NERV

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » NERV » Стартовый стол » Настоящий шотландец.


Настоящий шотландец.

Сообщений 51 страница 60 из 96

51

Нумминорих Кута написал(а):

А что там было на самом деле?

Там в шестой книге была вот эта фраза: "What thoughts are you trying to conceal from your master, Draco?". Эти гении перевели её как: "Какие же мысли вы стараетесь скрыть от своего крёстного, Драко?".

+2

52

Andrey_M11 написал(а):

Эти гении перевели её как

Охренеть. И во всех фиках это подаётся как канон.

0

53

Нумминорих Кута написал(а):

Охренеть. И во всех фиках это подаётся как канон.

На всё семикнижие ровно один крёстный и один лорд - но во всех фанфиках это очень распространенные персонажи. А еще Гарричку любят наделять крёстной мамой. В Англии!

0

54

Арианрод написал(а):

Если в конце концов окажется, что Луна -  Зимняя Леди, я не удивлюсь...


Это еще что. Вот если окажется, что Луна - Дева Осени, вот это будет поворот...

0

55

Испорченный праздник
Начало декабря было значительно более мерзким, чем обычно – дементоры, которым надлежало убраться через три дня, похоже, приложили особые усилия, чтобы изгадить всем настроение.
Никаких следов Петтигрю, разумеется, они не обнаружили, но это не мешало им постоянно держаться как можно ближе к Хогвартсу, вытягивая любую каплю положительных эмоций.  Ученики не рисковали перемещаться в одиночку даже по школьному двору – только компаниями из четырёх-пяти человек, среди которых был хотя бы один старшекурсник. Защита от тёмных искусств ожидаемо стала самым популярным предметом, а Люпин – самым любимым преподавателем, особенно после того, как кто-то вспомнил, что есть специальное заклинание против дементоров…
«Люмос  ультима», хоть и был заклинанием выбора, всё же был признан слишком эффективным – после того, как было сожжено два дементора, Гермиона стала демонстративно носить дозиметр, а министерский чиновник закатил грандиозную истерику с угрозами сгноить в Азкабане. Чиновника отозвали и прислали нового, но дементоров жечь, к сожалению, так и не разрешили.
Люпин, не теряя присутствия духа, взялся учить всех желающих вызову патронуса… Правда, делал он это довольно своеобразно.

–  Что есть патронус? – задал вопрос прохаживающийся перед учениками Люпин. – Патронус есть ваш дух-хранитель, отражение вашей личности, коротко говоря – ваш нагуаль. Поэтому не бывает двух одинаковых патрнонусов, даже если они имеют облик одного и того же зверя – и кстати, поэтому они всегда звериный облик и имеют. Поэтому для того, чтобы его вызвать, недостаточно сосредоточиться на счастливых воспоминаниях и произнести заклинание – это слишком долго, сложно и требует много сил, а на выходе вы получите, скорее всего, лишь светящееся облачко, которое только затормозит дементора – а если их будет несколько, то и вовсе не поможет. Я же собираюсь научить всех вас вызывать воплощённого патронуса, и сделаю это не так, как привыкли в Британии…
Люпин замолчал, прошёлся по классу, остановился и взмахнул палочкой. В воздухе протянулась серебристая клубящаяся полоса, почти мгновенно разбухшая в огромного волка.
–  Вот так, –  произнёс Люпин, –  не бойтесь, своих он не укусит. Можете даже потрогать – любопытное ощущение…
Волк прошёлся между столами, позволил себя погладить и исчез в серебряной вспышке.
–  Вот так, –  повторил Люпин. – А теперь слушайте внимательно – сегодня вы приступите к первому этапу. Вечером, перед сном, каждый из вас должен будет сосредоточиться на мысли: «Я – зверь». Никакой конкретики, только это – и с этой мыслью вы должны заснуть. Во сне вы увидите зверя, который и является вашим нагуалем – это может быть кто угодно, обычное существо или магическое, ныне существующее или давно вымершее. Не надо думать, что тот, кто увидел во сне дракона, сравнится с Мерлином, тогда как увидевшему мышь ничего не светит. Я знаю одного человека, безусловно талантливого учёного и сильного волшебника, чей патронус – верблюд. И это подходящий зверь – она чертовски упряма и ей плевать на чужое мнение о ней…
–  Кажется, я знаю, о ком идёт речь… –  шепнула Гермиона.
–  Похоже на то, –  согласился Хендри.
Люпин же, не обращая на них внимания, продолжал:
–  Проснувшись, постарайтесь вспомнить как можно больше деталей – это полезно, хоть и не обязательно, а на уроке расскажет мне, кого вы увидели. После этого я объясню вам, что делать дальше – и дело за вами.

Джеймс Поттер мог превращаться в оленя, следовательно, и патронусом он имел оленя. Из этого следовало, что и его патронусом его сына почти наверняка будет какой-нибудь олень. Не обязательно, конечно… Но Хендри и тут оказался оригиналом.
…Бродящий по лугу олень вскинул голову и настороженно раздул ноздри. Кто там? Враг? Соперник? Самка?
Олень был огромен – на его рогах легко могли бы улечься два рослых человека, голова возвышалась над землёй футов на семь, если не восемь – этот исполин был хозяином лугов и знал об этом…
…Хендри проснулся, потряс головой и высказался:
–  Ну нифига же себе зверюшка… Хорошо ещё, что не птеродактиль.
Немного повертевшись и придя к выводу, что это всё-таки стильно, Хендри снова заснул.

–  Прикинь, мне собака приснилась, –  заявил Рон, едва появившись в гостиной , –  да не просто собака, одна из этих четырёх тварей… А может, и не из них, но всё равно фокстерьер. Ну какой из меня фокстерьер, вот скажи мне?
–  Рон, поверь, бывают и более странные твари – как тебе олень с рогами в два человеческих роста?
–  Не бывает таких.
–  Теперь не бывает, –  согласился  Хендри, –  но десять тысяч лет назад очень даже были.
–  А, так ты про ирландского оленя! – сообразил Уизли. – Ну так и сказал бы сразу…
Гостиная, тем временем, заполнялась студентами, оживлённо обсуждающими сны. Так, близнецам Уизли приснились быки – одному рыжий с белой головой, другому – бурый, но огромного роста,  их старший брат увидел муфлона, а Джинни – лошадь. Гермиона сообщила, что увидела ворона, сидящего на копье, а Парвати заявила, что Шива послал ей белую кобру, уселась перед камином и зажгла палочку благовоний, повторяя «Ом намах Шивая».
Оригинальнее всех на Гриффиндоре оказались Невилл и братья Криви. Лонгботтом увидел во сне гигантского ленивца-мегатерия, Колин – кецаля, а Деннис и вовсе археоптерикса…

Защита стояла первым уроком, и Люпин, оставив всех в Большом зале, заявил:
–  Я не буду спрашивать, кто из вас какого зверя увидел – это не имеет значения. Надеюсь, увидели все? Прекрасно, теперь вам следует медитировать, сосредоточившись на образе вашего нагуаля. Представьте его разгневанным, сражающимся… защищающим что-то – или кого-то. Вложите в этот образ желание защитить – и когда почувствуете, что готовы, поднимите палочку и произнесите: «Экспекто патронус!» Я не знаю, сколько времени вам понадобится – в идеале вы должны были бы уложиться в одно это занятие… Но я не думаю, что кому-то из вас это удастся. Поэтому не стоит расстраиваться, если именно так и случится – продолжайте медитировать всякий раз, когда у вас появится такая возможность. В конечном итоге даже самые бесталанные не потратят на это больше месяца… А теперь начинайте.
Хендри расслабился, закрыл глаза и снова вызвал в памяти исполинского оленя, сосредоточившись на нём. Одно занятие?.. Ха!

–  Экспекто патронус! – призрачный мегалоцерос ударил копытом, наклонил голову и двинулся на раскинувшего передние лапы мегатерия. Под потолком кружил ворон, хорёк, забравшийся на спинку директорского кресла, шипел на тилацина… Люпин глубоко ошибался – за два часа ухитрилось справиться с задачей немногим меньше половины студентов. Включая и тех, от кого ничего подобного не ожидалось – Малфоя, например…
–  Ну что ж… Я был о вас худшего мнения, чем вы заслуживали, –  задумчиво сообщил Люпин. – Должен признать, что это удивительно – такой результат  –  не то, чего ожидаешь от подростков, и отнюдь не всем взрослым магам удавалось подобное… Хотя таковых найдётся куда больше, чем тех, кому удавалось научиться этому заклинанию традиционным путём. Собственно, я не слышал, чтобы кто-нибудь это сделал хотя бы за день, не говоря уж о двух часах. Однако не вздумайте расслабляться и почивать на лаврах – ваша работа не закончена! Продолжайте упражняться, продолжайте медитировать – и помните: патронус может не только защитой. Ваш щит и ваш меч, ваш голос и ваши глаза – всё это – патронус, ибо он – это вы!
–  Голос – это понятно, –  заметила Гермиона, –  но всё остальное?.. Хендри, ты что-нибудь знаешь?
–  Не имею ни малейшего представления, –  покачал головой Хендри. – То есть, я слышал, что патронуса можно послать с сообщением, но и только… Собственно, а что мешает спросить?
–  Профессор Снейп? – предположила Гермиона. – Следующее занятие у него…

Приближающееся Рождество и отсутствие дементоров даже Снейпа настраивало на относительно миролюбивый лад – по крайней мере, он шипел на гриффиндорцев реже обычного. Видимо, предвкушал отдых от «тупого стада баранов», коими мнил всех окружающих…
Рождественское настроение медленно, но верно расползалось по Хогвартсу. Вроде бы ещё рано – но и ученики, и преподаватели уже потихоньку готовились к празднику. В разговорах то и дело проскальзывало: «Что на каникулах будешь делать?», «Домой поедешь?» и прочее в том же духе. Кто-то старался выведать у друзей, что им подарить, кто-то просто спрашивал, кто-то уточнял планы… Не оставался в стороне даже Пивз, вырядившийся помесью Санта-Клауса с Пеннивайзом и призывавший воровать, убивать и насиловать гусей. Последнее неизменно повергало в ступор почти всех… В особенности – слизеринцев, поскольку  представители трёх остальных факультетов могли и сами выдать что-нибудь в том же духе.
Поскольку дементоров убрали, а Петтигрю так и не появился, Хендри уже начал надеяться, что неприятности, наконец-то, закончились.
Разумеется, у реальности на этот счёт были совсем другие планы…

Девятнадцатого декабря Питер Петтигрю заявился в Косой переулок  в крысином обличье, сидя в кармане у некоего Эйвери, бывшего Пожирателя, откупившегося от тюрьмы. Никто бы его и не заметил, если бы не патруль стажёров под началом Грюма – старый и далеко не добрый аврор решил продемонстрировать весь арсенал аврорских распознающих заклинаний… И получил результат, которого совершенно точно не ожидал.
Дальнейшее развитие событий Хендри было известно из двух источников – «Ежедневного Пророка» и письма Сириуса. В первой версии Петтигрю оглушил Эйвери, сразился с аврорами и, посрамлённый и раненый, бежал. Эйвери же привели в чувство, допросили и отпустили лечиться, ибо он полагал, что это просто крыса и был в шоке. Зачем ему вообще понадобилась крыса – «Пророк» умалчивал. Во второй (которой Хендри доверял куда больше) Петтигрю, как и в восемьдесят первом, врезал Бомбардой, принятой Грюмом на щит, и сбежал под шквальным, но крайне неточным огнём стажёров. Эйвери попытались допросить, но безрезультатно – он был настолько пьян, что даже хотел выпить с Грюмом на брудершафт и лез целоваться ко всем магам в синих мантиях. Где, а главное – зачем он вообще подобрал крысу, так и осталось неизвестным…
Компания рассказу Сириуса тоже поверила значительно больше, чем газетной статье. Больше того, Дафна заметила, что Эйвери в последнее время неоднократно видели пьяным, причём раза два или три – вдрызг, так что действительно мог и не догадываться, кого таскает в кармане.
–  Даже и так, всё равно непонятно, зачем ему могла понадобиться крыса, –  заметила Гермиона.
–   Привязывать за хвост и крутить над головой? – предположил Уллем.
– Крыса должна быть дохлой, –  ответила Гермиона, –  нет, дело нее в этом. Я уверена, что он прекрасно знал, что это не просто крыса, и в карман его пихал абсолютно трезвым, а напился уже потом.
–  Зачем?
–  Вообще-то, это простейший способ защититься от легилименции, –  сообщил Хендри. – Правда, я не думаю, что им стоит пользоваться регулярно… В общем, если нам опять напихают в школу дементоров – это мы ещё легко отделаемся. С Фаджа станется военное положение ввести…
–  Без одобрения Короны? – совершенно по-маклаудовски вздёрнула бровь Дафна. – От такого его не спасёт даже Статут… Но в целом ты прав – наше Министерство по делам идиотов и старые пни из Визенгамота закатят истерику не хуже той, что была в сентябре. И трясти будут всех…
–  В общем, праздник нам испортили, –  подвёл итог Хендри. – Который час? О, уже отбой скоро…

Министерство и в самом деле забилось в истерике. Правда, очередного нашествия дементоров всё же удалось избежать – но только объединёнными силами Дамблдора, Блэка, Малфоя и Дункана Маклауда. Это был натуральный роял-флэш, против которого оказался бессилен даже Фадж, и дементоры остались на своём месте… но и только.
Все авроры и целители были отозваны из отпусков, аврорат переведён в полную готовность, каминная сеть взята под жёсткий контроль, а международные сообщения требовали специального разрешения отдельно для каждого путешественника. Как это могло помешать тому же Петтигрю пересечь Пролив на пароме или сразу из Хитроу отправиться куда угодно на самолёте, в Министерстве, судя по всему, так и не задумались. То ли решили, что ни один нормальный маг этого не сделает, то ли попросту не догадались…
Реакция на эти новости в Хогвартсе оказалась весьма разнообразной. «Масоны» мрачно переглянулись – угадали, но лучше бы ошибиться. Малфой немедленно напыжился и принялся рассказывать, что уж его-то отцу разрешение получить – пара пустяков, часть однокашников, как обычно, смотрела ему в рот, остальные кривились. Рейвенкло почти в полном составе новость проигнорировал – вероятно, за пределы Соединённого Королевства никто не собирался, а на Хаффлпафе лишь пожимали плечами и возвращались к завтраку. Судя по всему, они прекрасно знали, как обойти министерские запреты…
–  Всё, как мы и ожидали,  –  прокомментировала Гермиона, –  разве что чуть быстрее. Интересно, Фадж попробует разогнать  Визенгамот?
–  Не в этот раз, –  покачал головой Хендри, отставив кубок с соком. – Я всё же надеюсь оставить это удовольствие себе… Так, народ, у кого какие планы на каникулы?
Особых планов ни у кого не было, и было решено праздновать по домам, а потом собраться и что-нибудь затеять. По возможности, естественно – мало ли, какие могут появиться дела…
Но праздник был испорчен всем без исключения.

–  Вы – толпа болванов, –  Снейп, судя по всему, решил добавить в жизнь коричневой краски, –  и меня весьма радует, что до следующего года я не увижу ваши тупые лица, хотя эта передышка огорчительно коротка… Итак, рецепт на доске – и если вы ухитритесь запороть это последнее в уходящем году зелье, оно станет последним в вашей жизни.
Высказавшись, Снейп принялся бродить по классу, заглядывая в котлы и комментируя по своему обыкновению. Гриффиндорцы за два с половиной года привыкли не обращать на него внимания – даже Невилл – но Снейп всё никак не успокаивался. Впрочем, хамил он теперь в обезличенной форме – видимо, неоднократные директорские пинки всё же дали эффект…
Разумеется, с зельем у Хендри проблем не возникло – как, впрочем, и у всех остальных.  Мало что так способствует успеваемости, как склонность приготавливаемого зелья при малейшей ошибке превращаться в мощную и крайне чувствительную взрывчатку.
Разумеется, «Превосходно» получили только слизеринцы, а Снейп всем своим видом демонстрировал, как ему жаль, что обошлось без жертв. Хендри, привыкший воспринимать  Снейпа как стихийную силу, не обратил на это внимания. Да и поучиться  у него стоило, хотя учить он не умел и не желал – но даже при таком раскладе удавалось выудить что-нибудь ценное…
–  Наконец-то! – вздохнул Рон, как только дверь кабинета захлопнулась – хоть немного отдохнём от этого урода…
–  Всё-таки не понимаю, почему его ещё не уволили, –  проворчала Гермиона. – Не спорю, он гений зельеварения, но как педагог абсолютно некомпетентен.
–  Если ты заметила, соответствующее образование тут только у Спраут, –  пожал плечами Хендри. – Что, впрочем, не мешает им нормально преподавать, хотя наш декан могла бы и больше внимания уделять своим подопечным. Снейпа же, ка я подозреваю, наш директор держит из каких-то политических соображений… И это плохо. Для нас – в том числе, потому что школа, оказавшаяся втянутой в политику… Кстати, наш клуб в этом плане может оказаться очень полезным. Как там дела с ним?
–  После каникул откроется официально, –  ответила Гермиона. – Правда, Макгонагалл заявила, что такой клуб обязательно должен иметь название – вроде как это традиция и всё такое прочее…  В общем, я торопилась и вписала второе, что пришло в голову, так что поздравляю – мы с тобой основатели дискуссионного клуба «Общество Белого Лотоса», и давай я не буду говорить, что мне пришло в голову первым.
–  Макгонагалл, разумеется, ничего не поняла? – предположил Хендри.
–  Нет, конечно, –  фыркнула Гермиона. – При всех её достоинствах, тем что происходит за пределами Великобритании, она почти не интересуется, а история магии в исполнении Биннса… Говорят, он и живой-то был не лучше, так что интерес к истории намертво отбит у нескольких поколений английских магов.
–  А был? – поморщился  Хендри. – Ты извини, конечно, но для большинства наших соотечественников – что магов, что маглов – за Проливом только псоглавцы и антиподы. Не знаю, конечно, как твою идею воспримет директор – вот он может что-нибудь не то подумать…
–  И окажется прав, –  хмыкнула Гермиона. – Ладно, планы на каникулы, я так понимаю, не менялись?
–  Не менялись, –  подтвердил Хендри. – Спасибо нашему дорогому министру – испортил нам праздник…
–  Однажды он за это ответит, –  сказала Гермиона. Спокойно и с абсолютной уверенностью.

+9

56

Неожиданные встречи
Гудок у пикапа Мэг был премерзкий – правда, надо отдать ей должное, использовался нечасто. Например, когда недостаточно расторопная стража  не спешила открыть ворота…
– Уроды, – коротко сообщила Мэг, остановившись под навесом, выбралась из машины и закурила.
– Еретики и мутанты! – развернула мысль покинувшая пассажирское сиденье пожилая леди в старомодном платье. – Это просто неслыханная наглость!
Сириус, вышедший встретить машину, подавился заготовленной фразой и спросил:
– Мама, как, скажите на милость, вы оказались в этом месте и в этом обществе… И на кого ты опять накинулась?
– Непочтительный мерзавец! – гостья замахнулась на него ридикюлем. – А эти Мордредовы выкидыши у меня ещё попляшут, о да!..
– Так это твоя мать? – осведомилась у Сириуса Мэг. – Поразительная женщина!
– Так что всё-таки случилось?
– Эти отвратительные негодяи, позор рода человеческого, посмели обвинить меня в том, что я обманом выиграла полмиллиона долларов! Меня, Вальбургу Блэк!..
Наблюдавший за этим представлением со стены замка Хендри задумчиво хмыкнул – Если о любви Вальбурги Блэк к казино слышали все, то наличие Мэг в оном заведении было делом весьма сомнительным. Чтобы Мэг оказалась в казино или где-то рядом, требовались некие необычные обстоятельства… И как хорошо, что старуха Блэк предпочитает изъясняться на повышенных тонах…
…– Ну а дальше всё просто, – тем времене6м заканчивала рассказ Мэг. – Я спокойно ехала по городу, остановилась на светофоре – и тут на тебе, палочку в окно и попытка наложить Империус. Ну, я и говорю:  ты, дорогая, не Непростительными разбрасывайся, а просто скажи, куда тебе надо, а то у меня и пулемёт есть… Ну а дальше – дала по газам, нашла подходящий переулок – и портключ запустила.
– Кхм… изрёк явившийся на шум Дункан. – Маргарет, друг мой, я не очень понимаю, что ты делала в Атлантик-Сити, и зачем тебе пулемёт?
– В Атлантик-Сити мне нужен быль Альварес, который попёрся туда на Рождество к какому-то своему знакомому, и его свежие данные… Хотя кто-нибудь ему этот иридий однажды в задницу засунет, и будет прав на все сто процентов. Пулемёт мне нужен для того же, для чего и всем остальным.
С точки зрения Мэг это объясняло всё. С точки зрения окружающих – лучше не спрашивать. Нет, Мэг ответит, но легче от этого не станет. Да и пулемёт… Впрочем, наличие у Мэг пулемёта  Хендри абсолютно не удивило – это было вполне в её духе. А вот кто такой Альварес, чем он провинился перед Мэг (и, возможно, палеонтологией вообще) и как с этим связан иридий – это вопрос… Но его лучше отложить на пару часов – до приезда Гермионы. А пока…
– Привет, Мэг! – Хендри сбежал по лестнице и резко затормозил. – Здравствуйте, миссис Блэк, рад знакомству.
– А, мальчишка Поттеров… – Вальбурга внимательно осмотрела Хендри. – М-да… Вот что значит правильное воспитание. Ну, пожалуй, отправлюсь я. Приятно было повидаться, Дункан, заходите как-нибудь с супругой на чашечку чая.  А тебе, милочка, спасибо, – переключилась она на Мэг – Вот, держи на память.
Сняв одно из двух колец – серебряное с небольшим, но очень чистым хризолитом, Вальбурга вручила его Мэг.
– Да ладно вам, Вальбурга, – отмахнулась та, – я просто не люблю, когда всякие новшнууд считают себя хозяевами всего вокруг.
Вообще-то, это был намёк и самой Вальбурге – и она его явно поняла. Проводив её взглядом, Хендри подумал, что катастрофа, постигшая род Блэков, была закономерна и неизбежна – и рано или поздно повторится и с другими ревнителями чистоты крови.  Элементарно и очевидно – но до самовлюблённых подонков эта мысль не доходит вот уже которое столетие. А учитывая глухое и самодовольное невежество британских волшебников… Пожалуй, Волдеморт, возродившись, окажет им всем большую услугу – этот гнойник прорвётся раньше и с меньшей кровью.
Интересно только, почему всё это очевидно тинейджеру – но не министру?

– Альварес? – Мэг затянулась. – Нет, серьёзно? Успел забыть, что я тебе рассказывала?.. Так, мисс Грейнджер, а вы что скажете?
– Судя по контексту, имеется в виду Луис Альварес, первооткрыватель обогащённых иридием осадков на границе мезозоя и кайнозоя, – сообщила Гермиона. – Но…
– Недолёт, – Мэг снова затянулась. – Луис умер лет пять назад, а я гонялась за его сыном. Мне надо было у него кое-что уточнить – как раз насчёт той самой границы – а он взял и смылся к знакомым праздновать. И всё бы ничего, но мне нужны образцы и схемы, а их просто так по почте не отправишь… В общем, мы договорились встретиться, я у него забрала всё, что нужно – а на обратном пути наткнулась на старуху Блэк. Бывают в жизни совпадения…  Кстати, кто ещё приедет?
– Рон с Невиллом – завтра, не знаю, Джинни прихватят или нет. Луна и Дафна – сегодня вечером, Дафна собиралась сестру прихватить, но, опять же, не знаю, отпустят ли её. Ну и старший Лавгуд, естественно – надеюсь, на сей раз без самурайских заморочек.
– Ты недооцениваешь Безумную Звезду, – ответила Мэг, раздавив сигарету в пепельнице. – В чём я уверена – так это в том, что предугадать его выходки невозможно… Впрочем, самурая он вряд ли станет изображать – он редко повторяет одну выходку два раза подряд. Так что не расслабляйся… Кстати, я летом собираюсь на финал чемпионата по квиддичу – не хотите составить компанию?
– Мэг – и квиддич? – Гермиона вздёрнула бровь. – А мне-то казалась, я тебя неплохо изучила…
– Неплохо, – согласилась Мэг. – И если подумаешь…
– Просто представь её юрту на фоне палаток, – оскалился Хендри.
Гермиона представила. И, зажмурившись, тоже предвкушающе оскалилась. Да, это будет прекрасно… Ради такого можно и посмотреть на двух придурков, гоняющихся за мячиком.
Вообще, по её мнению, квиддич, как и всякий профессиональный спорт, был делом малоосмысленным, а его правила – откровенно нелепыми. Не будь снитча, он, возможно, был бы интересен, но… Но снитч был, и построенные вокруг него правила были – и в целом получалась полная чушь. Да к тому же был вопрос поважнее…
– Кстати, Мэг, а что он тебе сделал, что ты на него иридий собираешься переводить?
– Долгая история, – махнула рукой Мэг. – За ужином расскажу, ладно?
– Ладно, – согласилась Гермиона.

За ужином – а к вечеру действительно явились Лавгуды и Дафна, правда, без сестры – разговор  вертелся вокруг динозавров, и Гермиона, разумеется, напомнила Мэг о её обещании.
– Да пожалуйста, – пожав плечами, Мэг отложила вилку. – Всё довольно просто… Хотя, возможно, не для всех. Дафна, ты знаешь, что такое иридий?
– Редкий металл,– ответила та. – Этого хватит?
–Вполне. Итак, динозавры, долгое время населявшие Землю, вымерли шестьдесят пять миллионов лет назад, оставив после себя драконов – да, первые драконы появились в конце мезозоя и на нынешних, естественно, были мало похожи – и птиц. Вымерли динозавры довольно быстро – по геологическим меркам, естественно. Закончился меловой период мезозойской эры, начался палеогеновый период новой, кайнозойской эры… И вот лет пятнадцать назад Альваресы – Уолтер и его покойный отец Луис – обнаружили, что между слоями этих эпох есть ещё один – очень тонкий, копившийся считанные тысячи лет, обогащённый иридием. Дафна права, это редкий металл – но редок он на Земле, а в метеоритах его очень много. И вот тогда старший Альварес и ещё один учёный – Шумейкер – предположили, что с Землёй столкнулся огромный метеорит, и последствия его удара уничтожили динозавров. По их подсчётам, пыль, дым от пожаров и пепел пробудившихся вулканов на многие годы погрузили мир в сумерки и холод…
– Ужас какой, – поёжился Уллем.
– Ужас, – согласилась Мэг. – А теперь скажите мне, что, по-вашему, здесь не так?
– А почему не вымерли все остальные? – тут же спросила Луна.
– Хороший вопрос, – кивнула Мэг. – Вымерли только динозавры, да и то не все, но почему-то не вымерли все остальные. А самое главное – большинство динозавров вымерло сильно раньше…
– А что ты сама думаешь? – поинтересовалась Гермиона.
– Я думаю, что астероид их просто добил, – ответила Мэг. – А вот с чего всё началось… Не знаю. Время безжалостно даже к самому себе, и геологическая летопись не просто неполна – это отдельные кое-как сложенные страницы. Я видела многое, но в тысячи раз больше не увижу – и никто никогда этого не увидит. Ключ к этой загадке наверняка давно уничтожен… Но я уверена в одном – что бы это ни было, оно имело какие-то внутренние причины, чисто биологические или экологические. Ни астероиды, ни вулканы, ни магия тут ни при чём.
– А что, магия тогда была? – с искренним недоумением спросили одновременно Дафна и Луна.
– Магия была всегда – с момента Большого Взрыва, – фыркнула Мэг. – Но в нашем случае это неважно. Кстати говоря, в девяносто пятом у меня будет возможность свозить желающих на пару недель на раскопки в Монголии – кому-нибудь интересно?
Разумеется, интересно было всем …

Утро началось с явления летающего «Форда Англия», доставившего Невилла, Уизли – Рона и Билла – и ящик молочной водки-архи. Ящик, по словам Билла, он проспорил Мэг, но суть спора раскрывать отказался, да и Мэг ясности не внесла. Единственное, что не подлежало сомнению – то, что во в этом был как-то замешан Ксенофилиус Лавгуд, поскольку он каким-то образом оказывался замешан вообще во всём.
Невилл нашёл где-то древнеяванский свиток с описанием ухода за боевыми жабами, отыскал в магловском Лондоне – сам – переводчика, как-то с ним договорился, и теперь был исключительно доволен. Ещё более доволен был Тревор, восседавший на плече хозяина и грозно квакавший на призрачного волынщика – Фингалл от такого немедленно просочился сквозь стену.
Рон  с помощью всё того же Невилла  раздобыл университетский учебник математики и для общества был почти потерян, а получив от Гермионы в подарок тригонометрические таблицы, оторвался полностью…
В общем, до обсуждения хоть чего-то серьёзного дело дошло только под вечер. Собрав всю компанию в библиотеке, Сириус сообщил:
– Новостей нет, и это само по себе новость – учитывая, как Аластор зарылся в это дело. Крысы нет, Эйвери ничего пришить не удалось, а после того, как его отпустили, он опять ушёл в запой, остальные вроде как не замешаны, даже старший Эйвери. Готовность снижать никто не собирается, но придётся уже скоро:  даже армию нельзя долго держать на красном уровне, а аврорат всё-таки не армия… В общем, всё это мелочи жизни. А вот то, что и мне не удалось ничего раскопать – вот это уже действительно серьёзно. Этот проклятый ублюдок и раньше умел прятаться, а уж сейчас… И подозреваю, что ему помогают, – Сириус сделал паузу, – извне.
– Извне… – Хендри оглянулся – но похоже, поняли Сириуса только он сам да Гермиона. Может быть, ещё и Луна – по ней ничего не скажешь, но…
Извне. Кто-то третий решил вмешаться в историю Тёмного Лорда, и список очень короток, а если отбросить тех, кому это просто не нужно, то остаётся всего два пункта.
– Значит, – Гермиона явно пришла к тому же выводу, – или Самозванец, или Фэнхуан?
– Я всё-таки надеюсь, что Самозванец, – вздохнул Сириус. – Тем более, что Фэнхуан в последние несколько месяцев интересуются Тибетом…
– А что такое Фэнхуан? – спросил Рон.
– Вообще – китайский феникс, – пояснил Хендри, – но ещё так называется китайская магическая разведка. И я тебя уверяю – Пожиратели Смерти гораздо лучше. Их, хотя бы, можно переловить…
Сам факт наличия у китайской разведки к английским делам сомнений не вызывал. Но зачем им Петтигрю – не смогла представить даже Луна, а это говорило о многом. Пришлось признать, что Волдеморту приспичило воскреснуть – что было немногим, но лучше. Тут хотя бы можно было понять, чего ожидать – правда, непонятно, когда.
– В следующем году, –уверенно заявил Сириус, – или уже в девяносто пятом. Причём я бы поставил на девяносто пятый – такого рода ритуалы лучше проводить до летнего солнцестояния. Но за полгода крыса точно не уложится – я его знаю, и знаю, что нужно для ритуала. Ещё можно на Самайн, но тут есть один момент… Вы в курсе, что летом на Юпитер упадёт комета? Так вот, Аврора уже заколебала меня и Мэг, требуя сказать, будут ли у этого какие-то магические последствия. Не знать об этом крыса не может – а не испортит ли это ритуал, никто не знает…
Хендри почесал в затылке, посмотрел на Гермиону, снова почесал в затылке – но ничего не помогало. С одной стороны, представить себе, как падение кометы на Юпитер, от которого даже свет добирается почти час, может как-то повлиять на ритуал на Земле… Но ведь никто не говорил, что не может, и ритуалы иногда сбоят… Да, пожалуй, он бы не стал рисковать. Тем более, финал чемпионата – а значит, безо всяких комет авроры будут стоять на ушах, тут уж не до тёмных ритуалов. С другой стороны, проводить ритуал можно и на континенте – но опять же комета…
– Короче, это всё фигня, – решительно заявил он. – И вообще, может, китайцы хотят, чтобы авроры рехнулись окончательно, разбираясь в этой фигне?
– Не выйдет, – вздохнул Сириус. – Им сходить не с чего… Ладно, чёрт с ними, хотите из «Баррета» пострелять?
Разумеется, все хотели.

О крупнокалиберных снайперских винтовках Хендри до сих пор имел чисто теоретическое представление. Практика показала, что для нормального использования этого оружия ему требуются облегчающие чары и ещё десятка два фунтов собственного веса – его, конечно, не сносило отдачей, но дёргало при каждом выстреле изрядно, да к тому же на плече получился здоровенный синяк. Тем не менее, Хендри был доволен: винтовка била на полторы мили, а с одной спокойно пробивала почти все щиты, исключая те, которых просто не замечала. Конечно, вложить побольше силы – и щиты пулю удержат, вот только магов, у которых на такое сил хватит, можно было пересчитать по пальцам одной руки. С запасом…
– Сильный, но лёгкий, – прокомментировала это Луна, пришедшая от винтовки в восторг. – Как ёжик.
Причём тут ёжик, никто не понял, но не удивился – Луна же…
– Горячее железо… – тем временем задумчиво протянула Лавгуд. – Значит, время пришло…
– Ты о чём? – спросила Дафна, едва не выронив коробку с патронами.
– Колесо повернулось, и великое беззаконие воцарится в восьми частях света, – безмятежно сообщила Луна, улеглась и зарядила винтовку. – Ушло холодное железо, отступив перед горячим, и из двоих останется один, но если первый – бывшие станут новыми…
Разумеется, Луна Лавгуд стреляла с закрытыми глазами.
Разумеется, это не помешало ей положить все пули в десятку.

Отредактировано Godunoff (27-01-2019 00:14:10)

+11

57

Вальбурга игроманка-однако... Отлично.

0

58

"а на обратноМ пути"

+1

59

В школе
Школьные годы принято вспоминать с ностальгией и умилением, но Хендри был абсолютно уверен, что с ним этого не случится. Он Хогвартс будет вспоминать исключительно матом – его школьная жизнь до сих пор была чередованием опасного для здоровья бардака и безобразной скуки.
Именно скука и стала главным врагом Хендри после каникул – в Хогвартсе и магической Британии не происходило ровным счётом ничего. Возможно, это было и к лучшему – вот только где-то прятался Петтигрю, и никто не представлял, где именно. Да и о том, что он делал, оставалось только гадать…
Хорошо хоть, дементоров убрали окончательно – только потому, что озверевший Дамблдор на каникулах явился в министерство и пригрозил созвать внеочередную сессию Визенгамота, на которой поставит вопрос о доверии министру. Естественно, решение – в кои-то веки – было бы единогласным, и Фаджу пришлось бы отправляться куда-нибудь в глушь сочинять мемуары… Что, впрочем, почти ничего не изменило бы.
Министерство состояло из тупых и продажных чиновников даже в большей мере, чем любое магловское правительство, подавляющее большинство членов Визенгамота  было старыми дураками, помешанными на расистских идеях колониальных времён – и, естественно, никто ничего менять не хотел. Слети сейчас Фадж – и следующий министр будет немногим лучше, да и то если повезёт. Любого здравомыслящего человека эта братия затопчет легко и непринуждённо… И даже Хендри было очевидно, что без основательной встряски ничего не изменится. Правда, сам Хендри всегда считал, что эту встряску обеспечит он, став самым молодым и скандальным политиком сперва магической, а затем и магловской Великобритании – но для этого сперва требовалось закончить Хогвартс и набрать кое-какой авторитет, благо, последователи уже имелись. Но увы – как раз этого времени у них, похоже, и не было. Если Волдеморт действительно сделал семь хоркруксов, как считал Дамблдор ( о чём Сириус позаботился крестника уведомить), то он уж постарается перевоплотиться как можно раньше. И закончить Хогвартс им, разумеется, не дадут…
А ещё была Луна. Странная, едва ли не безумная по человеческим меркам, человек меньше, чем наполовину… То, что её мать прервала всякое общение с семьёй, подчиняясь закону Холмов, не значило, что это сделали её соплеменники – и её слова на стрельбище принадлежали не ей.
Луна, конечно, была склонна изъясняться в стиле безумного вампирского клана из «Маскарада», но на сей раз её слова не оставляли простора для толкования: или с Самозванцем покончат маги, или это сделает Неблагой Двор. Как всегда, абсолютно не заботясь о побочном ущербе… Чем, впрочем, отличались все фейри.
Вмешательства фейри не хотел никто, так что Волдеморта требовалось завалить собственными силами… И участие Хендри в этом не предполагалось. Он, конечно, был слегка разочарован – но с самого начала в первые ряды не рвался, прекрасно понимая, что делать ему там нечего. Правда, получалось это далеко не всегда – но тут уж его вины не было, обстоятельства всякий раз оказывались сильнее.

В Хогвартсе, вроде бы, ничего не изменилось – по крайней мере, на первый взгляд. Однако теперь у компании была возможность получать сведения о Слизерине из первых рук – и там, похоже, наметилось некое брожение. Какое – Дафна пока что сама не понимала, но началось оно ещё на каникулах и наверняка было связано с Эйвери…
Всё это она изложила на первом же сборище, на что Гермиона заметила:
– Очень может быть. Вряд ли кто-нибудь знает что-то серьёзное – но всё равно, Сириусу сейчас каждый байт понадобится. Кстати, там у вас есть граммофон?
– Есть несколько патефонов, на один даже Сонорус наложили, – ответила Дафна, удивляясь столь неожиданному виражу. – Правда, никто так и не понял, как это получилось.
– Неважно, – отмахнулась  Гермиона. – То есть, интересно, конечно, но не это главное. Главное – поставь на нём завтра утром, только уже после подъёма, ради Мерлина, иначе тебя даже Снейп не спасёт, вот эту пластинку.
Дафна осторожно взяла пластинку, покрутила  в руках, убедившись, что все надписи на ней сделаны иероглифами, и отложила.  На пластинке могло быть всё, что угодно – о том, что у лидеров очень широкие музыкальные вкусы, она знала – но, скорее всего, что-нибудь экстремальное. Реакцию однокашников было представить очень легко… Но лучше будет увидеть.
– Так, с этим разобрались, – Хендри поправил очки. – Что ещё?
– «Wired», – сообщила Гермиона. – Тётя прислала номера с занятной статьёй Гибсона про Сингапур. Не знаю, насколько он прав, но картинка получается неприглядная…
– Прочитаю – скажу, – отмахнулся Хендри. – Как называется?
– «Диснейленд со смертной казнью».
– М-да… Ладно, с этим я потом разберусь, а насчёт Гибсона – ты его, помнится, собиралась подбросить на Рейвенкло?
– Так давно уж, – фыркнула Гермиона. – Ты удивишься, но они им очень заинтересовались, но какие выводы сделали – не знаю.
– Я знаю, – сообщила Луна. – Некоторые испугались. Другие думают, как всё это сделать с помощью магии. А есть и такие, кто ничего не понял… Но все сошлись в одном – если маглы возьмутся за дело всерьёз, нам конец. Причём даже не «если», а «когда»…
– Как раз в этом я сомневаюсь, – заявила Гермиона. – Как-то люди уже давно стараются не разнести всё новое и необычное, а изучить его… Для того, чтобы разносить было проще – в том числе. Конечно, можно и с этим справиться, хотя я пока что не представляю, как это могло бы быть, но…
– Интересно, а можно ли сделать волшебную палочку из логарифмической линейки? – неожиданно спросил Рон.
В мёртвой тишине раздался голос Луны:
– А я-то думала, что это у меня самое больное воображение в Хогвартсе…

День закончился без приключений, следующий – тоже, и даже неделя закончилась спокойно. Хендри даже начал надеяться, что и дальше особых проблем не будет – но, разумеется, зря…
Началось всё с того, что Дафна отловила Хендри в коридоре и во всеуслышание заявила:
– Я хочу ещё!
Малфой издал какой-то не то всхлип, не то взвизг, Дин выставил большой палец, а Хендри, клацнув зубами, выдавил:
– Чего?!
– Ты мне давал пластинку – «Мерцбау» или как-то так…
– «Мэруцубау» оно называется, –поправил Хендри. – Вот уж не думал, что тебе такое может понравится… Ладно, достану, это несложно.
В глазах слизеринцев появилась тоскливая паника, Малфой сделал вид, что ему плохо, и Хендри мысленно потёр руки и гнусно засмеялся. Диверсия не просто удалась – результат превзошёл все ожидания! Нет, со временем слизеринцы, конечно, привыкнут, но… Несколько незабываемых недель им гарантированно абсолютно точно, а там можно будет найти ещё что-нибудь… К тому же, если ему удастся приохотить хотя бы пару человек со Слизерина к нойзу – это будет торжество анархии. Даже одна Дафна – это уже успех, надо это отметить. Сыром.
Хендри остановился, потряс головой и сообщил в пространство:
– Это заразно…
– Что? – насторожился Рон.
– Сыр.
– А причём тут сыр? – Дафна переводила недоумённый взгляд с Рона на Хендри.
– Когда-нибудь ты поймёшь, – кровожадно ухмыльнулась Гермиона, – но будет уже поздно…

Затребованные пластинки Сириус прислал через пару дней, а вместе с ними – магнитофон, который обещал ещё в прошлом году, и запас кассет. К магнитофону прилагалась записка: «Никогда, никогда, мать твою, не напоминай мне об это проклятом устройстве!» Видимо, магнитофон оказался крепким орешком…
Магнитофон требовалось испытать – и через несколько минут Хендри, Гермиона, Дин и ещё несколько человек самозабвенно подпевали Моррисону…
Уллем перебирал  кассеты, время от времени откладывая что-нибудь, и было очевидно, что вскоре Гриффиндор ждёт совсем другая музыка – и хорошо, если это будет просто «Металлика». Джинни таращилась на магнитофон, Рон засел в углу гостиной с расчётами и пачкой крекеров, Луна с безмятежным видом угощала всех сыром, Перси пытался навести порядок, но его не слушал вообще никто. А когда он попытался выставить  Луну, на него взъелся даже Вуд, обычно игнорировавший всё, кроме квиддича. Тем более, что само по себе это никаких правил не нарушало – любой ученик Хогвартса мог пригласить в гостиную своего факультета любого другого ученика. Правда, если кто-то из учеников не желал видеть гостя, приглашать его запрещалось… Но на Луну это, естественно, не распространялось. Во-первых, никому и в голову не приходило её выгонять, а во-вторых, в Хогвартсе она могла зайти куда угодно и когда угодно, словно в собственном бруге, и помешать ей никто не мог.
Хотя пытались.
Безобразия продолжались до самого отбоя, и продолжились бы и после, если бы Макгонагалл не явилась лично навести порядок, и до утра в Хогвартсе царило спокойствие…
А утром выяснилось, что Петтигрю снова вылез из своей норы.

Против обыкновения, Скиттер ограничилась лишь короткой заметкой о том, что бывшего Мародёра застала за мародёрством магловская полиция – правда, объяснить, зачем ему понадобилась одежда замёрзшего бездомного, она не смогла.
– П-ф-ф! – выдала Гермиона, дочитав до этого места. – Она серьёзно не понимает, что без магии от магов замаскироваться куда проще?
– Ты удивишься, но да, – сообщил Хендри. – Большинство чистокровных магов просто не понимает, как можно сделать что-то без магии, и теряются, оставшись без палочки… а запасную носят хорошо если трое из десяти.
– И почему я не удивляюсь?.. – вздохнула Гермиона, отложив газету. – Что дальше-то?
– Если ты про уроки, то у нас сейчас руны. А если про политику – то не знаю. Фадж окончательно рехнулся, и я не удивлюсь, если кто-нибудь последует примеру Унабомбера, и хорошо бы с большим успехом…
– А сам не хочешь?
– Индивидуальный террор, – заявил Хендри, – не наш метод. Это пошло и скучно. То ли дело геноцид…
– Иногда ты меня пугаешь, – покачала головой Гермиона.
– Да что там, я иногда сам себя пугаю, – хмыкнул Хендри. – Но других всё-таки веселее…

К сожалению, чёрный юмор никак не мог отменить главного – Петтигрю снова действует. И хотя его конечная цель была ясна (хотя и не всем), как он намерен этого добиваться, знали только он сам да Волдеморт. Соответственно, было непонятно, как с этим бороться… А кое-кто этого делать и не собирался.
Ни Хендри, ни Гермиона, ни Сириус, ни даже Дамблдор не могли понять, почему Фадж не просто игнорирует опасность возрождения Волдеморта, но старательно затыкает рот любому, кто вообще о нём вспоминает. Например, Амелия Боунс тоже не слишком-то верит в историю с хоркруксами – но кое-что приготовила, просто на всякий случай. Ведь Петтигрю чем-то всё же занимался – пусть даже, по официальной версии, охотился на Хендри. Правда, эта версия никак не объясняла, почему Петтигрю не приближался к Хогвартсу – но с логикой у магов всегда было так себе…
У Хендри вообще было подозрение, что Петтигрю пока что не делает ничего, а только старается рассеять внимание Аврората, раз за разом устраивая ложные тревоги, отвлекая людей и мешая им сосредоточиться на поисках его логова. Рискованно, конечно, и, если верить крёстному, не в его духе – но людям вообще свойственно меняться, а у Питера наверняка и не было другого выхода. Если его хозяин действительно смог отыскать своего слугу – ему придётся очень постараться, чтобы хотя бы сохранить все конечности и здравый рассудок – насколько он таковым был изначально. Впрочем, как бы там ни было, крыса в Хогвартс не стремилась, и всех – а особенно членов дискуссионного клуба «Белый Лотос» – это полностью устраивало.

Остаток зимы было трудно назвать интересным – даже слизеринцы как-то смирились с нойзом.  Валентинов день попал под безжалостный преподавательский контроль, так что Луперкалий не получилось – да, собственно, и не планировалось…
Даже Петтигрю снова залёг на дно, так что начавшаяся было истерика в Министерстве пошла на спад, чрезвычайное положение отменили – и магическая Англия снова нырнула в любимое болото, потащив за собой Хогвартс. Болото прямо-таки напрашивалось на хорошую глубинную бомбу, и «Белый Лотос» над этим работал – но их опередили, и не кто-нибудь, а профессор Синистра, от которой, вообще-то, стоило ожидать чего нибудь этакого…

– Месяц, – заявила Аврора Синистра, прохаживаясь по классу. – Ровно тридцать дней… Этого, конечно, мало – но кое-что уже имеется. Смотрите!
Взмах палочки превратил доску в чёрное поле, усеянное тысячами ярких разноцветных пятнышек. Собственно, черноты за ними почти не оставалось…
– Я вижу в некоторых взглядах понимание, – продолжала между тем Аврора, – но лишь в некоторых… Да, магловедение в Хогвартсе преподаётся всё хуже и хуже. Перед вами – изображение, сделанное космическим телескопом, и каждое из этих пятнышек – галактика наподобие нашей. Но это – только часть того, что я хочу вам сейчас показать… Ведь на борту этого телескопа есть приборы, о которых не говорят в магловских новостях – хотя все, кому надо, разумеется, знают. Смотрите!
Изображение сменилось – чернота превратилась в переливы бледно-золотого сияния – где-то более яркого, где-то менее, и галактики на этом фоне казались почти белыми и резали глаз.
– Вот так, – Аврора Синистра остановилась. – Не будь у маглов их машин, мы никогда бы не увидели этого. Но мой учитель договорился с маглами, добавил в этот телескоп один свой прибор… Всё это – магия. Да, изредка нам удавалось заметить проявления природной магии вне Земли – но сейчас мы взглянули на Вселенную другими глазами и увидели, что она заполнена магией! Да, то, что вы видите на этой колдографии – магия, заполняющая Вселенную…  И многое из того, что веками казалось незыблемой истиной, оказалось всего лишь наивным заблуждением – как редко в магии случается подобное! Что это нам даст? Пока на этот вопрос не даст ответа никто – по крайней мере, уверенного. Я же надеюсь, что это знание поможет на приблизиться к пониманию самой природы магии…
Гермиона, грызя карандаш, сосредоточенно вглядывалась в колдографию.
– Что-то мне всё это напоминает… –пробормотала она.
– И что же? – осведомился Хендри.
Вместо ответа Гермиона подняла руку и, дождавшись кивка учителя, спросила:
– Профессор Синистра, как вы полагаете, эта картина соотносится с распределением реликтового излучения?
– А вот на этот вопрос, мисс Грейнджер, – Аврора прищурилась, – предстоит отвечать уже вам. Хотя бы потому, что я уже не всегда понимаю, о чём идёт речь…
– А я и вовсе не понимаю, – буркнул Хендри.
– Вечером объясню, – пообещала севшая на место Гермиона. – Когда хоть немного шок пройдёт. Маги и «Хаббл», ну надо же… Невыразимцы постарались, не иначе. Или кто там у американцев?..  Знаешь, мне очень интересно, что по поводу этого снимка Малфой скажет – теперь-то ясно видно, на что способны маглы.
– Не уверен, что Малфой сможет его осознать, – буркнул Хендри.

Колдография из космоса основательно встряхнула Хогвартс.  Само собой, кое-кто из чистокровных (в основном со Слизерина) просто не смог понять, о чём вообще идёт речь и потешался над «глупыми маглами», но те, у кого мозгов хватило, пребывали в тихом шоке. Магловедение выбирали немногие – да и те по большей части были маглорождёнными, для которых идиотизм предмета был отличным развлечением. И о космических полётах маги, как правило, даже не догадывались. И теперь, наглядно увидев возможности магловской техники (а профессор Синистра ещё и подлила масла в огонь, показав воспоминания о запуске «Сатурна-5»), многие очень сильно задумались…
А вот на маглорождённых и часть полукровок снимок особого впечатления не произвёл. Для них это было чем-то привычным, хотя и непонятным, и реакцию чистокровных магов они просто не понимали. Да, новость. Да, открытие.  Да, способное перевернуть всю картину мира… И что? Не в первый раз даже на их памяти… Мир маглов стремительно менялся – и это воспринимали, как должное. Кое-кто вспомнил выступление Гермионы – и по Хогвартсу поползли разговоры о технологической сингулярности (правда, почти никто не понимал, о чём вообще идёт речь)…
Дискуссионный клуб «Белый Лотос» снова посеял в школе смуту, не приложив для этого никаких усилий.

– Никогда такого не было – и вот опять! – изрекла по этому поводу Луна на очередном собрании.
Не согласиться было невозможно – Луна, как всегда, попала в точку.
– Именно, – Хендри прошёлся по классу и остановился у доски. – Это, несомненно, успех, но это не значит, что нам можно почивать на лаврах… Поэтому нам нужны идеи – много идей, разных – здоровых и заразных, которые потрясут если не весь мир, то хотя бы  Хогвартс и будут на уровне, достойном наших предшественников. Предлагайте, леди и джентльмены!

+10

60

Неожиданность
В общем и целом, учебный год  закончился неплохо. Скучновато, но зато без катастроф и больничного крыла. Правда, сюрприз всё-таки имелся…
Перед самым отъездом Хендри пригласил Дамблдор. Хендри, разумеется, насторожился – не то, чтобы его хоть раз ловили с поличным, но мало ли… Альбус Дамблдор – та ещё хитрая задница, хоть и неплохой человек, это все знают.
Дамблдор, однако, никаких безобразий припоминать не собирался, даже если и знал о них.  Угостил лимонными конфетами, чаем, поблестел очками и сообщил:
– Хендри, у меня к тебе есть просьба – именно просьба, но я почти уверен, что ты согласишься. Видишь ли, в этом году в Хогвартсе состоится одно мероприятие… не буду говорить, какое – иначе будет не так интересно – и в нём будут участвовать представители Шармбатона и Дурмстранга. Мне кажется, их стоило бы поприветствовать музыкой…
– Мне тоже, – заявил Хендри, мгновенно оценивший открывающиеся перспективы, – у меня даже есть идея, но я о ней промолчу – иначе будет не так интересно… Когда они прибудут?
– Тридцать первого октября.
– Отлично! – Хендри радостно оскалился. – Музыка будет.
Действительно, найти ноты недолго, хотя с переложением для волынки может выйти проблема…  А уж разучить до октября – ничего сложного!

– Чем ты так доволен? – подозрительно спросила Гермиона, когда Хендри вернулся в гостиную за вещами.
– Знаешь… – Хендри блеснул очками немногим хуже Дамблдора. – Это секрет.
Гермиона поморщилась, но промолчала, прекрасно понимая, что спрашивать бесполезно.
– Где встречаемся и в каком составе? – на всякий случай сменил тему Хендри.
– У тебя, – предложила Гермиона. – Вы двое, я и Луна. Уизли тоже будут, но они сами по себе – то ли выиграли билеты, то ли подарил кто-то – я так толком из писка Джинни и не поняла.
– Ясно… – Хендри задумчиво кивнул, глядя в окно. – Знаешь, иногда я удивляюсь, что твои родители тебя с нами отпускают.
– Во-первых, я бы всё равно, – фыркнула Гермиона, – а во-вторых, папа как-то узнал про то, что у Мэг припрятан пулемёт.  Не берусь гадать, как – но его это здорово успокоило, да и маму тоже…  Кстати, у тебя на лето какие планы?
– Съездить с дедом в Данвеган – он собирается с вождём какие-то деловые вопросы обсуждать, а я, по идее, должен с клановой молодёжью подружиться, хотя у меня там и так друзей хватает, ну и, естественно, смотреть и слушать, как дед дела ведёт. И Уллем, естественно, с нами поедет – он же, в конце концов, станет вождём магической ветви. А потом… Да никаких. Сириус, опять же, куда-то исчез, а вслед за ним и Рем… А что, есть предложения?
– Пока не знаю, – хмыкнула Гермиона. – На Скай мы, кстати, собирались, но я так понимаю, на время мероприятий в Данвеган туристов не пустят?
– Поговори с бабушкой Анной – наших гостей пустят, а она вас запросто пригласит, если уж вам так хочется.
– Да ладно, это уж всяко не критично, – отмахнулась Гермиона. – Опять же, комета – интересно посмотреть, что будет, да и профессор Флитвик что-то придумал для наблюдений за магическим всплеском, если он будет – с подачи Луны и её помощью, между прочим.
– Меня это ни капли не удивляет, – хмыкнул Хендри. – Знаешь, в Данвеган мы в середине июля должны поехать, но я, пожалуй, подожду комету. Вдруг и правда что-нибудь будет?

Комета не разочаровала – магический всплеск был достаточным, чтобы его заметили на Земле. Аврора Синистра, разумеется, была в экстазе, равно как и Флитвик – и присутствовавший при наблюдении «Белый Лотос» в полном составе едва не бросился прятаться под столом.
– Колоссальная мощь… – вздохнул Флитвик, немного успокоившись. – Колоссальная, невообразимая мощь. Владыки Гор, насколько жалки и ничтожны все эти «древние и благородные», которые веруют, что маглорождённые воруют у них магию!..
– Всё-таки это не реликтовое излучение, – покачала головой Синистра, изучая записи и поглядывая на колдографию с «Хаббла». – Гермиона, ты же следишь за новостями науки?..
– Может, магия как-то связана с тёмной материей? – предположила Гермиона. – Вроде бы в последнее время сошлись на том, что она должна состоять из каких-то особых частиц…
– Холодная тёмная материя, – кивнула Аврора. – Слышала. Вполне возможно, но мне кажется, тут ещё чего-то не хватает…
– Возможно, – согласилась Гермиона. – Есть многое на свете… Эй, Дафна, что с тобой?
Дафна Гринграсс застыла, глядя в стену и беззвучно шевеля губами.
– Гуру медитирует, – изрекла Гермиона, после чего извлекла из кармана «Популярную механику», стремительно скрутила и с оттягом приложила Дафну журналом по заду.
– Ай! Ты что творишь, буйная?!
– Перезагружаю твои мозги, – изрекла Гермиона, пряча журнал. – А то, похоже, ты основательно зависла…
– Ну, знаешь! – возмутилась Дафна. – Вы бы хоть по-английски говорили, а то непонятно же ничего!
– Я тоже понимаю далеко не всё, что она говорит, – хмыкнул Хендри. – Так что смирись. И учись…
– Луну же ты понимаешь?
– Это другое, – неожиданно сделался серьёзным Хендри. – Я почти всю жизнь прожил в магическом замке в Хайленде, так что об этом племени имею кое-какое представление. Недостаточное, понятное дело, но всё-таки… А у вас, как я подозреваю, даже домовиков нет.
– Ага,– согласилась Дафна, – проще нормальную прислугу нанять, чем с этими возиться.
– Вот именно. Нет, домовики – это совсем не оттуда, вот если бы у вас жили брауни…  А в Хайленде кого только не встретишь – там не так давно, лет десять назад, драу жили, но потом их всё-таки прогнали – понятия не имею, куда.
– И это очень плохо, – добавила Луна. – Теперь мы не знаем, откуда ещё их можно выгнать…

Комета была признана серьёзной причиной, и в замке Данвеган Дункан Маклауд и его внуки появились позже, чем собирались. Впрочем,  конкретную дату всё равно никто не называл…
Разумеется, младшее поколение быстро нашло себе множество занятий, помимо предполагавшихся официально. Бродить по замку, большую часть времени бывшему музеем, например. Или разъезжать по острову на мопедах – раз уж на мётлах не полетать. Или влезть в развалины замка Данскейт, построенного на том месте, где когда-то стоял Замок Теней  воительницы Скатах…
И как раз там они и встретили девчонку.
Девчонке было по виду лет семь, была она удивительно похожа на Луну Лавгуд… Настолько, что сошла бы за её младшую сестру – если бы таковая была и имела  длинные острые уши.
– Здрастье, – девчонка, сидевшая на траве, подняла взгляд, полоснув волной мороза. – Вы Маклауды?
– Допустим, – прищурился  Хендри, изучая невесть откуда взявшуюся сидхе. – А ты кто?
– Утренняя Звезда, – безмятежно сообщила девчонка, – мы с мамой здесь живём. Прямо здесь.
– Вот как? И кто же твоя мама?
– Ты её не знаешь. Её зовут Белая Река…
Хендри насторожился. Ривер Уайт – это имя он как-то слышал у Лавгудов, ещё от Пандоры… И речь, кажется, шла о её сестре. А Луна, во-первых, так и не простила мать и прощать, похоже, не собиралась, да и прочую родню не жаловала, а во-вторых, как-то заметила, что хотела бы их найти и высказать всё, что о них думает. В принципе, Хендри не возражал, вот только…
Зная Луну, можно быть уверенным, что она не просто выскажет матери всё, что думает о сидхе и их табу, но и постарается понадёжнее донести до неё свой взгляд на проблему… Что мгновенно переведёт скандал в полноценное сражение, в которое придётся вмешиваться всему «Белому Лотосу» (а одну Луну никто не отпустит), и  кончится это – неизбежно – чьим-нибудь трупом, а то и не одним. Так что…
– А тётя у тебя есть? – осведомился  Хендри.
– Есть, – подтвердила маленькая сидхе, – только она от нас ушла куда-то за Великое Море и не навещает.
Значит, немедленной схватки не будет – Пандора смылась куда-то в Америку и возвращаться не собирается. Кидаться на кузину Луна точно не станет, что там у неё за отношения с тёткой – знает разве только что Ксенофилиус… Пожалуй, можно будет рискнуть и познакомить их.
Уллем тем временем по-японски уселся на пятки рядом и сказал:
– Утренняя Звезда, а ты знаешь, что у тебя есть кузина?
– Правда?! А ты её знаешь? А познакомишь?!
–Тут не всё  так просто, – вздохнул Уллем.  – Твоя тётя бросила её с папой несколько лет назад и сбежала, так что она на неё теперь зла…
Это было изрядным упрощением ситуации – законы у фейри всегда были свои, и далеко не все их можно было обойти… но вот этот конкретный – можно.
– Может, их можно помирить?.. – задумчиво протянула Утренняя Звезда. – Я подумаю.
И исчезла.
– Я, конечно, понимаю, что в действительности всё не так, как на самом деле, – изрёк Уллем, встав, – но вот это как раз и есть тот самый сириусов рояль в кустах. Наткнуться на кузину нашей Луны…
– Скажем так: не наткнуться на фейри на острове Скай – уже проблема, – поправил брата Хендри. – Собственно сидхе – ну, чуть сложнее, хотя я знаю, что несколько семей тут живёт, даже не особенно скрываясь. Так что ничего особенно удивительного, что семья Пандоры тоже тут обитает, нет. А вот то, что она тут оказалась – это, могу спорить, не совпадение.  Знали, что мы приедем, или почуяли – и выпустили её договариваться. Может, ждали Луну, а может, рассчитывали на то, что мы ей расскажем – понятия не имею.
– А мы расскажем?
– Естественно, но дальше пусть разбираются сами – это их дело. А нам пора обратно, пока дед не вспомнил, что мы мопед одолжили…
– Думаю, он уже знает, – вздохнул Уллем. – Ну ладно, поехали…

Поездку на мопеде Дункан на сей раз проигнорировал, а вот рассказ о встрече выслушал внимательно и сказал, что Лавгуду расскажет сам.
– Всё-таки я в людях получше вас разбираюсь, – сказал он, – да и в нелюдях тоже. И с Лавгудом знаком, если уж на то пошло… А Луне потом сами расскажете, когда встретите. Да и сходить самому туда надо будет, но это уже не сейчас. Главное, чтобы Пандора не вздумала вернуться не вовремя… И давайте-ка собирайтесь – все дела сделаны, так что завтра уезжаем.
– А флаг? – неожиданно вспомнил Уллем.
– А что флаг? – пожал плечами Дункан. – Идите да смотрите, никто вам не мешает.
Флаг – Данвеганское Знамя фейри – был реликвией сугубо магической, но при этом общей для всего клана. Вопиющее нарушение Статута… И абсолютно нормальное для Хайленда дело.
Разумеется, Хендри и Уллему не отказали. Хью Магнус, недовольный тем, что его оторвали от каких-то дел, открыл невидимую для чужаков дверь сокровищницы клана – и Хендри восхищённо выдохнул.
Знамя можно было бы назвать зелёно-золотым – но это ничего не сказало бы о сияющем полотнище, сотканном то ли из золота и изумрудов, то ли из солнечного света и весенней листвы… что вполне возможно, ведь его вручила Маклаудам Королева Лета. Его редко выносили из замка – лишь в самых важных сражениях оно появлялось на поле боя… И Хендри неожиданно понял, что скоро ему вновь доведётся вести в бой воинов клана. Скоро – но не сейчас.
– Грядёт великая буря, – Хендри отсалютовал Знамени палочкой, – и она поднимет тебя над Британией…

Дома Хендри провёл всего неделю перед финалом чемпионата, но неделю весьма плодотворную – подрался с Тимом Алленби, устроил грандиозную свару всех со всеми в любимой эхе, поймав за это плюс (тогда как несколько адептов Эль Масарры и некий болгарин, в котором подозревали Крама, улетели в бан), сделал часть домашнего задания, но самое главное – раздобыл искомые ноты и принялся разучивать и репетировать. Получалось впечатляюще…
Встречу на острове Скай он, естественно, обсудил с Гермионой, которая с выводами Дункана согласилась.
– Вас ждали, – с уверенностью сказала она. – И именно для того, чтобы передать послание Лавгудам. Насколько я поняла брауни – а они большие любитель толковать законы – связаться с ними напрямую для семьи недопустимо, это нанесёт урон их чести, поставив в положение просителей. А вот передать через третьи руки намёк на предложение поговорить… Это вполне допустимо. Тем более – через ребёнка, которого к ответу, если что пойдёт не так, не призовёшь. Так что, думаю, встречу Луны с кузиной устроить стоит, но с нашим минимальным участием – не хотелось бы с ней поссориться… В общем, не делаем ничего, о чём она нас сама не попросит.
– Принято, – кивнул Хендри.  – Она, кстати, с нами едет?
– Нет. Ты забыл, кто у болгарской сборной талисман?
– Вообще-то, и не знал никогда. И кто же?
– Вейлы.
– Тогда понятно… – протянул Хендри. – А, Кернунова задница! Дамблдор же говорил, что осенью делегации с континента будут, а в шармбатонской точно будет хоть одна вейла!
– Ну, надеюсь, что они найдут более-менее здравомыслящую полукровку, – вздохнула Гермиона. – Вот уж воистину, во многом знании многая печаль… Ладно, как мы добираться-то будем?
– Мэг завтра с утра на своём пикапе явится, – сообщил Хендри, – а что такое утро в её представлении, ты знаешь…

На этот раз утро в представлении Мэг наступило неожиданно поздно – в половине восьмого.  Хендри сам проснулся незадолго до её появления и растолкал брата, так что в столовую оба явились как раз тогда, когда их собрались будить.
– Однако, – фыркнула Мэг. – В кои-то веки вы сами поднялись вовремя…
– Мэг, я знаю, что ты можешь подняться в пять утра, а к девяти описать пару новых динозавров, но я не настолько крут, – заявил Хендри, душераздирающе зевая. – Но ради того, чтобы поиздеваться над англичанами, я готов на многое.
– Даже не драться с Алленби? – ехидно осведомился братец.
– Найди в словаре слово «Нонсенс», – посоветовал Хендри, поглощая кофе. – Доброе утро, Гермиона. Похоже, все крутые девчонки – жаворонки…
– Ну спасибо за комплимент…  – фыркнула Гермиона. – Я так понимаю, отправляемся мы прямо сейчас?
– После кофе, – буркнул с порога Уллем. – Тётя Мэг, какого чёрта ты всегда являешься с утра пораньше?
– Ну, твой брат только что пришёл к выводу, что все крутые девчонки – жаворонки, так что… – Мэг прищурилась. – Кофе ууж, бэлэн байгаарай.
– Волосатая задница Мерлина… – простонал Уллем.

Захлопнув дверцу, Мэг открыла бардачок и ткнула куда-то внутрь палочкой. На мгновение земля исчезла из –под колёс, машина словно зависла в пустоте и упала  с пары дюймов, основательно подпрыгнув на рессорах.
– Ага, – констатировала  Мэг, высунувшись в окно и изучая лесной пейзаж. – Мы почти на месте, правда, министерские дебилы, как всегда, напортачили… Ладно, поехали.
Машина тронулась с места и через пару минут остановилась перед воротами. Привратник – почему-то магл, которому постоянно правили память, проверил билеты, пропустил машину и получил очередной «Обливиэйт».
– Просто потрясающие дебилы, – вздохнула Мэг. – Нанять сквибов – это, разумеется, нарушение Статута… А что будет, когда этого бедолагу потащат в дурку, где всё это вытрясут из него за пять минут – это, конечно, им по барабану…
– А что будет? – поинтересовалась Гермиона.
– Сдадут контрразведке, а у неё на магов зуб такой, что американскому смилодону впору. Так что кое-кого ждут неприятности… Так, ладно, остановимся здесь.
По мнению Хендри, выбранное место было ничем не лучше всех прочих – правда, и не хуже. Мэг тем временем вытолкнула из  кузова свёрток, развязала тесьму и раскатала кошму.
– Так, – объявила она, – Гермиона, мы с тобой ставим стену, парни собирают крышу… И если какая новш попытается хватануть  тооно или, того больше на него наступит – убить на месте. И я серьёзно…
Управились с юртой часа за полтора, причём без магии – имелся какой-то конфликт заклинаний, которого не могла понять даже накладывавшая их Мэг. Тем не менее, всё это исправно работало – нужно было только разжечь очаг. Закончив,  Хендри отправился бродить по лагерю, полюбовался на юрту, на фоне разномастных палаток, включая безвкусное малфоевское чудище, смотревшуюся инопланетным звездолётом, и обнаружил Уизли.
Вернее, обнаружились они сами – Рон заметил его первым и с воплями помчался здороваться.
– Не то, чтобы я не был рад тебя видеть, – хмыкнул Хендри, – но скажи-ка, мой верный приспешник, как ты тут оказался?
– Ну, папе достались билеты, – пожал плечами Рон, – а Билл притащил пару статей одного русского математика – Мерлин, я едва половину понял, но если правильно, то этот тип может всю нумерологию перевернуть, жаль только, что магл, наши идиоты о нём и слышать не захотят…
– Не захотят, – кивнул  Хендри. – Слушай, Рон, а не хочешь к нам на чай зайти?..
– А давай, – беспечно согласился Рон.
Хендри, чуть приотстав, ухмыльнулся. Теперь ещё кого-нибудь поймать бы…
Поймали Седрика Диггори с отцом, и Хендри только что не потирал руки, представляя реакцию гостей – особенно старшего Диггори.
Вся соль затеи Хендри была в том, что Мэг, работавшая по большей части в Монголии, пристрастилась к монгольскому чаю и всегда поила им гостей – а зелёный чай с молоком, солью и маслом свежего человека впечатлял, а особенно – весьма и весьма консервативных волшебников…

– Мэг, у нас гости! – крикнул Хендри, откидывая полог. – Рона ты знаешь, а это Седрик Диггори с Хаффлпафа и его отец Амос.
– Приятно познакомиться, – протянула руку Мэг. – Маргарет Рокстон, член Королевского Общества, палеонтолог. Присаживайтесь, чай сейчас закипит.
Гостей усадили напротив  входа, Мэг разлила чай по пиалам, раздала их и принялась наблюдать.
Братья Маклауды, более-менее привычные к напитку, быстро выпили и перевернули пиалы. Гермиона похмыкала, выпила без спешки и тоже перевернула пиалу. Оба Диггори изо всех сил старались изобразить, что им понравилось, но получалось как-то не очень – тем более, что оба не сообразили последовать примеру гриффиндорской троицы и, разумеется, получили новую порцию… Но Рон превзошёл всех. Опустошив пиалу, он облизнулся и сообщил:
– Странно, но прикольно. Мэг, ещё можно?
– Конечно, – Мэг потянулась за чайником. – Итак, вы хотите знать, чем я занимаюсь?..

Чаепитие закончилось только перед самым началом матча, Диггори поспешили откланяться, а Мэг, проводив их, только фыркнула.
– Да уж, полное отсутствие здравого смысла и внимания, – заявила она. – Кстати, Рон, у вас же места рядом с нашими?
– Похоже, что так, – Рон извлёк билет из кармана. – точно.
– Тогда предлагаю выдвигаться с нами, а не искать остальных. Всё равно в этой суматохе ничего не выйдет…
– Согласен, – Рон энергично закивал. – И это, спасибо за чай, мне правда понравилось.
– Интересная ты личность… – задумчиво протянул Уллем.

Отредактировано Godunoff (03-03-2019 20:11:22)

+10


Вы здесь » NERV » Стартовый стол » Настоящий шотландец.