньей и предательницей, очернив светлый образ перед всем миром. Так что не Лелушу там рассуждать, кто кого предал и продал. Убить после такого? А не слишком ли просто и легко отделается? Да и что это даст? А вот использовать его как кирпичик в строительстве мечты покойной любимой - это хорошо. Ведь лучшим поступком в память Афелии будет не месть, она такого не любила, а строительство того мира, о котором она мечтала. Так что с паршивой овцы хоть шерсти клок, использовать овечку надо максимально полезно, а не под властью низменных эмоций. Кстати, сам Лелуш так постоянно поступает. А тут на тебе, оскорблённая невинность)))
Судзаку тоже тот ещё деятель, но он просто сверхинтеллектом не блещет. Но в целом последователен в своих убеждениях, поступках и целях. Хотя косяки в логике у него были. Ну так он не мыслитель, он практик.

А теперь подумайте об этом с точки зрения психологии.
Да, если рассматривать объективно, они оба те ещё деятели. Однако субъективизм в мыслях каждого, будет присутствовать, и не маленький такой. Судзаку считает Лулу убийцей Юфи и террористом. И вообще козлом. Лелуш Судзика - предателем и британской подстилкой. Каждый из них винит в разрушении дружбы второго.
Так бывает довольно таки часто.

Хз, что там на правили, но собственно, кто за что понятно уже из того факта, что у истинных нашёлся Мандалор, а Дозор забил на это всё болт и своего даже не думал предъявлять (что логично, т.к. тогда бы запросто можно было потребовать бой 1 на 1, для выяснения, кто тут тру Мандалор, а приёмный папаня Джанго был крутым бойцом). Дозор ложил такой же болт на старые традиции, как и пацифисты (умри в мучениях тот, кто выдумал мандалорцев-пацифистов, чтоб он всю жизнь смотрел только российское кино), только в другом ключе.

Правили там вот что. Истинные желали играть по правилам. Упоминается так называемый "кодекс суперкомандосс", который первый глава истинных создал. Дозорные хотели пуститься во все тяжкие в стиле мандалорских войн - воруй, убивай, делай извращения с гусями. как то так.

По "Войнам клонов" - играл, но там события так скачут, что хз, когда он ими увлёкся. Но в любом случае, что-то уточнять по фигурам ему смысла нет, и так всё знать должен. Не забывайте, это воин и дипломат будущий, и учат его соответственно.

хорошо, поправлю.

0

47

Сильвердрейк написал(а):

А теперь подумайте об этом с точки зрения психологии.

А что тут думать? И так всё понятно: Лелуш не может простить, что ему всё так обломали, да ещё и обменяли, как стеклотару. Судзаку после всего ненавидит Лелуша. Ну а кто бы не ненавидел?
Что в итоге? Лелуш - умный и логичный, и должен бы понимать, что никаких клятв Судзаку ему не давал и просто поэтому предать не мог. Так с чего вдруг называть предателем? Сволочью и гадом - да сколько угодно, но предатель? Так же Лелуш отлично разбирается в причинно следственных связях, а что у нас было вначале? А вначале у нас Лулу убил Юфелию и поиздевался над трупом. Так измазать в дерьме принцессу и всю королевскую семью - даже если бы специально старался, то не смог бы лучше. Далее, Судзаку после смерти Юфи не жил по сути, он одержимым стал, так что предложи ему стать воплощением справедливости - и он бы согласился, плевал он свою жизнь. В оригинале он ведь на что-то подобное и подписался, только без промывки мозгов. Понимал ли это Лелуш? Ну, оригинал понимал. А у вас эту бодягу с мелкой гадостью придумал.
Итог: Лелуш у вас - мелочный и обидчивый тип, ну и злопамятный. И пофиг на злопамятность, оригинал тоже этим отличался. А вот мелочность и обидчивость, которые затмевают логику - это как-то не очень подходит к оригиналу, который мозг ставил выше эмоций. Вот он маму свою любил очень, правды искал, а как докопался, то довольно быстро всю симпатию растерял и по сути добил без всякой рефлексии. А вот названного братца за его выходки, в том числе смерть подруги, простил, пусть и перед его смертью. И оригинал понимал, кто спровоцировал Судзаку на его поведение. Это результат его ошибки, а не сознательный выбор Судзаку на ровном месте. Так что у вас Лелуш бегает от реальности, обманывая сам себя и обвиняя других, что говорит о слабом характере. Что-то не замечал за оригиналом неумение и нежелание признавать свои ошибки (да, это ему давалось не легко, но тем не менее это было).
Ну а главное - как такой персонаж собирается играть против Палпатина? Тот, как бы не залился и не кидал обложавших пешек (впрочем, кидал он их, как правило, когда они выполнили свою функцию), всегда понимал, кто и где накосячил, и где и что надо исправлять. Даже если накосячил сам.
Шикарный Палпатин злодей, жалко, что нигде его так и не раскрыли по полной.

Сильвердрейк написал(а):

Правили там вот что. Истинные желали играть по правилам. Упоминается так называемый "кодекс суперкомандосс", который первый глава истинных создал. Дозорные хотели пуститься во все тяжкие в стиле мандалорских войн - воруй, убивай, делай извращения с гусями.

Кодекс Мандалорским войнам не сильно противоречит (хотя я его ). Кодекс - это переработка принципов крестоносцев времён Мандалорских войн. Там суть примерно в следующем: быть бандитом, убивать и грабить людей - плохо, быть наёмником и убивать людей по контракту - хорошо. Ну и в целом там не поощрялась вневоенная деятельность, даже при найме, разбой, грабежи, похищения, терроризм (т.е. атака сугубо гражданских объектов без причины). Вообще, этот кодекс не расписан, и всё сводится к тому, что надо быть хорошим солдатом и наёмником (вот такие вот невнятные требования). В общем, кодекс покусился на святое - на бизнес, резко так ограничиваю сферу предоставляемых услуг :)
Помимо кодекса Дозору не нужен был никакой Мандалор, это же вышестоящая власть будет, которая начнёт указывать кланам как им жить и что делать. В том числе призвать воевать за что-то по приказу Мандалора, т.е. бесплатно (за сотни лет от такого отвыкли). Оно им надо, такое счастье? Их устраивает эта вольница и никакое государство даром не нужно. И по факту, Дозор победил. Есть пацифисты, которые живут по своему, а есть вольные кланы и вольные мандалорцы, которые плевать хотели как на Сатин, так и на Джанго (он формально до сих пор Мандалор со всеми вытекающими). Живут как хотят, воюют как хотят и никакие правила им не указ: ни кодексы, ни законы. Только некоторые обычаи, которые их собственно мандалорцами и делают. И запрета на убийства там нет, даже на массовые. Маньяки, убивающие для развлечения не приветствуются, психи не дружат с дисциплиной.

Сильвердрейк написал(а):

хорошо, поправлю.

Просто держите в уме, что Энакин - юный гений, особенно в технике (а вот с гуманитарными науками не всё так радужно, мда). Про это почему-то многие забывают. Ну а в Ордене он получил шикарное образование, можно смело приравнять к высшему по нашим меркам.

0

48

А что тут думать? И так всё понятно: Лелуш не может простить, что ему всё так обломали, да ещё и обменяли, как стеклотару. Судзаку после всего ненавидит Лелуша. Ну а кто бы не ненавидел?
Что в итоге? Лелуш - умный и логичный, и должен бы понимать, что никаких клятв Судзаку ему не давал и просто поэтому предать не мог. Так с чего вдруг называть предателем? Сволочью и гадом - да сколько угодно, но предатель? Так же Лелуш отлично разбирается в причинно следственных связях, а что у нас было вначале? А вначале у нас Лулу убил Юфелию и поиздевался над трупом. Так измазать в дерьме принцессу и всю королевскую семью - даже если бы специально старался, то не смог бы лучше. Далее, Судзаку после смерти Юфи не жил по сути, он одержимым стал, так что предложи ему стать воплощением справедливости - и он бы согласился, плевал он свою жизнь. В оригинале он ведь на что-то подобное и подписался, только без промывки мозгов. Понимал ли это Лелуш? Ну, оригинал понимал. А у вас эту бодягу с мелкой гадостью придумал.
Итог: Лелуш у вас - мелочный и обидчивый тип, ну и злопамятный. И пофиг на злопамятность, оригинал тоже этим отличался. А вот мелочность и обидчивость, которые затмевают логику - это как-то не очень подходит к оригиналу, который мозг ставил выше эмоций. Вот он маму свою любил очень, правды искал, а как докопался, то довольно быстро всю симпатию растерял и по сути добил без всякой рефлексии. А вот названного братца за его выходки, в том числе смерть подруги, простил, пусть и перед его смертью. И оригинал понимал, кто спровоцировал Судзаку на его поведение. Это результат его ошибки, а не сознательный выбор Судзаку на ровном месте. Так что у вас Лелуш бегает от реальности, обманывая сам себя и обвиняя других, что говорит о слабом характере. Что-то не замечал за оригиналом неумение и нежелание признавать свои ошибки (да, это ему давалось не легко, но тем не менее это было).
Ну а главное - как такой персонаж собирается играть против Палпатина? Тот, как бы не залился и не кидал обложавших пешек (впрочем, кидал он их, как правило, когда они выполнили свою функцию), всегда понимал, кто и где накосячил, и где и что надо исправлять. Даже если накосячил сам.
Шикарный Палпатин злодей, жалко, что нигде его так и не раскрыли по полной.


У нас с вами всё же разное мнение по этому вопросу.
По поводу "мелочности"
Во-первых, Хороша блин мелочность) Тебя продали как стеклотару, после чего тебе снесли память и сначала поимели в качестве завоевателя, а затем и вовсе выкинули на мороз уже во второй раз.
А ещё вспомните один забавный факт, в тот момент, когда вскрылось, кто сидит в кабине Ланселота. Вспомните реакцию Лулу
"Что? но... Как же? ты же должен был быть с наннали!"
Он был зол на судзаку, который, фактически, предпочёл службу британской принцессе. И зол сильно.

Идём дальше. Продажа чарльзу  - в тот самый момент, когда Лелуш буквально упрашивал Судзика помочь (это когда наннали украли). Вспомним, ЧТО для этого человека значит его младшая сестрёнка и поймём, что это вполне могло стать мнением о предательстве.

Дальше- больше. их последний разговор перед вторжением в Токио. Когда лулу чуть ли не на коленях молил Судзаку о помощи. После чего его схватили Британцы. А потом ещё и Шнайзель информацию ОЧР подкинул.
И снова всё из-за Судзаку.

Лелуш признаёт свои ошибки - иначе бы он не устроил Реквием по Зеро. Но это не мешает ненавидеть бывшего друга, столько раз не оправдывавшего ожиданий.

Опастим ещё один факт, ибо это спойлер... скажу лишь, что была ещё одна причина для крайне неприятного отношения к Куруруги.

А теперь во-вторых, причина более практическая.
Доверили бы вы дело своей жизни, своё главное детище, а помимо него, жизнь своей любимой сестры, человеку, который  отличился тем, что, во первых, подводил вас лично, а во вторых, был замечен в многократной политической проституции? Да, да. Это я про беганье Судзаку от Чарльза к Шнайзелю, а потом и к Лелушу.
Я вот нет) Поэтому то, что вы называете мелочностью, я назову страховкой.

0

49

Сильвердрейк написал(а):

Во-первых, Хороша блин мелочность) Тебя продали как стеклотару, после чего тебе снесли память и сначала поимели в качестве завоевателя, а затем и вовсе выкинули на мороз уже во второй раз.

И что? Кто, спрашивается, в этом виноват? Все кругом кроме меня? Ооочень взрослая и взвешенная позиция, а главная такая умная.

Сильвердрейк написал(а):

А ещё вспомните один забавный факт, в тот момент, когда вскрылось, кто сидит в кабине Ланселота. Вспомните реакцию Лулу

Что-то не помню, что Лелуш тогда кого-то предателем обозвал. И зол был не за службу британской принцессе, а Британской Империи. Никаких персоналий. Лелуш ненавидел не столько персоналии (отца разве что), сколько саму систему государства. На что указал своим Чёрным рыцарям, когда заявил, что воевать надо не с гражданскими и простыми подданными британской короны, а ломать надо само государство и быть надо по его институтам, подрывать к нему доверие, подрывать авторитет, развеивать миф о силе и непобедимости. Чем, кстати, и поднял авторитет рыцарей.

Сильвердрейк написал(а):

Продажа чарльзу  - в тот самый момент, когда Лелуш буквально упрашивал Судзика помочь (это когда наннали украли).

Вспомним, что для Судзаку значит Юфелия. Так что, чего бы там Лелуш не просил, но не понять причину поведения Судзаку и его реакцию? Более того, ожидать чего-то другого - просто идиотизм. С каких пор Лелуш стал идиотом?

Сильвердрейк написал(а):

Дальше- больше. их последний разговор перед вторжением в Токио. Когда лулу чуть ли не на коленях молил Судзаку о помощи.

А с какого перепоя Судзаку должен был помогать и как-то менять свое отношение к Лелушу? Юфелиаю он Лелушу так и не простил. Ну да, просил Лу от отчаяния, т.к. других вариантов уже тупо не было. Ну, мог ещё у неба чуда попросить, а потом обижаться на небо, что чуда не дали. Ооочень похоже на Лелуша, ага.

Сильвердрейк написал(а):

Доверили бы вы дело своей жизни, своё главное детище, а помимо него, жизнь своей любимой сестры, человеку, который  отличился тем, что, во первых, подводил вас лично, а во вторых, был замечен в многократной политической проституции?

Как Судзаку мог подвести Лелуша, если он ни с ним, ни на него не работал никогда? о_О Что, всех школьных друзей, которые встали против него, Лелуш тоже казнил? Особенно эту изобретательницу местной атомной бомбы? В общем, вашему Лелушу не нужны друзья, ему нужны преданные собачонки, которые должны действовать так, как ему хочется и не иметь ни своего мнения, ни тем более своих убеждений. А любой, кто их имеет - предатель!
Что касается политической проституции, то Судзаку как разх очень последователен в своих убеждениях, он их никогда не менял. Вот методы пытался применять разные, это да, но цель всегда была одна. Он служит не людям, а идее, и идее Судзаку был верен всегда. Он шёл за людьми, кто, как он считал, преследуют ту же идею, но как понимал, что его обманывают, оставлял их. Не любил он, когда им манипулировали и нагло ему врали. Шнайзель никакой справедливости не хотел, хотел власти, ну и пшёл он нах. А к Лелушу пришел, т.к. у них с ним одна идея, как в итоге выяснилось. Ну и на весь план то согласился в том числе и потому, что в конце Лелуш умирает. Собственно, они обо всём договорились сразу после того, как грохнули короля с королевой, ещё не вылезая из этого измерения.
Так что, если Лелуш хотел оставить кого-то, кто будет убеждённо следовать какой-то идее, то Судзаку - отличный выбор. Если ему надо было, чтобы был преданный лично Нанали человек, и не важно, какие там будут идеи, то да, выбор не очень. Вот только по факту, Лелуш выбрал первый вариант. Воплощённая идея справедливости. И как только Нанали в своих политических игра от этой идеи уйдёт, эта воплощённая сущность её сметёт. Вот Судзаку мог пожалеть Нанали, мог её понять, его можно было обдурить в конце то концов, он не гигант мысли. А вот воплощённую идею справедливости обдурить не получиться. Лелуш шикарно так приставил к своей сестре цербера и палача в одном лице, которые прикончит её не сомневаясь ни секунды, как только она ошибётся. Хороший брат, шикарно позаботился, ничего не скажешь))) Вот тебе, сестрёнка, идея, вот тебе помощник, а вот нож к горлу от помощника, если отойдёшь от идеи. Давай, будь политиком в белых перчатках. Я так понимаю, Нанали тоже так и не простили то, что она выступила против брата? Ну, это будет в характере вашего варианта Лелуша. Впрочем, не только Нанали, все висят теперь под прицелом новой сущности.

Сильвердрейк написал(а):

Я вот нет) Поэтому то, что вы называете мелочностью, я назову страховкой.

Мелочность и глупость - они остаются мелочностью и глупостью. Никаких поводов и прав считать Судзаку предателем у Лелуша нет, но он его считает и даже не задумывается, почему так вышло и в чём причана. А ещё называть местью то, на что человек согласился бы и так (вы же в курсе, что формально Судзаку тоже мёртв?), и не понимать этого - это уже не глупость, это хуже. Это убогость. Ваш Лелуш даже отомстить то не смог, только сам себя продолжает обманывать выдуманной местью за выдуманные преступления и предательства.

0

50

Мелочность и глупость - они остаются мелочностью и глупостью.

Это ваше мнение. Не более.

Скажу лишь, что доверять человеку, который менял своих господ как перчатки, присягая то одному то другому в зависимости от того, куда флюгер повернётся - идиотизм.

Отредактировано Сильвердрейк (24-09-2018 15:35:01)

0


Вы здесь » NERV » Стартовый стол » Чёрный Рыцарь