NERV

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » NERV » Британский кризис » Харальд Поттер. Рабочая тема


Харальд Поттер. Рабочая тема

Сообщений 1 страница 10 из 213

1

Для предварительной обкатки и вычитки.

0

2

Глава 13. Я вернулся

Что бы нам сделать с упившимся матросом?
Что бы нам сделать с упившимся матросом?
Что бы нам сделать с упившимся матросом?
Рано поутру.

Вздёрнуть на рее, а потом еще выше,
Вздёрнуть на рее, а потом еще выше,
Вздёрнуть на рее, а потом еще выше,
Рано поутру.

Засунуть в мешок и выбросить за борт,
Засунуть в мешок и выбросить за борт,
Засунуть в мешок и выбросить за борт,
Рано поутру.

Скормить голодным крысам на ужин,
Скормить голодным крысам на ужин,
Скормить голодным крысам на ужин,
Рано поутру.

Прострелить сердце заряженным пистолетом,
Прострелить сердце заряженным пистолетом,
Прострелить сердце заряженным пистолетом,
Рано поутру.

Порезать горло ржавым ножом мясника,
Порезать горло ржавым ножом мясника,
Порезать горло ржавым ножом мясника,
Рано поутру.

Вздёрнуть на рее, а потом еще выше,
Вздёрнуть на рее, а потом еще выше,
Вздёрнуть на рее, а потом еще выше,
Рано поутру .

Харальд Поттер считал, что Гай Юлий Цезарь был крутым чуваком. Наравне с покорением Галлии и Британии в списке крутых черт стояла и способность Цезаря делать несколько дел одновременно - это юный волшебник находил весьма полезным.
Пока что, правда, получалось совмещать лишь несколько наиболее простых занятий. Например, тереть грязный котёл, напевать себе под нос незамысловатую песенку, да думать о сущности инобытия.… То есть, каким могло быть его текущее бытие вместо отработки.
- Я чувствую себя домовым эльфом, - пробормотал сидевший рядом с Харальдом Малфой. - Ужасно.
Всё-таки молва о том, что декан Слизерина - Северус Снейп никогда не наказывает своих «змеек» была изрядно преувеличена. Зельевар с удовольствием назначал отработки абсолютно всем, хотя вот баллы действительно практически никогда не снимал. В отличие от предельно честной МакГонагалл Снейпу явно не улыбалось снимать баллы с собственного же факультета.
- Активнее, мистер Малфой, активнее, - подбодрил Драко сидевший за преподавательским столом зельевар, рассеянно листая какой-то солидного вида трактат. - Остальных это тоже касается. Работайте, маленькие вредители - солнце ещё высоко.
- Где он в этих подземельях солнце-то видел… - бурчал Рон, уныло драящий свой котёл.
- Мистер Уизли, не пытайтесь мыслить логически - ну, не ваше это, не ваше… Лучше даже слова в предложения не старайтесь связывать, а то ваши друзья и недруги будут вынуждены оттирать ещё и чьи-то разлетевшиеся по всей лаборатории мозги, взорвавшиеся от нетипичной деятельности. Я не вижу энтузиазма в глазах! Где былой задор? Где былой азарт?
Собравшиеся в подземелье слизеринцы и гриффиндорцы дружно засопели. Мало им было утомительной и грязной драйки котлов, так ещё всё это проходило под периодические реплики Снейпа относительно умственных способностей современных студентов.
Нужно отметить, что каждый котёл драила пара гриффиндорец-слизеринец. Лично Харальд подозревал, что таким образом Снейп просто схитрил. По идее, слизеринцы должны были задавить… ну, чем-нибудь задавить своих однокурсников с Огненного факультета, после чего могли сами не работать, а лишь создавать видимость работы. По крайнее мере, именно так решил трактовать отлучку зельевара прямо перед началом отработки куда-то минут на десять.
В конце концов должен же был Снейп хоть немного ратовать за своих подопечных? Даже несмотря на всю свою студентоненавистническую политику.
Не получилось.
На отработке, как назло для слизеринцев, оказался Харальд, поэтому работать пришлось всем по-честному.
Поттер прямым текстом ответил на заявления, что чистокровные, дескать, работать не должны, что если кто-то не будет работать, то получит по морде. По наглой, облачённой в чёрно-зелёную мантию, морде.
В итоге, к некоторому удивлению вернувшегося Снейпа, оба факультета работали достаточно дружно. По крайней мере, молча. Ну, разве что Лаванда с Дафной дружно щебетали, как заправские подруги - всё-таки среди девчонок межфакультетская «резьба» была выражена гораздо слабее. Плюс Харальд напевал себе под нос песенку, услышав которую Малфой счёл за лучше занять дружелюбный нейтралитет.
- Сэр, я больше не могу! - жалобно простонала Браун с ужасом глядя на свои перепачканные руки. - У меня маникюр!
- У меня тоже! - немедленно поддержала её Гринграсс.
- А у меня плоскостопие. Но это же не помешало вам взорвать ваш котёл, заодно вызывав цепную реакцию по всей аудитории? Отличная работа, мисс Браун! Мистер Лонгботтом, извините, но пальма бездарности переходит к вашей однокурснице. Честно заслужили, мисс Браун.
- Но почему мы должны делать такую грязную работу, как какие-то домашние эльфы? - не остался в стороне и Малфой, которого как и слизеринцев не миновала всеобщая кара.
Всё-таки нужно признать, что молва о том, что студентов со своего факультета Снейп не трогает, была изрядно преувеличена. Баллы со своих он снимал меньше - это да, но вот наказывал с не меньшим удовольствием.
- Физический труд - он, знаете ли, мистер Малфой, облагораживает, - ухмыльнулся зельевар. - И это сигнал некоторым организмам, ошибочно отнесённым к разумным существам. Не умеете работать головой - будете работать руками.
- Виновата Браун, почему наказаны все? - скривилась Булстроуд.
- Повторяю для тех, кто не пользуется головой из религиозных побуждений… В вашем случае, мисс Булстроуд, голова - это такая шарообразная полая штуковина, которая болтается на плечах. Взорвались лишь те котлы, где рецептура зелья была злостно нарушена.
И это было правдой, потому как кое-кто наказания всё-таки избежал. Всякие Грейнджеры и Нотты, например. Увы, но сегодня явно был не день Харальда Поттера, потому что в рецептуре он действительно дал маху.
- Шаро… образная.… Болтается… - на лице Крэбба промелькнуло невиданное - следы высшей нервной деятельности. - Сиська?
- О, явился ещё один палач по мою голову, - поморщился Снейп. - Прошу вас, мистер Крэбб, точите свой карающий топор беспощадной тупости на кого-нибудь другого. Но только не на меня.
- Всё нормально у меня было… - буркнул себе под нос Драко, но зельевар это всё равно услышал.
- Вас это беспокоит, мистер Малфой? Хотите поговорить об этом?
- Нет, профессор.
- Правильно. Потому что жалобы я принимаю исключительно в письменном виде. Написанные только на мягкой бумаге. Можно сразу в рулонах и… Мистер Поттер! Прекратите уже петь свою психопатичную песню!
- Вас понял, сэр! А какую можно? «Я - дровосек, и всё окей. Я сплю всю ночь, тружусь весь день…»
- Никакую нельзя! Никакого устного народного творчества у меня на отработках.
- Даже «Монти Пайтона»?
- Особенно «Монти Пайтона».
Харальд немного загрустил. Всё-таки работать под что-то, поддерживающее ритм, было всегда проще. По крайней мере, для него. 
- А вообще я смотрю у вас полно энергии, - Снейп отложил фолиант в сторону. - Так оживлённо болтаете, поёте вот.… А почему котлы тогда так вяло драите? Или вам всё-таки захотелось загрузить работой не только ваши мышцы, но и немногочисленные серые клеточки головного мозга? Прекрасно! На этот случай у меня есть соответствующая идея. Как и любая моя идея - нечто среднее между бесподобно и гениально. Начинаем опрос по теме «Заменители и подобия при изготовлении зелий». Счастливчик, ответивший на пять… нет, на семь моих элементарных каверзных вопросов, освобождается от отработки, зарабатывает пять баллов и награждается всеобщей ненавистью оставшихся здесь. Итак, приступим, мои уважаемые одноклеточные!
Поттер почувствовал на себе дюжину неприязненных взглядов.
- Путь праведника труден, ибо препятствуют ему себялюбивые, и тирания злых людей… - вздохнул мальчик.

+8

3

Освобождение от отработки, пять баллов в копилку факультета и ненависть оставшихся на отработке.
Бинго!
Харальд шёл по вечерним коридорам Хогвартса в приподнятом настроении. И не только от того, что слинял с крайне скучного времяпрепровождения или всё-таки умудрился ответить даже не на семь, а на целых восемь вопросов профессора Снейпа.
Впрочем, не это было причиной позитивного настроя мальчика. Просто жизнелюбие вообще было отличительной чертой Поттера.
Если вы растёте как будущий полководец и лидер магической общины, злобный колдун отобрал у вас семью, а вместо неё у вас мрачный тип с юмором висельника и философией силы в качестве категорических императивов поведения, вы либо растёте маленьким угрюмым психом, либо учитесь относиться ко всему этому по возможности легко. С юмором, так сказать. Иначе, если ко всему относиться слишком серьёзно, действительно недолго и умом тронуться.
К тому же Норд часто ухмылялся с разной степенью злобности, иногда саркастически усмехался, а вот искреннее улыбался - очень редко. Поэтому Харальд и решил когда-то, что должен вносить посильный вклад позитива в их не слишком юморную жизнь. Нет, вообще-то жили они достаточно весело, но уж слишком часто Норд пребывал в довольно мрачном настроении.
В крайнее время Харальд начал подумывать, что для разгона этих вихрей унылых, веящих над отцом, ему бы неплохо было бы жениться. А что? Вариант! Перефразируя самопровозглашённый кладезь хогвартской мудрости - профессора Снейпа: «Женщина - она облагораживает».
Самый идеальный вариант был бы, чтобы когда мама окончательно выздоровеет, они бы поженились. Но, увы, это точно было невозможно. Каждый визит к Лили наводил на Норда лютый мандраж и натуральную панику. По его собственным словам, у него была довольно резкая реакция на рыжеволосых женщин.
«На рыжей тогда точно не женюсь», - решил для себя Харальд. - «Чтоб отца не нервировать».
От тезиса «рыжие женщины вызывают у отца дискомфорт» Поттер плавно перешёл к пункту «какие вообще женщины нравятся отцу?», а затем и к «можно ли сделать из натыренных на обеде ложек дугу для арбалета».
Внезапно, да
Но это очень хорошо иллюстрировало хаос, творящийся в голове юного мага. Мыслей в голове Харальда всегда было превеликое множество, поэтому постоянно приходилось выбирать, какую из них в данный момент думать - всего лишь потрясающую или безумную, но гениальную?
Правда, что всегда несколько смущало самого Поттера в этом раздрае, что многие мысли были чересчур полярны. Рядом с мыслью о том, чего бы насочинять в заданном эссе по зельеварению, крутилась мысль о том, что в случае захвата власти в Британии неизбежно последует противостояние со Штатами… Или подтверждение вассальной клятвы - эдакого ярлыка на княжение в Британии.
Другая мысль - о том, как бы раскулачить близнецов Уизли на рецепт этого прекрасного мини-болота. Пока что, правда, было размером с чайное блюдце, но уже приводило Харальда в восторг перспективами применения…
А рядом с ней свербила мысль о том, как бы выйти, допустим, через Сьюзен Боунс с Хаффлпаффа на её тётку, заведующую Департаментом правопорядка… Потому как лояльный глава Департамента - это очень хорошо, это позволит прибрать к рукам единственную военизированную организацию, а вот если глава будет нелояльно, то наоборот…
Вот такие вот мысли роились в голове Харальда Поттера. Причём, большая часть из них была явно нехарактерна для двенадцатилетнего мальчика. С другой стороны, а кто вообще знает, что творится на самом деле в головах детей?
Но нет, нельзя было сказать, что в голове у Поттера бедлам. Совсем наоборот - у мальчика была целая куча самых разнообразных мыслей, который стремительно сменяли друг друга. Он мог размышлять о том, под каким бы предлогом списать у Гермионы занудное эссе по истории магии, а уже спустя минуту прикидывал, из кого бы он при захвате магической Британии набирал отряды коллаборационистов. Следующим пунктом шёл список минеральных солей для Сакуры Триффидовны, дабы у неё появилась высокопрочная кора, а затем без особых трудностей - размышления о наилучшей связке заклинаний для колдовского боя.
Впрочем, в том, что у него в голове одновременно роились как очень серьёзные мысли, так и откровенно ребяческие, Харальд ничего странного не находил. Он об этом вообще практически не задумывался. Откуда, например, он мог знать, что наилучшими хранилищами магической энергии считаются корунды типа сапфира и рубина, а полное имя Винни-Пуха - Виннипег, и вообще-то так звали медведицу-прототипа? Просто знал и всё тут. Периодические нужные и не особо знания всплывали в голове мальчика, будучи когда-то в нёе помещённые. Может, где-то когда-то что-то читал, слышал или видел.… Да хотя бы и обонял - чем чёрт не шутит?
Знания Поттера были обширны (особенно для его лет), но мало систематизированы. Возможно, это было влиянием Норда, который, казалось, мог болтать о чём угодно - о практических навыках стрельбы, маркетинговых стратегиях, атомных реакторах, японских стихах, выращивании помидорной рассады или варке смородинового варенья. Впрочем, нигде его знания не были обширны, что выдавало в нём пусть и талантливого, но самоучку…
Харальд хотел быть умным. Не менее, чем быть сильным. По его мнению, это было круто. С учётом того, что вскоре должна была полыхнуть самая настоящая гражданская война, быть сильным и умным было ещё и жизненно необходимым…
Мальчику не хотелось, чтобы в будущем его друзья пострадали. Значит, нужно сделать и их сильнее и умнее? Но силком этого не добиться. Нужна была железная мотивация - мотивация настолько сильная, чтобы удержать на одной цели стайку детей. А иначе никак. По закону фронтира молодые и сильные выживут, а слабаки будут повержены и падут.
Поттеру нравился и Хогвартс. И было бы совсем плохо, чтобы с этой школой произошло что-то нехорошее. А ведь что-то подобное уже давно снилось Харальду, даже ещё до его поступления сюда.
Несущие среди узких горных долин тупоносые ракеты с крыльями...
Валящиеся из фиолетового неба стратосферы огненные росчерки…
И как итог - ослепительная вспышка маленького рукотворного солнца. Свет. Яркий свет.
Или это были не его сны?

+11

4

В тех снах ударные волны сносили небоскрёбы, а среди моря огня стояли гигантские силуэты то ли богов, то ли титанов. В них мелькали лица, которых Поттер никогда не видел, и места, где он никогда не был. Говорят, в детстве у магов часто бывают спонтанные вспышки естественно легиллименции…
Тогда чьими снами или воспоминаниями было всё это? Норда? Но когда и где это всё происходило, в таком случае?
Простейшая арифметика подсказывала, что отцу всего тридцать пять лет, из которых двенадцать он воспитывает Харальда. Получается, что в Британию он прибыл, когда ему не было и двадцати пяти. А когда он родился, в таком случае? В 1956-м, плюс-минус год? Восток.… А где и когда на востоке была большая война? Арабо-израильские конфликты, индо-пакистанские, Вьетнам опять же…
Норд говорил, что когда-то умер. Это он иносказательно? Ну, не в прямом смысле, естественно…
…Харальд с грустью посмотрел на стоящие в одной из стенных ниш рыцарские доспехи. Точнее, на доспехи он смотрел уже довольно спокойно, а вот клинок меч рыцаря ему нравился - он был большой и смертоносный. Шотландский клеймор - тяжёлый и мощный, но изящный и красивый двуручный клинок.
Разумеется, с парадным максимиллиановским доспехом сей меч сочетался неважно. Прямо скажем, плохо, как, например, облачение польских крылатых гусар с японской  катаной. Эклектично, так сказать.
Шотландские мечи, как и пехота хайлендеров Харальду нравились. Хотя вот волынки и килты - ни разу. Однако, Шотландия Поттеру явно была по нраву. Суровые, но честные горцы - образ романтичный и идеализированный, но на фоне торгашей и бандитов на королевской службе из Англии, смотрелись куда привлекательнее.
Учитывая, что Норд был ярко выраженным англофобом, несколько странно было то, что Харальд вырос не менее ярко выраженным патриотом Империи, над которой никогда не заходит солнце.
Из чего это росло? Ну, наверное, из того же детского видения мира, когда твоя мать - самая красивая в мире, а отец - самый сильный и мудрый. И твой дом самый лучший, и город… Ну и так далее по нарастающей, вплоть до государства.
Однако если размером величайшей Империи в истории гордиться получалось, то вот её методами - не очень. Кто ещё до нацистов придумал концлагеря? Англичане во времена Бурской войны. Кто постоянно пытался достать каштаны из огня чужими руками? Англичане же. Например, когда Третий Рейх напал на Советскую Россию, это было встречено в Альбионе едва ли не ликованием. Ну, как же! Вторжение отменяется, можно вздохнуть спокойно, что убивать будут кого-то других…
После длительных размышлений, Харальд пришёл к выводу, что благородные британцы скатились в такую дрянь после англо-саксонского вторжения. Созидание огромного государства - это изначальный позитивный мотив британцев. Ограбление в рамках этого государства колоний - привнесённая англо-саксами накипь.
Стратегическая цель? Вернуться к истокам! Воссоздать Империю, над которой никогда не заходит солнце, но воссоздать её… Ну, не доброй. Добрых государств всё-таки не бывает. Справедливой? Пожалуй! Чтобы крестьянин мог спокойно пахать землю, рабочий - работать на заводе, учёный - изобретать и придумывать, а британский солдат не воспринимался как захватчик и оккупант…
Харальд мыслил слишком уж романтично и нереально? Возможно. Хотя, кто в двенадцать лет не мечтает изменить мир к лучшему? Это уже потом попытки изменить мир сменятся на старания не дать миру изменить себя…
Поттер бросил через плечо ещё один мечтательный взгляд на клеймор и вздохнул.
Увы, занятия фехтованием пришлось отложить. Слишком уж много времени и сил они отнимали. Поттеру было интересно великое множество вещей, однако не всеми он мог овладеть. Магия была, без сомнения, необходимой вещью, а худо-бедно обращаться с современным оружием он и так умел. Фехтование же на длинноклинковом холодном оружие явно было чем-то совершенно архаичным. Что-то из разряда умения завязывать хомут на лошади или изготавливать восковые дощёчки.
По сути, даже умение драться и стрелять Харальду нужно было постольку-поскольку. Как иногда шутил (а, может, и не шутил) Норд: «Настоящему командиру оружие только для одного - самоубиться в случае окончательного поражения. В иных случаях воевать надлежит своими подчинёнными, а не самому. Найди тех, кто будет делать всё лучше тебя - в этом заключается главный принцип хорошего правителя».
Хотя мечи Поттеру всё равно нравились. В основном классические европейские. Знаменитые мечи викингов не имели колющего острия, заточенные только на рубку с применением двух фехтовальных приёмов «размахнись посильнее» и «долбани со всей дури». Всякие сабли и прочие катаны мальчику тоже не нравились, потому как были кривыми. А меч - это да! Прямой, острый и мощный… Может, это было отражением характера Харальда? Может, и было. А, может, и не было.
Мысли, мысли, мысли… Тысячи их.
…Два шага, поворот за угол. После чего неторопливые фоновые размышления Харальда моментально прекратились.
В десятке футов впереди в луже крови лежала девушка-старшекурсница. Судя по жёлтой оторочке мантии - с Хаффлпафа.
Поттер моментально отпрыгнул к стене, предельно вжавшись в неё. Резкий взмах правой рукой, и из закреплённой под рукавом кобуры на резинке выскочила запасная волшебная палочка. Левой рукой мальчик нащупал висящий на поясе метательный нож. Не убить или ранить, так хотя бы отвлечь внимание, пока будет произноситься заклинание…
Быстро огляделся по сторонам… Никого. Точно никого? Вроде бы точно. Вроде или точно?
Осторожно, будучи каждый шаг на чеку, Харальд подошёл к лежащей лицом вниз девушке. Проверил пульс на шее, всё так же оглядываясь по сторонам, аккуратно перевернул её на спину.
Пульс есть, дыхание ровное. Жива!..
Оттянул веко, посмотрел за глаз - кровеносные сосуды полопались. Чем-то парализующим приложили, видать. Нестандартным. Не из школьного арсенала заклинаний. Кровь.… Откуда столько крови-то? Вся левая кисть исполосована глубокими порезами. Кажется, вены зацепили… Ничего, не смертельно - жить будет.
Так.
А это ещё что за?..
На каменных плитах пола было отчётливо выцарапано чем-то острым:
«Я вернулся. И теперь получу, что желаю».
- Плохо, - произнёс Харальд. - Совсем плохо.

+8

5

- Ничего страшного, - мадам Помфри закончила накладывать лечебные чары и укрыла раненую хаффлпаффку одеялом. - Пару дней полежит в лазарете, и будет совершенно здорова. А теперь вы, мистер Поттер…
- Я в порядке, - буркнул Харальд, сидящий неподалёку и всё ещё держащий в руках волшебную палочку. На этот раз свою основную, официально зарегистрированную, дабы не возникало ненужных вопросов.
- Мистер Поттер.
- Мэм! Это не меня же кто-то порезал!
- Вас могло шокировать это зрелище, - категорическим тоном заявила школьная медсестра. - Вы могли переволноваться.
- Не шокировало. Не переволновался.
Неожиданно в лазарете появились новые лица - директор Дамблдор, профессор МакГонагалл и профессор Спраут. Все, за исключением старого мага, имели весьма напряжённый и взволнованный вид.
- Помона, займись своей студенткой, - Дамблдор не разводил лишний политес. - Поппи, я украду у тебя на время мистера Поттера. Минерва, подождёшь нас немного, хорошо?
К некоторому удивлению Поттера, директору никто не стал перечить, хотя медсестра и декан Гриффиндора наградили его дружными недовольными взглядами.
Дамблдор и Харальд прошли в кабинет мадам Помфри. Кабинет был небольшим и ужасно захламлённым. А ещё в нём остро воняло лекарствами и больницей даже сильнее, чем в самом лазарете, отчего мальчику захотелось чихнуть.
- Садись, Харальд, - Дамбдлор сел на небольшую кушетку и указал на большое кресло перед собой. - Расскажи мне, пожалуйста, что ты видел.
Поттер сел и начал рассказывать. Лаконично и чётко, как его всегда учили. Когда случается что-то из ряда вон выходящее, лучше не тратить силы и время на всякие словесные кружева.
- Шёл с отработки у профессора Снейпа. Решил срезать через восточное крыло. За одним из поворотов увидел… эээ…
- Уэллс, - на всякий случай подсказал Дамблдор. - Аманда Уэллс, староста Хаффлпаффа.
- …увидел студентку Уэллс в луже крови. Сначала проверил, нет ли кого поблизости. Никого не было. Потом я проверил пульс и оказал первую помощь. Потом позвал на помощь.
- Думаю, мистер Филч огорчится, узнав, что ты разнёс вдребезги три окна.
- Думаю, мистер Филч меня поймёт. Спустя где-то минуты три на шум примчался Пивз. Хотел опять ерундой страдать, но я сказал, чтобы он немедленно звал на помощь, иначе поклялся проштудировать все книги об экзорцизме и проклясть его на полмиллиарда лет. Ну, дальше вы знаете…
- Не знаешь, кто бы это мог сделать? - спросил Дамблдор.
- Понятия не имею, - честно признался Харальд. - У нас любят жёсткие шутки, но не такие уж точно.… И надпись. «Я вернулся. И теперь получу, что желаю». Кто это, сэр?
- А вот теперь теряюсь в догадках уже я, - покачал головой директор. - Конечно, самым предсказуемым вариантом…
- Волдеморт?
- Или иной тёмный маг из его свиты или сочувствующий. Но Волдеморт, скорее всего, убил бы девочку… Мы не знаем, кто и не знаем зачем, вот в чём вся проблема.
- Уэллс лежала лицом вниз, - произнёс Поттер. - Скорее всего, её вырубили заклинанием в лицо. Вырубил кто-то, кого она не опасалась.
- В любом случае мы найдём и накажем преступника, - сурово произнёс Дамблдор.
И сейчас он уже ни капельки не был похож на себя обычного - доброго и мудрого старого волшебника. Скорее уж, на опытного мага, который сокрушил одного из величайших тёмных волшебников этого столетия.
- Сэр, пару недель назад, перед тем, как Хагрид нашёл в лесу мёртвого единорога, я слышал… слышал кого-то, - Харальд решил не темнить и не играть в героя-одиночку. Если события принимают скверный оборот, то всем будет лучше объединиться перед лицом общей опасности. - В Запретном Лесу. Какой-то монстр, говоривший на парселтанге.
- Ты владеешь парселтангом, - казалось, Дамблдор ни капельки не удивился, хотя Харальд знал, что директору об этом неизвестно.
- Да, сэр. И я предполагаю, что возможно Комната Тайн открыта, и кто-то выпустил из неё заключённого в ней василиска. И сегодняшнее нападение с этим как-то связано.
- Интересная теория, - немного удивлённо поднял вверх брови директор. - Считаешь, что в Комнате Тайн мог быть заключён василиск?
- Салазар Слизерин был самым известным змееустом, - ответил Харальд. - Вполне логично допустить, что он поставил на охране своей лаборатории сильную и долго живущую рептилию.
- Вообще-то даже василиски не могут прожить полторы тысячи лет.
- Королевские - могут.
- Королевские всё-таки вымерли, Харальд.
- А что если нет? - возразил мальчик. - И если вы знаете, где находится Комната Тайн, то будет лучше устроить за ней наблюдение. Возможно, Комната и есть то, что нужно нашему злодею.
- Вряд ли, - покачал головой Дамблдор. - Комната Тайн.… Ну, во-первых, это сейчас две легенды слились воедино, а раньше история о Комнате Тайн и лаборатории Слизерина были совершенно обособленными. Лабораторию - да, искали многие. А Комнату Тайн - ещё больше…
- Подождите, сэр… - медленно произнёс Поттер, пытаясь переварить новую информацию. -  Но разве…
- На самом деле нет, Харальд. Слизерин действительно, согласно записям, оставил где-то свою лабораторию, но найти её практически невозможно. Салазар всё-таки был учеником самого Мерлина, поэтому надёжно запечатал свои тайны от всех, кроме своего истинного наследника.
- Волдеморта, - уверенно кивнул Поттер. - Он часто заявлял, что является прямым потомком Салазара Слизерина.
- Быть потомком Слизерина и быть его Наследником - это совсем разные вещи, - слегка улыбнулся директор.
- Эмм… Можете, объяснить, сэр?
- Охотно. Да, Волдеморт действительно был одним из прямых потомков Слизерина…
- Одним из? - моментально насторожился Харальд.
- Генетика, друг мой, - усмехнулся Дамблдор. - Думаю, тебе знакомо как само это слово, так и его значение. За минувшие столетия кто угодно может нести в себе капельку крови Слизерина в себе, даже не подозревая об этом… Возможно, его дальним родственником являешься ты, или я, или даже все маги Британии. Но это не сделает из нас Наследников

+8

6

- В таком случае, что или кто это вообще такое - Наследник Слизерина?
- Тот, кто доведёт его дело до конца, - предельно серьёзно ответил Дамблдор.
- Уничтожение грязнокровок, что ли?
- Вовсе нет. Хотя.… На самом деле я просто не знаю, Харальд. Однако не думаю, что одним из Основателей Хогвартса действительно был чёрный маг и расист.
- Тогда что в таком случае с Комнатой тайн? Что это такое?
- О, Комната Тайн… - Дамблдор улыбнулся. - Многие её искали, очень многие. Скажу больше - любой умный или сильный маг рано или поздно пытался её найти. И немало было тех, кто нашёл её - каждый свою.
- Хммм… - задумался Поттер. - Вы хотите сказать…
- Ты знаешь, что такое Грааль? - неожиданно спросил директор.
- Мифическая чаща, в которую по преданию собрали кровь распятого Иисуса Христа, - мальчик был слегка удивлён подобным вопросом, но на всякий случай попытался честно вспомнить всё, что слышал об этом Граале. - Согласно истории магии - не менее мифический древний артефакт, способный даровать бессмертие испившему из неё. Что-то вроде воплощения не менее мифического Фонтана Вечности. Много кто таким баловался - та же чаща Хаффлпафф, к примеру…
- В древние времена многие храбрые духом и чистые сердцем люди отправлялись на поиски чащи Грааля… Чашу никто из них вроде как не нашёл, но означает ли это, что их поиски были пустой тратой времени? Иные ведь находили что-то не менее важное, чем эта чаша…
- То есть Комната Тайн - это нечто абстрактное? - уточнил Поттер. - Воплощённый образ поиска чего-либо?
- Для твоих лет, Харальд, ты очень умён, - негромко рассмеялся директор. - Извини, всё это не относится к учёбе или школьной жизни, поэтому наградить тебя баллами я не могу.… Хотя могу дать пятьдесят баллов за то, что не оставил в беде мисс Уэллс.
- Я сделал это не ради каких-то там баллов, - нахмурился мальчик.
- Именно поэтому ты и достоин, хоть и этой маленькой, но награды.
- Так… - Поттер потёр виски. - Разрешите вопрос, сэр?
- Разумеется. Очень люблю хорошие вопросы - некоторые из них бывают даже интереснее ответов…
- Значит, Комнату Тайн… или Лабораторию? Тьфу, запутался уже! Ну, в общем, его сможет открыть только Наследник, но Волдеморт этим Наследником не является, верно?
- Верно, - подтвердил Дамблдор.
- А… вы сами когда-нибудь пытались найти Лабораторию?
- Искать рабочие покои одного из Основателей Хогвартса - великого и ужасного Салазара Слизерина? - улыбнулся директор. - Искать место, где он проводил свои опыты и творил могущественную, но опасную магию? Разумеется, искал! И когда был ещё студентом, и когда стал директором.
- Даже если вы её нашли, то всё равно мне не скажете, - усмехнулся Харальд.
- Нет, я её так и не нашёл, - на удивление легко произнёс старый маг с хитрой улыбкой. - Но я решил, что так будет только лучше.
- Но вы же директор Хогвартса? Разве вы не знаете здесь потаённые места?
- Нет, конечно. Быть директором Хогвартса вовсе не означает быть его хозяином. Можешь считать меня спятившим на старости лет безумным магом, но Хогвартс действительно живой. И он сам выбирает, кого сделать своим…. нет, не повелителем, а скорее распорядителем. И какие тайны поведать. А тайн тут превеликое множество!
- Живой замок? - улыбнулся Харальд.
- Звучит действительно слишком уж… сказочно, пожалуй. Однако Хогвартс - очень древнее и могущественное место. Пожалуй, даже древнее самой магии.
- Волшебством владели ещё египетские жрецы, да и среди наскальных рисунков попадались упоминания о владеющих магией древних людях, - возразил Поттер.
- Хогвартс - очень и очень древнее место, Харальд, - с улыбкой повторил Дамблдор. - Думаешь, четырём Основателям просто взбрела в голову блажь построить школу магии в таком далёком месте? Лично я очень в этом сомневаюсь…. Так что здесь ещё сокрыто очень много тайн. И не меньше силы. Не злой и не доброй, но великой и могущественной, как сон дракона. И ею можно распорядиться очень по-разному… Недостойного она просто испепелит, но даже самый слабый человек - неважно маг или нет, сможет здесь сделать очень и очень многое... Впрочем, здесь совсем не то время и не то место, чтобы читать тебе скучные и утомительные лекции, Харальд. Уже поздно, так что тебе пора бы уже возвращаться в башню. С тобой пойдёт Минерва. И, очень прошу, не спорь! Она всё-таки леди, поэтому надеюсь, что в случае чего ты её защитишь.
Поттер невольно улыбнулся на эту немудреную шутку, ведь на самом деле всё обстояло ровно наоборот.
- Тогда я пойду, - произнёс мальчик, вставая и направляясь к выходу.
На юного мага только что вывалили кучу разнообразной, но не особо полезной информации, которую тем не менее требовалось хорошенько обдумать. Но лучше действительно завтра, потому как сегодня слишком поздно. А утра - оно всегда мудренее вечера, хотя и паршивее.
- Блин, как-то неприкольно всё это… - пробормотал на ходу Харальд. - Не очень-то хочется быть Наследником психа-Слизерина, чтобы только добраться до его лаборатории…
- Быть или не быть Наследником - не зависит от наших желаний, мой юный друг
- Доброй ночи, милорд директор.
- Доброй ночи, Харальд. И пусть свет укажете дорогу.
- И пусть тьма хранит покой, - на автомате пробормотал мальчик. - А? О чём это я? Нет, спать, пора спать, командующий Поттер…

+7

7

Глава 14. Поединки локального значения

- К чёрту Дуэльный клуб, - провозгласил на внеочередном собрании Корпуса Поттер. - Спасение утопающих - дело рук самих утопающих.
Восемь пар ушей внимали Харальду. Кто благосклонно, кто внимательно, а кто крайне скептически и саркастически. Кому принадлежи сии органных слуха? Уже вполне сложившемуся коллективу школьников: трём братьям Уизли - Фреду, Джорджу и Рону, Симус, Дину, Гермионе «Много прозвищ» Грейнджер и примкнувшей к ним всем Луне.
Повод для сбора впервые за долгое время (а, может, и просто впервые) был избран на редкость серьёзный. За прошедшие три дня с момента первого нападения на студентку Уэллс, последовали ещё три нападения, жертвами которых стали соответственно рэйвенкловец, гриффиндорка и слизеринка.
Почерк везде был один и тот же - жертв вырубали оглушающим заклятьем в лицо и зачем-то пускали кровь. По приходу в сознание никто из подвергшихся нападениям не смог вспомнить последних нескольких часов своей жизни перед атакой злодея или злодеев.
Атмосфера в школе стремительно мрачнела. В коридорах Хогвартса начало отчётливо пахнуть страхом.
Учителя один за другим делали громогласные заявления, грозясь строго наказать негодяя, вплоть до посажения в Азкабан, но ни повышенные меры безопасности, ни постоянные ночные патрули учителей результатов не приносили. Нападения продолжались и продолжались.
- В свете всех происходящих событий должен сделать официальное заявление, - веско произнёс Харальд, прохаживаясь взад-перед перед классной доской в одном из заброшенных кабинетов. - Надо всерьёз обороняться, а то, того-гляди, дело может закончиться не только ранеными, но и…
Поттер оборвал жутковатую мысль.
- Посему нужно готовиться, - мальчик выудил из кармана мантии изрядно мятую бумаженцию, при виде которой Гермиона поморщилась. - Я решил, что для прокламационных речей не то время и не то место… Пока что. Поэтому накидал кое-какие моменты тезисно. Итак, открываем свой собственный дуэльный клуб, который, думаю, лучше будет назвать нейтрально - Комитетом безопасности…
- Обязательно было придумывать громкое и ненужное название? - скептическим тоном осведомилась Грейнджер.
- Безусловно. Итак, правила Комитета… Первое правило Комитета - ПОСТОЯННАЯ БДИТЕЛЬНОСТЬ!
Все находящиеся в классе невольно вздрогнули - уж больно у Поттера была лужённая глотка.
- Второе правило Комитета - всегда держать под рукой средства обороны себя и окружающих. Волшебную палочку, волшебную дубиночку, волшебный кастетик. Всё, чем вы можете гарантированно оборониться хотя бы в минимальных масштабах, чтобы не пропасть зазря.
Третье правило - тренировки в Комитете будут вестись посредством проведения поединков.
Четвёртое правило - к чёрту красивые дуэли! Поединки, как и в реальности будут вестись между таким количеством участников, которое будет необходимо.
Пятое правило - поединки будут вестись до проигрыша одной из сторон. Потеря палочки - это ещё не поражение. Господь Бог и Госпожа Эволюция дали нам две руки и голову, которыми можно действовать с не меньшим успехом.
Шестое правило - поединки будут вестись столько, сколько необходимо.
Седьмое правило - ПОСТОЯННАЯ БДИТЕЛЬНОСТЬ!
На этот раз вздрогнула лишь половина альбионцев, хотя вопль Харальда был не менее истошным, чем в предыдущий раз.
- Ну, всякие очевидные вещи, типа по одному не ходить и своих не бросать я озвучивать не буду, - Поттер деловито убрал конспект речи обратно в кармана. - Вопросы, жалобы, предложения?
- Нужно восьмое правило, - неожиданно вставила Лавгуд, задумчиво перебирающая чёрно-белые чётки. - При вступлении в Комитет новичок должен принять бой.
- А у нас есть новички? - уточнил Симус.
- Есть. Я, например, - невозмутимо ответила Луна.
- Ты, кстати, как вообще с нами увязалась-то? - первым некоторая неправильность происходящего дошла, как ни странно, до Рона.
- Неблагое око и тропы зимы привели меня сюда, - пропела Лавгуд, поправляя повязку на глазу.
- Если ты здесь, то почему здесь тогда нет… ну, допустим, Джинни и Криви?
- Ну, может быть, потому что… - картинно почесал затылок Фред.
- …здесь не клуб фанатов Харальда Поттера? - с ухмылкой закончил Джордж.
- К тому же она первокурсница, - не сдавался тем временем Рон. - Давайте такой критерий используем.
- Ваааууу… - насмешливо протянула Гермиона. - Рональд узнал новое слово - критерий…
- Ромуальд, я лишь на три месяца тебя младше, между прочим, - заметила Лавгуд. 
- Хватит меня уже так называть! И ты не выглядишь на двенадцать!
- Ты тоже. По крайней мере, не ведёшь себя - это точно. К тому же, на самом деле, мой облик - лишь издержки проклятия бессмертия…
- Эй-эй, народ! - вмешался Харальд. - Посерьёзнее, пожалуйста. Мы же не хотим пополнить собой ряды, загремевших в лазарет?
- А в лазарете сейчас ланч, оладьи с абрикосовым джемом дают… - мечтательно протянул Рон.
- Если бы ты был грехом, то исключительно чревоугодием! - возмутилась Гермиона.
- Как насчёт праздности? - хмыкнул Дин.
- Праздность Уизли… - протянул Фред.
- Чревоугодие Уизли… - добавил Джордж.
- Не, маме бы не понравились сыновья с такими именами, - уже хором произнесли близнецы.
- Проведём для начала показательный поединок, - возвысил голос Поттер, вновь привлекая внимание к себе. - Добровольцы? Мой дорогой ассистент?..
- Идите к дьяволу, мистер Поттер, - ласково ответила Грейджер. - Срок нашего с вами пари закончился, так что я уже не ваш ассистент.
- Бывших ассистентов не бывает, - наставительно произнёс Харальд и тут же решил сменить тактику. - А чего, не хочешь, что ли, продемонстрировать настолько ты круче меня в магии, а не в банальных драках? Неужто правда не хочешь?
- И на слабо ты меня тоже не возьмёшь, - Гермиона была непреклонна.
- Ну, пожааалуйста!..
А вот этот подход сработал. Девочка немного поколебалась, но затем вышла в центр класса, загодя освобождённый от парт.
- Ну, что с тобой поделать-то… - буркнула Грейджер, про себя сокрушаясь о собственной мягкосердечности.
- Превосходно! - просиял Харальд, становясь напротив неё и доставая палочку. - А теперь слушай меня внимательно, Гермиона. Ты можешь бить как угодно сильно и чем угодно, кроме совсем уж смертоубийственных заклинаний. Я постараюсь сдержать себя.
- Вот только не надо мне делать одолжений! - моментально вспылила девочка.
- Готовы? - спросил Рон, на всякий случай отходя подальше. - На счёт «три». Раз… два… Три!
Харальд и Гермиона выпалили друг в друга заклинаниями практически синхронно, ещё до команды «три». Грейнджер сходу ударила довольно жёстким «ступефаем», Поттер ответил парализующим заклинанием, одновременно уклоняясь от брошенных в него чар и смещаясь с линии огня.
И сразу же вдогонку предыдущему - ещё одно парализующее, а затем вдобавок и волшебную ловчую сеть.
Парализатор Гермиона бесхитростно приняла на колдовской щит, а затем ударила ещё одним «ступефаем», подпрыгивая и пропуская мелькнувшие в воздухе чёрные жгуты магических оков под собой.
Зрители невольно присвистнули - девочка дралась на удивление здорово.
Харальд трансфигурировал воздух в дымовую завесу и наугад, ударил тремя сшибающими с ног заклятьями, одно из которых неожиданно полетело прямо в сидящих в дальнем углу остальных школьников. Никто не успел толком среагировать и даже произнести какое-нибудь заклинание, когда «ступефай» бессильно разбился о на краткое мгновение выставленный в воздухе магический щит.
- Постоянная бдительность, я всё правильно поняла? - произнесла державшая в руке палочку Лавгуд.
Тем временем Гермиона наглухо закрылась от атак Сферой Отрицания, которую вообще-то проходили лишь на четвёртом курсе ЗОТИ, приняв в лоб ещё несколько ударных заклинаний Поттера. Но как и любые щитовые чары, Сфера сильно истощала силы мага, поэтому уже спустя считанные секунды магическая защита исчезла, и Грейнджер отскочила в сторону.
В паркет пола ударило ещё одно парализующее заклинание, оставив на досках лёгкую изморозь. Вынырнувший из-за рассеивающейся дымовой завесы Харальд перекатился и ударил ещё одним заклинанием. Гермиона вновь отбежала в сторону, но Поттер бил с упреждением, поэтому пол на пути девочки превратился на некоторое время в начисто лишённый трения участок пространства. Грейнджер от неожиданности вскрикнула и с размаху упала, одновременно взмахнув палочкой и выкрикивая новое заклинание.
Стоявшие около стены тяжёлые деревянные парты сорвало с места и швырнуло в стоявшего Харальда, но тот моментально ударил левитирующим заклятием себе под ноги и пружиной взмыл на добрый десяток вверх. Парты столкнулись между собой, а сверху на них приземлился мальчик, обрушивая на лежащую на полу Гермиону ещё одну ловчую сеть.
Спустя секунду яростно дышащая Грейнджер была крепко стянута замозатягивающимися магическими путами и только и могла делать, что ругаться.
- Фините, - Харальд отменил действие своих чар и мягко спрыгнул на пол, подходя к подруге и помогая ей подняться. - Отличной бой, миледи. Весьма польщён.
- Не стоит благодарности, милорд, - не особо дружелюбно огрызнулась Гермиона отряхиваясь и приводя в себя в порядок. Особенно плохо дело было с волосами, из-за которых девочка сейчас больше походила… Даже не на пугало, а на последствия взрыва на фабрике по производству париков.
- Стиль, - оценил Фред.
- Стиль, - подтвердил Джордж.
- Да что я ещё хоть раз её разозлил… - задумчиво протянул Рон, потирая лоб. - Эй, Пай-девочка, а где ты так навострилась колдовать?
- В отличие от некоторых я учусь, - фыркнула Грейнджер.
- Нас такому почему-то не учат, - заметил Невилл.
- В книжках прочитала.
- С трудом верится… Всё равно, что научиться драться по книжкам…
- Что-что?
- Да нет, ничего…
- Теперь я хочу потренироваться, - решительно выступила вперёд Луна.

+7

8

Фред присел на одно колено и выставил щит, приняв на него парализующее заклинание. Джордж ударил поверх него «ступефаем», опрокинувшем одну из парт.
Однако Луна умудрилась в последний момент ускользнуть из-под удара и умудрилась ювелирно точно ударить ещё одним парализующим заклятьем прямо в правое плечо Джорджа, который уже замахивался для нового заклинания. Но в итоге его рука в крайний миг безвольно обмякла, и «ступефай» ударил аккурат в спину метнувшегося вперёд Фреда, сбив его с ног и вырубив. Лавгуд ещё двумя точными уколами сначала подбила левую ногу близнеца, а затем и сделав выпад в шею.
Джордж ухмыльнулся и перекатился по полу, подхватывая левой рукой палочку и с неудобного положения лёжа ударяя парализатором по ногам опрометчиво высунувшейся из-за укрытия. Ещё одно заклинание, и девочка была полностью обездвижена.
- Победа за близнецами Уизли! - провозгласил сидящий в уголке Харальд.
К поединщикам тут же бросились Невилл и Джинни, приводя их в чувство.
- Могу ли я задать вопрос вам, отец? - произнесла Сакура, которую Харальд переселил в этот пустующий класс, потому как для спальни мальчиков неожиданно резко подросший куст был уже слишком велик.
- А почему ты назвала меня отцом? - поинтересовался Поттер.
- Се просто, мой любезный лорд. Создатель мой вы, оттого решилась величать отцом я вас. Коль не по нраву это вам, смиренно я прощу прощения и вопрошаю, как же обращаться впредь?
- Ну, учитывая, что кроме Герми нас всё равно никто не понимает… Эй! Только не вздумай называть Гермиону матерью! По крайней, мере называя при этом отцом. А то Дэнжер опять себе нафантазирует целую сагу…
- Благодарю, к сведенью сие я приняла. Коль просите об этом вы, я буду матушку просто леди Гермивоной величать.
Харальд вздохнул. Сакура была чудовищно интересным экземпляром, но её логика зачастую просто поражала. С другой стороны - а чего вообще можно ожидать от разумного хищного растения, считающего себя маленькой девочкой?
- Так что за вопрос-то?
- Насколько понимаю я правила сего турнира,  все бьются лишь один на один. Отчего ж тогда два этих доблестных милорда сражаются супротив одной воительницы храброй?
- Вообще-то я в правилах постановил, что совсем необязательно биться один на один, - объяснил Поттер. - Да и вообще близнецы засчитываются за одного.
- Благодарю, отец, за обстоятельный ответ своей дщери неразумной.
Мальчик подумал, что меньше всего он в своей жизни ожидал, что станет в двенадцать лет отцом растения-хищника.
- Ай! - вскрикнула Лавгуд, хватаясь за правый глаз, когда с неё сняли чары.
- Что такое, Луна? - забеспокоилась Джинни, которая была одной из тех, кто теперь примкнул к общим тренировкам. Харальд рассудил, что чем народу больше, тем веселее. - Поранилась? Что такое?
- Сейчас… Да где же она…. Вот!
Рэйвенкловка подняла с пола небольшой предмет, достала откуда-то из-за пазухи крошечный металлический стаканчик размером с пару напёрстков, наполнила его водой из палочки и быстро прополоскала в ней найденную штуковину.
Остальные ребята на всякий случай подошли к ней поближе, чтобы узнать что же произошло.
- А что это такое? - Симус не был бы собой, если бы не спросил.
- Контактная линза, - объяснила слегка прищурившаяся Гермиона. - Так вот что…
Луна достала линзу из стаканчика и обвела всех взглядом, вызвав неподдельный приступ интереса у всех.
Левый глаз девочки был таким же, каким и всегда - бледно-голубого цвета, а вот правый был неестественно изумрудного цвета. Пожалуй, он был даже более ярким, чем у Поттера.
- Гетерохромия, - с важным видом покивала Гермиона. - Разный цвет глаз.
- Я обычно скрываю свой Неблагое Око либо повязкой, либо этим артефактом, вырезанным из вечного нетающего льда, привезённого из земель йотунов, - с самым невозмутимым видом выдала Луна, вставляя линзу себе в глаз. - Открытое Око опасно как для других, так и для меня, даже несмотря на многовековые тренировки. Оно искажает всё вокруг себя и может даже стать причиной прорыва в наш пласт реальности хмари Асфодилонского луга…
- При гетерохромии один из глаз может иметь дефекты зрения типа дальнозоркости или близорукости, - спустя некоторое время, потраченное на осмысление услышанного потока сознания, произнесла Грейнджер.
- Составь переводчик с лавгудовского на английский, - с ухмылкой предложил Рон.
- Очень смешно, Ромуальд.
- Поединки идут один за другим!..
Поединки действительно шли один за другим, и заседание Комитета Безопасности в целом легко могло затянуться на несколько часов в связи с возросшим числом участников.
Собственно, Харальд нес тавил себе целью создать какой-то боевой отряд, но обученных хотя бы элементарным навыкам боя магов гораздо лучше вербовать, чем недоучек, которые станут лишь полиролем для волшебных палочек врагов.
Незаметно подтянулся практически весь второй курс Гриффиндора, а следом за ним и первый. Прибыли рекруты из Хаффлпафа и Рэйвенкло. За Лавандой какой-то увязалась и Дафна, став первой слизеринкой в Комитете.
Кроме Луны и Гермионы из девочек никто не выказывал как способностей к ведению магического боя, так и желания в нём участвовать. У Грейнджер было и то, и другое, так что противником она оказалась даже посильнее многих мальчишек, чем вызывала довольно существенный разрыв шаблона. От прилежной ученицы ожидали лишь чисто теоретических знаний, но оказалось, что Гермиона не так уж слаб и в практике.
Лавгуд поединки нравились, хотя вот сил у неё как раз и не доставало. Если тот же Симус, умудрялся одним-единственным парализующим заклинанием обездвижить не просто ногу или руку, а всё тело сразу, то у Луны получались лишь короткие и точечные импульсы. Впрочем, это она с лихвой компенсировала потрясающей точностью и умением не просто швыряться заклинаниями, стоя на месте, как делали многие, но и грамотными перемещениями в бою.
Кстати, именно за Лавгуд следом и пришли те же Лаванда и Парвати, не оставляющие попыток превратить рэйвенкловку в персональный манекен для примерки разнообразных нарядов.
Правда, подружки тут же были вынуждены последовать Восьмому правилу и принять бои на правах новичков.
Браун вполне ожидаемо была вырублена на двадцатой секунде боя с Луной, Парватити же продержалась дольше - почти минуту.
Следующие несколько собраний Комитета подружки пытались отсидеться в стороне, предпринимая время от времени лишь поползновения в сторону Луны. Однако на такое поведение им было высказано решительное фу и поставлен ультиматум - либо они что-то делают, либо Луна самолично погонит их до самой башни Гриффиндор грязной тряпкой.
В итоге большая часть девочек разучила пару-тройку самых элементарных защитных заклинаний, после чего в основном занимались приведением в чувство и первой медицинской помощью другим поединщикам.
Впрочем, при тренировках всё равно царил здоровый энтузиазм, вызванный нехилой мотивацией в виде всё ещё бесчинствующего в коридорах Хогвартса Того-что-пускает-кровь, как кто-то его нарёк.
Пока кто-то сражался на палочках, другие приводили только вышедших из боя в порядок, обсужадали домашние задания или даже делали их тут же, да и просто болтали.
Общая численность Комитета Безопасности превысила две дюжины человек.
Очередной кирпичик по созданию Корпуса Альбион был заложен.

+7

9

- …всем происходящим, потому как это настолько ужасно, что я просто… - горестно вещал Локхарт, стоя за преподавательской кафедрой.
- Пятьдесят три… - флегматично произнёс Рон, рисуя в тетради очередную палочку.
- Чего «пятьдесят три»? - вяло поинтересовался Симус.
- За этот урок этот павлин произнёс слово «ужасно» уже пятьдесят три раза.
Вообще-то, повод ужасаться был. За истекший месяц странным нападениям подверглись уже почти три десятка человека. По одному в день. Со всех факультетов, обоих полов и различных курсов.
Все однотипные - учеников вырубали заклинанием, а затем резали левую руку, пуская кровь. Не насмерть, Слава Богу, но дети уже начали отчётливо побаиваться ходить по прежде хоть и мрачноватым, но гостеприимным коридорам школы.
Преподаватели наперебой выступали перед общественностью, обещая поймать злодея и если уж не засадить в Азкабан, то уж совершенно точно выгнать из школы.
Атмосфера в Хогвартсе постепенно накалялась. Квиддич уже больше не собирал полный стадион болельщиков, да и сами игроки проводили матчи без особо азарта. Не считая разве что конкретно двинутого на метлоспорте Оливера Вуда. Старые развлечения и игры были крепко заброшены, и даже отработки по вечерам больше не назначались. Парочки со старших курсов прекратили шастанья после отбоя, поодиночке вообще никто больше не мотался - боялись.
Харальд, как обычно не слушал, разливавшегося соловьём Локхарт, а что-то сосредоточенно чиркал на задней странице тетради.
- Что делаешь? - поинтересовался Рон, обращаясь к сосредоточенно пишущему что-то Харальду.
В крайнее время Уизли по просьбе товарища время от времени помогал либо притащить какую-нибудь очередную непонятную штуковину, либо сделать пару вычислений, пока Поттер был занят чем-то более серьёзным.
Целью этих исследований Рон вполне разумно интересоваться не стал. А зачем? Наверняка очередной сногсшибательный проект гениального полководца, мага и учёного по фамилии Поттер… То есть, с высокой долей вероятности, Уизли бы ни хрена не понял, что там предполагалось сделать.
Что-что, а в плане одержимости знаниями с Харальдом могла посоперничать только Пай-девочка… Довольно помрачневшая и погрустневшая за последнее время. Гермиона выглядела хмурой и невыспавшейся, впрочем, этого мало кого беспокоило - половина студентов такие же ходили.
- Бог создал людей неравными, - изрёк Поттер, отрываясь от своей писанины. - Полковник Кольт уравнял их. Сержант Калашников пошёл дальше - он уравнял целые народы, а доктор Оппенгеймер поставил вровень людей и богов войны. Я же собираюсь всего лишь уравнять неизвестных злобных и юных недоучившихся магов в стенах этого общеобразовательного учреждения.
На листе желтоватой бумаги красовался схематичный эскиз… Эскиз чего-то. Судя по спусковому крючку, рукояти и прикладу - без сомнения боевого.
- А что это вообще такое? Артефакт? Прибор?
- Арбалет. Я решил, что в одной моей старой штуке была лишь доля шутки, и подобное оружие будет для нас совсем нелишним.
- И что делает эта хреновина? - Рон заинтересовался, потому как о немагическом оружие имел весьма смутное представление.
- Выплёвывает полуфунтовую стрелу на сто шагов, если верны мои и твои расчеты, старина. А так как в нашем распоряжении магия, то появляется огромный потенциал для совершенствования конструкции…
- Это ты всё думаешь, как свалить монстра из Комнаты Тайн?
- Прибор двойного назначение, - не слишком добро улыбнулся Поттер. - Если получится сделать бронебойную или зажигательную стрелу - сгодится и для монстра. Обычной можно уложить человека. Но для Того-кто-пускает-кровь я бы приготовил что-нибудь особенное… Усыпляющий дротик или ловчую сеть… Убить мерзавца? Нееет… Это слишком просто…
Вот в такие моменты Харальд Рону категорически не нравился. Потому что Уизли категорически не нравилось всё, что его пугает.
- …и в свете всех этих ужасных событий я решил, что просто обязан научить вас невероятно нужному в критических случаях заклинанию.
Находящиеся в мрачной сонливости классы Гриффиндора и Хаффлпаффа, включая даже наипреданейших фанаток Гилдероя, сообразили что к чему, только когда преподаватель закончил замысловатое и действительно сложное движение палочкой, а затем резко ткнул ею вперёд, патетически выкрикнув довольно длинное заклинание.
Лишь только Мерлину известно, чего хотел добиться Локхарт, но вышла у него как обычно какая-то хрень. Но на этот раз - разнообразия ради, сия хрень была вовсе не столь безобидной, как приснопамятные пикси.
Из кончика палочки Гилдероя с хлопком вылетела струя дыма, моментально уплотнившаяся и принявшая облик полупрозрачной, но от того не менее устрашающей гигантской королевской кобры…
Которая с размахом плюхнулась прямо на первую парту центрального ряда, до одури напугав сидевших там девчонок.
- И вот, пока ваш враг отвлёкся на подобную иллюзию, вы можете… - важно произнёс Локхарт.
Тем временем иллюзия раздула капюшон, громко и злобно зашипела, и завернувшийся в кольцо хвост, мимоходом хлестнул по столешнице, оставив самую настоящую вмятину…
Что было несколько нехарактерно для нематериального объекта.
Лаванда, перед которой неожиданно оказалась жуткая тварь, истошно завизжала. Кобра в ответ не менее громко зашипела, раскрыла пасть и рванула вперёд.
- Стой!
Оскаленная морда рептилии остановилась в считанных сантиметрах от лица девочки, которая от такого поспешила лишиться чувств. Кобра медленно повернула голову в сторону.
- Прочь отсюда, - из-за соседней парты вскочила смертельно бледная Гермиона.
Змея зашипела, начав слегка раскачивать из стороны в сторону.
- Я сказала - пошла вон отсюда, - Грейнджер пыталась судорожно достать из мантии свою волшебную палочку.
- Кховоришь… - прошипела кобра. - Но не мокху… Сильнее меня…
- Я приказываю! - зазвенел голос девочки.
Змея отчаянно замотала головой… А затем с громким шипением дёрнулась всем телом, когда незаметно подобравшийся к ней со спины Харальд пригвоздил тело рептилии кинжалом.
Чересчур материальная иллюзия моментально вспыхнула от головы до кончика хвоста изумрудным пламенем, рассыпавшись буквально в ничто.
Одновременно с этим Гермиона покачнулась и начал валиться вперёд. Лишь только в самый последний момент перепрыгнувший через парту Харальд успел подхватить подругу и удержать от падения.
Оба класса молча взирали на всё произошедшее не проронив ни звука. Молчал и Локхарт, всё это время, поняв, что дело плохо, пытавшийся наколдовать контрзаклятье. Но у него ничего не получалось.
- Хорош глазеть, - скомандовал Харальд, аккуратно усаживая потерявшую сознание Грейнджер на стул. - Кто-нибудь, метнитесь за мадам Помфри.
Тяжёлый взгляд в сторону изумленно взирающего на всё Локхарта.
- И профессора МакГонагалл, думаю, позвать не помешает…
- Парселтанг… - донёсся чей-то несмелый голос. - Грейнджер - змееуст?
- Она же маглорождённая?
- Она змееуст!
- Это же только у чёрных магов бывает, да?
- А, ну молчать! - не сдержавшись, рявкнул Харальд. - Кто-нибудь живо за мадам Помфри!
- Я схожу! - вызвался Невилл, первым более-менее пришедшим в себя.
- Мы тогда за деканом, - поднялся Дин, потянув за собой и извечного приятеля Симуса.
- Грейнджер - змееуст… Змееязычная волшебница… Может, даже тёмная… - вновь начали перекатываться испуганные шепотки.
Харальд скрипнул зубами, и быстро достал волшебную палочку, взмахнул ею и произнёс заклинание:
- Серпенсортиа!
Из кончика палочки тут же самым натуральным образом вылезла небольшая змейка изумрудного цвета с голубым узором на спине, обившаяся вокруг правой руки мальчика и заползшая к нему на плечо.
- Говори со мной, змея, - произнёс Харальд на нормальном языке, а затем перешёл на парселтанг. - Говори со мной.
- Слушаю и повинуюсь, кховорящий… - на удивление громко и с каким-то стрёкотом в тоне прошипела рептилия.
- Я тоже змееуст, - объявил Поттер. - Можете меня за это бояться или ненавидеть - мне начхать. А кто полезет к Грейнджер - будет иметь дело со мной. Лично.
Харальд на мгновение бросил взгляд на безвольно сидящую с полуприкрытыми глазами Грейнджер…
И тут же слегка сощурился, пристально наблюдая за тем, как радужка глаз девочки меняет свой цвет с ярко-зелёного на привычный карий.
- Блин, я уже ничего не понимаю в происходящем…

+7

10

Set Sever написал(а):

Зельевар с удовольствием назначал отработки абсолютно всем, хотя вот баллы действительно практически никогда не снимал. В отличие от предельно честной МакГонагалл Снейпу явно не улыбалось снимать баллы с собственного же факультета.

Set Sever написал(а):

Всё-таки нужно признать, что молва о том, что студентов со своего факультета Снейп не трогает, была изрядно преувеличена. Баллы со своих он снимал меньше - это да, но вот наказывал с не меньшим удовольствием.

Царапнуло глаз, что одна мысль повторяется через пару абзацев. Во втором случае, по-моему, это излишне.

Set Sever написал(а):

а затем и к «можно ли сделать из натыренных на обеде ложек дугу для арбалета».
Внезапно, да

Лучше неожиданно или странно

Set Sever написал(а):

клинок меч рыцаря

одно из двух

+1


Вы здесь » NERV » Британский кризис » Харальд Поттер. Рабочая тема