NERV

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » NERV » Стартовый стол » Настоящий шотландец.


Настоящий шотландец.

Сообщений 121 страница 130 из 141

121

Godunoff написал(а):

– Луна, безумное отродье Зимы…

А почему "отродье", а не "порождение"?  Он же к Луне хорошо относится, чтобы "отродьем" обзываться.

0

122

Нумминорих Кута
Ну так любя же!
Хоть после того что Луна устроила её только так и назвать.

0

123

Нумминорих Кута
Чтоб не матом -- с таким-то лечением...

0

124

Godunoff написал(а):

Чтоб не матом -- с таким-то лечением...

Ну не знаю, если бы мне так глаза вылечили, я б с такой устрашающей силой благодарил...

+1

125

Godunoff написал(а):

– Да уж, а ты, оказывается, горячая штучка…
– Да и ты не хуже, – Гермиона, не вставая, потянулась. – Признайся, такого ты не ожидал?

Сейчас перечитал и вот сильное ИМХО, но этот момент у меня вызывает сомнения. В особенности её реакция. Слишком уверенно, слишком спокойно, слишком рассудительно. Герми пятнадцать лет, это определенно был первый раз, сколько бы она ни знала в теории и какие бы открытые взгляды у них в семье ни были - но то ожидания, а это реальность, а тут ни смущения, ни стыда, ни неуверенности или растерянности. Это даже не говоря про страх и стресс в ожидании самого ритуала, который мог и криво сработать. Как-то уж слишком хорошо получилось для их возраста, и тем более для такой ситуации.

+2

126

H-marine написал(а):

Слишком уверенно, слишком спокойно, слишком рассудительно.

Напускная уверенность и спокойствие, заполированные лёгким шоком. Мне казалось, что это очевидно, но выходит, что надо как-то подпилить...

0

127

Godunoff написал(а):

Напускная уверенность и спокойствие, заполированные лёгким шоком. Мне казалось, что это очевидно, но выходит, что надо как-то подпилить...

Уверенность и спокойствие есть, шока не чувствуется совсем, хотя вот тут самое ему место. Спокойно искупалась, спокойно оделась, спокойно попросила помочь с прической - ни в чём нет неестественности, какой-то чрезмерной или неуместной реакции, показывающей, что она только пытается казаться спокойной, хотя на самом деле паникует, переживает или просто сильно нервничает на тему "а как для него всё прошло-то??????" что было бы ожидаемо для подростка. Чересчур ровные и спокойные или наоборот нарочито бодрые реплики в диалоге выдавали бы волнение, даже если нет более явных признаков.

Отредактировано H-marine (31-10-2019 06:07:55)

+2

128

Первый удар
Возвращаться было решено камином – сперва в замок Маклаудов, а оттуда уже по домам. Первой отправилась Луна, заявив, что она догадывается, где искать морщерогого кизляка, за ней – старшие Грейнджеры, а за ними и Хендри с Гермионой – навестить дом Блэка и посмотреть, что показывает гобелен. Хендри на нём точно был отмечен, а алгоритм старого артефакта до сих пор работал без сбоев.
Правда, знай Хендри, что его ожидает в доме на Гриммо, он бы туда вряд ли отправился…

Впрочем, началось всё совершенно безобидно – камин исправно сработал, выбросив парочку в гостиной старого особняка. Вот только предполагалось, что там не будет никого, кроме самого Сириуса и его домовиков…
Нет, Сириус, конечно, имелся – но не один. Сириус подпирал спиной камин, напротив него в кресле-качалке устроилась Вальбурга Блэк, неспешно покуривающая папиросу на длинном мундштуке, перед ней только что не на вытяжку стояла Нарцисса Малфой, а в углу старался не отсвечивать лишний раз Драко.
– Вот так компания…  – прошептала Гермиона.
– …Просто поразительно, – говорила Вальбурга, продолжая разговор. – Цисси, деточка, неужели ты наконец-то начала думать? Подумать только – я возвращаюсь из Японии, и что же вижу? Одна моя племянница сбежала из тюрьмы, вторая  – собирается сбежать, бросив всё, включая и труп муженька, а третья и вовсе делает вид, что так и надо! Меня не было месяц – а у вас тут уже настоящая гражданская война… А, мальчишка Поттеров, да ещё и не один!.. Поздравляю – вы первые, кому удалось заклинить гобелен… Да, так вот, моя дорогая племянница: ты сейчас берёшь в одну руку чемодан с самым необходимым, в другую – своего сопляка и убираешься с острова. В Дарвин – у меня там есть знакомые…
– Что случилось-то? – вполголоса поинтересовался Хендри у крёстного.
– Волдеморт устроил налёт на Азкабан, – так же тихо ответил Сириус. – Получилась кровавая баня, но большую часть своих выродков он всё-таки вытащил, а с ними – и кучку всякой мрази, живенько поскакавшей лизать ему задницу. Единственный плюс этой истории – Азкабан разнесли нахрен и перебили не меньше половины дементоров…
– Ты всё поняла, Циссии? – Вальбурга затянулась.
– Да, тётя!
– Выполняй.
Нарцисса, судорожно метнувшись за сыном, схватила его и почти запрыгнула в камин.
– А задница у неё всё ещё ничего себе… – заметил Сириус. – Слушайте, вам обязательно надо сидеть на полу?
– А почему бы и нет? – поинтересовался Хендри, но всё-таки встал и протянул руку Гермионе. – Здравствуйте, миссис Блэк. Простите, что не приветствовал вас сразу, но вы были заняты…
– Во-первых, – Вальбурга, – отмахнулась почтенная леди Блэк папиросой, – во-вторых, я далеко не такая любительница церемоний, как обо мне говорят, а в-третьих, мне больше всех интересно, что вы такого натворили… Да и вам, я полагаю, не меньше.

Самообновляющееся родословное древо – чаще всего на гобелене – не было чем-то уж очень необычным и имелось у многих старых семей. Гобелен Блэков выделялся даже на этом фоне – он, во-первых, был сделан в девятнадцатом веке, а во-вторых, был способен на куда большее. Например, показывал наследников второй очереди – правда, Хендри Маклауда считал Гарри Поттером… А вот с Гермионой были проблемы. Гермиону гобелен ухитрялся считать одновременно женой, невестой и наложницей, приписав ей, к тому же, фамилию Маклауд.
– Какая прелесть… – произнесла Гермиона разглядывая гобелен. – А как оно вообще работает?
– Эти чары следят за всеми членами семьи, – принялась объяснять Вальбурга, – а поскольку любое изменение в её составе сопровождается специальным ритуалом, он его записывает и определяет, что это было… Кроме смерти, конечно, тут и так всё ясно.
– Тогда я, кажется, понимаю, в чём тут дело, – сообщила Гермиона, постучав пальцем по своему имени. – Следящие чары засекли обряд, но так и не смогли его опознать, поэтому логический блок и не сработал, как надо.
– Обряд? – Вальбурга хмыкнула. – Именно обряд?
– Именно, – кивнула Гермиона. – Обряд двух кровей.
– Так называемый Тёмный лорд ухитрился запихнуть кусок своей и без того убогой душонки мне в лоб, – пояснил Хендри. – Выяснилось это только после Турнира, и пришлось воспользоваться помощью старых друзей…
– Святые угодники… – охнула Вальбурга. – Ну, тогда понятно, хорошо хоть, его вручную переписать можно… Как тебя записать?
– Как невесту, – ответила Гермиона. – Может, по обычаям сидхе мы и считаемся мужем и женой, но мы всё-таки не они.
– Хорошо, – Вальбурга достала палочку и принялась выписывать ей замысловатый узор по гобелену. – Хоркрукс? Ещё один? Знаете, я разочаровалась в нём ещё тогда, когда началась вся эта история с пророчеством, но хоркрукс – это что-то вообще немыслимое, а тем более два. Я была в шоке, когда нашла медальон…
– Вообще-то, он их наделал семь штук, – перебил Сириус. – Как-то случая сказать не было, извини. И один из них в чаше Хельги Хаффлпаф, а чаша в сейфе Беллы – по крайней мере, мы так предполагаем.
– Знаешь, когда-то я думала, что самый большой придурок в нашей семье – ты, – вздохнула Вальбурга. – А вот теперь оказывается, что главная дура – я сама… Ладно, поскольку эти твари объявлены вне закона, всё имущество Беллы отходит мне, так что эту проблему мы решим.
– Сириус! – воскликнула Гермиона, сунув руку в карман. – Чуть не забыла – держи, – она протянула Блэку свиток.
– Это что?
– Ну, когда я ездила в Японию, я там по просьбе Хендри кое-кого наняла…
– Вот деньги твои она транжирит, как настоящая жена, – лающе рассмеялся Сириус. – Мордред, эти три десятка стоят нескольких сотен! Как тебе вообще удалось их нанять?
– Сириус… Ещё не родился такой человек, что смог бы отказать девушке, которая улыбается ему… и обещает отдать имения богатейших магов Англии на разграбление.
– Знаете что? – вздохнула Вальбурга. – Давайте чай пить, а то мне как-то нехорошо от ваших разговоров. Хендри, как я слышала, ты увлекаешься японской анимацией? По просьбе одного моего друга я приобрела в Японии небольшую коллекцию афиш к фильмам, но поскольку его не интересует анимация, я полагаю, что это лучше отдать тебе.
Постер  «Порко Россо» с автографами всей съёмочной группы и сэйю, который оказался  у Вальбурги, Хендри решил отдать Луне – всё-таки без неё всего, что было прошлой ночью, просто не случилось бы…
А чай у Вальбурги оказался превосходным.

– Ну, что будем делать дальше? – поинтересовался Хендри, любуясь сидящей у камина Гермионой.
– Полагаю, для начала стоит заглянуть к Луне и отблагодарить, – сказала Гермиона. – Потом я всё-таки отправлюсь домой – надо же перетаскивать вещи… И не надо делать страшные глаза, я шучу. Но с родителями поговорить необходимо – а я не представляю, что из этого получится.
– Если что-то пойдёт не так – можешь сбежать ко мне, – предложил Хендри. – Ладно, к Луне и правда надо наведаться…

Луна Лавгуд рисовала. По всей вероятности – мозгошмыга, но с тем же успехом это могла быть и космологическая сингулярность, и Хендри, зная Луну, не поручился бы, что это не одно и то же.
– Летнее Дитя. Ла Команданте, – Луна оторвалась от холста. – Папа, вероятно, курит сыр, поэтому располагайтесь.
Хендри и Гермиона переглянулись и синхронно пожали плечами – речь шла о Лавгуде, а когда речь идёт о Лавгуде, глупо удивляться вообще хоть чему-то. Ксенофилиус курит сыр? А почему бы и нет?..
– Это, конечно, замечательно, – высказался  Хендри, достав из споррана свёрнутый постер, – но знаешь ли ты, что это такое?
– Рог морщерогого кизляка? – осведомилась Луна.
– Гораздо лучше! – Хендри развернул постер.
Луна восторженно пискнула и полезла обниматься, едва не помяв постер.
– Луна, Зимнее Безмолвие…  – Хендри положил постер на стол. – Спасибо. За всё. И за глаза, и за обряд, и вообще – за то, что ты наш друг. Просто спасибо…
И он расцеловал Луну в обе щеки, а Гермиона не только последовала его примеру, но и принялась чесать Луну за ухом.
– Ня-а… – мечтательно протянула Луна.

От Луны отправились про домам… То есть – сперва в замок Маклаудов, поскольку камин Грейнджеров имел только одно подключение.
– Ну ладно, – Гермиона вздохнула, – всё-таки мне пора…
– Подожди, – Хендри поднял руку. – Гермиона, можешь заявиться к нам, когда захочется, без приглашения. Даже если меня не будет дома. В конце концов, теперь это и твой дом тоже…
– Я запомню… – отозвалась Гермиона, прежде чем нырнуть в зелёное пламя.
Погасив камин, Хендри поднялся в гостиную, где собралось всё семейство, включая и Сириуса.
– Садись, – кивнула Анна. – Итак, мы решили две проблемы сразу – всегда бы так… Надеюсь, ты догадался разрешить ей приходить, когда захочется?
– Конечно, бабушка…
– Ну, тогда мне сказать больше нечего, – Анна кивнула, – а вот у Сириуса кое-что для тебя есть.
Блэк встал, извлёк из кармана маленький истёртый кожаный кошель и протянул его Хендри. Тот развязал его и вытряхнул на ладонь два узких золотых кольца, столь же потрёпанных временем.
– Обручальные кольца твоих родителей, – тихо сказал Сириус, – они носили их с самой помолвки и до конца… Джеймс всегда только улыбался, когда мы о них спрашивали, и отмалчивался, так что единственное, что я тебе могу сказать – они старше Хогвартса, и магии в них нет ни капли… Думаю, он был уверен, что они понадобятся только твоим внукам, но…
– Спасибо, – Хендри сжал кольца в кулаке, – спасибо, Сириус.
Свободной рукой он смахнул навернувшиеся слёзы.
– Полагаю, все юридические вопросы мы решим позже, – заметил Дункан. – А пока что – поздравляю, Хендри. Может, оно и рановато, но  раз уж так вышло – наслаждайся жизнью. В конце концов, если вспомнить историю моего знакомства с будущей женой…
– Дункан.
– В общем,  – поспешил сменить тему глава клана, покосившись на супругу, – желаю счастья, но всё же не забывайте, что вы ещё школьники и постарайтесь обойтись без сюрпризов…

– Хендри, к тебе можно? – спросила Гермиона, заглянув в дверь.
– Можешь не спрашивать, – Хендри отложил учебник китайского, – заходи. Что-то случилось?
– Можно сказать и так, – Гермиона с ногами забралась на кровать. – Нам надо поговорить… О вчерашнем. Понимаешь, мама не могла не спросить, как всё прошло… И слово за слово вытянула вообще всё – это она умеет. И пока я рассказывала, я задумалась… Хендри, – Гермиона упорно смотрела в сторону, – ты помнишь ту ночь?
– Ну… В общем, да, – Хендри очень надеялся, что не краснеет.
– В общем… Вот и я – в общем. Хендри, – уши Гермионы порозовели, – постарайся вспомнить тот вечер как можно подробнее. Вечер, а не ночь.
Вечер Хендри помнил куда лучше – и в том, что покраснел, уже не сомневался. И всё-таки…
– Ты имеешь в виду, что мы всё это восприняли так спокойно?
– Угу, – Гермиона наклонила голову, словно прячась за волосами. – Не как сейчас. Но главное даже не в этом – это всё было как-то отстранённо, как будто не совсем с нами. Словно жокеи в киберпространстве…
– Хочешь сказать, что всё это – иллюзия?!
Гермиона, покраснев, яростно замотала головой.
– Всё по-настоящему! – почти вскрикнула она. – Просто… Пойми, я сама не знаю, как объяснить!
– Как будто мы играли роли? – предположил Хендри.
– Не то, хотя и близко, – Гермиона, наконец, посмотрела на него. – Я действительно не знаю…
– Не знаешь –и ладно, – Хендри перебрался на кровать и обнял девушку. – Рано или поздно выяснишь – разве когда-нибудь было иначе?
– Угу… – буркнула Гермиона, устраиваясь поудобнее. – Рано или поздно – а сейчас-то что делать?
– А ничего особенного – всё, что и раньше, – вообще-то, именно «особенного» и хотелось, вот только сказать об этом Гермионе как-то не получалось, да и как она на это отреагирует? Тогда, ночью, всё получилось само собой – ночь смела все преграды, заставив отбросить маски и выпустив на свободу что-то бесконечно древнее… А, к дьяволу всё это – в конце концов, если Гермиона будет против, она так и скажет!
И Хендри, повернувшись, поцеловал Гермиону.
Та явно не была против – но и продолжать не торопилась.
– Знаешь, я, наверно, пойду, – вздохнула она, неохотно высвободившись. – До завтра…
– Подожди!
Вытащив из споррана кошель, Хендри, то и дело запинаясь, пересказал всё, что услышал от Сириуса…
Гермиона снова покраснела – но протянутая рука не дрогнула.

На следующий день Гермиона явилась к обеду – одновременно с на редкость мрачным Блэком.
– Начались нападения на маглорождённых, – сообщил он. – И, как будто этого мало, Самозванец стал собирать всякий сброд. Набрал наёмников со всего мира – правда, швейцарцы его открытым текстом послали, заслал своих прихвостней к вампирам и прочей швали. Отправил Грэйбека к оборотням, идиот…
– Ремус?
– Разумеется. На третьей или четвёртой стае он его перехватил…
– Кажется, Ремус обещал Фенрира повесить на собачьем ошейнике? – вспомнила Гермиона.
– Ну да. На том самом вязе, где Петтигрю вывешивали, – подтвердил Сириус. – Да ещё и вожаков собрал, так что с оборотнями у Самозванца нынче всё плохо. А вот с великанами, боюсь, успеет первым – Дамблдор, конечно, Хагрида послал, да ещё Максим к нему присоединилась… Только, боюсь, уже поздно. Вампиры… Ну, этот мусор я вообще не стал бы принимать в расчёт – охотники их изрядно проредили за столько лет, так что осталась или всякая шваль, или…
– Или? – осведомился Дункан.
– Дочери Коцита, – вздохнул Сириус, – вряд ли даже ты слышал о них, Дункан. Древнейшие и сильнейшие вампиры, мать и дочь…
– Вот, значит, как они зовутся, – хмыкнул Дункан. – Ну, этим-то точно на нас наплевать… Ладно, дела обсудим позже, а пока что прошу к столу.
За обедом о делах не говорили – дела были довольно неаппетитными. Зато Хендри и Гермиону обсудили тщательно и со вкусом – настолько, что подростки даже смущаться перестали…
Вот только всё испортил брауни, неожиданно появившийся рядом с Сириусом и что-то ему шепнувший.
– Прошу меня извинить, – Сириус поднялся из-за стола. – Срочное донесение.
Он вернулся через несколько минут – изрядно озадаченным и явно не знающим, как реагировать на новость.
– Самозванец, по всей видимости, собирался устроить ставку в особняке своего отца, – сообщил он, – во всяком случае, прислал туда наёмников и обоих Кэрроу. Час назад мои разведчики обнаружили, что особняк разрушен, наёмники перебиты, Алекто Кэрроу тоже мертва, что с её братом – неизвестно… А на месте боя нашли гильзы – стандартный двести двадцать третий калибр – и вот это.
Сириус положил на стол слегка помятый шарик из блестящего светло-серого металла.
– Он полый, внутри ничего нет, – пояснил он. – Похож на какой-то футляр или что-то в этом роде.
Шарик пошёл по рукам, вызывая всеобщее недоумение, пока не оказался у Роберта.
– Однако… – присвистнул он. – Знаете, что это? Это бериллий, и эта штука – корпус нейтронного запала от старой бомбы. Сейчас таких не делают, но и этот вполне прилично работал. Правда, там внутри должен быть второй шарик, позолота и немного полония…
– М-да… Помните Луну и её разговор про горячее железо? – поёжилась  Гермиона. – Похоже, что там они поработали, и это намёк на то, что они могут и сами взяться за Самозванца – а на последствия им наплевать.
–У Самозванца мало времени и ещё меньше денег, – хмыкнул Блэк. – И действовать ему надо быстро… А он не готов. Мы, впрочем, тоже не всё сделали – но время работает на нас. У него не больше года – и ему или придётся нападать, чего мы только и ждём, или мы вычислим его логово и заявимся туда.  Ну и хоркруксы вычистим… Благо, и остаться должен только один – змея, судя по тому, как он с ней носится.
– И как ты себе это представляешь? – поинтересовался Дункан. – он же нападёт на министерство или на Хогвартс…
– Министерство мы просто сдадим – возможно даже, вместе с Скримджером – он в последнее время начал откровенно забываться. Амелия в Вольфенштайне, большинство авроров там же – в министерстве только самый необходимый персонал, да и тот добровольцы. А Хогвартс… Хорошо, что Снейп удрал – Самозванца ждёт сюрприз…
Сириус Блэк плотоядно ухмыльнулся.

– Можно к тебе? – А вот такого Хендри как-то не ожидал… Хотя и надеялся.
Гермиона в пижаме просочилась в комнату, уселась на кровать и теперь смотрела куда-то в сторону.
– Знаешь, в тот раз было здорово, но как-то сумбурно… Может, повторим?
– Ты и правда этого хочешь?
– Разумеется, иначе бы не пришла.
– Тогда давай повторим… – Хендри притянул девушку к себе, потихоньку расстёгивая пижаму.

+19

129

– Знаешь, когда-то я думала, что самый большой придурок в нашей семье – ты, – вздохнула Вальбурга. – А вот теперь оказывается, что главная дура – я сама…


убил
+10050

0

130

Godunoff
отрежьте сыру покурить......

+1


Вы здесь » NERV » Стартовый стол » Настоящий шотландец.