NERV

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » NERV » Стартовый стол » Настоящий шотландец.


Настоящий шотландец.

Сообщений 31 страница 40 из 41

31

[fragment="Дело Света"]Дело Света
Первого  сентября выяснилось, что Фадж свихнулся окончательно. Для охраны школы и поисков Петтигрю были отправлены дементоры – и неважно, что анимага в звериной форме они просто не увидят. Сириус так выразительно молчал, переглядываясь с Дунканом, что Хендри даже пожалел Фаджа. Самую чуточку...

– Здесь тоже занято, – сообщил Рон, – мужик какой-то спит.
– Да ну? – Хендри заглянул в купе. – Ну ни фига себе! Это же Рем! Ремус Люпин, первый лейтенант Сириуса, в смысле.  Можно заходить.
Ремус Люпин в камуфляже спал, закрыв лицо беретом и положив под голову вещмешок. Вошедших школьников он проигнорировал, хотя Хендри был уверен, что их заметили... И это не имело никакого значения.
– Интересно, что он тут делает? – спросил Невилл. – В смысле, зачем ему ехать в Хогвартс?
– Преподавать ЗОТИ, разумеется, – сообщил Хендри. – У нас же каждый год новый преподаватель... Хотя Дженкинс был хорош, это да. Но Ремус всё равно круче...

На стремительно портящуюся погоду  сперва никто не обратил внимания – все были слишком  заняты. Луна раздобыла карточную игру – с многими сотнями карт, похожих  на Таро, хитроумными правилами и на редкость затягивающей...  Поэтому на внезапную остановку поезда компания отреагировала неприязненно.
– Какая сволочь дёрнула стоп-кран? – недовольно спросил Хендри. – И почему это был не я?
– Во-вторых, не надо было ушами хлопать, а что во-первых, сейчас узнаем... – когда Люпин успел оказаться у двери, никто не заметил. Просто в один момент он ещё лежал на диване, а в следующий уже стоял у двери с палочкой и пистолетом.
– Пойду проверю, – бросил он.  – Сидите здесь, сами не высовывайтесь, если кто сунется – гасить и вязать. Пароль – «Иеровоам».
И выскользнул в коридор.
Проводив его задумчивым взглядом, Луна сообщила:
– У него две тени...
– Он оборотень, – кивнул Хендри, – и никогда этого не скрывал. А ещё он обещал вздёрнуть Фенрира Грейбека на собачьем ошейнике...  Слушайте, мне кажется, или действительно холодает?
– Похоже... – начала Гермиона. – Что за?..
Дверь распахнулась, впустив волну мертвенного холода. Вслед за ней в купе вплыла омерзительная серая фигура, закутанная в лохмотья, источая липкий тошнотворный страх.
– Вспышка!! – заорал Хендри, вскочил и поднял палочку.
Все, не ожидая ничего хорошего, повалились на пол, зажмурившись и натянув мантии на головы, а Хендри, стянув на лицо берет, выкрикнул:
– Люмос ультима!
В купе мгновенно стало жарко, раздался отчаянный скрежещущий визг, переходящий в стон – и всё кончилось.
– Можете вставить, – Хендри вернул берет на место. – От дементора мы избавились...
– Знала бы... – протянула Гермиона, отряхивая мантию. – Взяла бы дозиметр... А, чёрт!
Сумка, стоявшая на полу, открылась, и из неё вылез здоровенный рыжий кот.
– Ну вот, Живоглот проснулся, – вздохнула Гермиона. – Знакомьтесь, что уж там... Кстати, Невилл, а Тревора можно на дементора натравить?
– Холод, – покачал головой Лонгботтом. – Если сразу согревающие наложить, но надолго накладывать нельзя... Знал бы – так бы и сделал, но я же такой подставы не ждал.
– Никто не ожидал, – согласилась Гермиона, усевшись на диван и посадив кота на колени. – Мерзость какая... Кстати, Хендри, тебя крёстный научил этому фокусу?
– Ага...

– Иеровоам, – произнёс Люпин, открыв дверь. – Итак, все целы... Хендри, вспышка – твоих рук дело?
– Так точно.
– Молодец, конечно, но к Помфри заглянете. С излучением не шутят... Ладно, зачтём эту историю первым уроком ЗОТИ.
– Что вообще случилось? – спросил Хендри.
– Достань из мешка шоколад, – тряхнул головой Люпин, – раздай и слушай.
– Так точно, – Хендри залез в вещмешок и выволок на свет упаковку шоколадных плиток. – Излагай.
– Ну, – Люпин открыл окно и закурил, – полагаю, в том, что наш министр – осёл, сомнений у вас нет? Ну так вот, он почему-то вообразил, что Петтигрю прячется в поезде, и дементоры его найдут...
– Что, само собой, бред, – высказалась Гермиона. – А я ещё подумывала о карьере в министерстве...
– Лучше бы ты о перевороте подумала, – Люпин выдохнул в окно дым. – Фадж мало того что безмозглый чурбан, так ещё и наци немногим лучше Волдеморта.
– Ты её недооцениваешь, Рем, – усмехнулся Хендри. – Да и меня – тоже...
– Мистер Люпин, – Гермиона погладила кота, – в какую сумму вы оцените свержение Фаджа?
– Дорого, – коротко ответил Люпин. – При наличии работоспособного плана можем сделать скидку.
– Наш план находится на ранних стадиях развёртывания, – сообщила Гермиона. – Кстати, Невиллу я думаю отдать в управление Уэльс...
– Ну и шуточки у тебя... – поёжился Невилл.
– Ты уверен, что Ла Команданте шутит?  – тихо спросила  Луна, протянув левую руку к окну и принимая на неё влетевшего в купе сокола. – Здравствуй, Гвалхвавед.
В купе повисла тишина...

До Хогвартса добрались без проблем, но в отвратном настроении.  Начавшийся мелкий дождь усилился до стылого ливня, первокурсников спешно загнал в лодки Хагрид, остальные ещё быстрее забились в кареты – а в холле опять бесновался Пивз...
Пивзу, как ни странно, досталось от Рона – получив в лоб явно не школьным заклинанием, полтергейст с воем протаранил стену.
– Дед научил, – ответил Рон на недоумевающие взгляды.
– Научишь ложу, – бросил Хендри.
Распределение неожиданностей не принесло, и Гриффиндор пополнился ещё одним Криви, а вот речь Дамблдора была куда интереснее...
– После инцидента с остановкой Хогвартс-экспресса мы весьма интенсивно побеседовали с министром и добились отмены решения об охране школы дементорами. Тем не менее, он оставил за собой право их прислать, если будет объявлено чрезвычайное положение, так что я всё же рекомендую соблюдать осторожность. Питер Петтигрю, причина всего этого безобразия, всё ещё не пойман, поэтому я настоятельно прошу всех, кто держит крыс, предъявить своих питомцев декану, ну а если вы увидите постороннюю крысу – не стесняйтесь и бейте её всем, что придёт на ум. Поверьте, лучше оказаться в дураках, чем в гробу... Ну, не будем о грустном – нас ждёт пир!
– Если бы в нём было поменьше тыквы... – проворчал Рон. – Снова и снова тыква... Хорошо хоть, не одна.
– Так тыква с огорода Хагрида, – сообщила Гермиона. – То есть бесплатная. А ведь ещё сто лет назад Хогвартс полностью обеспечивал себя продовольствием... А директор был лордом окрестных земель, и назначался или снимался Короной.
– Да ты гонишь!  – заявил Дин – но уверенности в его голосе как-то не хватало.
– Ты «Историю Хогвартса» прочитай, – Гермиона презрительно взмахнула вилкой. – Твоя жизнь после этого уже никогда не станет прежней...
Дин на всякий случай отодвинулся...

Гриффиндор весьма основательно подошёл к вопросу противокрысиной защиты. Кошки и совы были почти у всех, Перси обзавёлся бойкой рыжей крысой, а Дин Томас притащил пинчера по кличке Тоби, моментально ставшего всеобщим любимцем. Но дальше всех, конечно, зашли близнецы...
В сговоре с Филчем и при попустительстве Дамблдора близнецы протащили в школу четырёх фокстерьеров, столь же весёлых и находчивых, что и они сами. Весёлыми и особенно находчивыми собаки оказались настолько, что получили клички Война, Голод, Чума и Смерть...
Они исправно ловили крыс и мышей, кур Хагрида, кошек (исключая Миссис Норрис), Фоукса (абсолютно безуспешно), а так же слизеринцев и хаффлпафцев – видимо, считая их норной дичью. И всё это – за один вечер...

– Ну точно четыре собаки Апокалипсиса, – высказался Шеймас, проводив доложившую о подвигах собак Луну. – Кстати, кто-нибудь может мне объяснить, как Лавгуд попадает в нашу гостиную?
– Через дверь, – любезно сообщил Хендри, не отрываясь от книги.
– Да блин! Я серьёзно, вообще-то!
– Чувак, это же Луна, – объяснил Рон, щёлкая арифмометром.– Ты что, Луну не знаешь?..
Шеймас Луну знал, а потому быстро сменил тему.
– Хендри, ты что читаешь? – поинтересовался он.
– «О придворных пустяках» Мапа, – ответил Хендри. – Тут, конечно, в основном те самые пустяки, но и любопытного хватает. Например, я тут несколько намёков на Хогвартс нашёл...
– А Статут?
– А до Статута ещё лет четыреста, – пояснил Хендри. – Правда, маги и тогда старались не мозолить глаза маглам...
Джинни, сосредоточенно тискавшая Живоглота, отпустила кота и спросила:
– Но зачем прятаться, если Статута нет?
– А маги и не прятались – просто соблюдали осторожность. Видишь ли, десяток лучников вполне способны положить одного-двух средних магов без потерь, особенно из засады. С кем-то уровня Дамблдора, конечно, будет сложнее, но, пожалуй, сотня справилась бы, потеряв около половины отряда... И они могли себе это позволить.
Хендри закрыл книгу, встал и сказал:
– Сменим тему – завтра первые два урока – ЗОТИ... И поскольку я знаю мистера Люпина, то предупреждаю: страдать фигнёй он не будет и никому не даст. Так что готовьтесь – на этот раз всё будет по-взрослому...

***
Выпрямившись, Ремус Люпин тряхнул головой и осклабился.
– Клянусь рогами Кернуна, Альбус – воскликнул он, – это просто невероятно! Вы с Бродягой и Малфой, выступающие единым фронтом... Как жаль, что меня там не было!..
– Да, пожалуй, это было бы ещё эпичнее... – усмехнулся Дамблдор. – Но Сириус и один неплохо справился – Люциус был исключительно для массовки, а я давил авторитетом, и всё. Но Фаджа перекосило – просто прелесть...
– Я видел, – снова оскалился Люпин. – Надеюсь, этого хватит хотя бы на месяц-другой.
– А ты оптимист, Ремус, – вздохнул Дамблдор.  – Будем надеяться, что Фадж напуган не более, чем необходимо...
– Сейчас меня больше волнует состояние моего предмета, – поморщился Люпин. – Фадж имбецил, но он хотя бы предсказуем.  А вот пара сотен разновозрастных придурков с палочками... Кстати, когда у вас в последний раз был нормальный преподаватель Защиты?
– Не считая Лироя – года четыре назад, – вздохнул Дамблдор. – И уже давно никто не задерживался дольше пары лет. А ещё периодические приступы административного экстаза у Фаджа... Сам видишь, не программа, а кавардак. А последние двое – вообще кошмар, особенно Локхарт – его, кстати, так и не выдали?
– Нет, конечно, – фыркнул Люпин. – Индусы выдали кого-то Визенгамоту? Вот это был бы анекдот... Ладно, давайте вернёмся к делам школьным – наши милые попечители не нагадили нам в ботинки?
– Как ни странно, но нет. По-моему, большинство просто не поняли, что им показали... – Дамблдор погладил бороду. – Ну а теперь уже поздно – всё согласовано и подписано, теперь не отменишь. Да и дети, думается, быстро во вкус войдут...
Люпин в очередной раз оскалился и уточнил:
– Кроме слизеринских неженок, естественно! Кернуном клянусь, я просто счастлив, что смогу целый год законно издеваться над змеёнышами...
– Только не увлекайся, – напомнил Дамблдор. – Нам же пока не нужен полноценный скандал. И кстати, как ученики вообще воспримут новую программу?
– Слизеринцы будут биться в истерике, как я уже сказал – кроме, может быть, квиддичной команды. Рейвенкло будет радоваться теории и воспримет практику, как неизбежное зло, на Хаффлпафе народ горазд не только руками работать... – Люпин машинально потёр  скулу. – А гриффиндорцы... Эти, услышав, что их будут учить по аврорской программе, хоть и урезанной, вообще кончат радугой.
– Да уж... Дамблдор огладил бороду. – А теперь, если ты не против, давай перейдём к вещам неприятным.
– Если вы о хоркруксах, то у меня хорошие новости – Бродяга вчера нашёл и грохнул ещё один, – сообщил Люпин. – Ну, нашла его, в общем-то, Вальбурга, но это дела не меняет. Это был – не поверите – медальон Слизерина...
– Ну, я подозревал нечто подобное, – вздохнул Дамблдор. – Уж слишком он в своё время интересовался реликвиями Основателей, так что диадема и чаша тоже осквернены.
– Пять хоркруксов?!
– Семь, – припечатал Дамблдор.
– Волосатая задница Кернуна! – выдохнул Люпин.
Дамблдор молча протянул ему бутылку рома.

[/fragment]

+10

32

[fragment="Тяжело в учении"]Тяжело в учении
Первого урока ЗОТИ ожидали с опаской – Ремус Люпин был фигурой весьма своеобразной...
Что ж, часть ожиданий Люпин оправдал – во всяком случае, на урок он явился в камуфляже. Войдя в класс, он окинул взглядом учеников и прищурился.
– Палочки вам сегодня не понадобятся, – сообщил Люпин, перемещаясь по классу по какой-то замысловатой траектории. – Сегодня вы пишете тест. Я в курсе, что оба моих предшественника не страдали педагогическим талантом... Но я должен знать, чему и как вас учить, а для этого мне нужно оценить ваши познания... Хотя что-то подсказывает мне, что это то самое знание, в котором многая печаль.
Взмах палочки – взлетевшие с преподавательского стола тесты разлетелись по классу.
– Время пошло, – объявил Люпин, сняв с руки часы и положив их на стол.

Тест был не слишком сложным – по крайней мере, для Хендри или Гермионы, да и остальная компания кое-что знала. Всему прочему третьему курсу приходилось гораздо хуже...
– Время вышло! – объявил Люпин, надел часы и взмахнул палочкой. Тесты взлетели – у некоторых прямо из-под пера – и бойкой стайкой перелетели на учительский стол. Некоторое время Люпин молчал, проверяя ответы и раскладывая листки по разным стопкам, а школьники следили за ним, затаив дыхание. Наконец, прихлопнув ладонью самую тонкую, он изрёк:
– Поразительно! Шесть полностью правильных ответов, ещё десять – одна или две некритичных ошибки... А все остальные, в лучшем случае, могут претендовать на «Слабо». Третий курс. Восемь вопросов, четыре варианта ответа – вам надо было всего лишь выбрать правильный... Но вы даже этого не смогли!
– Чего ещё ждать от грязнокровок? – фыркнул Драко.
– Интересно, что скажет твой отец, когда увидит вот это? – Люпин помахал тестом. – Ни единого верного ответа! Что ж, леди и джентльмены, вам всем предстоит весьма напряжённый год. Тем более, что учиться вы будете по новой программе, в основе которой лежит подготовка авроров – разумеется, упрощённая и облегчённая... Но физическую подготовку она включает, так что после звонка вы получите спортивную форму, и второй урок у нас пройдёт на свежем воздухе... И, как я полагаю, с аналогичным результатом.
Третьекурсники застонали.

На следующем уроке все желающие могли наслаждаться редким зрелищем – Маклаудами в штанах. Штаны, само собой, были тартановые...
Впрочем, желающих было немного – большинству было не до наблюдений. Лучше всех, разумеется, чувствовали себя Маклауды с компанией – сказывалась привычка лазить по всяким странным местам, да и зарядкой никто не пренебрегал. Примерно так же держались игроки в квиддич, и чуть хуже – хаффлпафцы, привычные к самой разной работе. За ними шли гриффиндорцы, затем – изрядно вымотавшиеся, но всё же довольные студенты Флитвика... Ну а подавляющее большинство слизеринцев едва держалось на ногах.
– Ну что ж, – объявил Люпин, прохаживаясь вдоль строя, – поскольку ничего хорошего я не ожидал, то и не разочарован. Выносливость у вас никудышная... Из чего следует, что высшая магия вам будет недоступна.
– Это ещё почему?! – возмущённо вякнул кто-то со Слизерина.
– Потому что ты не выдержишь многочасового ритуала, – ответил Люпин. – А теперь, раз уж дальнейшая практика откладывается, займёмся теорией. Садитесь, слушайте и запоминайте – на экзамене этого нет, но в жизни пригодится...
И Люпин принялся излагать базовые принципы самообороны – правда, в своей, а не министерской редакции. Правила были просты, предельно конкретны и сводились к одному: второй удар – по крышке гроба.

– Сурово, – подвёл итог Рон, выходя из душа. – И как классно слизням попало!
– Рем же гриффиндорец, – пожал плечами Хендри. – А слизеринцы всегда были слабаками... И если кто-то ещё не понял, своим он поблажек не даст.
– Акела справедлив.
– Луна, блин! – Рон подпрыгнул и поспешил натянуть майку. – А если бы я был голым?
– Это было бы познавательно.
– Луна!
– Кажется, это называется «кудере», – сообщил Хендри, поправляя килт. – Если хочешь, можем спросить у Гермионы – она точно знает.
Рон хмыкнул – японская культура его не интересовала – и принялся завязывать галстук. Луна тем временем куда-то исчезла.
– Иногда, – заметил Рон, совладав с галстуком, – она меня пугает. – И давайте уже двигаться, не то Снейп нас на ингредиенты пустит.

Снейп, как всегда, изображал летучую мышь из ада и ненавидел всё сущее и учеников в особенности. Ворвавшись в класс, он ткнул палочкой в рецепт на доске, уселся за стол и злобно уставился на учеников. Хендри, разумеется, на все взгляды было глубоко плевать – Снейп с самого начала воспринимался стихийным бедствием... К тому же адекватной оценки от него можно было не ожидать, так что Хендри спокойно варил зелье, игнорируя Снейпа, а тот не замечал его – полная гармония.
Зелье было готово в срок и правильно – участие Гермионы иного не позволяло – но Снейп, заглянув в котёл, брезгливо скривился. Разумеется – никто, кроме слизеринцев, на хорошую оценку даже надеяться не мог.
– Не понимаю, почему он так себя ведёт, – вздохнула Гермиона, когда Снейп отошёл подальше. – Наукой директор Дамблдор ему заниматься не мешает, жалование на уровне главы департамента в министерстве, право голоса в Визенгамоте... Не у всякого чистокровного мага такая карьера, а он...
– А он так и остался сопляком с кучей комплексов, – сообщил Хендри. – Вечером напомни – я тебе расскажу, это долгая история.

Разумеется, после уроков Гермиона затащила Хендри в библиотеку и насела на него – впрочем, он и не сопротивлялся.
– Дело было так: Снейп и моя мать были соседями и дружили ещё до Хогвартса, как и отец с Сириусом. Потом они познакомились с Ремом и Петтигрю... В общем, они ещё в поезде столкнулись со Снейпом – он уже тогда был с приветом, а Сириус с отцом – типичной золотой молодёжью, ну и, сама понимаешь... Потом Снейп попал на Слизерин, Лили и отцовская компания – на Гриффиндор, и стало только хуже.
– Я так понимаю, что дружба твоей мамы со Снейпом закончилась плохо?
– В общем, да. Однажды – на четвёртом или пятом курсе – отец и Сириус подвесили Снейпа вверх ногами, а когда мама попыталась за него заступиться, он её обозвал грязнокровкой.
– Вот же свинья неблагодарная! Теперь понятно, почему он тебя ненавидит!
– Это ещё не всё. Сириус рассказал, что Снейп подслушал какое-то пророчество, выдал его Самозванцу и поэтому тот и пытался меня убить. А потом он перебежал к Дамблдору...
– Урод, – припечатала Гермиона. – Но если честно, твой отец с друзьями тоже... не очень хорошо выступили.
– Да я и не спорю, – вздохнул Хендри. – Крёстный всегда говорит, что он паршивый пример для подражания... Пошли назад?
– Пошли, – согласилась Гермиона.

Разумеется, вернуться без приключений не получилось...
По коридору на гриффиндорцев нёсся Драко Малфой, издавая дикие крики. За Малфоем гнался Седрик Диггори, звезда Хаффлпафа, упрашивая его остановиться. Под ногами у бегунов с радостным лаем метались фокстерьеры, а над головами носился Пивз с дудочкой, завывающей на одной ноте.
– Седрик, тебе явно не хватает рогов, – сообщил Хендри, подставив Драко ногу.
– Фините Инкантатем! – заклинание попало в упавшего Малфоя, он поднялся на четвереньки, потряс головой, затем, пошатываясь, встал, снова потряс головой и заявил:
– Никто ничего не видел, ясно? Ничего не было!
И сбежал.
– Что, чёрт возьми, здесь случилось? – осведомилась Гермиона.
– Чтоб я сдох, если понимаю, – Седрик отпихнул фокстерьера. – Джастина цапнул Война, он попытался достать его каким-то заклинанием, но попал в Малфоя, а тот заорал и убежал. Ума не приложу, что это за хрень... Ребята, может, вы что-нибудь подскажете?
– Могу написать крёстному, – предложил Хендри. – Он наверняка знает, как наслать панику... Но почему бы тебе у самого Финч-Флетчли не спросить?
– А он сказал, что за тысячу лет и у них накопилось достаточно семейных тайн. Слушай, я знаю, что он из магловской аристократии, но...
– Ну, Финч-Флетчли – довольно старый род, – кивнул Хендри. – Правда, в Книге Страшного суда их нет, так что про тысячу лет, скорее всего, преувеличение... Хотя, если род валлийский, то очень может быть.
– Вот даже как, – хмыкнул Седрик. – Ну ладно, если что узнаешь – пиши, пригодится.
Проводив его взглядом, Гермиона задумчиво протянула:
– Значит, семейные секреты...
– Ну да. Знаешь, в любом живом существе есть хотя бы следы магии, а у действительно старых семей всегда что-нибудь припрятано, даже если они не понимают, что это такое...
– Не хочешь принять его в нашу компанию? – спросила Гермиона.
– Джастина? Посмотрим... – Хендри задумчиво прищурился.

В гостиной, как обычно, царил вялотекущий хаос. Кто-то делал уроки, кто-то страдал фигнёй, фокстерьеры бесились, Луна Лавгуд невозмутимо сидела на подоконнике...
– Летнее Дитя – изрекла она. – Твои мозгошмыги собрались спереди.
– Это хорошо или плохо?
– Это зависит от того, что ты задумал... – Луна спрыгнула с подоконника и сообщила:
– Зима у порога, Ла Команданте.
Проводив её задумчивым взглядом, Гермиона спросила:
– Она из Холмов?
– Наполовину, – ответил Хендри.
– Вот как...
Гермиона подхватила Живоглота и уселась перед камином с котом на коленях. Через несколько секунд рядом с ней оказались Парвати и Лаванда и принялись о чём-то тихо расспрашивать. Брови Гермионы с каждым вопросом поднимались всё выше... А удивить Гермиону было сложно, тем более – этой парочке сплетниц.
– Что они от тебя хотели? – спросил Рон, когда парочка смылась в крыло девочек.
– Знаешь, я лучше не стану ничего говорить – через пару дней сами увидите, – ответила Гермиона. – Мне ещё надо как-то это осмыслить, а это непросто...

Весь вечер в башне Гриффиндора происходила неявная суета среди прекрасной половины факультета, а утром....
Первыми после побудки в гостиной появились охотницы. Без мантий, зато в оливковых топиках, «камуфляжных» штанах и почти военного вида ботинках. Ботинки были бежевыми, и для большего воздействия украшены надписями «Love» и «Peace»...
– Ta ma de! – выдохнул Хендри.
– Волосатая задница Мерлина!.. – икнула Гермиона. – Я её выпорю, точно. Или...
Тут появилась Патил в розовых берцах, и поражённая столь творческим подходом Грейнджер выдала заковыристую тираду медико-биологического происхождения. В следующий момент она, осознав, что именно сказала, покраснела, а непонятно откуда выскочивший Пивз взорвал хлопушку, из которой из которой вылетел плюшевый и совершенно несомненный конь, и принялся улюлюкать.
– Здесь явно не хватает Лунатички с сыром, – изрёк печально уставившийся в бесконечность Рон.
– Чувак... – протянул спустившийся в гостиную Дин. – Она у тебя за спиной...
Рон обернулся и обнаружил Луну с тарелкой сыра.
– Ну вообще...
– Не можешь предотвратить – возглавь, – заявил Хендри, стянув сыр. – Спасибо, Луна... Гермиона, я так понимаю, что ты вчера наших сплетниц консультировала по поводу стиля милитари?
– Ну да, – вздохнула Гермиона. – Я, конечно, гик, но в магловской моде разбираюсь всяко лучше этой парочки... Да и остальных тоже, и к этому приступу креатива отношения не имею. Честно.
– Верю, – кивнул Хендри. – Ты бы придумала что-нибудь действительно отмороженное. Но так тоже неплохо – ты же понимаешь, что будет, когда это увидят преподаватели?..

Эффект был вполне ожидаемым – Хендри даже понадеялся, что Снейпа хватит удар, но тот оказался слишком живуч. Макгонагалл сняла пять баллов «за вызывающий внешний вид», но физическую форму охотниц оценила в те же пять баллов каждой. Снейп только что огнём не дышал, побагровел до состояния почётного гриффиндорца, но смолчал (хотя, несомненно, затаил). Спраут и Флитвик о чём-то шептались, время от времени пакостно хихикая. Синистра превратила шляпу в чёрно-жёлто-красно-зелёный берет, чем привела в восторг Дамблдора.
В Большом зале воцарился хаос, и Хендри, покончив с завтраком, решил к нему присоединиться. Он достал волынку, пробормотал: «Какого чёрта?!», достал волынку и принялся играть «Жёлтую субмарину»...

Первыми в расписании стояли два совместных с Рейвенкло урока Защиты – на сей раз теоретических. Впрочем, Люпин не был бы Люпином, если бы ограничился голой теорией.
На первом уроке он продиктовал ученикам длинный список низших тёмных существ и способов борьбы с ними, неизменно заканчивая каждый пункт комментарием: «Ещё лучше – Бомбардой в морду». Хендри, сам любитель простых и надёжных решений, такой подход одобрил...
Второй урок Люпин начал с того, что заявил:
– А теперь – немного практики. В шкафу перед вами находится только что пойманный боггарт, и ваша задача – справиться с ним. Можете использовать всё, что угодно, кроме Бомбарды – шкаф мне ещё пригодится. Итак, кто первый?..

Первой оказалась Гермиона, перед которой боггарт прикинулся Макгонагалл, сообщившей, что её отчисляют за неуспеваемость.
– Риддикулус!
Фальшивая Макгонагалл принялась отплясывать хорнпайп.
Следующим вышел Хендри – и столкнулся с огромной омерзительной тварью с гротескно-человекопобным телом, головой спрута, крыльями летучей мыши, истекающей зловонной слизью...
– Риддикулус!
Монстр уселся по-турецки, извлёк откуда-то здоровенную самокрутку и с наслаждением затянулся.

Все прочие страхи оказались довольно обыкновенными – пауки, змеи, многоножки, покойники и монстры из-под кровати, только у Дина получился Носферату...
– Профессор, – подняла руку Парвати Патил, когда Дин, шедший последним, разобрался с боггартом, – мы все видели страхи друг друга, но не ваш. Не кажется ли вам, что будет честно и вам показать своего боггарта?
– Будет, – согласился Люпин. – Вот только для вас он, боюсь, останется непонятным.
– И всё-таки, профессор…
Вместо ответа Люпин подошел к шкафу и открыл дверцу. Школьники затаили дыхание, ожидая увидеть нечто невообразимо ужасное… Но это оказались всего лишь часы. Часы , на которых было только четыре последних деления, без цифр – и стрелки, застывшие на двенадцати..
– И что такого страшного в часах? – удивленно спросила Ханна.
– Вам лучше этого не знать, мисс Эббот, – сухо произнес Люпин, ударом заклинания отправляя боггарта в шкаф и захлопывая дверцу. – И это сделать смешным не получится.
– Профессор, прошу прощения, но почему именно это? – подняла руку Гермиона. – Такого можно ожидать от маглорождённых, но волшебники-то не знают о…
– Мисс Грейнджер, я вынужден оставить ваш вопрос без ответа, – перебил ее Люпин. – Отчасти потому, что не хочу вспоминать о сделанной однажды глупости, но в основном потому, что не имею права разглашать обстоятельства контракта. Скажу только одно: если всматриваться в Бездну, она всмотрится в вас… Урок окончен. Всем спасибо, все свободны.
[/fragment]

+9

33

Часы Судного дня что ли?

P.S. Ну да, если верить гуглящимся фото - они самые.

Отредактировано Gymnazyst (18-10-2018 01:13:11)

0

34

Гм, это что же за скелеты в шкафу у местного Люпина, если его боггарт - 4 минуты до полуночи, хотя тогда было 17? Ну а Луна Шеогоратовна как всегда отжигает :)

0

35

Chitatel написал(а):

Гм, это что же за скелеты в шкафу у местного Люпина, если его боггарт - 4 минуты до полуночи, хотя тогда было 17? Ну а Луна Шеогоратовна как всегда отжигает


Таки, у Люпина ровно полночь на часах, сказано же. А вот чего он натворил - это и правда хороший вопрос.

Отредактировано Gymnazyst (18-10-2018 01:56:38)

0

36

Gymnazyst написал(а):

Таки, у Люпина ровно полночь на часах, сказано же. А вот чего он натворил - это и правда хороший вопрос.

Отредактировано Gymnazyst (Сегодня 08:56:38)

Оп... Ещё непонятнее.

апд
Хотя если Люпин ЧВКшнак... Как там его отряд назывался?

Standing on the edge of the crater
Like the prophets once said
and the ashes are all cold now
No more bullets and the embers are dead

Отредактировано Chitatel (18-10-2018 03:05:07)

0

37

Gymnazyst написал(а):

А вот чего он натворил - это и правда хороший вопрос.

Заглянул за.

0

38

после уроков Гермиона затащила Хендри в библиотеку и насела на него – впрочем, он и не сопротивлялся.


Господин поручик, извольте вывести господ гусар в конюшню - пускай ржут в подобающих местах

+4

39

+

Godunoff написал(а):

Он достал волынку, пробормотал: «Какого чёрта?!», достал волынку и принялся играть «Жёлтую субмарину»...

Играть на двух волынках сразу это очень сильное колдунство...
К вопросу о последней фразе. Которая лучше всего запоминается:
https://cs8.pikabu.ru/post_img/2018/05/12/4/1526104104139774474.jpg

Отредактировано Лунатик (20-10-2018 02:57:45)

+3

40

Ге-на-цва-ле ели суп Марин! Ели суп Марин! Ели суп Марин!

0


Вы здесь » NERV » Стартовый стол » Настоящий шотландец.