NERV

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » NERV » Стартовый стол » ХОД КРОТОМ


ХОД КРОТОМ

Сообщений 171 страница 180 из 629

171

Vogan написал(а):

А вот откуда эта установка, "Пусть у меня сгниёт, лишь бы у соседа всё померло" - это только товарищам биологам, психологам да психиатрам известно.

И историкам.

+1

172

Алек Южный написал(а):

А они вам что-то обязаны?

Как ни странно - да. В любом государстве гражданин обязан законы соблюдать, как и распоряжения властей. И когда на эти распоряжения кладут болт, то власти принимают меры. Это раз.
Два. У нас тут страна в кризисе, и её надо оттуда вытаскивать, а не топить. Т.е. есть проблема и её надо решить. Вы же решения не предлагаете, вы тут разводите интеллигенсткие сопли, от которых будут умирать от голода люди, потом развалиться страна и умрёт ещё больше людей.
Так что платите налоги. А если вы никому ничем не обязаны, то, как правильно заметил Т-12, вам тоже никто и ничего не должен. Например соблюдать какие-то там ваши права и обращать внимание на ваше мнение.

Алек Южный написал(а):

Пример - вы работаете, да, а вам "денег нет, но вы держитесь!"

У нас тут мировая война идёт? В стране послевоенная разруха и угробленная в хлам экономика? Вы на условия задачи то внимания обращайте, а не гребите всё под одну гребёнку.

Алек Южный написал(а):

Сколько товаров - столько и еды.

Правильно. И государство назначило цену на товары, но тут начали выступать против, предлагая свои цены. Требует товары за гроши, а еду продают за миллионы. За булку хлеба просят мешок денег. Реальный случай, про который мне рассказывал дед, чей отец, мой прадед, так хлеб покупал. Граждане крестьяне немножко обурели и берега потеряли.

Алек Южный написал(а):

А учитывая, что не так уж редко выгребали все...

А врать меньше надо было. Что не отменяет озверевшие отряды продразвёрстки.

Vogan написал(а):

Дак эти, которые закапывают, они ж блин трудились, пахали на этот хлеб! Вот у них и жадность - хрен ли они своё, родное, левым людям отдавать должны?

Логика моральных уродов. "Мое и мне на всех насрать." Типично капиталистическая, которую коммунисты вообще и большевики в частности презирали, ради чего устроили революцию и с этой логикой всячески боролись, в том числе методом физического уничтожения носителей.
А ещё это логика дегенератов, т.к. при таком поведении не будет государства, будут разбойничьи феодальные уделы, где крестьяне вообще будут никем, снова крепостными. Но дегенераты так далеко думать не могут, они дальше своего носа ничего не видят, неспособны.
Люди с такой логикой обрекают людей на смерть от голода и жажды, на лишение элементарных средств к выживанию. Эта самая логика сейчас гробит нам планету и наше будущее. У нас уже банально воды питьевой не хватает, это уже стратегический ресурс, который стоит много денег. Но его всё равно бездумно расходуют по прихоти или ради выгоды. Вон, в Ливии трубопровод перебили и вода тоннами ушла в песок в прямом смысле.

Так что поведение большевиков не только было необходимым, оно было правильным. Если бы не эти меры, мы бы с вами просто не родились. Была бы кучка стран на коротком поводке у западных стран и работали люди бы за еду. Как в Африке.

Vogan написал(а):

А даже если и доходит - уже злость у крестьянина. "И поделом им, не дадим! Не заслужили!"

Ооо, они такой фигнёй не страдали. Отряды продразвёрстки регулярно подвергались нападениям крестьян и ни дай бог к ним живым попасть. Лучше уж сгореть заживо, и то смерть легче будет. Типичная поделка от крестьян - выпотрошить продразвёстчика, напихать ему вместо кишок зерна и отправить такую телегу с ним в город, вот вам зерно, жрите.
В общем-то деревенские всегда к таким вопросам с выдумкой подходили, они то люди простые и крови совершенно не боятся, для них это банальность. Так что просто убийствами ограничивались очень редко.
Реакция городских на такие изуверства тоже довольно легко предсказуема. И вот вам уже ненависть с обеих сторон. Вот только в деревне ружей и патронов не изготовишь, так что не удивительно, что победили городские.
Да и потом, далеко не все деревенские такие упоротые были. И продразвёрстка далеко не полностью состояла из маньяков и идиотов.

Отредактировано DzenPofigist (28-08-2019 07:53:12)

+8

173

DzenPofigist написал(а):

А врать меньше надо было. Что не отменяет озверевшие отряды продразвёрстки.

О как.
Врать значит.
Кто врал (не тут, а в нашей истории, как источнике вдохновения) кому врал, ну и - как спрашивающии относятся к власти?
Я понимаю, что есть мнение, де "винтовка рождает власть", но и вы должны понимать проблемы этого подхода.

DzenPofigist написал(а):

Как ни странно - да. В любом государстве гражданин обязан законы соблюдать, как и распоряжения властей. И когда на эти распоряжения кладут болт, то власти принимают меры. Это раз.

У нас нет власти, есть ГВ и мятежники с претензией на власть.
Увы.
февральская еще революция, емнип, похерила власть и законы.
Если вы станите говорить о новой власти и законах, подумайте, и, да, "денег нет, но вы держитесь!" - это тоже закон.
Как и оккупационные законы времен ВМВ - ровно те же права имеют.
Увы и ах.

-1

174

КоТ Гомель-до нацистов и свастика была вполне себе нейтральным символом, а у "Голодомора" сейчас вполне определённое значение-"геноцид украинцев клятыми москалями" . Вы же адекватный человек. Зачем тащить ЭТО в произведение, которое читают и юные неокрепшие умы, что бы у них в подсознании засело? Замените "голодомор" голодом ,который реально был и станет только лучше.А голод в отличии от "голодомора" был и у нас на Дальнем Востоке, на Северном Кавказе и Казахстане. Да и с количеством жертв тоже , что то переборщили, другие источники называют 600 тысяч, это тоже чудовищные цифры .

+4

175

Анархист Недобиток написал(а):

И историкам.

На Украине как раз и было - разворовали колхозное зерно, позакапывали, а потом именно там, где давились жрали наворованное заплесневелое с грибком зерно, там больше всего жертв и было. Не от голода пухли, а от отравления ворованным. В городах такого не было, потому что нормальное, не порченое, ели, хоть и не досыта.

Razengart написал(а):

Да и то, без трупов не обойдётся.

Без трупов ВООБЩЕ ни один из исторических процессов не обойдётся. Даже вегетариански-мирный. Особенно вегетариански-мирный, поскольку даже сны вегетарианцев - невыразимо кошмарное дело...

Отредактировано Нумминорих Кута (28-08-2019 19:27:11)

+4

176

Алек Южный написал(а):

Кто врал (не тут, а в нашей истории, как источнике вдохновения) кому врал, ну и - как спрашивающии относятся к власти?

Врали те самые крестьяне, что напихивали зерно в выпотрошенные туши людей. Врали, когда вместо 10 человек приезжало 100 (ну кто бы мог подумать, да?) и начинало выяснять, а какого буя тут произошло, и где зерно? Если уж у вас его хватает, чтобы им людей набивать, как порося яблоками. Продразвёрстка - это принятый властью план, все исполнители - представители власти. Самые прямые.

Алек Южный написал(а):

Я понимаю, что есть мнение, де "винтовка рождает власть", но и вы должны понимать проблемы этого подхода.

Винтовка, меч, копьё - это как раз детали. Власть всегда так рождалась, на протяжении всей человеческой истории.

Алек Южный написал(а):

У нас нет власти, есть ГВ и мятежники с претензией на власть.

Вообще-то есть. Как ни странно, но большевики устроили переворот и их признали.
И вы не правы на счёт февральской, никакие законы она не херила, всё как раз было по закону. На грани фола, но по закону. Но вот авторитет власти просел, это верно. Вот только просел он не сразу после Февральской революции, а через 9 месяцев. Ещё летом попытка переворота большевиков с треском провалилась. А уже в октябре с блеском удалась, т.к. за Временных никто заступаться не стал, хватило нескольких выстрелов, чтобы все разбежилась. Там за весь переворот погибло человека 4е от случайного огня (или ранено было человека 4, не помню уже).

Алек Южный написал(а):

Если вы станите говорить о новой власти и законах, подумайте, и, да, "денег нет, но вы держитесь!" - это тоже закон.

Вы вот вроде умный человек, но видимо тоже не любите читать то, что вам не нравится. Ок, повторю ещё раз

DzenPofigist написал(а):

У нас тут мировая война идёт? В стране послевоенная разруха и угробленная в хлам экономика? Вы на условия задачи то внимания обращайте, а не гребите всё под одну гребёнку.

Я уж молчу о том, что большевики вообще-то платили. Да, их деньги немного стоили, но это было хоть что-то и вообще-то что-то на них купить можно было. Те же белые таким редко заморачивались. Опять же вы игнорируете тот факт, что большевики завозили по деревням разные продукты, ту же соль, главный источник для консервации продуктов в то время. Просто они её не продавали, а распределяли. Как и керосин и многое другое. Белые таким вообще не заморачивались, как и все прочие что до, что после. Но у крестьян побеждала мелкобуржуйная логика - а почему нельзя это за деньги купить, почему это мне должны распределить? Я это хочу купить, а потом излишки втридорога продам соседям, ну, как всегда делал. И вот чтобы в том числе такой спекуляции не было большевики и проводили политику распределения и вводили военный коммунизм.
Кстати, такие склады на деревне регулярно разграблялись, назначенные красными управленцы убивались, и потом в такие деревни, внезапно, кто бы мог подумать, никогда такого не было и вот опять, приезжало ЧК или ещё кто для разборок. Ну и разбирались уж как умели.
Мезркие большевики, привезли нам соль, мы её украли, начскалада убили, а они чем-то недовольны, сволочи!

+12

177

Британское Правительство, оказавшее генералу Деникину значительную поддержку, которая только и позволила планировать борьбу с большевиками до настоящего времени, полагает, что оно имеет право надеяться на то, что означенное предложение будет принято. Однако, если бы генерал Деникин почел бы себя обязанным его отклонить, дабы продолжить явно бесполезную борьбу, то в этом случае Британское Правительство сочло бы себя обязанным отказаться от какой бы то ни было ответственности за этот шаг и прекратить в будущем всякую поддержку или помощь, какого бы то ни было характера, генералу Деникину.
Британский Верховный Комиссариат Восточных Дел.

***

Дела у прокурора, у нас так себе делишки, мелкое хулиганство, фигурная резьба по инфраструктуре. Между прочим, стыдно стало за шутку с “буквой Z”. Мне-то смешно, а местным без натяжек вопрос жизни и смерти. Мой полный залп, да с усиленной взрывчаткой - ладно там заводские корпуса; хлоп - и пирожок со станками под кирпичным соусом. Смирно лежит, коптит-воняет, но хоть никого не трогает. А вот летающая сторожка, смахнувшая с неба истребительный патруль - даже и не прямым попаданием, пара тряпкопланов развалилась от одной турублентности - ну смех и грех, иначе не скажешь.

Впрочем, кому англичан жалко стало, прочитайте, для начала, про концлагерь Мудьюг. Я вон прочитал, до сей поры руки тянутся еще пару букв на Пикадилли вырезать, уже килотонниками...

Ну их к черту, короче. Домой!

Дома все хорошо - лучше не придумать!

Мирно и тихо прошло тридцатое августа одна тысяча девятьсот восемнадцатого. И почему-то не выстрелил в Урицкого якобы разгневанный за личную обиду поэт Канегиссер. Передумал, наверное. И что-то пламенная анархистка Фанни Каплан в предпоследний день жаркого лета поленилась ехать к черту на рога, на пыльный заводской двор Михельсона, где Владимир Ильич Ленин жег сердца рабочего класса очередным пламенным глаголом. И не стала Фанни стрелять в вождя. А все почему? А все потому, что не случилось “эсеровского мятежа” в Москве. Правда, Савинков успешно взбунтовал Ярославль, но слишком рано позвал туда англичан из Архангельска. Тут же родная партия (эсеровская, кто забыл) объявила изумленного Бориску предателем Родины, а мятежи в Рыбинске и Ярославле - преступной самодеятельностью, и открестилась от лучшего боевика напрочь.

Повод уничтожить эсеров как политическую силу пока что исчез. Власть не превратилась в большевицкую монополию. Кумир той же Фанни Каплан, великий Чернов, главный эсер, остался сидеть в особняке Морозова посреди Трехсвятского переулка. В Совнаркоме появились эсеровские представители - наркомы по путям сообщения и по земельным делам. Неудивительно: земельный вопрос эсеры продумали лучше всех иных партий.

Понятно, что на самотек я не надеялся, и перед отплытием занес некоторым людям денежек, чтобы в случае чего прострелили кому надо колено-другое. Но расчет мой и без подстраховки сработал, судьба героически павшего Льва Давидовича Троцкого навела всех на правильные мысли. Пуля все-таки многое меняет в голове. Даже если это ледоруб. Хм, особенно, если это ледоруб.

Не убили эсеры немецкого посланника, барона фон Мирбаха - не стали коммунисты их давить. Не возникла ответная реакция эсеров, не пошли от них террористы убивать Урицкого и Ленина. Напротив, излишне ретивых повинтили сами братья-эсеры: вы что, дуболомы глупые, нас под монастырь подводите? Коммунистам для “красного террора” только дай повод...

Ясно, что умные люди давно весь гамбит поняли без моих неловких повторений - но как же это матросу да без форсу? Как же это - сделать и не похвастаться?

Тем более, что в мясорубку попал настоящий, патентованный английский шпион, глава дипломатической миссии. Резидент приперся к тому же самому генералу Посохову, где мы со Скромным чай пили. Приперся не случайно: генерал Посохов как раз и держал явку для заговорщиков, и англичанин собрался там лично с кем-то встречаться. Ибо господа офицеры, все поголовно голубые князья, брезговали получать золото на убийство самого Ленина у невзрачных посольских шестерок. Гвардия-с!

Но пить чай с царским генералом надо уметь. Не разглядел старик дипломатического иммунитета. Темны ночи в августе, не у всякого дипломата иммунитет видать. Слово за слово, импичментом по столу - врезал генерал Роберту Брюсу Локкарту рукояткой “кольта” прямо в улыбку и поутру сдал “белого бвану” чекистам в щербатом виде, с бланшами на оба глаза.

Помня тамошнего деда-привратника, слуху я поверил сразу и полностью. Эти могут. Не будь суперлинкором Тумана, сам бы обошел десятой дорогой.

Выходит, система заработала. Худо-бедно и криво-косо: все равно белые осадили Царицын, все равно южный хлеб отрезан. Деникин все равно взял Екатеринодар. Все равно белочехи, растянувшиеся в эшелонах по всей Сибири, отдали эту самую Сибирь все тому же Колчаку, что и в исходном варианте истории.

Но вот шинелей и фонариков, касок, лопаток, танков и боевых кораблей, “черных снарядов да желтых патронов” из сказки о Мальчише-Кибальчише - этого всего ни Колчак, ни Деникин уже не получают. Английские речные мониторы, калибрам которых большевики на Двине противопоставить не могли вовсе ничего, убрались в Англию, и северное наступление без них застыло в неустойчивом равновесии.

Да и люди уже не бегут на Дон к белогвардейцам так резво и уверенно - особенно, когда по московским газетам разошлись новости о “Крымской бойне”. Там-то царскому семейству не обрадовались, правильно доктор Боткин за голову хватался. Престоложелатели развязали пальбу с резней, о которую мне известно через планшет старшей дочери Романовой, Татьяны. Действий никаких для нее не планируется, сейчас для Романовых главное просто выжить. Информация идет - уже превосходно.

Второй планшет у Махно, а в том планшете чертова прорва всяких полезных книжек. Опираясь на многочисленные “учебники сержанта”, и не только сержанта, Скромный воюет намного спокойнее, обдуманнее, с прицелом на будущее, делает меньше глупостей и жестоко карает своих сорвиголов за ту самую вольницу, которую теперь “махновщиной” уже не назовут. И, понятное дело, поэтому Революционная Повстанческая Армия Украины несет меньше потерь. Крестьяне уважали его и в нашем варианте реальности, а тут и вовсе бегут на Приазовье толпами. Правда, бегут к “мужицкому царю” не только с царских Дона-Таврии, где свирепствует Врангель и начинает карьеру первыми робкими расстрелами будущий “Слащев-вешатель” - но и с голодного севера.

На такие новости Совнарком отозвался, внезапно, не очередным затягиванием гаек - а заменил продразверстку продналогом. Совершенно без моего вмешательства, я тогда еще на Ипсвичских арсеналах буквы “Z” вырезал. Чтобы не терять лицо перед страной, большевики повесили замысел продразверстки на убитого Троцкого: тот что-то говорил о трудовых армиях и вот как оно вышло в натуре. Дескать, увлекся товарищ по неразумию, но мудрость великого Ленина вовремя поправила дело. Если даже Лев Давыдович и вылезал из-под кремлевской стены по ночам, вопияше супротиву настолько беспардонной клеветы, так большевики же все равно безбожники. В призраков не верят, “видений чувственных и сонных” не имут... Вот бы еще Дзержинского отучить от “балтийского чаю”, и тогда уж точно никаких потусторонних гласов. Феликс, разумеется, железный, но водка с кокаином и не таких в могилы укладывала.

С одной стороны, отмена продразверстки большой плюс: поводы для крестьянских восстаний исчезают, меньше крови между городом и селом, злобы и ненависти хоть капельку, а меньше. Хоть на пять человек, а больше выживших. Оживление торговли: пусть не подъем уровня жизни, так хотя бы притормозить залихватское скольжение к пропасти.

С другой стороны, лично мне это незачет. В правильно построенной модели настолько крупные изменения должны предсказываться заранее. Шутка ли, НЭП на три года раньше! И ни Тамбовского мятежа, ни Кронштадского, наверное, уже и не случится.

А что случится взамен? Рассчитать я могу, я же суперлинкор Тумана, как сильны мои мощные лапы... Эгхм... Но данные для модели собирать по всей стране в одиночку невозможно. Тупо не успеть мне во все места сразу.

Так что новость подобного калибра - жирный намек от судьбы. Вытребовал себе наркомат? Ну так пора его, наконец, сделать!

***

- Сделать нам, господа, предстоит немало... - матрос-анархист во главе полированного стола смотрелся дико. Но люди за столом - взрослые, даже пожилые мужчины, знающие себе цену инженеры, химики, конструкторы, изобретатели - за последние годы повидали еще и не такое.

Кроме того, всех их сюда привезли чекисты, что сразу же обеспечивало внимание к теме беседы и отметало любые мысли о розыгрыше.

- По многим направлениям Россия отстает от ведущих промышленных держав на сто или более лет. По многим остает навсегда. К примеру, собственного производства моторов для авиации у нас просто нет.

Слева от матроса вспыхнул голубой прямоугольник - словно экран в синематографе, только прямо на воздухе - и по нему побежали рисунки. Все присутствующие сразу же узнали графики добычи угля и руды, производства чугуна и стали, выработки упомянутых моторов, иных машин и товаров. Россия на графиках выглядела плачевно.

- Товарищ Сталин в Совнаркоме недавно сказал фразу, с которой архитрудно не согласиться, - матрос оперся обеими руками о столешницу и наклонился вперед:

- Мы должны пробежать это расстояние за десять лет, иначе нас сомнут.

Инженеры за столом переглянулись - покамест в глухой тишине.

- Я не во всем согласен с товарищем Сталиным, - анархист неловко изобразил улыбку. - Мне кажется, он излишне оптимистичен. Грузин, понимаете? Широкая душа кавказца, во всем склонен видеть хорошее...

Строчки на экране замерли. Матрос выпрямился и отчеканил:

- Я считаю, что нас не сомнут, а раздавят, растащат на удельные княжества и в конце уничтожат как народ, лишив языка, истории и культуры. Вы совсем недавно жили при капитализме, и прекрасно испытали на себе методы якобы честной конкуренции теоретически свободного рынка. Напомнить вам историю “русского света” Лодыгина?

- Вместо усовершенствования лампы компания начала спекуляцию паями, на чем и погорела, - глухо произнес ближайший к матросу мужчина, одетый как все, по гражданской моде. Начищенные туфли, темный костюм с жилеткой и галстуком, белейшая сорочка, правильное лицо, усы-бородка... Описание подходило ко всем сидящим за столом; разве только кто-то носил очки, кто-то пенсне, а кто-то пока не жаловался на зрение.

Матрос развел руками, блеснув пуговицами на кителе:

- Как видите, выбора нет. Итак, в планировании потребностей мы опираемся на работы американского теоретика Маслоу. Прежде всего человеку необходима безопасность. Человек желает уверенности, что его не обдерут ни бандиты-незаконники, ни чиновники-законники. Это вопрос государственного устройства, и техническими методами его не решить. А наша задача на сегодня - вопросы именно что технические. Ибо суть открытия Маркса в том и заключается, что форма государственного правления, общественные отношения, самая культура общества зависят от производительных сил. А эти силы - в первую голову, вы. Затем уже миллионы трудящихся, ибо все они работают по вашим чертежам.

Инженеры переглянулись, но решили между собой пока что на грубую лесть не поддаваться. Матрос, нисколько не обескураженный холодностью приема, включил на синем полотнище крупным алым шрифтом еще несколько строк и повторил вслух:

- По степени важности: еда, одежда, жилище, транспорт, связь. Далее уже духовные потребности: понимание близких, получение видимого результата от своих усилий. Что ученые именуют “самореализация”.

Анархист подмигнул сразу всем:

- Для творческого человека самореализация важнейшая часть души, а как при царе с этим обстояло, не мне вам говорить. Не знаю ни одного приличного дома в Петрограде, где бы не говорилось, что “чугунную коронованную задницу” пора заменить на что-то, более приличествующее цивилизованному европейскому государству. Вы же все поддержали переворот, поддержали Учредительное Собрание.

Люди молча переглянулись, но промолчали. Каждый подумал: в самом деле, отчего я не уехал на Дон? Или вот в Крым? Кажется, что большевики не врут, и туда по-прежнему свободно можно купить билет...

- Новая власть разогнала Учредительное Собрание и не стала слушать глас народа, глас его представителей, - все так же раздраженно и глухо выразил общее мнение ближайший слушатель.

Матрос развел руками:

- Грустно и закономерно. Из каждых ста жителей России восемьдесят пять - крестьяне. Нищие, никем никогда не ученые, при малейшей попытке поднять голову выше незримой планки тотчас получающие в лоб кулаком урядника или казачьей нагайкой. Неудивительно, что крестьяне любую власть ненавидят, а терпят лишь подчиняясь грубой силе. С ними просто никогда не разговаривали никаким иным языком. И сейчас они ненавидят любого, кто богаче их на копейку. Любой человек в костюме для селян городской фармазон, занимающийся бог знает, чем. Веками крестьян загоняли в угол. Афера “царя-освободителя” с выкупными платежами за землю здесь всего лишь последняя капля. Вот пружина распрямилась и смела Учредилку. Восемьдесят пять против пятнадцати. Простая арифметика.

- И вы собираетесь агитировать нас на службу... Этой вот новой власти темных селян?

Анархист и тут не разозлился, только повертел отрицательно головой:

- Из темных селян придется делать светлых. Больше просто не из чего. Вы совершенно правы, власть подобных людей приведет к рекам крови, а в конце к разорению страны. Я наблюдал вживую, но об этом после. Бороться за взрослые поколения поздно. Так что вы организуете начальные школы и профессионально-технические училища, затем университеты. Среди учеников отберете себе последователей и продолжателей и через несколько поколений у нас, наконец-то, появится собственная научная школа.

Инженеры переглянулись, но снова ничего не сказали. Они по-прежнему оставались единой массой, молчаливым хмурым чудовищем - как любая аудитория, настроенная против докладчика.

Но матрос оказался непробиваемым вовсе и вел рассказ, как будто его дикие планы хоть кто-то в комнате успел одобрить:

- Вы исследуете численность и состав населения страны, после чего изобретете, спроектируете и наладите выпуск необходимой техники. Вот, скажем, сто сорок миллионов человек - это почти тридцать пять миллионов семей. Чтобы каждая семья могла купить холодильник...

- Простите, что такое этот ваш “холодильник”?

- У вас его называют “электроледник”, фирма “Бош”, немецкая, совсем недавно начала его производить, несмотря на войну. Очень помогает в хранении продуктов, - матрос ничуть не обиделся на помеху и продолжил:

- Так вот, чтобы получить холодильники в количестве тридцати пяти миллионов, ну хотя бы за десять лет... Это три тысячи шестьсот пятьдесят суток... Сколько единиц надо выпускать в сутки? Тысяч десять, или я ошибаюсь? А кроме холодильников и других товаров, понадобятся всякие там станки, прессы, проходческие щиты, горные комбайны и зерноуборочные комбайны, тракторы, автобусы, трамваи, локомотивы... Чертова прорва всяких еще вещей, которым я названия не знаю. Часть из этого удастся купить, часть нам помогут сделать, например, немцы и итальянцы...

- Союз побежденных? - долетело с дальнего края стола. - Пожалуй, умно.

- Анти-Антанта, - сказал еще кто-то.

- Именно, - продолжил матрос, очевидно довольный хоть какой-то реакцией на длинную речь. - Обмеры пахотных земель дадут нам численность необходимых тракторов. Крестьяне применять и чинить машины не могут, следовательно, страну придется покрыть сетью предприятий, которые смогут. Смогут содержать машины, чинить, закупать по мере необходимости новые, и по крестьянским заказам пахать, косить, возить. На все это нужны сотни тысяч техников, инженеров и поголовная грамотность, ведь откуда без нее черпать кадры?

Люди за столом принялись переглядываться, но все равно пока еще молчали. Все они учились в университетах, все слушали длинные лекции. Все понимали, что задавать серьезные вопросы докладчику надо после завершения доклада.

Матрос развернул синий экран пошире и показал на нем карту бывшей Российской Империи.

- Большая часть окраин вернется к нам, потому что хозяйственные связи куда сильнее надуманных амбиций. Продавать хлопок, дыни, ковры, и что там они еще продают, узбекам выгоднее на север, чем в английские протектораты с Индией: там своих фруктов и ковров предостаточно. Поэтому я сразу рассматриваю весь хозяйственный комплекс в целом. Понятно, что мы не в силах обеспечить грамотными кадрами сразу всю страну. Сосредоточим их по линии Петроград - Москва - Киев, потому что в этих городах имеется уже некоторая база. Откроем тут необходимые институты, университеты, школы, училища для тех же техников. Начнем производство и выпуск опытных образцов, малых предсерийных партий для испытаний. За первую пятилетку выучится необходимое число людей и появятся отлаженные, испытанные образцы техники...

Мужчина из центра правого ряда громко хмыкнул. Анархист поглядел на него понимающе, но с речи не сбился:

- За вторую пятилетку построим необходимые заводы для серийного выпуска этих образцов, сразу в нескольких местах страны. Тракторные заводы поближе к бескрайним полям Поволжья, Украины, Кубани, Казахстана. Нефтяные прииски на башкирских месторождениях и в Баку. Заводы горного оборудования в Курске и Юзовке, судостроительный в Нижнем, и так далее. Тяжелое оборудование доставим дирижаблями, с немцами уже подписаны необходимые договора.

- Утопия! - громко сказал мужчина из центра правого ряда. - Господин Пржевальский, помнится, писал в отчете, что на ликвидацию безграмотности Средней Азии потребно более четырех тысяч лет. А вы тут планируете на жалкие десять лет. Утопия! Фантазии господина Уэллса. Воздушный шар на две тысячи персон.

Матрос хмыкнул, снова ничуть не обидевшись на помеху:

- Всякая страна может развиваться двумя способами. Первый реалистический: прилетят инопланетяне и нам помогут. Второй фантастический: все делаем сами. Я именно что инопланетянин, вот я прилетел и вот я вам помогаю. Так что все по канонам. Все реально!

Собрание засмеялось: нервное напряжение от невиданного прожектерства требовало выхода, и шутка про инопланетность анархиста пришлась кстати. Матрос, на удивление, засмеялся тоже. Дождавшись тишины, нарочито простецки двинул плечами:

- Альтернативный путь никуда не делся. Ленин прислушивается ко мне, Дзержинскому я кое-чем помог. Пойдут навстречу. Сей момент объявим врагами народа каких-нибудь адвентистов, масонов, буддистов, уклонистов, эсперантистов. Наловим тысяч триста народу или там полмиллиона, сколько поймается. И в бараки, в лагеря их, за колючую проволоку. Норма - пайка, план - закон, выполнение - честь, перевыполнение - двойная пайка... Надо завод построить, сейчас же ставим бараки косяком на краю котлована, сто тыщ мужичков с лопатами, телегами-грабарками, десятники со счетами, охранники с собачками... Два фунта мяса каждая караульная собачка ежедневно потребляет, к слову сказать. И попробуй не накорми!

Анархист оперся обеими руками снова на столешницу; тень его пролегла между сидящими, стерла отражение очков и пенсне в полировке стола.

- Можно и без техники, - сказал матрос таким голосом, что шутить расхотели сразу все. - Можно и без вас, и без меня. Просто в таком варианте больно уж много народу закопать придется.

Ближайший к матросу человек, поневоле принявший на себя роль связующего звена, примирительно поднял руки:

- Простите, товарищ... Э-э...

- Корабельщик.

- Товарищ Корабельщик... - инженер замялся, подбирая слова, потом, очевидно, плюнул на политесы и отважно встал, обернувшись к анархисту всем телом:

- Как там ни крути, но Россия бедная страна. Все сии преобразования, безусловно, благотворны. И я даже готов признать, что идея концентрации всех сил науки в нескольких крупных городах позволит ускорить работы за счет лучшей связи между нами всеми, равно же и позволит их лучше контролировать. Но, во-первых, откуда на все сие возьмутся средства?

Собрание молча похлопало в ладоши, затем все повернулись к анархисту, видимому черным силуэтом на фоне сводчатого окна.

Корабельщик с ответом не замедлил:

- В одна тысяча девятьсот седьмом году доход от продажи хлеба составил четыреста тридцать один миллион золотых рублей. На предметы роскоши ушло сто восемьдесят, а сто сорок миллионов русские дворяне оставили на зарубежных курортах. Ну, а модернизация промышленности, что здешние щелкоперы от широты душевной обозвали индустриализацией, получила только шестьдесят миллионов рублей. Всего лишь одну восьмую часть от хлебного дохода. Как мы видим, статистикой учтено триста восемьдесят золотых миллионов. Где сгинули еще пятьдесят, никто даже и не спрашивал. И это, господа, единственный год. А на все начальное образование по все Руси Великой в том году издержано и того менее, шестнадцать миллионов, и не казенных денег - земских. Пожертвования, местные сборы, казна рядом не лежала.

- Есть ложь, есть громадная ложь, а есть статистика, - меланхолично уронил русобородый богатырь с отдаленного края стола. Корабельщик снова развел руками:

- Ладно, я коммуняка-безбожник, мне и не положено верить вашим сводкам. Но почему вы собственному своему Статистическому Комитету не верите?

Стоявший перед своим креслом инженер поспешил вернуть беседу в прежнее русло:

- Во-вторых, товарищ Корабельщик, вы все упоминаете, что делать и строить нам. А ваша роль какова?

- Ну какая у комиссара роль? - анархист вытащил из-за пазухи большой пистолет, повертел и спрятал. - Расхаживать за спинами с маузером, да пулю в затылок пускать одному-второму. Чтобы жизнь малиной не казалась. Ну еще речи там задвигать всякие, про мир во всем мире... Вы же этого ждали, когда чекисты вас выдергивали с корнем из-за праздничных столов?

Собрание переглянулось, не понимая - то ли снова шутка, то ли уже оскорбление.

- В-третьих, - сказал все тот же ближний к матросу инженер, - почему вы полагаете, что заставите нас работать на таких условиях? В тюрьме творить нельзя!

Тут Корабельщик заржал так, что собравшиеся поняли: да он просто сумасшедший, заморочивший Ленину и Свердлову голову неимоверной смелостью мечтаний, кошмарным прожектерством. Обижаться на такого грех, надо высидеть нелепое совещание до конца, и потом уже можно будет за рюмкой вишневки обсуждать с друзьями глупость новой власти.

Отсмеявшись, анархист замолчал резко, словно выключенный паяц. 

***

... И обвел напряженные лица взглядом - словно бы объектив довернули, включили резкость. Какие они масса, они же разные! Все разные, все!

Первый инженер, что возражал мне как бы общим гласом - Степан Прокофьевич Тимошенко. Широкие скулы, буйные кудри, высокий лоб, короткие усы “щеточкой”, аккуратно подстриженная бородка. Вытащили из Киева, где Степан занимался теоретической механикой. В моей истории Тимошенко сбежит от белогвардейцев Деникина в девятнадцатом, и вершину - “балку Тимошенко”, на которой сопромат построен чуть более, чем полностью - разработает уже за границей.

Рядом с ним седой, важный старик. Треугольная бородка превращает вытянутое лицо в совсем уж откровенную каплю, острием к низу. Очки-велосипед простенькие, да на что Вернадскому внешние эффекты! Собирался учреждать Украинскую Академию наук под патронажем гетмана Скоропадского, и вечером встретил - случайно, конечно! - ученика с горящими от изумления глазами. Рванул в Москву, подивиться на голубой экран. Прямо в коридоре, перед совещанием, дед вцепился мне в пуговицы, требуя объяснить, как я получаю информацию напрямик из ноосферы. Пришлось разочаровать академика: интернет, еще и через хронотентакль - всего лишь рукотворный протез ноосферы. Что-то может, но намного больше не может. Вернадского не то, чтобы уговаривать - выгнать, наверное, рота латышских стрелков не сдюжит.

В тени старца совсем юное лицо. Резкие скулы, покатый лоб, загар, короткие черные волосы, владелец постоянно ерошит их, когда не согласен с моими словами - но не лезет вперед патриархов, уважает седины. Сам-то гимназист еще, ровесник века, даже университет пока не окончил. Георгий Богданович Кистяковский. Здесь ему не вступать в Белую Армию, не плыть из Крыма в Константинополь. Заниматься ему химией под руководством самого великого Ипатьева. Ладно, как-нибудь перебьется великий американский народ без полэтилена, да и взрывчатка ему зачем? Сказано: доктрина Монро, вот и сидите своем полушарии.

А великому Ипатьеву мы дел найдем ничуть не меньше. Вот он, Ипатьев, рядом: химик от химика недалеко падает. Владимир Николаевич красавец, оперному злодею впору. Гладко зачесаные русые волосы, широкие даже под пиджаком плечи, прямая осанка царского генерала, ухоженная борода, усы “шевроном”, тоже волос к волосу. А прославится не успехом у дам, прославится высокооктановым авиатопливом - тем самым, что заливали в “цемент-бомберы”, “хеллкеты”, “корсары”, “аэрокобры” и “лавочкины”, тем самым, что в моем варианте истории везли конвои PQ. Уговаривать Ипатьева не пришлось: хоть и царский генерал-лейтенант, а сам Ленин его уважает. Напротив, это Ипатьев уговорил работать на Совнарком бывших своих сотрудников по Химическому комитету. А химический комитет - это первый в России бензольный завод, первый азотный завод, это увеличение выпуска взрывчатки с сотен тысяч пудов до миллионов, за два года Первой Мировой войны. Это вся русская химическая промышленность, а не просто красиво подстриженные усы.

По правую сторону стола еще трое. Свет из окна вырисовывает их мягко, решительно - наилучшее освещение для фото, для художника; стоит, наверное, сделать исторические снимки.

Вот Павел Павлович Гудков - геолог, истоптавший Алтай, по легендам золотопромышленников: “человек, видящий землю насквозь”. Революцию встретил там же, в Сибири, даже в правительство сибирское прошел - от эсеров, а кто бы сомневался? С приходом Колчака эсерам пришлось разбегаться; а тут Павлу Павловичу подсказали, что разбегаться лучше в сторону Москвы, откуда совсем недавно прилетали за царем ажно цельные три дирижбабеля. Правда, прилетали в Екатеринбург. Но по меркам Сибири, Омск от Урала недалече. Чай, не Порт-Артур, не Камчатка: чугунка имеется, паровозы ходят... Пока я Англию покорял, Павел Павлович аккурат и добрался: сперва в Екатеринбург, затем в Саратов, а там уж вовсе рядом, шестьсот верст, кержаку смех один... По нынешним временам так себе вояж: ни в тюрьме не сидел, ни под расстрелом не стоял. Выглядит геолог молодо, сказывается привычка к постоянному движению. Густые волосы, в очках не нуждается. Молчит, пока не особенно понимая, куда попал.

За ним еще один сибиряк, рожденный и вовсе в Монголии, в самой Урге. Потомок ватажников Хабарова, Успенский Яков сын Викторович. Прическа на две стороны “домиком”, слегка завивается над ушами. Лицо устремлено вперед, очки блестят азартно и грозно, топорщится пиджак, сверкает цепочка часов... Даже и не скажешь, что всего лишь математик-теоретик. Если кто и поможет мне разобраться с квантовой механикой, так именно вот Успенский. У Якова дар объяснять, он выпустил несколько вполне приличных учебников.

На правой стороне крайний - тоже математик и тоже Яков, только Тамаркин. Сын черниговского доктора, успешный аспирант Санкт-Петербурского университета, его даже на кафедру забрали, чтобы там воспитать настоящего профессора. Крупные черты лица, внимательный и заметно ехидный взгляд: ну-ну, морячок, что ты пропоешь старому Яшке сыну Давида? Голова большая, мощный характерный шнобель, поза борца, пробивавшегося по жизни всегда с дракой. Передавить его взглядом не удалось, и я первым отвел глаза.

***

Глаза матроса сверкнули азартно:

- Есть в архитектуре экзамен, “клаузура”, сиречь “закрытая комната”. Вижу, все знакомы? Вот-с, помещаем инженеров в некий, скажем, реквизированный монастырь, там стенки толстые, тишина. Садик монастырский, яблочки зреют, груши, сирень благоухает по весне, пчелки, знаете, этак жужжат умиротворяюще... Благолепие. Библиотеку только пополнить в нужном ключе, и выход закрыть на ключ же. Пока мотор или самолет не покажет проектные характеристики, домой не выпускать, а еду просовывать снаружи на вилах. Норма - пайка, план - закон, выполнение - честь, перевыполнение - двойная пайка... Это вы просто не пробовали, вот и кажется вам дикостью. Еще как начнете работать, лишь бы выпустили домой, к мягкой жене да теплым пирожкам... Ну, или наоборот.

Пока собрание приходило в себя, анархист сказал:

- Таков кнут. Система “шарашек”, в моей стране называлось именно так, дает неплохие результаты в краткосрочной перспективе, но напрочь убивает всякое доверие к власти в перспективе долгосрочной. А доверие к власти я полагаю более важным капиталом. Отсюда следует пряник: в моем наркомате неволить не стану. Мне известно, что все вы обдумываете или уже собираетесь уезжать в ту же Америку, Швецию, Германию, Францию. Что же, вольному воля. Паспорта вам выдадут без малейшего промедления, а страна двинется по альтернативному пути. Наловим триста тысяч врагов народа, и вперед.

Инженер как стоял, так и сел. Остальные заворчали. Корабельщик снова наклонился над столом:

- Если вы полагаете, что я вам золотые горы пообещаю и реки, полные вина, то вы не угадали. Это все ждет вас в Америке или где там еще, и ждет в преизобилии. Правда, взамен придется вам себя израсходовать на ублажение толстосумов, на производство фарфоровых чаш-ретирадников с расслабляющей музыкой... Чтобы опорожнение клиента легче проистекало. Клиент, знаете ли, всегда прав. Рынок, знаете ли...

Не обращая внимания на недовольные лица, Корабельщик выплевывал фразы, словно гвозди вбивал:

- Как там у Гоголя казаки на площади новобранцев себе выкликали? “Кто хочет быть утопленным, пикою пробитым, конем затоптанным, посеченым саблею, за ребро на крюк повешенным - иди к нам!”

Анархист замолчал.

***

... И теперь посмотрел внимательно на левую сторону.

Ближайший - потомственный астроном, правнук основателя Пулковской обсерватории, а по женской линии потомок ученого Бернулли - да-да, формула Бернулли в гидравлике, вот какие предки. Потомка звать Струве, Отто Людвигович. Выпущен из Михайловского училища на Кавказский фронт прапорщиком легкой артиллерии. Дослужился до подпоручика. По Брест-Литовскому “похабному” миру демобилизовался. Доучивался дома, в Харькове. Тоже планировали оставить на кафедре, поверстать в профессуру. Глядишь, и основал бы харьковчанам обсерваторию в честь великого прадеда. Сам-то молод пока. Глубоко посаженные глаза смотрят резко, с фронтовой привычкой быстро делить мир на своих и врагов. Усы густые, небольшие, тоже создающие впечатление энергичности. Бороды нет. Худые, загорелые, сильные пальцы. Молчит, сдерживается с видимым усилием.

Рядом со Струве - Александр Александрович Боголепов. Историк церковного права и, внезапно, неплохой экономист. Серьезный мужчина, гладкий со всех сторон, даже костюм едва заметно лоснится. Взором погружен то ли в себя, то ли в глубины мировых проблем.

Экономист к экономисту, Александр к Александру: тут же и Билимович, брат математика Антона. Тоже сын врача, только уже военного. Немолодой, но выглядит крепко... Врочем, сейчас такие времена: хлипкие до приличных лет просто не доживают. Нечего Саше Билимовичу землю для Деникина мерить. У нас для него кресло наркомзема давно нагрето, просто угрюмый Александр Дмитриевич пока еще об этом зигзаге карьеры не подозревает... Эх, некогда мне их всех вербовать. Некогда играться по канонам разведки. Уже “испанка” на носу, уже на пороге зима... Следующий!

Следующий - Лебедев Александр Александрович. Высокий худой Дон-Кихот с грустным-грустным взглядом. Его вместе с братом привезли от самой Одессы лихие хлопцы Махно. Так вот просто вечером по кумполу бац! - и в мешок. А потом на зеленый фургон, а потом через остывающую степь, под звездами Чумацкого Шляха, под знобящей осенней луной... Конструктор авиадвигателей этим недоволен, только пока что не спешит выражать возмущение. Поглядел уже, как с интеллигенцией в иных местах обращаются. Понимает, что по теперешним временам здесь еще вполне прилично. Ничего, Александр Александрович. Уж на одного двигателиста цари русские золота накопили. А пальмовую ветвь за моторостроение мы тебе и сами подарим ничуть не хуже Французской Академии.

Рядом с конструктором авиамоторов молодой поручик стройбата. Крещенный в Таллине лютеранским пастором, под крики пустельги с башни Длинный Томас, потом изучавший архитектуру в Риге, Александр Георгиевич Оклон строил крепости и узкоколейки за Северным полярным кругом, продвигал власть Белого Царя через карелов, лопарей и поморов к Мурманску - то есть, к Романову-на-Мурмане. Нам такой мастер и самим пригодится. Нечего храброму поручику с породистым лицом остзейского немца делать у Юденича, когда на Севморпути надо и Диксон строить и Анадырь.

А вот пошли тяжелые фигуры. Кораблестроитель Юркевич Владимир, сын Иванович, потомственный дворянин Тульской губернии. Безукоризненный вид лондонского модника- ”денди”, уверенный взгляд сердцееда... И не скажешь, что будущий конструктор фирмы “Рено”, автор легендарного трансатлантика “Нормандия”, призера “голубой ленты”.

Нет, в самом деле, на черта я ввязался спасать Союз?

Пусть все уезжают нахрен, правда же, без них лучше?

А рядом с Юрковским кораблестроитель-технолог, Дмитриев. Если блестящий Юркевич прозревает, “что” сделать, скромный Николай Николаевич Дмитриев знает, “как” этого добиться. Это он силами полуграмотных каспийских работяг организовал выпуск десантных канонерок “Эльпидифор” серией в тридцать вымпелов за год, сталинские наркомы бы не постыдились такого результата.

После кораблестроителей радиоинженер Понятов Александр Матвееич. Купеческий сын, учился радиотехнике в Берлинском университете. Родители прислали ему повестку в армию - и студент приехал и пошел в службу, и летал на гидропланах, пока не разбился... Мне такое представить невозможно, а здешним нормально. Настоящий патриот, человек чести, только так и может поступать. Иначе руки не подадут... Понятов молодой, улыбчивый, несмотря на травмы. Вот сделает нам Зелинский нормальный лавсан - и давай, Александр Матвеевич, изобретай видеомагнитофон. Телевизор, так и быть, я уже сам как-нибудь. Сам же упустил Зворыкина!

В отличие от героя-летчика Понятова, Зворыкин Владимир Козьмич у нас уклонист, повестку в Красную Армию не захотел получать. Уплыл в Пермь, а оттуда пробирался в Омск, да застрял в Екатеринбурге. Заарестовали его для выяснения личности, и совсем уже собрались было шлепнуть, но тут пришли белочехи, спасли надежду домохозяек. Я-то не подумал сразу глянуть “в ноосферу”, мог бы забрать его еще когда за царем летали. А теперь Зворыкин пробирается за рубеж черт знает какими кругами, для Колчака в Америку за радиостанциями плавает, и это чисто мое упущение.

Последний в ряду - Ботезат Георгий Александрович. Коротко подстриженная бородка-скобка, прищур светлых глаз - на голову ему так и просится “стетсоновская” шляпа, а в руки револьвер. Только Ботезат не ковбой, Ботезат у нас механик, математик, еще и разработчик удачного прототипа вертолета, прямой конкурент Сикорского. Сам Сикорский успел уехать через Швецию, решил что здесь не нужен. Что ж, поспешил Игорь Иванович. Ну да он умный, выкрутится. А Георгия Александровича и я найду, чем занять, хотя всего лишь матрос.

***

Матрос поднял обе руки, простер их над сидящими, которым совещание неожиданно перестало казаться фарсом или глупой игрой:

- Я вам, господа русские инженеры, одно гарантирую. Все, за сим столом сидящие, смертию умрут. Кто среди безутешных родичей и толпы почтительных учеников-академиков, главою научной школы, мировым светилом. Кто при аварии опытной установки, от взрыва ракеты на испытаниях. Либо, - короткий смешок, - просто захлебнется сердце от жары на сухом летнем полигоне. Либо в тюрьме, куда попадете по доносу неудачливого конкурента, за тот самый “электроледник”, привезенный из той самой Америки... У кого-то поставленный на себе опыт не так пойдет, иному неверно рассчитанный мост на голову рухнет...

Анархист выпрямился, поглядел на беленый потолок, погасил голубой экран - снова никто не заметил, какой кнопкой или рычажком - и закончил:

- Лет через двадцать каждый из нас попадет на страницы истории. А высекут его имя золотом, дерьмом или кровью - уже в собственных руках его. Сейчас вас отвезут в гостиницу. Сутки на размышление вам. Решайте! Сотворите за десять лет, на что Пржевальский четыре тысячи отмерил. И весь мир почтет за честь называть вас по имени-отчеству. И я гордится стану, что сидел с вами за одним столом. Пока что вы для меня никто. Я смотрю на вас, а вижу тонны стали, корабли, трактора, дома... И циферки кровавые в глазах!

Корабельщик сел в кресло и словно бы выключился, точно как его синий свет. Некоторое время все молчали. Затем кудрявый Тимошенко проворчал, чисто из желания оставить последнее слово за собой:

- Товарищ Корабельщик, мы все же люди образованные, лекции слушали. Монологом нас не напугать. Зачем вам потребовался театр, клоунада? Разве мы отправляемые на фронт морозовские ткачи?

- Морозовские ткачи могут просрать всего лишь город, - уже без малейшего запала ответил матрос. - В худшем случае, битву. А вы можете просрать всю страну, все будущее, лет на сто вперед. Каждый из вас - это в перспективе тысячи учеников, научная школа, миллиарды и годы. Мне-то через десять-пятнадцать лет придется двигаться дальше по маршруту.

- Так вы что, в самом деле инопланетянин?

Корабельщик отмахнулся и продолжил:

- А вот если вы не успеете за этот срок встать на ноги, добрые соседи вас по-живому разделают на грудинку-корейку-филей-пашнину. Сегодняшний бардак раем покажется. Вы должны понимать, на что решаетесь, честную картину видеть.

Корабельщик улыбнулся уже вполне живой, приятной улыбкой здорового человека:

- Что же до театра, так мне лично сам Василий Васильевич Каменский в начале июля говорил, что я, дескать, лицедейству не чужд. Поелику талант в землю закапывать грех, потолику и пользуюсь. Идите, господа, идите. Освобождайте помещение. Мне кабинет нужен сейчас еще на один разговор.

***

- Разговор у нас, господин ротмистр, пойдет вот о чем. В наркомат информатики я планирую принимать вообще всех, невзирая на происхождение. Поповичей, беглых офицеров, студентов, “благородий”, всякую “белую кость”, и даже адвокатов, хотя гаже этих мало кто. Но нам и адвокат сгодится. Например, патентовать изобретения за рубежом и там же подавать патентные иски. Лишь бы работали. Только бы давали результат. Однако, все мы живые люди. Даже случись мы ангелы, так есть у нас агенты всяких разных держав, белые перышки дегтем вымазать. Одним словом, неизбежны брожения, антисоветские разговоры, всякие тайные общества...

Матрос прошелся вдоль длинного полированного стола, за которым сейчас находился один человек в потертом кителе, в кепке рабочего - но с неистребимо прямой спиной военного и чистыми длинными пальцами барина. Человек тоже молчал, а говорил снова Корабельщик:

- От вас требуется наладить службу, которая все сии разговоры возьмет на карандаш, ведь сказано у... Не помню, у кого - что социализм есть учет и контроль. Пусть выпускают пар, облегчают себе душу. Но при первых попытках перейти к действию ваша служба вежливо заворачивает героям руки к затылку. Если чекисты начнут у нас из-под рук выхватывать кадры, причем с доказуемой антисоветчиной, много мы не наработаем. Я утрачу авторитет в Совнаркоме, а вы хорошее место. Страна же потеряет грамотного работника. Чтобы вы понимали, скажу. В России сегодня из каждых ста человек грамотных всего пятнадцать. Выбросить хоть как-то ученого на улицу - себе дороже. Да и куда он пойдет без работы и без жалования? Грабить? На Дон в Добровольческую Армию? Пусть лучше у нас таблицы переписывает. Если совсем дурак - пересчитывает гайки наощупь.

Человек усмехнулся и позволил себе движение: снял кепку, положил донышком вниз, уронил:

- Ясно.

- Второе. У нас неизбежны чекистские осведомители. К ним придется относиться как к дальнему родственнику, желающему нам, в общем-то, добра. Но добра в его собственном понимании. Бить этого родственника совершенно не за что, более того, порою он весьма полезен и в целом человек неплохой. Но ему совершенно незачем знать, с какой именно барышней дражайший племянник вчера целовался в синема. Понятно?

- Пожалуй, да.

Матрос прошелся еще раз вдоль стола. Глянул за окно: небо уже серело к вечеру.

- Третье. Сроки. Нынче у нас конец сентября. Наш первый проект, метановый биореактор и котельную на биогазе, для нашего собственного вот этого здания, планируется закончить к началу ноября. Оборудование мы там-сям наскребли, а вот что касается людей, тут вам первая задача. Если начнется саботаж, брожение и недопонимание - тупо замерзнем. Озаботьтесь распустить необходимые слухи, чтобы все поняли, что здесь общий интерес. В остальном зиму кладем на организацию, набор людей и распределение по отраслям, притирание. Больше разговоров, чем работы, но увы, необходимая часть при формировании любого коллектива. К началу лета планируем первые результаты... Сейчас не стану в подробности лезть. Но вы уже должны иметь функционирующую полностью службу.

Человек поджал губы, уже не ограничиваясь единственным словом:

- Чтобы служба действовала, а не только изображала вид, раскройте мне ваши планы хотя бы в общих чертах. Проект линейного корабля отличается от проекта трансатлантического лайнера, хотя по размерам то и другое близко. Я должен знать, что планируется построить.

- Планируется построить металлургическую, топливную и химическую промышленность в стране. Возможно, еще производство точной и сверхточной механики, но это при удачном исполнении первоначального плана. Понятно, что рабочих, равных по качеству немцам или хотя бы чехам, у нас нет. Поэтому сперва мы соберем лучших из тех, кто есть, в нескольких промышленных центрах...

Вспыхнул синий экран. Человек ничем не выдал удивления, просто всмотрелся глазами в обычную карту Российской Империи чуть пристальнее обычного.

- ... Здесь мы будем учить людей и производить образцы, установочные серии. Затем, если потребуется организовать завод, к примеру, в Омске, Владивостоке, Самаре, Уфе или где-то еще, то все оборудование и персонал для завода мы обучаем в центре. А на месте строим фундаменты, подъездные пути, электростанцию, сами корпуса и так далее. Наконец, завод укомплектован, люди выучены, оборудование налажено и есть результат: пробная партия. Станки снимаются, упаковываются и все это перевозится поездами, тяжелое оборудование дирижаблями. Мы будем проектировать оборудование - даже плавильные печи! - так, чтобы его было возможно, пусть и с матюгами, пусть и дирижаблями - но переместить. А персонал чтобы имел опыт переноса производства. Ну, при необходимости.

Человек поднял бровь и теперь уже Корабельщик обошелся одним словом:

- Эвакуация.

Бывший ротмистр уставился на рабочую фуражку, выглядевшую посреди полированного стола, как бывший жандарм посреди кремлевского кабинета. Корабельщик улыбнулся - он сам думал, что сочувственно:

- Мы же наркомат чего? Правильно, информатики. Ваша задача мне эту информацию поставлять. В услугах и мелкой торговле пускай себе частник резвится, а в крупной промышленности все строго по плану и под контролем. Кстати, о контроле. Протяните руку...

Человек вытянул руку; матрос мгновенно приложил к ней холодную черную пластину, а когда отнял, то на коже бывшего ротмистра остался темно-золотой знак в форме сплетенных линий.

- Что за клеймо вы мне поставили?!

- Знак наркомата. Гарантия вашей лояльности. Наводясь на сигил, как на маяк, я смогу просмотреть все ваши действия за определенный период, услышать ваши переговоры, узнать, что и от кого вы получали. Понятно, что я не занимаюсь этим постоянно и не подглядываю за людьми в уборных, но и рисковать вашей изменой не намерен. Вы находитесь в ключевой точке, а ставки слишком высокие.

Ротмистр повертел руку так и этак. Золотистые линии тускнели, гасли, вот уже совсем исчезли. Боли не ощущалось ни при постановке клейма, ни сейчас. Корабельщик прибавил:

- В компенсацию неудобства скажу, что теперь вы можете связаться со мной из любого абсолютно места и потребовать помощи. Либо сообщить нечто, либо получить какие-то сведения. Считайте сигил беспроводным телефоном, который невозможно потерять или разбить. Позже я обучу вас всем возможностям вживленной связи. Еще, для облегчения вашей работы, знайте: в интересах следствия можно проследить за любым человеком и без такого знака. Но это сложнее и дороже на порядок. Все подобные запросы вы мне будете обосновывать лично.

- Хм...

- Господин ротмистр, если вам не нравятся условия, вы вольны прямо из кабинета явиться к Феликсу Эдмундовичу... Ага, вы знаете, кто это... И назваться ему настоящим именем. А я охотно сделаю ставку на то, сколько вы проживете после. Ну так что?

- Черт бы вас побрал! Теперь я ваш с потрохами, словно клейменая лошадь!

- Уже, господин ротмистр. Уже побрал. Ваши проклятия опоздали.

***

+27

178

КоТ Гомель написал(а):

этого всего ни Колчак, ни Деникин уже не получают

Вот только тот же Колчак, ЕМНИП, уже успел дать английскую присягу, и прислали его сюда именно что англичане.

КоТ Гомель написал(а):

Вот бы еще Дзержинского отучить от “балтийского чаю”

Первый раз слышу про такие его привычки.

КоТ Гомель написал(а):

Пусть все уезжают нахрен, правда же, без них лучше?

Не лучше. Но иногда, чтобы корабль перестал тонуть, надо чтобы с него убежали все крысы. Большевики верили в то, что они делают, и когда делали, искали способы и возможности, а не оправдания. Отсюда все их невероятные успехи, достижения, стройки. Так что вопрос в другом: а будут ли эти учёные работать в условиях молодого СССР с той же отдачей и верой, как работали большевики? Будут ли крутиться и вертеться, не признавая поражения или скажут - это невозможно? Будут ли они гореть на работе, гореть работой? Если нет, то они не просто бесполезны, они вредны.

КоТ Гомель написал(а):

- Разговор у нас, господин ротмистр, пойдет вот о чем

Вот сижу и гадаю, кто это. Пока никаких мыслей, надеюсь потом намёков больше будет :)

P.S. Блин, время - полночь. Спать пора, на работу с утра, а я тут книжки читаю, да ещё и комментирую))) Автор, совесть у вас есть? :)

+3

179

DzenPofigist написал(а):

Не лучше. Но иногда, чтобы корабль перестал тонуть, надо чтобы с него убежали все крысы. Большевики верили в то, что они делают, и когда делали, искали способы и возможности, а не оправдания. Отсюда все их невероятные успехи, достижения, стройки. Так что вопрос в другом: а будут ли эти учёные работать в условиях молодого СССР с той же отдачей и верой, как работали большевики? Будут ли крутиться и вертеться, не признавая поражения или скажут - это невозможно? Будут ли они гореть на работе, гореть работой? Если нет, то они не просто бесполезны, они вредны.

Других людей у нас для вас нет, товарищ ДзенПофигист, работайте с теми, кто есть.

Прикол в том, это такой период, что более менее резкие движения просчитать невозможно.
То что Колганов с Жерновами продвигает - могло б и пройти, там мелкие изменения, эволюция, а вот все это - это так, фантазии, революционные.

Для примера, вы знаете, говорят, что крыс опасно загонять в угол?
Тем не менее, в 45-м загнали и дожали.
И немцев и японцев.
Потому что - сила силу ломит.

А Трумен и Эйзенхауэр не решились загнать в угол и дожать СССР.
Хотя силы то были, технически.

+3

180

Алек Южный написал(а):

Прикол в том, это такой период, что более менее резкие движения просчитать невозможно.
То что Колганов с Жерновами продвигает - могло б и пройти, там мелкие изменения, эволюция, а вот все это - это так, фантазии, революционные.


Я это учитываю, собственно, на этом весь сюжет и построен

просто он пока не раскрыт до конца, середина где-то м.б. чуть меньше

а с другой стороны, в какое еще время министров и послов делали из сельских парней, которые выучили английский?

тогда барьеров было намного меньше

я не знаю, удалось бы такое в реальности в 1918 но я твердо уверен что в 1928 уже никак бы не удалось
там система успела сложиться

я ведь "Жернова" тоже читал, и "Сектанта" Костина, и "Звоночек", и еще, и еще.

А за замечания спасибо, всего наилучшего

0


Вы здесь » NERV » Стартовый стол » ХОД КРОТОМ